Современная украинская историография

Украинская историография как диагноз

Журнал «Национальный Контроль» предлагает вашему вниманию исчерпывающее и полное жестокого юмора исследование о том: как сделана, и из каких деталей состоит украинская историческая фальсификация. Работа талантливого и яркого ученого Евгения Спицына – поможет аргументировано и пошагово развенчать миф об украинской идентичности.

То, что сегодня творится на территории «самостийной» Украины практически у всех современных историков политологов, социологов и политиков почему-то вызвало самый настоящий шок, и они в мгновенье ока превратились в больших специалистов по «украинскому вопросу», предлагая самые безумные и, одновременно, самые беззубые проекты его разрешения.

Между тем, еще в 2000 г. мы опубликовали книгу «История России с древнейших времен до конца XIX века», где дословно писали следующее:
«С большим сожалением приходится констатировать, что сегодня на территории «самостийной» Украины исторические небылицы и преднамеренное искажение исторических фактов возведены в ранг государственной политики и массово тиражируются во всех школьных и вузовских учебниках, что вызывает законное возмущение даже у части самих украинских историков, не зараженных бациллами пещерного национализма». Кроме того, вызывает искреннее удивление и тот факт, что государственным гербом современной Украины является «трезубец» Великого киевского князя Владимира Святого, государственным флагом – «жовто-блакитний» стяг гетмана-иуды С.И.Мазепы, позаимствованный им у своих шведских хозяев, а одной из высших государственных наградой — орден Ярослава Мудрого, который имеет к истории «самостийной» Украины, точно такое же отношение как его современник византийский император Константин IX Мономах к истории Османской империи».

Между тем, сразу после развала СССР на самостийной Украине стала усиленно формироваться принципиально новая «научная» дисциплина «История Украины», методика, приемы, направления и основные цели которой не имеют ничего общего с настоящей исторической наукой как таковой.

По сути, эта дисциплина – не наука, а нечто среднее между партийной пропагандой и наукообразной мистификацией, которая не признает объективных научных истин, а уровень своих «достижений» определяет исключительно арифметическим ростом числа поклонников ее бредовых постулатов среди населения «самостийной державы», произвольно включенной ею в «украинский народ».

Для любого профессионального историка, независимо от национальности, присуще убеждение, что прошлое невозможно изменить и что точность исторического знания – нечто самоценное и само собой разумеющееся. Современный украинский «историк» подходит к делу с прямо противоположной стороны: для него прошлое – это всего лишь вспомогательное средство для решения текущих политических задач. А для успешного решения этих задач требуется, чтобы «украинец» вообще не знал своего исторического прошлого. Прежде всего, того, что предками любого «украинца» были русские прабабушки и прадедушки, ибо на протяжении двух столетий знание этого сводило на нет все национальное самосознание «украинцев», пока, наконец, они не постигли, что только полное забвение данного прискорбного для них факта сделает их по-настоящему «самостийными» и «незалежными».

«Кто управляет прошлым, тот управляет будущим. Кто управляет настоящим, тот управляет прошлым».

Этот общий для всякой исторической мистификации закон стал методологической основой украинской историографии задолго до того, как он был сформулирован Дж.Оруэллом.

Руководствуясь им, современный украинский «историк» обращает прошлое в некую бесформенную массу, которую путем хитроумных манипуляций легко втиснуть в текущую «злобу дня». Вооруженный столь эффективным методом интеллектуального надувательства, вдохновляемый сознанием того, что творит это во имя своей вечно обиженной и обобранной Украины, он конструирует прошлое по своему произволу, объявляя все реальные факты «выдумкой», а собственные выдумки – исторически достоверными «фактами».

Для всех самостийных историков — незнание – сила, поэтому прошлое следует не изучать, а просто творить и сочинять, так как история – всего лишь миф, выдумка, наукообразный вариант «сказки для взрослых». Ее предназначение сугубо прикладное: активно содействовать пробуждению «украинской сознательности» – и не более того. А если в своих основных фактах история этой задаче не отвечает, то ее необходимо «исправлять» и «подчищать» на свой украинский лад. Именно это и есть объект практически всей украинской историографии, все свои усилия сосредоточившей на том, чтобы доказать недоказуемое, опровергнуть очевидное, превратить миф в реальность, а реальность – в миф.

Практически все труды украинских историков прошлого и настоящего, в том числе самых «выдающихся» из них, типа Н.М.Костомарова и М.С.Грушевского, исследуют события, которые давным-давно исследованы и представляют собой исключительно историографический интерес. Их оригинальность – только в искажении или интерпретации общеизвестных фактов, цель которой привести их в соответствие с априори заданной схемой «тысячелетней истории украинского народа». Задача, понятно, не из легких, но благодаря специфическим приемам, разработанным современными украинскими историками, она упрощается до предела, сводясь к беззастенчивому внедрению в далекое прошлое изобретенных самостийниками терминов: «украинцы», «москали», «украинское возрождение», «украинская держава», «украинские завоевания» и т.д. Именно эти и ряд других обозначений, никогда не существовавших в реальной истории явлений, и призваны создать полную иллюзию самого активного участия «Украины» и «украинцев» в истории человечества.

При этом тот или иной феномен постоянно отодвигается все дальше вглубь времен, достигая, наконец, самой седой древности, где рядом с египтянами, шумерами, ассирийцами, ветхозаветными евреями или эллинами, как бы ни неожиданно появляется «украинцы».

Фокус внедрения этой «аксиомы» до абсурдности прост: на карту необъятной восточноевропейской равнины накладываются современные границы «самостийной и суверенной державы» и любые исторические явления, имевшие место на данной территории, автоматически обретают статус «украинских».

Конечно, самостийникам трудно игнорировать тот общепризнанный факт, что сам термин «Украина», как топографическое (окраинное) обозначение некоей целостной территории, появился в польских источниках лишь XVI в., и именно от него, те же поляки уже в XIX в. произвели еще одно условное обозначение — «украинцы».
Столь позднее рождение, да еще в иноземной купели, целый «страны» и целого «народа», подаваемых украинской историографией в качестве главных столпов мировой цивилизации, изначально обрекало ее «величайшие умы» на глубокие и неутихающие угрызения совести, которые приходилось глушить все более возрастающими инъекциями лжи и исторических подтасовок. Именно поэтому изложение истории Украины зачастую походит на неконтролируемый наркотический бред. Базарная нахрапистость, развязный и вызывающий тон ее творцов, высокомерное игнорирование мировой исторической науки призваны скрыть неискоренимое чувство страха, обусловленного перманентно существующей угрозой позорного разоблачения выдумки о «тысячелетней украинской истории», мгновенного и бесповоротного разрушения того величественного и захватывающего воображение мифа о нации – вершителе мировых судеб, которым вот уже столетие тешит и укрепляет себя «самостийный украинец». За хамской и навязчивой риторикой самостийников таится внутренняя неуверенность, а порой и ясное сознание того, что провозглашаемые ими «истины», при ближайшем рассмотрении оказываются чистейшей воды блефом. От этой неуверенности и совершенно параноидальное наклеивание ярлыка «украинский» на любой исторический факт как бы далеко во времени и пространстве не отстоял он от сегодняшних «украинцев» и их «самостийной державы».

Для того чтобы разобраться, откуда проистекают истоки мракобесной «украинской историографии» в самостийной Украине следует вернуться на полтора века назад.
==

Современная украинская историография

Рекомендовано

загальноуніверситетською кафедрою історії України Харківського національного Університету ім. В. Н. Каразіна, кафедрою соціально-гуманітарних дисциплін Харківського бізнес-коледжу

Предисловие

Настоящее издание — это пособие переходного периода, когда на смену старым мифам о прошлом нередко приходят новые, чего нельзя допускать. Авторы попытались наметить основные вехи истории Украины, учитывая новейшие исследования как отечественных, так и зарубежных авторов. Пособие рассчитано на широкую читательскую аудиторию, уже имеющую определенные знания в пределах школьного курса истории Украины. Поэтому одни периоды — широко известные, устоявшиеся оценочно и сюжетно — рассмотрены кратко, а другим — дискуссионным — уделено больше внимания. Авторы учли, что ранее Украина исторически встречалась с большим миром по преимуществу опосредованно, сквозь призму другого, политически более развитого сознания, — греческого, польского, русского, немецкого. И не случайно в 1869 году французский политик, сенатор К. Делямар (1797–1870) подчеркивал: судьба 15-миллионного украинского народа трагична и потому, что он был забыт историками.

Читайте также  Восточные славяне и образование древнерусского государства

Современная отечественная историография должна всячески избегать соблазна неоромантизма. Еще М. С. Грушевский совершенно справедливо учил сторониться переоценки своих национальных ценностей, заслуг и интересов («надмірної переоцінки своїх національних вартостей, заслуг, інтересів»), не допускать гипертрофии национального самовозвеличивания и исключительности. Иначе, полагал он, такая история породит поколение национальных нарциссов, лишенных всякой объективности.

По мнению историка С. Стельмаха, сегодня смешиваются логические понятия «оценка» и «ценностный анализ», так как сменилась не методология, а лишь вектор оценки. Все еще присутствует догматизм мышления, одновекторное освещение исторического процесса. Между тем мировая историческая наука XX века действует на основе теоретического плюрализма, альтернативных подходов и синтеза философско-социологической мысли. Грядущее столетие станет столетием развития межотраслевой аналитической социальной истории, которая поставит под сомнение событийную, личностно ориентированную историографию.

Ученый, который изучает и анализирует прошлое, конструирует историю. Процесс исследования проходит через его субъективное мышление, и каждый историк видит исторический процесс по-своему. Именно поэтому чем больше логических схем, аналитических позиций, выводов представлено в историческом труде, тем с большей степенью вероятности можно будет приблизиться к достоверному описанию прошлого.

Для украинского этноса характерны такие черты, как чрезмерное внутреннее самоуглубление, тенденция к раздуванию противоречий. Эти качества украинского менталитета кроются в национальной философии, для которой всегда были характерны софистика, диалогизм, широкая палитра позиций и подходов к одному и тому же вопросу. Все вышеизложенное следует учитывать историку.

Как обеспечить, чтобы общечеловеческое наследие, имевшее в разные эпохи и различных культурах название «золотого правила», устояло перед плюрализмом новейшего времени? Как добиться, чтобы воцарился наконец консенсус в украинском обществе, победила привычка терпимо относиться к его несовершенству, выполнять обязательства, не приносящие сиюминутной пользы?! Невозможно жить, только упиваясь славным прошлым, ориентируясь на образ врага или чувство морального превосходства над соседом. Зрелые общества, подчеркивает современный немецкий философ О. Гёффе, вносят существенные поправки в первый постулат и полностью отказываются от второго. От того, удастся ли современному обществу независимой Украины объединиться вокруг общегосударственной, общегражданской цели, зависит, вне сомнения, будущее страны. А на пути к этой цели пусть хранит наша память опыт нелегкой, сложной, поучительной истории украинских земель и живущего на них народа.

Авторы выражают искреннюю благодарность работникам Научной библиотеки им. В. И. Вернадского (г. Киев), Библиотеки украинской диаспоры (г. Киев), Российской государственной публичной библиотеки (г. Москва), Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М. И. Рудомино (г. Москва), Общественной библиотеки имени В. Сержа (г. Москва), Научной библиотеки имени В. Г. Короленко (г. Харьков), Центральной научной библиотеки Харьковского университета, а также деятелям украинской диаспоры Австралии, Германии, Польши, Великобритании, США, оказавшим неоценимую помощь при подготовке данного пособия.

Украинские земли в древности и эпоху средневековья (до второй половины XVI века)

Тема 1. Украинские территории от прадавних времен к позднему средневековью. Рождение украинского этноса

Первые человеческие сообщества на землях Украины

Первые антропоидные предки человека появились на Земле, видимо, три-четыре миллиона лет тому назад. Из прародины человечества — Кении, Передней и Юго-Восточной Азии, Танзании, Эфиопии древние люди (археантропы) примерно миллион лет назад начали мигрировать в Европу. Ранее европейский материк из-за периодических похолоданий был плохо приспособлен для примитивной охоты и собирательства, а именно эти занятия около двух миллионов лет давали пропитание и одежду первобытным людям.

В эпоху палеолита (на территории Украины он существовал 900—12 тысяч лет назад) из-за смены периодов похолодания и потепления древние человеческие стада постоянно перемещались с места на место. Мигрировали и животные, спасаясь от человека и стихии природы, а также в поисках более удобных ареалов, причем за стадом из 1500 голов обычно двигалось не более трех семей первобытных людей. Большие человеческие сообщества собирались только на различные церемонии, особенно религиозные. Маршруты, по которым люди продвигались в Восточную Европу, пролегали через Балканы, Венгрию, южную Германию и Карпаты. Если территория Левобережной Украины и Крыма заселялась через Кавказ и Центральную Европу, то в степную часть юго-восточной Украины люди шли из южного Средиземноморья.

Первый ледниковый период (600–500 тысяч лет назад) не коснулся территории Украины, ибо льды дошли только к югу Эстонии.

Второй ледник (470–430 тысяч лет назад) достиг региона современного Луцка. За ним последовало потепление, продолжавшееся около 200 тысяч лет, когда климат на территории Украины стал напоминать субтропики.

Третий ледник (230–180 тысяч лет назад) простирался к нынешнему Самбору, Кременчугу, Белгороду (но не затронул Закарпатья). Местами толщина ледового покрова достигала трех километров, что вынудило людей уходить на Балканы, Кавказ и в другие регионы. Затем снова наступило потепление (180–110 тысяч лет назад), когда массы воды достигли Индостанского субконтинента и севера Африки. Отсюда, по-видимому, исходит библейский сюжет о «Великом потопе».

Четвертый ледниковый период (110—12 тысяч лет назад) лишь коснулся северной оконечности Украины, после чего в очередной раз началось повышение температуры.

Наиболее давние стоянки первобытного человека периода раннего палеолита найдены на Закарпатье, Житомирщине, вдоль среднего течения Днестра, в Донбассе и Крыму. Так, у села Королёво нынешней Закарпатской области на высоком берегу Тиссы на глубине 12 метров от поверхности выявлено пятнадцать культурных пластов палеолитической эпохи. В самом нижнем из них обнаружены скребки, рубила, остроконечники из камня, возраст которых достигает одного миллиона лет.

В среднем палеолите (мустьерский период) люди проживали у бассейна Десны, в северном Донбассе. Около 150 тысяч лет назад появились люди нового антропологического типа — палеоантропы (неандертальцы). Объем их головного мозга достигал 1600 кубических сантиметров, они умели делать из кремния острия для копий, ножи, строить примитивные жилища и пользоваться огнем. Неандертальцы коллективно охотились на бизонов, мамонтов, южных слонов, оленей, диких лошадей.

Источники и историография по истории Украины

Исторические источники – это все, что непосредственно отражает исторический процесс и дает возможность изучать прошлое человечества, т.е. все, созданное ранее человеческим обществом и дошедшее до наших дней в виде предметов материальной культуры, памятников письменности, идеологии, нравов, обычаев, языка[7].

Исторические источники являются основой любого исторического исследования, без их тщательного изучения невозможно научное познание истории развития человеческого общества.

Все исторические источники условно подразделяют на пять основных видов:

1) вещественные источники – это сохранившиеся остатки (памятники) материальной культуры, изучение и истолкование которых помогают ученым реконструировать события прошлого;

2) этнографические источники – это сведения об особенностях быта, культуры, обычаев этносов, проживающих на территории Украины;

3) лингвистические источники – это данные из истории развития украинского языка;

4) устные источники – это народные песни, исторические думы, легенды, сказания и др.;

5) письменные источники – это рукописные и печатные издания, которые подразделяются на две основные группы: актовые материалы (грамоты, договоры, протоколы, циркуляры, приказы, статистические данные) и повествовательные источники (летописи, воспоминания, дневники, заметки)[8].

Изучением всех исторических источников занимается специальная историческая дисциплина – источниковедение.

Исследование и анализ письменных источников осуществляет еще одна специальная историческая дисциплина– историография.

Читайте также  Расширение масштабов второй мировой войны

Важную роль среди письменных источников по истории Украины играют летописи. Это исторические произведения XI – XVII вв., в которых повествование велось по годам. Рассказ о событиях каждого года в летописях обычно начинался словами: «в лето» — отсюда название – летопись. Самый древний летописный свод был создан в Киеве между 1037 – 1039 гг.

Со временем он дополнялся, а в 1113 г. монах Киево-Печерского монастыря Нестор закончил работу над летописью, названной им «Повесть временных лет». Историческая часть этого произведения начинается 852 годом, а заканчивается 1117 годом.

Среди древнерусских летописей своими историческими и литературными характеристиками отличается Галицко-Волынская летопись, которая охватывает почти весь ХIII в. В центре повествования летописи – эпоха князя Данила Галицкого.

Отдельную группу источников по истории украинской государственности составляют юридические памятники: договоры Руси с Византией, «Русская правда», церковные уставы Владимира Великого, Ярослава Мудрого.

Большое значение для изучения древней истории Украины имеют также иностранные источники. Такие как исторические произведения Геродота, Тацита, Прокопия Кессарийского, Йордана.

Летописная традиция Киевской Руси и Галицко-Волынского княжества была продолжена в литовско-польский период истории украинского народа. Примером тому может служить, Густинская летопись (1670 г.), в основе которой многочисленные отечественные и иностранные источники, работы польских, западноевропейских, греческих, римских историков и хронистов. В середине XVII в. была закончена и Львовская летопись, которая повествует о событиях 1488 – 1649 гг. На основе Густинской летописи, а также других источников был создан популярное печатное произведение – «Синопсис». До середины XIX в. он 20 раз переиздавался, и длительное время считался первым систематизированным учебником по истории Украины.

Особое место среди письменных источников следующего периода в истории Украины занимают так называемые «казацкие летописи». Среди них: «Летопись Самовидца» (1648 – 1702 гг.), Летопись Самийла Величко «Сказание о войне казацкой с поляками через Зиновия-Богдана Хмельницкого» (1648 – 1700 гг.), которые содержат множество документов, грамот, универсалов, договоров.

В последние десятилетия XVIII в. начинается новый этап развития украинской историографии, который современные исследователи называют научным. Своеобразным соединяющим звеном между донаучным и научным этапами является один из первых общих курсов украинской истории «Краткое описание Малороссии», эта работа была издана в 1740 г. Василием Бубалом. В нем красной нитью походит идея объединения княжеского и казацкого периодов в истории Украины.

Затем в 1846 г. была напечатана «История Русов» анонимного автора, которая произвела фурор в XIX в. и оказала определенное влияние на формирование мировоззрения Т. Шевченко, Н. Гоголя.

В конце XIX в. сформировалась украинская историческая школа. Ее основателем становится известный историк Владимир Антонович, профессор Киевского университета. Его исторические труды относятся к разным периодам в истории Украины: «Про происхождение казачества», «Про гайдамаков» и др. К исторической школе В. Антоновича принадлежали такие выдающиеся украинские историки как: Д. Багалий, М. Грушевский,
Д. Дорошенко, Н. Полонская-Василенко, М. Довнар-Запольский и др.

Революционные события 1917 г., репрессии 20 – 30-х гг., вторая мировая война затормозили развитие украинской исторической науки на долгие годы. Но после окончания Великой Отечественной войны отечественные историки возобновляют исследовательскую работу. Например, всемирно известные работы Б. Грекова «Киевская Русь», «Восточная Европа и упадок Золотой Орды»; И. Крипьякевича «Галицко-Волынское княжество»; Б. Рыбакова «Анты и Киевская Русь», «Ремесло древней Руси»;
М. Тихомирова «Древнерусские города».

Среди современных украинских историков назовем имена: М. Брайчевского «Введение христианства на Руси», В.Голобуцкого «Запорожское казачество», П. Грицака «Галицко-Волынская держава», Л.Зализняка «Происхождение украинского народа», В. Сергийчука «Национальная символика Украины», В. Смолия «Богдан Хмельницкий», «Украинская государственная идея», П. Толочко «Древняя Русь» и др.

В современной Украине существуют периодические издания, в которых печатаются статьи на историческую тематику, среди них отметим: «Украинский исторический журнал» (основан в 1957 г.), журнал «Киевская старина» (1992 г.), журнал «Память веков» (1997 г.) и ряд других[9].

Украинская историография развивается и за рубежом. В Европе, США, Канаде существуют научные центры по истории Украины, издается журнал «Украинский историк».

Преподавание курса «История Украины» является обязательным для всех ВУЗов современного украинского государства.

Вывод: История Украины как наука и учебная дисциплина прошла длительный и сложный путь формирования и развития, начиная от простого накопления материалов до научного подхода в их обработке и исследовании. Украинская историческая наука богата достижениями таких выдающихся историков как М. Грушевский, В. Антонович, Н. Полонская-Василенко и многие другие.

Тестовые задания для самоконтроля по теме № 1:

1. Выберите правильный вариант ответа на указанный вопрос:

Как называется историческая функция, которая формирует определенный взгляд на мир?

а) познавательная; б) мировоззренческая; в) воспитательная.

2. Установите соответствие:

а) Геродот 1) древнеримский историк;

б) Тацит 2) древнегреческий историк;

в) Прокопий Кессарийский 3) украинский историк, археолог;

г) В. Хвойко 4) византийский историк.

3. Узнайте историческую личность по приведенным биографическим данным:

«Выдающийся украинский историк, политический и государственный деятель. Автор более двух тысяч статей и монографий. Среди них фундаментальный труд — «История Украины – Руси» в 10 томах, «Иллюстрированная история Украины»:

а) М. Грушевский; б) С. Петлюра; в) В. Винниченко.

4. Выберите правильный вариант ответа на указанный вопрос:

Письменные источники – это…

а) все продукты человеческой деятельности в прошлом, их остатки, которые дают возможность восстановить историю человечества;

б) летописи, соглашения, документы, законы;

в) народные песни, пересказы, легенды, пословицы.

Современная украинская историография

Кондрашин В.В. (ред.) Современная российско-украинская историография голода 1932-1933 гг. в СССР
М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. — 468 с.

Информация о файле: pdf, 19 mb.

В книге представлены современные взгляды российских и украинских историков на трагедию 1932-1933 гг. в СССР. Ее авторы — ведущие и начинающие исследователи из России, Украины и Канады. В историографических обзорах проанализированы основные публикации по рассматриваемой проблеме, вышедшие в России и Украине в последние десятилетия. В центре внимания исследователей такие ключевые аспекты проблемы как причины, региональные и национальные особенности, масштабы, демографические последствия голода 1932-1933 гг. в России и Украине.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся советской историей России и Украины.

В этой книге собраны статьи российских и украинских историков, посвященные великой трагедии XX в. — голоду 1932-1933 гг. в СССР. Основное внимание фокусируется на обстоятельствах трагедии в регионах современной России и Украины, в силу разных причин оказавшихся тогда в эпицентре голодного бедствия.

Тема голода 1932-1933 гг. давно уже вышла за рамки чисто научной дискуссии и стала предметом «большой политики» между Украиной и Россией, а также других государств. Об этом свидетельствует факт ее обсуждения в ООН и европейскими организациями (ПАСЕ).

В этой ситуации чрезвычайно важным является научное осмысление проблемы на основе разнообразных и достоверных источников, знание подлинных причин, масштаба и последствий этой ужасной трагедии народов России и Украины, а также других народов, проживавших в начале 1930-х гг. на территории СССР.

Содержание
Слово научного редактора
Раздел 1. Взгляд из России и Украины на историографию проблемы
Кондрагиин В. Голод 1932-1933 гг.. в современной российской и зарубежной историографии: взгляд из России
Кондрагиин В. Новые документы из российских архивов о голоде 1932-1933 гг. в СССР
Капустин А. Украинская историография постсоветского периода проблемы голода 1932-1933 гг.
Раздел 2. Общий и региональный подходы к истории великой трагедии народов России и Украины
Кульчицкий С. Украинский Голодомор как геноцид
Сербии Р. Осмысление проблемы голода на Украине в свете конвенции ООН по вопросам геноцида и анализа Рафаэля Лемкина
Васильев В. Голодовки и голод в Винницкой области: 20-40-е гг. XX столетия: попытка сравнительного анализа
Кондрагиин В. И. В. Сталин и голод 1932-1933 гг. в УССР: проблема ответственности Центра и республиканского руководства
Кондрашин 5. Голод 1932-1933 гг. в Российской Федерации (РСФСР)
Дроздов К. Голод 1933 года в южных украинизированных районах Центрально-Черноземной области РСФСР
Есиков С. Хлебозаготовки 1930-1932 гг. в Центральночерноземной области
Корнилов Г. Голод 1932-1933 гг. в Уральской области
Надькин Т. Голод как следствие аграрной политики в сталинскую эпоху (по материалам Мордовии)
Тархова Н. Красная армия в условиях голода в СССР. 1932-1933 гг.
Дискуссия о голоде 1932-1933 гг. в СССР на страницах украинской газеты «День»
Библиография основных публикаций по теме «Голод 1932-1933 гг. в СССР»
Хроника важнейших научных мероприятий с участием российских и украинских историков, посвященных трагедии 1932-1933 гг. в СССР
Сведения об авторах

Читайте также  Гражданская война: военные действия 1917-середины 1918 годов

Уважаемые читатели! Все размещенные на сайте произведения представлены исключительно для предварительного ознакомления и в целях популяризации и рекламы бумажных изданий.Скачать книгу для ознакомления вы можете бесплатно, а так же купить ее в бумажном или электронном виде, ознакомившись с предложениями интернет-магазинов. Приятного прочтения!

Директор Института российской истории РАН Юрий Петров: Мы готовы к дискуссии с украинскими коллегами

— Юрий Александрович, какие исторические аргументы к тезису президента «Украинцы и русские единый народ» вы назвали бы прежде всего?

— Единая история, единая колыбель — древнерусское государство. Единая вера православная. Все это и есть те самые факторы, которые позволяют нам говорить о том, что между тремя славянскими народами — белорусами, русскими и украинцами — есть несомненное единство и братство.

Считаю, что с исторической точки зрения мы можем говорить об этом вполне уверенно. Несмотря на то, что в советское время, разделив страну на республики, разделили народы. Но мы действительно настолько близки, что можно говорить о том, что мы единый народ. С определенными регионами особенностями и спецификой.

— В дискуссиях с украинскими историками труднее всего дается тема происхождения древнерусского государства. На Украине больше любят говорить о происхождении украинской государственности.

— Украинская историографическая традиция исходит из позиции Михаила Грушевского, о котором, кстати, упомянуто в статье Президента. Грушевский создал теорию особого происхождения украинцев вне прямой связи с великороссами. На его взгляд, южная Русь после татар ушла в направлении Польши и Литвы. Там сложилась настоящая Русь — российская нация. А те, кто жил на северо-востоке, для него и для его последователей — не Русь, а Московия. Или Россия имперского периода.

Это попытка развести народы, объявить, что они совершенно разные не только по месту их проживания, но и по историческому пути. Из этой концепции исходит не только современная украинская историография, но и общественное мнение политических верхов.

Я думаю, что это абсолютно неверная посылка. И в XV, и в XVI, и в XVII веках сохранялась внутренняя фундаментальная общность в виде православной веры и языка. Она не была разрушена даже в период, когда часть южных земель отошла Литве и Польше, включившись в состав Речи Посполитой. Мне кажется, об этом гениально написал Николай Васильевич Гоголь в «Тарасе Бульбе». Именно там запорожские казаки говорят: мы русские и православные. И именно этим объясняется выбор гетмана Богдана Хмельницкого в 1654 году, решившего уйти не под польского короля, который не гарантировал сохранение православной веры, а к московскому царю, под его высокую руку. Затем, чтобы сохранить национальную и религиозную идентичность, чтобы не пропал народ.

— Ваш институт выпустил научную монографию «История Новороссии», которая посвящена Северному Причерноморью, вошедшему в состав Российской империи в конце XVIII века. К исторической Новороссии принадлежат области юга и юго-востока современной Украины. Чего ее власти не понимают о Донбассе?

— Новороссия — это слово придумала Екатерина II для вновь присоединенных земель Причерноморья. Эти земли в основном пустовали, постоянного населения практически не было. Иногда появлялись кочевники. Поэтому с XVIII века эта степь стала заселяться разными, кстати говоря, народами. И греки, и сербы туда переезжали, ища спасения от Османского владычества. Этот район осваивался всегда как полиэтничный, но, разумеется, с преобладанием русского населения, которое прибывало из центральных губерний. Шли туда и украинцы.

Новороссия стала всемирно известной в конце XIX века, когда там была создана громадная индустриальная база, тот самый Донбасс. Он был детищем Новороссии, в этом месте сложились особые национальные отношения, особая культура с преобладанием великорусской. Язык на Донбассе своеобразный, смесь великорусского с украинским — суржик. Тем не менее эти районы всегда себя идентифицировали как Россию, а не как Малороссию, то бишь, Украину.

Отсюда и исторические корни противостояния, которое никак не утихнет на востоке Украины. Противостояние это связано, прежде всего, с тем, что у этого района своя глубокая историческая специфика, которая киевскими властями не учитывается. Они пытаются, что называется, переломить через коленку жителей Донбасса. И пока не будет найден взаимно приемлемый вариант отношений, этот дух Новороссии, думаю, будет противостоять киевскому националистическому проекту украинизации.

— Президент в своей статье, говоря о сосуществовании русского и украинского народа, подчеркивает: «Не собираюсь ничего идеализировать». В нашей общей истории было немало болезненных точек.

— Ученые-историки никогда и не умалчивали об этом. И не только ученые. Сразу вспоминается знаменитая поэма середины XIX века графа Алексея Константиновича Толстого «История государства Российского от Гостомысла до Тимашева». Вот обращение к Екатерине II:

«Madame, при вас на диво

Писали ей учтиво

Вольтер и Дидерот,

Лишь надобно народу,

Которому вы мать,

Скорее дать свободу,

Скорей свободу дать».

«Messieurs, — им возразила Она, — vous me comblez»

Господа, вы слишком добры ко мне

И тотчас прикрепила украинцев к земле».

То есть было введено крепостное право. В статье Президента упоминаются и ограничения, и преследования украиноязычной прессы и литературы. Это было, и эти моменты мы никогда не забывали.

А то, что об этом теперь сказано прямо и откровенно, как раз, мне кажется, очень хороший момент. Потому что лишает наших оппонентов аргумента, что мы скрываем некоторые конфликтные факты и события нашей совместной истории.

— Вы рассчитываете, что статья Президента России всколыхнет историческое сообщество Украины?

— Не могу предугадать. Статья полна исторических деталей, особенно это касается древнего и средневекового периодов. Думаю, что в Академии наук Украины будет реакция. Вообще, давно назрела наша встреча с украинскими коллегами-историками. К сожалению, с их стороны такого желания пока нет. Но мы готовы провести конференцию «Россия и Украина. Историческое прошлое и современные реалии». Мне кажется, что это было бы очень полезно для наших стран.

Очередная публикация рубрики «Родичi Родины», посвященной общему прошлому двух братских народов, — на стр. 56.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: