Краткая биография зайцев

Краткая биография: Зайцев Борис Константинович

Прозаик.
Родился 29 января (10 февраля н.с.) в Орле в семье горного инженера. Детские годы прошли в селе Усты Калужской губернии «в атмосфере приволья и самого доброго к себе отношения со стороны родителей». С этого времени он испытывает «колдовскую власть», каковую всю жизнь радостно испытывает — власть книги.
В Калуге он заканчивает классическую гимназию и реальное училище. В 1898 «не без внушений любимого отца» выдерживает экзамены в Императорское техническое училище. Учится только год: его отчисляют за участие в студенческих волнениях. Едет в Петербург, поступает в Горный институт, но скоро его оставляет, возвращается в Москву и, снова успешно сдав экзамены, становится студентом юридического факультета университета, но, проучившись три года, бросает университет. Увлечение литературой становится делом всей жизни.
Свои первые литературные опыты Зайцев отдает на суд патриарха критики и публицистики Н. Михайловского, редактора журнала народничества «Русское богатство» и получает его благосклонное напутствие. В 1900 он встречается в Ялте с Чеховым, благоговейное отношение к которому сохраняет на всю жизнь. Чехов отметил талант молодого писателя. Леонид Андреев опубликовал в «Курьере» рассказ Зайцева «В дороге», который возвестил; о рождении самобытного прозаика. В 1902 входит в московский литературный кружок «Среда», объединявший Н. Телешова, В. Вересаева, И. Бунина, Л. Андреева, М. Горького и др.
Первые успешные публикации открывают Зайцеву дорогу в любые журналы. О нем заговорили, появились первые рецензии и очерки творчества. Главным достоинством его рассказов, повестей, романов, пьес была радость жизни, светлое оптимистическое начало его мировидения.
В 1906 его знакомство с Буниным переходит в близкую дружбу, которая сохранится до последних дней их жизней, хотя временами они ссорились, впрочем, очень быстро мирясь.
В Москве в 1912 образуется кооператив «Книгоиздательство писателей», в которое входят Бунин и Зайцев, Телешов и Шмелев и др.; здесь в сборниках «Слово» Зайцев печатает такие значительные произведения, как «Голубая звезда», «Мать и Катя», «Путники». Здесь же начинается публикация его первого собрания сочинений в семи томах.
В 1912 он женится, рождается дочь Наташа. Среди этих событий личной жизни он завершает работу над романом «Дальний край» и приступает к переводу «Божественной комедии» Данте.
Зайцев подолгу живет и работает в отцовском доме в Притыкино Тульской губернии. Здесь получает весть о начале первой мировой воины и повестку о мобилизации. Тридцатипятилетний писатель в 1916 становится курсантом военного училища в Москве, а в 1917 — офицером запаса пехотного полка. Воевать ему не пришлось — началась революция. Зайцев пытается найти в этом разрушающемся мире место для себя, что дается с большим трудом, многое возмущает, оказывается неприемлемым.
Участвует в работе Московской просветительской комиссии. Далее радостные события (публикации книг) сменяются трагическими: арестован и расстрелян сын жены (от первого брака), умирает отец. В 1921 его выбирают председателем Союза писателей, в этом же году деятели культуры вступают в комитет помощи голодающим, а через месяц их арестовывают и отвозят на Лубянку. Зайцева через несколько дней освобождают, он уезжает в Притыкино и возвращается весной 1922 в Москву, где заболевает тифом. После выздоровления решает с семьей ехать за границу для поправки здоровья. Благодаря содействию Луначарского получает визу и покидает Россию. Сначала живет в Берлине, много работает, затем в 1924 приезжает в Париж, встречается с Буниным, Куприным, Мережковским и навсегда остается в столице эмигрантского зарубежья. Зайцев до конца своих дней активно работает, много пишет, печатается. Осуществляет давно задуманное — пишет художественные биографии дорогих ему людей, писателей: «Жизнь Тургенева» (1932), «Жуковский» (1951), «Чехов»(1954).
В 1964 пишет последний свой рассказ «Река времен», который даст название и последней его книге.
Зайцеву также принадлежат: автобиографическая тетралогия — «Путешествие Глеба» (1937), «Тишина» (1948), «Юность» (1950), «Древо жизни» (1953); сборники повестей: «Путники» (1921), и др.; несколько пьес; перевод на русский язык «Ада» Данте. Для произведений Зайцева, тонкого стилиста, характерны этическая проблематика, психологизм, печать религиозно-мистического мироощущения.
21 января 1972 в возрасте 91 года Зайцев скончался в Париже. Похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа.

Значение ЗАЙЦЕВ БОРИС КОНСТАНТИНОВИЧ в Краткой биографической энциклопедии

Зайцев Борис Константинович — талантливый писатель. Родился 29 января 1881 г. в городе Орле, в дворянской семье, происходящей от татарского рода с примесью польской крови. Детство Зайцев провел в имении под Калугой, в атмосфере приволья и семейной ласки. Одно из главных влияний детства — постоянное общение с природой и охота. Учился в калужском реальном училище; в 1898 г. поступил в Императорское техническое училище в Москве, но в 1899 г. был оттуда исключен за участие в беспорядках; был студентом горного института; стремясь в университет, сдал в 1902 г. экзамен по древним языкам и поступил на юридический факультет Московского университета, но курса на кончил. Этот период студенческой жизни Зайцев сам характеризует как «время метаний — пока не определилась деятельность литературная в 1905 — 1906 гг.». Первые литературные опыты относятся к возрасту 16 — 17 лет. Рассказ «В дороге» появился в «Курьере» в 1901 г. Затем Зайцев печатался в газетах: «Курьер», «Утро России» и «Речь» и в журналах: «Правда», «Новый Путь», «Вопросы жизни», «Золотое Руно», «Перевал», «Русская Мысль», «Современный мир», «Вестник Европы», «Новый журнал для всех», «Новая жизнь», в альманахах «Шиповника» и «Земли». Первая книжка рассказов вышла в 1906 г., вторая в 1909 г., третья — в 1911 г. (все в Санкт-Петербурге). В 1913 г. вышел роман Зайцева «Дальний край». Зайцев — один из наиболее даровитых и своеобразных писателей, выступивших в первые годы ХХ века. Это — типичный представитель новейшей, так называемой «молодой» литературы. В нем отразились все ее особенности и ее главнейшие искания в области как идей, так и формы. Ему в большой мере присуща свойственная молодой литературе склонность к философствованию — к уяснению жизни в свете моральных проблем. Его интересует не конкретная видимость вещей, не их внешний облик, а внутренняя сущность; их отношение к коренным вопросам бытия и их взаимная связь. Отсюда недовольство старыми художественными формами — бытовым реализмом, искание новых, более соответствующих содержанию. Содержание творчества Зайцева — человеческая душа как часть космоса и его отражение. Наиболее подходящими приемами, на первых порах, ему представлялись отчасти так называемый «импрессионизм», отчасти символизм, а затем в нем все более и более проявляется тяготение к новому — углубленному и утонченному — реализму. Зайцев — большой субъективист, но его экспансивность не производит впечатления грубой откровенности: напротив, она придает его творчеству отпечаток интимного благородства. Лиризм является основной чертой его рассказов. Среди них нет ни одного, который не был бы типично зайцевским. Вопрос о смысле жизни и связанные с ним мятежные, болезненные настроения отразились в психологии Зайцева весьма сложно. Они столкнулись с его духовной организацией, совсем не склонной к бурям и не страдающей диссонансами, с его душой светлой, по-чеховски мирной и созерцательной, покорно принимающей жизнь. Современность отравила Зайцева своим ядом, но теоретически он остался убежденным и последовательным защитником жизни. Этим объясняется и та двойственность, которая присуща зайцевским героям. Все они — за «жизнь» и считают, что человеку-«светочу» не дано право тушить себя, пока его не потушат; но жить, устраивать свою жизнь, они не умеют. В них слаб пульс жизни. Герои Зайцева — такие же пассивные созерцатели, как и чеховские хмурые люди; но у них нет присущей интеллигенту оторванности от космоса; они не чувствуют себя среди природы одинокими. В рассказах 3-го сборника: «Мгла», «Тихие зори», «Священник Конид», «Миф» эта связь человека с миром так сильна, что они кажутся слитыми: человек как будто не выделился из космоса. Космос вообще господствует у Зайцева над индивидуальным началом и заглушает его даже в позднейших рассказах, например, в «Вечернем часе». Отстрадавшая, покончившая с личными вопросами героиня говорит: «Что бы то ни было, я вижу. Я ощущаю даже радость жизни, — она все больше заключается для меня в клочке синего неба, в фиалке, глазах влюбленной девушки, белой пене моря, смехе ребенка. » Современный кризис индивидуализма почти не задел Зайцева: не было к этому склонности в его натуре. К своему художническому оптимизму он пришел не сразу. В ранних рассказах, например, в «Сестре» и «Гостье», герои испытывают тревожное чувство перед вопросами бытия. Полнее и ярче всего оптимизм Зайцева выразился в «Аграфене», потому что ему пришлось иметь дела с символами, а не с живыми людьми. В этой повести о человеческой, в частности — женской жизни, по задачам, есть общее с «Жизнью человека» Андреева , но по настроению они резко различаются. Сопоставление этих двух произведений, в одинаковой степени схематичных, может показать, как далеко разошелся Зайцев с отрицателями жизни в роде Андреева, Ремизова или Арцыбашева . Несмотря на свою отвлеченность, «Аграфена» с чрезвычайной убедительностью раскрывает проблему жизни. В резиньяции Аграфены, прожившей бурную жизнь, не уклонявшейся ни от радости, ни от страдания, нет ничего искусственного: она кончает полным просветлением и приятелем мира. В красивом рассказе «Спокойствие» и в большом романе «Дальний край» оптимизм Зайцева носит несколько половинчатый характер: с одной стороны, герои утверждают, что «жизнь прекрасна», и в ней «бесповоротно побеждает кто-то близкий и родной», с другой — они так хилы и неустойчивы, что в крайнем случае — «если очень прихлопнет», всегда готовы и «на попятный». Будучи новатором, Зайцев вместе с тем — одно из тех звеньев, которые связывают литературу прошлого с литературой будущего. Зайцев роднит со старой литературой, прежде всего, его идеализм и прочный моральный фундамент. В его героях очень сильно чувство долга. Они не свободны; они чувствуют себя в мире исполнителями высшей воли. «Драмы есть, ужасы — да, но живем мы во имя прекрасного. «. «Жизнь есть жизнь — борьба за свет, культуру, правду. Не себе одному принадлежит человек». Мысль, выраженная в последних словах, является у Зайцева центральной. Роднит его со старой литературой и яркая в его творчестве русская стихия. В его произведениях все подлинно русское — и природа, и человек. Природа, как у Чехова — типично русский пейзаж: широкая равнина, бесконечная даль, необозримый простор, с обычным преобладанием элегических, матовых красок, располагающих к самосозерцанию, самоуглублению — в духе картин Левитана . Русский человек у Зайцева обозначился не сразу, как и человек вообще; но уже в «Спокойствии» Константин Андреевич является типичным русским помещиком — скитальцем, потомком лишних людей Тургенева . Герой «Изгнания» — конкретный русский человек, с налетом толстовства, большими моральными запросами и внутренней готовностью к «уходу». Зайцев — один из немногих молодых писателей, избежавший влияния Достоевского . Все литературные влияния распределились в нем равномерно, с некоторым преобладанием толстовского и тургеневского. Ближайшим и, по-видимому, очень любимым учителем Зайцева был Чехов, с которым у него много общего и в натуре, и в таланте. Талант Зайцева не отличается такой законченностью и устойчивостью, как у Чехова, но зато нежнее и тоньше. Зайцев — тоже миниатюрист, но внесший много нового в миниатюру. Он умеет сосредоточить внимание читателя на той именно стороне предмета, которая ему особенно нужна. Лучшие образцы таких волнующих миниатюр помещены в 3 томе. В каждом из очерков: «Заря», «Смерть», «Жемчуг», представлен какой-нибудь жизненный эпизод на широком фоне авторских чувств и мыслей о жизни. В способности подходить к предмету непосредственно и сразу захватывать кроется обаяние зайцевской манеры, которая, несмотря на усиленное тяготение Зайцева к реализму, остается импрессионистско-лирической даже в большом романе «Дальний край». Отдельные картины этого романа свежи и поэтичны и вполне могли бы рассматриваться как самостоятельные произведения (например, все итальянские эпизоды). Но в целом роман не отличается полнотой, стройностью и широтой захвата. Кроме рассказов и романа, у Зайцева есть несколько пьес, не особенно удачных, но характерных для него: «Верность», «Любовь», «Усадьба Лариных». Последняя напоминает отчасти «Чайку» Чехова, отчасти тургеневский «Месяц в деревне». — Ср. Ю. Айхенвальд «Сил. рус. пис.» (т. III); А. Горнфельд «Книги и люди»; Е. Колтоновская «Новая жизнь». Е. Колтоновская.

Читайте также  Краткая биография стерн

Краткая биография зайцев

ЗАЙЦЕВ БОРИС КОНСТАНТИНОВИЧ
(1881 – 1972)

Борис Константинович Зайцев, русский писатель. Родился 29 января 1881 года в Орле. Его отец, Константин Николаевич Зайцев, из дворян Симбирской губернии, горный инженер. Работая управляющим заводами Мальцева в Калужской губернии, приобрел в 1897 году имение в д. Притыкино, Каширского уезда, Тульской губернии (в настоящее время – Ясногорский район, Тульской области). Последнее место работы – директор металлургического завода Гужона в Москве (в советское время — «Серп и молот»). Мать Б.К.Зайцева – Татьяна Васильевна (в девичестве Рыбалкина).
Семнадцатилетний Борис Зайцев, окончив Калужское реальное училище, поступил в Императорское техническое училище, но в 1899 году был отчислен за участие в студенческих выступлениях. По настоянию отца поступил в Петербургский Горный институт, опять же — проучился недолго. В 1902 году сдал вступительный экзамен по древним языкам и попал на юридический факультет Московского университета, но не окончил его, увлекшись литературной деятельностью.
В 21 год женился на Вере Алексеевне Орешниковой (1878 г. р.). Ее отец – Орешников Алексей Васильевич (1855-1933), главный хранитель отдела нумизматики в Историческом музее в Москве. У него была еще одна старшая дочь – Татьяна, в замужестве Полиевктова (1875-1961). Борис Константинович прожил с Верой Алексеевной счастливо 63 года. Скончалась Вера Алексеевна 11 мая 1965 года, прикованная параличом к постели последние 8 лет. В 1913 году у них рождается дочь Наталья. Летом 1916 года, Борис Зайцев, тридцатипятилетний ратник ополчения второго разряда, был призван в армию, а 1 декабря он становится юнкером ускоренного выпуска Александровского военного училища.
В Февральскую революцию Б.К.Зайцев член Совета солдатских и офицерских депутатов Москвы. В июле 1917 года артиллерийский прапорщик Зайцев серьезно заболевает (воспаление легких). После трудно протекавшего выздоровления он в сентябре получает шестинедельный отпуск и уезжает в Притыкино. «В последние его дни, когда я жил в деревне, — вспоминал Борис Константинович, — разразилось Октябрьское восстание. Мне не дано было ни видеть его, ни драться за свою Москву на стороне белых». В первые дни февральской революции:
— погиб, растерзанный обезумевшей толпой, племянник Зайцева — Юрий Буйневич, молодой офицер Измайловского полка (Зайцев посвятил ему стихотворение в прозе «Призраки»);
— расстрелян, обвиненный в заговоре, сын Веры Алексеевны Зайцевой от первого брака, — Алексей Смирнов (14 ноября 1919 г.);
— не выдержало сердце отца писателя, он хоронит его в Притыкино в 1919-м;
— уходят из жизни по разным причинам его друзья и единомышленники: Леонид Андреев (1871-1919), Василий Розанов, Юлий Бунин (брат И.А.Бунина, 1857-1921), Александр Блок (1921).
Б.К.Зайцев вспоминает: «В декабре 1920 г., на «трудмобилизации» в Притыкине, предложили мне, как человеку «письменному», поступить писарем в Каширу. Жене моей заняться рубкой леса. Это не устраивало нас, и мы выбрались в Москву. Денег, разумеется, не было. Но друзья нашлись. Друзья взяли в Лавку Писателей, и я встал за прилавок торговать книгами. Это куда лучше, чем служить у коммунистов, да и давало возможности жить».
В 1921 году московские писатели избирают Б.К.Зайцева председателем Всероссийского Союза писателей (заместители – Николай Бердяев и Михаил Осоргин). Летом этого же года руководители Союза приняли предложение вступить в Комитет помощи голодающим («Помгол»), возглавил который Лев Каменев. Но не прошло и месяца, как однажды прямо во время заседания писательской группы Комитета, все его участники, в том числе Б.К.Зайцев, были арестованы и препровождены в подвалы Лубянки. «Проведя несколько дней «в грязи, убожестве, кровавой слякоти отверженного места», Зайцев был освобожден.
Он опять уезжает в Притыкино. «Не могу сказать, чтобы нас обижали» — вспоминает Борис Константинович. «Меня не только не убили, но и заложником не взяли. Не лишили и крова. Я занимал по-прежнему свой флигель. Мне вернули книги, реквизированные во время моей отлучки: все Соловьевы и Флоберы, Данте, Тургеневы и Мериме не без торжественности возвратились (в розвальнях) домой – на родные притыкинские полки. Правда, пришлось воевать: молодой бешеный коммунист в Кашире, местный министр просвещения, библиотеки не хотел возвращать».
В Москву Зайцев возвращается только весной 1922 года. Здесь настигает его новое несчастье: сыпной тиф, чуть не погубивший его.
Московские адреса Зайцевых, — арбатские переулки: Спасопесковский, Гранатный, Благовещенский, Кривоарбатский; улицы Спиридоньевка и Б. Никитская. Последняя их квартира в угловом доме на пересечении ул.Спиридоньевки и Гранатного переулка. Отсюда, немного оправившись от тяжелой болезни, Б.К.Зайцев, по разрешению Луначарского, в июне 1922 года выезжает с женой Верой Алексеевной и девятилетней дочерью Натальей за границу на лечение. Сначала, через Ригу, — в Берлин; затем, по настоянию своего друга Ивана Алексеевича Бунина, — в Париж (в конце декабря 1922 г.), уже навсегда.
В марте 1923 года Борис Константинович Зайцев избирается вице-президентом Союза русских писателей и журналистов в Берлине. Лето проводит с семьей, женой и дочерью, на Балтийском море, в Прерове, близ Штральзунда, проживая в одном доме вместе с семьей русского философа Николая Александровича Бердяева, высланного из Советской России.
В самый канун 1924 года Зайцев приехал в Париж, после неоднократных приглашений друзей, в том числе Ивана Алексеевича Бунина, убеждавших, что здешняя жизнь для эмигранта устроенней, теплее и дешевле берлинской. Здесь, в свой первый парижский год Зайцев напряженно работает над автобиографическим романом «Золотой узор». И, хотя он написан от женского лица, в нем явственно узнаются реальные места и события, происшедшие с писателем, как в предреволюционный период, так и после него.
В декабре 1926 года русская общественность Парижа торжественно отметила 25-летие литературной деятельности Бориса Константиновича Зайцева. Были статьи в журналах и газетах, были многочисленные поздравления друзей, были речи на банкете.
Страсть к путешествиям увлекает его в паломничество к греческим берегам – на Афон, где он в мае 1927 года провел «семнадцать незабываемых дней …, живя в монастырях, странствуя по полуострову…». Такое же путешествие, Зайцев совершит вместе с женой Верой Алексеевной в июле-октябре 1935 года в русский монастырь на Валааме, тогда находившийся на территории Финляндии. В письме к Вере Николаевне Буниной-Муромцевой, Вера Алексеевна писала, про «встречу» с Родиной: «Против нас Кронштадт. Были два раза у границы. Солдат нам закричал: «Весело вам?». Мы ответили: «Очень!». Он нам нос показал, а я перекрестилась несколько раз. Очень все странно и тяжко, что так близко Россия, а попасть нельзя».
В двадцатые годы у Зайцева выходят одна – две книги ежегодно, но гонорары за них были столь малы, что их едва хватало на жизнь. Писатели-изгнанники бедствовали все, потому в Париже обычным явлением стали благотворительные вечера в пользу нуждающихся писателей. В числе организаторов таких выступлений были Б.К.Зайцев и его жена. «Наши дела ужасные», писала им Марина Цветаева. Таких обращений Зайцеву были десятки, и на каждое он отзывался, добиваясь для них помощи у меценатов и издателей. В то же время и сам он жил не лучше тех, о которых хлопотал.
В сентябре 1928 года произошло важное в жизни эмиграции событие — первый и единственный Всеэмигрантский съезд русских писателей и журналистов, созванный в Белграде по инициативе короля Югославии Александра I (в юности он учился в Петербурге). На средства отпущенные правительством, началось издание «Русской библиотеки» и «Детской библиотеки».
Главными для Б.К.Зайцева изданиями в эти годы стали журнал «Современные записки» и газета «Последние новости», а с октября 1927 года – газета «Возрождение».
6 марта 1932 года в Париже состоялось венчание и свадьба дочери Зайцевых – Натальи, с Андреем Владимировичем Соллогубом. Поздравить их пришли все давние друзья Зайцевых: Тэффи, Берберова, Ремизов, Ходасевич, Муратов, Бальмонт, Алданов и многие другие. А через год с небольшим, в ноябре 1933 года, пришел и еще один праздник для всей русской писательской колонии в Париже: в Швеции, Ивану Алексеевичу Бунину присудили Нобелевскую премию. Радостную весть Бунин первому сообщил своему давнему и близкому другу Зайцеву. Борис Константинович тотчас помчался в типографию газеты «Возрождение» и прямо у печатной машины написал восторженные строки, которые утром читал весь русский Париж.
Лето 1934 года Зайцев проводит в гостях у Бунина – на его вилле «Бельведер» в Грасси, где и прежде ему хорошо работалось. Здесь он приступает к «Путешествию Глеба», самому значительному автобиографическому произведению. Начавшись романом «Заря» (1937), — о детстве писателя, эпопея разрастется, и будут сочинены еще три романа: «Тишина» (1939), «Юность» (1944) и «Древо жизни» (1952). Сюжетно тематически к ним примыкают романы «Дальний край», «Золотой узор» (1925) и «Дом в Пасси» (1933), которые также автобиографичные.
Началась вторая мировая война. Тревогой и болью проникнуты в эти годы дневники Б.К.Зайцева. В 1943 году квартира Зайцевых в Париже при бомбардировке была разрушена. К счастью в тот час их не было дома, они завтракали у дочери. Приютила Зайцевых, писательница Нина Берберова. Борису Константиновичу было 62 года и ему суждено было жить еще почти тридцать лет. 24 июля 1945 года дочь Наташа родила сына Михаила.
В последние годы жизни Б.К.Зайцев чаще, чем прежде, обращается и мыслью своей, и сердцем к Родине. Еще в 1943 году он писал: «За ничтожным исключением все написанное мною выросло из России, лишь Россией и дышит». С годами налаживается его переписка с писателями из России. Пишут ему и о прочитанных книгах, неведомыми путями, все-таки попавшими на Родину. Много писем за «железный занавес» отправляет и он. Среди адресатов — Ахматова, Солженицын, Пастернак …
Борис Константинович Зайцев скончался 28 января 1972 года и 2 февраля похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.
Борис Константинович Зайцев прожил большую жизнь. Первые сорок лет прошли в России, впрочем, с долговременными путешествиями по Италии. Остальные, пятьдесят, — почти все во Франции. Однако чувствовал он себя всегда москвичом. И, хотя сегодня уже нет на карте деревни Притыкино, описанные Зайцевым пленительные пейзажи подмосковной и тульской земли еще существуют.
Когда-то, друг А.П.Чехова, Михаил Павлович Свободин, сын артиста Александринского театра в Санкт-Петербурге — П.М.Свободина, в одном из писем Чехову писал: «Живу я в Тульской губернии, в Каширском уезде, сельцо Притыкино! Обладай я плещеевским пером, непременно воспел бы Притыкино, как Плещеев – Лугу».
А такие деревни, как — Мартемьяново, Кончинка, Корыстово, Серебряное, названия, которых встречаются в произведениях Б.К.Зайцева, — существуют и поныне. «Зайцевская Ока впадает не в Волгу, а — в вечность», заметил однажды критик его произведений. После десятилетий забвения и запретов, творческое наследие писателя входит в нашу жизнь. При участии дочери писателя Натальи Борисовны Зайцевой-Соллогуб (1913 – 2008), в издательстве «Русская книга» в 1999-2000 годах, выпущено собрание сочинений Бориса Константиновича Зайцева в девяти томах.
Впервые, сочинения нашего земляка, выдающегося мастера лирической прозы, классика Серебряного века и русского зарубежья, в полном объеме стали доступны российскому читателю.

Читайте также  Краткая биография славникова

Из книги:
Горелов А.Н. «Точка земной красоты». Москва. Изд. «ММТК-СТРОЙ», 2015. – 262 с.: илл.

Зайцев Борис Константинович

Бори́с Константи́нович За́йцев (29 января (10 февраля) 1881, Орёл — † 28 января 1972, Париж) — русский писатель и переводчик.

Содержание

Биография

Отец Константин Николаевич Зайцев — директор Московского металлического завода Гужона, из дворян Симбирской губернии. Детство провёл в селе Усты Жиздринского уезда Калужской губернии. Первоначальное образование получил под руководством гувернанток. В Калуге учился в классической гимназии (1892—1894; не окончил, в 1902 экстерном сдавал экзамен по древним языкам в 6-й московской гимназии). Окончил Калужское реальное училище (1894—1897, дополнительный класс — 1898). Учился на химическом отделении Московского технического училища (1898—1899, исключён за участие в студенческих беспорядках), в Горном институте в Санкт-Петербурге (1899—1901), на юридическом факультете Московского университета (1902—1906; не закончил).

Писать начал с 17 лет. Осенью 1900 в Ялте познакомился с А. П. Чеховым. В начале 1901 послал рукопись повести «Неинтересная история» Чехову и В. Г. Короленко. В том же году познакомился с Л. Н. Андреевым, который помогал ему в начале литературной деятельности. В июле 1901 дебютировал рассказом «В дороге» в «Курьере». В 1902 или 1903 познакомился с И. А. Буниным, с которым долгие годы поддерживал дружеские отношения.

Жил в Москве, часто бывая в Санкт-Петербурге. Член московского Литературно-художественного кружка (1902), участвовал в издании просуществовавшего несколько месяцев журнала «Зори» (1906), с 1907 действительный член Общества любителей российской словесности, также член Общества деятелей периодической печати и литературы.

В 1904 побывал в Италии, неоднократно жил там в 1907—1911. Во время Первой мировой войны вместе с женой и дочерью Натальей жил в Притыкине. В декабре 1916 поступил в Александровское военное училище, в марте 1917 был произведён в офицеры. В брошюре «Беседа о войне» (Москва, 1917) писал об агрессивности Германии, проводил идею войны до победного конца. В августе 1917 заболел воспалением лёгких и уехал на отдых в Притыкино, где жил до 1921, периодически бывая в Москве. В 1922 избран председателем Московского отделения Всероссийского союза писателей. Работал в Кооперативной лавке писателей. После заболевания брюшным тифом в 1922 получил разрешение выехать с семьёй за границу для лечения. Жил в Германии, затем в Италии, с 1924 обосновался в Париже.

За границей сотрудничал в эмигрантских изданиях («Современные записки», «Возрождение», «Русская мысль», «Новый журнал» и другие). Долгие годы был председателем Союза русских писателей и журналистов. Один из учредителей и член общества «Икона» в Париже (1927). В 1950-х гг. был членом Комиссии по переводу на русский язык Нового Завета в Париже.

Литературная деятельность

Дебютировал в печати в 1901. В 1904—1907 печатался в журналах «Правда», «Новый путь», «Вопросы жизни», «Золотое руно», «Перевал», сборниках «Знание». Очерки об Италии публиковал в журнале «Перевал» (1907) и газете «Литературно-художественная неделя» (1907). Переводил Г. Флобера: «Искушение св. Антония» (сборник «Знание», кн. 16, 1907) и «Простое сердце» (альманах «Шиповник», кн. 12, 1910). В 1913—1918 занимался переводом ритмической прозой «Ада» из «Божественной комедии» Данте (опубликован: Париж, 1961).

Первый сборник «Рассказы. Книга 1-я» вышел в Санкт-Петербурге в издательстве «Шиповник» (1906; 2-е издание, 1908; 3-е издание, 1909). В прозе ориентировался преимущественно на Чехова, влияние которого особенно ощутимо в сборнике «Рассказы. Книга 2-я» (1909). Наиболее значительным дореволюционным произведением считают повесть «Аграфена» («Шиповник», кн. 4, 1908), которую сравнивали с «Жизнью человека» Л. Н. Андреева и в которой находили влияние прозы Фёдора Сологуба. Помимо рассказов и повестей, написал роман «Дальний край» («Шиповник», кн. 20, 21, 1913; отдельное издание Москва, 1915), несколько пьес — «Верность», «Усадьба Ланиных» (1914; режиссёрский дебют Е. Б. Вахтангова).

Первое издание «Сочинений» (т. 1—7) вышло в 1916—1919 в «Книгоиздательстве писателей в Москве». Повесть «Голубая звезда» (1918; история любви мечтателя Христофорова и девушки тургеневского типа) писатель считал «самой полной и выразительной», «завершением целой полосы» и «прощанием с прошлым». Откликом на современные события стал сборник рассказов «Улица св. Николая» (Берлин, 1923). Одновременно выпустил сборник прозаических и драматических новелл «Рафаэль» (Москва, 1922) и книгу очерков «Италия» (1923), в которых усматривают уход от трагической современности и поиск гармонического единства в мире европейской культуры.

В эмиграции написал «Алексей Божий человек» (1925), «Преподобный Сергий Радонежский» (1925), издал книги путевых очерков «Афон» (Париж, 1928) и «Валаам» (Таллин, 1936); паломничества в монастыри совершил в 1927 и 1935. К лучшим произведениям писателя относят его повести «Странное путешествие», «Авдотья смерть» (сборник «Странное путешествие», Париж, 1927) и «Анна» (Париж, 1929). Автор романов «Золотой узор» (Прага, 1926) и «Дом в Пасси» (Берлин, 1935), автобиографической тетралогии «Путешествие Глеба» («Путешествие Глеба. I — Заря» — Берлин, 1937; «Тишина» — Париж, 1948; «Юность» — Париж, 1950; «Древо жизни» — Нью-Йорк, 1953), романизированных биографий «Жизнь Тургенева» (Париж, 1932), «Жуковский» (Париж, 1951), «Чехов» (Нью-Йорк, 1954). Значительную часть творческого наследия составляют произведения автобиографического и мемуарного характера и публицистика.

Писатель Борис Зайцев: биография, творчество

Борис Зайцев – известный русский писатель и публицист начала XX века, окончивший свою жизнь в эмиграции. Широко известен произведениями на христианскую тематику. Особо критиками отмечается «Житие Сергия Радонежского», где писатель изложил свою точку зрения на жизнь святого.

Борис Зайцев: биография

Родился писатель в дворянской семье 29 января (10 февраля) 1881 года в городе Орле. Отец часто брал маленького Бориса с собой на работу на горные заводы. Однако большая часть его детства прошла в родовом имении под Калугой, позднее Зайцев описывал это время как идиллическое наблюдение за природой и общение с родными. Несмотря на благополучие своей семьи, Зайцев видел и другую жизнь – разоряющееся дворянство, туго развивающееся заводское производство, постепенно пустеющие имения, опустевшие крестьянские поля, захолустную Калугу. Все это позднее отразится в его творчестве, показывая, насколько сильно эта обстановка повлияла на становление личности будущего писателя.

До 11 лет Зайцев находился на домашнем обучении, затем его отправили в калужское реальное училище, которое он окончил в 1898 году. В тот же год он поступает в Московский технический институт. Однако уже в 1899 году Зайцев оказывается исключенным из учебного заведения как участник студенческих волнений.

Но уже в 1902 году Борис Константинович поступает на юридический факультет, который, впрочем, также не оканчивает. Связано это с тем, что писатель уезжает в Италию, где его увлекают древности и искусство.

Начало творчества

Зайцев Борис Константинович начал писать еще в 17 лет. А уже в 1901 году напечатал в журнале «Курьер» рассказ «В дороге». С 1904-го по 1906 годы работал в журнале «Правда» корреспондентом. В этом же журнале были напечатаны его рассказы «Сон» и «Мгла». Кроме того, в журнале «Новый путь» опубликовали мистический рассказ «Тихие зори».

Первый сборник рассказов писателя был издан в 1903 году. Посвящен он был описанию жизни дворянской интеллигенции, прозябающей в захолустье, разрушению дворянских усадеб, опустошению полей, разрушительной и страшной городской жизни.

Еще в начале своего творческого пути Зайцеву посчастливилось встретиться с такими именитыми писателями, как А. П. Чехов и Л. Н. Андреев. С Антоном Павловичем судьба свела писателя в Ялте в 1900-м, а через год он познакомился с Андреевым. Оба писателя оказали серьезную помощь в начале литературной карьеры Зайцева.

В это время Борис Константинович живет в Москве, состоит в Литературно-художественном кружке, издает журнал «Зори», состоит в Обществе любителей российской словесности.

Путешествие в Италию

В 1904 году Борис Зайцев впервые отправляется в путешествие по Италии. Эта страна сильно впечатлила писателя, позднее он даже назвал ее своей духовной родиной. Много времени он провел там в предвоенные годы. Многие итальянские впечатления легли в основу произведений Зайцева. Так был издан в 1922 году сборник под названием «Рафаэль», в который входил цикл очерков и впечатлений об Италии.

В 1912 году Зайцев женится. Вскоре у него рождается дочь Наталья.

Первая мировая война

Во время Первой мировой войны Борис Зайцев окончил обучение в Александровском военном училище. И как только окончилась Февральская революция, его произвели в офицеры. Однако на фронт из-за воспаления легких он не попал. И прожил военное время в поместье Притыкино вместе с женой и дочерью.

После окончания войны Зайцев вместе с семьей вернулся в Москву, где его тут же назначили председателем Всероссийского союза писателей. Также одно время он подрабатывал в Кооперативной лавке писателей.

Эмиграция

В 1922 году Зайцев заболевает тифом. Болезнь была тяжелой, и для скорейшей реабилитации он решает отправиться за границу. Он получает визу и отправляется сначала в Берлин, а потом в Италию.

Борис Зайцев – писатель-эмигрант. Именно с этого времени начинается заграничный этап в его творчестве. К этому моменту он уже успел ощутить на себе сильное влияние философских взглядов Н. Бердяева и В. Соловьева. Это резко меняет творческую направленность писателя. Если раньше произведения Зайцева относились к пантеизму и язычеству, то теперь в них стала четко прослеживаться христианская направленность. Например, рассказ «Золотой узор», сборник «Возрождение», очерки о жизни святых «Афон» и «Валаам» и др.

Вторая мировая война

В самом начале Второй мировой войны Борис Зайцев обращается к своим дневниковым записям и начинает их публикацию. Так, в газете «Возрождение» печатается его серия «Дни». Однако уже в 1940 году, когда Германия оккупирует Францию, все публикации Зайцева прекращаются. На все оставшееся время войны о творчестве писателя в газетах и журналах ничего не было сказано. Сам Борис Константинович остался в стороне от политики и войны. Как только Германия была повержена, он вновь возвращается к прежней религиозно-философской тематике и в 1945 году публикует повесть «Царь Давид».

Последние годы жизни и смерть

В 1947 году Зайцев Борис Константинович начинает работать в парижской газете «Русская мысль». В том же году он становится председателем Союза русских писателей во Франции. Эта должность сохранилась за ним до последних дней его жизни. Подобные собрания были обычны для европейских стран, куда эмигрировала русская творческая интеллигенция после Февральской революции.

В 1959 году начинает переписку с Борисом Пастернаком, одновременно сотрудничая с мюнхенским альманахом «Мосты».

В 1964 году публикуется рассказ «Река времени» Бориса Зайцева. Это последнее опубликованное произведение писателя, завершающее его творческий путь. Позднее будет издан сборник рассказов автора с тем же названием.

Читайте также  Краткая биография одоевский

Однако жизнь Зайцева на этом не остановилась. В 1957 году его жена переносит тяжелый инсульт, писатель неотлучно остается при ней.

Сам писатель скончался в возрасте 91 года в Париже 21 января 1972-го. Его тело было захоронено на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа, где покоятся многие русские эмигранты, переехавшие во Францию.

Борис Зайцев: книги

Творчество Зайцева принято делить на два больших этапа: доэмигрантский и послеэмигрантский. Это связано не с тем, что изменилось место жительства писателя, а с тем, что кардинально поменялась смысловая направленность его произведений. Если в первый период писатель обращался больше к языческим и пантеистическим мотивам, описывал мрак революции, завладевающий душами людей, то во второй период он все свое внимание уделил христианской тематике.

Отметим, что наибольшую известность имеют произведения, относящиеся именно ко второму этапу творчества Зайцева. Кроме того, именно эмигрантское время стало самым плодотворным в жизни автора. Так, за эти годы было опубликовано около 30 книг и еще примерно 800 произведений оказались на страницах журналов.

В основном это обусловлено тем, что Зайцев сосредоточил все свои силы на литературной деятельности. Кроме написания своих произведений, он занимается журналистикой и переводами. Также в 50-х годах писатель входил в состав Комиссии по переводу Нового Завета на русский язык.

Особую известность получила трилогия «Путешествие Глеба». Это автобиографическое произведение, в котором писатель описывает детство и юность человека, родившегося в переломное для России время. Оканчивается жизнеописание в 1930 году, когда герой осознает свою связь со святым великомучеником Глебом.

«Преподобный Сергий Радонежский»

Обращался к житиям святых Борис Зайцев. Сергий Радонежский стал для него героем, на примере которого он показал превращение обычного человека в святого. Зайцеву удалось создать более яркий и живой образ святого, чем описывают его в других житиях, тем самым сделав Сергия более понятным простому читателю.

Можно сказать, что в этом произведении воплотились религиозные поиски самого автора. Сам Зайцев понял для себя, как может человек через постепенное духовное преображение обрести святость. Сам писатель, подобно своему герою, прошел несколько этапов на пути к осознанию истинной святости, и все его шаги отразились в творчестве.

Биография Бориса Зайцева

Борис Константинович Зайцев – русский писатель и переводчик, одна из последних крупных фигур Серебряного века – родился 29 января (10 февраля) 1881 года в городе Орёл. Отец Константин Николаевич Зайцев был директором Московского металлического завода Гужона, из дворян Симбирской губернии.

Детство провёл в селе Усты Жиздринского уезда Калужской губернии (ныне Думиничский район Калужской области). Первоначальное образование получил под руководством гувернанток. В Калуге учился в классической гимназии (1892-1894; не окончил, в 1902 экстерном сдавал экзамен по древним языкам в 6-й московской гимназии). Окончил Калужское реальное училище (1894-1897, дополнительный класс – 1898). Учился на химическом отделении Московского технического училища (1898-1899, исключён за участие в студенческих беспорядках), в Горном институте в Санкт-Петербурге (1899-1901; не закончил), на юридическом факультете Московского университета (1902-1906; не закончил).

Б. Зайцев писать начал с 17 лет. Осенью 1900 в Ялте познакомился с А. П. Чеховым. В начале 1901 послал рукопись повести «Неинтересная история» Чехову и В. Г. Короленко. В том же году познакомился с Л. Н. Андреевым, который помогал ему в начале литературной деятельности, ввёл его в литературный кружок «Среда», руководимый Н. Телешовым. В июле 1901 дебютировал рассказом «В дороге» в «Курьере». В 1902 или 1903 познакомился с И. А. Буниным, с которым долгие годы поддерживал дружеские отношения.

Жил в Москве, часто бывая в Санкт-Петербурге. Член московского Литературно-художественного кружка (1902), участвовал в издании просуществовавшего несколько месяцев журнала «Зори» (1906), с 1907 действительный член Общества любителей российской словесности, также член Общества деятелей периодической печати и литературы.

В 1904 побывал в Италии, неоднократно жил там в 1907-1911. Во время Первой мировой войны вместе с женой и дочерью Натальей жил в Притыкине. В декабре 1916 поступил в Александровское военное училище, в марте 1917 был произведён в офицеры. В брошюре «Беседа о войне» (Москва, 1917) писал об агрессивности Германии, проводил идею войны до победного конца. В августе 1917 заболел воспалением лёгких и уехал на отдых в Притыкино, где жил до 1921, периодически бывая в Москве. В 1922 избран председателем Московского отделения Всероссийского союза писателей. Работал в Кооперативной лавке писателей. После заболевания брюшным тифом в 1922 получил разрешение выехать с семьёй за границу для лечения.

В июне 1922 Зайцев вместе с семьёй переехал в Берлин. Активную работу вёл в журналах «Современные записки» и «Звено». В сентябре 1923 Зайцев с семьёй переезжает в Италию, в декабре они уезжают в Париж, здесь он впоследствии проживёт около полувека. В октябре 1925 стал редактором рижского журнала «Перезвоны», в 1927 опубликовывал свои произведения в парижской газете «Возрождение».

Весна 1927 была ознаменована поездкой на гору Афон, результатом которой было появление путевых очерков под одноимённым названием «Афон».

С 1925 по 1929 в газете «Возрождение» и «Дни» была опубликована первая часть дневниковых записей «Странник». Данные записи посвящены жизни во Франции.

Помимо этого Зайцев занимался подборкой материалов для литературной биографии И. С. Тургенева, А. П. Чехова, В. А. Жуковского, которые впоследствии были опубликованы.

Зайцев очень много путешествовал по Франции, эти путешествия нашли свое отражение в очерках о таких французских городах, как Грас, Ницца, Авиньон.

В первые годы Второй мировой войны Зайцев вновь обратился к публикации дневниковых записей. Серия новых дневниковых записей «Дни» публиковалась в газете «Возрождение». После того, как Франция была оккупирована Германией в 1940 у, публикаций Зайцева в русских изданиях не было. В эти годы Зайцев всячески отказывался делать свои выводы о политических неурядицах. Но продолжает работать, так в 1945 выходит в свет повесть «Царь Давид».

В 1947 Зайцев работает в парижской газете «Русская мысль», в этом же году его избирают председателем Союза русских писателей во Франции. Данная должность остается до конца жизни.

В 1959 начинает сотрудничать с альманахом «Мосты» в Мюнхене, ведет переписку с Б. Л. Пастернаком.

1957 год — тяжелый год в личной жизни Зайцева, жена писателя переносит инсульт, Зайцев все дни проводит возле кровати супруги, продолжая работать над жанром дневниковых записей бытового характера.

Годы эмиграции были плодотворными годами творчества Зайцева, опубликовано более 30 книг на русском языке, около 800 текстов в периодических изданиях.

За границей сотрудничал в эмигрантских изданиях («Современные записки», «Возрождение», «Русская мысль», «Новый журнал» и другие). Долгие годы был председателем Союза русских писателей и журналистов. Один из учредителей и член общества «Икона» в Париже (1927). В 1950-х был членом Комиссии по переводу на русский язык Нового Завета в Париже.

Борис Зайцев умер 28 января 1972 года в Париже (Франция).

Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Б. Зайцев дебютировал в печати в 1901. В 1904-1907 печатался в журналах «Правда», «Новый путь», «Вопросы жизни», «Золотое руно», «Перевал», сборниках «Знание». Очерки об Италии публиковал в журнале «Перевал» (1907) и газете «Литературно-художественная неделя» (1907). Переводил Г. Флобера: «Искушение св. Антония» (сборник «Знание», кн. 16, 1907) и «Простое сердце» (альманах «Шиповник», кн. 12, 1910).

Первый сборник «Рассказы. Книга 1-я» вышел в Санкт-Петербурге в издательстве «Шиповник» (1906; 2-е издание, 1908; 3-е издание, 1909). В прозе ориентировался преимущественно на Чехова, влияние которого особенно ощутимо в сборнике «Рассказы. Книга 2-я» (1909). Наиболее значительным дореволюционным произведением считают повесть «Аграфена» («Шиповник», кн. 4, 1908), которую сравнивали с «Жизнью человека» Л. Н. Андреева и в которой находили влияние прозы Фёдора Сологуба. Помимо рассказов и повестей, написал роман «Дальний край» («Шиповник», кн. 20, 21, 1913; отдельное издание Москва, 1915), несколько пьес — «Верность», «Усадьба Ланиных» (1914; режиссёрский дебют Е. Б. Вахтангова).

Первое издание «Сочинений» (т. 1-7) вышло в 1916-1919. Откликом на современные события стал сборник рассказов «Улица св. Николая» (Берлин, 1923). Одновременно выпустил сборник прозаических и драматических новелл «Рафаэль» (Москва, 1922) и книгу очерков «Италия» (1923), в которых усматривают уход от трагической современности и поиск гармонического единства в мире европейской культуры.

В 1927 был издан рассказ «Моя жизнь и Диана», который в дальнейшем будет признан одним из самых лучших произведений Зайцева.

Годы эмиграции для Зайцева были сложными, но так как он не шел ни на какие компромиссы с советской властью, единственным выходом было творить за пределами России. Отъезд в Европу также спровоцировал более глубокий интерес к православию, что, конечно, отразилось на творчестве писателя. Именно судьба России дореволюционных лет нашла отражение в его произведениях.

В 1925 Б. К. Зайцев завершил беллетризованное житие «Преподобный Сергий Радонежский», а также автобиографический рассказ «Алексей Божий человек», а также очерк о А. Блоке. В этот же период в Берлине Зайцев начал работу над романом «Золотой узор».

В 1928 в Париже выходит книга очерков «Афон», посвященная митрополиту Евлогию Георгиевскому. Неоднократно Б. К. Зайцев на протяжении нескольких лет пытается описать тайну русской святости, пишет беллетризованные биографии русских писателей: «Жизнь Тургенева» (Париж, 1932), «Жуковский» (Париж, 1951), «Чехов» (Нью-Йорк, 1954), эссе «Жизнь с Гоголем» (СЗ, 1935, № 59), «Тютчев жизнь и судьба (К 75-летию кончины)» (Возрождение, 1949, № 1).

В 1965 Зайцев опубликовал «один из лучших рассказов «Река времен» (НЖ, № 78), навеянный чеховским «Архиереем»; прототип архимандрита Андроника в нем архимандрит Киприан (Керн)».

В 1922-1923 в Берлине было выпущено 7-томное собрание сочинений Бориса Зайцева, там же впервые была опубликована книга лирических очерков под названием «Италия».

В 30-50-ые гг. Б.К. Зайцев работал над посвященной жене тетралогией «Путешествие Глеба»: «Заря» (1934-1936, опубл. в 1937), «Тишина» (1938-1939, опубл. в 1948), «Юность» (1940-1944, опубл. в 1950) и «Древо жизни» (1953).

Также Борис Зайцев занимался переводческой и журналистской деятельностью. В 1941-1942 работал над переводом ритмической прозой «Ада» из «Божественной комедии» Данте (опубликован в Париже, 1961).

Книги:
Дальний край, 1915
Путники, Париж, «Русская земля», 1921
Улица св. Николая, Берлин, 1923
Преподобный Сергий Радонежский, Париж, 1925
Золотой узор, Прага, 1926
Афон. Путевой очерк, Париж, 1928
Анна, Париж, 1929
Жизнь Тургенева. Биография, Париж, 1932
Дом в Пасси, Берлин, 1935
Путешествие Глеба. Тетралогия:
1. Заря, Берлин, 1937
2. Тишина, Париж, 1948
3. Юность, Париж, 1950
4. Древо жизни, Нью-Йорк, 1953
Москва, Париж, 1939, Мюнхен, 1960, 1973
Жуковский. Биография, Париж, 1951
Чехов. Биография, Нью-Йорк, 1954
Пастернак в революции, 1960
Тихие зори, Мюнхен, 1973
Далекое. Статьи, Вашингтон, 1965
Памяти Мережковского. 100 лет, 1965
Река времен, Нью-Йорк, 1968
Мои современники, Лондон, 1988

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: