Догоняющая индустриализация россии начала xx века

Царская индустриализация и реформы Витте

Главным организатором данных реформ считается Сергей Юльевич Витте.

До 1892 года Витте занимал должность министра путей сообщения, в этом году он перешел на должность министра финансов Российской Империи. На тот момент именно министр финансов определял всю экономическую политику страны. Витте придерживался идей скорейшего комплексного преобразования экономики страны, он поставил задачу, чтобы в течение 10 лет Россия догнала ведущие западные страны, а также укрепилась на рынках Ближнего, Среднего и Дальнего Востока. Его оппонентом был Плеве, который пропагандировал классический, более медленный путь развития. Царь Александр III встал на сторону Витте, полностью доверив этому талантливому человеку важнейшие реформы в стране. Николай II продолжил дело отца, развивая реформы Витте и Столыпинскую аграрную реформу. Успешные реформы привели к достижению многих важнейших экономических и финансовых показателей мирового уровня.

Реформы Витте характеризуются следующими основными направлениями:

1. Значительное увеличение налоговых поступлений.

Налоговые поступления увеличились примерно на 50%, пр этом налоговая нагрузка на хозяйственные субъекты выросла незначительно, так как увеличивались не прямые, а косвенные налоги. Косвенные налоги были введены на сахар, керосин, спички, табак. Впервые был введен «квартирный налог». Увеличены налоги на оформление государственных документов. Поступления от налогов увеличились на 42,7%.В 1895 году была введена винная монополия и эта статья доходов стала давать 28% бюджета Российской Империи. В деньгах это было примерно 500 млн руб в год.

2. Золотое обеспечение российского рубля.

В 1897 году министр финансов Сергей Юльевич Витте провел денежную реформу, обеспечив рубль золотом. Российские банкноты свободно обменивались на золото, это вызвало резкий приток иностранных инвестиций. Общая сумма инвестиций в российскую промышленность составила 2,3 млрд рублей. Основные страны, которые инвестировали в российскую экономику конца 19 — начала 20 века:

Франция – 732 млн.,

Великобритания – 507 млн.,

Германия – 442 млн.,

Бельгия – 382 млн.,

3. Ускоренное и широкомасштабное строительство железных дорог.

В этот период строили примерно 2,7 тысячи км железных дорог в год — это был выдающийся показатель. Любопытно, что эти царские темпы строительства жел. дорог в СССР превзойти так не смогли. 31 мая 1891 года во Владивостоке с участием будущего царя Николая II прошла торжественная закладка Транссиба — железной дороги через всю Евразию. В 1916г., после введения в строй моста через Амур в Хабаровске длиной 2,5 км, строительство Транссиба было завершено. В 1904 году журнал Scientific American назвал строительство Транссиба самым выдающимся техническим достижением рубежа веков.

4. В 1891 году были увеличены таможенные тарифы на ввоз импортной продукции. Это был шаг, который способствовал поддержке российских производителей. Количество промышленных предприятий быстро росло. Например, на Донбассе до реформ было 2 металлургических завода, а за период реформ было построено еще 15. Возросло производство: нефти в 2,9 раза, чугуна в 3,7 раза, паровозов в 10 раз, стали в 7,2 раза. По темпам роста промышленности Россия некоторое время держала первое место в мире.

Подведем краткие итоги царской индустриализации в период конца ХIХ — начала ХХ века.

Благодаря проведенным мероприятиям Россия по общему объему промышленного производства вышла на 5 место в мире.

Основной акцент делался на развитие тяжелой промышленности за счет снижения доли лёгкой промышленности. Основные предприятия строились в городах или в черте города, доходы рабочих росли. Это создало условия, при которых началось массовое переселение людей из деревни в город, началось формирование пролетариата. К 1900 году Путиловский завод вышел на первое место в России по объёму производства, уступая в Европе лишь заводу Круппа в Германии и Армстронга в Англии. В Петербурге и Николаеве действовали судостроительные заводы, способные строить линкоры водоизмещением 25 тысяч тонн и более. Российский экспорт продуктов нефтепереработки (смазочных масел и керосина) в 1901 — 1904 гг. в среднем составлял 12,8 млн. пудов — это было 2-е место в мире после США.

Первые в мире танкеры — дизель-электроходы сошли со стапелей Сормовского машиностроительного завода в начале 20 века. В начале XX столетия Россия полностью освободилась от иностранной зависимости в области паровозостроения. Крупнейшими производителями паровозов стали Путиловский, Брянский, Коломенский, Сормовский и Луганский заводы. С 1900 по 1907 года российские предприятия производили в год больше тысячи паровозов, а также более 20 тысяч вагонов.

За период 1900—1913 государственный доход увеличивается в два раза (с 1 736 700 000 до 3 431 200 000 руб.) при росте расходов только в 1,8 раз, что позволило достигнуть устойчивого профицита бюджета. По состоянию на начало Первой мировой войны государственный золотой запас Российской империи был крупнейшим в мире: 1311 тонн золота.

Высокие темпы развития российской экономики в период реформ Витте были сравнимы только с темпами развития США. В 1913 один из самых крупных экономистов мира Эдмон Тэри по заданию французского правительства изучил состояние русской экономики и сделал вывод: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 г. идти так же, как они шли с 1900 г. по 1912 г., Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой, как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении». А лучше всего эффективность российской власти и рост благополучия народа показало бурное увеличение населения: с 1897 по 1914 год, то есть всего за 17 лет, рост составил 50,5 млн человек.

Данный график показывает соотношение численности населения России и остального мира в течение нескольких веков

Россия и догоняющая модернизация

Техногенная цивилизация начала свой разбег в XVII ст. Ее предпосылками были две мутации традиционных культур – культура античного полиса и европейского христианского средневековья. Их синтез в эпоху Ренессанса сформировал своего рода «культурную матрицу», которая затем была развита в эпохи Реформации и Просвещения, и на основе которой начался новый этап цивилизационного развития. После того как он реализовался вначале в странах, объединяемых понятием Запада (Англии, Голландии, Франции, США, Германии, Италии и др.), техногенная цивилизация стала осуществлять экспансию на весь остальной мир. Она активно трансплантировала свои ценности, свою культуру и образ жизни на многие страны и регионы, в том числе и на традиционный Восток, Россию, Латинскую Америку, страны Африки.

Технологический прогресс обеспечивал рост потребления и улучшения качества жизни, он открывал новые возможности совершенствования военной техники и делал страны, вставшие на путь техногенного развития, более сильными в военном отношении. Неудивительно, что традиционные общества не выдерживали конкуренции при столкновении с техногенной цивилизацией. Многие из них просто исчезали, поглощенные техногенными обществами, многие превращались в колонии.

Но существовали и такие традиционные общества, которые, чтобы сохранить свою самостоятельность как государства, вставали на путь модернизаций. Это был особый путь перехода в русло техногенного развития, основанный на заимствовании западных технологий, а вместе с ними и определенных пластов чужеродной культуры, которая внедрялась в традиционную культуру.

Так возникли проблемы догоняющих модернизаций и реформ. Страны, сумевшие успешно пройти этот путь, вошли в число развитых техногенных обществ, сохранив многие черты самобытности (например, Япония, осуществлявшая серию реформ с середины XIX в., страны тихоокеанского региона, например, Южная Корея, сделавшие рывок в современное технологическое развитие во второй половине XX в.).

Читайте также  Репрессии 30-х годов

История России (начиная с реформ Петра I) – это во многом история догоняющих модернизаций. Г.В.Плеханов в свое время очень хорошо написал, что Россия – это кентавр, который возник в результате петровских реформ, когда Петр I пришил европейскую голову к азиатскому туловищу традиционной России. Россия и после Петра I пережила несколько крупных, догоняющих модернизаций, ряд прививок западного опыта на тело традиционного общества, осуществляемых сверху, сильной, деспотичной властью, которая, преодолевая сопротивление традиции, ломала старый и насаждала новый образ жизни. Историческая функция реформ самого Петра I свелась к тому, что в России появились заводы, промышленность, иноземные привычки, новая армия, которая выиграла шведскую войну. Появилась наука – знаменитый «десант» западных ученых, которые стали основой Российской Академии. Однако российское тело сопротивлялось западным прививкам, и структуры традиционной жизни сохранялись, прежде всего, в крестьянской массе населения. Российская самобытность во многом определяется этим симбиозом двух различных культур и соответствующих им образов жизни. Они взаимодействовали между собой и часто порождали великие достижения культуры. Известно высказывание Герцена, что Россия на реформы Петра I ответила гением Пушкина. Весь золотой век русской культуры XIX в. был результатом самобытного усвоения западного опыта. Россия заимствовала технологии Запада, фрагменты его культуры, но не его гражданский строй. Это гибридное состояние приводило к тому, что Россия все-таки никак не могла войти в русло того ускоренного, динамичного, прогрессивного развития, которым шел технологически ориентированный Запад. Отсюда — новое отставание и как ответ – вторая крупная модернизация, реформы Александра II. Как они начались? Опять был внешний сигнал: Россия проиграла Крымскую войну. Большевистскую революцию я также воспринимаю как особый тип догоняющей модернизации. Проиграли, по существу, войну мировую, перед этим японскую. Опять стало ясно: надо догонять Запад. Были незаконченные Столыпинские реформы, затем революция, и был ответ на исторический вызов – ускоренная индустриализация страны. Кровавая, потребовавшая сверхнапряжения общества, приведшая к разорению деревни. Но все-таки, благодаря ей, была одержана победа в Великой Отечественной войне, а затем Советский Союз вошел в число супердержав.

Новый цикл отставания обозначился в 70-х гг. нашего столетия, когда индустриально развитые капиталистические страны Запада и Востока осуществили научно-техническую революцию, создавшую реальные предпосылки для перехода к информационному обществу, но мы оказались невосприимчивыми к новым информационным технологиям. Мы были обществом закрытого типа, обществом идеологического контроля над мыслями, а это антипод информационному обществу. Перестройка была связана с осознанием, вначале где-то интуитивным, того, что нужна еще одна модернизация. Перестройка и в особенности постперестройка, начавшаяся после августа 1991 г., как во всех догоняющих модернизациях, была ориентирована на западные общества, их структуры жизни по принципу: давайте делать как они. Но тут возникает один большой вопрос. Если бы речь шла об обычной догоняющей модернизации, то можно было бы поискать аналоги в своей истории, у других народов и сказать: такие периоды всеобщей смуты бывали, все это переварится, перемелется и со временем будет нормально. Но дело-то в том, что сегодня речь идет об особой ситуации, поскольку индустриальным, техногенный тип развития сегодня уже исчерпал свои возможности. Западная цивилизация как олицетворение этого типа развития стоит перед проблемой перехода к новому типу цивилизационного развития, который призван разрешить глобальные проблемы современности. Придется отказаться от представлений, что человек – властелин природы и может черпать из нее бесконечные ресурсы. Нужно преодолеть экологический и антропологический кризисы, решить много других, глобальных по свой природе, проблем.

Поиск новых стратегий развития, обеспечивающих переход к постиндустриальному информационному обществу, представляет собой исторический вызов, который был брошен России в конце XX в.

В конечном счете, именно подавление свобод и стремление к идеологической стерильности в сочетании с факторами экономического характера (негибкость централизованной плановой экономики) привело к обозначившемуся в 80-х гг. отставанию страны в области применения информационных технологий, к тому, что НТР 70 – 80-х гг. по существу ее не коснулась.

Перестройка и последующие реформы, если их рассматривать с учетом этого исторического вызова, имели своей стратегической целью (которая чаще всего интуитивно, неосознанно принималась «прорабами перестройки») демонтаж тоталитарных структур и создание условий для перехода к постиндустриальной цивилизации.

Важно еще раз подчеркнуть, что постиндустриальное развитие, о котором сегодня много говорят социологи, философы и футурологи, не является простым продолжением техногенной цивилизации. Его, скорее, следует интерпретировать как начало нового, исторически третьего (по отношению к традиционному и техногенному) этапа цивилизационного развития.

Такой подход заложен уже в описании самых общих характеристик (не только технологических, но и социальных) постиндустриального, информационного общества:

оно призвано создать условия для решения экологической и иных глобальных проблем, которые породило предшествующее техногенное развитие;

в нем наиболее активно должен использоваться человеческий фактор, информационные, творческие возможности человека (в этом смысле иногда говорят об антропоцентрической цивилизации в противовес техноцентрической);

оно характеризуется как общество перехода к доминированию нематериалистических ценностей, где происходит сдвиг от безудержного роста вещественно-энергетического потребления к увеличению информационного потребления.

Уже этих признаков достаточно, чтобы увидеть качественный прорыв к новым ценностям, отличным от ценностей техногенной культуры. Преемственность между системами ценностей новой и уходящей цивилизаций осуществляется, прежде всего, через идеал личности и прав человека. И в этом пункте, как и в заложенных развитием НТР 70 – 80-х гг. тенденциях технологического развития, страны «семерки» получили определенное преимущество. Хотя в других аспектах эти общества, ориентированные на растущее потребление, исповедующие прежние идеалы техногенного развития, рано или поздно столкнутся с проблемами своей глубинной реформации.

С перспективами постиндустриального развития следует соотносить стратегии и результаты современных российских реформ. К сожалению, приходится констатировать, что в ходе перестройки и современных реформ постепенно был утрачен главный исторический ориентир. Сегодня уже стало в порядке вещей фиксировать бедственное положение науки, культуры и образования, т.е. как раз тех сфер национальной жизни, вне интенсивного развития которых невозможно никакое продвижение к постиндустриальному типу цивилизации.

Поколения последних десятилетий социализировались в обстановке нарастающей утраты духовных ценностей, замены их ориентирами на материальный успех любой ценой, падения престижа профессий, связанных с интеллектуальной и духовной деятельностью.

Динамический хаос, неизбежно сопровождающий качественные перемены в эпоху радикальных реформ, возрастающая нелинейность социальной среды приводят к формированию в ней различных аттракторов, многие из которых ведут к зонам опасных состояний с необратимыми катастрофическими последствиями.

Целесообразно выделить три возможных сценария развития России в современной ситуации.

Первый связан с крайне нежелательными тенденциями утраты интеллектуального и культурного потенциала страны, превращения ее в сырьевую базу и источник дешевой рабочей силы для развитых стран Запада и Востока. В экономическом плане это может привести к фактическому уничтожению многообразия собственных наукоемких производств, к однобокому гипертрофированному развитию топливно-энергетического и сырьевого комплексов, постоянному оттоку капиталов за рубеж, росту начального долга и финансовой зависимости страны от транснациональных компаний и банков. В политической и социальной сфере – это доминирование компрадорской буржуазии, ее прямая или теневая власть, дальнейшая дифференциация доходов, низкооплачиваемый труд. В духовной – ориентация на приоритет «зарубежных ценностей» и западной массовой культуры, усиление, с одной стороны, экстремистского национализма, а, с другой – утрата чувства национального достоинства и формирование комплекса национальной неполноценности.

Читайте также  Дворянская империя во второй четверти - середине xviii в. дворцовые перевороты

Второй сценарий выглядит более привлекательным. Он связан с реализацией идеалов потребительского общества и формированием относительно высокого уровня потребления (хотя, скорее всего, более низкого, чем в сегодняшних странах «семерки»). В наше время этот идеал представляется желательным для подавляющего большинства российского населения. Этот сценарий нельзя считать маловероятным, учитывая ресурсы и потенци- альные возможности страны. В его рамках возможны различные варианты: от развития с высокой степенью экономической и политической интеграции страны до развития сопровождающегося дифференциацией единого пространства на зоны различного уровня жизни, тяготеющего к экономическим связям, в меньшей степени, друг с другом, а в большей – с зарубежными странами евро-атлантического (европейская часть) и тихоокеанского (Сибирь, Дальний Восток) регионов. В последнем случае возможна трансформация России в конфедерацию самостоятельных регионов-республик.

Но во всех вариантах этого сценария страна будет тяготеть к воспроизводству экономического и социального развития Запада второй половины XX в., повторяя его в XXI в., тогда как другие страны уже будут реализовывать иные стратегии цивилизационного развития, формируя основы посттехногенной цивилизации. В таком случае Россия утратит статус страны, которая существенно влияет на мировые процессы, оставаясь во втором или третьем эшелоне движения к новому циклу цивилизационного развития человечества.

Наконец, третий сценарий связан с поиском устойчивого движения к информационному обществу как началу постиндустриальной цивилизации. Он предполагает выработку новой стратегии российских реформ, смену идеалов потребительского общества на систему ценностей, утверждающую престиж духовной и интеллектуальной сферы, развития культуры, науки, технологическую революцию, связанную с внедрением наукоемких, энерго- и ресурсосберегающих технологий, развития информационных технологий и т.д.

Стратегия реформ, если их рассматривать не в сегодняшней наличной ситуации, а с учетом исторической перспективы, должна ориентироваться именно на этот, наиболее благоприятный, но и наиболее трудно реализуемый сценарий.

Эта ориентация задает особый ракурс обсуждения проблемы общенациональной идеи.

Сталинская индустриализация

После гражданской воны экономика России, выражаясь современным «Обамовским» языком, «была разорвана в клочья». По настоящему разорвана и развалена. И НЭП лишь несколько стабилизовал проблему обеспечения населения страны продовольственными товарами и товарами народного потребления, но зато вызвал резкое усиление классовых противоречий на селе в связи с ростом численности кулаков и обострил классовую борьбу на селе до от открытых кулацких восстаний.

Поэтому партия ВКП(б) взяла курс на развитие промышленного производства страны с целью получения возможности для самостоятельного решения народно хозяйственных задач, стоящих перед разрушенной многолетней войной Россией.

Причем, ускоренного решения. То есть, партия взяла курс на индустриализацию страны.

«Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут. Вот что диктуют нам наши обязательства перед рабочими и крестьянами СССР»

Индустриализация, это социально-экономическая политика партии большевиков в СССР, начиная с 1927 и до конца 30-х годов, основными целями которой являлись следующие:

1. Ликвидация технико-экономической отсталости страны;
2. Достижение экономической независимости;
3. Создание мощной оборонной промышленности;
4. Первоочередное развитие комплекса базовых отраслей промышленности: оборонная, топливная, энергетическая, металлургическая, машиностроительная.

Какие пути проведения индустриализации существовали к тому времени и какие были выбраны большевиками?

Из высказываний Сталина по поводу индустриализации:

1.«История знает различные способы индустриализации.

Англия индустриализировалась благодаря тому, что она грабила десятки и сотни лет колонии, собирала там «добавочные» капиталы, вкладывала их в свою промышленность и ускоряла темп своей индустриализации. Это один способ индустриализации.

Германия ускорила свою индустриализацию в результате победоносной войны с Францией в 70-х годах прошлого столетия, когда она, взяв пять миллиардов франков контрибуции у французов, влила их в свою промышленность. Это второй способ индустриализации.

Оба эти способа для нас закрыты, ибо мы — страна Советов, ибо колониальные грабежи и военные захваты в целях грабежа несовместимы с природой Советской власти.

Россия, старая Россия, сдавала кабальные концессии и получала кабальные займы, стараясь таким образом выбраться постепенно на путь индустриализации. Это есть третий способ. Но это — путь кабалы или полукабалы, путь превращения России в полуколонию. Этот путь тоже закрыт для нас, ибо не для того мы вели трехлетнюю гражданскую войну, отражая всех и всяких интервенционистов, чтобы потом, после победы над интервенционистами, добровольно пойти в кабалу к империалистам.

Остается четвертый путь индустриализации, путь собственных сбережений для дела промышленности, путь социалистического накопления, на который неоднократно указывал тов. Ленин, как на единственный путь индустриализации нашей страны.

(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8 стр.123.)

2. «Что значит индустриализовать нашу страну? Это значит превратить страну аграрную в страну промышленную. Это значит поставить и развить нашу индустрию на новой технической основе.

Нигде еще в мире не бывало, чтобы громадная отсталая аграрная страна превратилась в страну индустриальную без ограбления колоний, без ограбления чужих стран или без больших займов и долгосрочных кредитов извне. Вспомните историю промышленного развития Англии, Германии, Америки, и вы поймете, что это именно так. Даже Америка, самая могущественная из всех капиталистических стран, вынуждена была после гражданской войны провозиться целых 30-40 лет для того, чтобы поставить свою промышленность за счет займов и долгосрочных кредитов извне и ограбления прилегающих к ней государств и островов.

Можем ли мы стать на этот «испытанный» путь? Нет, не можем, ибо природа Советской власти не терпит колониальных грабежей, а на большие займы и долгосрочные кредиты нет оснований рассчитывать.

Старая Россия, царская Россия, шла к индустриализации другим путем — путем заключения кабальных займов и отдачи кабальных концессий на основные отрасли нашей промышленности. Вы знаете, что почти весь Донбасс, большая половина петербургской промышленности, бакинская нефть и целый ряд железных дорог, не говоря уже об электрической промышленности, находились в руках иностранных капиталистов. Это был путь индустриализации за счет народов СССР и против интересов рабочего класса. Ясно, что мы не можем стать на этот путь: не для того мы боролись с игом капитализма, не для того мы свергли капитализм, чтобы пойти потом добровольно под ярмо капитализма.

Остается один путь, путь собственных накоплений, путь экономии, путь расчетливого ведения хозяйства для того, чтобы накопить необходимые средства для индустриализации нашей страны. Нет слов, задача эта трудная. Но, несмотря на трудности, мы ее уже разрешаем. Да, товарищи, через четыре года после гражданской войны мы эту задачу уже разрешаем.

(«Речь на собрании рабочих Сталинских ж.-д. Мастерских Октябрьской дороги» т.9 стр.172.)

3. «Существует ряд каналов накопления, из которых следовало бы отметить, по крайней мере, главные.

Во-первых. Необходимо, чтобы излишки накопления в стране не распылялись, а собирались в наших кредитных учреждениях, кооперативных и государственных, а также в порядке внутренних займов, на предмет их использования для нужд прежде всего промышленности. Понятно, что вкладчики должны получать за это известный процент. Нельзя сказать, чтобы в этой области дело обстояло у нас сколько-нибудь удовлетворительно. Но задача улучшения нашей кредитной сети, задача поднятия авторитета кредитных учреждений в глазах населения, задача организации дела внутренних займов несомненно стоит перед нами, как очередная задача, и мы ее должны разрешить во что бы то ни стало.

Читайте также  Советско-польской войны: причины, последствия, ход событий

Во-вторых. Необходимо тщательно закрывать все те дорожки и щели, по которым утекает часть излишков накопления в стране в карманы частного капитала в ущерб социалистическому накоплению. Для этого необходимо вести такую политику цен, которая бы не создавала провала между ценами оптовыми и ценами розничными. Нужно принять все меры к снижению розничных цен на продукты промышленности и на продукты сельского хозяйства для того, чтобы приостановить или, по крайней мере, довести до минимума утечку излишков накопления в карманы частника. Это один из важнейших вопросов нашей хозяйственной политики. Отсюда идет одна из серьезных опасностей как для дела нашего накопления, так и для червонца.

В-третьих. Необходимо, чтобы внутри самой промышленности, в каждой ее отрасли откладывались известные запасы на предмет амортизации предприятий, на предмет их расширения, на предмет их дальнейшего развития. Это дело необходимое, абсолютно нужное, его надо двинуть вперед во что бы то ни стало.

В-четвертых. Нужно, чтобы в руках государства скапливались известные резервы, необходимые для страховки страны от всякого рода случайностей (недород), для питания промышленности, для поддержания сельского хозяйства, для развития культуры и т. д. Жить и работать теперь без резервов нельзя. Даже крестьянин с его маленьким хозяйством не может теперь обходиться без известных запасов. Тем более не может обойтись без резервов государство великой страны.

(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8 стр.126.)

Средства для индустриализации:

Откуда брали большевики средства на индустриализацию?

1.Средства изымались из сельского хозяйства и легкой промышленности;

2. Средства шли от продажи сырья (Нефть, золото, лес, зерно и т.д.);

3. Продавались некоторых сокровища музеев и церквей;

4. Облагался налогами частный сектор вплоть до полной конфискации имущества.

5. Путем снижения уровня жизни населения, вследствие роста цен, введение карточной системой распределения, индивидуальных государственных займов и т.д.

6. Путем энтузиазма трудящихся, строящих для себя новый мир без эксплуатации человека человеком.

7. Путем мощнейшей пропаганды и агитации новых форм и новых, коллективистических методов организации труда.

8. Путем организации передового стахановского движения как в промышленном производстве, так и в сельском хозяйстве.

9. Путем введение государственных наград за трудовые достижения.

10.Путем развитие системы бесплатных социальных льгот и гарантий государства для человека труда: бесплатное образование и бесплатная медицина для всех групп населения, бесплатные детские ясли, детские сады, пионерлагеря, санатории и так далее и тому подобное.

И опять слова Сталина по поводу основ индустриализации в СССР:

«Итак, возможна ли индустриализация нашей страны на основе социалистического накопления?

Есть ли у нас источники такого накопления, достаточные для того, чтобы обеспечить индустриализацию?

Да, возможна. Да, есть у нас такие источники.

Я мог бы сослаться на такой факт, как экспроприация помещиков и капиталистов в нашей стране в результате Октябрьской революции, уничтожение частной собственности на землю, фабрики, заводы и т. д. и передача их в общенародную собственность. Едва ли нужно доказывать, что этот факт представляет довольно солидный источник накопления.

Я мог бы сослаться, далее, на такой факт, как аннулирование царских долгов, снявшее с плеч нашего народного хозяйства миллиарды рублей долгов. Не следует забывать, что при оставлении этих долгов нам пришлось выплатить ежегодно несколько сот миллионов одних лишь процентов, в ущерб промышленности, в ущерб всему нашему народному хозяйству. Нечего и говорить, что это обстоятельство внесло большое облегчение в дело нашего накопления.

Я мог бы указать на нашу национализированную промышленность, которая восстановилась, которая развивается и которая дает некоторые прибыли, необходимые для дальнейшего развития промышленности. Это тоже источник накопления.

Я мог бы указать на нашу национализированную внешнюю торговлю, дающую некоторую прибыль и представляющую, стало быть, некий источник накопления.
Можно было бы сослаться на нашу более или менее организованную государственную внутреннюю торговлю, тоже дающую известную прибыль и представляющую, таким образом, некий источник накопления.

Можно было бы указать на такой рычаг накопления, как наша национализированная банковская система, дающая известную прибыль и питающая по мере сил нашу промышленность.

Наконец, мы имеем такое оружие, как государственная власть, которая распоряжается государственным бюджетом и которая собирает малую толику денег для дальнейшего развития народного хозяйства вообще, нашей индустрии в особенности.

Таковы в основном главные источники нашего внутреннего накопления.
Они интересны в том отношении, что дают нам возможность создавать те необходимые резервы, без которых невозможна индустриализация нашей страны»

(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8 стр.124.)

Ибо, по словам Сталина, быстрый темп развития индустрии вообще и производства средств производства в особенности, представляет основное начало и ключ индустриального развития страны, основное начало и ключ преобразования всего нашего народного хозяйства на базе передового социалистического развития.
При этом мы не можем и не должны свертывать тяжелую индустрию ради всемерного развития легкой промышленности. Да и легкую промышленность невозможно развивать в достаточной степени без ускоренного развития тяжелой индустрии.

(«XV съезд ВКП(б)» т.10 стр.310.)

Результатом индустриализации стало:

1. Создание мощной промышленности в стране;

С 1927 по 1937 год в СССР было построено свыше 7 тысяч крупных промышленных предприятий;

2. СССР вышел на 2-е место в мире по объему промышленного производства после США.

3. СССР создал свою мощную оборонную промышленность, новую для России.

4. В СССР на базе мощного промышленного производства стала также мощно развиваться отраслевая наука, определяя технический уровень разрабатываемых и используемых в промышленном производстве технологий.

5. СССР стал родиной технической космонавтики, создав в стране новую, мировую отрасль производства, космическую, значительно опередив в этом направлении США.

Результаты индустриализации СССР оказались ошеломляющими не только для жителей СССР, но и для всего мира. Ведь бывшая царская Россия в необычайно короткий срок стала мощной, промышленно и научно развитой страной, державой мирового значения.

Как видите, Сталин оказался прав, делая из вконец развалившейся России, из России сохи и лаптей, передовую промышленную державу с самым коротким в мире рабочим днем, лучшим в мире бесплатным образованием, передовой наукой, бесплатной медициной, национальной культурой и мощнейшей социальной гарантией прав трудящихся страны

Однако в нынешней России все делается не так, как делала Сталин в СССР, и мы имеем Россию с едва теплящимся промышленным производством, вконец разваленным сельским хозяйством, умершей наукой, нищим, едва сводящим концы населением, но зато с бесчисленным множеством своих собственных миллиардеров.

Так кто был прав в выборе путей развития России, большевики или нынешние демократы? По моему, большевики! Ведь ни что из слов Сталина до сих пор не устарело для нынешней России.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: