Действия северного флота на коммуникациях в заполярье

Защита Северным флотом внутренних морских коммуникаций.

В годы войны на Северном морском театре внутренние коммуникации приобрели для нас особо важное военное и экономическое значение. По ним осуществлялось питание войск Карельского фронта, снабжение Военно – морских баз, соединений и частей флота, производились народнохозяйственные перевозки.

Перевозки производились по следующим основным направлениям: Кольский залив — полуострова Рыбачий и Средний (снабжение войск 14 армии и частей СОР, протяженностью до 20 миль); Кольский залив — Архангельск (снабжение войск Карельского фронта в Заполярье и Северного флота, протяженностью до 400 миль); между портами Белого моря (Архангельск, Онега, Беломорск, Кемь, Кандалакша и Мезень — воинские и народнохозяйственные грузы); Заполярье — Дальний Восток (стратегическое сырье, промышленное оборудование, продовольствие, перевод боевых кораблей с ТОФ на СФ, расстояние от Архангельска до пролива Вилькицкого 1600 миль).

Перевозки в Белом, Баренцевом и Карском морях и защита их СФ были сопряжены с большими трудностями. Ощущался острый недостаток в транспортном флоте, который состоял из разнообразных по водоизмещению (от 700 до 12 тыс. тонн) и скорости хода (от 5 до 12 узлов) судов, что затрудняло формирование конвоев и снижало объем перевозок.

Еще большие трудности возникли при организации защиты перевозок. Не хватало сил и средств. Большая протяженность коммуникаций, слабое оборудование театра, суровые климатические условиявсе это затрудняло решение задачи защиты коммуникаций.

С первого дня войны фашистский флот, сосредоточенный в базах Северной Норвегии и Финляндии, вел боевые действия на прибрежной коммуникации Архангельск — Кольский залив — полуострова Рыбачий и Средний. Немецкая авиация систематически наносила бомбовые удары по портам Мурманск, Архангельск и пунктам разгрузки транспортов в Мотовском заливе. На подходах к Кольскому заливу, в районе Йоканьга, горло Белого моря действовали вражеские подводные лодки и эскадренные миноносцы.

Командование СФ принимало необходимые меры для защиты морских перевозок. Одной из них явилось создание в августе 1941 года Беломорской флотилии (дивизион сторожевых кораблей и эсминцев, дивизион эсминцев, бригада траления, Беломорский сектор ПВО и др. части). Основная задача Беломорской флотилии заключалась в защите морских сообщений в Белом, Баренцевом, а затем и в Карском морях.

Между горлом Белого моря и Кольским заливом, где действовали вражеская авиация, подводные лодки и надводные корабли, командование флота организовало систематическую воздушную разведку, в ряде районов развернуло корабельные дозоры, ввело систему конвоев. В связи с недостатком сил большинство конвоев (1-4 транспорта) сопровождалось одним, максимум двумя кораблями охранения. Такое охранение не представляло большой силы, но все же успешно решало возложенные на него задачи. 13 июля 1941 года сторожевой корабль «Пассат» (бывший РТ, 2х45-мм орудия), сопровождавший два рыболовецких траулера, на подходе к бухте Гавриловская, вступил в бой с 3 эсминцами противника. Бой проходил на дистанции 10-15 кабельтовых и продолжался один час. «Пассат» сражался до тех пор, пока не скрылся под водой. Его экипаж покрыл себя неувядаемой славой. В августе 1941 года в бой также с 3 эсминцами вступил сторожевой корабль «Туман». В неравном бою он погиб, до конца выполнив свой долг перед Родиной.

Первые же мероприятия, осуществленные командованием СФ по защите судоходства, дали успешные результаты: в 1941 году флот обеспечил проводку 135 конвоев из 260 транспортов. При этом было потеряно лишь 3 судна.

В начале 1942 года противник, увеличив группировку морских и воздушных сил на Севере, значительно активизировал действия подводных лодок, авиации и надводных кораблей на наших коммуникациях, распространив их до побережья Новой Земли, и пытался установить контроль над судоходством в Арктике.

Основные усилия авиации противника были направлены против Мурманского и Архангельского портов, через которые проходил наибольший поток народнохозяйственных и воинских грузов.

С весны 1942 года она стала наносить массированные удары по Мурманску (апрель- июль 1942 года 2895 вылета). Город в жилых районах имел большие разрушения, но вывести из строя порт фашистам не удалось.

В августе 1942 года авиация противника безуспешно пыталась нанести удары по городу и порту Архангельск.

В 1942 году гитлеровский флот значительно расширил применение минного оружия. Его надводные корабли произвели ряд минных постановок в устье Кольского залива, в горле Белого моря, в районе мыса Канин Нос, у о. Колгуев и северо-западного побережья Новой Земли. Подводные лодки выставили мины в проливах Югорский Шар и Маточкин Шар, а авиация — на подходах к Мурманску и Архангельску. Всего было выставлено около 1000 мин. Командование СФ приняло энергичные меры по обеспечению ПМО внутренних коммуникаций. В результате этих мер минное оружие не причинило судоходству большого вреда.

С августа 1942 года активизировали боевые действия и надводные корабли противника, особенно когда союзники перестали посылать конвои в Мурманск и Архангельск. В августе 1942 года в Карское море для уничтожения советских судов был направлен тяжёлый крейсер «Адмирал Шеер». На пути к о. Диксон (к западу от архипелага Норденшельда) крейсер обнаружил ледокольный пароход «А.Сибиряков», предложил ему застопорить машины и сообщить данные о ледовой обстановке в районе пролива Вилькицкого. Не отвечая на запросы противника, командир «Сибирякова» старший лейтенант А. Качарава передал радиограмму в порт Диксон об обнаружении неизвестного крейсера. В неравном бою «Сибиряков» погиб, не спустив перед врагом Военно-Морской флаг. 27 августа «Адмирал Шеер» дважды пытался уничтожить радиостанцию и порт на о. Диксон, но, встретив достойный отпор от береговой батареи (2х152-мм орудия) и сторожевого корабля «Дежнев» (4х76-мм орудия), получив повреждения от их огня, прикрылся дымзавесой и вышел из боя. Так была сорвана попытка противника использовать крупные корабли для нарушения судоходства в Арктике.

Наибольшую опасность для наших судов представляли подводные лодки противника. Они стали появляться в юго-восточной части Баренцева моря, у побережья Новой Земли, в Карском море.

Защиту морских сообщений СФ обеспечивал проведением следующих мероприятий: дополнительным оборудованием театра, организацией разведки и усилением дозорной службы, усилением всех видов обороны (ПЛО, ПВО, ПМО).

В августе 1942 года в губе Белужья была оборудована Новоземельская ВМБ (15 сторожевых кораблей, тральщиков, сторожевых катеров, эскадрилья истребителей). На Новой Земле и о. Колгуев были установлены 7 береговых батарей, развернуто 12 постов СНИС.

Аэродромы создавались на всем протяжении арктической коммуникации — от Архангельска до о.Диксон. Посадочные площадки создавались не только на берегу, но и на льду. С Каспийского моря на Север был переброшен 22-й разведывательный авиационный полк (32 самолета МБР-2).

Для борьбы с подводными лодками, надводными кораблями и минной опасностью важную роль играли корабельные дозоры. Первые дозоры были выставлены в 1941 году в районе Полярного и Йоканьги, затем в районе Святой Нос, Канин Нос, в горле Белого моря, а в 1942 году в районе губа Белужья, на подходах к проливам Карские Ворота и Югорский Шар. Зона противолодочной обороны в 1942 году значительно расширилась и включила уже восточную часть Баренцева моря и Карское море.

Для борьбы с подводными лодками использовались разнородные силы флота: надводные корабли, подводные лодки, авиация. В 1942 году к решению этой задачи было привлечено около 100 кораблей и 124 самолета.

К охранению судов привлекались эсминцы, сторожевые корабли, сторожевые катера, морские охотники, тральщики и самолеты МБР-2. Надводные корабли вели также систематический поиск лодок на подходах к ВМБ и портам. В поисках участвовало одновременно 3-6 катеров и 2-3 сторожевых корабля или эсминца.

Противолодочная авиация вела поиск в назначенных районах два раза в сутки с высоты 300-400 метров. Однако эффективность ее действия была низкая, т.к. самолеты не были оснащены радиолокационными станциями, имели малый запас бомб и ограниченную продолжительность полета.

Наиболее эффективным способом защиты судоходства от вражеской авиации было прикрытие судов истребителями и барражирование их в наиболее опасных районах в период прохождения конвоев. Кроме того, переход судов осуществлялся в условиях малой видимости и нелетную погоду. Широко применялся метод перетекания судов из одного пункта в другой с отстоем в них под прикрытием зенитных батарей. Велась борьба с разведывательной авиацией противника. Наносились удары по аэродромам врага в Северной Норвегии и Финляндии.

Совершенствовалась и система конвоев. Рост количества эскортных кораблей (1:1) позволил перейти к круговому охранению судов, к созданию КПУГ для преследования и уничтожения обнаруженных подводных лодок противника.

Противоминная оборона на театре была направлена на обеспечение безопасного плавания по основным фарватерам на подходах к Кольскому заливу, в горле Белого моря, в самом Белом море. Эти фарватеры подвергались систематическому тралению.

В результате принятых мер в первый период войны по внутренним морским коммуникациям силами флота было проведено в 562 конвоях 910 транспортов, в их сопровождении участвовало 840 кораблей эскорта.

В 1943 году напряженность борьбы на внутренних морских коммуникациях возросла. Немецко-фашистское командование предприняло отчаянную попытку нарушить судоходство в районе Кольского залива и на подходах к нему, используя для этого истребительную авиацию в варианте штурмовиков и бомбардировщиков. В первой половине 1943 года авиация противника нанесла 171 удар по пунктам базирования и разгрузки в Мотовском заливе, в которых участвовало 1373 самолета.

Советское командование усилило охранение конвоев, укрепило ПВО пунктов разгрузки, выделило истребительную авиацию для прикрытия конвоев. В ПВО баз, портов и конвоев участвовала истребительная авиация, части ПВО флота, корабли. Зенитная артиллерия получила радиолокационную аппаратуру, подключенную к прожекторам, что значительно повысило эффективность зенитного огня. Радиолокация была установлена и на истребителях, что привело к росту сбитых фашистских самолетов: в январе — 6, в феврале — 13, марте — 18, мае — 26, июне — 34.

Летом 1943 года авиация СФ и Карельского фронта завоевала господство в воздухе. Во втором полугодии активность и результаты действий вражеских самолетов на северных морских сообщениях резко снизились (5 мелких судов и катеров).

Читайте также  Реформы государственного устройства 1700-1725 годах

Немецкие подводные лодки были развернуты в восточной части Баренцева моря, в горле Белого моря, в Карском море вплоть до пролива Вилькицкого. В Карском море одновременно находилось до 6 подводных лодок. Вначале они применяли метод крейсерства в обширных районах для разведки и выявления основных советских коммуникаций, а затем действовали группами на путях конвоев между о. Диксон и проливом Вилькицкого. С окончанием арктической навигации, в конце октября, подводные лодки возвращались в южную часть Баренцева моря.

Основным методом защиты коммуникаций оставалось конвоирование транспортов. Охранение заметно увеличилось: в среднем на 2 судна приходилось 3 эскортных корабля.

Для борьбы с вражескими лодками стала шире использоваться противолодочная авиация. Для проводки арктических конвоев проводились специальные операции, в которых участвовали разнородные силы флота.

Действенность мер, принятых в 1943 году командованием по защите судоходства в Арктике, была высокой: фашистские подводные лодки не смогли нарушить северные морские коммуникации. Всего за этот год в Арктике было проведено 110 конвоев (170 транспортов). Потери составляли 4 судна, 3 тральщика и вспомогательные суда.

В 1944 году для нарушения наших внутренних коммуникаций противник использовал подводные лодки и реже авиацию, а в 1945 году — подводные лодки. Однако попытки прервать наши народнохозяйственные и воинские перевозки на внутренних коммуникациях не увенчались успехом. За годы войны корабли СФ провели по внутренним коммуникациям 2568 судов в 1477 конвоях. При этом потери составили всего лишь 0,47% общего количества транспортов. Было перевезено более 1 миллиона человек и 1,6 миллиона тонн грузов.

Надежной защитой внутренних морских путей сообщения СФ внес достойный вклад в разгром фашистской Германии.

Война на Русском Севере

События Великой Отечественной войны на Севере, в первую очередь в Заполярье, не были столь масштабны, как на других фронтах. Но и здесь, в тяжелейших природно-климатических условиях, нашлось место и горечи поражений, и подвигам, и победам.

Самый неудачный блицкриг

В Заполярье активные боевые действия начались позже, чем на других участках советско-германского фронта — лишь 29 июня 1941 года. По одной из версий задержка имела комичную причину: командование немецкой армии «Норвегия» планировало использовать танки, но выяснилось, что дорога Петсамо (Печенга) — Титовка заканчивается обрывом и бронетехника бесполезна. Впрочем, вероятней, что Германия не хотела вторгаться до того, как Финляндия, граничившая с СССР в районе Петсамо, вступит в войну. За неделю отсрочки советская сторона эвакуировала население и часть оборудования предприятий.

Наконец, наступление пяти немецких и двух финских дивизий началось. Основной задачей вражеских войск, основу которых составляли австрийские егеря, подготовленные и экипированные для горной войны, был прорыв к Мурманску и блокада города. На следующем этапе Мурманск должен был быть взят, и после выхода к берегу Белого моря планировалось наступление на Архангельск.

Все планы рухнули. Противник был остановлен на реке Западная Лица, в месте, названном тогда Долиной Смерти, а позже — Долиной Славы. Неудачей окончились и попытки немцев прорваться к Кандалакше. Одним из факторов успешной обороны стали тактические десанты, проведенные Северным флотом в июле и в августе, первые в Великой Отечественной. Они были подготовлены так хорошо, что с эвакуированных плацдармов удавалось забрать все вооружение и лошадей.

Мурманское направление стало единственным театром боевых действий, где враг не сумел перейти советскую границу. Правда, старую, 1939 года. В районе горного хребта Муста-Тунтури немецкие войска продвинулись лишь на 9 километров и были остановлены на высоте Погранзнак, получившей название, по пограничному знаку, сохранившему после переноса границы. На всем остальном фронте, до Черного моря, врага не удалось сдержать ни на новой, ни на старой границе.

К осени полярный фронт стабилизировался и началась позиционная война. Немцы больше не пытались прорваться к Мурманску, но и советское наступление в апреле — мае 1942 года тоже не удалось. Это была единственная битва, в которое наши войска потеряли обмороженными гораздо больше, чем немцы: о том, что в мае в Заполярье дождь может смениться вьюгой, командование не подумало или вообще не знало.

Но даже несостоявшийся прорыв фронта заставил немцев отказаться от наступательных планов, и в Заполярье до осени 1944 года установилось наземное затишье.

Подробнее о боевых действиях в Карелии читайте в материале «Земля четырех войн: как шла борьба за Карелию в XX веке».

Битва за ленд-лиз

Если боевая активность на побережье Баренцева моря затихла, то борьба за морские коммуникации только разворачивалась. Еще в сентябре 1941 года в Архангельск прибыл первый британский конвой «Дервиш», доставивший разобранные истребители «Харрикейн», каучук, шерсть и ботинки.

Каждый конвой имел свой буквенно-цифровой код, причем буквы были постоянные — до лета 1942 года PQ, позже — JW, по именам британских офицеров, ответственных за конвои. Так как «Дервиш» прибыл до введения этой системы, он считался нулевым — PQ-0.

До конца войны в порты Мурманска, Архангельска и Североморска добрались более 40 конвоев, плюс несколько судов вне караванов. Они доставили почти 40 % всех грузов, полученных СССР от стран-союзников — оружие, автомобили, стратегическое сырье, продовольствие, одежду, медикаменты.

Арктический путь в СССР, по которому было доставлено чуть меньше половины грузов всего ленд-лиза, был не единственным, но самым близким. Впрочем, как показали дальнейшие события, и самым опасным.

Нацисты не сразу обратили внимание на арктические конвои и начали противодействие лишь в начале 1942 года. Одним из инструментов стали массированные налеты на Мурманск. Наиболее мощный состоялся 12 июня 1942 года — было сброшено более 12000 тысяч зажигательных бомб. Больше бомб, чем на Мурманск, было сброшено лишь на Сталинград. Город сгорел почти полностью, причалы — повреждены, и некоторое время конвои могли принимать лишь Архангельск и соседний с ним Североморск.

Усилилась и борьба немцев с конвоями. На север, в норвежские базы были переброшены подводные лодки, эскадрильи самолетов и тяжелые надводные корабли, включая самый крупный линкор военно-морского флота Германии — «Тирпиц». Серьезное значение имел географический фактор: с приближением лета светлое время увеличивалось и воздушным разведчикам было легче находить конвои. Каждая операция по проводке приводила к гибели нескольких судов и одного-двух кораблей сопровождения.

Английские ВМС не могли гарантировать конвоям полную защиту. Корабли требовались и на других военных театрах, например в Средиземном море и у самих британских берегов. Английское сопровождение доводило суда до 20 градуса восточной долготы, приблизительно до острова Медвежий, где начиналась ответственность Северного флота. Однако возможности советских ВМФ были ограничены, а британское Адмиралтейство рекомендовало кораблям избегать сражений с превосходящими немецкими надводными силами, в частности с линкором «Тирпиц».

Это и привело к трагедии конвоя PQ-17. Он достаточно успешно оборонялся от атак немецких самолетов и подводных лодок. Но сообщение о том, что «Тирпиц» вышел на перехват, привело к приказу Адмиралтейства: крейсерской группе оставить конвой, эсминцам сопровождения присоединиться к крейсерам, а конвою — рассеяться и идти в советские порты самостоятельно. В результате из 35 судов погибли 22. Их уничтожали только самолеты и подлодки — «Тирпиц» вернулся на базу в Норвегии, не поучаствовав в бою.

Следующий конвой был отправлен только в сентябре и впервые сопровождался авианосцем. В дальнейшем возможности защиты увеличивались, нередко грузы полностью доставлялись в Мурманск и Архангельск, а немцы теряли по несколько подлодок и десятки самолетов в неудачных атаках.

Последний арктический конвой вошел в Кольский залив 20 мая 1945 года. Несмотря на тяжелые потери, морским путем в порты Русского Севера были доставлены сотни тысяч тонн стратегических грузов и, что особенно важно — в 1941 и 1942 годах, когда в них была особая потребность.

Северный морской путь тоже стал зоной боевых действий. Немецкие подлодки атаковали отдельные советские суда и небольшие конвои, а в августе 1942 года на СМП вышел тяжелый крейсер «Адмирал Шеер». Его задачей было уничтожение сразу двух конвоев, идущих с востока и запада, в районе пролива Вилькицкого. Но 25 августа «Адмирал Шеер» встретил одинокий ледокол «Александр Сибиряков» — тот перед гибелью успел послать радиограмму о встрече с немецким крейсером. «Адмиралу Шееру» пришлось ограничиться обстрелом порта Диксон и уйти в Норвегию.

Последние залпы в Заполярье

В 1944 году Финляндия вышла из войны на стороне Германии и даже участвовала в боях против бывшего союзника в финской Лапландии. Но в Заполярье оставалась мощная немецкая группировка. Ее задачей было охранять добычу металлов, в первую очередь — никеля в северной Норвегии.

7 октября началась Петсамо-Киркенесская операция — последнее большое советское наступление 1944 года, или, как его тогда называли, «Десятый сталинский удар». Войскам Карельского фронта предстояло брать укрепления, строительство которых началось еще в 1941 году. За три года немцы продолбили в гранитных скалах огневые точки, оборудованные не только артиллерией и пулеметами, но и стационарными огнеметами.

Однако Красная армия уже научилась преодолевать любую немецкую оборону. За два дня Заполярный фронт был прорван на всех участках, к 21 октября противник вытеснен за советскую границу, а на следующий день началось освобождение Северной Норвегии при участии норвежских подпольщиков. Как и в 1941 году, большая роль принадлежала тактическим десантам Северного флота, захватывавшим причалы и береговые батареи. В ноябре немецкие войска покинули норвежскую провинцию Финнмарк — и война в Заполярье закончилась.

Северный флот: война за Полярным кругом

Советское Заполярье в 1941-45 гг. становится театром активных действий субмарин.

База флота

Северный флот стал самым молодым из флотов СССР и был образован в 1933 г. В составе флота на 1941 г. отсутствовали линейные корабли и крейсеры. Самым крупным кораблем флота являлся лидер «Баку». В ходе войны флот получил пополнение, когда Северным морским путем совершили переход несколько кораблей Тихоокеанского флота. Кроме того, в силу специфики инфраструктуры и географического положения субмарины Северного флота имели очень ограниченное количество мест базирования. Основной же базой подводных лодок стал Полярный (до 1939 г. — Полярное).

Читайте также  Стратегическая оборона 1942 г. сталинградская битва

Театр военных действий

Театром военных действий советских субмарин стала обширная акватория Баренцева и Норвежского морей. Этим были обусловлены весьма протяженные по сравнению с внутренними морями походы подводных лодок. Другим качественно был и состав ВМФ противника. Если на Черном и Балтийском море противник не использовал для активных действий крупные надводные корабли, то на Севере ситуация была иной. На порты оккупированной Норвегии в различное время базировался целый ряд крупных кораблей германского флота, включая тяжелые крейсеры и крупнейший немецкий линейный корабль «Тирпиц».

Состав же Северного флота был таков, что активно бороться с крупными кораблями было возможно лишь силами авиации и подводных лодок. Качественно иными были и основные цели. Если Черноморскому и Балтийскому флотам нередко приходилось атаковать отдельные суда противника, то подводникам Северного флота чаще надлежало вести борьбу с хорошо охраняемыми конвоями врага. Правда, гораздо меньшей была угроза со стороны наземных сил противника. Если на Черном и Балтийском морях немецкие войска и их союзники вплотную подходили и овладевали базами советских субмарин, то на Севере им так и не удалось приблизиться к пунктам базирования подводных лодок.

Подводная лодка К-21

К-21 стала одной из самых знаменитых лодок Северного флота в период Великой Отечественной войны. Субмарина была построена в 1937 г. в Ленинграде и относилась к числу наиболее крупных крейсерских советских субмарин. Лодка имела шесть носовых и четыре кормовых 533-мм торпедных аппарата; артиллерийское вооружение включало две 100-мм и две 45-мм пушки.

В июле 1942 г. К-21 под командованием Николая Александровича Лунина предприняла попытку атаковать с дальней дистанции «Тирпиц». Вопреки художественному повествованию В. С. Пикуля в «Реквиеме каравану PQ-17», где эта атака описана с предельно короткого расстояния, Лунин, за неимением выбора, рискнул провести атаку с очень невыгодной позиции. Несмотря на неудачную атаку «Тирпица», К-21 имеет на своем счету четыре потопленных корабля и судна противника. На минах К-21 подорвались и затонули охотник за подводными лодками и транспортное судно. Еще два судна были потоплены артиллерией К-21. Всего подводная лодка совершила двенадцать боевых походов. В 1942 г. К-21 была награждена орденом «Красное Знамя». Эта лодка была сохранена и установлена в заполярном Североморске в качестве мемориала.

Подводная лодка С-56

Еще одной известной субмариной Северного флота стала подводная лодка С-56. В октябре 1941 г. субмарина вошла в состав Тихоокеанского флота. Вооружение состояло из четырех носовых и двух кормовых 533 мм торпедных аппаратов. Кроме того, лодка несла одно 100-мм и одно 45-мм орудия. В октябре 1942 г. лодка покинула Владивосток и через Тихий океан, Панамский канал и Атлантический океан осуществила переход в Полярный.

После включения в состав Северного флота совершила восемь боевых походов. Торпедами лодка потопила германские транспортные суда «Ойроштадт», и «Генрих Шульте», тральщик и сторожевой корабль. 31 марта 1944 г. С-56 была награждена орденом «Красное Знамя», а 23 февраля 1945 г. стала гвардейской. В 1954 г. по Северному морскому пути совершила переход на Дальний Восток, вернувшись, таким образом, вокруг света в начальный пункт базирования. В 1975 г. С-56 была установлена в качестве мемориала на Корабельной набережной Владивостока и является филиалом музея Краснознаменного Тихоокеанского флота.

Итоги боевых действий

На данный момент достоверно известно об уничтожении подводными лодками Северного флота за годы Великой Отечественной войны двадцати транспортов, подводной лодки, семи охотников за подводными лодками, четырех сторожевых кораблей и пяти мотоботов. Еще семь транспортов, госпитальное судно, два охотника за подводными лодками и два сторожевика погибли на минах, выставленных советскими субмаринами. Еще целый ряд немецких и норвежских судов получили различные повреждения.

Собственные потери составили двадцать две подводные лодки. При этом если на Балтике или Черном море ряд субмарин был уничтожен при оставлении портов (Севастополь, Таллин, Лиепая и др.), то на Северном флоте все погибшие лодки были потеряны во время боевых походов. Достоверно установлены обстоятельства гибели пяти лодок. Еще семнадцать субмарин не вернулись из походов, Обстоятельства гибели еще 17-ти субмарин точно неизвестны. Предположительно, основной причиной их гибели стали минные заграждения противника, которые за все войны лодки Северного флота пересекали более тысячи раз. Возможно, несколько подлодок погибли в результате аварий и неисправностей. Постепенно в силу случайностей или систематического поиска выясняются судьбы погибших субмарин и их экипажей.

Глава 2
Началось…

На чашах весов

Намерения Верховного командования Вермахта в отношении Советского Заполярья в общих рамках плана «Барбаросса» выглядели следующим образом. В первые же недели войны горнострелковый армейский корпус «Норвегия» [22] генерала Эдуарда Дитля (Eduard Ditl) должен был захватить Мурманск и Полярный, лишив тем самым баз все советские боевые корабли и транспортные суда. Правда, в этом вопросе имелся некоторый нюанс, о котором будет рассказано чуть ниже. От Кригсмарине требовалось защитить морские коммуникации от возможных атак эсминцев и подводных лодок Северного флота.
Задачи Люфтваффе определялись директивой № 44355/41 Верховного командования Вермахта от 7 апреля 1941 г. Согласно ей, 5‑й воздушный флот, которым командовал генерал-оберст Ханс-Юрген Штумпф (Hans-Jurgen Stumpf), должен был «как можно быстрее разрушить сооружения порта Мурманск, нарушить морские сообщения противника в Баренцевом море путем потопления кораблей и минирования». Ему также поручалось разрушить шлюзы на Беломоро-Балтийском канале имени Сталина и заминировать сам канал, чтобы не допустить перевода по нему боевых кораблей с Балтийского моря на Север.
Штаб флота располагался в Осло – за полторы тысячи километров от района, в котором вскоре предстояло действовать. Поэтому его начальник штаба – оберст-лейтенант Андреас Нильсен (Andreas Nielsen) – в июне 1941 г. прибыл в Киркенес, так сказать, для оперативного управления на месте.
Для решения поставленных задач в распоряжении Нильсена были довольно скромные по численности ударные силы:
– тридцать шесть пикирующих бомбардировщиков Ju-87R-2 из IV.(St)/LG1 под командованием 27-летнего гауптмана Арнульфа Блазига (Arnulf Blasig), базировавшиеся на аэродроме Киркенес;
– десять бомбардировщиков Ju-88A-5 из 5-й эскадрильи KG30 «Адлер», находившиеся на аэродроме Банак;
– истребительная группа «Киркенес» во главе с гауптманом Альфредом фон Лойевски (Alfred von Lojewski), в которую входили пять Bf-110D из 1.(Z)/JG77 и около тридцати Bf-109E из 1-й, 13-й и 14-й эскадрилий JG77.
Кроме того, в Киркенесе размещались три Ju-88D-2 из 1-й эскадрильи дальней разведки Aufkl.Gr.124, а в гаванях Тромсё и Киркенеса базировались гидросамолеты He-115 и Do-18 из 1-й эскадрильи Kü.Fl.Gr.406.
Противостоявшие им ВВС Северного флота, которые возглавлял генерал-майор А. А. Кузнецов, были более многочисленными. По состоянию на 21 июня 1941 г. в них входили:
– 72-й САП майора Г. П. Губанова, насчитывавший 49 истребителей: двадцать восемь И-15бис, семнадцать И-153 «Чайка» и четыре И-16, [23] а также одиннадцать двухмоторных бомбардировщиков СБ;
– 118-й отдельный разведывательный авиаполк (ОРАП), имевший 37 одномоторных летающих лодок МБР-2 и семь двухмоторных гидросамолетов ГСТ. Последние представляли собой лицензионный вариант знаменитой летающей лодки PBY-1, спроектированной американской фирмой «Консолидейтед» и получившей известность под наименованием «Каталина»; [24]
– 49-я отдельная эскадрилья (ОАЭ), имевшая десять МБР-2;
– 24-е авиазвено связи из двух таких летающих лодок.
Все колесные самолеты базировались на аэродроме Ваенга, в 18 км северо-восточнее Мурманска, а гидросамолеты – в расположенной поблизости базе в губе Грязная, на восточном берегу Кольского залива.

Пикирующий бомбардировщик Ju-87B-2 «L1+XF» из штабного звена IV.(St)/LG1, аэродром Банак, Северная Норвегия, весна 1941 г.

Истребитель Bf-109E командира 1./JG77 обер-лейтенанта Хорста Карганико (Horst Carganico), аэродром Банак, весна 1941 г.

Действия флотской авиации в случае необходимости могли поддержать истребители 1-й смешанной авиадивизии (САД) под командованием полковника М. М. Головни, чей штаб находился в Мурманске:
– на аэродроме Шонгуй, в 25 км южнее Мурманска, базировался 145-й истребительный авиаполк (ИАП), который имел пятьдесят шесть И-16;
– на аэродроме Мурмаши, в 17 км юго-западнее Мурманска, – 147-й ИАП, располагавший тридцатью четырьмя И-153 и девятнадцатью И-15бис.
Кроме того, в состав авиадивизии входил 137-й бомбардировочный полк (БАП), размещавшийся на аэродроме Африканда и имевший тридцать восемь СБ.
Если подвести некоторые итоги, то картина выглядит следующим образом. Против 46 бомбардировщиков и 35 истребителей, имевшихся под началом оберст-лейтенанта Нильсена, советская флотская и армейская авиация располагала в районе Мурманска в общей сложности 158 истребителями. Таким образом, она имела над силами Люфтваффе в Заполярье общее численное превосходство, причем без учета самолетов-разведчиков, как минимум в 2,3 раза. В соотношении же истребителей эта разница составляла уже более четырех с половиной раз.
В то же время дело с организацией наземной противовоздушной обороны обстояло неважно. Согласно предвоенным планам, Мурманск, Кировскую железную дорогу и другие важные объекты: аэродромы, ГЭС и прочие, прикрывал Мурманский бригадный район ПВО во главе с полковником А. Н. Курочкиным. Однако сил и средств, то есть бойцов и техники, для всего этого, как и во многих других районах СССР, не хватало.
В итоге Мурманск защищала одна-единственная 76-мм батарея из 33-го ОЗАД. К этому времени население города составляло уже 130 тысяч человек, а его жилой фонд насчитывал 44 700 кв. метров. Правда, большая часть домов была построена из самого простого и дешевого материала – из дерева, и лишь на центральных улицах возводились пяти– и шестиэтажные дома.
Еще по одной такой же батарее того же 33-го дивизиона находилось около станции Кола, а также около поселка Мурмаши, поблизости от которого располагались аэродром и Туломская ГЭС. Наблюдение за воздушным пространством над безлюдными и неприветливыми районами вокруг Мурманска осуществляли посты 73-го отдельного батальона ВНОС.

1 июня – день Северного флота.

История становления Северного флота.

Читайте также  Воюющие коалиции в начале 1918 г.

Принято считать, что история северного флота началась с 1 июня 1693 года. Тогда в 1693 году в Архангельске на основании указания Петра I была основана Соломбальская судоверфь, которая начала строительство военных кораблей на Севере.

Парад кораблей Северного флота

Его история действительно полна героических дел и больших свершений, но известна она гораздо меньше, чем история Балтийского и Черноморского флотов. В связи с этим интересно посмотреть, как зарождалась боевая слава североморцев, их традиции самоотверженности и героизма при выполнении своего долга.

Гвардейская подводная лодка Д-3 возвращается с победой

Как использовались суровые условия театра военных действий для достижения превосходства над противником. Истоки этой славы тесно связаны с деятельностью Петра I и его титанической работой по созданию российского флота.

Парадоксальность истории создания Северного флота заключается в том, что стратегическое значение этого региона для судеб России былo осознанo еще при Иване Грозном, когда в результате поражения в Ливонской войне Россия лишилась всех выходов к Балтийскому морю. Тогда Архангельский порт постепенно стал центром торговых сношений России с процветающей Европой. В начале 90-х годов XVII века в Архангельск ежегодно приходило до 40 заморских кораблей. А вот необходимость военного флота для защиты этого края поняли гораздо позднее.

Атлас крепостей. карты Российской империи.

В 1700 году началась Северная война со Швецией. Основные боевые действия развернулись в Финском заливе и на его берегах, но Петр I учитывал возможность нападения шведов со стороны северных морей. По его поручению оборона Архангельского порта строилась широко и надежно. В устье Северной Двины была построена Новодвинская крепость. На других опасных участках создавали укрепления, ставили береговые батареи, усилили гарнизон и развернули посты наблюдения за иностранными судами в Белом море. Тогда же построили несколько военных судов, которые можно считать первенцами Северного флота.

Боевое крещение

Новодвинскую крепость заложили весной 1701 года в 20 км к северу от центра Архангельска. Она предназначалась для защиты фарватера от ожидаемого нападения шведов. Это была цитадель с четырьмя бастионами и внешними укреплениями, рассчитанная на гарнизон в 1000 воинов. Позднее она считалась одной из лучших крепостей в России. Но шведы не стали долго ждать. Их эскадра из 7 судов под командованием вице-адмирала Шёблада подошла к устью Северной Двины 24 июня 1701 года. К этому времени строители успели заложить только фундамент. Но береговые батареи были готовы и ждали неприятеля.

Подвиг лодейного кормчега Ивана Рябова

Сначала Шёблад послал на разведку шняву и 2 галиота. Чтобы безопасно пройти по сложному фарватеру Северной Двины, они взяли в качестве лоцманов пленных поморов — Ивана Рябова и Дмитрия Борисова и под видом торговых судов пошли к Архангельску. Наши поморы, отлично зная фарватер, посадили шняву и галиот на мель против Новодвинской крепости. Оба судна были захвачены русскими. При этом Борисов погиб, а Рябов был ранен, но ему удалось спастись. После этого шведы отказались от нападения на Архангельск. Разорив несколько селений, шведская эскадра ушла от русских берегов.

План Соломбальской верфи в 1741

Беломорская флотилия

В то время на Белом море еще не было боевых кораблей, а Рябов и Борисов, конечно, не являлись военными моряками, но они защищали северные рубежи нашей Родины от иностранных интервентов, и их подвиг по праву вписан в боевую летопись Северного флота. На протяжении всей Северной войны сохранялась угроза нового нападения шведов на Архангельск, поэтому было принято решение о создании Беломорской военной флотилии. С 1708 года на Соломбальской верфи Архангельска началось строительство для нее боевых кораблей. В 1710 году были спущены на воду три 32-пушечных фрегата, а в 1712-13 годах — пять 54-пушечных кораблей. Так зарождался Северный флот.

Фрегат «Крейсер». Корабль строился на Соломбальской верфи в Архангельске под наблюдением
капитана 2 ранга М. П. Лазарева

Однако Беломорская военная флотилия просуществовала совсем недолго. Как только отпала угроза нападения шведов на Архангельск, Петр I приказал волоком перетащить суда флотилии в Онежское озеро. Соломбальская верфь продолжала в большом количестве строить корабли и фрегаты, но они практически сразу уходили на Балтику, теперь уже вокруг Скандинавии. На Севере оставались только небольшие отряды судов для охраны Белого моря и Кольского полуострова. После смерти Петра I идея воссоздания Беломорской флотилии даже не обсуждалась.

Бриг “Меркурий” . Заложен 31.7.1819 на Соломбальской верфи. . Строитель A. M. Курочкин

Флотилия Северного Ледовитого океана

Следующая попытка создать военную флотилию на Севере была предпринята в годы Первой мировой войны, когда особенно остро встал вопрос о защите северных портов и морских коммуникаций. В сентябре 1916 года началось формирование Флотилии Северного Ледовитого океана. Через год в ее составе числилось 89 кораблей, в том числе один линкор, два крейсера и 4 эсминца. Ее главной задачей стала охрана иностранных судов с военными грузами, которые поставляли в Россию союзники по Антанте. Однако судьба этой флотилии оказалась печальной.

В 1918 году в период гражданской войны и иностранной военной интервенции корабли, находившиеся в Кольском заливе, попала в руки интервентов, главным образом англичан. Часть кораблей, базировавшиеся в Архангельске, красные увели по Северной Двине к Котласу. Из них была сформирована Северо-Двинская военная флотилия, которая активно участвовала в боях с белогвардейцами. В 1920 году на оставшихся в Архангельске кораблях ушли за границу остатки действовавшей на Севере белогвардейской армии. Так закончилась и эта попытка создать военный флот на Севере нашей страны.

Северный флот

Прошло несколько лет, и 1 июня 1933 года было принято решение о создании Северной военной флотилии. Большую роль в этом сыграл Беломорско-Балтийский канал, вступивший в строй в 1933 году. По нему с Балтики в Баренцево море прошли несколько эсминцев, сторожевых кораблей и подводных лодок, составивших ядро флотилии.

Крейсер Аскольд в составе флотилии Северного Ледовитого океана

Большой вклад в ее становление внес Константин Иванович Душенов, который был ее командиром с марта 1935 по май 1938 года. При нем флотилия перешла в свою главную базу — Полярный, началось освоение губы Ваенга, где приступили к строительству главной базы флота — Североморска.

Линейный корабль Чесма под красным флагом Беломорской военной флотили.

В 1937 году флотилия была преобразована в Северный флот. Строились базы, аэродромы и береговые батареи, создавались судостроительные предприятия. Очень активно велась боевая подготовка и освоение обширнейшей зоны ответственности флота. Корабли ходили в дальние походы к Новой Земле, в Карское море и западном направлении. Люди привыкали плавать в условиях сильных штормов и туманов, в сложных ледовых условиях. В 1938 году подводная лодка «Д-1» совершила поход длительностью в 120 суток, пройдя более 11 тысяч миль, а подводная лодка «Д-3» впервые осуществила подлёдное плавание.

Гвардейская Краснознаменная подводная лодка Д-3

Первое боевое крещение Северный флот принял в войне с Финляндией 1939-40 годов. При активном участии североморцев войска 14-й армии к концу первого дня войны овладели полуостровами Средний и Рыбачий, а к вечеру следующего дня были взяты порты Линахамари и Петсамо. Силы флота лишили Финляндию возможности получать иностранную военную помощь по северным морям и обеспечили поддержку приморского фланга наших войск. Присоединение полуостровов Рыбачий и Средний позволило существенно укрепить оборону Кольского залива.

Подводная лодка Д-1 в постройке.

Великая Отечественная война

С июля 1940 по август 1946 года флотом командовал Арсений Григорьевич Головко. К началу Великой Отечественной войны СФ насчитывал 8 эсминцев, 15 подводных лодок, 7 сторожевых кораблей, минный заградитель и 116 самолетов. В этой войне североморцы с честью выполнили поставленные задачи, сорвав планы гитлеровцев в короткий срок захватить Кольский полуостров с портом Мурманск и блокировать все северное побережье Советского Союза. Северный флот внес достойный вклад в разгром врага в Заполярье и освобождение Северной Норвегии.

Награждение экипажа подводной лодки Северного флота С-56

Корабли флота обеспечили проводку 76 союзных конвоев, которые доставили 4 млн. тонн груза (это 25% всех поставок по ленд-лизу). По внутренним морским путям было проведено 1548 конвоев. Флотские авиаторы, подводники и катерники своими ударами срывали воинские перевозки фашистов в Баренцевом море. Общие потери противника на театре составили 214 кораблей и вспомогательных судов, более 400 транспортов общим тоннажем свыше 1 млн. тонн и 1300 самолетов. За выдающиеся подвиги во время войны высокое звание Героя Советского Союза было присвоено 85 североморцам.

Послевоенные задачи и достижения

В годы «холодной войны» североморцы с таким же героизмом и настойчивостью овладевали ракетно-ядерным оружием, осваивали атомные корабли, обеспечили выход флота в Мировой океан. В начале 1966 года две атомные подводные лодки Северного флота в подводном положении совершили кругосветный переход из Баренцева моря на Камчатку.

Северный флот БДК Митрофан Москаленко

Он показал, что теперь весь Мировой океан стал стартовой площадкой для наших ракет. Историческая роль нашего флота заключалась в том, чтобы не допустить безраздельного господства ВМС США в Мировом океане, и первыми это сделали подводники — североморцы.

Флагман Северного флота (СФ), тяжелый атомный ракетный крейсер Петр Великий

Сейчас, пережив трудные 90-е годы, Северный флот вновь набирает силы и пополняется современными кораблями. На них приходят высокообразованные, инициативные офицеры и отбираемые по контракту матросы. Это позволяет комплектовать профессиональные экипажи, которые грамотно и эффективно эксплуатируют сложнейшую боевую технику. Благодаря этому флот активизирует свою деятельность в Мировом океане – участвует в контртеррористической борьбе и в международных морских учениях, а также наносит визиты в дружественные нам страны.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: