Подавление последних очагов сопротивления. победа красной армии

Сопротивление Красной Армии.

Неся тяжелые потери и получая при этом противоречивые приказы, советские солдаты смогли оказать агрессорам серьезное сопротивление. Иногда очаги сопротивления сохранялись далеко за линией фронта, ушедшей на восток (Брестская крепость и др.). Потери германской армии значительно превышали те, что вермахт понес в Западной Европе за два года.

2.2.3. Операция Тайфун. Осенью 1941 г. основные усилия немецко-фашистских войск были направлены на захват советской столицы. 30 сентября началось генеральное наступление немецких войск группы Центр ударами танковой армии Гудериана в направлении Орел-Тула-Москва (операция Тайфун). Была прорвана советская оборона и к 7 октября окружены четыре советские армии западнее Вязьмы. Гитлеровцы захватили Калинин, Можайск, Малоярославец. В столице началась эвакуация. 19 октября здесь было введено осадное положение, началась паника. В ноябре немцы приблизились к Москве на 30 км. Лишь в конце месяца ценой огромных усилий и потерь войскам Западного фронта (командующий Г.К. Жуков) удалось остановить наступление вермахта.

2.3. Декабрь 1941-апрель 1942. Московская битва. Зимне-весеннее контрнаступление советских войск. 5-6 декабря 1941 г. началось контрнаступление советских войск под командованием Г.К.Жукова. Было разгромлено 38 немецких дивизий, враг был отброшен на 100-250 км. Разгром немцев под Москвой и последующее наступление Красной Армии в декабре 1941 — марте 1942 гг. способствовал разоблачению мифа о непобедимости германской армии. Наиболее важным итогом стал срыв гитлеровских планов молниеносной войны.

2.4. Весна-осень 1942 г. После победы под Москвой и зимней кампании появилась возможность стабилизации фронта и накопления сил. Но в первой половине 1942 г. с целью закрепления победы Сталин потребовал развернуть серию наступательных операций. Эта очередная ошибка Главнокомандующего привела к серии тяжелых поражений и огромным потерям.

Новое наступление немецких армий, начавшееся после неудачных советских операций, развивалось на юг, что оказалось неожиданным для Сталина. Заняв Харьков, Крым (где пыталась перейти в наступление Красная Армия), немецкие войска вновь овладели стратегическй инициативой. Германские войска оккупировали Донбасс, вышли к Северному Кавказу и Волге. Началась оборона Сталинграда.

Данный период оказался самым тяжелым для страны и народа. Летом 1942 г. уровень дезорганизации отступавших советских войск заставил Ставку ввести приказом 227 заградительные отряды, расстреливавшие на месте паникеров и трусов.

2.5. Репрессии в армии и тылу.

2.5.1. Репрессии в армии. В условиях поражений советских войск в стране не прекращались репрессии. Необходимо было найти виновных в неудачах. 16 июля 1941 г. было издано постановление ГКО об аресте и преданию суду группы генералов во главе с командующим Западным фронтом генералом армии Д.Г. Павловым, расстрелянных 22 июля 1941 г. Были приняты меры по ужесточению дисциплины в армии. С этой целью 16 августа 1941 г. был издан приказ N 270, объявлявший всех оказавшихся в плену предателями и изменниками. В ноябре 1941 г. была арестована группа генералов-преподавателей Военной академии им. М.В. Фрунзе, которым вменялись в вину пораженческие настроения и попытка сдачи Москвы немцам.

2.5.2. Депортациив годы войны были вызваны обвинениями в адрес целых народов в пособничестве немецко-фашистским захватчикам. Они подверглись насильственной депортации с территории преимущественного проживания. Указом Президиума ВС СССР от 28 августа 1941 г. за Урал — в Казахстан и Сибирь были выселены советские немцы, а их автономия в Поволжье была ликвидирована. В самом начале войны депортации коснулись также поляков, финнов.

Репрессии возобновились после летних неудач Красной Армии и выступлений отдельных групп представителей ряда национальностей Северного Кавказа и Поволжья против советской власти. В 1943 г. после ликвидации Карачаевской АО было выселено около 70 тыс. карачаевцев, затем такая же участь постигла калмыков. В 1944 г. оказались репрессированы около 40 тыс. балкарцев и более 500 тыс. чеченцев и ингушей. Переселению подверглись также крымские татары, советские болгары, греки, курды — всего более 3,2 млн. человек.

2.6. Создание антигитлеровской коалиции. Агрессия гитлеровской Германии против СССР заставила Англию и Францию под давлением возросшей угрозы выступить с заявлениями о поддержке справедливой борьбы народов Советского Союза.

12 июля 1941 г. в Москве было заключено советско-английское соглашение о совместных действиях в войне против Германии и ее союзников, положившее начало созданию антигитлеровской коалиции. В октябре 1941 г. СССР, Англия и США достигли договоренности об англо-американских поставках для СССР вооружений и продовольствия в обмен на стратегическое сырье. В июле 1942 г. оно было дополнено соглашением с США о помощи по ленд-лизу (т.е. предоставлении СССР в кредит вооружений, оборудования, продовольствия).

Значительную роль в развитии антифашистского военно-политического сотрудничества сыграла Декларация Объединенных Наций от 1 января 1942 г., к которой присоединились 26 государств. Подписанные СССР в мае 1942 г. договор о союзе с Великобританией и в июне соглашение с США о взаимной помощи завершили юридическое оформление союзнических отношений трех держав. При этом главным предметом дипломатических переговоров сторон, начиная с осени 1941 г., оставался вопрос об открытии второго фронта в Европе (т.е. непосредственного участия Великобритании и США в боевых операциях против Германии на центральном европейском направлении).

Подавление последних очагов сопротивления. победа красной армии

Воениздат. 1940. 98 стр. 1 р. 75 к.

В аннотации издательства указывается, что книга Федорова написана «на основании архивных данных и печатных источников» и что она «предназначается как учебное пособие для академических курсов по истории гражданской войны и как материал для самостоятельной проработки». Однако при ознакомлении с книгой оказывается, что она имеет значительно меньше достоинств, чем мы вправе ожидать.

Начнем с вопроса об использовании автором «архивных данных и печатных источников». Многое из того, что нужно было использовать для написания полноценной работы, автором не использовано. Например трудно судить, как использованы фонды центрального архива Октябрьской революции и Центрального архива Красной Армии, очень богатые материалами по разбираемым в книге вопросам, так как автор не приводит ни одного архивного документа и почти не делает ссылок на источники. Приводится всего лишь три ссылки на заимствование цифровых данных из Центрального архива Красной Армии, да и то ссылки эти сделаны без соблюдения элементарных правил: не указаны ни фонд, ни опись. Абсолютно не использованы публикации по этим вопросам, полностью отсутствует мемуарная литература, слабо использована периодическая печать (имеются только две сноски с ссылками на «Правду»).

Особого внимания заслуживает использование автором такого драгоценного источника, как «Краткий курс истории ВКП (б)» — этой энциклопедии марксизма-ленинизма, — так как автор допускает явно нечестное отношение к этому источнику. Стоит прочесть первую страницу работы Федорова, а затем начало 7-го раздела VII главы (стр. 204 — 205) «Краткого курса», чтобы убедиться, что автор беззастенчиво списывает целые абзацы, не ставя кавычек и тем самым, выдавая это за свое творчество.

Для примера сравним несколько мест, взятых из «Краткого курса истории ВКП (б)», с соответствующими выдержками из книги Федорова.

В «Кратком курсе истории ВКП (б)»: «Чтобы упрочить Советскую власть, нужно было разрушить, сломать старый, буржуазный государственный аппарат. Нужно было, далее, разрушить остатки сословного строя и режим национального гнета, отменить привилегии церкви, ликвидировать контрреволюционную печать я контрреволюционные организации всякого рода, легальные и нелегальные, распустить буржуазное Учредительное собрание» (стр. 204).

В книге Федорова: «В целях укрепления советской власти в стране. разрушались остатки сословного строя и режим национального гнета, были отменены привилегии церкви, ликвидировалась контрреволюционная печать и контрреволюционные организации всякого рода, легальные и нелегальные, было распущено буржуазное Учредительное собрание» (стр. 3).

Мы полагаем, что изменение времен глаголов и некоторых слов не дает права автору приписать себе абзац, целиком списанный из «Краткого курса».

Книга пестрит списанными фразами. Замечательно яркая фраза из «Краткого курса», в которой дается характеристика роли Владимира Ильича в дни разгрома мятежа Керенского — Краснова под Петроградом, списана дословно и дана без кавычек и без ссылки на «Краткий курс».

В «Кратком курсе истории ВКП (б)»: «Как и во время Октябрьского восстания, Ленин лично руководил разгромом антисоветского мятежа. Его непреклонная твердость и спокойная уверенность в победе вдохновляли и сплачивали массы. Враг был разбит» (стр. 201).

В книге Федорова: «Как и во время Октябрьского восстания, Ленин лично руководил разгромом антисоветского мятежа. Его непреклонная твердость и спокойная уверенность в победе вдохновляли и сплачивали массы. Враг был разбит» (стр. 19).

Перечень подобных «заимствований» автора можно было бы значительно продолжить. Нельзя не указать еще на заключение (стр. 93 — 95), в котором можно встретить и пересказ, и списывание, и цитирование пяти «причин, определивших такую, сравнительно легкую, победу социалистической революции в России» 1 .

Надеемся, что преступно-безобразное использование «Краткого курса истории ВКП (б)», допущенное Федоровым, будет резко осуждено издательством и общественностью.

Что же представляет книга, взятая сама по себе?

Первые разделы посвящаются выяснению внутреннего и международного положений Советской республики непосредственно после победы октябрьского вооруженного восстания в Петрограде, вопросу о «географическом размежевании» между революцией и контрреволюцией, характеристике вооруженных сил советского государства и т. д. Автор разбирает общеполитические вопросы, ставшие перед советской властью сразу после ее победы.

Читайте также  Крушение золотой орды

Эти чрезвычайно важные разделы книги написаны слабо я поверхностно. Возьмем для беглого разбора раздел книги под названием «Вооруженные силы Советской республики» (стр. 23 — 32). Раздел начинается с характеристики декрета СНК от 28 января 1918 года. Далее коротко говорится о добровольческом периоде строительства Красной Армии, о создании института комиссаров и организации ячеек ВКП (б) в воинских частях. По прочтении этого раздела может создаться такое впечатление, что большевики начали вести партийно-политическую работу в армии только в связи с созданием Красной Армии. Не дана характеристика той колоссальной работы, которую вели большевики в старой армии и которая завершилась бурным процессом большевизации армии и флота накануне Октябрьской революции. На наш взгляд, надо было обязательно дать характеристику большевизации старой армии, с одной стороны, а с другой — показать развал старой армии. Характеристика этого двуединого процесса логически подвела бы читателя к вопросам, связанным с созданием Красной Армии.

Хотя книга и называется «Разгром контрреволюционных очагов Красной Гвардией», но характеристике Красной Гвардии уделяется всего лишь несколько строк. Когда зародилась, как строилась, что собой представляла Красная Гвардия, какую роль она сыграла в момент вооруженного восстания в октябре 1917 г., в формировании первых отрядов Красной Армия и т. д., — на все эти вопросы мы не найдем ответа в работе Федорова.

Большая часть книги (до трех четвертей) посвящена разбору отдельных операций вооруженных сил советского государства по разгрому контрреволюционных очагов: подавление мятежа Керенского — Краснова под Петроградом, разгром донской контрреволюции и Украинской центральной рады, подавление мятежа атамана Дутова и т. д. Все эти разделы иллюстрированы схемами. Иногда автор довольно подробно излагает ход операций, но в общем все эти разделы, изложенные очень сухо и схематично, больше походят на подробные комментарии к приведенным в книге схемам чем на самостоятельное изложение материала.

Не имея возможности останавливаться на всех разделах книги, мы возьмем для при-

Подавление последних очагов сопротивления. победа красной армии

1941 год и первые месяцы 1942 года были омрачены болезненными поражениями СССР от Германии. Несмотря на ряд выигранных сражений, затормозивших продвижение врага, тогда до настоящего перелома в войне было еще далеко.

Белостокско-Минское сражение

Это первое и самое масштабное столкновение советских и германских войск летних месяцев 1941 года, длившееся с 22 июня по 8 июля. С немецкой стороны в нем участвовало свыше 1,4 млн. военных, с советской – около 790 тыс., но при этом в количестве орудий, танков и самолетов РККА превосходила противника.

План германских войск заключался в мощном нанесении ударов с флангов в районе Минска силами 2-й и 3-й танковых армий с целью окружения большой советской группировки. Тактика подобных «клещей» с сильными флангами при слабом центре будет свойственна военной доктрине вермахта на протяжении всего 1941 года. Кроме этого командование люфтваффе планировало одержать сокрушительную победу в воздухе, лишив тем самым советскую авиацию возможностей для полноценного сопротивления в дальнейшем.

Наиболее слабым оказался участок фронта возле Бреста, где советские части за исключением защитников Брестской крепости были разгромлены в считанные дни. Попытка мощного контрудара, которым советские военачальники намеревались не только отбросить, но и разгромить противника, провалилась, в результате чего образовалось два «котла» – Белостокский и Минский.

Германским войскам в ходе Белостокско-Минского сражения удалось продвинуться на 300 км вглубь советской территории, в плен попали свыше 320 тысяч солдат и офицеров Красной Армии, Западный фронт был практически полностью разгромлен.

Сражение под Витебском

После разгрома советских войск в Белостокском и Минском и «котлах» немецкие войска направились в сторону рек Западная Двина и Днепр, после форсирования которых им открывалась дорога на Москву. Учитывая, что, немецкие соединения, двигаясь на восток, растянулись на десятки километров, у советского командования появилась возможность разгромить противника поэтапно.

Чтобы остановить продвижение немецких таковых групп на Витебск маршал Тимошенко решил нанести контрудар силами 5-го и 7-го механизированных корпусов в районе Лепеля, однако, из-за отсутствия согласованности в действиях советского командования мощная атака свелась к ряду небольших разрозненных столкновений.

Эта заминка позволила переправить через Двину значительную часть немецких моторизированных соединений и создать стратегический перевес. « Форсирование Западной Двины на участке между Бешенковичами и Уллой тремя дивизиями 39-го танкового корпуса, а также овладение Витебском имели решающее значение для всей операции», – писал позднее генерал лейтенант Павел Курочкин.

Продолжавшееся с 6 по 10 июля Витебское сражение стоило советским танкистам больших потерь: 5-й и 7-й механизированные корпуса потеряли свыше 800 танков и значительную часть личного состава. Согласно официальной версии, во время Витебского сражения в плен к нацистам попал сын Сталина Яков Джугашвили . В результате поражения в советской обороне была пробита брешь, через которую немецкие войска вышли на Московское шоссе.

Киевская оборонительная операция

Два месяца, с июля по сентябрь 1941 года, длилась кровопролитная оборона Киева, в которой с советской стороны принимали участие войска Юго-Западного фронта и Пинской флотилии под общим руководством маршала Семена Буденного, с немецкой – группа армий «Юг», под командованием фельдмаршала Герда фон Рундштедта.

Концентрация советских войск под Киевом сковывала дальнейшее продвижение германской армии, которая планировала выйти к промышленным районам Донбасса. Для немецкого командования было важно не только прорвать киевский оборонительный рубеж, но и не допустить отхода крупных частей РККА вглубь своей территории.

Довольно долго в районе Киевского укрепрайона советские войска быстрыми контратакующими рейдами тормозили противника на подступах к украинской столице. Все резко изменилось, когда немецкое командование решило перебросить под Киев войска из группы армий «Центр», временно приостановив планы по наступлению на Москву.

В результате к 20-м числам сентября немецким войскам удалось сломить сопротивление частей Юго-Западного фронта и войти в Киев. По данным, опубликованным Генштабом Вооруженных Сил РФ в 1993 году, советские войска во время Киевской оборонительной операции потеряли свыше 700 тысяч человек, из них 627 тысяч безвозвратно.

Вяземский котел

К концу сентября 1941 года немецкое командование разработало планы по захвату советской столицы. Проведя крупную перегруппировку войск, немцы рассчитывали расчленить линию обороны Москвы, окружить и уничтожить войска Западного и Брянского фронтов.

Советский Генеральный штаб ожидал, что противник активизирует наступательные действия вдоль направления Смоленск – Вязьма на стыке 16-й и 19-й армий. Здесь и были сосредоточены основные силы РККА. Однако советское командование просчиталось: немцы ударили к северу и югу от предполагаемого направления.

Продвижение немецких войск было настолько мощным, что Ставка Верховного Главнокомандующего решилась на отвод войск к Ржевско-Вяземскому оборонительному рубежу. На некоторых участках фронта за считанные дни немцам удалось вклиниться в оборонительные ряды защитников на 50-80 километров. В районе Вязьмы советские войска попали в окружение, где вели упорные бои до 13 октября.

Итог для советского командования был плачевный. В результате Вяземского «котла» потери РККА убитыми и ранеными составили до 380 тысяч человек, свыше 600 тысяч попали в плен.

Крымская катастрофа

В декабре 1941 – январе 1942 года советским войскам удалось вернуть захваченный ранее 11-й армией вермахта Керченский полуостров, однако после попыток дальнейшего освобождения Крыма они понесли большие потери и сосредоточили силы исключительно на обороне.

Немецкое командование обратило внимание, что на одном из участков оборонительного рубежа между Черным морем и Кой-Ассаном советские войска имели ограниченные силы. Этим оно и руководствовалось при разработке плана операции «Охота на дроф».

7 мая немецкие войска в результате внезапного и массированного авиаудара смогли нанести защитникам большие потери. А 8 мая после мощного артобстрела началось наступление. Несмотря на то, что советская группировка войск в численности превосходила германскую – 250 тысяч против 150 тысяч, из-за неумелого командования она потерпела болезненное поражение, подвергнув тем самым опасности вторжения кавказское направление.

Вскоре после поражения под Керчью ослабла и оборона Севастополя. В результате почти полной блокады города и как следствие – отсутствия достаточного количества боеприпасов защитники не могли ничего противопоставить разрушительным налетам авиации и ударам с моря германских войск. 3 июля 1942 года Севастополь был потерян.

Вторая битва за Харьков

После отражения наступления немецких войск под Москвой Генштаб решил начать активные действия и на других направлениях. Этому способствовало наращивание военной промышленности и создание резервных армий. На фоне успехов планировалась и Харьковская наступательная операция, которая, однако, обернулась полным окружением советских войск.

Стратегический план советского Генштаба подразумевал посредством ряда операций принудить противника распылить свои резервы, не дав ему возможности создать сильную группировку для наступления в конкретном направлении. Однако майское наступление 1942 года советских войск под Харьковом было немцами успешно отражено, а вслед за этим организовано собственное контрнаступление.

28 мая приказом маршала Тимошенко наступательная операция была отменена: теперь все усилия были направлены на деблокацию плотного кольца созданного германской группировкой. Несмотря на отчаянные попытки советских войск прорвать окружение, только десятая часть справилась с задачей успешно. Операция стоила жизни 270 тысячам советских солдат. В самом конце мая танковая армия Германа Гота прорвала оборону между Курском и Харьковом и устремилась к Дону.

Читайте также  Великая греческая колонизация: общий характер и особенности

«Красная звезда» за сентябрь 1942 года: «Гнусный враг»

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам .

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Стойкость советских солдат во время Великой Отечественной войны

Интерес историков и военных специалистов к Великой Отечественной войне не стихает с годами, а напротив – только усиливается. Аналитики вынуждены признать факт непредсказуемости военных кампаний, как бы тщательно они не планировались.

В 1941 году Германия была вооружена новейшим и высокотехнологическим оружием. Немецкие генералы, анализируя русскую кампанию, писали, что вермахт был оснащен по последнему слову науки и техники. По сути дела, в его арсенале было высокоточное артиллерийское оружие. Речь идет, конечно же, об артиллерийской инструментальной разведке, которая была составляющей частью немецкой артиллерии.

Наличие соответствующих профессионалов, качественной радиосвязи, механических вычислительных машин, метеорологического обеспечения и уникальных звукометрических и оптических приборов позволяло вести практически снайперский артиллерийский огонь на поражения. Причем вне зоны ответного огня, поскольку посты визуального оптического наблюдения находились в 7-10 км от наших позиций. Звукометрическая служба в стандартных метеорологических условиях с высокой точностью (выше, чем с самолета-корректировщика) – на расстоянии 6 км, определяла месторасположения мощной русской артиллерии.

Таким образом, в начале войны подавление советской артиллерии и очагов сопротивления не представляло для немцев особых проблем. Это были шаблонные операции. Так, для уничтожения нашей батареи выделялось 240 снарядов для 105-мм орудий или 180 снарядов для 150-мм орудий.

Артиллеристы вермахта практически никогда не превышали эту норму без каких-либо потерь для себя. Фашистское командование опытным путем вычислило, что точная артиллерия является более эффективным и экономичным средством поражения, чем авиация. Также качественной оптикой были оснащены немецкие танки, которых сопровождала мотопехота.

Радиосвязь позволяла вермахту координировать маршруты танков, точную огневую мощь, высокоскоростную авиацию и реализовывать молниеносные стратегические операции. Все происходило быстро и спланировано. Как итог стратегического преимущества, — «котлы», в которые попадали целые советские армии.

Помимо технического преимущества, немцы воспользовались и просчетами советского командования. Слабая аналитическая работа наших экспертов, которые не смогли сделать выводы из французской и польской кампаний фашистов и правильно построить концепцию войны, тоже стала одной из причин катастрофы 1941 года.

Однако первые месяцы войны выявили и слабые стороны гитлеровцев. В частности, немецкой пехоты. Без мощной поддержки танков, артиллерии и авиации, которых у немцев, кстати, не хватало, солдаты вермахта, оставшись один на один с русскими бойцами, не могли решать поставленных задач.

Гитлеровцы проигрывали ночные бои, сражение в лесах и снайперские дуэли. Специалистам известна цифра страшных потерь немецкой пехоты. Среднестатистическая немецкая рота (100 солдат) за первые три года войны теряла убитыми и ранеными 1500 человек. Средняя жизнь пехотинца-германца не превышала 75 дней. У Рейха просто не было сил восполнить эти потери.

Фашистский командир Эйке Миддельдорф, спустя десять после окончания войны, будучи в звании подполковника вермахта ФРГ, написал книгу «Тактика в русской компании», которая по признанию и наших военных специалистов, и западных историков, считается объективным и заслуживающим внимания источником. В этой книге Миддельдорф много и подробно писал о русском солдате: «Русский солдат – мастер боя в лесу… Русские войска обладают высокой способностью передвигаться вне дорог, по любой местности. Они могут днями обходиться без снабжения и ведут бои за каждый метр территории, несмотря на далеко прорвавшиеся танки преследующего… Если летом и осенью 1941 г. немцам в ходе преследования удавалось окружать и уничтожать русские войска, которые не имели боевого опыта и тактически были слабо подготовлены, то бои в начале зимы 1941 г. показали, что русские уже овладели методами ведения обороны».

Так, к концу 1941 года советская армия стала успешно использовать оборонительные позиции на обратных скатах. Окопы рылись за высотами и холмами вне видимости немецких наблюдателей. Наши бойцы ожидали противника, стараясь ни чем себя не выдать, а потом с расстояния 100 метров открывали губительный огонь. Немецкие стратеги так и не нашли против таких позиций стандартных решений, которые можно было записать в устав. Именно тогда немецкие генералы заговорили о стойкости русского солдата, как о факторе, влияющем на планирование операций. На подавление советской пехоты закладывались огненная мощь и время, несравненно большие, чем в европейских кампаниях.

Блицкриг провалился именно из-за стойкости русской пехоты, которая, по сути, одна, вооруженная стрелковым оружием и ручными гранатами, противостояла новейшим немецким системам вооружения. «Одна из причин этого заложена в самом национальном характере русских, — констатировал Миддельдорф, — способность русского солдата все перетерпеть, все вынести и умереть в своей стрелковой ячейке является важной предпосылкой для упорной и ожесточенной обороны».

О том, как дралась пехота, вспоминает Лев Майданик, участник боев под Харьковом, где наши части попали в окружение: «Они идут быстрым шагом, молча. Вот они подошли, и мы тоже вливаемся в этот людской поток. Трудно сказать, сколько человек было в этой большой толпе, возможно, пятьсот, или тысяча, или еще больше. Стало ясно, что люди идут напролом… Такое уже случалось в нашей фронтовой практике, в более простых вариантах окружения. С пути разъяренной толпы уходили даже танки. Так немецкие танкисты знали, что обязательно найдется боец с противотанковой гранатой или бутылкой с зажигательной жидкостью. Толпа уничтожала захваченных немецких автоматчиков и пулеметчиков, как всегда неся при этом очень большие потери. Немецкие солдаты все это знали и обоснованно боялись разъяренной толпы, как они боялись морозов, боя в ночное время, лесных массивов. »

Пехота несла огромные потери, сотнями тысяч гибла в «котлах», но сдерживала фашистское наступление. Бесценное время было выиграно.

С 1942 года на вооружение Советской Армии стала поступать современная артиллерия и качественная оптика, причем в достаточных количествах. Хотя по огненной мощи советские дивизионные орудия (76-мм пушка и 122-мм полевая гаубица) уступали немецким 105-мм и 150-мм орудиям, они были удобнее для транспортировки. И, как показала практика, оказались более приспособленными к боям. Наведение огня, как правило, проводилось с помощью наблюдателей, которые корректировали огонь по радиосвязи.

Неожиданностью для вермахта также стало и массовое появление Т-34. Пехотная противотанковая 37-мм пушка, имеющая в то время в распоряжении немецких рот, получила название «колотушка», поскольку не могла пробить броню русского танка. Позже калибр пехотной артиллерии увеличивался, но так и не смог эффективно противостоять машине Кошкина.

Обычно один танк Т-34 на большой скорости проносился на расстоянии 100 метров от немецких окопов, провоцируя артиллерию на огонь.

Если же поблизости не было мощной артиллерии, то судьба немецких пехотинцев оказывалась незавидной. Даже появление противотанкового ружья «Офенрор» и гранатомета «Панцерфауст» немецкие специалисты назвали полумерой, поскольку «Офенрор» выпускалось в ограниченном количестве, а «Панцерфаустом» можно было попасть по танку с расстояния 30 метров, не более. Здесь надо отметить, что с января 1945 года наши танки стали сопровождать специальные стрелки, главная задача которых стала защита от «Панцерфаустов».

По признанию самих немцев, для них стало шоком производительность советского военно-промышленного комплекса. Недостаток рабочей силы на наших заводах компенсировался автоматизацией и механизацией производства. Немцы подсчитали, что плотность советской артиллерии выросла с 300 орудий на километр в Сталинградском сражении до 620 орудий под Берлином, а плотность танков увеличилось с 60 единиц на один километр фронта под Курском до 220 – в Германии. Так был разрушен стереотип об интеллектуальном превосходстве немецких ученых и инженеров над русскими. Промышленность всей Европы не могла конкурировать с советскими оружейными заводами, расположенными в основном на Урале.

Особую ненависть немцы испытывали к партизанам. Их влияние на ход многих сражений трудно переоценить. В июле 1943 года на станции Осиповичи были взорваны эшелоны с новейшими танками «Тигр». Народные мстители смогли задержать переброску стратегических немецких резервов в район сражения на Курской дуге. Для борьбы с партизанами немцы формировали истребительные команды из 40-60 человек, с крайне низкими моральными качествами. «Лучшими бойцами в борьбе с партизанами чаще всего бывали так называемые «отчаянные» солдаты, в характеристиках которых можно было найти замечание «не поддающийся воспитанию», — вспоминал Миддельдорф.

Стальные легионы: Красная армия за год до Победы

В мае 1944-го Красной армии ещё только предстояло прошагать « пол-Европы, пол-Земли». Впереди был долгий и трудный год боёв в Белоруссии, Прибалтике, Польше, Румынии, Венгрии и Восточной Пруссии. Какой же была Красная армия за год до Победы? Что сделало натиск советских стальных легионов неудержимым?

В мае 1944-го Красной армии ещё только предстояло прошагать « пол-Европы, пол-Земли». Впереди был долгий и трудный год боёв в Белоруссии, Прибалтике, Польше, Румынии, Венгрии и Восточной Пруссии. Какой же была Красная армия за год до Победы? Что сделало натиск советских стальных легионов неудержимым?

Читайте также  Концепция истории украины в украинских школах и вузах

Танковый меч Советского Союза

За год до Победы окончательно сложился элитный клуб советских вооружённых сил — ‘ title=>танковые армии. Хотя идеи были разные, реально до конца войны новых танковых армий не формировали. К весне 1944 года их было шесть штук, и с ними РККА дожила до мая 1945-го — с постепенным присвоением им гвардейских званий.

Точно так же осталось практически неизменным общее количество танковых и механизированных корпусов — 23 и 13 соответственно. К 1945 году прибавился только один мехкорпус.

Это были ресурсоёмкие формирования, в первую очередь по автотранспорту. Подвижность здесь была решающим фактором — предпочиталось держать нормально укомплектованные соединения и не плодить инвалидов с передвигающейся пешком « мотопехотой».

К слову, об автотранспорте. К весне 1944-го автопарк Красной армии составляли примерно полмиллиона автомашин всех типов — вдвое больше, чем на 22 июня 1941 года. Причём из 500 тысяч машин 75% были отечественного производства. Это ещё не было пиком подвижности советских войск — в 1945-м количество автомашин зашкаливало уже за 600 тыс. штук, в основном за счёт импортных, конечно.

Плечом к плечу с пехотой

Наличие элитного клуба как-то само по себе предполагает, что параллельно существует группа ремесленников, где высокое искусство не требуется.

Танковые войска Красной армии за год до Победы располагали — помимо армий и корпусов — массой отдельных танковых бригад и полков. Первых насчитывалось 70-80 штук, вторых — около сотни. Формально из этих бригад можно было сколотить ещё 25-27 танковых корпусов. Но этого не требовалось. Отдельные бригады и полки были при деле и занимались ‘ title=>непосредственной поддержкой пехоты. Давали « махре» бронеединицу, за которой можно идти в бой.

По графе « отдельные танковые полки» также проходили гвардейские полки тяжёлых танков ИС. С 1944 года до конца войны сформировали 43 таких полка. Ближе к концу войны ИС стали объединять в бригады.

В целом после метаний из крайности в крайность в 1941–1942 годах в СССР примерно поровну разделили танки между элитными самостоятельными соединениями и поддержкой пехоты. Той же концепции придерживались американцы, а немцы судорожно пытались удержаться от подпирания пехоты и в итоге разбазаривали танки из подвижных соединений.

Плюс самоходизация всей страны…

Если в июне ‘ title=>1941 года немногочисленные САУ в Красной армии нужно было искать днём с огнём в сараях с ушатанными вусмерть машинами, за год до Победы самоходки составляли уже значительную часть советской бронетехники.

Здесь показательно состояние войск летом 1944 года. Перед началом « Багратиона» из примерно четырёх тысяч танков и САУ четырёх фронтов ровно треть составляли самоходки. Перед Львовско-Сандомирской — из 2,5 тысяч задействованных боевых машин также ровно треть составляли САУ. Мы видим реальное соотношение танков и самоходок, которое теоретики и практики считали оптимальным.

Почему так поступали? Танкам нужна была поддержка меткими выстрелами из второй линии, пехоте — бронированный таран с мощными пушками в наступлении и защита от атак вражеских танков.

Логичным следствием наращивания доли САУ стало укрупнение их организации — от полков к бригадам.

В первые месяцы 1944 года формировались четыре самоходно-артиллерийские бригады СУ-76 ( 1122 человека, 60 СУ-76, пять танков управления и три БТР М3 « Скаут»). Некоторые из них успели принять крещение огнём в зимних боях. Ещё три такие бригады сформировали на ленд-лизовских машинах Т-48, у нас проходивших как СУ-57. В конце 44-го появились три бригады СУ-100, зажигавшие вскоре на озере Балатон.

Полки и бригады САУ были востребованы как в составе элитных танковых корпусов и танковых армий, так и в обычных общевойсковых армиях для поддержки пехоты в обороне и наступлении.

Вечно молодой бог войны

Ноу-хау советской артиллерии времён Второй мировой была её « модульность». Артполки для « модулей» появились после сокращения штатов стрелковых дивизий и изничтожения корпусных управлений летом 1941 года. Артиллерию в итоге последовательно концентрировали в подчинении верхних звеньев управления. Это позволяло, как из модулей, собирать артиллерийский кулак и наращивать количество артполков на направлении главного удара.

Осенью 1942-го для управления такими функциональными единицами стали создавать артиллерийские дивизии, а в декабре ввели в артдивизии « прокладку» из бригадного звена управления. В бригады собирали полки одного типа, например гаубицы или гаубицы-пушки. Всё это улучшало управление артиллерией.

Весной 1943 года последовал следующий шаг: артиллерийские дивизии объединили в корпуса. По штату в корпусе насчитывалось 244 орудия и 108 миномётов. На 1 мая 1944-го в Красной армии имелось шесть артиллерийских корпусов прорыва, 26 артиллерийских и семь миномётных дивизий.

Немцы пытались воспроизвести у себя этот опыт и создали на восточном фронте 18-ю артдивизию из разбитой танковой с тем же номером. Но попытка завершилась полным провалом.

Недостатком советских артиллерийских корпусов и дивизий оставались средства тяги. Тяжёлые орудия калибром 122 мм и более всю войну тягали в основном сельскохозяйственными тракторами со скоростью пешехода. От умчавшихся в прорыв войск они безнадёжно отставали.

« Пакфронт» имя его

Особняком в артиллерии стояли противотанковые бригады. Идея ещё довоенная, прошедшая через днище 1942-го с массой противотанковых ружей вместо пушек. За год до конца войны сложилась гармоничная истребительно-противотанковая бригада в составе двух полков на 76-мм пушках ЗИС-3 и одного полка на 57-мм пушках ЗИС-2 — по 20 орудий каждый. На 1 мая 1944 года в Красной армии насчитывалось 54 истребительно-противотанковые бригады.

Именно противотанковые бригады и отдельные противотанковые полки ( 130 штук на 1 мая 1945 года) создали знаменитый « пакфронт» — прочную противотанковую оборону, не насыщаемую массой танков, как немцы привыкли во времена блицкригов.

« Царица полей»

Теперь самое время нарисовать портрет пехоты, какой она была за год до мая 45‑го.

Стрелковые дивизии в Красной армии были двух типов — гвардейские и обычные. Гвардейская по штату насчитывала 10670 человек и была сильнее по станковым пулемётам, миномётам и 76-мм пушкам. « Максимов» на гвардию полагалось аж в полтора раза больше — 166 против 111.

Штат обычной советской стрелковой дивизии с изменениями на лето 1943 года предусматривал 9380 солдат и офицеров, 1048 пистолетов-пулемётов ППШ. За 1944 год произошёл качественный скачок, когда штатная численность « в ту сторону» зачастую решает исход скоротечной схватки. Чем же лучше метать свинец во врага — дробовиком или пистолетом-пулемётом?
‘ title=>пистолетов-пулемётов выросла до трёх тысяч штук на дивизию. В какой-то мере это закрепляло уже сложившуюся практику.

Реально уже весной 44-го дивизии в численности четыре-пять тысяч человек располагали 1200-1300 ППШ. Тактически это было хуже, чем несколько тысяч самозарядных винтовок и тысяча ППШ довоенного штата, но тотальная война — это тотальная война.

По факту стрелковые дивизии Красной армии в последний год войны насчитывали в лучшем случае 60-70% или даже половину штатной численности. Дивизии в пять-шесть тысяч человек были массовым явлением. Причина этого совсем не в нехватке людских ресурсов: призыв на освобождённой территории дал Красной армии « второе дыхание» как раз в 1944-м.

Возникает закономерный вопрос: почему не провели массовое расформирование недодивизий с обращением их личного состава на укомплектование остальных по штату?

Наиболее убедительной представляется « кадровая» версия. Никак нельзя было гарантировать правильного отбора генералов и полковников на должности командиров остающихся полновесных соединений. Массовое же понижение статуса привело бы к неизбежным трениям между старшими офицерами. Совсем ненужным, когда конец войны уже не за горами. Разумнее было оставить как есть. Все привыкли.

Долгое эхо Брусиловского прорыва

Пожалуй, ни одна операция не влияла так на отечественную военную мысль, как Брусиловский прорыв 1916 года. Привлекательная идея сковать резервы противника несколькими вспомогательными ударами волновала умы. Однако такой подход ослаблял направление главного удара. Поэтому, набив шишек в 1942–1943 годах, от такой практики отказались.

Ещё одна предвоенная идея, окончательно похороненная к весне 1944 года, — это рекомендуемая ширина участка прорыва. По предвоенным воззрениям считалось: нужно пробивать в обороне супостата брешь шириной около 30 км. Это — как думали — обеспечит прорыв от прострела с флангов. Практика, впрочем, показала, что опаснее огонь врага с фронта, в том числе противотанковых пушек. В итоге за ширину прорыва приняли 10-15 км. Это позволяло нарастить плотность стволов артиллерии. При успехе наступления брешь « сматывали» в сторону флангов, расширяя прорыв.

Вскоре Красной армии бросят новый вызов: летом 1944 года на Украине немцы опробуют новую технологию ухода из передовых окопов от удара советской артиллерии. Ответом станет « особый эшелон». Впереди ещё будут атаки в свете прожекторов, сверхмощные миномёты и массовое использование трофейных « фаустов».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: