Правый радикализм в россии (конец xix-начало xx вв.)

Правая политическая идеология в России конца XIX — начала XX: сущность и классификация Текст научной статьи по специальности « История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Суслонов Павел Евгеньевич

В статье рассматривается понятие и содержание идеологических концепций в правом политическом движении в России на рубеже XIX-XX веков, подчеркивается принципиальная противоположность правоконсерватизма и правоэкстремизма , выявляются политические ориентиры движения черносотенцев.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Суслонов Павел Евгеньевич

RIGHT POLITICAL IDEOLOGY IN RUSSIA IN THE END OF XIX — THE BEGINNING OF XX: ESSENCE AND CLASSIFICATION

The article deals with the notion and content of ideological concepts in the right-wing political movement in Russia at the turn of XIX-XX centuries; the fundamental opposition of right-wing conservatism and right-wing extremism is marked; political movement reactionaries orientations are identified.

Текст научной работы на тему «Правая политическая идеология в России конца XIX — начала XX: сущность и классификация»

Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история № 10 (50), 2015 г____________________

1.1. ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ ПОЛИТИКИ

ПРАВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ В РОССИИ КОНЦА XIX — НАЧАЛА XX:

СУЩНОСТЬ И КЛАССИФИКАЦИЯ

Суслонов Павел Евгеньевич

канд. филос. наук, доцент, заведующий кафедрой общественнонаучных дисциплин, ГАОУ ДПО Свердловской области «Институт развития образования» РФ, г. Екатеринбург Е-mail: dr.suslonow2010@yandex.ru

RIGHT POLITICAL IDEOLOGY IN RUSSIA IN THE END OF XIX — THE BEGINNING OF XX: ESSENCE AND CLASSIFICATION

candidate of Philosophical Sciences, Associate Professor, Head of Social and Scientific Disciplines Chair, SAEI CPE of the Sverdlovsk Region

“Institute of the Education Development”, Russia, Ekaterinburg

В статье рассматривается понятие и содержание идеологических концепций в правом политическом движении в России на рубеже XIX—XX веков, подчеркивается принципиальная противоположность правоконсерватизма и правоэкстремизма, выявляются политические ориентиры движения черносотенцев.

Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история ________________________№ 10 (50), 2015 г

The article deals with the notion and content of ideological concepts in the right-wing political movement in Russia at the turn of XIX—XX centuries; the fundamental opposition of right-wing conservatism and right-wing extremism is marked; political movement reactionaries orientations are identified.

Ключевые слова: правоконсерватизм; правоэкстремизм; революция; национализм; «Черная сотня».

Keywords: right-wing conservatism; right-wing extremism;

revolution; nationalism; “Black Hundreds”.

Правоконсервативные движения в XIX в. возникают практически во всех европейских странах как реакция на разрушительные тенденции, поражение Великой Французской революции. Идеологом данного движения можно назвать Клеменса Меттерниха, вдохновителя контрреволюционного союза европейских монархов (русского, прусского, австро-венгерского). Данное движение можно назвать национально-консервативным, т. к. под традиционными ценностями понимались национальные ценности.

Даже беглый взгляд на национально-консервативную модель говорит о ее принципиальном неприятии политического экстремизма. Поэтому совершенно справедливо в качестве актуальнейшего для современных историков и политологов ставил вопрос Митрополит Санкт-Петербургский Иоанн (Снычев): «Что послужило причиной вырождения национально-консервативной идеологии в агрессивное, бездуховное мировоззрение откровенного расизма и националистической нетерпимости?» [1, с. 67].

Этот вопрос является весьма актуальным как для российского, так и для европейского сообщества, поскольку национально -консервативные ценности все больше и больше овладевают умами и сердцами европейских и российских избирателей. Следует ответить на вопрос: где грань, отделяющая «здоровый» национализм

и патриотизм от политического правого экстремизма?

Нам представляется, что правоконсерватизм и правоэкстремизм, несмотря на сходство отдельных лозунгов и образов, — это две различные, совершенно не сводимые друг к другу политические доктрины. Они могут сосуществовать в рамках одного общества и традиции, но фундаментальные различия рано или поздно дадут о себе знать. Представители одной и той же традиции жестоко воюют друг с другом, взаимно обвиняя в вероотступничестве и заблуждениях.

Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история № 10 (50), 2015 г____________________

В России данное различие дало о себе знать в правом движении начала ХХ в. Произошло серьезное размежевание в правом стане на консерваторов-конституционалистов европейского типа (октябристы и кадеты) и праворадикалов-экстремистов (собирательное наименование — «Черная сотня»). В советской исторической литературе обычно педалировали только один аспект идеологии черносотенцев — антисемитизм, хотя он был далеко не единственным и не главным. Название «Черная сотня» очень точно обозначает социальный состав движения — общенародный и всесословный. В допетровской Руси черными сотнями называли «простой люд», податное тягловое население городских посадов. Подобная допетровская терминология символизировала оппозицию консервативно-бюрократическому государству, своеобразный «темный мужицкий демократизм». Поэтому видеть в черносотенцах только ксенофобов, антисемитов, шовинистов было бы ошибочно.

Черносотенное движение сочетало в себе национал-традиционализм со стремлением к удовлетворению потребности русского народа к социальной справедливости, к народовластию. В черносотенстве в равной степени воплотились и ультранационализм, и антикапитализм с антибюрократизмом. Среди требований Союза русского народа (СРН) были ограничение рабочего дня, государственное страхование рабочих, выделение дешевых предметов крестьянского хозяйства, предоставление каждому сельскому жителю минимума земли. Современники отмечают сходство тогдашних русских левых и правых радикалов: «Крайне правое крыло этого движения (СРН) усвоило себе почти те же приемы пропаганды, какими пользовались партии революционные. Разница была лишь в том, что одни обещали массам насильственное перераспределение собственности именем самодержавного царя, как представителя интересов народа и его защитника от угнетения богатыми, а другие — именем рабочих и крестьян, объединенных в демократическую или пролетарскую республику» [2, с. 290].

Представляется, что неприязнь капитализма не была у черносотенцев чем-то случайным и конъюнктурным, исходящим из общей популярности в России того времени социалистических идей. По своему социальному составу черносотенцы не принадлежали к «бедным низам», но и не были буржуазией в чистом виде. Среди руководителей организации были врачи, журналисты, адвокаты, профессора, отставные военные. Основную же массу рядовых членов составляли мелкие трудящиеся собственники, представители традиционного сектора экономики, в равной степени страдающие

Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история ________________________№ 10 (50), 2015 г

и от конкуренции крупных предпринимателей, и от «левых» забастовок.

Русские праворадикалы начала ХХ в. тяготели к «национал-капитализму» — третьему пути в экономике, о чем пишет один из руководителей СРН А.А. Майков: «Признавая, однако, что без капитала невозможны ни промышленность, ни торговля, ни вообще какое бы то ни было хозяйство, черносотенники считают, что необходимо, чтобы капитал занимал служебное относительно народа и государства положение, но не являлся бы исключительной, движущей в государстве силой. Признавая полную несостоятельность борьбы с капиталом, проповедуемой анархистами-социалистами, стремящимися уничтожить всякую собственность и власть, черносотенцы признают, что исключительное господство капитала есть великое зло и считают, что только неограниченная царская власть способна охранять народ от чрезмерного гнета капиталистов» [3, с. 23].

Несмотря на ненависть по отношению к «левым», сами черносотенцы являлись сторонниками радикальных, революционных изменений в обществе. Массовые уличные выступления «черных сотен» начались как реакция на октябрьский манифест. В выборах в Думу черносотенцы участвовали для того, чтобы подорвать российский парламентаризм изнутри. «Черносотенники желают полного переустройства русской жизни, осуждают всю правительственную политику, как внутреннюю, так и внешнюю, всего последнего времени и желают самых коренных реформ. Но только они домогаются, чтобы реформы эти были произведены в духе русского народа, согласно с его историей, чтобы реформы явились естественным развитием всего созданного русским народом, а не являлись бы проявлением чуждых русскому народу учений и учреждений» [3, с. 30].

Черносотенцы отрицали принцип всеобщего равного избирательного права, настаивая на корпоративном устройстве высшего представительного органа страны (данная идея была развита в Европе в 20—40-е гг.) В состав Собора или Думы должны, по их мнению, входить только представители русского православного народа, инородцы же должны иметь своих особых представителей при Думе. Выборы должны производиться по сословному принципу, каждый думец должен представлять определенное сословие.

Русских праворадикалов начала ХХ в. в лице «Черной сотни» (СРН) можно рассматривать как предтечу, прообраз правоэкстремистского движения Г ермании и Италии 20—40-х гг. Но в целом СРН так и не смог создать законченной национал-социалистической политической модели. Это объясняется несколькими причинами. Во-первых,

Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история № 10 (50), 2015 г____________________

черносотенное движение не сумело полностью оторваться от своих консервативных корней. Верность традиционным формам политической жизни в лице самодержавия не позволяло признать факт глубокого кризиса романовской династии как политического клана. Также, на наш взгляд, черносотенцы не сумели, в отличие от леворадикалов, использовать потенциал народного стремления к социальной справедливости, к радикальному переустройству отношений собственности. Во-вторых, несмотря на «фирменный знак» СРН — ярый антисемитизм, черносотенцы в целом не создали четкой национальной программы (конструктивного или деструктивного плана). Возможно, это следствие русской ментальности, что является темой отдельного исследования.

1. Митрополит Иоанн. Самодержавие духа. Очерки русского самосознания. — СПб.: Издательство Л.С. Яковлевой, 1994 — 352 с.

2. Леонтович В.В. История либерализма в России. 1762—1914. М., 1995. — 445 с.

3. Майков А.А. Революционеры и черносотенцы. СПб., 1907. С. 23. — 45 с.

Этапы формирования и основные концепции радикальной идеологии XIX века в России

Содержание.

2. Этапы формирования и основные концепции радикальной идеологии XIX века в России…………………………………………………С. 4 — 8

4. Список использованных источников и литературы………………..С. 11

Введение.

Этапы формирования и основные концепции радикальной идеологии XIX века в России.

В истории радикального направления второй половины XIX века исследователи выделяют три этапа: 60-е гг. – складывание революционной –демократической идеологии и создание тайных разночинских кружков; 70-е гг. – оформление народническогонаправления и деятельность организаций революционных народников; 80 – 90-е гг – активизация либеральных народников и начало распространения марксизма, на основе которого были созданы первые социал-демократические группы.[2]

Наиболее сплоченной группы противников царизма в России были революцонеры-разночинцы, пришедшие на смену дворянам-революционерам первой половины XIX века. Разночинцы выходцы из различных сословий: духовенства, купечества, мещанства, мелких чиновников[3].

До 1860-х годов отечественный радикализм развивался в русле общедемократической идеологии, в дальнейшем идейно-политической основой радикализма становится его ориентация на народную (крестьянскую, пролетарскую) революцию.

Связано это было с тем, что долгожданное освобождение крестьян, состоявшееся 19 февраля 1861 года, и последующие реформы не принесли с собой в среду российской разночинской интеллигенции и широких народных масс ни успокоения, ни оптимистических настроений и надежд на будущее. Напротив, всюду увеличилась напряженность. Она была вызвана в первую очередь всеобщим настроением, всеобщей духовной атмосферой, которая существовала в обществе.

Читайте также  Самые знаменитые военачальники армии антанты

Родоначальниками теории «русского социализма» А. И. Герценом и Н. Г. Чернышевским были сформулированы основные положения народнической идеологии. Народничество – направление общественной жизни и общественное движение, значительное влияние на которое оказали идеи Ш. Фурье, П. Ж. Прудона, К. А. Сен-Симона, Р. Оуэна. Народничество основано на следующих положениях: капитализм – это упадок и регресс; можно сразу построить справедливое общество – социализм, минуя капитализм; при этом важная роль отводилась общине, лидеры народников считали общину идеалом общественного устройства.

Революционное направление сформировалось вокруг журна­лов «Современник» и «Отечественные записки», которыми ру­ководил В. Г. Белинский при участии А. И. Герцена и Н. А. Не­красова. Сторонники этого направления также считали, что Россия пойдет по европейскому пути развития, но, в отличие от либералов, полагали, что революционные потрясения неизбежны[4].

До середины 50-х гг. революция была необходимым усло­вием отмены крепостного права и для А.И. Герцена. Отмеже­вавшись в конце 40-х гг. от западничества, он пришел к идее» русского социализма «, который основывался на свободном разви­тии русской общины и артели в соединении с идеями европей­ского социализма и предполагал самоуправление в общегосудар­ственном масштабе и общественную собственность на землю.

Сторонником стихийного развития и безгосударственного устройства общества был М. А. Бакунин (1814 – 1917) – бунтарское или анархистское направление народничества. Революционер европейского масштаба, деятель I Интернационала, участник революций 1848 – 1849 гг., он предложил модель безгосударственного социализма, которая основывалась на федерации построенных «вниз вверх» свободных организаций: рабочие ассоциации, общины, волости, области, народы. Бакунин выступал за крестьянскую революцию, к которой крестьяне якобы были готовы, — необходимым был только толчок. Расчет делался на революционную интеллигенцию, и тогда крестьянский бунт уничтожил бы самодержавие и привел к победе социализма[5].

Главная работа, в которой Бакунин изложил свои взгляды «Государственность и анархия». Его учение, получившее название анархизма, безвластия, возрождало древнее противоречие идеалов общины и государственной власти. Бакунин требовал немедленного уничтожения государства и вечевой демократии снизу доверху.

Сторонник пропагандистского направления П. Л. Лавров (1823 – 1900), преподаватель математики в венных заведениях, полковник, член «Земли и воли», редактор журналов «Вперед!» и «Вестник «Народной воли». Он считал, что для осуществления революции нужна долгая пропагандистская работа, чтобы большинство народа осознало и одобрило принципы будущего строя и необходимость революции. Однако, по его мнению, массы народа инертны. Чтобы начать революцию, нужны критически мыслящие личности, интеллигенты, мученики, о которых народ слагал бы легенды. Они должны соединить современные демократические идеи и тягу крестьян к справедливости, проложив тем самым дорогу к социальной революции. Именно на изменение строя общества, а не формы политической власти обращал внимание Лавров.

Ткачев П. Н. (1844 – 1885) – теоретик заговорщического направления народничества, из дворян, окончил Петербургский университет, сотрудничал во многих журналах. С 1873 года издавал журнал «Набат». Как и Лавров, Ткачев подчеркивал роль активного меньшинства в революции. Но основную цель он видел не в подъеме крестьянских масс на революционную борьбу, а захват государственной власти сильной подпольной организацией революционеров. Лозунгу социальной революции он противопоставил лозунг политической революции, создания нового, революционного государства, которое возьмет в свои руки промышленность, банки, транспорт, средства связи. Ткачев был прагматиком, он скептически относился к идее о добром и разумном человеке, предпочитая надеждам на человека силу власти. Он был прямым противником анархизма. Многие его идеи позднее проявились в практике народовольцев и большевиков.

Народнические кружки начала 60-х гг. XIX века пропагандистскую работу и использовали политический террор. Кружок Н. А. Ишутина организовал переплетную артель, швейную мастерскую. В 1866 г. член организации Д. В. Каракозов совершил покушение на императора Александра II. Он был схвачен на месте преступления, а организация «ишутинцев» разгромлена[6].

В конце 60-х гг. XIX века бывший учитель С. Г. Нечаев (1850 – 1881) создал тайную организацию под символическим названием «Топор, или Народная расправа» (1869). В составленном им «Катахезисе революционера» насилие рассматривалось как главный способ достижения победы революции. Члены общества должны были во имя революции отказаться от всех моральных норм, исповедуя правило: «Цель оправдывает средство»[7]. Отвергая общественный порядок, они отказались от родственных чувств, дружбы и любви радии идеи революции. В их глазах лишалась цены сама человеческая жизнь. Этим стирались границы между революционной борьбой и преступлением, во многом предвосхищалась практика большевизма.

Идеология народничества оказала влияние на практику движения. В 1874 году осуществляется так называемое «хождение в народ» для пропаганды социалистических идей и подготовки крестьянского восстания. «Хождение в народ» показало, что крестьяне не стремятся к революции. Напротив, они сами помогали арестовать «смутьянов», «врагов» царя. Часть народников такое поведение толкнуло назад, к террористической борьбе.

В 1876 году возникает народническая организация «Земля и воля». В результате общего кризиса народничества и внутренних разногласий «Земля и воля» распадается на две организации: «Народную волю» (А. И. Желябов, А. Д. Михайлов, С. Л. Перовская) и «Черный передел» (Г. В. Плеханов, В. Н. Игнатов, О. В. Аптекман). После убийства Александра II народнические организации были практически разгромлены, а идеология народничества находилась в глубоком кризисе[8].

В целом можно сказать, что народничество исчерпало свою революционность и было идейно разгромлено марксизмом. С начала пролетарского этапа ведущая роль в освободительном движении перешла к рабочему классу во главе с марксистско-ленинской партией. В движении народничества участвовали представители многих национальностей России, идеология народничества своеобразно преломлялась в условиях различных национальных районов страны. Оно оказало влияние на развитие литературы (Н.А. Некрасов, Г.И. Успенский, Н.Н. Златовратский и др.), живописи (передвижники), музыки (композиторы «Могучей кучки»), историографии (В.И. Семевский, А.Я. Ефименко и др.), экономической науки (земская статистика) и др.

5 книг о том, как устроен правый радикализм в Европе и России

Определяя современный правый радикализм, иногда говорят о «крайне правых». Это зонтичный термин, включающий в себя самые разные группы, движения, политические партии — от неофашистских до правопопулистских.

Начиная с конца 1990-х правый радикализм в современной Европе стал важным феноменом. Во многих странах праворадикальные партии являются по значимости третьими, вторыми или даже первыми. В некоторых странах правые радикалы входят или входили в коалиционные правительства: например, в Австрии праворадикальная Партия свободы была частью правительства в 2017–2019 гг., а в Италии праворадикальная «Лига севера» была в коалиционном правительстве в 2018–2019 гг. В некоторых странах даже установился праворадикальный режим — например, в Венгрии под руководством Виктора Орбана и его партии «Фидес».

То есть если в 1990-х исследователи пугали возможностью усиления праворадикальных партий, то сейчас это уже свершившийся факт. Крайне правые стали частью нормальной политической жизни европейских стран. Процессы идут самые различные, но можно утверждать, что по сравнению с теми же 1990-ми крайне правые во многих странах стали более умеренны, осознав, что сложно играть значимую роль в политической жизни, оставаясь явными антисемитами или расистами. Классический пример такой трансформации — французская партия «Национальный фронт». Она создавалась как правоэкстремистское объединение, затем стала более умеренной. А в конечном итоге случился переворот в стиле греческой драмы: создатель партии Жан-Мари Ле Пен был изгнан собственной дочерью Марин Ле Пен, партию переименовали в «Национальное объединение» и она стала еще более умеренной.

В моей академической подборке нет русских изданий, и я объясню почему. На подобные исследования ни в России, ни в Украине нет денег. Если речь о диссертациях, то их приходится писать, опираясь на монографии других авторов на ту же тему. Очень редко исследования проводятся на оригинальном материале. Делать поле, интервью, ездить по странам Европы практически невозможно из-за отсутствия ресурсов. Предложу самокритику: моя первая монография «Новые праворадикальные партии в европейских демократиях: причины электоральной поддержки» (Штутгарт: ibidem Verlag, 2010) в значительной степени опирается на исследования европейских ученых. И я, конечно, не исключение.

Вместе с тем информационно-аналитический центр «Сова» продолжает делать хорошие обзоры по правому радикализму именно в России, но сейчас интенсивность их работы снизилась. Умер политолог Владимир Прибыловский, руководивший центром «Панорама», который сотрудничал с «Совой». Саму «Сову» признали «иностранным агентом», что наверняка сказалось на финансировании. Если кто-то интересуется именно российскими крайне правыми, то рекомендую обратить внимание на работы французской исследовательницы Марлен Ларюэль — например, на книгу Russian Nationalism: Imaginaries, Doctrines, and Political Battlefields (Лондон: Routledge, 2019).

Начать нужно с исторической книги Роджера Гриффина «Модернизм и фашизм». Хотя большинство праворадикальных партий, которые участвуют в политическом процессе европейских стран, не являются фашистскими, важно понимать их идеологические истоки. Основная идея Гриффина заключается в том, что фашизм — один из трех модернистских политических проектов будущего, существовавших в начале XX века. Вторые два — это коммунизм и либерализм. Каждый из них предлагал свою версию модернизма, свою версию современности.

Когда мы говорим о неофашистах или неонацистах, мы не подразумеваем, что эти люди зовут к новому проекту будущего. Они заимствуют у Третьего рейха и Италии Муссолини отдельные идеологические элементы — расизм либо революционный национализм. Сами проекты не проговариваются, хотя их влияние чувствуется — в отношении к нации, расе или этническому объекту.

Книга The Darkest Sides of Politics состоит из двух томов, но для нашей темы важен первый, в котором Бейл наглядно демонстрирует развитие правого радикализма (в частности, неофашизма) сразу после окончания Второй мировой войны.

Фашизм потерпел военное поражение во Второй мировой, но крайне правые идеологии и движения сохранились — прежде всего в Западной Европе. Они приняли три формы.

Первая форма — это маленькие группы, очень часто андеграундные, которые поддерживали, скажем так, «пламя истинного фашизма»; многие из них были запрещены, особенно в Германии. В других странах к ним относились терпимо, даже в Италии, где никакой денацификации и дефашистизации по сравнению с Германией и Австрией не произошло. Такие группы не стремились участвовать в политике, поскольку понимали, что для этого они слишком радикальные и экстремистские.

Вторая форма — праворадикальные партии, которые были вынуждены умерить пыл, максимально перевести свою риторику и идеологию на язык либеральной демократии, чтобы участвовать в публичной политике.

Третья форма — это Новые правые, которые появились в конце 1960-х. Они исповедовали метаполитический принцип отказа от участия в политике и, следуя принципам Антонио Грамши, человека из противоположного политического лагеря, стремились влиять на культуру. Для этого явления есть термин — «правый грамшизм», согласно которому для успешной фашистской революции необходимо сначала подготовить общество с культурной точки зрения.

Читайте также  Стодневное наступление стран антанты – 1918 год

Бейл в своей книге показывает, как европейские государства, их спецслужбы манипулировали крайне правыми, использовали их для борьбы с левыми, с политическими конкурентами мейнстримных партий. Например, во время холодной войны в НАТО была разработана операция «Гладио». В ее фундаменте лежал страх, что СССР нападет на Западную Европу и основное сопротивление против советской агрессии будет происходить «в лесах» — в форме партизанского движения. Была разработана идея «Stay Behind Network»: в гипотетическом тылу, на оккупированных Союзом территориях, должны были быть активированы группы, которые продолжали бы сопротивление. Очень часто для их создания использовались неофашисты как наиболее антикоммунистически настроенные элементы.

Как в прошлом, так и сейчас мы часто видим, что подобные группы выходили из-под контроля: их вооружали для одних целей, а они начинали использовать свой потенциал в других целях. В этом отношении можно провести параллель с историей возникновения афганского Талибана из групп муджахедов, которым оказывали поддержку, например, США.

Голландский политолог Кас Мудде написал, пожалуй, лучшую работу по феномену праворадикальных популистских партий. Это не неофашисты, не Новые правые, а именно третья форма крайне правых партий, которая сейчас наиболее успешна электорально. Примеры — «Партия свободы» в Австрии, (ныне бывший) «Национальный фронт» во Франции, «Фламандский интерес» в Бельгии, «Лига севера» в Италии и другие.

Книга дает фундаментальное понимание причин поддержки этих партий в Европе, здесь же приводится важное определение праворадикализма как идеологической комбинации авторитаризма, нативизма и популизма. Это основополагающий труд, после которого написать что-то лучше, наверное, вряд ли получится. Можно говорить о новых партиях, можно говорить об удачном или неудачном опыте работы праворадикальных партий в правительствах, но основы того, как это работает, описаны в книге Каса Мудде.

Следующие две книги могут быть особенно интересны российским читателям. Начну с работы Роберта Хорвата, который изучал и советское диссидентское движение, и путинский режим. В своей последней книге он рассказывает о том, как в нулевых годах администрация Путина использовала российских правых экстремистов, неофашистов, неонацистов для достижения своих политических целей. Проект можно условно назвать «Управляемый национализм». С одной стороны, он был нацелен на то, чтобы взять под контроль экстремистские группировки, которые государство долгое время просто игнорировало, что приводило к десяткам убийств в год. С другой стороны, Кремль хотел, чтобы те же самые националисты помогали дискредитировать легитимную оппозицию путинскому режиму.

И вновь мы видим сюжет: некие силы пытаются использовать правых радикалов для дискредитации или борьбы с другими политическими силами, своими конкурентами. Эта история проходит красной линией через весь послевоенный политический опыт праворадикальных движений. Несмотря на серийный опыт манипуляций, это не означает, что у крайне правых нет своей субъектности.

Поясню на внероссийском примере. Подъем крайне правой партии «Национальный фронт» состоялся во Франции в 1980-х годах. Почему он произошел? Тогдашний президент Франции Франсуа Миттеран, который был представителем социалистической партии, стремился ослабить своих оппонентов правоцентристов-консерваторов. Каким способом он этого добился? Предоставил больше телевизионного времени маленьким партиям, включая «Национальный фронт», который мог черпать свой электорат из разочаровавшихся сторонников правоцентристов. Соответственно, рост «Национального фронта» привел к тому, что у консерваторов стало меньше голосов. То есть у «Национального фронта» есть своя субъектность, но без поддержки более значимых политических сил, они бы вряд ли добились того, чего они добились. Здесь тоже можно говорить о выходе из-под контроля, ведь политтехнология, которую использовал Миттеран, в конечном итоге привела к тому, что представители «Национального фронта» уже дважды в истории оказались во втором туре президентских выборов, где социалистов как раз не было.

Без поддержки более значимых сил многие крайне правые остаются в террористическом подполье и используются для других, неполитических целей. Так, в Украине, например, Виктор Янукович, его партия и структуры, поддерживали крайне правую партию «Свобода» для дискредитации легитимной национал-демократической оппозиции Януковичу. Сейчас «Свобода» почти полностью утратила всякую поддержку, потому что исчезла фигура (собственно, Янукович), вокруг противостояния которой пестовался ее имидж.

В своей книге я пишу о взаимоотношениях между самыми различными российскими деятелями, структурами и крайне правыми на Западе. В этих взаимоотношениях также есть элемент манипуляции. С моей точки зрения, Кремль ведет с Западом информационную войну, которая на Западе воспринимается как война политическая, а в самом Кремле считается контратакой на действия Запада, который якобы ведет политическую войну против России. Иными словами, Кремль считал и считает, что Запад поддерживает сепаратизм в российских регионах или экстремистские движения в России и российская поддержка крайне правых на Западе — это зеркальное отображение того, что Запад, как считают в Кремле, делает по отношению к России.

Российскую поддержку европейских крайне правых можно разделить на три основные составляющие. Первая — это медиаподдержка: Москва предоставляет правым радикалам информационную платформу, которую они не имеют в своих собственных странах. Это важнейший тип поддержки, учитывая значимость информационных операций для успеха в политике. Вторая составляющая — политическая: через личные встречи российских официальных лиц с праворадикальными политиками или официальные высказывания Кремль посылает избирателям сигналы о том, что Россия поддерживает определенные партии. Третья составляющая — финансовая. В моей книге немного сказано о финансовых аспектах поддержки, но это самый сложный аспект для исследований — скорее, даже расследований. В конечном итоге это не дело политолога — проводить подобные расследования. Говоря об этом аспекте поддержки европейских крайне правых, я ссылаюсь на журналистские расследования. Явных случаев финансовой поддержки мы знаем не так много: например, банковский займ на девять миллионов евро для Марин Ле Пен в 2014 году.

Общественное движение России конца 19 века

Общественно-политическое движение в конце 19 века в России имело следующие направления:

  • Традиционализм (консерватизм). Всесторонняя поддержка действующей власти по принципу «жить, как жили всегда».
  • Либерализм. Реформирование страны на западный лад.
  • Народничество. Хотели изменений в стране, но часто действовали радикально, выступая за убийство чиновников (революции).
  • Анархизм. Выступали против эксплуатации человека человеком.
  • Марксизм (социал-демократизм). Говорили о гибели капиталистического уклада мира, заменить который должен был социализм.

Остановимся более подробно на каждом из этих течений, поскольку в совокупности они формировали социальный и политический фон страны.

Таблица: Общественное движение в России в конце 19 века
Направление Разветвления Представители
Традиционализм Государственный консерватизм Константин Победоносцев, Михаил Катков, Владимир Мещерский
Религиозно-философский Константин Леонтьев, Лев Тихомиров
Новое славянофильство Николай Данилевский, Николай Страхов
Либерализм Земский Иван Петрункевич
Интеллектуальный (профессорский) Петр Шереметьев, князья Трубецкие, князья Долгорукие
Народничество Революционное П.Ф.Якубович, П.В.Шевырев,
Либеральное Николай Михайловский, Василий Воронцов, Сергей Кривенко, Сергей Южаков
Неореволюционное Виктор Чернов
Анархизм Революционный Петр Кропоткин, Михаил Бакунин
Мирный Лев Толстой
Марксизм (социал-демократы) Легальные Петр Струве, Николай Бердяев, Сергей Булгаков
Революционные Владимир Ленин, Георгий Плеханов, Вера Зусилич

Традиционализм

Традиционализм пережил свою высшую точку в период правления императора Александра 3. Во многом это стало реакцией на предыдущие годы правления, когда излишний либерализм привел к росту революционного движения в России. Особенно сильным оно было в 70-ые годы 19 века.

Представители традиционного общественного движения характеризовались строгой приверженность идеалам власти, политическим консерватизмом, сохранением текущих духовных и моральных ценностей общества. Основная задача традиционных партий и учреждений заключалась в том, чтобы создать в России такую социальную базу, которая защитит страну от любых политических потрясений, а также от любых попыток изменения социальной структуры общества. Иными словами речь идет о сохранении стабильности любой ценой, даже когда это запрещает логичное и необходимое развитие определенных отраслей и направлений.

Выделяются 3 основные течения традиционализма в российском общественно-политическом движении конца 19 века:

  1. Государственный консерватизм. Ярчайшим представителем этого направления являлся обер-прокурор святейшего Синода Константин Победоносцев. Основные задачи государственного консерватизма были изложены в «Московском сборнике», изданном в 1896 году. Этот трактат в основном критиковал демократию, отмечая: власть народу может принадлежать только в небольшом обществе, власть народа в России является фикцией, свободной прессы существовать не может, поскольку так или иначе она будет зависеть от частного капитала, процветание России возможно только при укреплении власти императора и при укреплении православной веры.
  2. Религиозно-философский традиционализм. Представители этого общественного движения были убеждены, что современные цивилизации обречены, и что единственный путь к созданию лучшего мира заключается в создании новой славяно-византийской цивилизации, которая будет основываться на принципах православия и консерватизма пролетариата. Величайший представитель этого направления: Константин Леонтьев, издавший в 1875 году трактат «Византизм и славянство».
  3. Новое славянофильство. Представители этого направления были в основном философы и литературы. Они говорили о полном отрицании западной цивилизации, как в виде социализма, так и виде капитализма. Кроме того новые славянофилы говорили о том, что Россия обладает уникальной историей и культурой, а также уникальными религиозно-нравственными ценностями, которые являются благом для всех, и которые позволят создать новый лучший мир, или, как говорили представители новых славянофилов, «царство Божье на Земле».

Несмотря на то, что идеи традиционализма достаточно хорошо воспринимаются обществом, данные общественные организации успеха не достигли, поскольку были гораздо менее организованы, чем, например, либеральные организации. Представители традиционализма несколько раз пытались создать политические организации, но каждый раз это заканчивалась неудачей.

Священная дружина

В марте 1881 года была создана тайная традиционная монархическая организация под названием «Священная дружина». Деятельность данной организации до сих пор мало изучена историей. Считается, что ее руководителями были Граф Шувалов, министр императорского двора Воронцов-Дашков, генерал губернатора Москвы князь Долгоруков, Витте, министр внутренних дел граф Игнатьев, обер прокурор святейшего Синода Победоносцев. По некоторым данным членами организации были Владимир и Алексей Александровичи, великие князья династии Романовых.

«Священная дружина» это классический пример того, как ограниченность мышления традиционного течения не позволяет донести эти идеи до широких масс. Одна из причин, почему традиционные организации не смогли проявить себя, заключается в том, что согласно манифесту «Священной дружины» организация должна была решать следующие задачи:

  • Создание крестового похода против врагов России и текущего порядка. Это был ответ народничеству. Для достижения этих целей использовались те же методы что и у народников — террор.
  • Стремление натравить революционные организации друг на друга.

Эти цели показывают, что «Священная дружина» не стремилась что-либо созидать, а только стремилась мешать другим. Это одна из причин, почему деятельность традиционной организации провалилась. Важно отметить еще один факт — именно с этой организации началась головокружительная карьера Витте.

Читайте также  Сближение ссср с францией и англией в 1934 г.

Либеральные организации конца 19 века

Либерализм, как общественно-политическое движение в конце 19 века в России, развивался в двух основных направлениях:

  • Интеллектуальный
  • Земский

Изначально наибольшую власть имели земские либеральные движения, пик могущества которых пришелся на период с 1878 по 1882 годы. В этот период было создано общество «Земского союза и самоуправления», а также направленно 50 ходатайств на имя императора, в которых предлагалось при земствах создать дополнительный народный орган контроля. После убийства Александра 2 земский либерализм практически полностью исчез.

Ему на смену пришел либерализм интеллектуальный. Его представителями были видные историки, юристы, экономисты, философы своего времени. Основное направление деятельности этого движения заключалась в создании независимой и демократичной судебной системы, а также эффективной работе органов городского и земского самоуправления.

Интеллектуальный либерализм в основном функционировал вокруг Вольного экономического общества и Русского юридического общества. Организации пытались донести свою идею до масс, в частности публикуя различные газеты и журналы, среди которых можно выделить «Вестник Европы», «Русская мысль» и «Русские ведомости». К концу 19 века либеральные организации создали кружок «Беседа», который состоял из 50 видных дворян Российской Империи, среди которых было 9 князей, 8 графов и 2 барона.

Народничество

Народничество, как элемент общественно-политической мысли России в конце 19 века подразделялся на 3 направления:

  • Революционное народничество.
  • Либеральное народничество.
  • Революционное народничество.

Изначально наибольшей властью пользовались организации революционного народничества. Однако, после убийства Александра 2 эти организации либо начали распадаться, либо значительно утрачивали свою власть. Им на смену пришло либеральное народничество. Внутри них шла борьба между, так называемыми, «западниками» и «почвенниками». Однако, несмотря на эту борьбу, народники были едины с тем, кто является их главным политическим оппонентом — либералы. Отличие либерального народничества от революционного заключается в стремлении отказаться от террора. В истории либеральное народничество известно как «теория малых дел». Они вели каждодневную работу для того, чтобы донести свои идеи до простых людей, то есть до крестьян.

Анархисты

В общественных движениях России конца 19 века можно выделить 2 основные группы анархистов: революционные и мирные. Лидером революционного анархизма выступал Пётр Алексеевич Кропоткин. Основная идея революционного анархизма заключалась в уничтожение государства как структуры, а также в уничтожении любой системы, практикующей эксплуатацию человека. Князь Кропоткин полагал, что уничтожить государство возможно только социальной революцией. После нее должны были сформироваться федерации трудовых коллективов, а также объединения людей с общей целью и идеей. Эта идеология в дальнейшем трансформировалась в 4 направления:

  • Анархизм «коммунизм». Выступали за активную стадию народной революции. Представитель — Кропоткин.
  • Анархизм «синдикализм». Пытались совместить идеи уничтожения государства с идеями создания кооперативов и коопераций. Представитель: Кирилловский.
  • Анархисты «индивидуалисты». Выступали за свободу личности, которая никем и ничем не ограничена. Представители: Городецкий и Паровой.
  • Анархисты «безначальщины». Предполагали наличие террора важнейшим фактором при образовании государства. Представители: Махно, Романов.

Идейным вдохновителем мирного анархизма был Лев Николаевич Толстой. Он говорил о том, что власть и государство должны трансформироваться с точки зрения принципов религии раннего христианства, а также на принципе русских духоборов. Духоборы ранее проповедовали принципы равенства, полного отсутствия насилия, а также отречения личности ради достижения духовного идеала. Идеи выражены в знаменитом произведении «Учение о непротивлении злу насилием».

Марксисты или социал-демократы

Идейным лидером марксизма считается Карл Маркс, который в 1867 году издал свой знаменитый труд «Капитал». В этом труде с точки зрения теории описывается гибель капиталистической системы мира, а также создание новой социалистической или пролетарской системы. В марксизме Российской Империи принято выделять следующие основные течения:

  • Легальные марксисты. Они пересмотрели труды Маркса и отвергли идею диктатуры пролетариата, а также идеи обреченности капиталистической системы уклада мира.
  • Революционные марксисты. У них принято выделять 2 крыла: умеренные марксисты и радикальные марксисты. Первые считали социалистическую форму правления в России возможной, но в отдаленной перспективе, поэтому радикальных шагов здесь и сейчас, по их мнению, предпринимать не стоило. Вторые были уверены, что социалистическую форму правления в России можно создать достаточно быстро, поэтому нужно действовать здесь и сейчас. Активно продвигал эту идею Владимир Ильич Ленин.

В последней четверти 19 века активно формируются марксистские общественные движения России, которые сыграли значительную роль в последующих событиях 1917 года.

Радикальное течение общественной мысли в России в к. XIX – н. ХХ вв.

Радикальное направление общественного движения в России во второй половине XIX в. было представлено выходцами из разных слоев общества, которые стремились представлять интересы рабочих и крестьян.

Особенности российского радикализма:

· значительное влияние на его развитие оказывала реакционная политика правительства (полицейский произвол, отсутствие свободы слова, собраний и организаций);

· в самой России могли существовать только тайные организации;

· теоретики радикалов, как правило, были вынуждены эмигрировать и действовать за границей. Это способствовало укреплению связей русского и западно-европейского революционных движений.

Наиболее сплоченной группой противников царизма в России были революционеры — разночинцы(разночинцы — выходцы из различных сословий: духовенства, купечества, мещанства, мелких чиновников). Идеологической основой их движения был «нигилизм» как направление общественной мысли начала 60-х годов.

В качестве идеологов нигилизма на рубеже 50 – 60-х гг. воспринимались Н.Г. Чернышевский и Н.А. Добролюбов, а в середине 60-х гг. – Д.И. Писарев.

Главным мотивом в деятельности нигилистов стало отрицание:

· действующих норм морали, культурных и эстетических ценностей, которые объявлялись ложными;

· исторического опыта России, поскольку он не содержит в себе «положительных начал» для разрешения стоящих перед Россией вопросов;

· исторического опыта Запада, поскольку он привел к «страданиям пролетариата» и кризису в социальных отношениях более тяжелому, чем в России.

В конце 1869 г. соединение нигилистических представлений с кругом идей «русского социализма», родоначальниками которого были А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский, привело к появлению такого крупнейшего явления в общественной жизни, как народничество. Народничество— направление общественной мысли и общественное движение, основанное на следующих положениях: 1) капитализм (в том числе в России) — это упадок, регресс: 2) можно сразу построить справедливое общество — социализм, минуя капитализм: при этом важная роль отводилась общине (лидеры народников считали общину идеалом общественного устройства).

К началу 70-х гг. XIX в. среди русских социалистов существовало три наиболее популярные теории, олицетворяемые известными деятелями революционной среды: М.А.Бакуниным (проповедник теории разрушения государства, полностью отрицал возможность использования в «целях трудящихся парламентаризма, свободы печати, избирательной процедуры. Не принимал он и теорию о ведущей роли пролетариата в революции, возлагая надежды на крестьянство, ремесленников, люмпенов), П.Л Лавровым (социальную революцию должно осуществить крестьянство. Однако эту революцию надо готовить путем «развития научной социальной мысли в интеллигенции и путем пропаганды социалистических идей в народе») и П.Н. Ткачёвым (Общественный процесс необходимо ускорить, так как народ не способен на самостоятельное «революционное творчество». В отличие от Лаврова Ткачёв утверждал, что не просвещение и революционная пропаганда создадут условия для революции, а сама революция явится мощным фактором революционного просвещения).

Бывший учитель С.Г. Нечаев создал тайную организацию под символическим названием «Топор, или «Народная расправа» (1869). В составленном им «Катехизисе революционера» насилие рассматривалось как главный способ достижения победы революции. Члены общества должны были во имя революции отказаться от всех моральных норм, исповедуя правило «Цель оправдывает средства».

Социально – политические исследования в СССР в 1920 – 1930 гг.

Революция 1917 г. породила новую соци­альную и политическую реальность, новые социальные и политические практики, в которых уже не было место социологии как науке. Новые правящие элиты, в принципе, не нуждались ни в достоверном описании общества, ни в достоверном описании политики, и тем более сложив­шихся властных отношений. Вместо научного изучения конкретного общества и его общественных отношений, социального поведения лю­дей, политической деятельности, их интересовали вопросы идеологи­ческой и политической борьбы классов, проблемы мировой революции и мирового революционного процесса. На длительный исторический период развитие социологии в России было прервано.

В первые годы советской власти социологи П.Сорокин, Н.Кареев, В.Хвостов издали ряд монографий и учебных пособий. Однако осенью 1922 г. многие ведущие профессора-обществоведы были высланы из страны. В конце 1922 г. закрылись кафедры общей социологии во всех центральных университетах, а к концу 1924 г. прекратили существование все оппозиционные журналы. В конце 1920-х гг. завершилась деятельность Философского общества, Большой академии духовной культуры, Социологического общества и других независимых объединений обществоведов.

Утверждение «марксистско-ленинской теории» как базовой концептуальной структуры «интерпретации» политико-социо­логических проблем и лишение самостоятельности социоло­гических дисциплин

Приобретая академическую респектабельность и государственную поддержку, марксистская социология приспосабливалась к сложившемуся разделению научного труда в обществознании. Именно в начале 1920-х годов в марксистской литературе прочно

утвердился термин «социология», были изданы первые монографии, открылись учебные курсы. Это был период острых дискуссий по поводу социологического наследия Маркса– Энгельса –Ленина, содержания основных теоретических концепций марксизма и категорий исторического материализма. Популярность марксизма росла, в рамках марксизма формировались различные научные направления, из которых в самом общем плане можно выделить два: первое продолжало традицию формационного подхода

к истории общества (В.В. Адорацкий, С.В. Вольфсон, В.П. Волгин, С.А. Оранский и др.). Эти ученые рассматривали историю как череду закономерно сменяющих друг друга формаций. Другое направление акцентировало внимание на решающей роли революционно преобразующей практики и субъективных факторах исторического развития (А.А. Богданов и др.). Интерпретация марксистской теории общественного развития привела к разногласиям. Многие теоретики (А.А. Богданов, Н.И. Бухарин, Ю.К. Милонов и др.) были близки к идеям технологического детерминизма. Производительные силы понимались ими как конечная причина общественного прогресса. Особую популярность имели экономические интерпретации марксизма. Видный русский историк-марксист и советский политический деятель М.Н. Покровский писал: «“Экономическим”, или, иначе, “историческим” материализмом, называется такое понимание истории, при котором главное, преобладающее значение придается экономическому строю общества, и все исторические перемены объясняются влиянием материальных условий. ».

Дата добавления: 2018-08-06 ; просмотров: 476 ; Мы поможем в написании вашей работы!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: