Россия и народы балканского полуострова - Sogetsu-Mf.ru

Россия и народы балканского полуострова

Современная политическая карта Балкан складывалась с участием России, напрямую вовлеченной в дело обретения независимости балканскими народами. В результате двух русско-турецких войн конца XVIII...

Россия и народы балканского полуострова

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЯЗИ РОССИИ С БАЛКАНСКИМИ СТРАНАМИ — Информационно-справочные материалы

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЯЗИ РОССИИ С БАЛКАНСКИМИ СТРАНАМИ

Современная политическая карта Балкан складывалась с участием России, напрямую вовлеченной в дело обретения независимости балканскими народами. В результате двух русско-турецких войн конца XVIII века (война 1768 — 1774 гг. закончилась подписанием Кючук-Кайнарджийского мирного договора, а война 1787 — 1792 гг. — Ясского мирного договора) Россия получила право покровительства христианскому населению Турции. Этот период явился началом особых отношений России с народами Балканского полуострава, продолжающихся уже более двух столетий. С 80-ых годов XVIII века Россия начала создавать свои дипломатические и консульские представительства на Балканах.

Отношения между Россией и балканскими странами и народами начали развиваться гораздо раньше. Так, в 1711 году в Черногорию ездил серб по происхождению — российский полковник Михаил Милорадович, который передал старейшинам черногорского народа послание Петра I, с призывом к черногорцам поддержать Россию в войне с Турцией. Черногорские владыки и другие лица духовного сословия, которые традиционно являлись предводителями черногорского народа, на протяжении XVIII века часто приезжали в Россию к царскому двору с просьбами о помощи и покровительстве.

В Сербию, по просьбе митрополита М.Петровича, по указу Петра 1 в 1724 году был отправлен «синодальный переводчик» Максим Суворов с семьей для «обучения тамошних жителей славянскому и латинскому языкам». С другой стороны, российские эмиссары, и, прежде всего, послы в Константинополе поддерживали постоянные контакты с сербским и черногорским народами, оказывая всяческую помощь «единоверным братьям славянам».

Русско-турецкие войны XVIII века служили катализатором антитурецких выступлений не только славянских народов. Россия превратившаяся к тому времени в наиболее серьезного противника

Османской империи, рассматривалась в качестве потенциального союзника также и албанцами. Так, под влиянием Прутского похода Петра I 1711 года активизировалось движение за самостоятельность Химары — горной области на юге Албании с преимущественно православным населением. Перед лицом угроз со стороны Порты горцы Химары в 1759 году обратились к России с просьбой о покровительстве. Химариоты изъявили готовность участвовать на стороне русских войск в военных действиях против Турции. Царский резидент в Стамбуле А.М.Обресков, встретившись с делегацией Химары, заверил, что в случае необходимости, Россия воспользуется услугами химариотов.

Вскоре, во время русско-турецких войн 1768-1774 и 1787-1791 гг., жителям прибрежных районов Адриатического и Ионического морей предоставилась возможность помочь русскому флоту. Командующий русской флотилией в Средиземноморье докладывал канцлеру графу Безбородко, что «все христианские народы в Албании, в Далмации и в самой Морее с крайней нетерпеливостью ожидают прибытие флота, чтобы вступить в службу нашу и напасть на турков, беспрестанно их терзающих. Всякий почти день приходящие толпы людей, с изъяснением такового их расположения не допускают ни мало сомневаться в готовности их к тому».

Со второй половины XVIII века началась эмиграция албанцев в Россию. Толчком для этого послужила русско-турецкая война 1768 — 1774 гг. Число албанцев, переселившихся с семьями в Россию после подписания Кючук — Кайнарджийского мира (1774 г.), превысило тысячу человек. Позднее переселение албанцев продолжалось. Большинство эмигрантов из Албании, т.н. арнаутов, обосновывалось в Крыму и в Новороссии, о чем напоминают названия Арнаутских улиц в Одессе.

В конце 1806 года началась новая русско-турецкая война. Русские войска, оборонявшие Ионические острова, беспрепятственно получали с албанского побережья необходимое продовольствие. Русское командование начало формировать части так называемых «легких стрелков» из горцев Албании и Эпира еще в 1805 году и использовало эти подразделения зимой 1805 — 1806 гг. в боевых действиях против французов в Неаполитанском королевстве. В 1807 г. албанцы приняли участие и в боях с турками.

В 1820 году правитель южной Албании Али-Паша Янинский, сражавшийся на стороне России в период второй русско-турецкой войны конца XVIII в., обратился к Александру I с просьбой стать на любых условиях его верноподданным. Однако это предложение принято не было, поскольку оно не соответствовало в тот момент официальной политике царского правительства, стремившегося не осложнять свои отношения с Портой.

Во время русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Россия поддержала другого крупного феодала Албании — Мустафу — пашу Бушати, правителя северной части страны, в его конфликте с султаном. С ведома русского царя верховный правитель Сербии князь Милош Обренович заключил с правителем албанского округа Шкодер тайное соглашение, по которому албанский паша должен был всячески задерживать отправление своих войск на русско-турецкий фронт и маневрировать так, чтобы его участие в войне не ухудшало положение русских войск.

Эта война завершилась в 1829 г. подписанием Адрианопольского мирного договора. В результате упорной борьбы России с Турцией Сербия получила статус вассальского княжества с внутренней автономией. В феврале 1835 г. в Сербии была принята Конституция («Устав»), которая, однако, не была признана Турцией, Австрией и Россией в силу своей «революционности» и потому была отменена. Вместо нее, по согласованию с Россией, Турция в декабре 1838 г. «даровала Сербии» новую конституцию. Таким образом, Сербское княжество обрело государственность.

70-е гг. XIX в. ознаменовались новым обострением Восточного вопроса, и главной его особенностью была масштабность и глубина национально-освободительной борьбы. В городах Болгарии, Сербии, Боснии и Герцеговины возникали революционные комитеты, осуществлявшие руководство национальным движением, предпринимались усилия по объединению славянских народов для борьбы с османским игом. Антитурецкий Союз во главе с Сербией создавался при поддержке царской России, стремившейся восстановить свое влияние на Балканах, утерянное после Крымской войны 1853-1856 гг. (Россия потеряла право покровительства христианам Османской империи, полученное по Кючук-Кайнарджийскому договору с Турцией 1774 г.). Русские дипломаты вели активную работу по вовлечению албанцев в этот Союз. В своих инструкциях российским консулам, находившимся в Европейской Турции, посол России в Стамбуле граф Н.П.Игнатьев неоднократно подчеркивал мысль о «значении албанского племени в будущих событиях Балканского полуострова».

В мае 1876 г. в Болгарии вспыхнуло восстание во главе с лидером «Тайного центрального комитета» Ботевым. В июне 1878 г. Сербия и Черногория объявили войну Турции, открыв новый этап освободительной борьбы балканских народов.

В дипломатических переговорах между Россией, Австрией и Пруссией обсуждались возможные исходы событий, происходивших на Балканах. Россия выступила в защиту славян Балканского полуострова. В результате русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и победы русского оружия был заключен прелиминарный мирный договор в Сан-Стефано. Согласно этому документу, Болгария (в состав которой вошла практически вся Македония) и Босния и Герцеговина получали автономию, а Сербия, Черногория и Румыния — независимость. Однако несколько месяцев спустя, по инициативе Великобритании и Австро-Венгрии, выступавших против усиления позиции России на Балканах, был созван Берлинский конгресс, в котором также приняли участие представители Германии, Франции, Италии и Турции. На нем были пересмотрены условия Сан-Стефанского мирного договора. Болгария оказалась расчлененной — в автономное княжество Болгария вошла лишь территория Северной Болгарии; из другой части Болгарии была образована автономная провинция Османской империи — Восточная Румелия; Македония и Южная Фракия возвращались под власть султана. Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину. Албания получила ограниченную административную автономию. Оказавшаяся в дипломатической изоляции, Россия была вынуждена пойти на эти уступки.

В 80-х гг. XIX в. внешняя политика России базировалась на принципе сохранения «Stаtus quo» на Балканах, а по отношению к балканским народам — «никакой поддержки попыткам, направленным к нарушению существующего порядка». Порядок, тем не менее, не был стабильным. В 1885 г. в результате восстания произошло воссоединение обеих частей Болгарии образовалось более обширное болгарское государство. Македония опять осталась за его пределами, что становилось фактором нестабильности в регионе. Три молодые балканские государства — Сербия, Греция и Болгария претендовали на македонские земли, находящиеся под властью султана.

Во время балканских войн 1912-1913 гг. балканские государства и европейские державы заботились, прежде всего, о своих интересах. Россия последовательно выступала в роли примирителя, не желая каких-либо распрей в стане балканских стран. Однако Македония стала «яблоком раздора» уже в ходе первой балканской войны, когда балканские государства были союзниками по борьбе с Турцией. Нетерпимость, шовинистические настроения правящих кругов, стремление к значительным территориальным приобретениям привели ко второй балканской войне между бывшими союзниками. Война закончилась капитуляцией Болгарии и подписанием Бухарестского мирного договора (август 1913 г.) и Константинопольского мирного договора (сентябрь 1913 г.), по которому она лишалась практически всех своих приобретений. Македония оказалась разделенной между Сербией, Грецией и Болгарией в результате войны между молодыми балканскими государствами. Болгария все же рассчитывала на реванш в первой мировой войне — она выступила на стороне Германии и Австро-Венгрии (не остановило Болгарию даже то, что придется воевать с Россией!). Как известно, германский блок проиграл войну, а вместе с ним и Болгария, которая окончательно потеряла Южную Добруджу, доставшуюся Румынии, Македонию, отошедшую к Сербии (Югославии) и Фракию, которая позднее была присоединена к Греции. Такое разграничение сохранилось, в общих чертах, и до настоящего времени, за исключением получившей независимость в результате распада Югославии Республики Македонии.

ИСТОРИКО-ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ
ДЕПАРТАМЕНТ МИД РОССИИ

Россия и народы балканского полуострова

Материал из журнала «Вестник Америки» за июнь 1917 г.

Россия и балканский вопрос

Статья проф. А. Л. Погодина

Значение войны, которая должна покончить с угрозой вооруженного германского империализма мирному развитию народов, заключается и в том, что Балканский вопрос получит в ней свое окончательное разрешение.

Сущность этого вопроса такова:

на Балканском полуострове, кроме турок-османов и кучки албанцев, живут народы только православной веры, тесно связанные одни своей религией, другие также своим славянским происхождением с русским народом, создавшим Российскую империю и поныне господствующим в ней.

Для России, как государства, становился все необходимее с каждым последним десятилетием ее экономического и политического развития выход в свободное от зимних льдов Черное море. И во власти Турции было держать этот выход замкнутым для нас, и потому падение турецкого могущества, исконная историческая задача всего православного Востока, сделалась существенной необходимостью и для России.

Из Дарданелл мы стремимся на запад, к культурной Европе, с которой мы хотели возможно скорее и теснее сблизиться. И в этом заключалось коренное отличие нашего стремления к Константинополю от немецкого: этот последний, вылившись в известную форму Drang nach Osten, шел именно на Восток, в Малую Азию, на перерыв Англии с ее вековыми интересами в Индии, Египте и Леванте.

Поэтому, наша ближневосточная политика ни в чем не угрожала английским интересам, но решительно сталкивалась с германскими, которые в свою очередь, были опасны и для английского преобладания в Азии.

К счастью, в Англии это своевременно поняли, и старое соперничество с Россией на Балканском полуострове уступило место общим усилиям водворить на Ближнем Востоке мир и порядок.

И здесь опять наши усилия встретились с резким антагонизмом Германии: нам нужны были общее согласие народов Балкан, мирное разрешение Македонского вопроса, подъем изгнанной культуры на этом несчастном полуострове: одним словом, Россия, Англия и Франция нуждались и желали на Балканах созидательной работы.

И, наоборот, все, что поддерживало смуту, что позволяло использовать для своей цели силы одного против другого из балканских народов, что ослабляло их противодействие процессу германизации: все это было на руку Германии. Ее деятельность сводилась к работе разрушительной и к укреплению своего могущества на разрушенных национальных позициях малых народов Балканского полуострова.

Россию эти балканские народы всегда понимали, как силу созидательную, и призывали ее к себе на помощь, как освободительницу от турецкого гнета. Корни тех отношений, которые связали Россию с сербами в настоящую войну, выходят к многовековому прошлому обоих народов. Когда турки утвердились полновластными хозяевами на Балканском полуострове, Россия едва освободилась от своих собственных угнетателей, татар, и собиралась вокруг Московского княжества. Но уже тогда чувствовалось будущее величие этого младенца, и со вниманием приглядывались к нему Польша, Австрия и Крым.

Читайте также  Правление михаила романова

Когда же в половине 16 века Москва стала покорять одно за другим царства своих прежних угнетателей, завоевала Казань, Астрахань, Сибирь, когда Московский князь провозгласил себя царем, а московский митрополит был признан всем православным Востоком за одного из патриархов, тогда взоры угнетенных народов Балканского полуострова обратились с надеждой на север, откуда должно было придти освобождение.

Московские цари и сами смотрели на освобождение балканских народов— сербов, болгар и греков турецких, а также румын Молдавии и Валахии, как на свой исторический долг. Они поддерживали оживленные сношения с этими народами, тратили большие деньги на поддержку их церквей, вели войны с Турцией, всегда тяжелые, но не всегда успешные.

Естественно, что в народном сознании угнетенных славян укрепилось убеждение, что их интересы тесно связаны с интересами великого русского государства. Если идеи «панславизма» (никогда не имевшие ни практического значения, ни законченной формулировки) представляются чем-то искусственным и фальшивым, то, наоборот, это единение России с православным славянством было совершенно естественным созданием исторических и бытовых условий. Оно легло глубоко и в сознание русских народных масс, и связь нашего крестьянина с «братушками» не вымышленная; проповедь защиты его от угнетателей, будь это турки или немцы, находит живой отклик не только в народной массе, но даже и в интеллигентном обществе, как ни отрывалось это последнее от основ народной жизни.

События 1908 года,—аннексия Боснии и Герцеговины, составлявшая реальную угрозу существованию самого сербского народа,—сильно взволновали русское общество.

Автору этих строк пришлось зимой 1908 года и весной 1909 г. посетить много русских городов, где различные организации устраивали его публичные выступления по вопросу о Сербии и Австрии,— и он может засвидетельствовать, с каким горячим сочувствием относились разные круги русского общества к судьбам сербского народа.

Этот интерес зиждется не только на неожиданно сказавшемся историческом сознании русского общества и на ясном понимании того, что дело славян Балканского полуострова есть русское дело. В это время мы верили еще и в то, что Болгария не окажется никаким изменником России и славянству, рабом, недостойным свободы, которую своей кровью завоевал ему русский народ.

Мы знали, что русская политика в Болгарии не всегда была правильна, что, пользуясь ее ошибками ставленники Берлина и Вены стараются представить Россию врагом Болгарии. Но ведь мы знали и то, что в Царстве Польском русская политика была бесконечно более ошибочна, что там поляки могли законно и основательно негодовать против России, тогда как болгарам приходилось выдумывать, что они могли бы поставить нам в вину. А между тем поляки оказались верны в эту историческую минуту России и славянскому долгу. Ни разу не усомнившись, они пошли против векового врага славян и поняли своим государственным разумом, что в обновленной России они найдут осуществление своих исторических стремлений. Болгары не поняли этого, и за спор завоеваний в Македонии, за возможность жестокой расправы с полураздавленными сербами, они пошли на дело, достойное Каина.

России не нужны никакие приобретения на Балканском полуострове, в государствах сербов, румын, болгар или греков. Всякие новые территориальные приобретения, скорее, ослабляют, чем увеличивают силу России, так как требуют от нее растраты сил, которые должны были направлены на внутреннее устроение государства.

Россия не заинтересована и в том, о чем так хлопотали Германия и Австрия, т. е. в превращении Балканского полуострова в свой рынок. Наш внутренний рынок так велик, еще так не использован, что приходилось убеждать представителей русских торговых классов, что их патриотический долг повелевает им завязать торговые сношения с Балканским полуостровом.

Итак, нам не надо ни земель на Балканах, ни денег Балканских народов.

Что же нам нужно от них?

Мы нуждаемся только в одном, чтобы они были сильны, культурны и согласны между собой, потому что на их силе и согласии опирается русское влияние на Востоке. А это значить, что мы хотели нести на Балканы только добро, только любовь. Не есть ли это, действительно, великая культурная миссия и не должна ли великая, свободная Америка сочувствовать таким стремлениям России и ее союзниц в их борьбе за право и цивилизацию?

«Болгарский народ едва не уничтожили»: как Россия освободила Балканы

Историк рассказал о причинах и итогах Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, в результате которой Болгария обрела свободу от османского ига.

В 2018 году исполнилось 140 лет, как Болгария освободилась от ига османских захватчиков и обрела долгожданную независимость. Жестокие расправы турок над болгарами и представителями других славянских народов вызвали глубокое возмущение у всей Европы. И, конечно же, особенно остро восприняла эти события Россия.

Сочувствуя национально-освободительному движению славян на Балканах, Российская империя объявила Турции войну, результатом которой, прежде всего, стало обретение Болгарией независимости. Кроме того, Россия вернула южную часть Бессарабии, потерянную после Крымской войны, присоединила Карсскую область, населенную армянами и грузинами, и заняла стратегически важную Батумскую область.

В память о Русско-турецкой войне 1877–1878 годов и героизме, проявленном русской армией в борьбе за свободу славянских братьев, Российское военно-историческое общество подготовило ряд торжественных мероприятий.

Торжества начнутся 28 мая в Ильинском сквере на Китай-городе, возле часовни-памятника героям Плевны. Осада Плевны и оборона Шипки являются важнейшими сражениями Русско-турецкой войны, в ходе которых бок о бок мужественно сражались русские и болгары. В знак уважения и гордости участники мероприятия возложат к памятнику цветы и венки.

Затем гости проследуют в парк «Горка», где пройдет открытие выставки «Память о войне. 140 лет Русско-Турецкой Освободительной войны 1877–1878 годов». Среди гостей мероприятия ожидаются посол Республики Болгария в России Бойко Коцев, посол по особым поручениям МИД РФ и председатель научного совета Российского военно-исторического общества (РВИО) Владимир Чуров, научный директор РВИО Михаил Мягков, исполнительный директор Российского исторического общества (РИО) Константин Могилевский и другие.

Экскурсию по выставке проведет ведущий специалист научного отдела РВИО Константин Пахалюк. В преддверии праздничных мероприятий он дал интервью порталу «История.РФ» и рассказал о главных причинах, итогах и уроках войны 1877–1878 годов.

Восстание подавили в крови женщин и детей

– Константин, что все-таки подтолкнуло Россию к этой войне? Только ли стремление поддержать балканские государства в борьбе за независимость?

– Там был комплекс причин. Первая – геополитические амбиции, стремление России укрепиться на Балканах и за счет контроля над болгарской равниной в дальнейшем иметь возможность контроля над проливами Босфор и Дарданеллы. Второй момент – это сильные славянофильские настроения русской общественности. Многие сочувствовали подъему национально-освободительного движения болгар и сербов, а в 1876 году произошло крупное Апрельское восстание, которое подавили в крови. Порядка 40 тысяч болгар были убиты башибузуками, среди жертв были женщины и дети… Вся Европа возмущалась зверствами того времени. Параллельно с этим сербы при поддержке черногорцев также вели освободительную войну в Боснии и Герцеговине. Русское правительство колебалось в необходимости именно военной поддержки, однако действовавшие общественные славянские комитеты были настроены воинственно.

– Получается, славянские народы на Балканах тогда поддержала только Российская империя? Как же другие европейские державы?

– На самом деле на эти события отреагировали во всей Европе, всколыхнулась общественность и в Британии. Но для российской общественности с ее наивными и далекими от реальности славянофильскими воззрениями болгарский народ был ближе, потому что речь шла о защите православия и славянского единства. Эти идеи были популярны, и многие представляли болгар именно как богомольных христиан, настроенных на объединение славянских народов. Хотя, конечно же, мы очень мало тогда представляли себе балканские реалии и не понимали, что болгары, став независимым православным княжеством, вряд ли будут идеологически находиться в орбите России – безусловно, нет.

В Турции понимали, что империя дает трещину

Что стало главной причиной угнетения болгар турками? Религия?

– На территории Османской империи проживало много разных народов. Естественно, империя благоволила туркам и другим мусульманам. Говорить о том, что к 1870 году болгары были в бесправном состоянии, нельзя. Наоборот, речь идет о формировании – пусть и постепенном – экономических и интеллектуальных элит, которые и стали проводниками идеи независимости.

– Почему турецкое правительство негласно поддерживало жестокие расправы над болгарами и другими славянами?

–События 1876 года – это ответные действия. Поймите, что в Турции прекрасно понимали, что [Османская] империя дает трещину, особенно ее европейская часть, населенная славянским православным народом. Сначала, в начале XIX века, от нее откололась Сербия, затем, в 1829 году, – Греция, параллельно шло восстание сербов в Боснии и Герцеговине, восстание болгар. Естественно, туркам это не нравилось. Поэтому, когда начались мятежи, турецкие власти перебросили в Болгарию регулярные части, которые очень жестоко их подавляли. Но это не значит, что всех болгар убивали. XIX век – это эпоха становления болгарского самосознания, болгарской культуры. Кстати, и Болгарская православная церковь при поддержке России получила автокефалию, то есть там появился болгарский патриарх. Создавались школы, гимназии, укрепились позиции экономической элиты – в том числе за счет выходов на турецкий рынок.

Болгарский народ могли уничтожить

– Можно ли считать освобождение Болгарии от османского ига точкой отсчета российско-болгарской дружбы?

– Да, безусловно, хотя и до этого у нас были отдельные контакты. Но, опять-таки, у России были свои геополитические интересы на Балканах, и достичь своих целей она планировала за счет использования фактора этнорелигиозной близости. А что касается мифа о том, что болгары – это бедное, забитое население, которое только и ждало помощи от России, – это совершенно не так. Конечно, в Болгарии с радостью встретили русские войска, но все-таки болгары и в принципе балканское население – это население со своими интересами, с собственным видением. Безусловно, они стремились к демократическому правлению, и насадить там каких-то теократических православных монархов было бы невозможно. Россия помогла им освободиться, однако ни экономически, ни культурно, ни даже политически «привязать» к себе Болгарию не смогла.

– Да, я читала отзывы современников той войны о болгарском народе. Почти все описывают удивительное мужество и стойкость болгарских воинов и даже простых жителей… Но как вы считаете, могла ли Болгария в тот момент обрести независимость без помощи России?

– В тот момент – вряд ли. Если бы зверства турок продолжились, то болгарский народ, скорее всего, могли уничтожить. О геноциде в 1876 году, конечно, речи не шло, но в дальнейшем могли быть приняты более жесткие меры. Ведь с 1860-х годов там начала действовать политика переселения, когда население с Кавказа и других южных регионов России стало перебираться в Турцию. И эти народы переселяли как раз на Балканы. То есть болгар потихоньку просто выдавливали с их территории.

В Болгарии сотни памятников русским

– Одержав победу в этой войне, Болгария при помощи России наконец обрела независимость. Какие еще итоги Сан-Стефанского мира, подписанного с Турцией, вы могли бы особо выделить?

Читайте также  Русско-турецкая война 1877-1878 гг. минимум для егэ

– По сути, следует говорить даже не об итогах Сан-Стефанского мира, а об итогах Берлинского конгресса, который за ним последовал. Прежде всего, была заложена бомба замедленного действия на Балканах, которая взорвалась накануне Первой мировой войны.

– Как вы думаете, воспоминания о той войне все еще живы в сознании современных жителей Болгарии? Отклик тех событий все еще сказывается на отношениях двух стран?

– Безусловно, когда мы говорим об этой войне, нам нужно понимать, что вплоть до сегодняшних дней у болгарского народа сохранилась память о той роли, которую сыграла Россия в освобождении Болгарии от османского ига. На территории Болгарии в настоящий момент порядка 450 памятников и захоронений этой войны. То есть памятник, посвященный нашим соотечественникам, есть практически в каждом болгарском городе. Есть и памятники, посвященные российским монархам: в центре Софии стоит памятник Александру II, несколько десятков сел названы в честь Александра II, великого князя Николая Николаевича Старшего и других русских военачальников и общественных деятелей. Поэтому, безусловно, память до сих пор очень сильна. Да, в разное время у нас с Болгарией были политические столкновения и противоречия, от которых никуда не деться, но вот это народное позитивное отношение к России живо до сих пор, и это очень важно и ценно.

Балканский капкан для Российской империи

Две Балканские войны (1912 – 1913 гг.) по праву можно назвать прологом Первой мировой войны. На них были определены роли, проверены некоторые идеи и новые методы ведения военных действий. Считается, что Первую Балканскую войну между Балканским союзом (Сербия, Черногория, Греция и Болгария) и Османской империей во многом подготовила Россия. Однако это неверное и поверхностное мнение. Морально Россия имела на Балканах «железобетонные» позиции, но в плане экономики и политики, она серьёзно уступала другим великим державам. Балканский полуостров был усыпан могилами русских солдат, бульвары в столицах называли именами русских генералов. Но славянские войска воевали не русским, а французским оружием, турецкую армию вооружали немцы. Свою внешнюю и внутреннюю политику балканские страны вели не в интересах России, а других держав.

Балканский союз был выразителем славянства только в речах его лидеров. Интересный русский аналитик начала 20 столетия, отставной генерал-майор по адмиралтейству, морской писатель и общественный деятель Николай Николаевич Беклемишев в 1914 году хорошо выразил суть Балканской войны: «Балканский союз состоялся именно для перевода земель Европейской Турции к более платежеспособным организациям, которые обременялись при этом новыми обязательствами вследствие необходимости военных займов. Само собой разумеется, что значительную часть обязательств Турции предназначено было перевести на славян, как наиболее покладистых налогоплательщиков, и эти перераспределением надлежало заняться технической комиссии в Париже». Россия в этом процесс была совершенно ни при чём. Россия могла реально возглавить Славянский мир, только пройдя путь внутреннего преображения, решив свои внутренние проблемы.

России слишком часто приходилось получать «тумаки» за тех, кто к тому же был не благодарен по отношению к освободителям. Генерал-лейтенант Е. И Мартынов был совершенно прав, когда писал, что Россия «жертвовала кровью и деньгами русского народа для того, чтобы на счёт его возможно более комфортабельнее устроить греков, болгар, сербов и других, будто бы преданных нам единоплеменников и единоверцев». Можно сказать, что Крымская война 1853-1856 гг., русско-турецкая война 1877-1878 гг. и балканская политика Российской империи в 1908-1914 гг. – это единая цепь событий, которые не имели значения с точки зрения национальных и экономических интересов русского народа. Намного больше пользы стране принесли огромные средства, усилия, людские и материальные ресурсы, которые Россия убила на Балканах, если бы их направили на развитие Сибири, Дальнего Востока и Русской Америки (до 1867 года). Только русско-турецкая война 1877-1878 гг. унесла жизни примерно 120 тыс. русских людей.

Первая Балканская война шла с 25 сентября (8 октября) 1912 года до 17 (30) мая 1913 года и закончилась победой Балканского союза. Формально эту войну можно назвать национально-освободительной, но по сути, это были своего рода полигонные испытания, репетиция Первой мировой войны. Балканские страны были пешками, а Россия сыграла роль подставного распорядителя. Россию и Балканы связали неразрывными узами. Даже мальчишки теперь знали, что «славянских братьев» Россия в обиду не даст ни туркам, ни немцам. Огромную роль в формировании российского общественного сознания сыграли СМИ. К примеру, кадетская «Речь» была в руках Гессена и Винавера, «Биржевые ведомости» — Проппера, «День» — Когана и Биккермана, «Копейка» — Городецкого, «Русские Ведомости» — Иоллоса. Из Германии активно делали исконного врага славян.

Смысл первой Балканской войны хорошо понятен из того, что не успели «братья по вере» отпраздновать победу над басурманами, как началась короткая Вторая Балканская война (29 июня — 29 июля 1913), где поощряемую немцами Болгарию разгромили остальные участники Балканского союза, при участии Румынии и Турции. Болгары потерпели полное поражение и её земли совместно покромсали бывшие союзники и румыны с турками. Война спасла Турцию от банкротства, и Франция могла не опасаться за свои капиталовложения (63% от иностранных вложений в Османскую империю).

Не было надежды у России получить и проливы Босфор и Дарданеллы. «Союзники» — Англия и Франция не собирались отдавать России столь ценный приз. Не собирались «союзники» и отдавать в сферу влияния России будущее большое славянское государство. Югославия была создана при поддержке Антанты. В мае 1915 года в Лондоне (а не Петрограде) был образован Югославянский комитет во главе с хорватом А. Трумбичем, который сыграл огромную роль в послевоенном государственном устройстве. Британцы полностью контролировали развитие Балкан. Не лишним будет вспомнить и про поведение Болгарии, которая была создана благодаря подвигу русского солдата. Болгары стали союзниками австрийцев и немцев, а в годы Второй мировой войны – Третьего рейха, в настоящее время – член НАТО.

Балканские войны помогли расставить все фигуры в предстоящей партии. Можно было начинать. Берлин был уверен в быстрой победе. Германия имела, кроме мощных вооруженных сил, сильную организацию и сплочённый народ. Российская империя не была готова к войне. Промышленность имела сильную технологическую зависимость от Запада. Программы направленные на модернизацию армии и флота не были завершены. Накануне Октября 1917 года государственный долг Российской империи превышал 60 млрд. рублей (семнадцать довоенных годовых государственных бюджетов). Внешний долг насчитывал 16 млрд., из них около 9 млрд. – краткосрочная задолженность. В результате в случае «войны до победного конца» Россия – почти сразу должна была выплатить около трёх довоенных бюджетов. Необходимо учесть и тот факт, что из 19 млрд. краткосрочных внутренних обязательств казначейства на долю Франции, США и Англии также приходилось немало. Предвоенный золотой запас империи весил примерно 2,5 тыс. тонн и на четыре пятых «съедался» внешними долгами.

28 июня 1914 года в Сараево был убит наследник австрийского престола эрцгерцог Франц-Фердинанд. Он был противником войны на Балканах и планировал создать запанное славянское государство в рамках единой империи. Весьма символично, что к его убийству был причастен масон и начальник сербской контрразведки Драгутин Дмитриевич, он же вождь тайной организации «Чёрной руки» по кличке «Апис». Интересно, что древнеегипетский культ Аписа был связан с культом мёртвых: он способствовал увеличению количества приносимых жертв. Необходимо учесть и тот факт, что через день после Сараевского убийства в сибирском селе Покровском был тяжело ранен ещё один знаменитый противник начала общеевропейской войны – Григорий Распутин. «Мужик» в вопросе войны мыслил верно, и не хотел столкновения России с Германской империей. Рассуждал Распутин просто: «Германия – страна царская. Россия – тоже… Драться им с друг дружкой – это накликать революцию». Влиянием на царскую семью Распутин обладал большим и мог стать фактором, который в решительный момент повлияет на общее изменение внешней политики России. В частности, по свидетельствам современников, Распутин в значительной мере сорвал попытку втянуть Россию в Первую Балканскую войну. Распутин находился в тюменской больнице до 17 августа 1914 г. и не смог стать той «соломинкой», которая бы остановила начало войны.

Убийство наследника австрийского престола можно было использовать, как повод к войне. Но первоначально большая часть Европы отнеслась к нему с большим безразличием. Так, российский император Николай II в своем дневнике об этом событии не упомянул ни словом. На Балтике тогда гостила британская эскадра с королём Георгом V и царь писал только о совместных прогулках и завтраках. Французская общественность была больше увлечена убийством редактора «Фигаро» Кальметта, который пал от рук мадам Кайо, жены французского министра финансов и лидера радикальной партии Жозефа Кайо. Только 23 июля, почти через месяц после убийства в Сараево, австрийский посланник в Белграде барон Гизль вручил ультиматум Сербии.

В это же время зачинщики войны проводили последние мероприятия, которые были должны подтолкнуть Европу к бойне. В начале июля глава британского МИД лорд Грей заверил послов Австрии и Германии в строгом нейтралитете Англии. Берлин начинал войну в полной уверенности, что Англия останется в стороне. 20 июля Петербург посетил французский президент Раймон Пуанкаре. Весь его визит выглядел как вызов Германии. Николай заявил, что Франции нужно продержаться десять суток, чтобы дождаться русской помощи.

Даже после 23 июля, когда Сербия получила австрийский ультиматум, у России был шанс остановить общеевропейскую войну. Сербия попросила помощи у России. Министр иностранных дел империи Сазонов заявил, что Россия не может позволить Вене «говорить с Сербией угрожающим языком или применить к ней военные меры». Однако России нужно было ещё несколько лет мира, чтобы завершить военные программы. Спрашивается, зачем Сазонов лез на рожон? Зачем император Николай II в феврале 1914 г. безответственно заявлял сербскому главе правительства Пашичу, что для Сербии Россия сделает всё? Что страшного произошло бы после оккупации Сербии Австро-Венгрией? Вена получила бы ещё одну «национальную» головную боль. Выигрыш во времени привел к усилению России и ослаблению Австро-Венгрии. Необходимо отметить и тот факт, что Белград согласился со всеми требованиями австрийского ультиматума, который местами был действительно жестким, но не вел к утрате суверенитета. Но сербы отвергли единственное требование Вены, которое был естественным и не самым сложным – об участии австрийской полиции в расследовании сараевского дела на территории Сербии.

Война стала окончательно неизбежной, когда в России начали мобилизацию, хотя немецкий кайзер просил этого не делать. Петербургу нечего было опасаться — Берлин планировал первый удар нанести по Франции, России немедленная опасность не угрожала. Кроме того, необходимо учесть и такой сценарий, что после разгрома Франции, германское правительство предложило бы Петербургу мир, с сохранением довоенного положения… В результате Россия была вынуждена была спасать страну, которая вместе с Англией собиралась воевать с Германией «до последнего русского солдата».

«О скифах, русах и славянах на Балканах»

Являлись ли события на Балканах частью русской истории или нет?

В издательстве «Белые Альвы» вышла новая книга нашего постоянного автора Олега Витальевича Валецкого «О скифах, русах и славянах на Балканах». Книга известного специалиста по вопросам истории Сербии представляет собою сжатый обзор всех исследований, которые могут быть в той или иной мере важны для прояснения целого ряда вопросов, связанных с осмыслением места славянских народов в метаисторическом процессе.

Во-первых, анализируется гипотеза, преподносимая современной академической наукой в качестве аксиомы, согласно которой славяне прикочевали на Балканы только в VII в. по Р.Х.

Читайте также  Наемные труженики. рабочее законодательство. забастовки.

Во-вторых, анализируется гипотеза, также преподносимая до сих пор в качестве аксиомы, согласно которой народ шиптаров, который европейцы называют албанцами, является прямым потомков легендарных иллиров, автохтонных обитателей Балканского полуострова.

Некоторые выводы, которые автор делает на основании вышеупомянутого анализа, переводят вопросы уже в более широкую плоскость: а что же представляли собою потомки библейского Иафета? Кто сегодня является их потомками?

Представим возможность читателям познакомиться с некоторыми тезисами, озвученными Олегом Витальевичем в его новой книге.

Насколько правдоподобна гипотеза о том, что славяне прикочевали на Балканы только в VII в. по Р.Х.?

«Происхождение славян, как и происхождение русского народа, до сих пор не установлено, и официальная история не утвердила, откуда они появились.

. В «Повести временных лет» достаточно ясно указывается связь между завоеванием Дакии римской армией Траяна и выселением оттуда большой массы славян. Непонятно, зачем было монаху Нестору выдумывать подобные истории, что вменяли ему советские учёные, а позже по их примеру и иные российские, ибо ему как монаху Киево-Печерской лавры, казалось бы, надо было избежать упоминания конфликтов предков руссов с римскими императорами, от которых Русь и приняла крещение.

. В современной истории стала аксиомой теория о заселении славян на Балканы с Карпат.

Как известно большинству русскоязычных читателей, в советских учебных программах заселение славянами Балкан являлось аксиомой, ибо никаких доказательств тому не приводилось, и доныне является аксиомой в образовательных программах учебных заведений РФ. Так же и в Югославии с XIX-го века данная аксиома была неотъемлемой частью учебных программ вплоть до нынешнего времени, когда в программе, подготовленной Министерством Образования Сербии на основе рекомендаций Академии Наук, единственно правильной считается гипотеза о том, что славяне заселили Балканы в VII-м веке.

Между тем, при такой трактовке остаётся без ответа вопрос: как вообще славяне могли не просто расшириться по этим Балканам, но и основать там государства, не оставляя при этом следов войн с каким-либо «автохтонным» населением?

Самих свидетельств о том, что славяне пришли на Балканы, нет ни в одной летописи, былине или сказании, за исключением труда Константина Багрянородного «Об управлении империей», веродостойность которого многими учёными подвергалась сомнению. Да и нелогично основывать целую теорию на базе труда одного человека, не бывшего к тому же современником описываемых им событий «прихода славян».

По отношению к теории о массовом переселении славян на Балканы существует серьёзное возражение, заключающееся в том, что перемещение столь огромных масс населения, включающего не только воинов, но и женщин, детей, стариков, в обычных условиях, зависящих от земледелия, скорее всего, привело бы к массовым эпидемиям и голоду».

Далее в своём исследовании О.В.Валецкий приводит выдержки из работ сербского историка Драголюба Антича, который убедительно показывал, что колонна из десяти тысяч семей переселенцев двигалась бы чудовищно медленно, непрерывно устраивая мощные пробки у переправ через реки. А животные, двигавшиеся вместе с переселенцами, выщипали бы на маршруте движения всю растительность подчистую. Одной семье, согласно Античу, требовалось пять повозок с двумя-четырьмя конями, а также с десяток голов крупного скота. «Для племени в десять тысяч семей это означало бы 50 тысяч повозок, массу конницы и пехоты, растянувшихся почти на тысячу км и двигавшихся со скоростью несколько км в час».

И как на всё это смотрела Византия?

«Территория тогдашней Византии — Ромейской империи — веками являлась местом, где существовала государственная власть, которая, естественно, готовила данную территорию к обороне.

Прорваться через подготовленные линии обороны по чужой территории возможно было только в результате военного разгрома Византии. Сасанидскому Ирану, стремившемуся восстановить былую державу Ахеменидов и выбить «ромеев» из их былых владений, потребовалось 3,5 века постоянных войн.

Тем не менее в итоге Византия всё-таки смогла выстоять, и в войне 602-628 годов войска императора Ираклия Первого в конце концов нанесли поражение иранской армии шахиншаха Хосрова Второго, и в 628 году были восстановлены границы Византии.

Как можно в таких условиях предполагать, что славянские разрозненные племена в шестом веке могли беспрепятственно передвигаться по территории Византии и селиться здесь, в частности, в провинции Скифия, не встречая сопротивления императорской власти, не имея за собою ни государственного аппарата, ни организованных резервов.

По каким причинам население провинции Скифия, которое с большой долей вероятности должно было быть скифским, без всякого сопротивления отдало свои земли славянам, и, главное, каким образом современные историки могли определить, что это население было частью уничтожено, а частью смешалось с завоевателем? Где тому доказательства?

. Получается достаточно запутанная картина, в которой различные народы совершенно свободно передвигаются по территории самого мощного в мире государства, как бы не ощущающего последствия, тогда как в Центральной Азии подобные перемещения кочевых народов вызвали глобальные изменения.

И что тогда делала бы императорская власть, когда чужеземцы изгоняли и истребляли бы её подданных?

. Восточная римская империя в VII веке — времени, когда славяне, согласно ряду историков, якобы и появились на Балканах, — была достаточно сильна и поразила своего единственного мирового соперника — Иран, в чью столицу Ктесифон в 628 году вошли ромейские войска. Полагать, что в это время сербы могли беспрепятственно колонизировать Балканы, было бы абсурдом».

Подводя итог сказанному, О.В.Валецкий подчёркивает:

«Если попытаться проанализировать — согласно научным критериям — исторические труды, посвящённые заселению Балкан славянами, то никаких достаточных доказательств той версии, которую рисует официальная история, не существует, ибо она основывается на субъективном толковании тех или иных исторических источников и собственных мнений. В данном случае честнее было бы просто заключить, что современная историческая наука не имеет представления о том, какие народы жили на Балканах, на каком языке они говорили и где их действительная родина».

Никаких упоминаний об албанцах в истории ранней Византии не существует

«Различные теории в исторической науке нередко могут иметь политические последствия. На Балканах тому показательный пример — история происхождения албанцев.

Тезисы о том, что албанцы — автохтонный народ Балкан и потомки иллиров, а славяне, соответственно, — пришельцы, сыграли важную роль в становлении политической идеологии албанского национализма, вызвавшего ряд войн и создание двух государств — сначала Албании, а затем и Косово.

Происхождение албанского народа до сих пор не выяснено, и нельзя утверждать, что иллиры — албанцы, ибо доказательств иллирийских корней просто не существует. Откуда и когда албанцы появились на Балканах, доподлинно неизвестно, и никаких упоминаний о них в истории ранней Византии нет.

Ведь, допустив возможность того, что иллиры являются предками албанцев, следует тогда допустить, что «праалбански» говорили и им близки были по языку и культуре, согласно античным авторам, фракийцы, мессалы и мизийцы.

Получается, что сама теория о том, что иллиры и им близкородственные мессалы в Южной Италии, как и родственные иллирам народы фракийцев, даков и мизийцев, жившие на просторах от Дуная до Малой Азии, являются славянами, куда менее абсурдна, нежели усвоенная в XX-м веке теория о том, что албанцы являются потомками иллиров.

. Тем не менее, теория о происхождении албанцев от иллиров дольше всего задержалась как раз в научной среде бывших СССР и СФРЮ.

. Будь они автохтонным племенем, их исторические памятники ныне можно было бы найти в труднодоступных районах не только Черногории и Герцеговины, но и в соседних Карпатах, где жили даки, родственные иллирам, и в Родопах, где жили родственные иллирам фракийцы. Между тем, на практике не найдено никаких археологических доказательств тому, что албанцы вообще жили на территории современной Албании даже в эпоху раннего Средневековья.

Т.о. возникает вопрос: раз грамматика иллирийского языка остаётся неразгаданной, то на каком основании этот язык объявляется рядом исследователей (Например, А.В.Десницкой) «праалбанским»?

Единственным «доказательством» того, что албанцы якобы потомки иллиров, является то, что ныне албанцы проживают на землях исторических иллиров. Но тогда с большим основанием потомками иллирийцев можно считать цыган, которые куда в большем количестве находятся на территориях нынешних Боснии и Герцеговины, Сербии, Хорватии, Болгарии.

К тому же восстанавливать язык по надписям на надгробных памятниках и по надписям на зданиях не слишком-то логично, ибо в таком случае какой-нибудь будущий археолог мог бы заключить, что в Боснии и Герцеговине жили не славяне, а англичане и арабы.

. Саму гипотезу о том, что албанцы были потомками иллиров, согласно книге австрийского историка Ханса Хофбауэра «Эксперимент Косово» [1], в Европе впервые высказал немецкий историк Йохан Тунман в своей книге «Об истории и языке албанцев и влахов», вышедшей в 1774 году. Вначале эта теория не привлекала внимания, ибо в то врем иллиров связывали со славянами, и не случайно возникшее в середине XIX века движение за объединение южных славян получило название «иллирское движение»».

А если принять т.зрения, высказанную Александром Васильевым ещё в 1858 [2] — о том, что под именем скифов, готов, сарматов, аланов, гуннов подразумевалось единое праславянское племя, то вообще многое становится на свои места.

«В Российской империи не так уж мало было историков, придерживающихся мнения о том, что скифы и гунны были предками славян. Так подобных воззрений придерживался и Юрий Иванович Венелин (урождённый Георгий Хуца), уроженец Берегского округа в Северной Венгрии, гуцул по происхождению.

В изданном им в Москве в 1829 году Первом томе «Историко-критических исследований» он выдвинул данный тезис, написав, что Аттила был вождём руссов, а также утверждал мысль о славянском происхождении как болгар, так и татар, а также о том, что под именем этрусков, гетов, даков и других древних народов понимались именно славяне и глаголица представляла собою письменность этрусков.

. Однако после революции данное направление исторической науки в России было фактически запрещено как «реакционное», и лишь с 90-х годов положение изменилось, и стали не только переиздаваться книги вышеупомянутых авторов, но и выходить книги новых авторов».

Свой исследование О.В.Валецкий завершает указанием на то, что исследовательская работа сербских учёных вовсе не является проявлением комплекса неполноценности, якобы присущего сербам. Т.е. когда наши современники — в их числе и наш постоянный автор проф.Зоран Милошевич — пишут о древности сербского племени и обширности ареала обитания древних сербов, — речь идёт не о неких карикатурных шовинистических фантазиях, а о том, «славяне до своего разделения на различные народы носили имя сербов, и тем самым описываемая ими история сербов есть, по сути, история славян».

«В данном случае существует достаточно ясная проблема — являлись ли события на Балканах частью русской истории или нет».

[1] Hannes Hofbauer. Eksperiment Kosovo: povratak kolonializma. — Beograd: «Albatros Plus», 2000 / Hannes Hofbauer. Eksperiment Kosovo: Die ruck kehr des kolonialismus

[2] О древнѣйшей исторiи сѣверныхъ славянъ до временъ Рюрика, и откуда пришелъ Рюрикъ и его варяги, Тип. Главного Штаба Е.И.В. по Военно-Учебным Заведениям. Спб, 1858

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: