Окружение вражеских войск в районе брод: освобождение львова

Битва под Бродами: как советские бойцы уничтожили «украинских патриотов» из дивизии СС «Галичина»

Битва под Бродами: как советские бойцы уничтожили «украинских патриотов» из дивизии СС «Галичина»

23 июля 1944 года завершилась ликвидация крупной немецкой группировки под городом Броды во Львовской области. Наверное, этой операции было суждено остаться в памяти лишь как одной из многих побед Красной Армии, если бы в числе разбитого воинства Гитлера не находилась дивизия СС «Галичина». В первый и последний раз выставленная своими хозяевами в бой против достойного противника, и наголову разгромленная.

Сама Львовско-Сандомирская операция советских войск продолжалась полтора месяца – с 13 июля до конца августа. Ее целью было освобождение Западной Украины и части Польши, с попутным разгромом немецкой группы армий «Северная Украина». А удар с целью освобождения Львова был одним их этапов вышеупомянутой операции. Но чтобы дойти до этого центра Галичины, нашим бойцам надо было преодолеть серьезную оборону противника. Одним из ее центров был достаточно крупный железнодорожный узел в городе Броды, расположенном приблизительно на трети пути от Львова до находящегося на северо-востоке Тернополя. Здесь немецкое командование сосредоточило до 8 дивизий – численностью по 8-9 тысяч человек каждая.
В состав группировки входила и «гренадерская» дивизия СС «Галичина». Правда, о ее численности все еще идут споры. «Свидомые» историки предпочитают ее занижать, до 11 тысяч «штыков», в то время как большинство сходится на цифре около 15 тысяч.
Впрочем, не исключено, что тут по-своему правы и те, и другие – ведь предчувствуя поражение, гитлеровское командование тащило к возможному прорыву нашей армии «всякой твари по паре». Там были даже «исламские батальоны» предателей из числа жителей соответствующих национальных республик СССР. Так что вполне возможно, что в число пресловутых «дивизийныков» включались и другие подразделения украинских коллаборационистов – те же полицейские батальоны, например.

Есть мнение, что Бродовский «котел» планами советского командования изначально не планировался. Ну не ожидали наши генералы от, в общем-то, достаточно умных военачальников Гитлера такой глупости – допустить окружение своей группировки где-то в 65 тысяч человек! Основные бои штаб 1-го Украинского фронта предполагал во время битвы за сам Львов.
Но при начале нашего наступления больно уж удачно совпал прорыв двух советских танковых армий севернее и южнее Бродов. Собственно, сам город был освобожден еще 18 июля. Но базировавшаяся между ним и Львовом немецкая группировка вместо того, чтобы «выпрямлять линию фронта», отступив к основным силам своих войск, предпочла оставаться на месте. За что и поплатилась – будучи уже 18-19-го июля замкнутой в советские «клещи». Все 65 тысяч вояк.
«Играть в героизм» им предстояло недолго. Красная Армия была уже настолько сильна, что ей даже не требовалась «осадная» тактика ликвидации вражеского «котла». Как это было, например, в ходе Сталинградского сражения, когда немалую роль в разгроме немцев сыграло истощение их «ресурсов» на фоне почти полного прекращения снабжения.
Собственно, согласно общепринятым нормам, любая армейская дивизия должна иметь возможность воевать за счет собственных запасов даже в полном окружении минимум 4 дня. О рачительно-рациональных немцах в плане этого и говорить нечего. Так что бороться с нашими бойцами у них патронов и снарядов хватало.
Только не было у врагов уже настоящего боевого духа. Отступление – оно даже и с постоянной геббельсовской пропагандой о «неизбежной победе рейха» все равно не способствует оптимизму в отступающих частях. А если при этом их начинает обрабатывать советская реактивная артиллерия, знаменитые «Катюши», то и подавно. И еще танки, авиация – при заметном отставании у немцев в этих видах вооружений на указанном участке фронта.
В общем, очень скоро окруженные дивизии Вермахта решили прорываться к своим. Правда, получилось это у них очень плохо. Не то, что прорвать, а хотя бы «просочиться» через советское «кольцо» удалось немногим.
По советским оценкам, в Бродском котле осталось навсегда около 30 тысяч врагов при еще 17 тысячах захваченных в плен. Одни только «дивизийныки» потеряли почти 10 тысяч, то есть, почти полный состав своего «украинского» вийска. Личный состав которого, правда, отчего-то присягал лично «фюреру» со словами:
«Я служу тебе, Адольф Гитлер, как фюреру и канцлеру Германского рейха, верностью и отвагой. Я клянусь тебе и буду покоряться до смерти. Да поможет мне Бог» (журнал «Український історик», Нью-Йорк — Торонто — Мюнхен, 1981, № 1, с. 163).

Кстати говоря, далеко не все из выживших укро-нацистских недобитков добрались к своим хозяевам. Немало ушло к вроде бы «борющимся с Гитлером» бандеровцам. Которые, конечно же, с распростертыми объятиями приняли этих якобы «врагов», а на самом деле, «братьев по оружию» в борьбе против «преступного большевизма» во славу «Великой Германии».
Собственно говоря, сами же выжившие «дивизийныки» в своих мемуарах ничуть не стыдятся вспоминать, что незадолго до битвы под Бродами немецкое командование пыталось договориться о совместных действиях против советских войск и с Украинской повстанческой армией. Но там, несмотря на бытность ее «главнокомандующего» Романа Шухевича немецким гаупманом, на такую авантюру «не подписались».
Не из-за какой-то «нелюбви» к Гитлеру, конечно. Даром, что ли, по сей день в Галичине 9 мая отмечают, как «день скорби» (по разгромленному союзнику, по всей видимости?), а не Великой Победы?
Просто бандеровцы (как, впрочем, и «эсесманы» из «Галичины») в принципе очень плохо годились для честного боя с равным противником. Их стихия – это карательные акции, подлые удары в спину исподтишка, расправы над мирными жителями. А в бою против настоящих воинов таких трусов и садистов неизбежно ожидает полный разгром – как это и показали события под Бродами.
Хотя, с другой стороны, галичане в ту войну действительно показали и определенную верность, и постоянство. Пусть человеконенавистническим идеям и чудовищам в человеческом обличье, вроде «бонз» Третьего Рейха, но все-таки.
Даже «власовцы», ставшие синонимом предательства и предателей, в мае 45-го года попытались заслужить прощение, придя на помощь жителям восставшей Праги, обратив оружие против немцев. А галичанские эсесовцы остались верны присяге «великому фюреру» даже тогда, когда его труп, после самоубийства, сожгли во дворе Имперской канцелярии в почти взятом Берлине.
Видимо, именно благодаря этому англо-американские союзники после войны выдали СССР для заслуженного наказания очень многих предателей из РОА, но практически никого из галицких приспешников Гитлера. Тем более, за них еще и Папа Римский попросил – они же почти сплошь были его «паствой», униататами-греко-католиками.
Так они в лагерях на территории Италии и жили, окруженные заботой и вниманием, пока их не отпустили в свои «дияспоры», преимущественно в Канаду. Отчего и доселе тамошнее правительство, в почти полном и позорном одиночестве, лишь с Киевом и Вашингтоном, регулярно голосует против Резолюций Генеральной Ассамблеи ООН по поводу осуждения нацизма. Действительно, если иметь на своей территории больше 3 миллионов потомков таких нацистов – беглых петлюровцев, бандеровцев, эсесовцев – поневоле станешь дорожить мнением этого отребья.

И такое же «постоянство» в нацизме и верности идеалам своего духовного вождя Адольфа Гитлера, галичане показывают до сих пор. В том числе, и в плане восхищения «подвигами» их предков-преступников из дивизии СС. Правда, в плане реальной боевитости нынешние «борцы с большевизмом» явно уступают своим прадедам. Те хоть в один бой с настоящей армией вступили, а эти только за компьютерной клавиатурой «геройствовать» могут.
Даром что ли, еще в 2015 году Киев, скрепя сердце, перестал почти полностью посылать «срочников» и мобилизованных в карательные войска на Донбасс? Да просто в тех же западных областях под 90% такого «контингента» стало уклоняться от повесток под любым предлогом. Чаще всего, уезжая на заработки в Польшу или даже во вроде бы ненавидимую всеми фибрами души Россию.
Хотя, с другой стороны, может, дело как раз и заключается в «генетической памяти» галичан после тех же Бродов? До них же и СС «Галичина» лихо устраивала геноцид во Франции, Польше, Словакии, выполняя немецкое «фас!» против местного партизанского движения. И бандеровцы не менее масштабно вырезали десятки тысяч поляков (да и украинцев тоже) в ходе печально известной Волынской резни.
А после Бродского котла эту «масштабность» как отрезало. Оба «лагеря» гитлеровских холуев, что из «Галичины» (личный состав вскоре восполнили из «резерва» – даром что ли, еще в 1943 году туда подали заявления больше 80 тысяч галичан?), что из ОУН-УПА, конечно, «в отставку» не подали, но продолжали «гадить» уже значительно осторожнее.
Так ведь и с Донбассом в начале его героической эпопеи было точно так же. Пока против киевских нацистов боролись лишь горстки слабовооруженных шахтеров и «реконструкторов»-добровольцев Стрелкова, от «патриотов» в рядах укро-карателей не было отбоя. А когда малость «задул северный ветер», так что случились Иловайск и Дебальцево, энтузиазм этих «хероев» сразу поубавился. Как и за 70 лет до того – после Бродского разгрома. Вот и осталось этой публике лишь менять сомнительную славу «пушечного мяса» на фронтах гражданской войны на еще более сомнительный статус польского «быдла», нанимаясь туда, куда уважающий себя поляк не пойдет работать никогда.
Так что, с этой точки зрения, значение битвы под Бродами действительно непреходяще даже 75 лет спустя. Более того, пока укро-националистическое отребье продолжает вдохновляться кровавыми «подвигами» своих предков-нацистов, это значение только возрастает. Хотя, безусловно, лучший способ заставить такое «зверье» выучить исторические примеры – это почаще организовывать их повтор в настоящем.

«По следам Брусилова»: как советские войска освобождали Львов от нацистов в 1944 году

27 июля 1944 года войска 4-й и 3-й гвардейской танковых армий и 60-й и 38-й армий при поддержке фронтовой авиации завершили освобождение Львова от нацистов. В результате 1-й Украинский фронт получил возможность быстро продвигаться к Висле и наступать в Карпатах.

История Галичины

История Галичины и её крупнейшего города — Львова — уникальна и трагична, отмечают историки. Из всех территорий, входивших в Средние века в состав Древнерусского государства, именно эта область была дольше всего оторвана от земель, заселённых восточными славянами.

Польша захватила этот регион ещё в XIV веке. А в конце XVIII столетия, во время разделов Речи Посполитой, он оказался под властью Австрии.

В ходе Первой мировой войны Галичина на некоторое время переходила под контроль Российской империи. Однако после распада Австро-Венгрии она была аннексирована Варшавой по итогам Советско-польской войны. В межвоенный период Галичина стала одним из ключевых центров развития Организации украинских националистов (ОУН — УПА)*.

После того как в 1939 году нацистская Германия напала на Польшу и польская государственность фактически перестала существовать, Советский Союз ввёл войска на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии. В ноябре 1939-го Западная Украина, включая Галичину, официально вошла в состав УССР.

Оккупация и ОУН

В мае 1938 года лидер ОУН Евгений Коновалец был ликвидирован НКВД. Эта акция привела к расколу в организации и снизила эффективность использования ОУН нацистами. Тем не менее в начале 1941 года абвер создал из украинских националистов два батальона при спецподразделении «Бранденбург 800» — «Роланд» и «Нахтигаль», а из сети тайных членов ОУН сразу после вторжения на территорию СССР нацисты начали формировать вспомогательную полицию и марионеточные органы местного самоуправления.

26 июня 1941 года Красная армия была вынуждена покинуть Львов. Вскоре в город вступили подразделения «Бранденбург 800», включая «Нахтигаль». Гитлеровцы заняли ключевые объекты инфраструктуры — электростанцию, вокзал, водонапорные башни и радиостанцию.

Вслед за нацистским спецназом во Львов вошли представители ОУН, которые провозгласили в городе так называемую Украинскую державу во главе со Степаном Бандерой и под протекторатом гитлеровской Германии. Берлин не поддержал данное начинание. Бандера, уличённый в хищении денег, выделяемых ему рейхом на нужды ОУН, был арестован.

«В отличие от остальных областей Украины, вошедших в состав одноимённого рейхскомиссариата, дистрикт «Галиция» стал частью так называемого Генерал-губернаторства, то есть оккупированной территории Польши», — рассказал в беседе с RT сотрудник научно-методического отдела Музея Победы Георгий Емельяненко.

Читайте также  Истории русского государства

В 1939 году евреи составляли 100 тыс. из 340 тыс. жителей Львова. В дальнейшем ещё несколько десятков тысяч евреев бежали в город из оккупированной нацистами Польши. В 1941 году члены военизированных формирований ОУН и поддержавшие их львовские обыватели приступили к избиению евреев.

Националисты загнали около тысячи человек в бывшую тюрьму НКВД, где узники вскоре были перебиты украинской полицией. Затем нападения на евреев переросли в тотальный погром — их избивали и убивали прямо на улицах.

В начале июля к процессу уничтожения евреев была подключена нацистская айнзацгруппа «С», опиравшаяся на украинскую добровольческую милицию. По словам историков, эти преступления преследовали двойную цель: обезглавление потенциального польского сопротивления (львовская интеллигенция была преимущественно польской) и грабёж. Убийцы поделили имущество состоятельных профессоров, а в их домах поселились функционеры гестапо и ОУН.

Согласно отчёту немецкого командования, к 16 июля нацисты и коллаборационисты убили во Львове порядка 7 тыс. евреев. Уничтожению также подлежали представители культурной элиты и те, кого гитлеровцы считали сторонниками советской власти, — коммунисты, госслужащие, комсомольцы и пионеры.

Осенью 1941 года во Львове было создано еврейское гетто — третье по размерам после Варшавского и Лодзинского. В следующем году в нём в тяжелейших условиях жили около 100 тыс. евреев. Некоторых из них спасли подпольщики, остальные были убиты или отправлены в концлагеря.

На окраине Львова действовал концлагерь Яновский, в котором были уничтожены до 200 тыс. человек. Нацисты сформировали из узников-музыкантов оркестр и заставляли играть во время казней и пыток.

Кроме того, во Львове был создан лагерь для военнопленных «Цитадель», в котором были уничтожены около 140 тыс. советских воинов и солдат из армий союзников. Всего, по данным Чрезвычайной государственной комиссии, в городе и прилегавших к нему районах нацисты и коллаборационисты убили порядка 700 тыс. человек.

«Львов стал местом, где произошло одно из наиболее массовых убийств гитлеровцами мирного населения», — рассказал в интервью RT военный историк Юрий Кнутов.

Весной — летом 1943 года нацисты приступили к формированию подразделений войск СС из членов украинской вспомогательной полиции и националистически настроенной молодёжи. Из 80 тыс. добровольцев они отобрали личный состав для дивизии СС «Галиция» и пяти отдельных полицейских полков СС.

Львовско-Сандомирская операция

В 1943 году советские войска, развивая успех Курской битвы, вступили на территорию УССР, форсировали Днепр и освободили Киев. В начале следующего года нацисты были изгнаны с Волыни и Подолья, а также с юга Советской Украины. Однако в районе Галичины сохранялся выступ, который продолжали контролировать гитлеровские войска.

Нацистское руководство опасалось, что падение Львова откроет Красной армии путь в промышленно развитую юго-восточную Польшу, обеспечивавшую рейх оружием и военной техникой. В Галичине гитлеровцы планировали воздвигнуть три линии укреплений. К июлю 1944 года были готовы две из них.

Советское командование намеревалось нанести два мощных удара по гитлеровцам на Западной Украине: на львовском и рава-русском направлениях. Проведение операции было поручено 1-му Украинскому фронту под командованием маршала Советского Союза Ивана Конева. К ней присоединились части воссозданного 4-го Украинского фронта. Общая численность советских войск, задействованных в Львовско-Сандомирской операции, оценивается историками примерно в 1,2 млн.

Красной армии противостояла нацистская группа армий «Северная Украина», в которую входили преимущественно немецкие и венгерские части. Их общая численность достигала примерно 900 тыс.

Полковник запаса Андрей Кошкин, академик Академии военных наук, рассказал в интервью RT, что соотношение 1,3 к 1 с точки зрения военной науки было не самым комфортным при наступлении, поэтому советскому командованию пришлось тщательно подходить к вопросам планирования боевых действий и подготовки личного состава.

«Учитывая тот факт, что наступление частично должно было идти по следам Алексея Брусилова (российский военачальник прославился успешными действиями на Западной Украине. — RT) в ходе его знаменитого прорыва 1916 года, в архивах поднимались материалы Первой мировой войны. Чтобы компенсировать недостаточный перевес в личном составе, советское командование усилило войска артиллерией, авиацией и танками», — отметил эксперт.

В свою очередь, Юрий Кнутов рассказал, что на стадии подготовки наступления значительную роль сыграли советские партизаны, которые дезорганизовали тылы противника, нарушили коммуникации с Польшей и оттянули на себя три нацистские дивизии.

13 июля силы 1-го Украинского фронта перешли в наступление. Всего за три дня вся тактическая зона немецкой обороны была прорвана на 15—30 км. Вскоре Красная армия достигла границы с польской Силезией.

На львовском направлении нацистам удалось на некоторое время задержать продвижение советских войск. Однако, по словам Кнутова, танковые части пресекли их попытки закрепиться и перейти в контратаку.

«Важную роль в ходе операции сыграло сражение за Броды», — подчеркнул историк.

В районе этого города оборону держали восемь нацистских дивизий, включая дивизию СС «Галиция». Эта группировка была полностью окружена советскими войсками и ликвидирована. Под Бродами погибли около 30 тыс. нацистов, а порядка 17 тыс. сдались в плен.

«Вопреки мифам современной украинской пропаганды, дивизия СС «Галиция» под Бродами себя никак не проявила и фактически перестала существовать за один бой. В дальнейшем её воссоздавали заново», — рассказал Кнутов.

По словам историка, из-за особенностей рельефа взять Львов с ходу было сложно, поэтому советское командование решило обойти город с двух сторон. В тех боях сыграли значительную роль танкисты, которым приходилось действовать в отрыве от пехоты.

Выход танковых армий на западную и южную окраины Львова, а также наступление 60-й и 38-й армий с востока поставили войска противника в районе города под угрозу окружения. Немецкое командование начало отводить их из Львова на Самбор. 27 июля Львов был освобождён. Войска фронта продолжили продвижение в северо-западном и юго-западном направлениях.

«Сегодня со стороны Варшавы можно услышать мифы о том, что Львов якобы освободила и передала советским войскам восставшая в те дни Армия Крайова, но такие разговоры не соответствует действительности. Польские силы смогли занять только часть предместий. Основная тяжесть боёв легла на плечи красноармейцев», — подчеркнул Кнутов.

В августе 1944 года советские войска практически полностью освободили Западную Украину и развили успех в Силезии. 15 августа они заняли Сандомир. Военные создали крупный плацдарм на западном берегу Вислы и перешли к обороне.

Георгий Емельяненко отмечает, что «позиции, занятые в ходе Львовско-Сандомирской операции, Красная армия использовала в дальнейшем во время освобождения Польши».

«Летом 1944 года нацисты потеряли в боях на территории Западной Украины и Силезии около 40 дивизий», — рассказал эксперт.

Со своей стороны, Юрий Кнутов заявил, что Львовско-Сандомирская операция сыграла значительную военную, психологическую и экономическую роль.

«Была оказана поддержка советским войскам, синхронно наступавшим в Белоруссии. Части Красной армии на значительном участке фронта перешли границу 1941 года, а немцы лишились в Силезии значительных военно-промышленных мощностей. При этом темп наступления советских военных в ходе операций был выше, чем у гитлеровцев летом 1941 года», — заключил историк.

* «Украинская повстанческая армия» (УПА) — украинская организация, признанная экстремистской и запрещённая на территории России (решение Верховного суда РФ от 17.11.2014).

Как был освобождён Львов.

27 июля 1944 года частями 1-го Украинского фронта при поддержке польских партизан был очищен Львов от немецких войск и их подручных из числа украинских националистов.

Традиционно для последних на Западной Украине профашистских лет потомки проигравших развешивают в этот день по городу флаги с траурными лентами. Ни в один действительно траурный день необандеровцы не вывешивают их в таком количестве, как 27 июля.

Разумеется, городские власти делают вид, что это якобы в честь годовщины скниловской трагедии 2002 года (тогда во время авиашоу на аэродроме Скнилов под Львовом самолет упал на толпу зрителей, 77 из которых погибли). Очень удобный повод, чтобы замаскировать свой проигрыш под чужую беду и не считать этот день если не праздничным, то достойным отмечания.

Несмотря на нынешнее кровопролитие в Донбассе и на критическое социально-экономическое положение галицкого региона, власти Львовщины в июне не отказались от проведения мероприятий по чествованию пособников фашистов, погибших под Бродами. На сайте Львовского областного совета необходимость и важность данного торжества объяснялась без экивоков: «В июне 1944 года на территории Западной Украины состоялось сражение между красноармейцами и бойцами немецкого вермахта, которое получило название «Бродовский котел». В ходе тогдашних событий под флагами разных империй полегли тысячи украинцев. Сегодня организаторы ставят цель лишиться идеологических штампов коммунистического режима и почтить память погибших на поле боя».

Прошли возложение цветов и молебны о погибших в селах Ясенив и Пидгирци Бродовского района, состоялись перезахоронения останков вояк «Галичины» в селе Червоне Золочевского района, свершилось театрализованное военно-историческое действо «Прорыв из окружения», во время которого была «проведена историческая реконструкция последнего боя бродовского окружения, который произошел 22 июля 1944 года меж селами Червоне и Ясенивци».

Данные «торжества», которые в нынешней ситуации более всего напоминают пир во время чумы, есть не что иное, как циничная и узколобая националистическая пропаганда – так прокомментировал события заместитель председателя Антифашистского комитета Украины, председатель Львовского антифашистского комитета Александр Калынюк. И с ним нельзя не согласиться: 14-я добровольческая гренадерская дивизия СС «Галичина» интересы украинского народа не защищала. Ее вояки присягали Гитлеру и «прославились» лишь военными преступлениями – уничтожением ряда населенных пунктов. Среди них польское село Гута Пеняцкая, где было сожжено 172 дома и зверски убито более 500 мирных жителей, включая женщин и детей.

Известно и то, что во время Львовско-Сандомирской наступательной операции РККА вояки дивизии СС «Галичина» для Третьего рейха прежде всего служили пушечным мясом. Как утверждают военные историки, перед отправлением на фронт дивизия насчитывала 16 тысяч человек. А из «бродовского котла» выбрались только три тысячи. Так что «торжествовать» нет ни малейшего повода.

Следует также вспомнить, что в прошлом году в селе Гологоры Золочевского района перезахоронение останков 16 вояк дивизии СС «Галичина» происходило в присутствии местных должностных лиц и с воинскими почестями – при этом почетный караул был облачен в эсэсовскую форму со свастикой.

«Героизм» и «воинская доблесть» галицийских вояк как в те далекие годы, так и нынче проявляются известно как. Они способны вести исключительно карательные действия против мирного населения – стрелять, резать, насиловать, глумиться, похищать и угонять, как это происходит сейчас в населенных пунктах несчастного Донбасса, как это было семь десятилетий лет назад в Бабьем Яру в Киеве, в Дробицком Яру в Харькове, в белорусской Хатыни и многих других местах.

На Донбассе они осуществляют новую «военную» тактику: долбят по населенным пунктам из гаубиц, минометов, убивая ежедневно мирных граждан и разрушая инфраструктуру городов. Но как только дело доходит до прямых боевых столкновений, они оказываются разгромленными, несмотря даже на многократное превосходство в живой силе и технике.

Командующий армией ДНР И. Стрелков в своих прогнозах не ограничивается освобождением русского Киева. Ополченцы убеждены, что и львовяне, и – шире – многие жители галицийских областей включатся в борьбу против киевской хунты. К слову, Стрелкову даже видится в перспективе возможность совместных действий в освобождении Украины от хунты армии ополчения и Вооруженных сил.

Как же освобождала Красная армия Львов в июле 1944-го?

Командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И.С. Конев принял решение нанести удар на Львов со стороны Тернополя силами 60-й и 38-й общевойсковых, 3-й гвардейской и 4-й танковых армий. Обстановка с 18 июля для немедленного освобождения Львова складывалась благоприятно. Перед 4-й танковой армией (командующий генерал Д.Д. Лелюшенко) была поставлена задача стремительным ударом в обход Львова с юга во взаимодействии с 3-й гвардейской танковой армией (генерал П. С. Рыбалко) овладеть городом. Решающая роль в выполнении этой задачи принадлежала 10-му танковому корпусу, наступавшему в тесном взаимодействии с 6-м мехкорпусом. В ночь с 21 на 22 июля главные силы корпуса начали штурм Львова. Первым ворвался в город передовой отряд – 63-я гвардейская танковая бригада.

В это время 61-я гвардейская танковая бригада во взаимодействии с соединениями 60-й армии прикрывала правый фланг главных сил 4-й танковой армии, действовавших на Львовском направлении, не допускала выхода на Львов частей противника, пытавшегося прорваться из «бродского котла». Бригада вела упорные и тяжелые бои в районах Ольшаница, Пшегноюв, Борткув.

Читайте также  Россия в xviii века

Описано немало героических эпизодов. Так, у командира танкового взвода гвардии лейтенанта М.В. Побединского во время боя с противником в районе Борткув был подбит танк. Он вылез из машины, поднял нашу пехоту и повел ее в атаку. После боя вернулся к своему танку и привел его на ремонт в роту технического обеспечения бригады.

Смело действовал в районе деревни Княжи танковый взвод гвардии старшего лейтенанта Г. Ф. Пронина. На занимаемые взводом позиции вышла группа вражеских солдат и офицеров численностью более двух тысяч человек. Танк гвардии лейтенанта Н.Л. Юдина стал теснить противника на позиции 1089-го стрелкового полка, а два других танка отрезали немцам путь отступления к лесу. В результате действовавшие с танковым взводом автоматчики разоружили 1160 немецких солдат и офицеров.

Противник стал собирать силы для новой попытки прорыва, но ему преградили дорогу танки Пронина и Юдина, в то время как выдвинувшийся на западную окраину Княжей танк гвардии лейтенанта Н. Горбачева своим огнем старался рассеять скопление вражеских солдат. Однако танк Горбачева подорвался на минах, а сам лейтенант был ранен. Под прикрытием Юдина Пронин устремился на помощь Горбачеву, но и его танк подорвался на минах. В этой критической обстановке Пронин и Горбачев проявили хладнокровие, сумели продержаться до ночи, сохранить свои, впоследствии восстановленные танки благодаря товарищеской поддержке Юдина, не подпустившего к ним противника.

В этих боях отличились и разведчики 61-й гвардейской танковой бригады под командованием гвардии лейтенанта Холина. Например, заместитель командира взвода разведки гвардии старший сержант Чураков за один день уничтожил 23 вражеских солдата и 14 взял в плен.

Историки войны рассказывают и о страшном, зверском. В ночь на 23 июля противник, прорвавшись из района Миклошов, Димбровица, Вилка Шляхецка, на юге перерезал шоссейную и железную дороги в районе Давидув. 61-я гвардейская танковая бригада, оставив 6 танков в засаде в Борткуве, выступила по маршруту Ольшаница, Зацемне, Водники с задачей очистить дороги от прорвавшегося противника и восстановить по ним снабжение наших войск, ведущих бой за Львов. К середине дня 23 июля бригада вышла в район села Романув, а к утру 24 июля в район Давидув вышла разведка в составе танкового взвода с отделением автоматчиков под командованием гвардии старшего лейтенанта Заикина. За ней в недопустимой близости следовала головная походная застава 1-го танкового батальона в составе четырех танков. Противник пропустил разведку и головную походную заставу в огневой «мешок» и внезапным огнем с близкой дистанции расстрелял. Когда наши бойцы попали к фашистам, те выкрутили им руки, выкололи глаза, вырезали на лбу пятиконечные звезды.

Тяжелые бои с бродской группировкой противника, всеми силами пытавшейся разрушить коммуникации 4-й танковой армии от Золочева до Львова, велись вплоть до 27 июля. В ночь с 26 на 27 июля объединенными усилиями общевойсковых и танковых соединений удалось полностью освободить Львов.

Почетные наименования «Львовских» получили 61-я гвардейская Свердловская танковая бригада, а также 72-й тяжелый танковый полк, 359-й зенитно-артиллерийский и 1689-й истребительно-противотанковый полки. 62-я гвардейская Пермская танковая, 63-я гвардейская Челябинская танковая, 29-я гвардейская Унечская мотострелковая бригада, три полка и четыре отдельных батальона (дивизиона) были удостоены боевых орденов.

Взятие Львова, разгром войск противника в «бродском котле» составили первый, основной этап Львовско-Сандомирской операции. На втором этапе была разгромлена львовско-станиславская группировка врага и осуществлен стремительный выход наших войск к реке Висле.

Умелые действия командующих 3-й и 4-й танковыми армиями генералов Рыбалко и Лелюшенко, кроме всего прочего, не позволили разрушить красивый древний город Львов, сберегли его сооружения для потомков.

На фоне такого отношения особенно дико выглядит тактика разрушений и массовых убийств, к которой прибегают сегодня эти самые «потомки» – вооруженные силы хунты, долбящие из тяжелых орудий и реактивных систем залпового огня по населенным пунктам Донбасса. 25 июля в очередной раз по Луганску были применены кассетные фосфорные бомбы, запрещенные международной конвенцией. Мстят за в свое время не разрушенный Львов, что ли?

lsvsx

Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.

27 июля 1944 года совместными усилиями войск 4-й и 3-й гвардейской танковых армий и 60-й и 38-й армий при поддержке фронтовой авиации и авиации дальнего действия после двухдневных упорных боев завершили освобождение Львова от немецких войск и их подручных из числа украинских националистов. Тогдашние львовяне встречали советские войска с радостью.

Для освобождения от гитлеровцев Западной Украины и юго-востока Польши Красной армии потребовалось чуть больше месяца и всего один «сталинский удар» — Львовско-Сандомирская операция

Львовско-Сандомирская стратегическая наступательная операция, проходившая с 13 июля по 29 августа 1944 года, поражает прежде всего своей неотвратимостью, спокойной уверенностью победителей в своих силах. Нельзя сказать, что она принадлежит к числу самых удачных наступлений Красной армии в годы войны. Отчасти, кстати, потому, что была вполне ожидаема врагом, который хорошо подготовился к её отражению, часто контратаковал, держа к югу от Припяти 18 из 23 своих танковых дивизий на Восточном фронте. Советское командование не всегда действовало безупречно, особенно в районе Львова. Но не потому, что ещё не научилось хорошо воевать. Желание командующих советскими армиями первыми взять Львов, чтобы войти в историю, зачастую перевешивало соображения более высокой стратегии. И тем не менее это задержало всего на пару дней взятие не только главного города Западной Украины, но и Перемышля, Станислава (Ивано-Франковска), Сандомира, форсирование Вислы, создание на её западном берегу плацдармов, с которых в следующем году развернулось наступление на Силезию и Берлин.

Уже через несколько дней после начала Львовско-Сандомирской операции советские войска вышли на границу Польши, отодвинув в конечном счёте фронт на запад на 200 километров.

Освобождение Львова.

Древний город был одним из важных стратегических объектов немецкой обороны на Восточном фронте и крупным центром коммуникаций. Поэтому Львов и его окрестности были превращены немцами в мощный укрепрайон. Местность к востоку и северо-востоку от города благоприятствовала обороне. Ближайшие селения немцы превратили в опорные пункты с развитой системой инженерных сооружений и заграждений. Несмотря поражение группировки в районе Брод, немцы продолжали оказывать упорное сопротивление.

Однако слабость обороны Львова была в том, что немецкое командование уже использовало имеющиеся оперативные резервы на этом направлении. Свежих дивизий, которые могли укрепить оборону города, не было. Командование противника могло использовать только отступающие войска и дивизии, переброшенные со станиславского направления.

К исходу 18 июля дивизии 3-й гвардейской танковой и 13-й армий находились в 20-30 км от Львова. 4-я танковая армия вышла в район Ольшаница в 40 км от Львова. В этой ситуации комфронта Конев отдал командармам 3-й гвардейской и 4-й танковых армий приказ обходным маневрам с севера, северо-запада и юга 20 июля овладеть Львовом.

Однако 20 июля взять Львов не удалось. Это объяснялось объективными и субъективными причинами. Накануне прошли сильные дожди, танковые армии завязли. Также сильно отстали тылы, танковые соединения не смогли вовремя получить горючее и боеприпасы. Отстала и артиллерия, необходимая для взлома немецкой обороны, подавления огневых точек противника. Сыграли свою роль и ошибки командования. Командование 3-й гвардейской танковой армии совершило ошибку при изучении местности перед Львовом. Рыбалко, желая как можно быстрее взять город, направил войска не обход Львова севера, на напрямик по дороге Красное — Львов. Войска танковой армии уперлись в значительное торфяное болото и были вынуждены вести затяжные бои на подступах к городу, пытаясь захватить проходы к Львову там, где противник имел самые сильные позиции. В результате возможность стремительного обходного маневра не была использована, танковая армия стала вести фронтальные бои на неудобной для бронетехники местности.

4-я танковая армия также не смогла выполнить поставленную задачу. Значительная часть армии увязла в боях с окруженной бродской группировкой противника. Другая часть танковой армии завязала бои на юго-западных подступах к Львову, но сил для того чтобы сломить сопротивления противника не хватало. Эта задержка позволила немецкому командованию укрепить оборону Львова. Из района Станислава для оборон города перебросили три дивизии.

Таким образом, стало ясно, что только силами танковых армий Львов уже не взять. В то же время выход танковых армий на подступы к Львову серьёзно улучшил положение 1-го Украинского фронта на левом фланге. Немецкое командование, опасаясь поворота советских танковых соединений на юг и образования в районе Станислава второго огромного «котла», стало отводить дивизии 24-го танкового и 59-го армейского корпусов на запад. Войска левого крыла 38-й и 1-й гвардейской армий, сбивая арьергарды противника, начали преследование. Одновременно командир 4-й танковой армии Лелюшенко получил указание часть сил армии нанести удар в направлении на Самбор, чтобы не дать станиславской группировке противника уйти за реку Сан.

В это же время решался вопрос о разгроме львовской группировке и освобождения Львова. 3-я гвардейская танковая армия Рыбалко должна была решить задачу обхода города с северо-запада и запада, 4-я танковая армия Лелюшенко — с юга. 60-я армия должна была нанести удар с востока. 38-я армия должна была от Перемышлян наступать на южную окраину Львова. К Рыбалко направили представителя командования фронта и передали приказ Конева выставить заслон против львовской группировки противника и основными силами обойти город. Танковая армия должна была выйти в район Яворов, Мостиска, Судовая Вишня. Львовскую группировку противника планировали, под угрозой окружения с северо-западного направления, вынудить покинуть район Львова.

К исходу 22 июля основные силы 4-й танковой армии Лелюшенко вели бои на южной окраине Львова, а её 10-й гвардейский танковый пробился в сам город. Причем бои шли настолько упорные, что немцы отрезали передовой корпус от основных сил армии, и он вел бои во временном окружении. В это время 6-й гвардейский танковый корпус армии Рыбалко вышел в район Яворова, а войска 60-й армии рвались к восточной окраине Львова. 23 июля, в связи с выходом советских войск к Львову, подняли восстание польские партизаны — Армия Крайова. Они захватили предместья Голоску, Погулянку, кварталы на нескольких улицах.

Немецкое командование, под угрозой окружения войск в районе Львова, стало выводить войска в сторону Самбора, на юго-запад. При этом были сформированы сильные арьергарды, которые продолжили удерживать позиции и прикрывать отход тыловых подразделений.

24 июля советское командование, пытаясь отрезать противнику пути отхода на Перемышли и Самбор, повернуло на юг два подвижных соединения фронта. КМГ генерала Баранова получила задачу выйти западнее Перемышль, в район Кросно, захватить переправы через реку Сан на участке Дубецко, Дынув и Санок. Сильные отряды с танками и артиллерией должны были занять оборону фронтом на восток, не дав немецким войскам переправиться через Сан. На западном направлении КМГ должна была частью сил занять Ясло, чтобы обеспечить себя с этого направления. 1-я гвардейская танковая армия получила задачу после форсирования реки Сан у Ярослава, нанести удар на юг, в сторону Перемышля. Танковая армия должна была занять участок Дубецко — Перемышль, фронтом на восток и юго-восток, установить контакт с КМГ Баранова. На западном направлении 1-я гвардейская танковая армия должна была занять Пшеворск, Каньчугу.

24-27 июля шли бои за Львов. Немецкие арьергарды, опираясь на хорошо подготовленные укрепления, и выгодный для обороны рельеф местности продолжали сдерживать наступление советских войск. 26 июля части 60-й армии взяли ряд опорных пунктов противника и прорвались на восточную окраину города. Части 4-го гвардейского танкового корпуса генерала П. П. Полубоярова, наступая вдоль шоссе Миклашув — Львов, к исходу дня соединились с 10-м гвардейским танковым корпусом 4-й танковой армии. Надо отметить, что советские войска стремились сохранить от жестокого разрушения древний город, это несколько сдерживало их наступательный порыв.

Армия Рыбалко продолжала наступление с запада и дошла до Городка. Однако здесь немцы организовали сильный узел сопротивления и наступление 3-й гвардейской танковой армии застопорилось. Танковые части пришлось усилить стрелками из состава 13-й армии, чтобы сломить оборону противника. Одновременно один танковый корпус армии Рыбалко развивал наступление на Перемышль.

Читайте также  Открытые торгово-ремесленные поселения (о трп)

Утром 27 июля Львов был освобожден от гитлеровцев. Остатки немецкого гарнизона бежали на юго-запад. В ходе сражения за город советские воины показали исключительный героизм. Так, бессмертный подвиг совершил экипаж танка Т-34-76 «Гвардия» под командованием лейтенанта А. В. Додонова, который входил в состав 63-й Челябинской гвардейской добровольческой танковой бригады 10-го гвардейского Уральского добровольческого танкового корпуса. 23 июля экипаж танка получил приказ прорваться к центру города и водрузить красный флаг на Львовской ратуше. Дорогу показывал гвардии старшина Александр Порфирьевич Марченко. Он хорошо знал город.

Советский танк с десантом на борту прорвался на центральную площадь Львова к самому подъезду ратуши. Марченко с группой бойцов, огнем автоматов и с помощью гранат подавили охрану ратуши, и ворвались в здание. Над ратушей подняли красный флаг. Однако немцы быстро опомнились и пошли в контратаку. Марченко был серьёзно ранен. При попытке эвакуации он был вторично ранен, и это ранение стало смертельным. После гибели боевого товарища экипаж танка и десантники ещё несколько суток вели бой в окружении до подхода своих. Они уничтожили 8 танков противника (по другим данным — 5 танков и САУ), 6 орудий и около 100 солдат противника. Командир танка лейтенант А. В. Додонов пал смертью храбрых. Тяжело раненые механик-водитель старшина Ф. П. Сурков и башенный стрелок И. И. Мельниченко смогли выбраться из подбитого танка. Их подобрали местные жители, и передали их разведчикам, которые доставили Суркова и Мельниченко в госпиталь.

В этот же день ночным штурмом части 3-й и 1-й гвардейских танковых армий взяли древнюю крепость Перемышль. К исходу 27 июля войска 3-й гвардейской армии генерала Гордова и КМГ генерала Соколова вышли на рубеж Вильколаз, Красник и Ниско. 13-я армия, 1-я и 3-я гвардейские танковые армии и КМГ генерала Баранова вели бои по линии Ниско, Соколув, Пшеворск, Дынув, западнее Домбромиля. Река Сан была форсирована на широком фронте, захвачены плацдармы. Войска 4-й танковой, 60-й, 38-й армий преследовали противника на карпатском направлении.

Советским войскам оказали некоторую помощь польские партизаны, в том числе из ориентировавшейся на Лондон «Армии Крайовой», потому что местные поляки видели в советских воинах освободителей от украинско-немецких карателей и мучителей.

Западные украинцы были в целом отрицательно настроены к Красной армии, в связи с чем у вермахта не было недостатка в разведданных. В боях с советскими войсками участвовала не только быстро разбитая сформированная немцами из местных жителей 14-я гренадёрская дивизия СС «Галичина», но и многочисленные, подготовленные и вооружённые немцами антисоветские партизаны, куда более опасные, поскольку нападали из-за угла. Борьба с ними затянулась на годы после окончания войны.

Поэтому неудивительно, что недобитые бандеровцы и их современные украинские последователи не будут отмечать этот день. Скорее наоборот, они наверняка сделают что-нибудь такое, чтобы уязвить победителей.

Тем более мы должны помнить об их подвиге и чтить его. Свои жизни эти герои отдали не зря.

Итоги этого этапа операции

В итоге 27 июля были освобождены Станислав, Львов и Перемышль. На правом фланге фронта советские войска освободили Рава-Русскую, Владимир-Волынск и начали освобождение Польши.

Группе армий «Северная Украина» было нанесено тяжелое поражение. Немецкая группа армий была рассечена на две части. Между немецкими 4-й и 1-й танковыми армиями образовалась брешь в 100 км. Дивизии 4-й танковой армии откатывались к Висле, пытаясь приостановить наступление советских войск. Соединения 1-й немецкой танковой армии и 1-й венгерской армии (около 20 пехотных и 3 танковых дивизий) отходили к Карпатам, так как пути отхода на запад, через Перемышль, были перерезаны.

Немецкое командование, чтобы ликвидировать огромную дыру в обороне, было вынуждено срочно перебрасывать войска с других участков фронта и из Германии. В частности, перебросили управление 17-й армии, 23-ю и 24-ю танковые дивизии из состава группы армий «Южная Украина», управление 24-го танкового корпуса, две пехотные дивизии и т. д. Немцы надеялись создать устойчивый фронт на Висле.

Освобождение Львова

27 июля 1944 года Красная армия освободила Львов от немецко-фашистских захватчиков.

Древний город был одним из важных стратегических объектов немецкой обороны на Восточном фронте и крупным центром коммуникаций. Поэтому Львов и его окрестности были превращены немцами в мощный укрепрайон. Местность к востоку и северо-востоку от города благоприятствовала обороне. Ближайшие селения немцы превратили в опорные пункты с развитой системой инженерных сооружений и заграждений. Несмотря поражение группировки в районе Брод, немцы продолжали оказывать упорное сопротивление.

Однако слабость обороны Львова была в том, что немецкое командование уже использовало имеющиеся оперативные резервы на этом направлении. Свежих дивизий, которые могли укрепить оборону города, не было.

Накануне освобождения Львова частями Красной Армии немцы выстроили круг из 40 человек из оркестра. Охрана лагеря окружила музыкантов плотным кольцом и приказала играть. Сначала был казнен дирижер оркестра Мунд, дальше по приказу коменданта каждый оркестрант выходил в центр круга, клал свой инструмент на землю и раздевался догола, после чего его убивали выстрелом в голову. Фото оркестрантов было одним из обвинительных документов на Нюрнбергском процессе. Во время повешения заключенных оркестру приказывали исполнять танго, во время пыток — фокстрот, а иногда вечером оркестрантов заставляли играть под окнами начальника лагеря по несколько часов подряд.

К исходу 18 июля дивизии 3-й гвардейской танковой и 13-й армий находились в 20-30 км от Львова. 4-я танковая армия вышла в район Ольшаница в 40 км от Львова. В этой ситуации комфронта Конев отдал командармам 3-й гвардейской и 4-й танковых армий приказ обходным маневрам с севера, северо-запада и юга 20 июля овладеть Львовом.

Однако 20 июля взять Львов не удалось. Это объяснялось объективными и субъективными причинами. Накануне прошли сильные дожди, танковые армии завязли. Также сильно отстали тылы, танковые соединения не смогли вовремя получить горючее и боеприпасы. Отстала и артиллерия, необходимая для взлома немецкой обороны, подавления огневых точек противника. Войска танковой армии уперлись в значительное торфяное болото и были вынуждены вести затяжные бои на подступах к городу, пытаясь захватить проходы к Львову там, где противник имел самые сильные позиции. В результате возможность стремительного обходного маневра не была использована, танковая армия стала вести фронтальные бои на неудобной для бронетехники местности.

4-я танковая армия также не смогла выполнить поставленную задачу. Значительная часть армии увязла в боях с окруженной бродской группировкой противника. Другая часть танковой армии завязала бои на юго-западных подступах к Львову, но сил для того чтобы сломить сопротивления противника не хватало. Эта задержка позволила немецкому командованию укрепить оборону Львова. Из района Станислава для оборон города перебросили три дивизии.

Таким образом, стало ясно, что только силами танковых армий Львов уже не взять. В то же время выход танковых армий на подступы к Львову серьёзно улучшил положение 1-го Украинского фронта на левом фланге. Немецкое командование, опасаясь поворота советских танковых соединений на юг и образования в районе Станислава второго огромного «котла», стало отводить дивизии 24-го танкового и 59-го армейского корпусов на запад. Войска левого крыла 38-й и 1-й гвардейской армий, сбивая арьергарды противника, начали преследование. Одновременно командир 4-й танковой армии Лелюшенко получил указание часть сил армии нанести удар в направлении на Самбор, чтобы не дать станиславской группировке противника уйти за реку Сан.

В это же время решался вопрос о разгроме львовской группировке и освобождения Львова. 3-я гвардейская танковая армия Рыбалко должна была решить задачу обхода города с северо-запада и запада, 4-я танковая армия Лелюшенко — с юга. 60-я армия должна была нанести удар с востока. 38-я армия должна была от Перемышлян наступать на южную окраину Львова. К Рыбалко направили представителя командования фронта и передали приказ Конева выставить заслон против львовской группировки противника и основными силами обойти город. Танковая армия должна была выйти в район Яворов, Мостиска, Судовая Вишня. Львовскую группировку противника планировали, под угрозой окружения с северо-западного направления, вынудить покинуть район Львова.

К исходу 22 июля основные силы 4-й танковой армии Лелюшенко вели бои на южной окраине Львова, а её 10-й гвардейский танковый пробился в сам город. Причем бои шли настолько упорные, что немцы отрезали передовой корпус от основных сил армии, и он вел бои во временном окружении. В это время 6-й гвардейский танковый корпус армии Рыбалко вышел в район Яворова, а войска 60-й армии рвались к восточной окраине Львова. 23 июля, в связи с выходом советских войск к Львову, подняли восстание польские партизаны — Армия Крайова. Они захватили предместья Голоску, Погулянку, кварталы на нескольких улицах.

Немецкое командование, под угрозой окружения войск в районе Львова, стало выводить войска в сторону Самбора, на юго-запад. При этом были сформированы сильные арьергарды, которые продолжили удерживать позиции и прикрывать отход тыловых подразделений.

24 июля советское командование, пытаясь отрезать противнику пути отхода на Перемышли и Самбор, повернуло на юг два подвижных соединения фронта. КМГ генерала Баранова получила задачу выйти западнее Перемышль, в район Кросно, захватить переправы через реку Сан. Отряды с танками и артиллерией должны были занять оборону фронтом на восток, не дав немецким войскам переправиться через реку. 1-я гвардейская танковая армия получила задачу после форсирования реки Сан у Ярослава, нанести удар на юг, в сторону Перемышля.

24-27 июля шли бои за Львов. Немецкие арьергарды, опираясь на хорошо подготовленные укрепления, и выгодный для обороны рельеф местности продолжали сдерживать наступление советских войск. 26 июля части 60-й армии взяли ряд опорных пунктов противника и прорвались на восточную окраину города. Части 4-го гвардейского танкового корпуса генерала П. П. Полубоярова, наступая вдоль шоссе Миклашув — Львов, к исходу дня соединились с 10-м гвардейским танковым корпусом 4-й танковой армии. Надо отметить, что советские войска стремились сохранить от жестокого разрушения древний город, это несколько сдерживало их наступательный порыв.

Армия Рыбалко продолжала наступление с запада и дошла до Городка. Однако здесь немцы организовали сильный узел сопротивления и наступление 3-й гвардейской танковой армии застопорилось. Танковые части пришлось усилить стрелками из состава 13-й армии, чтобы сломить оборону противника.

Утром 27 июля Львов был освобожден от гитлеровцев. Остатки немецкого гарнизона бежали на юго-запад. В ходе сражения за город советские воины показали исключительный героизм.

Как вспоминал генерал армии Дмитрий Лелюшенко, всем запоминался подвиг экипажа танка «Гвардия», который, идя головным дозором, по пути к центру города уничтожил 2 боевые машины противника и прорвался к ратуше. «Марченко с автоматчиками поднялся на башню и водрузил флаг. Гитлеровцы открыли огонь по смельчакам. Марченко был ранен. Красный флаг сбит. Напрягая последние силы, комсомолец вновь установил флаг на башне здания. Когда герой спускался вниз, он был тяжело ранен вражеской пулей и вскоре скончался. Экипаж взял тело своего боевого друга на танк и отошел в укрытие.

Героическому танку пришлось сражаться в городе до 27 июля. За это время гвардейцы А. Додонова уничтожили 5 вражеских танков, 2 миномета с расчетами, несколько пулеметных точек и около 100 гитлеровцев. В этих боях пали смертью храбрых лейтенант А. Додонов, старшина А. Марченко, автоматчик сержант Терентьев, санинструктор К. Рождественский. Были тяжело ранены Ф. Сурков и Н. Мельниченко. За героические подвиги они все были награждены, а механик-водитель Федор Павлович Сурков, одновременно выполнявший обязанности командира танка после гибели Додонова, удостоен звания Героя Советского Союза.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: