Женевская конференция по разоружению и её провал

2. Женевская конференция по разоружению 1932—1934 гг.

В 1932—1934 гг. проходила женевская международная конференция по сокращению и ограничению вооружений. Она была созвана по решению Совета Лиги наций. Конференция начала работу 2 февраля 1932 в Женеве при участии 63 государств; из них 9 (СССР, США, Бразилия, Афганистан, Египет, Коста-Рика, Мексика, Эквадор, Турция) в Лигу наций не входили. Конференция работала до лета 1934 г.

Основную цель женевских переговоров можно обозначить выдержкой из послания президента США Ф. Рузвельта конференции:

Если все нации согласятся полностью отказаться от использования и владения оружием, которое делает возможным успешную военную атаку, то оборона автоматически станет неприступной, а границы и независимость каждой нации станут безопасными.1

Еще до прихода Гитлера к власти на конференции обсуждались различные планы разоружения. Один из них французский.

5 февраля 1932 г. Франция внесла свои предложения – «план Тардье».

План основывался на идеи «интернационализации», когда в распоряжение Лиги наций передавались наступательные вооружения: бомбардировочная авиация, тяжелая артиллерия, танки, а также линейные морские суда водоизмещением свыше 10 тыс. т. и подводных лодок. Кроме того план предусматривал создание международных вооруженных сил «для предотвращения войны». То есть под управлением Лиги наций создавались крупные военные формирования насыщенные тяжелым вооружением. Вместе с этим предусматривались дополнительные гарантии безопасности через заключение новых военных союзов.

Делегаты Женевской конференции 1933 г. В центре на скамейке представитель Германии Й. Геббельс

«План Тардье» был поддержан только Польшей, Чехословакией и Бельгией, для которых он был гарантией от пересмотра послевоенных границ. Другие страны выступили против.

В дальнейшем Франция внесла коррективы и предложила 14 ноября 1932 г. доработанный «план Эррио».

По этому плану предлагалось трансформировать армии всех европейских стран в определенный унифицированный вид ополчения с коротким сроком службы, которое было бы невозможно быстро мобилизовать, и которое было бы не очень способно к наступательным действиям.

Оставить наступательную технику (тяжелая артиллерия, танки, газы и т. п.) для поддержания международного порядка. Такая техника хранилась бы в каждом государстве под международным контролем, а национальное ополчение не могло бы ее использовать.2

16 марта 1933 г. был изложен «Английский план», или «план Макдональда».

Этот план ограничивал до 200 000 человек численность армий ведущих стран континентальной Европы: Франции, Германии, Италии, Польши. На 1935 г. намечалось созыве специальной конференции для обсуждения морских вооружений. Военная авиация должна была постепенно ликвидирована, а бомбардировщики запрещены. Выполнение плана должна контролировать постоянная комиссия по разоружению.3 Германия по этому плану увеличивала вооруженные силы в два раза и достигла бы реального равноправия в вооружении. Хочу подчеркнуть, что это было предложено после прихода к власти Гитлера (30 января 1933 г.).

1. А. Тардье министр иностранных дел Франции 2. Д. Макдональд британский премьер-министр в 1929—1935 гг. 3. Э. Эррио французский политик

Основные разделы «плана Макдональда», перечеркивавшие установленную Версальским договором численность немецких вооруженных сил, встретили поддержку со стороны делегации США4. Кроме того, план был выгоден Великобритании тем, что на европейском континенте не осталось бы ни одной сильной армии. В том числе и французской вышедшей из Первой мировой войны самой мощной.

В процессе обсуждения планов возникли определенные трудности, связанные с позициями и интересами стран. Германия сразу потребовала, чтобы ей, как и другим участникам разоружения было разрешено «военное равенство». Правда нюанс состоял в том, что действовали специальные версальские статьи о вооруженных сухопутных и морских силах Германии. То есть Германия стремилась использовать конференцию по разоружению, для ликвидации ограничений и восстановления армии.

Франция стремилась сохранить свое военное превосходство над Германией, что являлось бы гарантией от будущих конфликтов с ней. Это волне можно понять, учитывая, что Франция и Германия были крупными континентальными державами в Европе (имели общую сухопутную границу), являясь потенциальными противниками.

При изменении баланса сил (в случае равенства вооружений и армий) Франция хотела для себя дополнительных гарантий в области безопасности. Но Великобритания и США не были готовы предоставить Франции такие гарантии. В свою очередь Великобритания и США, не являясь странами континентальной Европы, были более активны в вопросах разоружения европейских стран. И что важно разоружение касалось, прежде всего, сухопутных сил, которые потенциально могли представлять опасность Великобритании и США. То есть фактически отделенные морями США и Великобритания ратовали за разоружение потенциальных противников на континенте, в том числе Франции. И, что важно, боролись с возможность появления сильной европейской державы, которая могла бы подчинить Европу и быть уже не потенциальным, а вполне реальным противником.

Так или иначе, но договориться, в том числе, по «плану Макдональда» не получилось. Германия, требовавшая «равенства в вооружениях» 14 октябре 1933 г. вышла из конференции и заодно из Лиги наций.

История

История дипломатии. Международная конференция по разоружению. Советские предложения (1932-1934)

  • История дипломатии. Международная конференция по разоружению. Советские предложения (1932-1934)
  • Первый этап конференции по разоружению; позиции главных ее участников
  • Второй этан конференции. Советский проект декларации об определении агрессии
  • Крах конференци по разоружению
  • Все страницы

Первый этап конференции по разоружению; позиции главных ее участников

2 февраля 1932 г. в Женеве открылась Международная конференция по разору­жению, на которую прибыли представи­тели более чем 60 государств. Вступитель­ная речь председателя конференции Ар­тура Гендерсона, как отмечала даже английская печать, «не содержала ни одного намека на созидательную или продуман­ную политику». С одной стороны, он говорил о необходимости

1 «Societe des Nations Journal Officiel Supplement special», № 93, p. 161.

2 «Сборники документов по международной политике и междуна­родному праву», вып. I, стр. 134—135,

быстро обеспечить «значительное сокращение и ограничение всех национальных вооружений». С другой — призывал, явно сомневаясь в успехе конференции, обеспечить «непрерывность» прогресса к конечной цели, для чего рекомендовал «собирать аналогичные конференции в разумно короткие промежутки времени» 1 .

С самого начала конференции обнаружился различный под­ход главных ее участников к основным задачам в области разоружения. Французская делегация, возглавлявшаяся премьер-министром Андре Тардье, выдвинула 5 февраля свой проект «разоружения» (так называемый «планТардье»),основ­ным элементом которого явилась идея «интернационализации», или передачи в распоряжение Лиги наций, бомбардировочной авиации, дальнобойной артиллерии, линейных судов свыше 10 тыс. т и больших подводных лодок, а также создание международных полицейских сил «для предотвращения войны». Вместе с тем французский проект предлагал так называемую «гуманизацию» войны и дополнительные гарантии безопасно­сти путем заключения договоров и создания новых военных союзов.

Весь смысл «плана Тардье» состоял в стррмлении к фран­цузской гегемонии в Европе под вывеской Лиги наций. По­скольку этот план предусматривал создание международной армии под эгидой Лиги, он имел определенную антисоветскую направленность, ибо СССР был единственным крупным госу­дарством в Европе, которое в то время не было членом Лиги,

«План Тардье» был поддержан лишь Польшей, Чехослова­кией и Бельгией, которые находились в прямой политической и экономической зависимости от Франции. Другие великие державы выдвинули собственные предложения, расходившиеся с французскими.

Германия выступила с требованием «уравнения» в правах на вооружение, хотя и прикрывала это требование призывами к всеобщему разоружению. Глава германской делегации Брю-нинг заявил на конференции: «Германское правительство, как и германский народ, просит, чтобы разоружение стало всеоб­щим. Германский народ требует равенства прав и равенства безопасности всех народов». Германская делегация предло­жила распространить требования Версальского договора о ко­личественном и качественном ограничении вооружений Гер­мании на все страны. Италия поддержала эти требования, на­правленные против гегемонии Франции.

1 «Societe des Nations. Actes de la Conference pour la reduction et la limitation des armaments. Serie A. Compte rendu seances plenieres», vol. I. Geneve, 1932, p. 40,

Позиция Англии была внутренне противоречивой. Она опасалась усиления Франции и пыталась добиться «восстано­вления равновесия» в Европе, поддерживая гертцавское требо­вание «равноправия» в вооружениях. Выступивший 8 февраля 1932 г. глава английской делегации Джон Саймон выдвинул предложения, предусматривавшие уничтожений подводного флота, химических средств войны, отмену всеобщей воинской повинности, одобрение Вашингтонского и Лондонского согла­шений о морских вооружениях и рекомендовавшие образова­ние постоянной комиссии для дальнейшего контроля над воору­жениями. Английская делегация предложила положить в ос­нову работы конференции проект конвенции, выработанный подготовительной комиссией.

Делегация США, поддержавшая в основном предложения Англии, особо подчеркнула вопросы «качественного разоруже­ния», требуя в первую очередь уничтожения танков, подвижной тяжелой артиллерии и газов. Она особенно ратовала за при­соединение Франции и Италии к Лондонскому соглашению 1930 г., что обеспечивало сохранение морских вооружений США при их сокращении у других морских держав.

Таким образом, на первом же этапе конференции обнару­жились серьезные противоречия в позициях основных импе­риалистических держав, которые стремились ослабить военную мощь друг друга, но не намеревались сделать реальные шаги к действительному разоружению.

Читайте также  Ленинская периодизация истории революционного движения в россии. декабристы - дворянские революционеры

«Империалисты хотят превратить женевскую конферен­цию, — писала «Правда» 12 февраля 1932 г., — в огромную дымовую завесу, которая должна скрыть от общественного мнения трудящихся всех стран бешеную подготовку новой мировой войны, вступлением к которой являются события на Дальнем Востоке».

В этих условиях программа разоружения, выдвинутая со­ветской делегацией, явилась единственной программой, способ­ной продвинуть вперед дело разоружения всех государств, дей­ственной программой укрепления всеобщего мира.

Репортаж с Женевской конференции по разоружению (февраль—июль 1932 г.). IV. Литвинов и маски

«Вечерняя Москва» № 50, 1 марта 1932 г.

Срывать всяческие «маски» — такова, конечно, основная задача советской делегации на Женевской конференции.

Как раз сейчас вся Женева оклеена афишами: «Мюсс или школа лицемерия», и все думают, что дело идет именно о конференции. Срывать маски можно двояко: можно прямо подойти к тому или иному джентльмену в маске и дерзким жестом сбить ее с его физиономии и обнажить за лакированным папье–маше дипломатического образца ту или другую «харю» звериного эгоизма.

На советском жаргоне эта тактика носит благозвучное название: «лордам по мордам». Однако т. Литвинов слишком тонкий и культурный человек, чтобы здесь, под знаменитым кисейным колпаком пленарной залы мировой конференции, действовать со столь плебейской несдержанностью.

Есть другой способ срывать маски, противопоставить настоящее, живое, искреннее человечное лицо всем этим казенного образца благообразным «ликам». Это и сделал Литвинов.

С каким эффектом?

Речь Литвинова отбросила ряд световых бликов и теней вокруг себя. В общем «пресса» Литвинова на этот раз просто изумительно благоприятна. Немецкие газеты преисполнены похвалами силе критики, благоразумной сдержанности и политической глубине его речи. Итальянская пресса, минуя то, что для фашистов в речи т. Литвинова совершенно неудобоваримо, восхваляет ее, в особенности за решительность и действенность его критики французского проекта. Приблизительно так же звучит и английская печать.

Французская печать, разумеется, в своей официальной части рвет и мечет. Очень характерно, что, не имея никакой возможности возразить на речь т. Литвинова по существу, кроме повторения разной клеветы о советском милитаризме, некоторые французские газеты устремились по легкому пути критики английского языка т. Литвинова. Однако и английский язык критиковали именно французы, отнюдь не англичане, напротив, газета «Дейли геральд» сочла нужным особенно подчеркнуть «превосходный английский язык мистера Литвинова».

Но и французская пресса не оказалась единодушной. Так, например, очень интересно замечание газеты «Энтрансижан»: «Надо сказать правду, — пишет женевский корреспондент этой газеты, — ясная, категоричная, порой, правда, наглая, издевательская речь московского делегата произвела громадное впечатление. Эту речь называют булыжником, брошенным в застоявшееся болото».

Мне, конечно, незачем передавать здесь содержание речи т. Литвинова. Оно давно и хорошо известно читателям. Им известно более или менее и содержание речей различных интересных масок, которые выступали в генеральных дебатах на конференции. Причем, едва заслышав голос каждой маски, можно не без некоторого оттенка отвращения сказать ей: «Маска, я тебя знаю».

Я позволю себе все же провести перед читателями всю серию этих масок. Первой маской был сэр Джон.

Сэром Джоном называется сокращенно великий шекспировский тип Фальстафа, но, к сожалению, мы имеем дело не со столь сочной фигурой. Сэр Джон Саймон — английский адвокат и по общему свидетельству — «величайший юрист» Англии. Это значит, что он — человек, который за очень большие деньги выигрывает капиталистам сомнительные дела в суде. Если бы дела были бы не сомнительные, то зачем было бы звать «самого» Саймона и зачем платить большие деньги?

Сэр Джон Саймон — оратор того типа, которые продают самое добротное красноречие (не хуже самого хорошего английского сукна) по столько–то десятков фунтов за «локоть». Сейчас он являтся адвокатом своей страны, своей буржуазии, своего правительства. Конечно, он развернул соответственное количество «локтей» самого лучшего сукна британского красноречия.

Сэр Джон — человек гладкий и благообразный.

Немножко социальной психологии, очень много коммерческого благоразумия, еще больше гуманной благожелательности и вежливое, ко заметное подчеркивание разницы великобританской точки зрения по сравнению с французской: правительство его величества — за разоружение. Правительство его величества — в особенности за уничтожение подводных лодок, которые совершенно не нужны его величеству и даже портят его величеству и всем его подданным непоколебимое спокойствие души.

Правительство его величества не возражает против сухопутного разоружения, так как Англия сравнительно мало сухопутно вооружена, но правительство его величества ни слова не сказало о танках, потому что ими Англия снабжена впрок, ни об авиации, потому что здесь бабушка надвое сказала: то ли дорогие соседи разрушат Лондон, то ли Лондон разрушит дорогих соседей. А кроме того нет лучшего успокоительного средства против нервных припадков у разных неуравновешенных народов, например, арабов, индусов, индо–китайцев, чем некоторая гуманная воздушная бомбардировка.

На конференции притворились, будто бы американский представитель, господин Гибсон, сказал много нового и неожиданного. По существу же господин Гибсон сервировал конференции те же английские щи, только пожиже.

САСШ принято делать комплементы, что бы они ни сказали. Так как по поводу содержания речи господина Гибсона можно было сказать очень мало, то швейцарская печать вышла из затруднения, заявив, что пиджак господина Гибсона сшит, несомненно, у первоклассного портного.

Но этим самым образовался некоторый англо–американский фронт против Франции. Фронт безобидный только на первый взгляд. У Франции очень много врагов. Все, кто плохо вооружен или разоружен (а их ведь огромное большинство), — против Франции. И если к этим обезоружным или малым нациям присоединятся Великобритания и Соединенные Штаты, то кое–что Франции придется уступить или прямо заявить, что именно она, Франция, является помехой всему делу.

Вот тут–то уместно процитировать замечательную статью Пертинакса, озаглавленную: «Экспозе господина Литвинова». Пертинакс — это значит «упорный», но означенного публициста французы называют сами «нагло–упорным человеком».

Выводы Пертинакса таковы: либо Франция должна позволить дополнительное вооружение Германии, либо она должна пойти на серьезное разоружение, либо, наконец, «потопить конференцию».

Черт возьми! Потопить конференцию, находясь почти в единственном числе, имея соучастницей только весьма непопулярную Японию да заведомо проданные потроха польские, румынские и югославские, — это довольно рискованно, даже для такого французского бульдога, как крепкий господин Тардье.

Но господин Тардье старается продолжать делать вид, будто бы он нашел удивительную шахматную комбинацию и сделал шах всей конференции.

Надо только посмотреть на господина Тардье, чтобы понять, какие люди нужны Франции!

Квадратный и крепко стоящий на ногах Тардье, с ледяными глазами и железным лицом, с челюстями, которые могут раздавить любую кость, Тардье соединяет в себе удачливого и беззастенчивого биржевика, колониального устремителя и самоуверенного апаша.

«Гениальный» шаг господина Тардье — известный читателям французский план — как видно из статьи Пертинакса, мало поправил положение Франции. Но Тардье не сдается. Замечательна сама ораторская манера этого господина. С одной стороны, он реалист, нечто вроде героя известной пьесы Мирбо: «Дела — это дела», и поэтому его речь, если ее читать, является пределом сухой деловитости. Здесь «чуть–чуть циничный» и умный человек обращается к другим умным и «чуть–чуть циничным» людям. Так изящно и умеренно задуман текст его речи.

Текст господина Тардье обращается к уму, а его декламация — к сердцу.

Что же касается его жестикуляции, то она ведет самостоятельную жизнь. Господин Тардье жестикулирует охотно. Он даже по–наполеоновски скрещивает руки на груди, когда хочет показать, что ему даже и руки не нужны для защиты своих положений, до такой степени они сами по себе бесспорны.

Господин Тардье нашел поддержку в речи японского делегата, встреченной довольно холодно. Самой пикантной частью этой речи было заявление делегата о том, что Япония питает величайшее отвращение к воздушной бомбардировке и желала бы, чтобы ее как можно скорее запретили. Вместе с тем, однако, господин Мацудайра призывал к «терпению». Особенно терпеливым должно быть, очевидно, китайское население.

Поддержал Тардье еще польский министр иностранных дел Залесский. Польский министр прочел свою речь безучастным голосом, каким судебные приставы читают во время процессов перечень вещественных доказательств. Он сделал бы хорошо, если бы в начале своей речи сказал: «Нами получен для прочтения на конференции следующий документ Ке д’Орсэ».

Тем не менее его речь нельзя считать бессодержательной. Как больной организм выделяет сахар, так польская дипломатия выделила для употребления конференции несколько граммов сладкого моралина.

Выделенный господином Залесским моралин был тотчас же подобран шустрой французской газетой «Матэн», которая уже продаст его в очень изящных коробочках с очень эффектными этикетками.

Читайте также  Россия в начале 20 столетия

Вот что пишет «Матэн»: «Как прежде закон преследовал оскорбление величества, так теперь Польша требует, чтобы он воспретил для прессы, кино, театра и школы всякое оскорбление его величества мира».

Никогда сам Залесский не додумался бы до такой этикетки!

Но об этой интернациональной и цензурно–полицейской охране «его величества мира» мы будем еще писать, так как, по–видимому, поляки добьются того, чтобы этому вопросу посвящена была особая подкомиссия.

Другие секунданты Франции — бельгиец Гиманс, который уже говорил, румыны и югославы, которые еще готовятся к речи, — ничего в существе дела изменить не могут.

Дипломатический словарь
МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1932-35

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1932-35

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1932-35 — по разоружению — происходила в Женеве; в момент открытия М. к. в ней принимали участие представители 63 стран (54 государства — члены Лиги наций, а также СССР, США, Мексика, Бразилия, Египет, Афганистан, Эквадор, Коста-Рика и Турция).

Вопрос о необходимости созыва международной конференции по сокращению и ограничению вооружений дебатировался в органах Лиги наций со дня её основания. В итоге продолжительных дискуссий было решено созвать М. к. 2. II 1932 в Женеве. Председателем её был заранее назначен министр иностранных дел английского лейбористского правительства Артур Гендерсон. Совет Лиги наций решил провести также сбор информации о вооружениях государств — участников М. к. Советское правительство первое откликнулось на это предложение. 25. IV 1931 оно сообщило данные о своих вооружениях, указав, что они предназначены не для Совета Лиги наций, а исключительно для будущей М. к.

Советское правительство по собственной инициативе произвело взаимный обмен сведениями о состоянии вооружений с Великобританией, Францией, Германией, Польшей, Финляндией, Литвой и Латвией.

В целях создания благоприятной обстановки накануне М. к. XII ассамблея Лиги наций приняла решение о «перемирии в вооружении» на один год с 1. XI 1931. СССР одним из первых присоединился к этой резолюции. Однако «перемирие в вооружении» не имело никакого практического значения, ибо и в дальнейшем империалистические державы продолжали проводить в жизнь свои военные программы, увеличивая вооружения на суше, на море и в воздухе.

М. к. собралась в дни, когда японские империалисты продолжали безнаказанно захватывать китайские города и сёла, убивать и грабить мирное население. Возникновение очага войны на Дальнем Востоке, стремление Германии к ревизии версальской системы и вообще нежелание империалистических держав разоружаться предрешали неудачу конференции.

Инициативу на конференции захватила французская делегация. Французский план, составленный Тардье, предполагал интернационализацию гражданской авиации, обладающей большой грузоподъёмностью и дальним радиусом действия, и одновременно с этим создание международной бомбардировочной авиации, подчиняющейся решениям Лиги наций. Согласно плану Тардье интернационализации подлежали также линейные суда свыше 10 тыс. т, большие подводные лодки и дальнобойная артиллерия. Проектировалось создание международной военной силы под эгидой Лиги наций.

Германия и Италия потребовали равенства в вооружениях. Английская и американская делегации предложили в качестве компромисса принять за основу для обсуждения проект, выработанный Подготовительной комиссией (см.).

В противоположность делегациям капиталистических стран, проводившим политику усиления военной мощи своей страны и разоружения своих потенциальных противников, советская делегация ещё раз предложила принять за основу для обсуждения принцип всеобщего и полного разоружения.

Но советское предложение было отклонено большинством М. к. Была принята англо-американская точка зрения. М. к. решила положить в основу работ конференции проект, выработанный Подготовительной комиссией.

11. IV 1932 американский представитель Гибсон предложил проект резолюции о «качественном разоружении», по которому подлежат уничтожению некоторые виды оружия: танки, подвижная тяжёлая артиллерия и газы. Югославский делегат, отражая французскую точку зрения, предложил ликвидировать все военные корабли, кроме судов береговой обороны и подводных лодок. Оба эти предложения были переданы на рассмотрение бюро конференции, но вопрос о них в дальнейшем не поднимался.

20. IV 1932 по инициативе чехословацкой делегации была одобрена резолюция о принятии в качестве базы работ М. к. обязательств, установленных ст. 8 статута Лиги наций. Но в дополнение к этой резолюции, благодаря усилиям британской дипломатии, была принята резолюция об уничтожении или интернационализации некоторых наиболее мощных типов сухопутного оружия. Проведение в жизнь этого предложения не подорвало бы британского господства на море. Обсуждение не привело к общему решению о практическом применении этой резолюции. Бесплодным оказалось обсуждение и других предложений о сокращении вооружений. Предложение о сокращении сухопутных и воздушных вооружении встретило резкую оппозицию со стороны Франции, а план сокращения морских вооружений был решительно отклонён Великобританией и Японией.

23. VII 1932 окончилась первая сессия М. к.

Спустя несколько недель германское правительство ультимативно заявило, что не пошлёт своего представителя на сессию бюро М. к., если Германия не будет признана равноправной в вооружениях и если не будут соответственно этому изменены военные постановления Версальского мирного договора. Французское и английское правительства отклонили германское требование. Германия выполнила свою угрозу и не послала своего представителя на сессию бюро М. к. в сентябре 1932. Спустя несколько месяцев, 11. XII 1932, конференция пяти держав (США, Великобритании, Франции, Германии и Италии) декларировала предоставление Германии равноправия «в рамках системы безопасности», одинаковой для всех участников М. к. После этого Германия возвратилась в лоно М. к.

11. XI 1932 французское правительство выдвинуло новый проект организации мира, или т. н. «конструктивный» план Эррио-Поль-Бонкура. Этот план предусматривал организацию сложной системы гарантий безопасности, экономические и финансовые санкции против нападающего государства и установление единообразной системы рекрутирования, основанной на краткосрочной (трёхмесячной) всеобщей воинской повинности, запрещение тяжёлой артиллерии и тяжёлых танков. Каждая договаривающаяся держава должна предоставить в распоряжение Лиги наций для образования армии под международным контролем небольшие, но отборные воинские соединения, снабжённые мощным вооружением, которое воспрещалось иметь национальным армиям. При этом, поскольку план Эррио — Поль-Бонкура не требовал распространения этих постановлений на колониальные войска, у Франции создавалась возможность иметь большую колониальную армию, состоящую из частей долгосрочно служащих. В отношении морских вооружений предлагался принцип сокращения на единообразный процент, который должен исчисляться от глобального тоннажа, объявленного в 1931 различными морскими державами. Это предложение было направлено против итальянских притязаний на паритет с французским военно-морским флотом. Французский план предусматривал создание «Европейского союза воздушного транспорта», который осуществлял бы контроль над европейскими воздушными путями и гражданской авиацией. Этот пункт плана был направлен против мощной гражданской авиации Германии. Кроме того, план предусматривал создание международной военной авиации, персонал которой рекрутировался бы из волонтёров различных национальностей. Таким образом, план был рассчитан не на сокращение, а лишь на ограничение вооружений. Новый французский проект обсуждался на сессии Генеральной комиссии в феврале 1933 и был отвергнут усилиями германской, итальянской и особенно английской делегации. Это решило судьбу плана Эррио, и он был приобщён к обширному архиву М. к.

Единственным реальным шагом на пути к миру был советский проект конвенции об определении агрессора, предложенный на сессии. Конвенция провозглашала принципы независимости больших и малых государств, неприкосновенности границ, отрицала право одного государства вмешиваться во внутренние дела другого. Несмотря на препятствия, чинимые некоторыми странами, в особенности Великобританией, в июле 1933 состоялось подписание Лондонских конвенций 1933 (см.) об определении агрессии, что явилось блестящим успехом внешней политики Советского Союза. Инициатива СССР ещё раз продемонстрировала перед народами всего земного шара миролюбивую советскую внешнюю политику.

Заявление японского правительства, недовольного ходом обсуждения вопроса о японо-китайском конфликте, о выходе Японии из Лиги наций (несмотря на оговорку японского делегата Иосуке Мацуока о том, что Япония будет продолжать участвовать в конференции по разоружению), ещё больше обострило международные противоречия, и М. к. зашла в тупик.

16. III 1933 был оглашён английский план, известный под именем «плана Макдональда». Он был лебединой песней послеверсальского буржуазного пацифизма. Выдвигая его, британская дипломатия пыталась взять в свои руки руководство конференцией. Этот план был по форме синтезом всех предшествовавших ему проектов сокращения и ограничения вооружений, но по существу — лишь дальнейшим развитием британских тезисов «качественного разоружения». Английский план предусматривал введение краткосрочной воинской повинности (не свыше 8-12 месяцев) и предлагал установить предельные цифры для сухопутных вооружённых сил стран европейского континента.

Эти цифры не были чем-либо обоснованы. Макдональд не указал цифр войсковых контингентов для США, Великобритании, Японии и ряда других стран. Проект рекомендовал воспретить нерегулярные вооружённые силы. В воздушных вооружениях предусматривалось установление для всех великих держав одинаковой нормы, что предоставило бы Великобритании и США, не имевшим в то время крупной военной авиации, большие преимущества и особенно отразилось бы на французских и итальянских военно-воздушных силах. В заключение проект Макдональда намечал создание постоянной комиссии по разоружению с широкими полномочиями. 8. VI 1933 Генеральная комиссия приняла «план Макдональда» за основу будущей конвенции о разоружении.

Читайте также  Роль труда работников тыла в годы войны

Формальное принятие британского плана не сгладило противоречий между участниками конференции по целому ряду вопросов. Поездка председателя М. к. Гендерсона по европейским столицам была также безуспешна. Наоборот, сепаратные переговоры лишь ускорили полное банкротство М. к.

В результате сепаратных переговоров между Францией, Англией и США было выработано компромиссное решение, которое значительно изменило «план Макдональда». Для Германии предполагалось ввести 4-летний «испытательный» срок, во время которого военные ограничения Версаля остаются в силе, а вооружения стран-победительниц сохраняются в полной неприкосновенности.

Пришедшее к власти в Германии гитлеровское правительство в начале октября 1933 отказалось участвовать в работах конференции по разоружению, а через несколько дней объявило о выходе Германий из Лиги наций.

Возникший в октябре 1933 кризис М. к. был предвестником полного банкротства буржуазной игры в пацифизм. Характеризуя перспективы конференции по разоружению, M. M. Литвинов сказал: «Женева — мертвец, и если не составили акт о смерти, то лишь потому, что врачи боятся выслушать сердце, переставшее биться». После октября 1933 Женевская конференция перестала быть конференцией по разоружению, она стала конференцией по вопросу довооружения Германии.

Конец 1933 и начало 1934 ознаменовались во всех капиталистических странах лихорадочной гонкой вооружений. Увеличивались военные ассигнования, удлинялись сроки военной службы. Капиталистический мир начал активно готовиться ко второй мировой войне. И. В. Сталин в докладе на XVII съезде ВКП(б) отметил: «Выход Германии из Лиги наций и призрак реванша дали новый толчок к обострению положения и росту вооружений в Европе.

Не удивительно, что буржуазный пацифизм влачит теперь жалкое существование, а болтовня о разоружении сменяется «деловыми» разговорами о вооружении и довооружении».

С 29. V по 11. VI 1934 состоялась последняя сессия Генеральной комиссии М. к. Советская делегация, констатировав затруднения в деле разоружения, предложила превратить М. к. «в перманентную, периодически собирающуюся конференцию мира», которая, конечно, не должна будет конкурировать с Лигой наций. Советское предложение о создании Постоянной конференции мира произвело большое впечатление на прогрессивные круги во всех странах. Однако оно натолкнулось на упорное сопротивление британской делегации. В британских правительственных кругах обнаружились тенденции к скорейшей ликвидации М. к. Британский министр иностранных дел Джон Саймон поставил перед комиссией дилемму: или согласиться на германские требования о довооружении, или разойтись по домам. После непродолжительной полемики глава французской делегации Луи Барту предложил компромиссную резолюцию, согласно которой советское предложение передавалось на рассмотрение правительств. Этим по существу закончилась М. к.

20. X 1935 умер председатель М. к. Гендерсон. Спустя несколько месяцев Совет Лиги наций решил, что «не следует принимать мер для избрания преемника Гендерсона до того, как будет возможно возобновить работы конференции».

Это была последняя резолюция Лиги наций, где упоминалось о существовании М. к.

Империалистические державы на М. к. занимались не подготовкой действительного сокращения и ограничения вооружений, а проводили дипломатические манёвры, прощупывая расстановку сил для будущей войны. Вопрос о разоружении стал для империалистов вопросом о материальных, политических и моральных преимуществах в их империалистической борьбе за мировую гегемонию, за новый передел мира.

Инициативу срыва М. к. взяла на себя гитлеровская Германия, которая с помощью США и при попустительстве Англии и Франции активно вооружалась для войны против СССР и осуществления своих империалистических замыслов завоевания мирового господства. «Буржуазный пацифизм, — говорил И. В. Сталин на XVII съезде ВКП(б),- дышит на ладан, а разоружительные тенденции открыто и прямо сменяются тенденциями вооружения и довооружения». В этих условиях М. к. стала известным препятствием для поджигателей второй мировой войны, и они пошли на открытый срыв М. к., чтобы иметь свободу рук для агрессии.

Новости

В этот день.

Последние новости

В этот день

2 февраля 1932 г. начала работу Женевская конференция по разоружению

В этот день, 89 лет назад, в швейцарском городе Женева , собрав международное сообщество, «Совет четырёх» инициировал идеологию разоружения , которая в случае успеха уже тогда обеспечила бы гегемонию США в мире.

Обсуждения проходили в рамках Лиги наций , созданной по итогам Парижской мирной конференции 1920 года , на которой ведущая роль в международной политике отводилась «Совету четырёх » — победителям в Первой мировой войне, а именно США, Британии, Франции и Италии.

Хотя в реальности главенствующую роль уже тогда играли американские интересы, так как США являлись основными кредиторами той победы, то есть другие победители были просто их должниками.

Поэтому когда «Совет четырёх» инициировал международные переговоры по всеобщему разоружению, то это было очередной попыткой глобализировать мировые процессы.

Причём попытка была не первой, так как в 1899 и 1907 годах подобные инициативы уже были озвучены на схожих Женевской и Гаагской конференциях , только в тот раз они выражали интересы действующих монархических династий, но были такими же бесполезными, так как несмотря на все принятые мирные соглашения закончились Первой мировой войной.

По итогам войны ситуация в мире изменилась кардинально, так как монархическая система управления показала себя полностью изжившей себя по сравнению с новыми методами управления принятыми в США, что и было отражено в Версальском договоре, который являлся производной американской политики, так как был написан на основании «14 пунктов» В. Вильсона .

Данный договор уже тогда показывал США как Империю лжи, так как по американской инициативе все крупные державы тогда взяли на себя обязательства по разоружению в рамках Версальского договора и Пакта Лиги Наций.

Вот только сами США эти обязательства на себя так и не возложили.

Но при этом американцами в 20-ых — 30-ых годах была начата мощная международная неправительственная кампания по содействию разоружению международного сообщества, основанная на словах президента США Ф. Рузвельта: «Если все нации согласятся полностью отказаться от использования и владения оружием, которое делает возможным успешную военную атаку, то оборона автоматически станет неприступной, а границы и независимость каждой нации станут безопасными» .

Конечно данная фраза оказывала определённое действие на людей не разбирающихся в военном деле, что и являлось двигателем этой информационной компании, но большинство политиков всё же понимало, что между обороной и атакой разница не большая, потому что она зависит только от того как используется вооружение, а результаты боя обычно зависят от качественно-количественного превосходства одной из сторон.

Поэтому начатые 2 февраля 1932 года международные переговоры по всеобщему разоружению были изначально провальными, так как только обнажили те противоречия, которые уже сложились к тому времени.

Так например позиция Германии автоматически становилась ультимативной, ведь её унизительная после Первой мировой войны ситуация вынуждала требовать «военного равенства» , которое опротестовывала Франция.

Сами французы также затребовали гарантий безопасности в случае своего разоружения, но США и Британия не собирались их предоставлять, поэтому договориться так и не удалось.

Переговоры продолжались не один год, причём только первые 10 месяцев стороны пытались определиться в вопросе: что есть «наступательное», а что есть «оборонительное» вооружение, но так как это сделать невозможно, то и достигнуть соглашения в данном вопросе не удалось.

А тем временем американские спецслужбы занимались совершенно противоположным действием, приведя к власти в Германии А. Гитлера, который после провалившихся в Лиге наций переговоров вышел не только из Женевской конференции, но и из Лиги Наций, начав наращивать немецкие вооружения без каких либо соглашений.

Причём американские банки ему в этом содействовали, а остальное западное сообщество участвовало в ресурсном снабжении германских программ.

В результате чего, провалившиеся переговоры Женевской конвенции, с одной стороны продемонстрировали кризис мироустройства, созданного американцами, так как показывали полную неспособность Лиги Наций решать международные проблемы , а с другой стороны создавали условия для начала Второй мировой войны, которая имела явную антисоветскую направленность.

В итоге, десяткам миллионов человек пришлось погибнуть, чтобы защитить право своих потомков жить свободными от однополярного мироустройства, что и было установлено по итогам Потсдамской конференции 2 августа 1945 года, выстроившей паритет сил, исторически являющийся единственной гарантией мира.

Однако после разрушения СССР американская политика вернулась к глобализации мировых процессов, устанавливая их по своему усмотрению, что в настоящее время очень напоминает ситуацию тех лет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: