Краткая биография ерофеев в

Венедикт Васильевич Ерофеев

Венедикт Ерофеев родился на станции Пояконда Мурманской области. Отец — начальник железнодорожной станции, репрессированный и отбывавший лагерный срок в 1939—1954. Детство Веничка провел по большей части в детском доме в Кировске (Кольский полуостров).

Окончил школу с золотой медалью. В середине 1950-х — начале 1960-х учился сперва на филологическом факультете МГУ, потом в Орехово-Зуевском, Коломенском и Владимирском педагогических институтах, но отовсюду был отчислен. С 1958 по 1975 жил без прописки, работал магазинным грузчиком в Коломне, подсобником каменщика и приёмщиком винной посуды в Москве, истопником-кочегаром во Владимире, дежурным отделения милиции в Орехово-Зуеве, бурильщиком в геологической партии (Украина), библиотекарем (Брянск), монтажником кабельных линий связи в различных городах России, Литвы и Белоруссии (это нашло отражение в сюжете поэмы «Москва — Петушки»), лаборантом паразитологической экспедиции в Узбекистане, лаборантом ВНИИДиС «по борьбе с окрылённым кровососущим гнусом» в Таджикистане Смолоду Венедикт отличался незаурядной эрудицией и любовью к литературному слову. Ещё в 17-летнем возрасте во Владимире написал «Записки психопата». В 1970 Ерофеев заканчивает поэму в прозе «Москва — Петушки». Она была опубликована в израильском альманахе «Ами» в 1973 году. В СССР поэма впервые была напечатана в декабре 1988 — марте 1989 гг. в журнале «Трезвость и культура» (все матерные слова в публикации были заменены отточиями), в нецензурированном виде впервые вышла в альманахе «Весть» в 1989 г. В этом и других своих произведениях он тяготеет к традициям сюрреализма и литературной буффонады. Помимо «Записок психопата» и «Москвы — Петушков» Ерофеев написал пьесу «Вальпургиева ночь, или шаги командора», эссе «Василий Розанов глазами эксцентрика» и неподдающуюся жанровой классификации «Благую Весть», а так же подборку цитат из Ленина «Моя маленькая Лениниана». Пьеса «Диссиденты, или Фанни Каплан» осталась неоконченной. После смерти писателя были частично изданы его записные книжки. В 1992 году журнал «Театр» опубликовал письма Ерофеева к сестре Тамаре Гущиной. По словам Ерофеева, в 1972 году он написал роман «Шостакович», который у него украли в электричке, вместе с авоськой, где лежали две бутылки бормотухи. В 1994 году Владислав Лён объявил, что рукопись всё это время лежала у него и он вскоре её опубликует. Однако опубликован был лишь небольшой фрагмент якобы написанного Ерофеевым романа. Большинство критиков считает этот фрагмент фальшивкой. (По мнению Владимира Муравьёва, сама история с романом была вымышлена Ерофеевым, который был большим любителем мистификаций.) В 1985 г. Венедикт Ерофеев принял крещение в Католической Церкви, в единственном в то время в Москве действующем католическом храме св. Людовика. Крестным отцом был друг Ерофеева, филолог Владимир Муравьёв. В последние годы жизни Ерофеев страдал неизлечимой болезнью — раком горла (стоит вспомнить, что Веничка из поэмы «Москва — Петушки» убит ударом шила в горло). Писатель скончался в Москве 11 мая 1990. Похоронен на Кунцевском кладбище. В Москве на площади Борьбы ему поставлен памятник, во Владимире на здании пединститута в честь Ерофеева установлена мемориальная доска. Книги Ерофеева переведены более чем на 30 языков. О нем снят документальный фильм П. Павликовского «Москва — Петушки» (1989—1991).

Венедикт Ерофеев родом из Мурманской области (станция Пояконда). Его отца, железнодорожного начальника, репрессировали и отправили в лагеря. Детство Венички прошло в детдоме города Кировска. Школу окончил золотым медалистом и пошел учиться на филфак МГУ. Оттуда и еще с трех пединститутов его отчислили. Живет на протяжении 17 лет без прописки, работает, где придется и кем придется. Был грузчиком, кочегаром дежурным отделения милиции, геологом — бурильщиком, библиотекарем, монтажником кабельных линий связи, лаборантом в экспедиции и еще много других профессий освоил. Эрудированный и любящий литературу, Венедикт еще в 17 лет написал «Записки психопата». В 1970 завершил писать скандальную поэму в прозе «Москва–Петушки», напечатал ее в 1973 году в израильском издании. В Советском Союзе ее напечатал в 1989 году журнал « Трезвость и культура», правда, заменив всю ненормативную лексику отточиями. Без ценза произведение увидели читатели в альманахе «Весть» только в 1989 году. Еще Ерофеевым были написаны пьеса «Вальпургиева ночь», эссе «Василий Розанов глазами эксцентрика» и тяжело классифицирующаяся за жанром «Благая весть». Пьесу «Диссиденты, или Фанни Каплан» он так и не завершил.

Умер писатель в Москве 11 мая 1990 от рака горла. Могила Венедикта Ерофеева находится на Кунцевском кладбище. Записные книжки писателя были изданы уже после его смерти.

Краткая биография ерофеев в

Венедикт Ерофеев — русский писатель.

Родился в посёлке Нива-2. Отец — начальник железнодорожной станции, репрессированный и отбывавший лагерный срок в 1939-1954. После окончания курсов путейцев Мурманской железной дороги Василий Васильевич Ерофеев был назначен дежурным по станции Пояконда.

Детство Веничка провёл по большей части в детском доме в Кировске (Кольский полуостров).

Окончил школу с золотой медалью. В середине 1950-х — начале 1960-х учился сначала на филологическом факультете МГУ, потом в Орехово-Зуевском, Коломенском и Владимирском педагогических институтах, но отовсюду был отчислен. С 1958 по 1975 жил без прописки, работал магазинным грузчиком в Коломне, подсобником каменщика и приёмщиком винной посуды в Москве, истопником-кочегаром во Владимире, дежурным отделения милиции в Орехово-Зуеве, бурильщиком в геологической партии в Украине, библиотекарем (Брянск), монтажником кабельных линий связи в различных городах СССР, лаборантом паразитологической экспедиции в Узбекистане, лаборантом ВНИИДиС «по борьбе с окрылённым кровососущим гнусом» в Таджикистане. В 1974 женитьба дала ему возможность прописаться в Москве.

Смолоду Венедикт отличался незаурядной эрудицией и любовью к литературному слову. Ещё в 17-летнем возрасте во Владимире написал «Записки психопата» (долгое время считались утерянными, впервые опубликованы в 1995). В 1970 Ерофеев закончил поэму в прозе «Москва — Петушки». Она была опубликована в израильском альманахе «Ами» в 1973. В СССР поэма впервые была напечатана в декабре 1988 — марте 1989 в журнале «Трезвость и культура»; в нецензурированном виде впервые вышла в альманахе «Весть» в 1989. В этом и других своих произведениях он тяготеет к традициям сюрреализма и литературной буффонады.

Помимо «Записок психопата» и «Москвы — Петушков» Ерофеев написал пьесу «Вальпургиева ночь, или Шаги командора», эссе «Василий Розанов глазами эксцентрика» и неподдающуюся жанровой классификации «Благую Весть», а также подборку цитат из Ленина «Моя маленькая Лениниана». Пьеса «Диссиденты, или Фанни Каплан» осталась неоконченной. После смерти писателя были частично изданы его записные книжки. В 1992 журнал «Театр» опубликовал письма Ерофеева к сестре Тамаре Гущиной.

По словам Ерофеева, в 1972 он написал роман «Шостакович», который у него украли в электричке вместе с авоськой, где лежали две бутылки бормотухи. В 1994 Владислав Лён объявил, что рукопись всё это время лежала у него и он вскоре её опубликует. Однако опубликован был лишь небольшой фрагмент якобы написанного Ерофеевым романа. Большинство критиков считает этот фрагмент фальшивкой.

В 1985 Венедикт Ерофеев принял крещение в Католической церкви, в единственном в то время в Москве действующем католическом храме св. Людовика Французского. Крёстным отцом был друг Ерофеева, филолог Владимир Муравьёв.

В последние годы жизни Ерофеев страдал неизлечимой болезнью — раком горла. Писатель скончался в Москве 11 мая 1990. Похоронен на Кунцевском кладбище.

1973 — Записки психопата
1989 — Москва — Петушки [поэма в прозе]
1989 — Вальпургиева ночь, или Шаги Командора [трагедия]
1989 — Василий Розанов глазами эксцентрика [эссе]
1991 — Моя маленькая лениниана [коллаж]
1992 — Бесполезное ископаемое

Диссиденты, или Фанни Каплан [пьеса]

Изучение творчества

Первое исследование, посвящённое поэме «Москва — Петушки», появилось задолго до того, как она была опубликована в СССР. В 1981 в сборнике научных статей Slavica Hierosolymitana появилась статья Бориса Гаспарова и Ирины Паперно под названием «Встань и иди». Исследование посвящено соотношению текста поэмы с Библией и творчеством Ф. М. Достоевского.

Самой крупной работой, посвященной Ерофееву и написанной за рубежом, является диссертация Светланы Гайсер-Шнитман «Венедикт Ерофеев. „Москва — Петушки“, или The Rest Is Silence».

В России основные исследования творчества Ерофеева были также связаны с изучением его центрального произведения — поэмы «Москва — Петушки». Среди первых критических работ стоит отметить небольшую статью Андрея Зорина «Пригородный поезд дальнего следования» («Новый мир», 1989, № 5), где говорится о том, что появление «Москвы — Петушков» свидетельствует о «творческой свободе и непрерывности литературного процесса», несмотря ни на какие трудности.

«Москва — Петушки» традиционно вписывается исследователями в несколько контекстов, с помощью которых и анализируется поэма. В частности, «Москва — Петушки» воспринимается как пратекст русского постмодернизма и в контексте идеи М. М. Бахтина о карнавальности культуры. Активно изучаются связи лексического строя поэмы с Библией, советскими штампами, классической русской и мировой литературами.

Самый большой комментарий к поэме на сегодняшний день принадлежит Эдуарду Власову. Он был опубликован в приложении к «Москве — Петушкам» в 2000 издательством «Вагриус».

1991 — Москва — Петушки / Moskau — Petuschki
1991 — Москва-Петушки / From Moscow to Pietushki

Венедикт Ерофеев

Страна: Россия
Родился: 24 октября 1938 г.
Умер: 11 мая 1990 г.

Венедикт Васильевич Ерофеев (24 октября 1938 — 11 мая 1990) — русский писатель, автор поэмы в прозе «Москва — Петушки».

Родился в г. Заполярный Мурманской области. Вырос в г. Кировске, на севере Кольского полуострова. В 1946 году его отец был арестован за «распространение антисоветской пропаганды» по печально известной 58 статье. Мать была не в состоянии в одиночку заботиться о трёх детях, и двое мальчиков жили в детском доме до 1954 года, когда их отец возвратился домой. Впервые в жизни Венедикт Ерофеев пересёк Полярный круг (с севера на юг, разумеется), когда по окончании школы с золотой медалью, на 17-м году жизни, поехал в столицу ради поступления в Московский университет.

Учился на филологическом факультете МГУ (1955—1957), но был исключён уже после первых трёх семестров — за «весьма неустойчивое и неуправляемое» поведение и за прогулы занятий по военной подготовке. Тем не менее, не захотев оставлять Московскую область, он переходил в другие ВУЗы, для того чтобы сохранить свой статус студента, учился в Орехово-Зуевском (1959—1960), Владимирском (1961—1962) и Коломенском (1962—1963) педагогических институтах, но отовсюду был отчислен.

Сменил множество «нелитературных» профессий: грузчик продовольственного магазина (Коломна), подсобник каменщика на строительстве Новых Черёмушек (Москва), истопник-кочегар (Владимир), дежурный отделения милиции (Орехово-Зуево), приёмщик винной посуды (Москва), бурильщик в геологической партии (Украина), стрелок военизированной охраны (Москва), библиотекарь (Брянск), коллектор в геофизической экспедиции (Заполярье), заведующий цементным складом на строительстве шоссе Москва — Пекин (Дзержинск, Горьковской области), монтажник кабельных линий связи (Тамбов, Мичуринск, Елец, Орёл, Липецк, Смоленск, Литва, Белоруссия — от Гомеля до Полоцка через Могилёв и пр., и пр.), с 1969 по 1974 год работал телефонным монтёром в Москве. А единственной работой, которая пришлась по сердцу, была работа в 1974 году в Голодной степи (Узбекистан, Янгиер) в качестве «лаборанта паразитологической экспедиции» и в Таджикистане в должности «лаборанта ВНИИДиС по борьбе с окрылённым кровососущим гнусом».

Сценарист Олег Осетинский, беря у Ерофеева интервью для фильма о нём, спросил: «Многие люди удивляются, почему вы, написав такую книгу как «Москва — Петушки», не побывали, к примеру, в Сибири?» Ерофеев ответил: «Я и сам до сих пор удивляюсь, что был избавлен от этого. Меня, видимо, никогда не вызывали в КГБ просто потому, что вызывать было неоткуда. У меня не было постоянного местожительства. А одного моего приятеля, который занимал довольно крупный пост, году в 73—74-м всё-таки вызвали и спросили: «Чем сейчас занят Ерофеев?» И он ответил: «Как чем? Просто, как всегда, пьёт и пьёт целыми днями». Они были настолько удивлены его ответом, что больше не трогали ни его, ни меня. Мол, человек занялся, наконец, делом».

Непонимание и досаду у Ерофеева вызывали поэты, не признающие, а то и просто «оплёвывающие» своих знаменитых предшественников: и Пушкина, и Лермонтова, и Цветаеву, и многих других. «Какой же русский не заплачет от их строк? — возмущался Ерофеев. — Ведь они должны быть благодарны тем, из кого вышли!» Перед Цветаевой он преклонялся: «Что бы они без неё все делали?» Как-то, говоря о стихах одной поэтессы, сказал: «После того, как Марина намылила петлю, женщинам в поэзии вообще делать больше нечего». Сказав это, он всё же назвал несколько достойных, по его мнению, имён.

Своими литературными учителями Ерофеев считал Салтыкова-Щедрина, раннего Достоевского, Гоголя и некоторых других. Про Гоголя, например, говорил: «Если бы не было Николая Васильевича, и меня бы как писателя тоже не было, и в этом не стыдно признаться». Современную отечественную прозу обсуждать не любил — мало кого в ней признавал и из тех немногих особенно выделял Василя Быкова и Алеся Адамовича. Преклонялся перед Василием Гроссманом — сказал: «Перед Гроссманом я встал бы на колени и поцеловал бы ему руку».

В середине 1980-х гг. у Ерофеева развился рак горла. После длительного лечения и нескольких операций Ерофеев потерял голос и имел возможность говорить только при помощи электронного звукового аппарата. Скончался Ерофеев в Москве 11 мая 1990 года. «Если б меня спросили: как ты вообще относишься к жизни, я примерно ответил: нерадиво» © В.Ерофеев

Литературное творчество

Писать, по свидетельству матери, начал с пяти лет. Первым заслуживающим внимания сочинением считаются «Заметки психопата» (1956—1958), начатые в 17-летнем возрасте. Глубокая эрудиция ещё совсем молодого Ерофеева очень хорошо просматривается в случайно сохранившемся его юношеском стихотворении «Гавр». В 1962 году написана «Благая весть», которую «знатоки» в столице расценили как вздорную попытку дать «Евангелие русского экзистенциализма» и «Ницше, наизнанку вывернутого».

В начале 60-х годов написано несколько статей о земляках-норвежцах (одна о Гамсуне, одна о Бьёрнсоне, две о поздних драмах Ибсена) — все были отвергнуты редакцией «Учёных записок Владимирского Государственного педагогического института» как «ужасающие в методологическом отношении». Осенью 1969 года, по его собственному определению, «добрался, наконец, до собственной манеры письма» и зимой 1970 года «нахрапом» создал «Москва — Петушки» (с 19 января до 6 марта 1970). В 1972 году за «Петушками» последовал «Дмитрий Шостакович», черновая рукопись которого (по словам Ерофеева) «была украдена в электричке, вместе с авоськой, где лежали две бутылки бормотухи», а все попытки восстановить её не увенчались ничем.

В последующие годы всё написанное складывалось в стол, в десятках тетрадей и толстых записных книжках. (Если не считать написанного под давлением журнала «Вече» эссе о Василии Розанове и кое-чего по мелочам.) Весной 1985 года появилась трагедия в пяти актах «Вальпургиева ночь, или Шаги Командора». Начавшаяся летом этого же года болезнь практически поставила крест на осуществлении замысла двух других трагедий.

По различным воспоминаниям, Ерофеев владел феноменальной памятью и точной эрудицией (описывая ерофеевские «игры эрудиции», Лидия Любчикова вспоминает, что автор любил ссылаться на малоизвестные исторические фигуры, точно датируя цитируемый текст), — поэтому писал он легко и быстро, когда накатывало вдохновение. Потом мог подолгу молчать. В одном из интервью Ерофееву задали вопрос, удалось бы ему больше сделать при более благоприятных обстоятельствах? На что он ответил: «А здесь ничто ни от чего не зависит. У меня случалась очень сносная жизнь, и что же? Я молчал. Никто — ни цензор, ни деньги, ни голод — не способны продиктовать ни одной угодной им строчки, если ты, конечно, согласен писать прозу, а не диктант».

Фантастическое в творчестве автора

«По своей литературной сути «Москва — Петушки» — фантастический роман в его утопической разновидности» (Пётр Вайль, Александр Генис).

«Москва — Петушки» — мениппея, путевые заметки, мистерия, житие, предание, фантастический роман» (Л. Бераха, автор работ о романе Ерофеева).

«Москва — Петушки» Ерофеева обычно рассматривается как первое русское постмодернистское произведение. Собственно вся поэма — не что иное, как беспрерывный «мотив сна», во время которого лирический герой находится в постоянном пограничном изменённом состоянии сознания между посю- и потусторонней реальностью. И всё путешествие Венички происходит в таком сюрреальном пространстве, вызванном внешне алкогольным опьянением. Но оно — однородно сну, так как именно в таком ключе воспринимает его сам герой: «…через грёзы в Купавне…». Кроме того, отсутствие чётких границ между различными состояниями ведёт и к отсутствию вообще всей категории времени. И это позволяет автору постоянно использовать образовывающиеся пространственно–временные окна, через которые проникают всё новые и новые персонажи и, напротив, исчезает разыскиваемый Веничкой московский Кремль.

Различные имена, цитаты, понятия и предметы с их свойствами, составом и отношениями создают многомерное пространство «Москвы — Петушков». Инвентарные списки, наполняющие поэму, сродни «бесконечным реестрам» Мишеля Фуко, описывающим мир в его эпистеме доклассического периода. За примерами инвентарного списка далеко ходить не надо — первая же глава открывается целым набором перечислений и повторов: «Сколько раз уже (тысячу раз), напившись или с похмелюги, проходил по Москве с севера на юг, с запада на восток, из конца в конец и как попало — и ни разу не видел Кремля». Причём, в этом предложении идёт как бы нарастание степени подробности перечислений: от нулевой в уточнении «тысячу раз» к минимальным для перечисления двум членам альтернативы «напившись или с похмелюги» и, наконец, к развёрнутому перечислению направлений. Бесконечно расширяется, обретая пространство и «вещность», Москва, — она выходит за пределы реального со сказочно-эпическим «из конца в конец» и утверждается в своей призрачности с неуловимостью Кремля (призрачность, цитирующая булгаковскую Москву).

Особенности стиля «Москвы — Петушков» в первую очередь отсылают нас к стилю Н.В. Гоголя (что дополняется сюжетным сходством с «Мёртвыми душами» и прямым намёком автора — подзаголовком «поэма»). Набоков в своём эссе о Гоголе постоянно отмечал «поразительное явление: словесные обороты создают живых людей». Как один из примеров, иллюстрирующий, как это делается: «день был не то ясный, не то мрачный, а какого-то светло-серого цвета, какой бывает только на старых мундирах гарнизонных солдат, этого, впрочем, мирного войска, но отчасти нетрезвого по воскресным дням» — сравните это внезапно возникшее войско с фантомными пограничниками В. Ерофеева: «Какие там могут быть границы, если все одинаково пьют и говорят не по-русски! Там, может быть, и рады бы куда-нибудь поставить пограничника, да просто некуда поставить. Вот и шляются там пограничники без всякого дела, тоскуют и просят прикурить. »

И особенно впечатляющий парад фантомов возникает в последних главах «Москвы — Петушков»: Сатана, Сфинкс, княгиня, камердинер Пётр (возможно, лакей Чичикова Петрушка — один из его «предков»), Эриннии, понтийский царь Митридат и т.д.

Биография Венедикта Ерофеева​

Венеди́кт Васи́льевич Ерофе́ев родился 24 октября 1938 года в пригороде Кандалакши в посёлке гидростроителей Нива-3, однако в официальных документах местом рождения была записана станция Чупа Лоухского района Карельской АССР, где в то время жила семья. Был шестым ребёнком в семье. Отец — Василий Васильевич Ерофеев (ум. 1956), начальник железнодорожной станции, репрессированный и отбывавший лагерный срок в 1945—1951 за антисоветскую пропаганду. Мать — домохозяйка Анна Андреевна Ерофеева (ум. 1972), урождённая Гущина.

Детство Венечки прошло в голоде и холоде. К 6 годам мальчик умел читать и писать, он все время проводил, царапая что-то на обрывках бумаги. Когда спрашивали, что он пишет, отвечал: «Записки сумасшедшего».1 сентября 1945 года Борис и Венедикт Ерофеевы пошли в первый класс школы на станции Хибины, имея один портфель на двоих.

К 1947 году Анна Андреевна с детьми осталась без средств к существованию. Она поехала в Москву на заработки, а младших отдала в детский дом. Венечка хорошо учился, однажды его наградили поездкой в пионерский лагерь в Рыбинске. Детство Венедикт провёл по большей части в детском доме в Кировске на Кольском полуострове.

Венедикт Ерофеев окончил школу с золотой медалью и в 1955 году без экзаменов поступил в Московский государственный университет, на факультет филологии. Он жил в общежитии, где познакомился с интересными людьми, в их числе — советский филолог, литературовед и переводчик Владимир Муравьев, оказавший влияние на литературные взгляды будущего писателя.

В 1957 году Венечку отчислили из университета за неуспеваемость и систематические прогулы. Он устроился подсобником в строительное управление «Ремстройтрест». В общежитии будущий писатель организовал литературный кружок, где молодые рабочие читали стихи, а Венедикт — отрывки из классической литературы. Из-за этих собраний Ерофеева уволили с работы.

Следующие 2 года Веня провел на Украине, а в 1959 году вернулся в столицу и поступил на филологический факультет Орехово-Зуевского педагогического института, где начал выпускать литературный альманах. В 1960 году студента Ерофеева отчислили.

Осенью 1959 года Веня познакомился с Юлией Руновой, ухаживал за ней, предлагал вместе поехать на Кольский полуостров. В 1961 году они расстались, но чувства не прошли. х встречи возобновились в 1971 году, после того как Рунова вышла замуж и родила дочь.

Был дважды женат. Однако Ерофеев не разорвал отношений с Юлей Руновой.

Первая жена — Валентина Васильевна Зимакова (1942—2000). Брак был зарегистрирован только после рождения у них в 1966 году сына Венедикта Венедиктовича.

Вторая жена — Галина Павловна Носова (1941—1993). Брак был заключен 21 февраля 1976 года. Покончила с собой через три года после смерти мужа, выбросившись с 13 этажа, с балкона их квартиры на Флотской улице.

Пытался продолжить образование, поступал во Владимирский (1961—1962) и Коломенский (1962—1963) педагогические институты, хорошо учился, получал повышенную стипендию. Но дисциплина страдала, и его выгоняли.

В течение всех этих лет Венедикт менял работу как перчатки. Долгое время жил без прописки, был разнорабочим (Москва, 1957), грузчиком (Славянск, 1958—1959), бурильщиком в геологической партии (УССР, 1959), сторожем в вытрезвителе (Орехово-Зуево, 1960), снова грузчиком (Владимир, 1961), рабочим ЖКХ стройтреста (Владимир, 1962), монтажником кабельных линий связи в различных городах СССР (1963—1973), лаборантом паразитологической экспедиции ВНИИДиС по борьбе с окрылённым кровососущим гнусом (Средняя Азия, 1974), редактором и корректором студенческих рефератов в МГУ (1975), сезонным рабочим в аэрологической экспедиции (Кольский полуостров, 1976), стрелком ВОХР (Москва, 1977) . В 1976-м женитьба дала ему возможность прописаться в столице.

Смолоду Венедикт отличался незаурядной эрудицией и любовью к литературному слову. Ещё в 17-летнем возрасте он начал писать «Записки психопата» (долгое время считались утерянными, впервые опубликованы в 2000 году в сокращённом виде издательством «Вагриус», полностью — в 2004 году издательством «Захаров»).

С 1960 года Ерофеев работал над повестью «Благая весть», которая сохранилась отрывочно. Произведение пропитано духом немецкого философа Фридриха Ницше, которого увлеченно изучал Веня. У этого сочинения загадочная судьба. Рукопись, содержавшую 13 глав, писатель отдал на хранение друзьям.

Впоследствии ее вернули и снова потеряли вместе с частью архива. После смерти автора обнаружили 4 главы повести. Позже 5-я глава нашлась в Италии, а 6-я — в Болгарии. Сейчас «Благая весть» публикуется в записных книжках Ерофеева.

В 1970 году Ерофеев закончил поэму в прозе «Москва — Петушки». Она была опубликована в иерусалимском журнале «АМИ» в 1973 году тиражом триста экземпляров. В СССР поэма впервые напечатана в журнале «Трезвость и культура» (№ 12 за 1988 г., № 1—3 за 1989 г., все нецензурные слова в публикации были заменены отточиями); в нецензурированном виде впервые вышла в альманахе «Весть» в 1989 году. В этом и других своих произведениях Ерофеев тяготеет к традициям сюрреализма и литературной буффонады.

Помимо «Записок психопата» и «Москвы — Петушков», Ерофеев написал пьесу «Вальпургиева ночь, или Шаги командора», эссе о Василии Розанове для журнала «Вече» (опубликовано под заглавием «Василий Розанов глазами эксцентрика»), неподдающуюся жанровой классификации «Благую Весть», а также подборку цитат из Ленина «Моя маленькая лениниана». Пьеса «Диссиденты, или Фанни Каплан» осталась неоконченной.

После смерти писателя частично изданы его записные книжки.

В 1992 году журнал «Театр» опубликовал письма Ерофеева к сестре Тамаре Гущиной.

По словам Ерофеева, в 1972 году он написал роман «Дмитрий Шостакович», который у него украли в электричке, вместе с авоськой, где лежали две бутылки бормотухи. В 1994 году Слава Лён объявил, что рукопись всё это время лежала у него и он вскоре её опубликует. Однако опубликован был лишь небольшой фрагмент, который большинство литературоведов считает фальшивкой. По мнению друга Ерофеева, филолога Владимира Муравьёва, сама история с романом была вымышлена Ерофеевым, большим любителем мистификаций. Эту точку зрения разделяет и сын писателя.

С 1985 года Ерофеев страдал раком гортани. После операции мог говорить лишь при помощи голосообразующего аппарата. Скончался в 7:45 11 мая 1990 года в Москве в отдельной палате на 23-м этаже Всесоюзного онкологического центра. Похоронен на Кунцевском кладбище.

Книги Ерофеева переведены более чем на 30 языков. О нём снят документальный фильм Павла Павликовского «Москва — Петушки» (1989—1991).

В Москве в сквере на площади Борьбы находится скульптурная группа, посвящённая героям поэмы «Москва — Петушки». Во Владимире на здании пединститута в его честь установлена мемориальная доска. В Кировске в центральной городской библиотеке создан музей Ерофеева.

Краткая биография ерофеев в

Граффити в подмосковной Коломне

Пятнадцать ультраважных цитат из псевдоавтобиографической поэмы «Москва — Петушки» и чуть-чуть (ир)реальной биографии советского постомодерниста Венедикта Ерофеева.

Будущий андеграундный советский писатель Венедикт Ерофеев (24 октября 1938 — 11 мая 1990) родился на Кольском полуострове в спецпоселке с антиутопическим названием Нива–3 и детство провел по большей части в детском доме. Школу окончил с золотой медалью. Много раз пытался учиться в разных вузах, но отовсюду его отчисляли. Долго жил в Москве без прописки, работал грузчиком, сторожем в вытрезвителе, лаборантом паразитологической экспедиции по борьбе с окрыленным кровососущим гнусом, бурильщиком в геологической партии, редактором и корректором студенческих рефератов в МГУ и стрелком ВОХРа. С раннего возраста отличался незаурядной эрудицией и любовью к литературе: еще 17-летним начал писать «Записки психопата» — долгое время они считались утерянными и впервые были опубликованы лишь в 1995 году.

Еще Венедикт Ерофеев рассказывал, что в 1972 году написал роман «Дмитрий Шостакович», авоську с которым у него украли в электричке вместе с двумя бутылками бормотухи. В 1994 году русский поэт-квалитист, художник-нонконформист, философ-рецептуалист, доктор географических и философских наук, а также искусствоведения, профессор и вообще преудивительный человек Слава Лён объявил, что рукопись Ерофеева все время пролежала у него и он вот-вот ее опубликует. Опубликовал небольшой фрагмент, который большинство литературоведов сочли фальшивкой. Потому что стилизовать под Веничку с его коктейлем библеизмов-ленинизмов, скрытых и прямых литературных и совсем уж не литературных цитат, газетных штампов и трогательной алкофилософии, — дело не простое, даже если ты трижды доктор как Слава Лён. По мнению друга Венички, филолога Владимира Муравьева, история с романом была Ерофеевым, конечно же, вымышлена. Ерофеев был большим любителем мистификаций.

С 1985 года Венедикт Ерофеев страдал раком горла, после операции мог говорить только при помощи голосообразующего аппарата. В 1987 году принял крещение в Католической церкви в единственном в то время действующем в Москве католическом храме святого Людовика Французского.

Женат был дважды, вторая жена Галина Носова покончила с собой через три года после смерти мужа, выбросившись с балкона их квартиры на тринадцатом этаже. Об алкоголизме и прочих трудностях Ерофеева не будем, а вот книги его переведены более чем на 30 языков. Самая важная — это, конечно, постмодернистская поэма в прозе «Москва — Петушки» (кстати, в СССР ее впервые напечатали в журнале «Трезвость и культура» за 1988 год, все матерные слова целомудренно заменив отточиями), из которой приводим 15 ультраважных цитат. Без отточий.

1. Все говорят: Кремль, Кремль. Ото всех я слышал про него, а сам ни разу не видел. Сколько раз уже (тысячу раз), напившись, или с похмелюги, проходил по Москве с севера на юг, с запада на восток, из конца в конец и как попало — и ни разу не видел Кремля.

2. И немедленно выпил…

3. Бог, умирая на кресте, заповедовал нам жалость, а зубоскальство он нам не заповедовал. Жалость и любовь к миру — едины.

4. Как известно, в Петушках нет пунктов А. Пунктов Ц тем более нет. Есть одни только пункты Б.

5. А с утра, еще до открытия магазинов, состоялся Пленум. Он был расширенным и октябрьским.

6. О, самое бессильное и позорное время в жизни моего народа — время от рассвета до открытия магазинов!

7. Я бы согласился жить на земле вечно, если прежде мне показали бы уголок, где не всегда есть место подвигу…

8. Пламенел закат, и лошади вздрагивали, и где то счастье, о котором пишут в газетах?

9. А кимвалы продолжали бряцать. А бубны гремели. И звезды падали на крыльцо сельсовета. И хохотала Суламифь.

10. Что это предвещает, знатоки истинной философии истории? Совершенно верно: в ближайший же аванс меня будут пиздить по законам добра и красоты…

11. А бабушка моя, глухонемая, с печи мне говорит: «Вот видишь, как далеко зашла ты, Дашенька, в поисках своего “я”!»

12. Нет, вот уж теперь — жить и жить! А жить совсем не скучно! Скучно было жить только Николаю Гоголю и царю Соломону. Если уж мы прожили тридцать лет, надо попробовать прожить еще тридцать, да, да. «Человек смертен» — таково мое мнение. Но уж если мы родились, ничего не поделаешь — надо немножко пожить… «Жизнь прекрасна» — таково мое мнение.

13. Что может быть благороднее, например, чем экспериментировать на самом себе?

14. Да. Больше пейте, меньше закусывайте. Это лучшее средство от самомнения и поверхностного атеизма.

15. И вот — я торжественно объявляю: до конца моих дней я не предприму ничего, чтобы повторить мой печальный опыт возвышения. Я остаюсь внизу и снизу плюю на всю вашу общественную лестницу. Да. На каждую ступеньку лестницы — по плевку. Чтоб по ней подыматься, надо быть жидовскою мордою без страха и упрека, надо быть пидорасом, выкованным из чистой стали с головы до пят. А я — не такой.

Венедикт Ерофеев: биография, личная жизнь, книги и дата смерти

Биография Венедикта Ерофеева должна быть хорошо знакома всем без исключения знатокам отечественной литературы. Это известный советский и русский писатель. В историю он вошел как автор поэмы под названием «Москва — Петушки». В этой статье мы поведаем о судьбе творца, его личной жизни.

Детство и юность

Рассказывать биографию Венедикта Ерофеева начнем с 1938 года, когда он появился на свет в поселке Нива-2 в Мурманской области. Он был младшим в семье, где росли пятеро детей. Отец работал на железнодорожной станции, а мать вела хозяйство.

Когда началась Великая Отечественная война, Ерофеевы переехали на станцию Хибины, вскоре их эвакуировали в Архангельскую область. Однако из-за голода, с которым они столкнулись на новом месте, им пришлось вернуться обратно.

В 1941-м арестовали деда будущего писателя, он умер в тюрьме через три месяца. В 1945-м отца обвинили в антисоветской пропаганде и вредительстве.

В биографии Венедикта Ерофеева это было тяжелое время. При этом он к шести годам научился читать. В 1947 году семья осталась без средств к существованию. Чтобы добыть денег на пропитание, мать поехала в Москву на заработки, а детей сдала в детский дом. Венечка прилежно учился, его даже наградили поездкой в пионерлагерь.

Отец вернулся из колонии в 1951-м, мать приехала из столицы, семья воссоединилась. Правда, ненадолго. Василия Васильевича через два года снова арестовали. Три года он провел в тюрьме в Оленегорске из-за опоздания на работу. Когда он вышел на свободу, его здоровье было окончательно подорвано. В 1956-м он скончался.

Герой нашей статьи окончил школу с золотой медалью, без экзаменов его приняли на филологический факультет МГУ. В общежитии он познакомился с литературоведом и филологом Владимиром Муравьевым, который оказал значительное влияние на его взгляды.

Образование и первая работа

В биографии Венедикта Ерофеева было несколько вузов, так как окончить МГУ он не смог. В 1957-м его отчислили за неуспеваемость и систематические прогулы. После этого он пошел подсобным рабочим в строительное управление «Ремстройтрест».

В общежитии при предприятии организовал литературный кружок, в котором все желающие читали свои стихи, а сам Венедикт отрывки из классических произведений. Руководству эти собрания не понравились, его уволили.

Два года Ерофеев провел на Украине. Когда он вернулся в столицу, в 1959-м, то снова поступил на филфак, но уже Орехово-Зуевского педагогического института. В вузе он выпускал литературный альманах, но через год снова был отчислен.

За следующие несколько лет писатель сменил множество профессий, нигде надолго не задерживаясь. Он пытался еще окончить Коломенский и Владимирский педагогические институты, но из-за проблем с дисциплиной его постоянно отчисляли.

Творческая карьера

В биографии Венедикта Ерофеева произведений совсем немного. Окончить ему удалось только пять трудов. Еще в юности он начал писать «Записки психопата». В формате дневниковых записей излагал собственный поток сознания, в котором полный бред и низменные мысли сочетались с возвышенными идеями. Книга впервые была издана только в 2000 году.

Рассказывая кратко биографию Венедикта Ерофеева, нужно упомянуть о повести «Благая весть», над которой он работал с 1960 года. Она сохранилась не полностью. На произведение сильно повлиял Ницше, которого Ерофеев в то время изучал.

«Москва — Петушки»

В 1970 году герой нашей статьи окончил главное произведение своей жизни — поэму «Москва — Петушки». Биография и творчество Венедикта Ерофеева слились в этой книге, так как многое, что в ней описано, происходило с писателем в действительности.

Главного героя также зовут Веня, на электричке он едет к любовнице и ребенку. По дороге постоянно пьет. В результате выясняется, что он ошибся поездом, уехал в обратном направлении. Веня возвращается в столицу, где его убивают незнакомцы.

Поэма «Москва — Петушки» Венедикта Ерофеева составлена из глав, названия которых соответствуют названиям железнодорожных станций на маршруте главного героя. Произведение мгновенно разобрали на цитаты, оно стало невероятно популярным, хоть и не было официально опубликовано.

Интересный факт из биографии Венедикта Ерофеева связан с тем, что впервые поэма «Москва — Петушки» была напечатана в 1973 году в Израиле. Затем книга вышла в Париже и Лондоне. В СССР произведение увидело свет в журнале «Трезвость и культура» в сокращенном варианте в конце 80-х годов.

Произведения

Среди других произведений автора нужно отметить эссе «Василий Розанов глазами эксцентрика» и «Саша Черный и другие», пьесу «Вальпургиева ночь, или Шаги командора», подборку цитат Ленина под названием «Моя маленькая Лениниана», неоконченную пьесу «Диссиденты, или Фанни Каплан».

Ерофеев утверждал, что им еще был написан роман «Шостакович», который он то ли потерял в электричке, то ли его украли. Многие критики подозревают, что это была одна из его мистификаций.

В 1994-м появилась информация, что роман найден и вскоре будет опубликован. Но в печати появился только отрывок, который большинство считают подделкой.

Личная жизнь

В биографии Венедикта Ерофеева личная жизнь сыграла большую роль. Свою первую любовь он встретил, когда жил в общежитии МГУ. Это была Антонина Музыкантская, с которой они встречались около года.

Осенью писатель познакомился с Юлией Руновой. Она его увлекла, Ерофеев настойчиво ухаживал за девушкой, предлагал отправиться с ним на Кольский полуостров. В 1961 году они расстались, но взаимные чувства между ними сохранились. Герой нашей статьи неоднократно пытался разыскать Рунову, но их встречи возобновились только в 1971 году, когда Юлия вышла замуж и родила дочь.

Известно, что в 1964-м у него был роман с Валентиной Зимаковой, которая жила как раз в Петушинском районе. В начале 1966-го у них родился сын, они расписались и поселились в деревне Мышлино во Владимирской области. Однако писатель с семьей практически не жил. Он ночевал у друзей и знакомых, много пил. Окончательно брак распался в 1975 году.

Второй официальной женой Ерофеева стала Галина Носова, на которой он женился в феврале 1976 года. Уже через год пара получила квартиру в Москве. Но все это время Венедикт постоянно встречается с Руновой, что значительно усложняет его семейную жизнь.

Злоупотребление алкоголем

Ерофеев много пил. В 1979 году, когда он с женой гостил у брата Юрия, его госпитализировали на Рождество с белой горячкой. В то время, если верить его дневниковым записям, он пил каждый день на протяжении долгого времени. В 1982-м писатель лег в столичную клинику, чтобы вылечиться от алкоголизма.

После выписки он отправился в плавание с другом Николаем Мельниковым по озерам и северным рекам к Белому морю. На протяжении всего путешествия писатель сильно скучал по Руновой, писал ей письма. При этом в его жизни были и другие женщины, после возвращение из плавания семья оказалась на грани развода.

В 1983-м Ерофеев вновь попал в клинику из-за алкоголизма. Весной жена перевела его в психиатрическую больницу.

Смерть

Считается, что предрасположенность к алкоголизму была у него генетической. Много пили его отец и брат. В юности Ерофеев вовсе не прикасался к спиртному. Он утверждает, что все началось внезапно. Он увидел в витрине бутылку водки, купил ее, выпил, с тех пор не мог остановиться.

В 1985 году у Венедикта обнаружили рак горла. Опухоль удалили, но писатель потерял голос. В Италии для него сделали специальный аппарат с микрофоном, который нужно было прикладывать к гортани.

Еще через год французские доктора пообещали голос восстановить, но советское правительство отказалось выпускать его из страны.

В последний год его жизни к Ерофееву пришла популярность после публикации поэмы «Москва — Петушки». Поклонники и многочисленные журналисты сильно досаждали писателю.

К тому же, ухудшилось состояние его здоровья, у него началась депрессия. В 1990-м врачи обнаружили, что рак снова прогрессирует. Писателя госпитализировали, назначили химиотерапию. Но вскоре были вынуждены отказаться от лечения, так как состояние было очень тяжелым.

11 мая 1990 года Венедикт Ерофеев умер в возрасте 51 года. Он похоронен на Кунцевском кладбище.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: