Революционные идеи и действия шестидесятников - Sogetsu-Mf.ru

Революционные идеи и действия шестидесятников

В 60х годах XIX века продолжает набирать популярность идея крестьянского социализма, которая к концу 80х переходит на либеральные позиции.

Революционные идеи и действия шестидесятников

Революционные идеи и действия шестидесятников

Идея революции и революционной борьбы охватила сознание представителей интеллигенции. Их политический радикализм проявился в том, что они стали выдвигать революционную акцию как единственное действенное средство. Целью революционных течений стало достижение социализма, уничтожение частной собственности. Революционные демократы 60-х гг. XIX в., так называемые «шестидесятники», продолжали традицию идеолога «крестьянского социализма» Герцена. Вождем направления стал Н.Г. Чернышевский, ведущий публицист журнала «Современник». Его единомышленники создали тайное общество «Земля и воля» (1861 — 1864) для подготовки народного восстания. Общество предшествовало возникшей полтора десятилетия спустя одноименной революционной народнической организации (название было взято из статьи Н.П. Огарева «Что нужно народу», напечатанной «Колоколом» летом 1861 г.). Надежды на народное выступление не оправдались, и общество быстро распалось.

Особое место в русском радикализме занимал Д.И. Писарев, выступавший в журнале «Русское слово» за устранение всех препятствий, стоявших на пути человеческой индивидуальности, будь то бытовые и семейные устои, традиции, религия или авторитеты. Эпоха реформ означала грандиозную ломку всех отношений, институтов, прежних представлений. Сторонники Писарева получили название нигилистов (от лат. nihil — ничего) не только за отрицание искусства и философии во имя естественных наук, приносящих конкретную пользу, но и за отрицание всего, что составляло самую суть, ценность прежней цивилизации. Не отвлеченные идеалы, а «разумный эгоизм», соображения взаимной выгоды лежали, по их мнению, в основе человеческих отношений.

Осенью 1868 г. в среде петербургского студенчества начал свою деятельность С.Г. Нечаев, вынашивавший планы создания в России могучей тайной революционной организации, в которой тесно связанные друг с другом кружки, «пятерки», сходились бы к единому центру— «комитету». К 1870 г., когда истекал девятилетний срок времен­нообязанных отношений между крестьянами и помещиками, Нечаев хо­тел поднять крестьянство «в топоры» против самодержавия. За основу своей теории Нечаев взял учение Н. Макиавелли и «систему иезу-итов», сформулированную им в «Катехизисе революционера». К числу изложенных Нечаевым принципов относились беспрекословное’ подчинение нижестоящих вышестоящим, «полная откровенность от членов к организатору». Революционер должен был разорвать всякую связь с обычной жизнью, культурой и наукой, дабы усвоить «только одну науку — науку истребления и разрушения». В статье «Главные основы будущего общественного устройства» Нечаев развивает идеи европейских социалистических утопистов Фурье, Консидерана, Кабе, которые в России попали на благодатную почву уравнительной психологии и любви к «перераспределению» общественного продукта.

Нечаев действовал изощренно, используя угрозу компрометации, организовывал взаимные доносы и проверки членов кружка «Народная расправа», который насчитывал всего 60— 70 человек в Москве и Петербурге. Его методы скоро начали встречать сопротивление. Главным противником С.Г. Нечаева был студент сельскохозяйственной академии И.И. Иванов, имевший немалое влияние в студенческой среде и отказавшийся выполнить очередное распоряжение Нечаева. Нечаев решил «убрать» Иванова, заодно «сцементировав кровью» организацию. 21 ноября 1869 г. Иванова заманили в отдаленный грот Петровско-Разумовского парка в Москве и убили. Полиция скоро нашла труп и положила конец деятельности «Народной расправы». Летом 1871 г. в Петербурге состоялся один из первых в России открытых политических процессов, где всплыли все подробности нечаевщины. Эти события послужили Ф.М. Достоевскому материалом для романа «Бесы», в котором писатель поднял явление «нечаевщины» до размеров общенационального бедствия.

«Нечаевщина» была следствием многих особенностей политиче­ской ситуации в стране. На арену общественной жизни вступило поколение разночинцев, которое остро чувствовало невозможность реализовать себя в системе самодержавия. Будучи продуктом развития капитализма, разночинцы в общественной деятельности испытывали потребность отстоять свое «я». Часть их склонялась к либерализму, найдя легальный способ самореализации в земствах и других политических институтах, созданных в ходе буржуазных реформ. Другая же часть, испытывая ненависть к культуре, науке, образованию, проявила склонность к авантюризму, беспринципность, неразборчивость в средствах. Если в Западной Европе, в условиях конституции и гласности, аналогичные движения могли действовать открыто, то в России уело­шя политического подполья породили экстремизм революционного шижения.

Обоснование заговорщичества с целью государственного переворота было сделано в середине 60-х гг. XIX в. П.Г. Заичневским, предвосхитившим все нечаевские принципы. Полное повиновение, ненависть к либералам были присущи террористической группе «Ад», возглавлявшейся Н.А. Ишутиным. Входивший в нее Д.В. Каракозов 4 апреля 1866 г. стрелял в Александра II. Это послужило началом перехода к тактике индивидуального террора. Политический эффект выстрела был таков, что в правительстве либералов сменила группа реакционеров, в числе которых П.А. Шувалов и Д.А. Толстой, действовавшие весьма сплоченно.

«Шестидесятники» верили, что России предназначен особый путь. Уповая на общинный характер русского крестьянина, они не хотели замечать развития капитализма. Новое поколение радикалов поставило цель искусственно вызвать народную революцию. Это движение явилось продолжением движения «шестидесятников» и получило название народничества. Начиная с 70-х гг. XIX в. социализм становится политическим принципом действия, практической задачей, а не фактом общественной мысли, как у А.И. Герцена или Н.Г. Чернышевского. П.Л. Лавров, М.А. Бакунин, П.Н. Ткачев — идеологи «действенного народничества». Социализм стал определять образ жизни, убеждения и нравственный облик революционера.

Народничество В революционном народничестве 1870-х гг. можно выделить три основных направления. Идеологом анархизма, или бунтарского направления, был М.А. Бакунин. Его взгляды в значительной степени повторяли взгляды П.Ж. Прудона с его знаменитым изречением «собственность есть кража». Видя в государстве как политическом институте источник деспотизма, Бакунин звал всех «к топору» и считал, что крестьянство готово к революции, — нужно только «бросить спичку». Теоретиком пропагандистского направления был П.Л. Лавров, который призывал к просвещению крестьянства. На это, как он считал, понадобится приблизительно лет 20. Заговорщики, которых представлял П.Н. Ткачев, последователь французского революционера Л.О. Бланки, ставили цель захватить власть, парализовав государственную машину с помощью революционной партии.

В 1874 г. народники предпринимают массовое «хождение в народ», который сочетал в их глазах свойства, достойные поклонения, и вселял надежды на политические перемены. Само слово «народ» было для народников священным. Крестьянство было воплощением общинных, добуржуазных институтов, оно было наиболее многочисленной угнетаемой массой. Однако попытки разжечь крестьянский бунт не имели успеха. Народ в целом оказался абсолютно не готов к социалистическим и даже демократическим преобразованиям. Тот самый «голоплецкий Еремей», за свободу которого ратовали народники, описанный И.С. Тургеневым в романе «Новь», и передал их в руки полиции. Народ не принял борцов за свои права. С 1876 г. народники переходят к «оседлой пропаганде» в деревне: создают сельскохозяйственные колонии, работают в земствах и волостных управлениях.

В 1876 г. в Петербурге возникла революционная народническая организация, вновь названная «Земля и воля», — самая крупная и сплоченная организация за всю историю народничества. В ее состав входили А.Д. Михайлов, Г.В. Плеханов, СМ. Кравчинский, В.Н. Фигнер, Н.А. Морозов. В § 9 устава этой народнической организации записан макиавеллистский тезис: «Цель оправдывает средства». Члены организации предпринимали попытки поднять крестьян с помощью подложных царских манифестов, выпуска фальшивых ассигнаций. Насилие признавалось необходимым и по отношению к тем, ради кого совершался переворот. По стране прокатилась волна убийств нечаевского типа. Принцип вседозволенности позволял совершать убийства по подозрению. Народники ставили цель создания не партии западного образца, а военной организации, скрепленной железной дисциплиной и принципом единоначалия, в высшей степени конспиративной. В рядах борцов за «братство, равенство и свободу» царили иерархический порядок, дух элитарности и соперничества. Во многих случаях достижение благородной цели заменялось хорошо замаскированным властолюбием. Рядовые члены низводились на роль простых исполнителей, обязанностью которых было повиноваться, а не рассуждать.

Наибольшее воплощение эти взгляды получили в теории единомышленника С.Г. Нечаева — П.С. Ткачева о взаимоотношении партии и народа «на другой день после революции». Согласно ей русский крестьянин, хоть и «коммунист по инстинкту», но сочетает в своем миропонимании общинный коммунизм с консерватизмом, патриархальными традициями и предрассудками. Поэтому после прихода к власти понадобится насилие меньшинства «над косным, рутинным большинством, которое не доросло еще до понимания необходимости революции». Корни такой психологии находятся в многовековой традиции самодержавия, духе приказа свыше, всеобщего послушания, произвола властей. Стереотипные отношения господства и подчинения впитывались русскими с самого детства, воспринимались как нечто непреложное.

А.И. Герцен называл это «аракчеевским элементом» в революционном движении. В этих кругах наряду с борьбой за лидерство господствовала ( нетерпимость к чужому мнению, суть которой — отрицание человеческого достоинства, прав и ценности личности. Процветала нарочитая бюрократизация революционного дела: многочисленные печати, документы, ревизии, расписки использоэались для контроля и доносительства. Парадоксально, но в своей революционной деятельности нечаевщина следовала традициям самодержавия, против которого боролась.

В конце 1879 г. из-за расхождений по тактическим вопросам «Земля и.воля» распалась на две самостоятельные организации — «Черный передел» и «Народную волю». Группа «Черный передел» во главе с Г.В. Плехановым и В.Й. Засулич осталась на позициях пропаганды социалистических идей, но вскоре была разгромлена правительством. В 1880-е гг. ее лидеры перешли на марксистские позиции и продолжили свою деятельность за границей.

В Западной Европе конституции были результатом продолжительной борьбы феодализма и абсолютизма, с одной стороны, и буржуазии, крестьян и ремесленников — с другой. В России роль последних взяла на себя партия революционного террора. Под ее давлением были достигнуты некоторые послабления режима: понижены выкупные платежи, крестьянам выдавался кредит для покупки земли, проведено переселение в многоземельные районы, в Петербурге понижены цены на хлеб, приняты первые акты фабричного законодательства. Правительство опасалось, что народ может поддержать террористов. И действительно, до 1 марта 1881 г. общество было на стороне народовольцев. Так, например, годовой бюджет «Народной воли» в 80 тыс. руб. составлялся в основном из пожертвований сочувствующих либералов.

Читайте также  Греко-персидские войны: ход событий и значение

В этом смысле весьма показателен процесс по делу Веры Засулич, имевший большой общественный резонанс. В 1878 г. Засулич средь бела дня тяжело ранила выстрелами из револьвера петербургского градоначальника генерала Ф.Ф. Трепова с целью отомстить за товарища — революционера Боголюбова, содержавшегося в Пет­ропавловской крепости и подвергшегося телесному наказанию по приказу Трепова. Засулич предстала перед уголовным судом с участием присяжных заседателей, и они вынесли ей оправдательный вердикт. Она покинула зал суда под аплодисменты всех присутствующих, а восхищенная то лпа на руках понесла ее к дому Трепова. Оправдание Засулич повлекло за собой длинную цепь политических покушений и убийств, любое должностное лицо могло стать мишенью террористов.

Находя уступки со стороны властей мизерными, группа «Народная воля», в составе которой были А.И. Желябов, СЛ. Перовская, Н.А. Морозов, Л.А. Тихомиров, А.Д. Михайлов, ужесточает террор. Теперь их главной мишенью становится Александр II — на него начинается настоящая охота. 1 марта 1881 г. террорист И.И. Гриневицкий достиг цели: «помазанник Божий», освободивший миллионы русских кре­стьян, был смертельно ранен. Современников потрясло, что завершением реформ оказалось убийство их автора. Это событие стало кульминацией движения народовольцев. Их непосредственная цель была достигнута, но планы, которые связывались с цареубийством, не осуществились: не произошло ни восстания, ни падения самодержавия, на которое они рассчитывали. Движение быстро пошло на спад.

Народничество 1880-х гг. переходит на либеральные позиции. Правое его крыло во главе с Я.В. Абрамовым, В.П. Воронцовым, СН. Кривенко, С.Н. Южаковым выступает за улучшение экономического положения крестьянства, оставив в стороне борьбу за его политические права. Левое крыло, которое представляли Н.К. Михайловский (журнал «Русское богатство»), Н.Ф. Анненский, В.Г. Короленко, В.А. Мякотин, А.В. Пешехонов, считали, что в России нет глубоких корней для развития капитализма. Их внимание по-прежнему занимали патриархальные институты: община, артели, где они занялись устройством дешевых кредитов, земские банки, торговые склады, улучшение усло­вий аренды, развитие агротехники.

Культурный бум: как эпоха сформировала взгляды «шестидесятников» в СССР

Заниматься искусством в тоталитарном государстве практически невозможно — длинные руки власти и цензура формируют подтекст произведений. Советская эпоха — наглядное подтверждение зависимости творчества от политики, но и в это время нашлось место для своеобразного Возрождения. Рассказываем о шестидесятниках, разбивших оковы контроля ради свободного созидания.

Свободолюбивое поколение

Шестидестяники — самое прогрессивное поколение СССР: возможно, за всю историю нашего отечества не было большей концентрации талантов в народе. Люди тяготели к либеральным взглядам, устав от режима. Что-то напоминает, не правда ли? Но революционные воззрения были им чужды, бард Булат Окуджава рассказывал о мыслях ровесников следующее:

«Большинство из нас не было революционерами, не собиралось коммунистический режим уничтожать. Я, например, даже подумать не мог, что это возможно. Задача была очеловечить его».

Восприятие советского человека формировалось на фоне массовых ссылок и расстрелов, но у родившихся в пределах 1925-1945 годов появился шанс сделать жизнь лучше. Идеи гуманизма воплотились только после смерти Сталина: политика хрущевской оттепели идеально укладывалась в рамки мировоззрения людей. Вчерашние оппозиционеры стали центральной фигурой нового общественного строя и главными его обожателями. Сын Никиты Хрущёва позже заявлял:

«У каждого поколения есть своя главная тема, а нас, шестидесятников, влекут годы первой оттепели».

Либерализация общества повлияла и на творчество — в это время произошел культурный бум. Режиссеры вышли из тени, поэты не боялись цензуры, а ученые свободно занимались своей деятельностью. С 1960 по 1975 численность всех научных работников увеличилась в 3,5 раза. Чувство страха за собственную жизнь ушло на второй план, люди размышляли о том, что первостепенно для общества: наука или творчество. Шестидесятники окунулись в социальную жизнь, забыв невзгоды. Посмотри на характеристики, приписываемые поколению, — это прогрессивное общество:

  • оптимизм;
  • стойкость;
  • честность;
  • целеустремленность;
  • творческий максимализм, огромный творческий диапазон;
  • многогранность.

Именно поэтому твои бабушка с дедушкой характеризуют СССР прекрасной страной. Несмотря на политические и экономические трудности, молодежь была вовлечена в общественные процессы. Что, кстати, отличало их от битников, существовавших в Америке примерно в тех же временных рамках.

Наука против творчества

Шестидесятники меньше думали о себе, предаваясь размышлениям о социализме, творчестве и науке. Тогда между технарями и гуманитариями родился спор о первичности для общества этих понятий. Люди поделились на два лагеря: «физиков» и «лириков». Думаю, понятно, кто какие интересы представлял. «Физики» настолько были погружены в научную деятельность, что романтизировали ее. Преданность своему делу привела страну к полету в космос, открытию новых химических элементов и прогрессу в кибернетике. Нередко и «лирики» интересовались наукой: знакомые тебе романы братьев Стругацких кишат прогнозами о будущем.

Государство было лояльным к интересам молодежи и даже имело любимчков, но «физики» больше ценились властью — из-за практической выгоды. Об этом писал советский поэт Борис Слуцкий в стихотворении «Физики и лирики»:

«Спорить просто бесполезно.
Так что даже не обидно,
а скорее, интересно
наблюдать, как, словно пена,
опадают наши рифмы
и величие степенно
отступает в логарифмы».

Кстати, именно шестидесятникам ты обязан душевным посиделкам у костра в лагере (детском, конечно же). Культура авторской песни появилась в их эпоху: тексты и аккорды Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого и других до сих пор звучат во время квартирников. Лирика бардов мягкая и грустная, построенная на рефлексиях.

В 60-х преуспели и архитекторы: романтизировав науку, они возводили футуристичные здания. Некоторые были чересчур амбициозны — взгляни хотя бы на нереализованный план «Дворца советов» Ильи Лежавы: 400 метровое строение с памятником Ленину высотой в сто метров. Конечно, в семье не без урода, и не все архитекторы такие талантливые, как Лежава, — Россия до сих пор не может вывести со своего лица прыщи в виде хрущевок и прочего уродства.

Прогресс коснулся и кино: Тарковский покорил советского зрителя новыми подходами и исключительным видением мира. Современные режиссеры считают Андрея гением кинематографа и всячески делают отсылки к его фильмам. К примеру, в одной из глав «Нимфоманки» Триера на стене висит икона, приписываемая Андрею Рублеву — одному из важнейших персонажей творчества Тарковского.

Не все так радужно

Но не думай, что шестидесятники жили в вакууме, изолированными от проблем и цензуры. В период «застоя» у государства были требования, обязательные к выполнению. Жесткая критика власти, даже если это Сталин, несла за собой последствия. Солженицын из-за этого половину жизни провел в изгнании, лишенный гражданства. Его «Архипелаг ГУЛАГ» сочли прямым предательством родины, и писателя арестовали без промедлений. Этот случай стал резонансным, определив начало застоя и творческой жизни СССР. Отстранение Хрущёва шестидесятники восприняли болезненно — представь, что тебе подарили вещь, о которой ты мечтал, но вскоре ее отобрали. Мягкая цензура сменилась пристальным надзором за искусством, а события, происходившие вокруг, повергли граждан в ранее знакомое состояние. Очередная война, на сей раз холодная, очередные репрессии, очередная волна эмиграции интеллигенции: писатель Василий Аксенов, режиссер Михаил Калик и другие деятели культуры уехали за границу. Брайтон-бич ждал пополнения новыми диссидентами.

Шестидесятников неволей снова вовлекли в рамки жесткого режима, но на этот раз народ не был столь терпим. Получив один раз свободу, трудно усидеть в тисках. Возможно, что свободолюбие граждан и вера в лучшее стали одной из причин распада Союза. Впрочем, это все политика, меньше интересовавшая поколение, чем творчество и наука.

Шестидесятники, — кто они?

Шестидеятничество было порождено хрущевской оттепелью. Оно было зачатком формирования российского самосознания, способствовало закату большевистского режима. Одно это делает Хрущева выдающимся российским реформатором.

«Шестидесятники», «правозащитники», «диссиденты» — пытались реформировать советскую систему без кровопролития и репрессий, привести ее к виду, когда она могла бы функционировать не на волевых, а на демократических стимулах.

Некоторые наши современники пытались изобразить шестидесятников, как неких Мосек, лающих на Слона — на незыблемую советскую власть, на партию — «честь и совесть эпохи», характеризовали шестидесятников как «театр приблизительной правды и скурпулезно дозированной смелости» и т.д.

В год 89-й все демократические организации противостояли «Памяти», и мы несли плакаты, не интересуясь — в русских они руках, еврейских или армянских, писали и говорили с ничем не ограниченной смелостью.

Мы были уверены: если Россия желает разделаться с наследием веков, путь к этому один, а именно: просвещение прежде всего просвещенных слоев — интеллигенции, духовных вождей так называемых «широких масс трудящихся».

После снятия Хрущева раздраженное поношение шестидесятников стало как бы неотъемлемой частью нашего обихода. Ниспровергатели жестко и уверенно доказывали, что это поколение было в сущности бесплодным и не привнесло ничего по-настоящему дерзкого, живого, изменившего общественный климат.

На самом деле шестидесятничество не только не утратило право на благодарность сегодня, но и в будущем. Оно сближает людей разного возраста и положения. Шестидесятники были активными участниками этого праздника духа 60-х. Они мучились, искали, ошибались, но никогда не лгали, не приспосабливались и не прислуживали.

Читайте также  Внешняя политика россии во второй половине xviii века

Каждая эпоха имеет своих пророков и героев. Если начать с исторических аналогий, то я бы сравнил эпоху, сформировавшую шестидесятников, со счастливым периодом русской истории, подарившей нам декабристов, Чаадаева и его плеяду. И там, и здесь, может быть наивный, но стойкий оптимизм, нацеленность на реконструкцию общественных устоев, возможное их усовершенствование.

«Дети ХХ съезда», пройдя через горький опыт общественных катаклизмов, сумели сохранить упрямый оптимизм правдоискателей, дававший силу подниматься и преодолевать тьму и вселять надежду. Появившись в краткий миг хрущевской оттепели, они создавали литературу, искусство, ориентированные на огромную аудиторию.

Евтушенко, Вознесенский, Бродский, Матвеева, Мориц, Галич, Высоцкий — тоже были шестидесятниками. Они заражали массы своей свободой самовыражения, стремлением к новизне проблем и форм, внутренним сопротивлением и несоответствием тому, о чем вещали постановления и указы властей. Устное Слово, с которым они обращались к людям, стало их главным оружием.

Тогда, в 60-е, еще не настало время сегодняшнего осмысления революции, проблем насилия, а лишь начинался этот процесс. Именно шестидесятники выходили тогда на «передний край» — за пределы давящих идеологических штампов и «разрешенных» проблем, соцреалистических схем и бодрых мелодий, приучая народ к мысли о демократизации российского общества.

Возникла огромная потребность в слове, в хотя бы первичном осмыслении того, что произошло с народом и страной. Таких профессий, как социолог, и, тем более, политолог, тогда просто не существовало, и аудитория привычно повернулась к писателям, поэтам, лекторам, артистам: от кого и ждать слова, как не от мастеров слова? Шестидесятники в полной мере вкусили, что значит быть властителями дум.

Не всем моим современникам была близка и понятна взрывная сила шестидесятничества: подтекст «Охоты на волков», магнитофонные записи Окуджавы, Галича и Высоцкого. Не многие сжимали кулаки, когда газеты публиковали разносные статьи об Аксенове и Трифонове, били под дых Евтушенко за «Автобиографию», изданную в Америке, или Окуджаву — за вышедший в ФРГ сборник стихов.

Некоторые наши сограждане пытались изобразить шестидесятников как неких Мосек, лающих на Слона — на незыблемую советскую власть, на партию — «честь и совесть эпохи» и т.д. Шестидесятники нередко расходились между собой и во вкусах, и в позициях, совершали немало глупостей, но вот подлостей не делали никогда. Единство у них было нравственное и холуями шестидесятников не называл никто.

Молодые поэты вызывали у властей раздражение, а то и просто ненависть. Во время короткой оттепели государственные чиновники растерялись, не сразу освоились с новой реальностью и уловили опасность, исходящую от непривычных талантливых строк. Строчки эти были советские по-своему, а не по указанному, а такое в России никогда не поощрялось.

Хотя партийная верхушка давила под собой все, но и сама испытывала давление, в том числе от домашних. К тому же начальники — тоже люди, и их порой прошибает талантливое слово. Где-то я читал, что с песнями Окуджавы Хрущева познакомил сын самого Хрущева. И ведь ни кто иной, как Хрущев, велел печатать Солженицына.

Жестко вломившийся в российскую жизнь после отстранения Горбачева рынок подвел черту под этой эпохой. Всего за несколько месяцев интеллигенцию оттеснили за черту бедности. Для учителей, врачей и рядовых инженеров проблема выживания стала основной. Да и для литераторов тоже.

С приходом Путина ускоренными темпами происходит деградация культуры. Телевизионный спрос на боевики, попсу и мыльную оперу считается уже не позором, а подарком судьбы. В хаосе неприглядного рынка и засилия криминалитета в возрастающих масштабах вырождается нравственность.

Шестидесятники превыше всего ценили истину. Сегодня спецслужбы, бизнесмены и эстрадники с большим отрывом выходят в лидеры. Им сопутствует неизменный успех. Телеканалы, несшие актуальную политическую информацию, по указанию сверху закрываются. На их смену приходят «развлекаловки», «попрыгушки», «мыльные» телесериалы, засилие голых задниц.

Идейная борьба и общественное движение в России во второй половине XIX в

«Шестидесятники». Подъем крестьянского движения в 1861-1862 гг. был ответом народа на несправедливость реформы 19 февраля. Это активизировало радикалов, которые надеялись на крестьянское восстание.

В 60-е годы сложилось два центра радикального направления. Один — вокруг редакции «Колокола», издаваемого А.Г. Герценом в Лондоне.

Он пропагандировал свою теорию «общинного социализма» и резко критиковал грабительские условия освобождения крестьян. Второй центр возник в России вокруг редакции журнала «Современник».

Его идеологом стал Н.Г. Чернышевский, кумир разночинной молодежи того времени. Он также критиковал правительство за сущность реформы, мечтал о социализме, но, в отличие от А.И. Герцена, видел необходимость использования Россией опыта европейской модели развития.

На основе идей Н.Г. Чернышевского образовалось несколько тайных организаций: кружок «Великорусе» (1861-1863), «Земля и воля» (18611864). В них входили Н.А. и А.А. Серно-Соловьевичи, Г.Е. Благосветлов, Н.И. Утин и др. «Левые» радикалы поставили задачу подготовки народной революции. Для этого землевольцы развернули активную издательскую деятельность в своей нелегальной типографии. В журнале «Земля и воля», в прокламациях «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон», «К молодому поколению», «Молодая Россия», «К солдатам», «Что нужно делать войску», «Великорусе» они разъясняли народу задачи предстоящей революции, обосновывали необходимость ликвидации самодержавия и демократического преобразования России, справедливого решения аграрного вопроса. Своим программным документом землевольцы считали статью Н.П. Огарева «Что нужно народу?», опубликованную в июне 1861 г. в «Колоколе». Статья предостерегала народ от преждевременных, неподготовленных выступлений, призывала к объединению всех революционных сил.

«Земля и воля». Это была первая крупная революционно-демократическая организация. В нее входило несколько сотен членов из разных социальных слоев: чиновники, офицеры, литераторы, студенты. Организацию возглавлял Русский центральный народный комитет. Отделения общества были созданы в Петербурге, Москве, Твери, Казани, Нижнем Новгороде, Харькове и других городах. В конце 1862 г. к «Земле и воле» примкнула русская военно-революционная организация, созданная в Царстве Польском.

Первые тайные организации просуществовали недолго. Спад крестьянского движения, поражение восстания в Царстве Польском (1863), усиление полицейского режима — все это привело к их самороспуску или разгрому. Одни участники организаций (в том числе Н.Г. Чернышевский) были арестованы, другие эмигрировали. Правительству удалось отбить натиск радикалов первой половины 60-х годов. В общественном мнении наметился резкий поворот против радикалов и их революционных устремлений. Многие общественные деятели, прежде стоявшие на демократических или либеральных позициях, перешли в лагерь консерваторов (М.Н. Катков и др.).

Во второй половине 60-х годов вновь возникли тайные кружки. Их члены сохранили идейное наследие Н.Г.Чернышевского, но, разуверившись в возможности народной революции в России, перешли к узко заговорщической и террористической тактике. Свои высокие нравственные идеалы они пытались воплотить безнравственными средствами.

В 1866 г. член кружка Н.А. Ишутина Д.В. Каракозов совершил покушение на царя Александра II.

В 1869 г. учитель С.Г. Нечаев и журналист П.Н. Ткачев создали в Петербурге организацию, призывавшую студенческую молодежь готовить восстание и использовать любые средства в борьбе с правительством. После разгрома кружка С-Г.Нечаев на время уехал за границу, но уже осенью 1869 г. вернулся и основал в Москве организацию «Народная расправа». Он отличался крайним политическим авантюризмом, требовал от участников слепого подчинения своим распоряжениям. За отказ подчиниться диктатуре студент И.И. Иванов был ложно обвинен в предательстве и убит. Полиция разгромила организацию. С.Г.

Культура этрусков
О высоком уровне этрусского искусства свидетельствуют сохранившиеся до настоящего времени саркофаги со скульптурными изображениями, статуи, фрески и остатки этрусской архитектуры, которую можно считать основой всей италийской архитектуры. Вопрос о происхождении этрусского искусства представляется сложным, особенно когда речь идёт об ег .

В ночь убийства
Наконец назначенный вечер настал. Подвальное помещение было изменено До неузнаваемости. Пуришкевич и великим князем постарались придать этому до помещению такой в его только что покинула небольшая компания, спугнутая появлением гостя. Наверху играл патефон. Все это было сделано для того, чтобы «жертва» не догадалась о планах заговорщик .

Вступительная часть
Прошлое каждого народа уникально и неповторимо. Вопрос о происхождении (этногенезе) славян и их выделении как особого этноса до сих пор не имеет единой концепции. Время выделения этнических славян датируется от III тысячелетия до нашей эры до первых веков нашей эры. Древнейшие славянские племена проживали на территории Восточной Европы .

Кто такие поэты-шестидесятники?

Автор: Guru · Опубликовано 07.10.2016 · Обновлено 11.07.2017

Говоря об историческом периоде под весенним названием «оттепель», невозможно смолчать о необыкновенно романтической атмосфере того времени. Воссоздать ее спустя пятьдесят лет и прочувствовать помогают не столько историки или новомодные сериалы, сколько литература 60-х годов, как будто вобравшая в легкие строки влажный воздух оттепели. Духовный подъем, вдохновленный надеждами на скорые перемены, воплотился в поэзии шестидесятников: Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского, Евгения Евтушенко и др.

Шестидесятники – это молодые представители творческой интеллигенции СССР 60-х годов. Плеяда поэтов, сформировавшаяся в период «оттепели». Вознесенский, Рождественский и Евтушенко, лидеры того поэтического круга, развили бурную творческую активность, собирая целые залы и стадионы (поскольку появилась такая возможность ввиду смягчения политического режима). Их объединял искренний и сильный эмоциональный порыв, направленный на очищение от пороков прошлого, обретение настоящего и приближение светлого будущего.

Список фамилий и фото

  1. Евгений Евтушенко (годы жизни: 1933-2017) – один из самых знаменитых авторов. За свой вклад в литературу был номинирован на нобелевскую премию, но не получил ее. Самая известная его работа – «Братская ГЭС», где он впервые упомянул фразу, ставшую лозунгом советской поэзии: «Поэт в России больше, чем поэт». На родине вел активную общественную деятельность, поддерживал перестройку, но в 1991 году эмигрировал в США вместе с семьей.
  2. Андрей Вознесенский (годы жизни: 1933-2010) – не только поэт, но и художник, архитектор и публицист. Известен тем, что написал текст легендарной песни «Миллион алых роз» и либретто первой в стране рок-оперы «Юнона и Авось». Композиция «Я тебя никогда не забуду» принадлежит именно его перу. Уникальная способность Вознесенского – создавать произведения высокой художественной ценности, и в то же время популярные в народе и понятные ему. Он много раз бывал за границей, но жил, творил и умер на родине.
  3. Роберт Рождественский (годы жизни: 1932-1994)– поэт, прославившийся еще и в качестве переводчика. В советское время за независимость суждений на него обрушились гонения, поэтому он вынужден был бежать в Киргизию и зарабатывать себе на жизнь переводами текстов поэтов из других республик. Написал много эстрадных песен, например, саундтреки к фильму «Новые приключения неуловимых». Из стихотворных произведений наиболее известны «Письмо женщины», «Все начинается с любви», «Будь, пожалуйста, послабее» и т.д.
  4. Булат Окуджава (годы жизни: 1924-1997) – популярный бард, певец, композитор и сценарист. Особенно прославился авторскими песнями, например, «На Тверском бульваре», «Песенка о Лёньке Королёве», «Песенка о голубом шарике» и т.д. Часто писал музыкальные композиции для фильмов. Выезжал за границу и снискал почет за рубежом. Активно занимался общественной деятельностью, выступая за демократические ценности.
  5. Юрий Визбор (годы жизни: 1934-1984) – знаменитый исполнитель авторской песни и создатель нового жанра — «Песни-репортажа». Также прославился в качестве актера, журналиста, прозаика и художника. Написал более 300 стихотворений, положенных на музыку. Особенно известны «Наполним музыкой сердца», «Если я заболею», «Леди» и т.д. Многие его творения использовались в кино.
  6. Белла Ахмадулина (годы жизни: 1937-2010) – поэтесса, прославившаяся в жанре лирического стихотворения. Ее мастерство очень целили в кинематографе. Например, ее работа «По улице моей который год» прозвучала в «Иронии судьбы». Для ее творчества характерно классическое звучание и обращение к истокам. Часто ее манеру письма сравнивают с импрессионизмом.
  7. Юнна Мориц (годы жизни: 1937 – нынешнее время) – в советское время автора практически не знали, так как стихи Мориц были запрещены из-за оппозиционного настроя. Так же она была исключена из литературного института. Зато ее творчество обрело читателя в самиздате. Она охарактеризовала его, как «чистую лирику сопротивления». Многие ее стихи положены на музыку.
  8. Александр Галич (годы жизни: 1918-1977)– сценарист, драматург, автор и исполнитель собственных песен. Его творческие взгляды тоже не совпали с официально одобренными, поэтому многие его произведения распространялись в подполье, зато обрели подлинную народную любовь. Из страны его изгнали, умер за границей от несчастного случая. О советском режиме всегда отзывался негативно.
  9. Новелла Матвеева (годы жизни: 1934-2016) – поэтесса, переводчица, драматург и литературовед. Часто выступала на концертах и фестивалях, однако большинство ее работ опубликовано после смерти. Исполняла она не только свои произведения, но и песни на стихи мужа.
  10. Юлий Ким – (годы жизни: 1936 –нынешнее время) — поэт-диссидент, бард, сценарист и композитор. Известен оппозиционными и смелыми для своего времени песнями «Господа и дамы», «Адвокатский вальс» и т.д. Особенной значимостью обладает пьеса-композиция «Московские кухни». Ким саркастично критиковал общество и власть в СССР. После перестройки написал множество либретто для мюзиклов, среди которых перечисляются «Граф Орлов», «Нотр-Дам де Пари», «Монте Кристо», «Анна Каренина» и другие.
Читайте также  Революция и реакция: социализм 70-х годов

Короткие стихи поэтов шестидесятников

Совсем не объемные работы есть у многих поэтов периода оттепели. Например, лиричное стихотворение о любви Андрея Вознесенского:

В человеческом организме
Девяносто процентов воды,
Как, наверное, в Паганини,
Девяносто процентов любви.
Даже если — как исключение —
Вас растаптывает толпа,
В человеческом
Назначении —
Девяносто процентов добра.
Девяносто процентов музыки,
Даже если она беда,
Так во мне,
Несмотря на мусор,
Девяносто процентов тебя.

Также краткостью, как сестрой таланта, может похвастать Евгений Евтушенко:

Рассматривайте временность гуманно.
На все невечное бросать не надо тень.
Есть временность недельного обмана
потемкинских поспешных деревень.
Но ставят и времянки-общежитья,
пока домов не выстроят других…
Вы после тихой смерти их скажите
спасибо честной временности их.

Если же вы хотите подробнее ознакомиться с одним из небольших стихотворений того периода и проникнуться его настроением и посылом, то вам следует обратить внимание на анализ стиха Ахмадулиной «Не писать о грозе».

Особенности творчества

Эмоциональный накал гражданской лирики шестидесятников — главная особенность этого культурного явления. Непосредственные, отзывчивые и живые стихотворения звучали, словно капель. На нелегкую судьбу страны и беды целого мира поэты реагировали искренне и независимо от идеологической целесообразности. Они преобразили традиционный застойный советский пафос прогрессивный и честный голос поколения. Если они сострадали – то надрывно и отчаянно, если радовались – то просто и легко. Наверное, все о поэтах-шестидесятниках сказал Вознесенский в своем стихотворении «Гойя»:

Я — горло
Повешенной бабы, чье тело, как колокол,
било над площадью голой…

Творчество шестидесятников по праву считается одной из самых ярких страниц русской литературной истории.

Шестидесятники как культурное явление

Поэзия периода оттепели — это струя свежего воздуха в стране, тяжело переживающей нравственные последствия сталинского террора. Однако одной эпохой их творческий путь не ограничивается, многие из них пишут до сих пор. Поэты 60-х годов не отстали от времени, хоть и сохранили за собой гордое имя «шестидесятники» или «60 десятники» — ставшее модным сокращение привычного словосочетания.

Конечно же, какое творческое движение может обойтись без противостояния? Шестидесятники боролись с «силами ночи» — темными и абстрактными средоточиями зла и несправедливости. Они стояли на страже первозданным идеалов Октябрьской революции и коммунизма, хотя они потеряли непосредственную связь с ними в силу времени. Однако характерные символы воскресли в поэзии: буденовка, красное знамя, строка революционной песни и т.д. Именно они обозначали свободу, нравственную чистоту и самоотверженность, как нательный крест в православии, например. Утопическая идеология действительно заменила религию и пропитала поэзию периода оттепели.

Основная тематика

Люди болезненно восприняли «преступление культа личности», которое было предано огласке в 1956 году, когда к власти пришел Никита Хрущев и осудил сталинские репрессии, реабилитируя и освобождая многих жертв несправедливого приговора. Поэты выразили не только всеобщее смятение и негодование по поводу «искажения» прекрасной идеи, но и социалистический пафос народа, вернувшегося на путь истинный. Многие верили, что оттепель – принципиально новый этап в развитии СССР, и вскоре наступят обещанные свобода, равенство и братство. С этими настроениями совпало мировоззрение зарождающейся творческой интеллигенции, совсем еще молодых людей. Юношеский восторг, максимализм, романтические идеалы и непоколебимая вера в них — вот стимулы их честного и где-то даже наивного творчества. Поэтому стихи поэтов-шестидесятников любимы читателями до сих пор.

Своим идиллическим картинам 60-десятники придавали откровенно риторическую форму, украшая их прозрачными аллегориями. Мысли и ощущения, столь близкие обществу того времени, нередко были выражены в прямой декламации, однако самые сокровенные мечты и верования лишь подсознательно проявлялись между строк. Жажда свежего веяния, новизны, перемены чувствовалась в поэтике тропов.

Что способствовало угасанию движения?

Творчество поэтов шестидесятников приходится на 60-е годы 20 века, а это эпоха внутренних противоречий. Коммунизм как-то сочетался с индивидуализмом, художественный вкус переплетался с китчевым мещанством, физики дружили с лириками, город — с деревней, демократия — с технократией и т.д. Даже сами шестидесятники и их судьбы были разными, и это, как ни парадоксально, их объединяло. Такая гармония райского сада на земле не могла долго продолжаться, поэтому к 70-ым годам утопия оттепели начала разрушаться. Единство общественного и личного естественным образом превратилось в противостояние, личное пришло в противоречие с государственным, и романтичные вольнодумцы потеряли трибуны для выступлений: милость властей сменилась на гнев. Влияние поэтов на настроения в обществе перестали считать благотворным или хотя бы позволительным хотя бы потому, что творцы чутко восприняли «похолодание», сменившее оттепель, и не смогли скрывать этого в своей поэзии.

Стихи поэтов-шестидесятников были ориентированы на молодежную аудиторию, и когда их поколение повзрослело и осознало, насколько наивен этот революционный пафос в стране победившей бюрократии, оно перестало как создавать, так и воспринимать восторженные надежды на окончательную победу тепла.

О стихотворениях шестидесятников можно было с энтузиазмом говорить в период оттепели, но после, когда явно «похолодало», люди нуждались в другой поэзии, отражающей упадок, а не подъем. На зависимость от эпохи указывает и «название» поэтов. Культурное явление, как отражение исторических изменений, не могло скривить и подретушировать эти самые изменения.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: