Очаг войны на дальнем востоке

Дальневосточные войны России

В итоге решающим в судьбе войны становятся события до войны – точно так же как Халхин-Гол мы выиграли ДО его начала, Мукден и Цусиму мы проиграли задолго до. И название этих побед и поражений звучит кратко и понятно – Транссиб, от же транссибирская магистраль, которую строили при двух императорах, перестраивали при всех генсеках и дополняют до сих пор, уже при президентах. Даже начало истории конфликтов с Японией завязано на тот же Транссиб, который, по причинам сугубо географическим, спрямили через территорию Китая, благодаря чему глубоко влезли в китайские дела, а желание закончить дорогу незамерзающим портом привело к чему привело.

Несданный экзамен

Но, пожалуй, лучше по порядку, и начать надо с фактов:

План Куропаткина принято высмеивать, но был ли у него выбор? Японцы априори овладевали морем в первые недели войны, априори контролировали свой путь подвоза – Цусимский пролив, а у Куропаткина 122 тысячи человек и 320 орудий, если брать вместе с силами Охранной стражи. С этих скромных сил надо выделить гарнизоны для Порт-Артура, Владивостока, Николаевска и Сахалина и, собственно, на охрану самих КВЖД и ЮМЖД. Япония же легко могла выставить и снабжать 150 тысяч человек до мобилизации, и 350 тысяч после. Опять же снабжение и подкрепления – обладая мощным флотом и развитой сетью баз и портов, японцы могли подвести всё потребное в кратчайшие сроки, у нас же 3-4 пары воинских поездов в сутки в начале войны, и 12 в её конце. Это 60-80 вагонов в начале, и 240 в конце. При всём этом – это реальное чудо, дорога была однопутной и на многих участках построенная на живую нитку.

Остальное – сражения, стрелочки на картах и всё прочее – от лукавого, с учётом того, что даже еду приходилось вести с европейской России. Война была проиграна до, подкрепления вступали в бой разрозненно, а снабжение морем было невозможно, сам наш флот в значительной мере зависел от ЖД дорог. Да и Квантунская мышеловка поглощала 25 % имеющихся на момент начала войны сухопутных сил. Чудо Империя в итоге свершила и армию численностью до миллиона собрали и снабдили. к осени 1905 года. Но к тому моменту флота уже не было, и смысла не было.

Надо сказать – урок пошёл впрок и сообщение с Дальним Востоком начали активно развивать ещё в годы Русско-Японской. К 1917 году Транссиб стал во многом двухпутным, а при Сталине началась электрификация. Помимо этого, шло активное развитие сети автомобильных дорог, аэродромов и портов уже на своей территории. Создаётся местная промышленность, местная нефтедобыча и нефтепереработка, Сибирь и Дальний Восток активно заселяются, что даёт возможность не везти призванных в ряды резервистов за тысячи километров.

Экзамен промежуточный

И грянуло. В 1938 году Хасан, где всё же произошёл небольшой пограничный конфликт, и Халхин-Гол в 1939 году. И опять – победу и поражение определили промышленность и логистика.

Так, в 57 корпусе Фекленко на момент начала конфликта было 2636 автомобилей. Танки, самолеты, масса пехоты – это всё хорошо, но всё это потребляет ГСМ, запчасти, боеприпасы, продукты питания, которые надо подвозить. И инструменты подвоза, спустя 34 года после Русско-Японской, у СССР были. И в частях те самые автомобили, и вообще – Транссиб подрос. По воспоминаниям Жукова:

«Для проведения предстоящей весьма сложной операции нам нужно было подвезти по грунтовым дорогам от станции снабжения до реки Халхин-Гол на расстояние в 650 километров следующее:

— артиллерийских боеприпасов — 18000 тонн;
— боеприпасов для авиации — 6500 тонн;
— различных горюче-смазочных материалов — 15000 тонн;
— продовольствия всех видов — 4000 тонн;
— топлива — 7500 тонн;
— прочих грузов — 4000 тонн.»

Всё это бесперебойно и спокойно доставлялось в Забайкалье по жд, а оттуда на автотранспорте непосредственно в войска. Помимо того, с Европейской части СССР переброшено:

И это был не предел, количество войск и средств в 1 армейской группе можно было нарастить ещё, не было потребности, для ограниченного конфликта сил собрали более чем. И результат тоже получился блестящий – японцев разгромили. Вот только имей Жуков 3-4 пары поездов в сутки по Транссибу и гужевой транспорт для подвоза к передовой, вряд ли бы его талант и героизм войск сыграли бы какую-то роль. Точно так же как Куропаткин проиграл не потому как дурак, Жуков победил не потому как талант. Просто в первом случае экзамен на наращивание и снабжение группировки на отдалённом ТВД Россия провалила, во втором сдала.

Экзамен итоговый

Война против Японии интересна в первую очередь не военными операциями, хотя они и были блестящими, а всё той же проклятой логистикой, и примером того, что можно воевать и без флота. Всю войну на Дальнем Востоке СССР содержал и снабжал огромную группировку войск в десятки дивизий и был готов оборонять побережье без флота – то есть выполнить ту задачу, которую в 1904 году не смогли выполнить при наличии кораблей, более того, эта группировка стала источником пополнений, ресурсов и всего необходимого и для армии действующей, убыль же перекрывалась за счёт местных ресурсов. Когда пришла пора, на Дальнем Востоке сосредоточили:

В течение всего трех месяцев. Можно сказать, что при Куропаткине техника была похуже, но и у японцев возможностей было поменьше. Так что такая группировка на такое расстояние в течение всего трех месяцев – своего рода чудо. И не только на континент – мощные группировки были созданы на острове Сахалин, который за сорок лет до того так и не смогли нормально подготовить к обороне, и на Камчатке, где войск вообще до этого не было. Более того, не имея нормального флота, мы провели ряд десантных операций, доказав, что значение имеют всё-таки не корабли и дивизии, а тыл, на который войска опираются, а без него они просто провисают в воздухе, вынужденные действовать вдоль ЖД на суше, постоянно отступая, дабы сократить плечо подвоза своё и удлинить его для противника, и таская за собой плавучий тыл на море, ибо в своём порту нет ничего.

И наоборот – нарушенная логистика с метрополией обрекала японские войска на поражение, несмотря на любые возможные меры. Итог несколько предсказуем – вступив в войну 8 августа, уже 23 августа советские танки подошли к Порт-Артуру, закончив историю русско-японских конфликтов 20 века. И уроки этого противостояния очень даже простые – территория, не обеспеченная надёжными транспортными связями с Центром, только условно твоя. А помещённые туда войска – помещаются в мышеловку. И никакой героизм не поможет вкупе с военным искусством, если генералы вынуждены считать ресурсы, а адмиралы – беречь каждый снаряд и экономить на скорости и дальности переходов. Урок этот у нас усвоили. хочется верить, потому как любая война без надёжной логистики – авантюра с вполне предсказуемым концом. Ни Куропаткин, ни Отодзо Ямада не дадут соврать.

Очаг войны на дальнем востоке

Первой страной, вставшей на путь насильственного пересмотра версальско-вашингтонской системы, была Япония.

Японские правящие круги на протяжении многих лет вынашивали обширные захватнические планы и активно готовились к их осуществлению. Эти планы с предельной откровенностью были изложены в нашумевшем «меморандуме Танака», поданном японскому императору в 1927 г. Автор этого меморандума, занимавший тогда пост японского премьер-министра, требовал захвата Северо-Восточного Китая (Маньчжурии) и Монголии, войны с Советским Союзом и захвата советского Дальнего Востока и Сибири, установления японского господства над всем Китаем, а затем над Юго-Восточной Азией и Индией.

Первый шаг к осуществлению этой программы япон­ские империалисты сделали в 1931—1932 гг., захватив Северо-Восточный Китай.

К осени 1931 г. сложилась благоприятная для Японии обстановка как в Китае, так и на международной арене.

В 1930—1931 гг. Чан Кайши предпринял три по­хода против китайской Красной Армии и революционных баз в Гуандуне, Хунани, Цзянси и некоторых других провинциях. Все эти походы были отбиты Красной Армией. Однако Чан Кайши не отказывался от мысли уничтожить революционные базы и готовился к новому, четвертому походу.

Международная обстановка 1930—1931 гг. характеризовалась обострением отношений между СССР и капиталистическими странами. В этих условиях можно было рассчитывать на то, что западные державы не окажут противодействия японской агрессии в Северном Китае, явно нацеленной против СССР.

18 сентября 1931 г. японские войска, расположен­ные в зоне Южно-Маньчжурской железной дороги, приступили к оккупации Северо-Восточного Китая. В качестве предлога для этой оккупации японские власти использовали лживое сообщение, будто китайцы произвели взрыв на Южно-Маньчжурской дороге.

Китайские правящие круги не оказали японским за­хватчикам никакого сопротивления. В феврале 1932 г. японские войска завершили оккупацию всего Северо-Вос­тока Китая. 1 марта 1932 г. японские власти офици­ально объявили о создании на захваченной территории нового «государства», так называемого Маньчжоу-Го. Во главе этого марионеточного «государства» был постав­лен свергнутый в 1912 г. последний китайский импе­ратор Пу И.

Японские империалисты превратили Северо-Восток Китая в плацдарм для захвата других территорий Китая и для подготовки нападения на Советский Союз. На Дальнем Востоке был создан первый очаг новой мировой войны.

Несмотря на то, что захват части территории Китая Японией был вопиющим нарушением Вашингтонских соглашений 1922 г. и непосредственно затрагивал эко­номические и политические интересы США и Англии в этой стране, западные державы не оказали никакого про­тиводействия японской агрессии. Расчет на то, что Япония «уничтожит коммунизм» в Китае и, главное, начнет войну с Советским Союзом, перевесил у правящих кру­гов США и Англии все другие соображения. Лига на­ций, устав которой гарантировал ее членам территори­альную неприкосновенность, также не приняла никаких мер в защиту Китая.

В октябре 1931 г. Совет Лиги наций рассмотрел жалобу китайского правительства на агрессию Японии. Большинство членов Совета поддержало резолюцию, обязывавшую Японию в трехнедельный срок вывести свои войска из Китая. Япония голосовала против этой резолюции и тем сорвала принятие решения по обсуждаемому вопросу (поскольку решения Совета Лиги наций могли приниматься только единогласно).

В декабре 1931 г. Совет Лиги наций назначил комиссию под председательством англичанина Литтона для обследования японо-китайского конфликта на месте и предоставления рекомендаций Лиге наций.

Читайте также  История россии середины xx-го века

В январе 1932 г. государственный секретарь США Стимсон направил правительствам Японии и Китая ноту, в которой заявил о непризнании правительством США положения, созданного односторонними действиями Японии. «Доктрина Стимсона» не предусматривала никаких эффективных мер в защиту территориальной неприкосновенности Китая.

Фактически как Лига наций, так и правительство США устранились от оказания какой-либо помощи Китаю и тем самым развязали японской военщине руки для дальнейших актов агрессии.

Обсуждение японо-китайского конфликта в Лиге наций стало началом пресловутой «политики невмешательства».

Япония предприняла в январе 1932 г. попытку захватить Шанхай. Однако японская военщина встретила решительный отпор со стороны рабочих Шанхая и частей 19-й гоминьдановской армии, которые, вопреки приказу Чан Кайши, вступили в вооруженную борьбу с захватчиками. Два месяца рабочие Шанхая и части 19-й армии обороняли город. В конце концов Япония была вынуждена увести свои войска из Шанхая.

В октябре 1932 г. комиссия Литтона представила Лиге наций свой доклад. Выводы и рекомендации этого доклада являлись весьма двусмысленными. Комиссия Лит­тона рекомендовала восстановить суверенитет Китая над Северо-Востоком, но в то же время признавала наличие у Японии особых прав и интересов в этой части Китая. В конце февраля 1933 г. ассамблея Лиги наций утвердила доклад комиссии Литтона.

Несмотря на то, что эта резолюция фактически признавала господство Японии на Северо-Востоке Китая, она вызвала бурное возмущение японской военщины. 27 марта 1933 г. Япония вышла из Лиги наций. Одновременно она приступила к оккупации ряда провинций Северного Китая.

Захватнические действия Японии в Китае и выход Японии из Лиги наций означали начало крушения версальско-вашингтонской системы послевоенного устройства капиталистического мира.

Агрессивные действия Японии и политика непротивления им со стороны западных держав ободрили все силы реванша и войны в Европе и прежде всего в Германии.

Захват Японией Северо-Восточного Китая обострил советско-японские отношения. Маньчжурские марионеточные власти и японская военщина приступили к организации новых провокаций на КВЖД и вдоль советских дальневосточных рубежей. Советское правительство, стремясь к укреплению мира на Дальнем Востоке, обратилось в конце 1931 г. к Японии с предложением заключить пакт о ненападении. Однако Япония отклонила это предложение.

Советский Союз не признал захвата Японией Северо-Востока Китая. В декабре 1932 г. были восстановлены дипломатические отношения между СССР и Китаем, разорванные в 1929 г. по вине гоминьдановского правительства.

  • Глобальные последствия русско-японской войны
  • Обострение русско-японских противоречий
  • Международное положение накануне Второй мировой войны

Восхищаюсь японцами того периода: за какие-то полвека они из феодальной страны с вооружением на уровне средневековья и полностью изолированных от внешнего мира, совершили такой стремительный рывок в технологическом плане!
Возможно это связано с их особой психологией и их устоями (бусидо, кайдзен и др.)
Но, конечно геноцид китайцев — это очень ужасно!

Очаг войны на Дальнем Востоке

Первый очаг новой империалистической войны разожгли японские милитаристы. Япония, оказавшись среди стран, одержавших победу в первой мировой войне, немало поживилась за счет чужого добра на Дальнем Востоке и Тихом океане. Успех, достигнутый к тому же без особых усилий, подогревал экспансионистские настроения правящей элиты страны, самурайский дух японской военщины. Они мечтали о новых захватах, об [8] установлении своего господства на всем Дальнем Востоке.

Разразившийся в то время в капиталистическом мире невиданный ранее по глубине экономический кризис резко обострил противоречия между империалистическими державами. Крайне острый характер носили японо-американские отношения. Еще в 1918 году В. И. Ленин, говоря о японо-американских империалистических противоречиях, указывал, что

«экономическое развитие этих стран в течение нескольких десятилетий подготовило бездну горючего материала, делающего неизбежной отчаянную схватку этих держав за господство над Тихим океаном и его побережьем» [2] .

Правящие круги США со своей стороны придавали важнейшее значение расширению и укреплению американской «невидимой империи». Внутренний рынок США не мог поглотить всю продукцию американской промышленности, бурно разросшейся на военных заказах в годы первой мировой войны. Американские монополии искали новые рынки и новые сферы приложения капитала. Вашингтонская система договоров, заключенных после первой мировой войны, закрепила американский принцип «открытых дверей» и «равных возможностей» в Китае. Представители крупного бизнеса рассчитывали, что экономическая мощь США позволит им проникнуть на огромный китайский рынок и захватить там господствующие позиции. Кризис еще больше разжег аппетиты американских монополий.

Постоянно усиливавшееся экономическое проникновение Японии в Китай и перспектива полного изгнания американских монополий с китайского рынка в случае захвата Китая Японией были грозным вызовом для США. Однако в то время Соединенные Штаты стремились избежать военного противоборства с Японией. В конце 1933 года хорошо информированный американский журналист Никербокер отметил в беседе с руководителем отдела печати советского полпредства в Берлине, что в американских правительственных кругах считают японо-американскую войну неизбежной. США усиленно готовятся к этой войне и строят мощный морской и воздушный флот. Однако пока ее политика в отношении Японии — это пацифистские жесты, с тем чтобы выиграть время. Вместе с тем американское правительство убеждено, что Япония сначала совершит нападение [9] на СССР с целью захвата советского Дальнего Востока и укрепления таким образом своего тыла и только после этого начнет подготавливаемую ею грандиозную битву с США за Тихий океан [3] . Советский полпред в Вашингтоне А. А. Трояновский, касаясь настроений в США и ее политики в отношении Японии, сообщал в Москву в мае 1934 года, что американцы пока не решатся на войну даже в случае установления полного контроля Японии над Китаем, а будут только вооружаться. «Здесь очень велико желание избежать войны с Японией, хотя бы ценой самых больших уступок» [4] .

Агрессивные устремления Японии вели к обострению также и англо-японских противоречий. Британский империализм проник на Дальний Восток, в том числе и в Китай, еще в то время, когда Япония не была для него сколько-нибудь серьезным конкурентом. Англия владела на Востоке такими важнейшими военными и экономическими опорными пунктами, как Гонконг, Сингапур и др. В Китае хозяйничали многие крупные английские торговые, промышленные и финансовые компании, капиталы которых составляли почти 1, 5 млрд. ам. долл. [5] Однако к началу 30-х годов японские империалисты стали наступать на пятки британским колонизаторам. Япония располагала на Дальнем Востоке более крупными силами, чем Британская империя, владения и вооруженные силы которой были разбросаны по всем континентам.

Британская дипломатия, не надеясь на успех в открытом противоборстве с Японией, повела дело к империалистическому сговору с ней, выражая готовность на некоторое перераспределение в ее пользу сфер влияния на Дальнем Востоке. Госдепартамент США отмечал, что приходится считаться с тем, что Англия «попытается достигнуть компромисса с Японией. в отношении Китая» [6] .

Правда, в случае объединения сил Англии и других стран они смогли бы противостоять японской экспансии в этой зоне. Вопрос этот стоял и в Лиге наций, но английское правительство не считало возможным участвовать в экономических или иных санкциях против Японии [7] .

В одном отношении между правительствами США и Англии существовало все же полное единодушие: их больше всего устраивало такое развитие событий, при котором японская агрессия обратилась бы не против Китая, а против СССР. Английские консервативные круги [10] считают, писал по этому вопросу 10 марта 1933 г. советский полпред в Англии И. М. Майский, что захват японцами Маньчжурии может привести к войне между СССР и Японией, а это, по их мнению, было бы «настоящим благодеянием истории» [8] .

22 марта 1934 г. И. М. Майский констатировал в беседе с директором северного департамента Форин оффиса Л. Кольером, что милитаристские круги Японии, открыто высказывающие мысли о нападении на СССР, «уверены в симпатии со стороны влиятельных кругов британских правящих классов. к их агрессивным планам. Японские милитаристы думают, что в случае нападения на СССР они могут рассчитывать на помощь со стороны Англии в самых разнообразных формах». В Советском Союзе, заявил полпред, существует сильное подозрение, что британские правящие круги поощряют японское нападение на СССР. На протяжении всей беседы, писал полпред в Москву, Кольер ни разу прямо и открыто не заявил об отрицательном отношении британского правительства к агрессивным планам Японии, «хотя для такого заявления представлялся очень подходящий случай. Это очень знаменательно. » [9] .

Теперь, когда для историков стали доступны английские секретные архивы предвоенных лет, изложенный политический курс Англии может быть подтвержден уже совершенно бесспорными документами. Два самых влиятельных члена английского правительства Н. Чемберлен и Дж. Саймон представили на его рассмотрение меморандум, в котором высказывались за улучшение отношений с Японией, в частности за заключение с ней договора о ненападении. Их главный аргумент заключался в следующем: «Что касается России, то все, что усиливает в Японии чувство безопасности, поощряет ее агрессивность в отношении России» [10] .

Влиятельные реакционные круги США также лелеяли надежду на конфликт между Японией и СССР п. Американский империализм был заинтересован в такой войне между СССР и Японией, в которой не было бы победителей, ибо США мечтали об ослаблении как Советского Союза, так и Японии.

Расчеты правящих кругов Англии и США на вооруженное столкновение между Японией и СССР не были лишены оснований. Встав еще в 1931 году на путь агрессии, японские империалисты захватили Северо-Восточный [11] Китай (Маньчжурию). Они образовали там марионеточное государство Маньчжоу-Го. Наряду с планами продолжения агрессивных действий в Китае японские самураи обращали алчные взоры также в сторону советского Дальнего Востока и Монгольской Народной Республики. Япония неоднократно отклоняла советские предложения о заключении между СССР и Японией договора о ненападении.

Военный министр Японии генерал Араки рьяно ратовал за нападение на СССР. В 1933 году на совещании губернаторов он заявил, что «в проведении своей государственной политики Япония неизбежно должна столкнуться с Советским Союзом» и что «Японии необходимо военным путем овладеть территориями Приморья, Забайкалья и Сибири» [12] .

Английский военный атташе в Токио Э. Джеймс констатировал, что те круги, которые представляет Араки, исходят из того, что лучше «начать войну против России раньше, чем позже».

Джеймс считал, что существует опасность войны в ближайшем будущем [13] . В записке, представленной в мае 1933 года Форин оффисом английскому правительству, также отмечалось, что «японская армия сосредоточивает все свое внимание на будущей войне с Россией» [14] .

Читайте также  Почему ссср – страна победившего капитализма

Американский посол в Токио Дж. Грю писал 18 июля 1933 г., что японская военная клика вполне может принять решение «выступить, прежде чем Советская Россия станет сильнее».

7 сентября того же года он отмечал в своем дневнике, касаясь этого вопроса, что аппарат американского военного атташе в Японии считает нападение Японии на СССР «совершенно неизбежным» [15] .

Япония усиленно готовилась к войне против СССР. Захваченные ею Маньчжурия и Корея были превращены в огромный военный плацдарм. Увеличивалась численность войск, входивших в расположенную в Маньчжурии Квантунскую армию, строились военные сооружения, дороги, склады, казармы, аэродромы [16] . В 1933 году после захвата Маньчжурии и части территории Северного Китая генеральный штаб японской армии уточнил и детализировал свой план подготовки к войне (план «Оцу»): из 30 дивизий, которые предполагалось сформировать, 24 выделялись для военных действий против Советского Союза. В войне с СССР планировалось сначала захватить Приморье, после чего намечалось нанесение удара с целью овладения районом озера Байкал [17] .

У. Буллит отмечал в беседе с заместителем наркома иностранных дел СССР Л. М. Караханом 13 декабря 1933 г., что одна часть японских правящих кругов выступает за войну с СССР «весной и что февраль — это месяц, когда эти круги готовят нападение». Другая часть, также достаточно влиятельная, — тоже за нападение на СССР, но когда напасть, еще не решила [18] .

ЦК ВКП(б) и Советское правительство отчетливо видели опасность, назревавшую на дальневосточных рубежах СССР. У. Буллит, сообщая в Вашингтон о беседе с И. В. Сталиным и К. Е. Ворошиловым 20 декабря 1933 г., писал, что, обсуждая положение на Дальнем Востоке, советские руководители выражали самые серьезные опасения по поводу возможности нападения со стороны Японии следующей весной [19] .

Нарком иностранных дел в речи на сессии ЦИК СССР 29 декабря 1933 г., касаясь позиции Японии, заявил, что ее политика «является сейчас самой темной грозовой тучей на международном политическом горизонте» [20] .

Опасность японской агрессии подробно рассматривалась на XVII съезде ВКП(б). К. Е. Ворошилов говорил на съезде, что японские военные, а также публицисты и ученые, фабриканты и политики, общественные и государственные деятели за последние два года так много и открыто писали и говорили о необходимости войны Японии против СССР, так иной раз цинично и откровенно в статьях и речах обсуждали подробности завоевания советского Приморья, Забайкалья и даже всей Сибири, что «было бы странным, если бы мы сделали вид, что ничего не замечаем» [21] .

Неизвестная война на КВЖД

22 июля — 1929 года начался конфликт на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) или Дальневосточный конфликт

Вроде бы после Гражданской войны Советский Союз вступил в период мирного существования и восстановления народного хозяйства, но напряжение с соседями было постоянным, и оно готово было перерасти в «горячую фазу». Одно из таких столкновений произошло 92 года назад с гоминьдановским Китаем. В этот раз делили Китайско-Восточную железную дорогу.

Дорога на Дальний Восток

Китайско-Восточная (Маньчжурская) железная дорога сооружалась в одно время с Транссибирской магистралью. В самом начале рассматривались два варианта ее строительства от Забайкалья на восток. По первому варианту дорога должна была пойти по берегу Амура и российско-китайской границе до Хабаровска и дальше к океану. Второй вариант – от Иркутска через Кяхту в Монголии, далее через Китай в российское Приморье. Обсуждали долго и пришли к выводу, что строить надо оба варианта.

С Китаем был заключен специальный договор, по которому и начали строить КВЖД. Дорога сокращала путь к Порт-Артуру, но по результатам войны с японцами город мы потеряли. Тем не менее «железка» стала важной дорогой, связывающей Владивосток с остальной страной. По договору вдоль всей дороги имелась полоса отчуждения, которая являлась собственностью Российской империи. Всю работу дороги осуществляли русские железнодорожники, которые и жили при ней. Все экономические вопросы решал Русско-Азиатский банк, который и обеспечивал все потребности особыми дензнаками. Политическая неразбериха Гражданской войны способствовала тому, что китайцы и японцы стали проявлять интересы к дороге. В 1918 году Япония даже направила войска к КВЖД. Но захватить дорогу попытались только 1920 году. Китайцы даже захватили полосу отчуждения, которая в 1921 году стала административной единицей Китайской Республики. Несмотря на все эти действия, дорога работала, поезда приходили во Владивосток, а для русских специалистов замены не находилось. В 1924 году между Союзом ССР и Китайской Республикой было принято Соглашение по урегулированию отношений между странами. Был в документе и пункт о судьбе дороги. Она переходила в совместное пользование с миноритарной долей китайцев. Обслуживание дороги осталось за советскими специалистами. Основную долю от прибыли эксплуатации дороги получал СССР. Все изменилось со смертью главы Китайской Республики Сун Ятсена. На смену народной власти пришли генералы, которых на активные действия подталкивали японцы. Усилились провокации, вплоть до захвата советских судов и административных зданий.

После того как войска в Маньчжурии возглавил маршал Чжан Сюэлян, провокации усилились. Формально он был на стороне Чан Кайши, но на самом деле вел себя как удельный средневековый князёк. Чан Кайши и сам ничего не имел против этих действий. Войсками маршала была захвачена Харбинская телефонная станция КВЖД и была попытка заставить согласовывать приказы советского начальника дороги с местными властями. Все попытки урегулировать возникшие противоречия не приводили к положительным результатам. Китайские власти их постоянно срывали и 27 мая перешли к активным действиям. Было захвачено генеральное консульство СССР в Харбине, изъяты документы, выдвинуты различные обвинения, под арестом оказалось 80 человек, в том числе 42 советских дипломата. 10 июля дорога была практически захвачена китайскими войсками. Количество арестованных достигает 2000 человек. В ответ на это 17 июля СССР разрывает дипломатические отношения с Китаем, а 7 августа создается Особая Краснознаменная Дальневосточная армия под руководством Василия Блюхера. Парадоксом может служить тот факт, что ему пришлось сражаться с армией, которую он сам помогал создавать.

Интересную версию по захвату дороги китайцами выдвигают западные специалисты. Они утверждают, что китайцы были вынуждены захватить ее, так как прибыли значительно упали. Если в 1924 году дорога получала прибыль в 11 млн рублей, в 1926 году – почти 20 млн, то в 1928 году – 5 млн.

Нам чужой земли не надо…

Но мы не будем спорить с канадскими и американскими экономистами, а перейдем к событиям лета 1929 года. Так кто же напал на КВЖД? Чжан Сюэлян под своими знаменами собрал 300 тысяч солдат и 11 боевых судов Сунгарийской речной флотилии. У этой армии были пушки, пулеметы и минометы. Правда, в основном бойцы были вооружены мечами и маузерами. В пограничных районах собралось около 70 тысяч белогвардейцев, но они в боевых действиях не принимали участия.

Советское командование приняло решение начать наступление для разгрома противника, а не ждать пока он соберется с силами. Следует отметить, что в директиве войскам указывалось, что у советской стороны нет территориальных притязаний, а главной задачей является разгром милитаристов и освобождение заключенных. И еще была рекомендация не подвергать нападению гражданские объекты. Я думаю, что подобные примеры гуманизма вы вряд ли найдете в истории. Хотелось бы подробнее рассказать о победоносном шествии Красной Армии, но все произошло намного проще. 17 ноября три стрелковые дивизии, кавалерийская бригада и бурят-монгольский кавалерийский дивизион нанесли удар и полностью разгромили маньчжурскую армию Чжан Сюэляна. Наши войска поддерживала танковая рота и авиаэскадрилья. В плен попали 10 тысяч солдат и офицеров и несколько генералов. На этом все и закончилось. 22 декабря был подписан Хабаровский протокол, который восстанавливал статус-кво КВЖД. Все военнопленные и арестованные были отпущены на свободу, а советские войска, как и было обещано, вернулись на Родину.

P.S.

На этом можно было бы поставить точку, но история дороги на этом не заканчивается. В 1931 году Маньчжурию оккупирует Япония, и дорога оказывается на территории враждебного государства. Чтобы создать хоть небольшой шанс на мирное разрешение проблемы и не допустить нападения на СССР, стороны начали переговоры о ее продаже. Имущество у дороги было значительное. КВЖД владело пароходами, пристанями, телеграфами, больницей, библиотеками и прочим. Переговоры проходили в Токио и быстро зашли в тупик. Японцы постоянно занижали стоимость. Советской делегации пришлось пойти на уступки, и в результате в 1935 году дорога была продана. Формально ее продали правительству Маньчжоу-Го, но на самом деле она попала в руки Японии. 10 лет по дороге ездили японцы, но в 1945 году КВЖД вернулась в СССР. Когда была создана КНР, советское правительство передало все свои права на управление и имущество китайской стороне. Я не берусь оценивать правильность этого решения, но передача проходила в обстановке дружбы и сотрудничества.

Как громили японских самураев: «Амурская правда» запускает хронику трехнедельной войны 1945 года

Три недели продолжалась война на Дальнем Востоке, завершившая Вторую мировую. И каждый день этой войны (вернее, шесть раз в неделю, как наши читатели в далеком 45-м) вы можете читать на нашем сайте главные новости из свежего номера газеты 75-летней давности.

Переправа 258-й отдельной танковой бригады в китайский город Сахалян (сейчас — Хэйхэ).

«Амурская правда» в августе 1945-го выходила шесть раз в неделю. Реже было бы неправильно — каждый номер начинался с оперативной сводки Советского информбюро. Потому что снова шла война. И на этот раз совсем близко. Особенно ощущали это пограничные районы — в сторону границы пролетали самолеты, шла техника. Первые дни с того берега слышались взрывы и канонада, а потом повезли раненых, а еще позже — пошли нескончаемые вереницы пленных японцев. Газета выходила одним листом большого формата.

Понятно, «Амурка» писала не только о фронтовых действиях. Надо было убирать и сдавать государству хлеб — и быстро, по-фронтовому, мыть золото, строить корабли, солить огурцы, собирать детей в школу. Потому что всем было ясно, что победа в этой недолгой войне, завершающей Вторую мировую, близка. И надо будет дальше жить.

«Амурская правда», 10 августа 1945 года, № 158 (7460)

Японский агрессор будет разгромлен!

Правительство Советского Союза приняло важное, историческое решение. С сегодняшнего дня, 9 августа, Советский Союз находится в состоянии войны с Японией, единственной великой державой, которая после разгрома и капитуляции гитлеровской Германии все еще стоит за продолжение войны.

Читайте также  Дипломатия на руси 12 - 15 веков

Этот шаг Советского правительства стал необходимым и неизбежным после отклонения Японией требования Трех Держав — Соединенных Штатов Америки, Великобритании и Китая от 26 июля 1945 года о безоговорочной капитуляции. В этом обращении Япония была предупреждена, что в случае отказа от безоговорочной капитуляции три державы полностью используют всю свою военную мощь против Японии, и это «будет означать полное уничтожение японских вооруженных сил и полное опустошение японской территории». (…) В связи с отказом Японии капитулировать союзники обратились к Советскому правительству с предложением включиться в войну против японской агрессии, дабы сократить сроки окончания войны, сократить количество жертв и содействовать скорейшему восстановлению всеобщего мира. Советское правительство, верное своему союзническому долгу, приняло это предложение. (…)

Советский народ своей героической борьбой против германского империализма отстоял честь, независимость и свободу своей Родины, спас от фашистских погромщиков цивилизацию Европы. Сейчас перед ним стоит новая историческая задача — завершить вместе со своими союзниками разгром империалистической Японии, чтобы обеспечить скорейшее окончание войны и восстановление мира в интересах всего человечества. Советский народ полностью поддерживает мудрое решение своего правительства, неуклонно борющегося за интересы социалистической Родины, за интересы всех свободолюбивых народов.

Под водительством гениального полководца, вождя советского народа Генералиссимуса И. В. Сталина советский народ и овеянная легендарной славой Красная Армия с честью выполнят свой долг перед Родиной. Японский агрессор будет разгромлен!

(Передовая «Правды» за 9 августа).

Трудящиеся Амурской области горячо одобряют заявление Советского правительства правительству Японии

Героическим трудом поддержим Красную Армию

Куйбышевка-Восточная, 9 августа. (По телефону.) Железнодорожники узла с удовлетворением встретили решение Советского правительства об объявлении войны Японии. На митинге в паровозном депо кузнец Фомук заявил:

— Война с Японией потребует еще большего напряжения наших сил. Я обязуюсь ежедневно давать не менее трех норм, своими силами во внеурочное время подготовить свое рабочее место и инструмент к зиме.

Маневровый машинист Берестовский обязался проводить промывочный ремонт паровоза силами своей бригады, экономить не менее 7 тонн угля в месяц, без затраты государственных средств подготовить свой паровоз к работе в зимних условиях. (…)

На митинге станционных рабочих т. Лежнев сказал:

— Сейчас, в дни суровых испытаний в борьбе против японских агрессоров, буду формировать в смену не менее 10 поездов по методу Кожухарова и Краснова.

Самоотверженным трудом железнодорожники Куйбышевки-Восточной поддержат Красную Армию в борьбе за скорую победу над японским милитаризмом.

Самоотверженный труд на полях

Серышево, 9 августа. (По телефону.) На полях колхозов сегодня царит огромное воодушевление. Колхозники полны единым стремлением — помочь Красной Армии быстрее завоевать победу над Японией. В сельхозартели «Победитель» после митинга, на котором было зачитано заявление Советского правительства правительству Японии, 90 колхозников и колхозниц вышло с серпами жать хлеб. На участках уборки вручную развертывается массовое соревнование имени нашей победы. Колхозницы тт. Василькова, Тяпкина, Зинковская, Бойко, Кириченко и многие другие обязались выполнять не менее двух норм. В колхозе «Победитель» около 200 гектаров полеглого хлеба. Правление решило сжать его серпами, чтобы не допустить потерь. Колхозницы работают быстро, хлеб жнут чисто. (…)

Все силы – на разгром японских самураев

Ерковцы, 9 августа. (По телефону.) На центральной усадьбе МТС, в тракторных бригадах и комбайновых агрегатах, во всех колхозах, обслуживаемых нашей машинно-тракторной станцией, состоялись митинги. (…) Тракторист Степан Ломако из передовой бригады Василия Коваленко заявил:

— Я выполнил две годовых нормы на тракторе «ЧТЗ», выработал 1 500 гектаров мягкой пахоты. Чтобы сделать войну с Японией кратковременной и помочь Красной Армии быстрее завоевать победу, обязуюсь работать еще лучше и до конца года выполнить еще полторы сезонных нормы.

Тракторные бригады Федора Бонецкого и Ильи Бобко решили в ближайшее время выполнить годовой план, а к 1 октября перекрыть его вдвое. Высокие обязательства взяли трактористы бригады Леонида Кондратюка. Комбайнеры Ефим Мариненко, тт. Бонецкий, Васюхно, Накоренок и другие решили работать, не считаясь ни с какими трудностями, и ежедневно убирать не менее 20 гектаров хлебов.

— Стахановской работой на уборке я буду участвовать в войне против фашистской Японии, — заявил Ефим Мариненко.

Колхозы «Красный партизан», «Труд Ленина», имени «Тихоокеанской звезды», «Победа» и «Красная нива» взяли обязательства о досрочном выполнении плана хлебосдачи. Колхозники и работники МТС приложат все силы к тому, чтобы вовремя и без потерь убрать урожай и досрочно рассчитаться с государством по поставкам сельскохозяйственной продукции.

Л. Безус, директор Ерковецкой МТС.

Сделаем все для победы

С большим патриотическим подъемом прошел вчера митинг на заводе «Амурский металлист». Слесарь-стахановец тов. Никитин в своем выступлении горячо одобрил мудрую политику Советского правительства (…) Остановившись на необходимости увеличить выпуск продукции, он заявил:

— Сейчас, как и в годы Великой Отечественной войны на западе, мы сделаем все для фронта, все для победы над японским агрессором.

Участник Отечественной войны тов. Спицын сказал:

— Я несколько лет был на фронте, сражался против немецких оккупантов. Буду бороться, не жалея жизни, и сейчас, против японцев, чтобы отстоять интересы советской отчизны.

Эти же мысли и чувства высказали котельщик Кушнарев, формовщик Порошин, старый токарь Семеров и многие другие.

Участники митинга высказали свою готовность в любую минуту постоять за дальневосточные земли. Сразу же после митинга все рабочие встали к станкам и с удвоенной энергией взялись за работу, чтобы вести свой трудовой вклад в дело разгрома японской военщины.

В результате объединенных усилий Красной Армии и войск наших союзников гитлеровская Германия была полностью поставлена на колени. Сейчас со всей остротой стоит вопрос о быстрейшей ликвидации японского очага агрессии на Дальнем Востоке. Вооруженные силы СССР с честью выполнят этот долг перед Родиной!

Единодушно одобрил заявления Советского правительства о вступлении в войну с Японией коллектив шиномонтажного завода.

— Мы ждали этого заявления, — сказала работница Кириченко. – Война – дело серьезное, она снова потребует от нас напряжения всех наших усилий, а быть может, и жертв. Мы идем на это во имя длительного мира и вызволения из рабства покоренных Японией народов. Я сделаю все, что от меня требуется, чтобы оказать помощь Красной Армии в ее борьбе с врагом.

Гневные слова о японском агрессоре прозвучали из уст рабочего Кищенского, работниц Никитиной, Козловой и многих других. После митинга все рабочие приступили к выполнению срочных заказов.

Говорит составитель поездов

На станции Благовещенск вчера рано утром прошли митинги рабочих, специалистов и служащих, посвященные заявлению Советского правительства правительству Японии. Составитель поездов тов. Рева сказал:

— На протяжении всей войны Япония помогала своей союзнице – Германии. (…) Фашистская Германия разгромлена и повержена. Такая же судьба в недалеком будущем ожидает агрессивную Японию. Наша задача — задача железнодорожников — родных братьев Красной Армии — неустанно помогать нашим доблестным воинам, работать четко, обеспечивать быстрое продвижение составов, их выгрузку, погрузку, содержать в отличном состоянии путь, крепить боевую выучку, воинскую дисциплину на транспорте. Враг коварен и хитер. Как никогда, особенно сейчас, всегда и везде нужно проявлять революционную бдительность.

Коллектив станции Благовещенск горячо одобрил решение Советского правительства о состоянии войны с Японией.

День трудовой доблести

Вчера на Благовещенской швейной фабрике царил подлинно боевой подъем. Все рабочие и работницы явились на работу как по тревоге. На фабричном дворе они окружили директора Александра Исаковича Дингас. Завязалась оживленная беседа, вылившаяся в бурный митинг. Товарищ Дингас изложил содержание заявления Советского правительства правительству Японии. По фабричному двору прокатился гул одобрения.

— Япония, — сказал далее тов. Дингас, — служила и служит источником агрессии, источником беспокойства для всего прогрессивного человечества. Она не раз бряцала оружием на дальневосточном рубеже нашей Родины. Провокации самураев в самом зародыше пресекались доблестной Красной Армией.

Слово попросил начальник отдела технического контроля Харитон Антонович Терентиенко. Его простая речь пересыпана народным юмором.

— Японские империалисты, — говорит он, — великие пакостники в международных делах. У самурая живот болит, когда он видит, что вещь «плохо лежит». На слабые страны японская военщина налетает как драчливый петух. Но она и нам, сильному Советскому Союзу, немало причиняла беспокойства. Теперь Советское правительство решило положить конец империалистическим аппетитам японской военщины. (…)

В конце своей речи тов. Терентиенко заявляет:

— Все мы полностью одобряем политику Советского правительства. Оно выражает стремление всего нашего народа отвести постоянную угрозу нашим дальневосточным границам. Наша задача сейчас заключается в том, чтобы непоколебимо стоять на своем посту, трудиться с таким же подъемом, с каким мы трудились четыре года войны против немецко-фашистских захватчиков. Стойкость и мужество еще больше возвеличат нашу любимую Родину в глазах всего мира.

Рабочие и работницы внимательно слушают слова ораторов и аплодисментами выражают солидарность с ними.

Вот выступает закройщик Степан Иванович Клопов:

— По злодеяниям, причиненным миру, японцы мало отличаются от гитлеровцев. Два сапога пара. Японская военщина опустошила порабощенные страны и стремиться расширить свою агрессию. Японцы вместе с германским фашистами вынашивали планы раздела Советского Союза. Они предполагали встретиться на Урале как победители. Не вышло! Самоотверженным трудом мы поддержим любые меры нашего правительства против оголтелого агрессора.

Когда список ораторов исчерпался, швейники приняли коротенькое решение: «В знак единодушного одобрения заявления Советского правительства правительству Японии всем работать с утроенной энергией, а день объявления состояния войны с Японией сделать днем трудовой доблести».

Также в этом номере газеты были опубликованы:

  • заявление Советского Правительства правительству Японии;
  • заявление В. М. Молотова послам Великобритании, США и Китая;
  • письмо колхозников и колхозниц сельхозартели «Луч» Ивановского района «Поможем нашим доблестным воинам быстрее завоевать победу над Японией»;
  • отчет о пресс-конференции в Наркоминделе СССР;
  • отчет о прибытии в Москву делегаций из Польши и Китая;
  • зарубежные известия и сообщения ТАСС.

Возрастная категория материалов: 18+

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: