Буржуазная историография о политике николая i

Литература и источники о внутренней и внешней политике России в первой половине

Историография по вопросам внутренней и внешней политики, Российского государства представлена много численными сочинениями, отражающими все названные выше общественно-политические направления.

Историки дворянско-охранительного лагеря М. И. Богданович, М. А. Корф, Н. К. Шильдер, вел. кн. Николай Михайлович (Романов) описывали события XIX в. с монархических позиций, нередко извращая их, сводили историю России к деятельности царей, возвеличивали Александра I , Николая I . Буржуазные историк»

В. О; Ключевский, А. А. Кизеветтер, А. А. Корнилов также идеализировали деятельность русских императоров. Направление, характер и результаты внутриполитической деятельности приписывались воле царей.

Советские историки подвергли критике необоснованные утверждения дворянско-буржуазной историографии. Руководствуясь указаниями В. И. Ленина, они дали классовый анализ внутриполитических мероприятий правительства Александра I и Николая I , показав, что реформаторские потуги царизма, как и вся его внутренняя и внешняя политика, определялись интересами дворянства, стремлением к укреплению позиций самодержавия и в то же время необходимостью дать некоторую возможность проникновения в страну развивающихся капиталистических отношений. Обстоятельный общий очерк внутренней и внешней политики царизма и общественно-политической жизни России первой четверти XIX в. представлен в изданной посмертно книге С. Б. Окуня «История СССР (лекции), ч. I . Конец XVIII — начало XIX в.» (Л., 1974).

По внешней политике России XIX в. опубликовано много работ. Общий ее обзор имеется в курсе лекций о дореформенной России А. В. Фадеева и во 2-й главе монографии «Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII — начало XX в.» (М., 1978).

Важнейшими документальными материалами для изучения внутренней и внешней политики России в на чале XIX в. являются «Основные законодательные акты, касающиеся высших государственных учреждений России XVIII и первой половины XIX столетия» (М., 1909); план государственного преобразования графа М. М. Сперанского — «Введение к Уложению государственных за конов 1809 г.» (М., 1905); по внешней политике имеются многотомная публикация документов «Внешняя политика России в XIX — начале XX века. Документы Российского министерства иностранных дел» (М., 1960 — 1976, т. I — VIII ); «М. И. Кутузов. Сб. документов» (М., 1950 — 1953, т. I — III ).

Отечественная война 1812 г. представлена в обширной литературе. С противоположных позиций освещали ее в XIX и начале XX столетия русские и французские дворянские и буржуазные историки. Сочинения французских историков были написаны в восторженных по от ношению к Наполеону тонах, в них не содержалась критика его политики. Завоевательные планы Наполеона отрицались.

Русские историки дворянско-охранительного направления (М. И. Богданович, Н. К. Шильдер, Н. Ф. Дубровин) отстаивали противоположную французской историографии концепцию. Они старались внушить идею о том, что все российские сословия во время войны будто бы объединились вокруг царского трона во имя спасения монархии.

В конце XIX — начале XX в. получила преобладание буржуазно-либеральная концепция войны 1812 г. Наиболее полное отражение она нашла в юбилейном, великолепно иллюстрированном семитомном издании «Отечественная война и русское общество. 1812 — 1912» (1911 — 1912). Буржуазные историки пытались определить объективные причины возникновения войны, отвергали утверждения о руководящей роли дворянства в войне. Однако они огульно отрицали патриотизм крестьян, считая их неспособными подняться до высоких патриотических чувств.

В. И. Ленин, рассматривая войну как продолжение политики господствующих классов в работе «О брошюре Юниуса» (Поли. собр. соч., т. 30), оценил войны со стороны Наполеона как захватнические, несправедливые, как войны за интересы французской буржуазии. Советская историография Отечественной войны 1812 г. продолжает разработку ленинской концепции войны и принципиально отличается от дореволюционной дворянско-буржуазной историографии. Советские историки дали всестороннее освещение героической борьбы русского народа против захватчиков как решающей силы в обеспечении разгрома наполеоновской армии и отверг ли субъективно-идеалистические взгляды на войну 1812 г. дворянско-буржуазных историков. Уже в 30 — 40-е годы – создается ряд содержательных работ о войне 1812 г. Среди них значительное место занимают труды Е. В. Тарле «Нашествие Наполеона на Россию» и «Наполеон», изданные позднее в книге «1812 год» (1959). Важное значение имела разработка и публикация архивных документов. Были изданы сборники документов и материалов «Генерал Багратион» (1945), «М. И. Кутузов» (1950 — 1956, т. II — V ) и др.

В 60 — 70-е годы вышел целый ряд новых трудов: Л. Г. Бескровного — «Отечественная война 1812 года» (1962) и «Русское военное искусство XIX в.» (1974); П. А. Жилина — «Гибель наполеоновской армии в России» (1968; 1974, 2-е изд.) и «М. И. Кутузов» (1978); Л. П. Богданова — «Русская армия в 1812 году» (1978) и др. Руководствуясь марксистско-ленинским учением о войне и армии и опираясь на новые документы и мате риалы, советские историки многое сделали для разработки экономических, политических и военных аспектов Отечественной войны 1812 г.

Законодательная деятельность царского правительства во 2-й четверти XIX в. отражена в работах историков всех названных нами выше общественно-политических направлений. Подлинно научный анализ политики этого времени был дан в работах классиков марксизма-ленинизма, которые отмечали политику Николая I как пример подавления свободы общества и крайнего воплощения абсолютизма (Энгельс Ф. Фридрих-Вильгельм IV , король прусский. Соч. 1-е изд., т. II ; Ленин В. И. Задачи пролетариата в нашей революции. — Поли. собр. соч., т. 31).

В этом ключе исследовали внутреннюю политику царизма в 1826 — 1855 гг. советские ученые. Из работ сравнительно недавнего времени следует отметить книги Н. С. Киняпиной «Политика русского самодержавия в области промышленности (20 — 50-е годы XIX в.)» (М., 1968), П. А. Зайончковского «Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в.» (М., 1978), Н. П. Ерошкина «Крепостническое самодержавие и его политические институты» (М, 1981). Они касаются отдельных сторон правительственной политики.

Проблемы русской истории второй четверти XIX в. вызвали значительный интерес как современников, так и историков позднейшего времени. Этим объясняется значительное количество публикаций источников в сборниках Русского исторического общества (т. 98, 131, 132 и др.), а также воспоминаний, среди которых выделяются «Былое и думы» А. И. Герцена, дневники А. В. Никитенко (М., 1955, т. I — III ).

Многочисленны труды по внешней политике первой половины XIX в. Русские дворянские ученые-исследователи: С. С. Татищев, Н. Ф. Дубровин и др. — многое сделали для изучения внешней политики самодержавия и особенно Крымской войны в плане фактическом. Но они не сумели раскрыть ее классовую сущность.

Советские историки, руководствуясь марксистско-ленинской концепцией, выявили социальные основы внешней политики России, показали ее связь с внутренними задачами правительства. Они раскрыли захватнические планы царизма и вместе с тем объективно прогрессивные последствия политики России на Востоке. Самым значительным трудом о Крымской войне является двух томный труд Е. В. Тарле «Крымская война» 2-е изд. (М. — Л., 1950). На эту тему есть также работы советских историков И. В. Бестужева, С. К. Бушуева, Н. М. Дружинина. Обобщающей работой о внешней политике России в целом за указанные годы является книга Н. С. Киняпиной «Внешняя политика России пер вой половины XIX в.» (М., 1963). В ней представлены важнейшие сведения советской исторической науки о внешней политике и дипломатии изучаемого времени и сделана попытка объяснить некоторые еще не решенные внешнеполитические вопросы.

Читайте также  Битва на воже – рубикон для князя дмитрия донского

Артемов, Н.Е. История СССР: Учебник для студентов ин-тов И90 культуры. В 2-х частях. Ч. 1/ Н.Е. Артемов [и д.р.]. – М.: Высшая школа, 1982.- 512 с.

Н. К. Шильдер (1842—1902)- противопоставил космополитическому характеру политики Александра I национальную политику Николая I.

Правление Николая I.

Цель: кодификация законов.

Во главе – М.А. Балугьянский, помощник -М.М. Сперанский.

В 1830-32гг создано 45 томов законов (с 1649г), а в 1833г – 15 томов «Свода законов Российской империи».

1826.Создано 3-ье отделение канцелярии во главе с А.Х. Бенкендорфом (собирало информацию о настроении слоёв населения, тайный надзор за неблагонадёжными , за печатью, наблюдало за иностранными подданными и т.д.)Принят новый цензурный «чугунный» устав.

  1. Указ и циркуляр, запрещающие принимать крепостных крестьян в гимназии и университеты

Образцы задания № 24 + ОТВЕТЫ.

Задание.

В исторической науке существуют дискуссионные проблемы, по которым высказываются различные, часто противоречивые точки зрения. Ниже приведена одна из спорных точек зрения, существующих в исторической науке.

Ис­поль­зуя ис­то­ри­че­ские зна­ния, при­ве­ди­те два ар­гу­мен­та, ко­то­ры­ми можно под­твер­дить дан­ную точку зре­ния, и два ар­гу­мен­та, ко­то­ры­ми можно опро­верг­нуть её. При из­ло­же­нии ар­гу­мен­тов обя­за­тель­но ис­поль­зуй­те ис­то­ри­че­ские факты.

Николай I «отчетливо осознавал необходимость преобразований». (В. А.Фёдоров).

Николай I принимал в преобразованиях живейшее участие и искренне хотел отменить крепостное право. (В.А.Фёдоров).

1837-1941- По инициативе Киселёва – реформа в отношении государственных крестьян (учреждение в государственных деревнях школ, больниц, ветеринарных пунктов, улучшение быта крестьян, повышение агротехнического уровня земледелия.

«Внутренняя политика Николая Первого привела к застою, торможению развития России».

— укрепление сословного начала в обществе (ограничения на приём представителей низших сословий в учебные заведения, усиление привилегий дворянства в системе местного управления и на гражданской службе) препятствовало развитию в стране капиталистических отношений;

— неспособность императора провести отмену крепостного права стала причиной нарастающего отставания России в социально- экономическом развитии от западных стран.

— при Николае I предпринимались попытки решения крестьянского вопроса (в т. ч. отмены крепостного права) и было значительно облегчено положение крестьян (указ об обязанных крестьянах, реформа управления государственными крестьянами П.Д. Киселёва, запрет продавать крепостных без земли);— совершенствование системы законодательства(принятие Свода законов Российской империи);— именно на царствование Николая I пришёлся золотой век русской культуры;

— значительное внимание уделялось научно-техническому прогрессу и экономическому развитию России, стремление идти в ногу со временем (начало строительства железных дорог, сберегательное дело).

«Реформа го­су­дар­ствен­ной деревни П.Д. Киселёва была по­лез­на для го­су­дар­ства и общества».

— вве­де­ние выборного кре­стьян­ско­го самоуправления.

— усиление власти над го­су­дар­ствен­ны­ми крестьянами, подконтрольность кре­стьян­ских сходов;- рос­т повинностей го­су­дар­ствен­ных крестьян по стро­и­тель­ству дорог, мостов, рубке леса и т. д., что вы­зы­ва­ло недовольство;- рост бю­ро­кра­ти­че­ского аппарата, не­об­хо­ди­мого для управ­ле­ния государственными крестьянами, уве­ли­чение затрат на его содержание;

— не­до­воль­ство реформой помещиков, которые считали, что чрез­мер­ное освобождение го­су­дар­ствен­ных крестьян даст повод вла­дель­че­ским крестьянам тре­бо­вать того же;

— не­по­ни­ма­ние крестьянами смыс­ла введения обя­за­тель­ной общественной запашки, зна­чи­тель­ная часть ко­то­рой отводилась под по­се­вы картофеля, «картофельные бунты».

«Правление им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая I ха­рак­те­ри­зо­ва­лось ре­ак­ци­он­ным кур­сом и стало одним из самых не­удач­ных за всю ис­то­рию ди­на­стии Романовых».

— Рос­сия на­ча­ла не­удач­ную Крым­скую войну в 1853 г.

— была про­ве­де­на фи­нан­со­вая ре­фор­ма Е.Ф. Канкрина в 1839-1843г., стабилизировалась денежная система;- 1826. Образовано 2-ое отделение Собственной Его Императорского величества канцелярии .Цель: кодификация законов.

Во главе – М.А. Балугьянский, помощник -М.М. Сперанский.

В 1830-32гг создано 45 томов законов (с 1649г), а в 1833г – 15 томов «Свода законов Российской империи»;

Николай I был для Рос­сии «в те­че­ние своего 30-летнего цар­ство­ва­ния тираном и деспотом, си­сте­ма­ти­че­ски душившим в управ­ля­е­мой им стра­не всякое про­яв­ле­ние инициативы и жизни»» (фрейлина А.Ф. Тютчева).

— упразднение Кон­сти­ту­ции царства Польского, ро­спуск Польского сейма, 1831.;

-усиление го­не­ния на ина­ко­мыс­ля­щих (петрашевцев, 1849 г.);

Цар­ство­ва­ние Николая I со­зда­ва­ло лишь ил­лю­зию стабильности, было от­ме­че­но нарастанием явлений, при­вед­ших к кри­зи­су середины 1850-х гг.

— кре­стьян­ские волнения (в не­ко­то­рых губерниях);

— по­ра­же­ние России в Крым­ской войне (1853—1856 гг.) во мно­гом было обусловлено эко­но­ми­че­ской несостоятельностью кре­пост­ни­че­ских отношений.

— зна­чи­тель­ный рост объ­е­мов промышленного про­из­вод­ства в связи с на­ча­лом промышленного переворота;- от­сут­ствие массовых вы­ступ­ле­ний представителей оппозиции;- от­сут­ствие масштабных кре­стьян­ских выступлений;

— до­сти­же­ние финансовой ста­биль­но­сти (в ре­зуль­та­те мероприятий Е.Ф.Канкрина);

— про­ве­де­ние прогрессивных ре­форм в среде кре­стьян­ско­го сословия – реформа государственной деревни П.Д. Кисилёва,1837-1841 гг.;

— раз­ви­тие технического об­ра­зо­ва­ния в стране;

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна.

Буржуазная историография о политике николая i

Английский историк о внутренней политике Николая I

«Slavonic and East European Review». London. 1960, t. XXXVIII, N 91, pp.431 — 458.

Реакционная буржуазная историография в последнее время проявляет все больший интерес к внутренней истории дореволюционной России. При этом, в частности, делаются попытки преувеличить историческое значение и оправдать реакционный характер учреждений царской России.

Одной из таких работ является статья П. С. Сквайра «Николай I и проблема внутренней безопасности в России в 1826 году». Статья не вводит в научный оборот каких-либо новых фактических данных; она основывается преимущественно на мемуарах Ф. Ф. Вигеля и Н. И. Греча, а также на работах М. К. Лемке «Николаевские жандармы и литература» и Н. К. Шильдера «Император Николай I».

Сквайр рассказывает о создании Николаем I III отделения «собственной его величества канцелярии» для борьбы с «крамолой». Легко различимый политический смысл статьи — оправдание террора царской реакции против всех противников самодержавно-крепостнического строя России.

В оценке целей создания III отделения Сквайр полностью разделяет точку зрения официальных кругов царской России того времени. Он видит эту цель в желании Николая I «обеспечить внутреннюю безопасность России». «Из всех проблем, — пишет он, — с которыми встретился Николай I в начале своего царствования, наиболее настоятельной была необходимость установить законность и порядок». Эта забота о «безопасности и порядке» в России, утверждает Сквайр, определяла направление внутренней политики Николая I на протяжении всего периода его царствования. Сквайр пытается доказать, что «Николай I видел в нем (в III отделении. — В. Ф.) важное средство связи с народом, наблюдения над всем происходящим, выправления неправды и избежания зла». Автор подробно останавливается на распространявшейся реакционной пропагандой того времени легенде о платке, который Николай I будто бы дал вместо инструкции шефу жандармов А. Х. Бенкендорфу, чтобы «утирать слезы обиженных и несчастных». Высказав мимоходом сомнение в достоверности этой легенды, Сквайр тем не менее пытается убедить читателя, что Николай I «искренне намеревался» создать такую полицейскую силу, которая «должна была вскрывать неправду, скрытую от публики, и наказывать такие преступления, которые недоступны действию закона». Много места в статье Сквайра отводится восхвалению «личных качеств» и «государственных способностей» стоявших во главе III отделения тупых и жестоких царских генералов из остзейских немцев — А. Х. Бенкендорфа, М. Я. фон Фока, Л. А. Дубельта, — их личным взаимоотношениям с Николаем I. Подводя итоги своему исследованию, автор подчеркивает «жизненность», «эффективность» и «полезность» III отделения в системе органов государственного управления. Таким образом. Сквайр старательно замазывает реакционную сущность политики Николая I, стоявшего на страже защиты «безопасности» господствующего класса крепостников-помещиков от роста революционного антифеодального движения в стране. Он, конечно, ни словом не обмолвился о жестоких расправах III отделения с революционерами, о проводимых им цензурных гонениях и систематическом удушении всего прогрессивного в стране.

Читайте также  Россия накануне нового тысячелетия

Создание в 1826 г. III отделения явилось сугубо реакционным мероприятием самодержавия и было связано с реакционным политическим курсом, проводимым Николаем I в условиях кризиса феодально-крепостнической системы и имевшим целью предотвратить крушение самодержавно-крепостнических порядков. Метод грубого насилия и произвола служил для Николая I главным способом держать народ в угнетении. По словам В. И. Ленина, Николай I показал русскому народу «максимум возможного и невозможного по части такого, палаческого, способа» 1 . III отделение, опиравшееся на специальные вооруженные силы жандармов и разветвленную сеть шпионажа, не стесняемое действующими законами и ответственное в своих поступках только перед царем, являлось в руках последнего орудием угнетения и подавления народных масс. Разумеется, никакие фальсификаторские измышления Сквайра по поводу целей создания и характера деятельности этого реакционного государственного учреждения не помогут реабилитировать его перед историей.

Буржуазная историография о политике николая i

Политика Николая I в отношении буржуазии

Подавляя рабочее движение и охраняя прибыли крупных промышленников, Николай I был далек от проведения последовательной буржуазной политики. Охраняя неприкосновенность крепостнической системы, он всегда оставался «первым помещиком» Российской империи — дворянским самодержцем, принципиально враждебным надвигающемуся буржуазному миру. И сама буржуазия 20—40-х годов, политически косная и зависевшая от самодержавия, была неспособна подняться выше своих ближайших экономических интересов. Торговцы и промышленники не претендовали на участие в государственной жизни и на политическое оттеснение правящего дворянства; самое большее, на что они осмеливались,— это отстаивать право пользоваться традиционными выгодами своего сословия, защищать свои гильдейские привилегии и добиваться монопольного положения на рынке.

В свою очередь Николай I, рассматривая дворянство как основную опору, признавал известные экономические права за купечеством. Его симпатии были на стороне патриархальной старины: мелкой деревенской промышленности он отдавал предпочтение перед крупной, фабрично-заводской; но так как жизнь оказывалась сильнее патриархальных пережитков, царю, так же как его правительству, приходилось идти навстречу неотвратимым требованиям времени. Николаю I было ясно практическое значение развитой торговли и промышленности: они способствовали укреплению армии и флота, а главное обогащали государство, служили могущественным источником для пополнения финансов.

Военные расходы, затраты на императорский двор и разросшуюся бюрократию требовали все новых и новых денежных поступлений. Внешняя картина благополучия империи не могла скрыть от самого правительства усиливающегося финансового расстройства. Подводя итоги восьмилетнему управлению финансами, Канкрин писал в своем отчете за 1831 г.: «Потребности государства превышают настоящие оного финансовые ресурсы», «токмо с величайшим усилием и при постепенном возвышении разных отраслей доходов можно было достичь того, чтобы не сделался большой ариер или постоянный дефицит в бюджете»

Правительству приходилось задумываться над изысканием новых источников дохода, поощрять открытие крупных предприятий, поднимать таможенные пошлины, заботиться об устройстве промышленных выставок и постановке технического образования. Правительство Николая I охотнее шло навстречу буржуазии, когда это усиливало государственные фипансы (например, при издании протекционных тарифов), или в тех случаях, когда проектируемая мера была одинаково выгодна дворянству, купечеству и государственной власти: при проведении денежной реформы, постройке шоссейных и железных дорог, поощрении экспорта. Не возбуждали сомнения и такие меры, которые касались интересов одного промышленного класса,— таков был закон 18 июня 1840 г. о добровольной ликвидации посессионных предприятий. Гораздо труднее проходили мероприятия, задевавшие интересы правящего сословия: таков был закон 1835 г. о договоре найма1. Он запрещал помещикам отзывать своих крепостных ранее окончания срока договора с фабрикантом. Все издававшиеся «буржуазные» законы предварительно обсуждались в дворянских государственных учреждениях — если не в Государственном совете, где заседали представители крупной земледельческой знати, то в Комитете министров или в других органах дворянской бюрократии. Представителям купечества не было места в этих учреждениях; крупнейшие и наиболее спорные вопросы экономической политики — о переходе к металлическому обращению, о проведении железных дорог, о перестройке петербургского самоуправления — решались без всякого участия буржуазии; она выступала уже после издания законов, принося к подножию трона либо свою всеподданнейшую благодарность, либо свои смиренные жалобы. Еще очевиднее была зависимая и второстепенная роль буржуазии, когда ее кровные хозяйственные интересы оказывались в противоречии с основными принципами крепостнической политики.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: