Первая мировая: рижская и моонзундская операции

Рига являлась объектом немецкой экспансии, но подступы к ней защищали русские, миновать которые можно было, взяв под контроль Рижский залив.

Первая мировая: рижская и моонзундская операции

Первая мировая: Рижская и Моонзундская операции

Как только над Европой летом 1914 года прогремели первые выстрелы, Россия приступила к реализации ряда весьма действенных мер для обеспечения безопасности собственных границ, прежде всего, на Рижском направлении, контроль над которым пытались захватить объединенные немецко-австрийские армии.

Рижская операция – первая попытка овладения Моонзундом

В августе 1915 года немецкий Флот открытого моря наконец-то собрался с силами и выступил против Балтийского флота Российской империи. Главной задачей военно-морских сил Германии на этом направлении стало уничтожение русского заградительного заслона и открытие прямой дороги на Ригу, взятие которой являлось первостепенной целью этого периода войны.

Рижская операция началась 8 августа, для ее осуществления немецкое командование выделило 7 линкоров, 6 крейсеров, 24 эсминца и 14 тральщиков. Российская сторона против этого количества кораблей была готова выдвинуть один броненосец, 1 минный заградитель, 4 канонерские лодки и 16 эсминцев. Рано утром немецкий флот под командованием вице-адмирала Эрхарда Шмидта предпринял первую попытку попасть в Рижский пролив через Ирбенский пролив. Прежде чем приступить к активным боевым действиям, немцы выслали вперед тральщики и попытались разминировать проход достаточный для безопасного вхождения флота в залив. Примерно в 4 часа утра деятельность тральщиков была замечена разведывательными русскими самолетами. Получив данные разведки, вице-адмирал Василий Канин, занимавший должность командующего русским флотом, приказал выдвинуть к месту предстоящего боя канонерские лодки, несколько выстрелов с которых остудили неуемное желание немцев остудить прорыв и заставили отступить. К тому же, едва начав бой, немцы лишились двух тральщиков, подорвавшихся на минах.

Удостоверившись в том, что немецкие корабли отошли на значительное расстояние, русские приступили к ликвидации последствий попытки прорыва, уже к 15 августа морское дно в этой части пролива было усеяно дополнительным количеством мин.

16 августа немцы предприняли еще одну попытку прорыва, на этот раз более удачную. Несмотря на тяжелые потери, двум немецким броненосцам все же удалось войти в Рижский залив, но там они были встречены русскими кораблями и получили значительные повреждения. После того, как 19 августа подорвался на минах очередной немецкий эсминец, а линейный корабль немецкого флота оказался атакован английской подводной лодкой, немцы свернули операцию по прорыву и временно покинули этот регион.

Операция «Альбион» — вторая попытка взятия Рижского залива

В конце сентября 1917 года фактически на последнем издыхании силы военно-морского флота Германии предприняли очередную попытку взятия Рижского залива. На этот раз бои происходили вблизи Моонзундских островов и имели гораздо больший успех, чем предыдущие попытки прорыва.

Проведя тщательную разведку и выяснив, что русские, занятые зревшим во флоте и армии недовольством, мало внимания уделяют обороне, отказываются подчиняться старшим офицером и фактически саботируют любые приказания, поступающие со стороны начальства, немецкое командование 12 октября 1917 года приказало начать высадку десанта на острове Саааремаа. Немецким флотом командовал все тот же Эрхард Шмидт, тогда как состав русского командования изменился, командующим был назначен вице-адмирал Бахирев, в свою очередь подчинявшийся адмиралу Старку Г.К.

Немецкий десант на своем пути практически не встретил никакого сопротивления и захватил две русские батареи даже не вступая в сражение с противником. Впечатление от первых успехов было, впрочем, быстро разрушено – два немецких линкора, желая подойти к берегу, подорвались на не замеченных тральщиками минах. Но данная неприятность немецкое командование не заставила остановиться, уже спустя несколько часов на Кассарский плес вошли новые немецкие корабли, в том числе, и тральщики. Русские крейсера и канонерские лодки, подавленные огнем вражеской артиллерии, были вынуждены отступить.

Бои за право владения Моонзундом велись вплоть до 17 октября 1917 года, причем преимущество в них принадлежало исключительно немецкой стороне, не только лучше подготовленной с технической стороны, но и лучше организованной.

16 октября немецкие тральщики полностью очистили от мин весь фарватер Рижского залива, что дало возможность войти туда немецким линкорам и крейсерам, непрерывно обстреливавших берега и уничтожавших еще не поврежденные русские укрепления. Из-за неумелой постановки мин русской стороной немцы о их местонахождении знали чуть ли не с момента начала минирования. Немецким тральщикам не составило никакого труда разминировать все важные проходы, что заставило отчаянно сопротивлявшиеся русские корабли отступить уже к исходу дня.

17 октября немцы продвинулись столь близко, что бой шел уже не в открытой бухте, или море, но непосредственно на рейде Куйвасту. Понимая, как важно уничтожить тральщики и лишить немцев возможности находить мины, русские корабли вели прицельный огонь непосредственно по этим кораблям. Своевременно осознав опасность такого положения, немцы развернули тяжелые дредноуты и сами атаковали русский флот. В результате интенсивной атаки главный русский броненосец «Слава» получил столь серьезные повреждения, что более не мог находиться на плаву, потому его капитан приказал команде спуститься в шлюпки и покинуть судно. Броненосец «Слава» был затоплен в Рижском заливе, что на некоторое время остановило дальнейшее продвижение немецкого флота и предотвратило преследование русских кораблей, вынужденных оставить Моонзундский пролив и уйти на север.

Попытавшись организовать преследование, немцы потеряли еще один эсминец и в конце концов отказались от этой идеи.

20 октября операция по захвату Моонзундских островов была фактически завершена, русские потеряли этот стратегический плацдарм и более не могли его вернуть, погрязнув в пламени разразившейся Революции.

Как русским морякам в меньшинстве удалось выгнать немцев из Рижского залива: Моонзундское сражение 1915 года

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Непопулярная версия о целях немцев

В августе 1915-го немцы приступили к масштабной операции на Балтийском море, составляющей часть германских планов в ходе Первой мировой. Нанося по русским мощные удары, они сумели потеснить царскую армию в Галиции, Польше и Литве. Отступление русских приостановилось лишь у Риги. Возобновляя натиск, немцы задействовали свой флот. До этого момента главные военно-морские мощности направлялись в Северном море против англичан, а в Балтике размещались небольшие устаревшие корабли. Теперь же все поменялось – на прорыв в Рижский залив немцы бросили новейшие дредноуты.

Однако некоторые исследователи выдвигают альтернативное мнение. Якобы, создавая угрозу крайнему правому русскому флангу в Рижском заливе, германское командование давало практику боевых действий своему полгода бездействующему флоту. Для этого из Северного моря в Балтийское и были переброшены основные группировки, в разы превосходящие весь русский Балтфлот.

Соотношение сил

Немцы обладали подавляющим превосходством. На подступах к Рижскому заливу им противостояли один устаревший линейный корабль «Слава» с недальнобойной артиллерией, канонерки «Храбрый» и «Грозящий», 20 миноносцев и около десятка подлодок. Единственный уравновешивающий силы фактор — наличие минного заграждения у Ирбенского пролива, проходя через который противник мог очистить свой путь лишь под русским огнем.

Читайте также  Церковь и государство в xvii веке

Командование Балтийского флота возлагало большие надежды на главную роль подводных лодок в обороне. Часть их отправилась в Балтийское море встречать неприятеля у минных заграждений, остальные готовились атаковать прорвавшиеся суда в Рижском заливе.

Немцы на протяжении двух недель несколько раз пытались войти в залив. Первый бой состоялся, когда русские самолеты заметили немецкие тральщики, расчищавшие проход в Ирбенском проливе. К минному заграждению сходу направились русские корабли, начав сражение. На минах тогда подорвались несколько вражеских судов, а эскадра линкоров была атакована русскими гидросамолетами. До того момента авиация в морских столкновениях выполняла только функции разведки. Увязнув в минах, неприятельский флот временно отошел. Следующий прорыв с боем состоялся на прежних минных рубежах, но и он не принес Германии особых успехов. Только к ночи в Рижский залив все же сумели войти два эсминца, целью которых была атака броненосца «Слава».

Но русские корабли предотвратили эти попытки, повредив немецкие суда. Уже в третий раз враг оказался успешнее, выдавив оборону из пролива и дав возможность своим тральщикам очистить фарватер. Прямые боестолкновения русских с превосходящими силами атакующего противника были обречены на провал, и к вечеру 19 августа немецкий флот оказался в Рижском заливе.

Решающая атака

После успешного прорыва немцев русское командование направило навстречу врагу эсминец «Новик». Судно столкнулось с легким германским крейсером, но оторвалось от врага и отошло к Моонзундскому проливу. Куда меньше повезло канонеркам «Сивуч» и «Кореец». Они наткнулись на мощный крейсер «Augsburg» и несколько эсминцев. Немцы тут же вызвали подкрепление из линкоров «Posen» и «Nassau», прибывших в сопровождении множества эсминцев, и исход сражения оказался очевидным.

Русские канонерские лодки в темноте потеряли друг друга, потому что из-за повреждений на обеих вышли из строя прожекторы. В итоге «Сивуч» оказался зажат между подошедшими вражескими судами и решил стоять на смерть. Даже получив множество пробоин, экипаж канонерки продолжал отчаянно сопротивляться. Изрешеченная со всех сторон снарядами, лодка медленно погрузилась под воду, до последнего ведя огонь. Затонувший «Сивуч» успел подбить два эсминца и нанес урон крейсеру «Augsburg». Сильно поврежденный «Кореец» чудом вышел из боя и укрылся в Перновском заливе. Когда на горизонте показались немецкие крейсер и миноносцы, команда канонерки с офицерами высадились на берег.

Не имея представления, как обстоят дела на поле боя в Рижском заливе, командир «Корейца» дал команду взорвать судно. Этой же ночью затонул, напоровшись на мину, германский эсминец «S-31». Наутро немцы пытались блокировать вход в Перновскую бухту, затапливая на выходе из неё брандеры. Враг полагал, что эта бухта используется в качестве стоянки русских кораблей. Но эти предположения оказались ошибочными, а вся операция бессмысленной. Однако подойдя к Пернову, миноносцы открыли огонь по городу, обратив народ в панику и устроив массовые городские пожары. После этих манипуляций немецкий флот вышел из Рижского залива и отправился в море.

Расшифровка немецкой радиотелеграммы

На следующий день была расшифрована радиотелеграмма от имени немецкого адмирала. Он доносил, что по причине наличия у русских подводных лодок и ввиду неблагоприятной погоды решено отказаться от операции против Моонзундского архипелага. Возвращение для блокирования Риги планировалось через 10 дней при поддержке усиленной партии тральщиков.

В итоге двухнедельные маневрирования противника, обладающего подавляющим силовым превосходством, оказались напрасными. В ходе рижской операции Германия потеряла десять миноносцев и тральщиков, выведенным из строя оказался крейсер-дредноут «Мольтке», с серьезными повреждениями ушел легкий крейсер «Тетис». Тем не менее, русским показали, что никакие артиллерийские позиции с минными заграждениями не в состоянии остановить хорошо подготовленный флот. Хоть победа формально осталась за Россией, сражение за Рижский залив указало на необходимость совершенствовать уровень подготовки офицеров и матросов.

Есть и другие, почти забытые страницы в истории русского флота. Почему-то и через 100 лет не рассекретили битву «Варяга» и «Корейца» с японской эскадрой.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Моонзундская операция – последний бой Балтийского флота

В октябре 1917 года немецкие армия и флот начали операцию по захвату Моонзундских островов. Им противостоял деморализованный Балтийский флот.

«Невозможно представить, что русские так просто сдали свои необычайно прочные позиции. Они могли бы удержаться против всего нашего флота, насколько хороши были оборонительные рубежи на суше и на море», — писал в дневнике один из участников морских боёв на Балтике в 1917 году, контр-адмирал Альберт фон Хопман. Незадолго до большевистского переворота русская армия и флот дали последний бой на Восточном фронте мировой войны — целью немецкой операции «Альбион» стали Моонзундские острова, имевшие ключевое значение на Балтике.

Моонзунд: ключевая позиция Балтийского флота

С самого начала Первой Мировой войны Балтийский флот сел в глубокую оборону, ограничиваясь действиями на германских коммуникациях. Система фортов и укреплений Восточной Балтики, созданная в начале XX века, обеспечивала выполнение поставленных задач. Ключевое значение на дальних подступах к Петрограду имела оборонительная позиция на Моонзундских островах — Рижский залив в результате минирования вод восточной части Балтийского моря и Финского залива становился единственным безопасным путём к Петрограду.

Впервые Балтийский флот и Кайзерлихмарине схлестнулись в боях за Моонзундский архипелаг ещё в 1915 году. В результате Великого отступления Русской армии линия фронта переместилась вплотную к Риге, в связи с чем немецкое морское командование приняло решение о поддержке левого фланга своих сухопутных частей — это могло быть выполнено лишь с получением контроля над Рижским заливом. Для достижения поставленных задач германский флот на Балтике был усилен кораблями из Северного моря, в результате чего рейху удалось достичь значительного перевеса над русским флотом.

Однако операция, начавшаяся 9 августа 1915 года, оказалась неудачной для немцев. Кайзерлихмарине понёс большие потери при попытках траления минных заграждений и в прямых столкновениях с кораблями Балтийского флота: 2 эсминца затонули, 2 линейных крейсера получили серьёзные повреждения. В середине августа немцы были вынуждены прекратить попытки разгромить русские морские соединения в Рижском заливе, что облегчило задачу обороны Риги — у сухопутных сил оставалось надёжное прикрытие с моря.

Операция «Альбион» — позиции сторон

Если в 1915 году русская армия и флот представляли из себя серьёзную силу, то революционный 1917-й значительно подорвал боеспособность экипажей кораблей и солдат в окопах. Деморализованная армия не смогла выполнить поставленных задач во время Июньского наступления — более того, уже в сентябре 1917 года была оставлена Рига, крупнейший промышленный центр Прибалтики. Петроград оказался под угрозой — Временное Правительство стало всерьёз рассматривать возможность эвакуации государственных учреждений в Москву.

Падение Риги заставило немецкое командование развить успехи в Прибалтике — следующими на очереди оказались Моонзундские острова. В сентябре 1917 года кайзер Вильгельм II предписал своим войскам: «Для господства в Рижском заливе и обеспечения фланга восточного фронта надлежит совместным ударом сухопутных и морских сил овладеть островами Эзель и Моон и запереть для неприятельских морских сил Большой Зунд». Таким образом, будущая операция, получившая название «Альбион», становилась, за исключением Дарданелльской, самой крупной комбинированной акцией армии и флота в Первой Мировой войне.

Читайте также  От падение византии и величие турок

Несмотря на то, что русское командование ещё в середине сентября благодаря данным разведки было в курсе о возможной немецкой операции против островов, оно оставалось пассивным и не приложило практически никаких усилий к укреплению позиций на Моонзунде. Немцы же, в свою очередь, усилили морскую группировку кораблями из Флота Открытого Моря и выделили для десантных операций около 23 тысяч человек. Именно их действия предрешили исход операции.

Оборона Моонзунда: отчаяние и предательство

Первый акт операции начался 12 октября — подавив слабые береговые батареи, немцы высадили первый десант на острове Эзель, после чего часть кораблей отправилась к проливу Соэлозунд, в Кассарский плёс, где встретилась с русскими судами. Несмотря на плохую дисциплину, в первом бою с немцами Балтийский флот дал серьёзный отпор, заставив противника на время отступить и запросить подкрепления. Русское командование тоже сделало определённые выводы после первых столкновений: было принято решение заминировать Соэлозунд и затопить там пароход «Латвия». Однако «Латвия» до места назначения не дошла, а личный состав сетевого заградителя «Припять» отказался выполнять приказ штаба.

Предательство экипажа «Припяти» серьёзно понизило и без того низкие шансы российского флота на успех в обороне. Теперь силам обороны Рижского залива приходилось распылять силы для отражения атак противника в разных местах архипелага. Бои за Кассарский плёс продолжились через 2 дня — через Соэлзунд германский флот пытался прорваться в Рижский залив, из-за чего практически все силы русского флота в этом районе были направлены именно сюда. 14 октября 1917 года немцы смогли потопить эсминец «Гром», из-за чего командование Балтийского флота бросало всё новые и новые силы, зачастую жертвуя другими участками обороны.

Одним из таких участков стали батареи мыса Церель, прикрывавшие южный вход в Рижский залив — Ирбенский пролив. 13 октября немецкий десант, высадившийся на острове Эзель, где находилась батарея, взял город Аренсбург. Судьба артиллеристов оказалась предрешена. Тем не менее, Церель продолжал весть огонь по немецким тральщикам, пытавшимся расчистить Ирбенский пролив от мин: лишь приход на помощь трёх немецких дредноутов заставил замолчать батареи, с течением времени покидаемые деморализованными солдатами и матросами.

Торговая площадь Аренсбурга. Источник: wikimedia.org

14 октября батарея капитулировала, в то время как командование Балтийским флотом сосредоточилось на обороне рейда Куйваст на острове Эзель. Немецкие корабли 15 октября смогли прорваться через Ирбенский пролив в Рижский залив — судьба островов оказалась решена. Русскому флоту было необходимо прорываться из ловушки, в которой они оказались, на Петроград.

17 октября корабли Балтийского флота дали немцам последний бой в Рижском заливе, из которого не вернулся линкор «Слава». Экипаж, по приказу начальника морских сил Рижского залива вице-адмирала Михаила Бахирева, взорвал корабль на фарватере, дабы задержать продвижение немцев. Оставшиеся суда ушли на Север и оставили архипелаг.

Итоги операции

Моонзундский архипелаг был полностью занят немцами 20 октября. Операция «Альбион» завершилась безоговорочным успехом Германии — поставленные цели кайзеровские армия и флот выполнили в точности. Внушительными были и военные трофеи: в руках противника оказалось 141 орудие и 10 самолётов, около 20 тысяч человек попали в плен. В то же время немцы потеряли убитыми и раненными всего 195 человек. Однако на море этот разрыв оказался не столь масштабным: «Гром» и «Слава» со стороны Балтийского флота и 5 кораблей, среди которых эсминец S-64, у немцев. Суда морских сил Рижского залива смогли вырваться из Моонзунда и пополнить основной состав флота.

Кайзерлихмарине, хоть и против деморализованного противника, на практике показал, как нужно выполнять крупные операции с задействованием сухопутных и морских соединений, без слов «утерев нос» своим британским коллегам, позорно ушедшим из Галлиполи в конце 1915 года. Операция «Альбион» стала последним крупным сражением на Восточном фронте Первой Мировой войны — буквально спустя пару недель в Петрограде произойдёт государственный переворот, а ещё через несколько месяцев в Брест-Литовске большевики и немцы поставят свои подписи под договором, де-юре прекращавшим военные действия между странами.

8 августа в истории. Моонзундская операция

В этот день 8 августа 1915 года началась Моонзундская операция Первой Мировой войны.

Первая Мировая война. Действия на Балтийском море

Моонзундский архипелаг – стратегически важное место в Балтике. Острова близ берега Эстонии. За две Мировых войны в этих водах прогремели целых четыре больших сражения. Самое первое из них, в августе 1915 года, было, пожалуй, самым удачным.

В начале войны немцы не полагали русский флот серьезной силой. Еще в мае 1905 года в сражении с Японией Россия потеряла почти все свои лучшие корабли, а к сентябрю 1914 года на русской Балтике не было ни одного линкора нового поколения.

Поэтому против России немцы снарядили только устаревшие корабли. Но это было небольшим утешением. В любой момент Германия могла привести хоть весь свой Флот Открытого моря, а это была просто исполинская сила. В декабре 1914 года Балтийский флот пополнили четыре новых линкора: «Севастополь», «Полтава», «Петропавловск» и «Гангут». Но даже с ними шансов на победу в открытом бою у наших моряков не было. Оставался один выход – выставить минные заграждения.

Еще в начале Первой Мировой войны удалось заминировать вход в Финский залив, от Таллина до Хельсинки. Пока немцы ожидали тяжелых боев с англичанами на Северном море, русские корабли пробрались дальше, к Моонзундскому архипелагу, выставив заграждения и там.

До середины 1915 года на Балтике воцарилось почти что затишье. Но летом ситуация изменилась. Началось «Великое отступление»: русские войска уходили из Польши и Галиции. Морские стратеги тоже начали свою сложную шахматную игру. Дело в том, что немецкие дивизии вышли к берегу Рижского залива, воды которого еще контролировали русские корабли. С одной стороны, позиция для обороны очень выгодная – залив прикрыт минными полями. С другой – если уж немецкий флот прорвется, вся русская эскадра окажется в ловушке. Единственный выход – узкий Моонзундский пролив на севере. Надеясь на лучшее и предвидя худшее, на поддержку канонерским лодкам, миноносцам и десятку старых эсминцев отправили единственный крупный корабль – броненосец «Слава». Немцы же перебрасывали к будущему месту сражения семь броненосцев (каждый сравнимый со «Славой»), 6 крейсеров и 24 эсминца. Превосходство в огневой мощи было как минимум троекратное.

Оборона Рижского залива

Утром 8 августа немецкие тральщики приступили к обезвреживанию мин. Но в первые же часы на них подорвался эсминец, два тральщика и крейсер «Thetis». Немцы отошли. Ночью русские канонерки, рискуя, поставили дополнительные минные заграждения поверх существующих. Прошла неделя, прежде чем немцы предприняли еще одну атаку. Прикрывать тральщики 16 августа пришли уже 8 дредноутов и три линкора, не считая тех же броненосцев. Весь русский флот даже близко не располагал такими силами. Матросы «Славы» открыли огонь по тральщикам, но навстречу броненосцу выдвинулись линкоры «Позен» и «Нассау», каждый втрое превосходивший русский корабль. «Слава» отступил. Вскоре узкую полоску на юге отчистили от мин, и ночью в залив вошли два эсминца, чтобы добить «Славу». Но вместо броненосца они наткнулись на собрата – эсминец «Новик». Из 23 выстрелов, произведенных «Новиком», 11 попали в цель, и побитые немцы двинулись обратно. Причем один из кораблей даже наскочил на мины и отправился на дно.

Читайте также  Денежная реформа 1922-1924 гг.

Подвиг канонерской лодки «Сивуч»

19 августа немцы все же пошли в залив, русская эскадра двинулась в сторону Моонзунда. Лишь две канонерские лодки «Сивуч» и «Кореец» не успели, их нагнали крупные силы врага. Без брони и крупнокалиберного вооружения героически сопротивлялся «Сивуч». И пока он принимал весь огонь на себя, «Кореец» скрылся в темноте. «Сивуч» почти полностью ушел под воду, но продолжал стрелять из единственного уцелевшего орудия.

Итог всей операции оказался для немцев обескураживающим. 19 августа линейный крейсер «Мольтке» получил прямое попадание торпедой. И вот 21 августа немецкая эскадра дружно пошла из залива. Придя с троекратно превосходящими силами, она потеряла втрое больше русских. И ушла ни с чем.

Ключ от Балтики: как Моонзундское сражение повлияло на ход российской истории

В октябре 1917 года в ходе Первой мировой войны немцы на восточном фронте провели успешную наступательную операцию в Прибалтике и готовились к высадке на Моонзундских островах.

Моонзундский архипелаг лежит к западу от побережья современной Эстонии. Контроль над этими островами позволяет закрыть выход из Финского залива. Поэтому для немцев захват Моонзунда стал важной стратегической задачей: удачный десант мог парализовать действия российского флота на Балтике.

К концу сентября 1917 года германская сухопутная армия на балтийском побережье чувствовала себя очень уверенно. В результате Рижской операции Россия лишилась территории современной Латвии. Российская армия, за исключением отдельных частей, к тому времени практически потеряла боеспособность. Фронт неумолимо катился на восток. Дезертирство стало настолько глобальным явлением, что эшелоны с бегущими с фронтов дезертирами зачастую блокировали железнодорожное сообщение в целых регионах.

На этом фоне не внушал надежд и Балтийский флот, который находился под контролем Центробалта, органа координации действий матросских комитетов. Тон в нём задавали большевики, в большевистской партии состоял и председатель Центробалта Павел Дыбенко.

Несмотря на скептичное отношение большевиков к Первой мировой войне (ленинская партия требовала: «Мир немедленно!»), перспективы, которые открывались перед немецкой армией после падения Риги, пугали всех. Ведь позиции немцев позволяли им готовиться к штурму Петрограда. А это ставило под вопрос в том числе и перспективы большевистской революции. Поэтому Центробалт поддержал план обороны островов.

На архипелаге находились около 20 тыс. солдат и матросов. Немцы планировали высадку 25-тысячного десанта. Несмотря на приблизительное равенство сил, боевой дух германских войск был значительно выше, в то время как из-за политических и социальных проблем российская армия не была готова к серьёзным сражениям.

Гибель «Славы»

Операция по захвату архипелага получила у немецкого командования название «Альбион», и для её проведения Германия сосредоточила в восточной Балтике две трети своего флота. Российское командование имело представление о планах немцев: об этом предупреждали союзники по Антанте, а некоторые детали операции были известны из перехваченных немецких шифровок.

Однако общий развал армии и флота не способствовал успешной организации обороны. К тому же обороняющиеся не знали точного места высадки немецкого десанта.

Бои за Моонзунд начались 12 октября, когда немцы осуществили высадку на острове Сааремаа. Российская армия не смогла оказать активного сопротивления неприятелю (да и не стремилась к этому). Основную тяжесть боёв принял на себя флот. Пока немецкий десант на суше постепенно захватывал российские позиции, моряки в течение нескольких дней вели неравные бои с превосходящими силами противника.

Главным сражением операции стал бой в проливе Моонзунд (Вяйнамери), который отделяет острова от материка. Первые столкновения русского и немецкого флотов в проливе произошли 16 октября, но главные события пришлись на 17 октября. В этот день броненосец «Слава», додредноут «Гражданин» и крейсер «Баян II» вступили в перестрелку с германскими тральщиками, которые разминировали проходы через пролив. В бою броненосец героически погиб. Затонув, он перегородил проход немецкому флоту.

После этого сражения российский флот принял решение отходить на север. Уже к 20 октября архипелаг был полностью захвачен.

Победа памяти

Германия не смогла в полной мере воспользоваться результатами захвата архипелага: выход в Финский залив оказался для них невозможен, так как русские моряки при отступлении загородили фарватеры затопленными кораблями и минными заграждениями. Да и потери немецкого флота оказались значительнее, чем российского: девять немецких судов против двух российских.

Тем не менее потеря островов произвело на российское правительство гнетущее впечатление. Уже 17 октября (то есть до окончательного поражения) Временное правительство начало обсуждение возможного переноса правительственных учреждений в Москву. Как мы знаем, этот перенос произошёл позже, уже при большевиках. Однако и в большевистском исполнении он напрямую был связан с утратой позиций на Балтике. Решение о переносе столицы из Петрограда в Москву было принято в марте 1918 года из-за угрозы наступления германских войск на Петроград. Вряд ли эта угроза появилась бы без потери Моонзунда. Аналогичным образом немецкое наступление ускорило и заключение Брестского мира, который вывел Россию из Первой мировой войны.

В советской историографии Моонзундское сражение было одной из немногих битв Первой мировой, удостоившихся положительной оценки, несмотря на поражение. Это связано со значительной ролью, которую в обороне островов играли большевистские комитеты.

Кроме того, события на архипелаге трактовались советскими историками как «защита революции».

Это позволило романисту Валентину Пикулю в 1970 году, когда события Первой мировой войны слабо освещались (ведь война рассматривалась как несправедливая и «империалистическая»), выпустить роман «Моонзунд», посвящённый обороне архипелага. Роман нельзя назвать документальным и исторически достоверным. Но он стал одной из первых в советские годы попыток рассказать широкому читателю не только о конкретном сражении, но и в целом о Первой мировой войне, которая долгое время оставалась на задворках исторической науки.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: