Реформа русской армии при минихе

Онемечивание русской армии при Минихе

Это стало началом «онемечивания» армии, которое продолжалось вплоть до кончины Анны Иоанновны в 1741 г. Санкт-Петербург вновь стал столицей, и новая императрица приблизила к себе советников-немцев, прежде всего графа Остермана, вестфальца, который теперь отвечал за внешнюю политику страны. Иностранцы заняли ключевые посты в русской армии. Шотландец генерал-лейтенант Джеймс Кейт стал командующим главными силами армии, а принц Людвиг Гессен-Гомбургский занимает пост генерал-фельдцейхмейстера (командующего артиллерией).

Общий контроль над армией от имени Государыни осуществлялся Военной коллегией, президент которой номинально считался командующим всеми вооруженными силами страны. На этот пост императрица назначила еще одного немца — генерал-фельдмаршала Бурхарда Христофора фон Миниха. Миних происходил из военного ольденбургского рода. В армии принца Евгения Савойского он участвовал в войне за испанское наследство, затем перешел на службу к Августу II Саксонскому, а позже, в 1721 г. — к Петру Великому Между 1725 и 1730 гг. он занимал должности начальника фортификационной службы и генерал-фельдцейхмейстера, а затем стал президентом Военной коллегии. «Сильный и активный по своему темпераменту, он, казалось, рожден был генералом», — писал о нем один немецкий историк.

За те десять лет, что стоял Миних во главе армии, он проводил политику реформирования армии — впервые после смерти Петра Великого. С 1735 по 1739 г. Миних провел реорганизованную им армию через ряд военных кампаний против турок, устроив таким образом серьезную проверку как своим войскам, так и всей программе военных реформ.

В 1731 г. Миних занимает пост президента Военной комиссии — организации, созданной императрицей для руководства реформами в армии. С 1736 г. Военная комиссия отвечает за всю военную администрацию и действует сообразно представлениям на сей счет самого Миниха. Его административные и законодательные реформы охватывали гораздо более широкие области, чем собственно армия. Одним из законов петровской армии была двойная система оплаты для офицеров, согласно которой иностранцам на русской службе полагалось более высокое жалование.

Таким образом Петр I пытался привлечь в свою армию военных профессионалов из стран Европы. Эта схема была пересмотрена. Миних ввел новую систему установления размеров жалования — также двойную, но теперь помимо окладов «нижние чины» получали дополнительные выплаты для покрытия расходов на приобретение материала для пошива мундиров и амуниции. Приток иностранцев в русскую армию был существенно ограничен.

До того как Миних занял пост президента Военной коллегии, служба в армии для нижних чинов была пожизненной. Он ограничил срок службы 25 годами и при этом повысил солдатское жалование. Для подготовки молодых офицеров был создан Кадетский корпус. Новые положения о службе офицеров исходили из воззрений петровской эпохи относительно того, что дворянам следует непременно состоять на службе у государства (в подавляющем большинстве случаев это и означало военную службу).

Другие реформы Миниха непосредственно касались снаряжения, униформы, состава и тактики армии. Свободная по покрою и удобная униформа, принятая в армии Петра I, была заменена новой, более соответствовавшей европейской моде того времени и по большей части повторявшей прусский фасон. Солдатские кафтаны и штаны стали заметно уже. Распространенные в петровской армии прически с длинными волосами были отменены — согласно новым распоряжениям, волосы должны были заплетаться в косу и пудриться «на немецкий манер». Шляпы-треуголки, штиблеты и гренадерские шапки-митры также копировались с прусских образцов. Были предприняты также попытки унифицировать применявшееся в армии стрелковое оружие; в 1734 г. на вооружение был принят новый образец ружья, во многом повторявший австрийскую модель.

В армии Петра Великого имелось два вида кавалерии — драгуны и казаки. Этого было достаточно для ведения боевых действий в лесистой пересеченной местности, преобладавшей на территориях, охваченных Северной войной. Но Миних посчитал, что петровские драгунские полки будут неспособны противостоять тяжелой кавалерии прусской армии. Поэтому он переформировал четыре драгунских полка в кирасирские, хотя и столкнулся при этом с серьезными проблемами, связанными с необходимостью комплектования новых полков конским составом из более тяжелых лошадей, чем те, которыми снабжались драгуны. Преобразования коснулись также русской легкой кавалерии, в которой появились гусарские роты, а обученные казачьи отряды приравнены к армейским частям.

Штаб- и обер-офицеры, около 1759 г. Обер-офицер вооружен укороченным ружьем: эта практика была принята в армии в ходе кампаний против турок в 1730-х гг. Штаб-офицер, форменная одежда которого не оговаривалась, показан в простой треугольной шляпе и униформе с минимальными украшениями.

Самодержавие Анны. Реформы Миниха

При вступлении на престол Императрицы Анны Иоанновны в 1730 году Верховный Тайный Совет временщиков предъявил ей условия – кондиции, совершенно ограничивавшие царскую власть и вводившие в России олигархию. России угрожала участь Речи Посполитой, но от этой участи она была спасена русским офицерством, политически воспитанным и политически сознательным. Последнюю, посмертную услугу оказал России великий Петр, вдохнувший в сердца птенцов своего гнезда сознание государственности, гражданственности, в лучшем смысле этого слова, и политической ориентировки.

Великая ложь аполитичности армии еще не была пущена мутить и разлагать умы. Петровская традиция – соблюдение всеми вместе и каждым в отдельности интересов державы Петру вверенной сохранилась весь XVIII век, ярко проявившись в 1730, 1741, 1762 годах. Трудно сказать, что сделалось бы с нашим Отечеством, если в те критические минуты армия во имя сохранения дисциплины замкнулась бы в аполитичность.

Опираясь на офицерство, – среднее и мелкое шляхетство, – Анна разорвала кондиции и стала самодержавной государыней. На сто семьдесят пять лет Россия была избавлена от охлократии[63].

Правление Императрицы Анны обычно характеризуется засильем немцев. Оно, конечно, было так, и это составляет отрицательную сторону ее царствования. Официальная наша история клянет бироновщину, трактуя этот вопрос, как нам кажется, слишком односторонне и недостаточно широко. Прежде чем обвинять Бирона, посмотрим на его противников – спесивую и раболепную знать, правнуков смутьянов XVII века, вчера деливших Россию в свой профит, сегодня заискивающих и наперебой доносящих друг на друга всесильному курляндцу. Это обстоятельство в очень большой степени объясняет (но, конечно, не оправдывает) презрение, которое Бирон питал к русским, он судил их по сиятельным скоморохам Императрицы… Как бы то ни было, со всеми своими недостатками (жестокостью и любостяжанием, что отнюдь не являлось отличительными чертами его одного), Бирон оказал России большую услугу, укрепив центральную самодержавную власть, сильно поколебленную в предшествующее пятилетие. Оба брата Бирона служили в русской армии. В Турецкую войну один командовал дивизией, другой Гвардейским отрядом.

Делами армии заведовал другой немец. Иоганн Бургард – а по-русски Иван Богданыч – Миних[64] был ветераном Северной войны и поседел на русской службе. Он сроднился с Россией и правильно понимал ее интересы (не забывая в то же время и своих). Понимал и любил военное дело, хотя и был рутинером. Помимо всего, он был карьеристом и искусным куртизаном. Отличаясь славолюбием и властностью, он сгорал честолюбием, брался за все, не Щадил трудов, еще меньше слов для прославления трудов.

Реформы Миниха разнообразны, хотя и не всегда удачны. Сам сапер, он всячески стремился поднять значение корпуса инженеров и передал туда, между прочим, квартирмейстерскую часть, т. е. несложные функции тогдашнего генерального штаба. Он сознавал недостатки офицеров, производившихся из нижних чинов, их недостаточную образованность, грубость манер. Учреждение в 1731 году Офицерского училища, наименованного вскоре Шляхетским Кадетским Корпусом (ныне Первый Кадетский) должно было отчасти заполнить этот недостаток. Программа его была чрезвычайно разносторонней, сама организация очень напоминала имперские рыцарские академии. Всего Корпус был рассчитан первоначально на 200, затем на 300 кадет. Шляхетский Корпус выпускал офицеров в специальные роды оружия и в армейские полки. Гвардия держалась старого порядка производства. В программу Корпуса входили: богословие, юриспруденция, латынь, один из новых языков (огромное большинство выбрало немецкий, что не должно нас удивлять), география, математика, артиллерия, фортификация, верховая езда, фехтование и танцы. Кадеты могли быть пажами при Дворе.

Миних принял строгие меры от проникновения в русскую армию чужеземных авантюристов: ведено впредь принимать лишь офицеров, кои в знатных европейских армиях служили и имеют надлежащие тому свидетельства. Привилегии иностранцев упразднены, их оклады сравнены с таковыми же их русских сослуживцев, получивших при немце Минихе равноправие в родной армии. Вместе с тем в армии введены немецкие порядки: чрезвычайно умножена канцелярщина и усложнено делопроизводство. Появились букли и парики с косами (причем у солдат сало и мука заменяли косметические принадлежности). От немцев же переняты наказания фухтелями[65] (шомполами, а в коннице – саблями плашмя). Подчас, весьма снисходительный к себе, Миних был неумолимо строг с подчиненными, например, за малейшие недочеты он выставлял под ружье старых заслуженных штаб-офицеров (и притом перед фронтом части).

Говоря об усилении в армии немецких порядков, следует заметить, что примеры у нас в те времена старались брать с армии цесаря. До увлечения пруссачиной дело пока не доходило.

Читайте также  Этапы перестройки и итоги политики перестройки

В 1730 году учрежден третий гвардейский полк – Измайловский: по мысли немецкой партии, он должен был явиться противовесом двум петровским, но с первых же шагов слился с ними воедино.

В 1731 году Минихом составлены новые штаты для армии, заменившие старую табель Огильви 1704 года. В пехотных и драгунских полках упразднены гренадерские роты[66] и гренадеры распределены по остальным ротам полка (по 16 гренадер на фузилерную, по 10 на драгунскую роту). В пехоте выведены из употребления пики (протазаны для офицеров и алебарды для унтер-офицеров сохранены). Ротные знамена отобраны и даны новые, по 2 знамени на пехотный батальон и конный полк. В 1733 году от общего драгунского типа конницы сделано первое отступление: сформировано 4 кирасирских полка. В конце 30-х годов у нас стали заводиться гусары (преимущественно из сербских выходцев), их сформировано Минихом сперва 3 полка: Сербский, Валахский и Венгерский, затем еще 2: Молдавский и Грузинский и им отведены места для поселения в Малороссии, по южной границе. Гусары встречаются еще в Московской России (заимствованы из Польши, где в почете были крылатые панцирные гусары). В росписи 1681 года их указано 5 рот по 400–500 сабель, поселенных в Новгородской земле. При преобразовании армии в конце XVII века они исчезли и вновь появились лишь в конце царствования Петра I, когда в 1723 году сформирована команда гусарских охотников (главным образом сербов в 340 человек, из коих к 1730 году на службе осталось 80).

Значительно усилена артиллерия. Полковая увеличена с 2 на 3 пушки[67] в пехотных и драгунских полках. Полевая утроена в сравнении с петровской эпохой и доведена до 60 орудий, главным образом 8-фунтовых пушек. Осадная составила три бомбардирских корпуса в Петербурге, Киеве и Белгороде.

Ландмилиция, кроме южной окраины, учреждена в 1731 году еще на западной (Смоленская)[68] и восточной (Закамская). Пять лет спустя, южная ландмилиция составила Украинский ландмилицкий корпус. В 1734 году в подданство России приняты запорожцы. Астраханское казачье войско переименовано в Терское. Учреждены новые войска – Волгское (в южной части нынешней Саратовской губернии) и Исетское – на Урале.

В 1736 году последовало первое смягчение тяжелой и разорительной для дворянства личной рекрутской повинности. Единственным сыновьям, либо одному из братьев, разрешено оставаться при хозяйстве буде того пожелают. С другой стороны, установлением 10-летнего срока выслуги облегчено производство в офицерские чины унтер-офицеров не из дворян (производства эти, впрочем, были редки).

Внешний вид суровой петровской армии изменился. Драгуны получили голубые, василькового цвета, кафтаны, кирасиры – белые лосиные колеты. Помимо париков, кос, пудры введены белые галстуки, красные епанчи и белые кокарды на головных уборах[69]. Гусары имели длинные висячие усы и носили с каждой стороны головы по тонкой косе (большей частью природных волос), в которые вплетались ружейные пули. Обмундирование им выписывалось из Венгрии.

Введение в воинский обиход косметики чрезвычайно осложнило солдатский туалет. Наставления того времени предписывают рекрута одевать мало помалу, из недели в неделю, дабы не вдруг его связать и обеспокоить… Молодой солдат облачался во всю форму не ранее конца 3-го месяца службы.

Миних боролся с чрезвычайным возрастанием количества нестроевых, но вместе с тем в видах экономии требовал возможно большей самоокупаемости армии. Солдаты стали изучать всевозможнейшие ремесла: столярное, сапожное, портняжное и разные иные, что невольно влекло за собой упущения в главном их ремесле военном. Уход на вольные работы, преимущественно полевые, наблюдался особенно в полках, расположенных в провинции: солдатские артели большую часть года проводили у окрестных помещиков, многие занимались отхожими промыслами. На квартирах оставалось ничтожное количество людей, что делало невозможным производство экзерциций.

В городах донимала караульная служба и исправление полицейских обязанностей. Полиции в те времена, можно сказать, совсем не водилось, и столичные города – особенно кишевший всяким сбродом Петербург, по ночам делались чрезвычайно опасны. Для поддержания порядка наряжались пристойныя партии драгун и фузилеров. Караулы содержались всюду – у сенаторов, в иностранных посольствах, в дессианс академии, в кунсткамере… Рассматривая ведомость непременным караулам Бутырского полка, стоявшего тогда в Петербурге, мы находим графу:

В кунсткамере у слона – ефрейтор 1, рядовых 7 (!). Естественно, что когда две трети солдат уходило на вольные работы, а оставшаяся треть расписывалась по караулам, никого не оставалось для обучения воинскому артикулу. В трех пехотных полках московского гарнизона – Ингерманландском, Архангелогородском и Астраханском вместе, в 1736 году по штатам числилось 6500 человек – 4500 находилось в отлучке, ближней либо дальней, 1300 отправляло караульную службу – оставалось всего 700, из коих половина нестроевых.

В 1732 году в самовольной отлучке числилось 20000 человек, считая и давних дезертиров петровских времен. Громадный некомплект в полках не мог быть пополнен рекрутскими наборами, более частыми в этот период, чем в последние годы царствования Петра I. С 1719 года взято 53928 рекрут, в среднем 6–7 тысяч в год. С 1727 по 1736 годы взято 147418, т. е. 14–15 тысяч ежегодно. В 1740 году, уже по окончании войны с Турцией, прусские шпионы (лучшие шпионы в Европе) доносили, что в случае новой войны, Россия при всем напряжении не в состоянии будет выставить более 140000 человек.

Российская армия в правление Елизаветы Петровны

Российская армия в ходе реформ Христофора Антоновича Миниха стала укрепляться. Но все изменилось при дворцовом перевороте Анны Леопольдовны – матери младенца-императора Иоанна VI.

Императрица Анна Иоанновна умерла 17 (28) октября 1740 года, проведя на российском престоле 10 лет. О военных реформах её времени, связанных с именем генерал-фельдмаршала Х.А. Миниха, рассказано в 5-й части истории Российской армии.

С самой смерти правительницы и почти до конца 1741 года (более года) в стране господствовал политический хаос. Он никак не мог благотворно сказаться на развитии русской армии.

Переходный период к правлению Елизаветы Петровны

В эпоху дворцовых переворотов решающую роль играла гвардия. Так случилось и при воцарении Иоанна VI Антоновича, когда умерла императрица Анна Иоанновна. При императоре-младенце (ему было всего два месяца) регентом был назначен герцог Курляндский Бирон.

Ранее с именем фаворита Анны Иоанновны – Эрнста Иоганна Бирона – были связаны одни из самых мрачных страниц в истории России первой половины XVIII века. Знаменитая Бироновщина запомнилась репрессиями, расправами, сыском, коррупцией, засильем немцев. В том числе и в русской армии.

Не случайно, всего через пару недель Бирон был арестован и лишен власти. Новой регентшей стала Анна Леопольдовна – племянница Анны Иоанновны – мать Иоанна VI.

Но уже скоро фельдмаршал Х.А. Миних, который ранее проводил военную реформу и позже привел Анну Леопольдовну к власти, был отправлен в отставку. Фактической властью завладел бывший сподвижник Петра Первого – граф Андрей Иванович Остерман.

Однако политический авторитет новых правителей стремительно падал. Новый дворцовый переворот 25 ноября (6 декабря) 1741 года, осуществленный гренадерской ротой Преображенского полка, привел на престол императрицу Елизавету Петровну – дочь Петра I и Екатерины I. С её именем связано немало реформ в военной сфере.

Первые военные реформы в царствие Елизаветы Петровны

Приход к власти новой государыни был встречен в армии ликованием. С её именем связывали избавление от временщиков-немцев и немецких порядков.

Новая правительница России объявила возврат к Уставу, бывшему при Петре Великом. Она же взяла на себя звание полковника во всех гвардейских полковых соединениях. Сами гвардейцы, участвовавшие в дворцовом перевороте, были повышены в званиях.

Первые годы правления связаны с именем фельдмаршала Питера Ласси, служившего при Петре I.

В 1741-м, ещё до воцарения Елизаветы, восстановили гренадерские роты (одна из которых и приняла участие в дворцовом перевороте), упраздненные 10 годами ранее.

В 1747 году по представлению Питера Ласси полковые соединения вместо двух батальонов стали включать в себя три батальона и одну полковую гренадерскую роту. А с 1753 года гренадерскую роту в своем составе стал иметь каждый из батальонов. Это усилило оборонительные и наступательные функции воинских соединений.

Гренадеры до конца дней императрицы оставались её любимым родом войск. Даже среди кавалерии были созданы девять конно-гренадерских полков. Части из них позже вновь вернули статус драгунских.

Елизавета Петровна проявила большое великодушие к сербам после того, как в 1739 году Австрия отдала Сербию Турции. Десятки тысяч беженцев поселились по обоим берегам Днепра. Из числа переселенцев было сформировано 12 полков гусар.

В 1748 году создано Оренбургское казачье войско, а в 1752-м – Астраханский казачий полк. На его основе впоследствии сформировано одноименное казачье войско.

Военная реформа Петра Шувалова – новая артиллерия и структура полков

После Питера Ласси в реформировании русской армии участвовали Шуваловы, возвысившиеся при императорском дворе. Здесь проявил себя Петр Иванович Шувалов.

Читайте также  Международные отношения во второй половине xx - начале xxi века

По его замыслу в 1754 году образовали Военную комиссию. На основе её решений внедрили новую структуру полков. Образовали Обсервационный корпус, состоящий из одного гренадерского и пяти мушкетерских полков. В будущем Обсервационный корпус преобразовали в бомбардирский корпус, вооруженный 46 гаубицами.

Не все изменения оказались удачными. Так, число артиллерии уменьшили. На батальон и конный полк было оставлено по одной пушке. В Семилетнюю войну стало очевидно, что этого мало.

Не принесло качественных изменений внедрение в 1754 году Пехотного Устава. К началу указанной выше войны не успели также внедрить новый Артиллерийский Устав. Были лишь сделаны дополнения к старому, действовавшему с 1730 года.

Зато требованиям времени и тактики вполне соответствовал Устав конницы. Но в самой ней до начала Семилетней войны не успели завершить структурные преобразования. Конница вступила в боевые действия в ослабленном виде.

Куда больше было сделано в развитии артиллерии. Так, с 1756 года появились особого вида пушки – гаубицы. Они имели меньший вес и съемный лафет (опору). За счет этого орудия легче перевозились с места на место.

С 1757 года появился еще один вид новых пушек – единороги сразу трех видов: полу-, одно- и двухпудовые. Это было изобретение русского артиллериста Михаила Васильевича Данилова. П.И. Шувалов очень гордился своим нововведением. Даже название пушке было дано по изображению на гербе Шуваловых мифического зверя-единорога.

Единороги были гораздо легче обычных пушек, требовали меньше лошадей для транспортировки. А, главное, они могли стрелять не только ядрами, но и разрывными бомбами.

Развитие артиллерийских войск и военного образования

Тогдашняя армейская артиллерия делилась по бригадному принципу. В каждой было около 20 орудий. Бригады же при дивизиях и корпусах именовались батареями. Но лишь в 1757 году был сформирован в чистом виде Инженерный полк.

В свою очередь, Елизавета Петровна большое внимание уделяла повышению уровня образованности офицеров. При императрице всё больше из них были выпускниками Кадетского корпуса. Состоялось объединение Артиллерийской и Инженерной школ.

Для нижних чинов увеличили обеспечение патронами. Теперь каждому единоразово выдавалось по сто штук.

В период Семилетней войны улучшилось качество подвоза, более умелым стало использование местных ресурсов.

Семилетняя война

Семилетняя война была одним из крупнейших военных конфликтов XVIII века. Продолжалась с 1756 по 1763 годы. Это было столкновение интересов двух групп союзников, где каждая из стран преследовала свои политические цели. Россия, стремясь укрепить свои позиции на Западе, выступила на стороне Австрии и Франции. Им противостояли Пруссия, Португалия и Великобритания, находившаяся в унии с Ганновером.

Напрямую Российская империя оказалась втянута в борьбу с Пруссией в 1757 году. В битве при Гросс-Егерсдорфе войска понесли тяжелые потери, но сражение выиграли. Был открыт путь на Восточную Пруссию.

Однако критическое положение в войсках и новость о болезни императрицы вынудили генерал-фельдмаршала Степана Апраксина начать отход назад. Он боялся, что в случае смерти правительницы престол займет наследник Пётр Фёдорович, отличавшийся особой теплотой к Пруссии.

Апраксина обвинили в измене, а на его место поставили Виллима Виллимовича Фремора. Под его командованием (а позже – под командованием Петра Семёновича Салтыкова) русские войска смогли занять Кёнигсберг (ныне – Калининград, где производится настоящая армейская тушенка Войсковой Спецрезерв) и всю Восточную Пруссию (в наши дни – Калининградская область). Под руководством В.В. Фремора служил будущий прославленный русский полководец Александр Васильевич Суворов.

В 1761 году Пруссия уже находилась на грани полного поражения. Но смерть государыни 25 декабря 1761 года (5 января 1762 года – по новому стилю) перечеркнула все завоевания русской армии. Пришедший к власти Петр III возвратил Пруссии все занятые земли. Начались переговоры о мире. Парижский мирный договор, заключенный 30 января 1763 года, положил конец долгому конфликту.

Получается, что по итогам вооруженного конфликта Россия не приобрела ничего, кроме военного опыта.

В память о первом присоединении к России земель современной Калининградской области рядом с городом Балтийском (бывший Пиллау) установлен памятник Елизавете Петровне.

Реформа русской армии при минихе

Миних и русская армия

Казалось бы, кончилось время славных петровских побед, а мощная армия стала обузой для России и к тому же иностранец (Миних) встал во главе армии. Что позитивного могло быть в те годы, которые у историков получили неприятное определение «безвременья»? Современники указывали на такие неприглядные явления как падение боевой дисциплины, почти формальную боевую подготовку в воинских частях. А ведь совсем недавно, ещё при Петре I, созданная императором регулярная армия была не только опорой абсолютизма, но и защитницей всего русского народа, хорошо обученной, подготовленной и боевой. Правительство Анны не озадачивалось вопросами развития армии. «Мирный период» развития явно затягивался.

Как пишут в подробных учебниках по военной истории, «пришли к заключению», что содержать гренадерские роты невозможно, а в хозяйственном отношении всех гренадер причислили к фузилерным ротам полка. При ротах состояли гренадерские офицеры и унтер-офицеры. На построениях, правда, гренадерская рота присутствовала и была девятой по счёту в полку .

В русской гвардии произошли перемены: так, учитывая пожелания императрицы Анны, самым важным становится, по определению Правительства, создание Измайловского полка гвардейской пехоты (по наименованию резиденции Анны Ивановны). После Семёновского и Преображенского этот полк был третьим гвардейским. Анне Ивановне хотелось оставить след в истории России и, конечно, в истории русской армии. Бурхард Миних, как лицо приближенное к трону, ответственное за состояние армии, получил такой приказ: «Набрать рядовых в новый полк».

Пришлось проделать немалый труд, набирая рядовой состав из украинцев, из унтер-офицеров и капралов пехоты подмосковных полков, а офицерский состав . В этом вопросе Анна и правительство пошли на хитрость. Инструкция давала чёткие указания: Офицеров взять «из лифляндцев, эстляндцев, курляндцев и прочих наций иноземцев, а также из русских».

Прибавка «а также из русских» означала, что небольшие привилегии русским ещё сохранились, а замыслы императрицы были ясны: гвардейский полк «Измайловский» — антипод старой (Петровской) гвардии. И этот полк должен стать лучшим в русской армии! Надо же было как-то ограничивать влияние старых гвардейцев. И тогда Бурхард Миних принял смелое решение! Не переиначивая петровские уставы, не забывая об укреплении обороноспособности, написать новую экзерцицию (экзерции с лат. языка — дословно: военные упражнения). Миних составил тексты так называемой «прусской экзерциции», хотя такое название вряд ли подходит к данному уставу пехоты. Он, будущий «победитель турок» по-своему переработал Устав Петра I от 1716 года. В заглавии пояснялось: документ написан «с показанием ясного истолкования». По мнению современных исследователей, описание строевых и тактических приёмов было сложнее, чем у царя Петра, и даже сложнее, чем у пруссаков. При Минихе рассылали этот устав в рукописных экземплярах и при переписывании он, конечно, был искажен. Вероятно, это и было причиной разночтений по уставу в разных полках русской армии. Что же нового внесли изменения 1730-х годов в уставы петровских времён? Например, подробнейшее описание разнообразных правил стрельбы. «Первая шеренга имела двойной огонь» (если учитывать, что полк строился в четыре шеренги и залп происходил от 1-й и 2-й шеренг). Но фельдмаршал Миних сам творчески вносил коррективы в данное положение. На практике, например, в 1736 году, во время штурма Перекопа солдаты 4-й шеренги поддерживали огнём остальных (1-3 шеренг), которые лезли на вал.

Практически все направления военных реформ Петра, указанные Минихом, были развиты самим военным министром. Артиллерия при царице Анне Ивановне под руководством Миниха претерпевала серьёзные изменения. В 1736 году каждый полк должен был получить дополнительно ещё две пушки и четыре мортирки, и хотя это удвоение произошло только через год, эти перемены были крайне важны. Так, мортирки по новым правилам, обслуживали специально обученный офицер и 8 гренадеров. Усиливалась огневая мощь русской артиллерии. Вплоть до 1745 года существовало это нововведение, хотя перегруз подвижной части полка был очевиден. «Двойная артиллерия» появляется снова в 1748 году, но только в полках вспомогательного рейнского корпуса русской армии.

Развитие русского флота шло не так быстро, как при Петре I. В последние годы жизни, по окончании Персидского похода 1722-1723 гг., царь вернулся к мыслям о южном, Чёрном море и даже отдал распоряжение о подготовке «кампании» — в направлении на Юг. Возобновилось судостроение также на Дону и на Днепре, но смерть прервала петровские начинания. Правительства Екатерины I и Петра II, прекратив начатое Петром строение судов в Брянске и Таврове, пытались тем самым сэкономить средства, и даже была сделана попытка наладить мирные отношения с Турцией. Но реформы морского управления, были закончены, а во главе флота возникли молодые таланты граф Головин и его сотрудники — офицеры Бредаль и Дмитриев-Мамонов. В начале 1730-х годов, по окончании преобразовательных работ в морском ведомстве, Адмиралтейств-коллегия стала готовиться к войне с Турцией. В период самой войны единства действий на местах и в столице не было, однако велась бесконечная переписка по всем вопросам между морскими начальниками, но как пишут авторы «Истории русской армии и флота» (1912 года), у этих начальников не было никакой личной инициативы. Тогда фельдмаршал Бурхард Миних, военный министр, как главнокомандующий всеми силами армии и флота, для успешного хода кампании (в начале 1737 года) добился назначения ему в помощь вице-адмирала Наума Сенявина. С прибытием последнего в Брянск работа по постройке военных судов ускорилась. Сенявин выработал тип необходимого по местным условиям судна — дубель-шлюпки (60 футов длины и вооружение 6 фальконетов ( малокалиберное чугунное орудие).

Читайте также  Англо-французское соглашение с гитлером

Сам Миних принял решительные меры в наведении порядка во флотских делах. Он оставил при флотилии Дмитриева-Мамонова, который вначале проявил инертность при подготовке судов (для перевозки войск), а позже примером личной храбрости загладил свою вину. Но время было упущено: на верфях не хватало рабочих рук и только 300 (из 500) назначенных к постройке лодок поспели к сроку, когда Очаков был взят войсками Миниха, в августе 1737 года. Но уже в октябре, когда на укреплённый русскими Очаков напали 40-тысячный турецкий отряд и 12 галер, русскими моряками было спущено в лиман около 50 малых судов — лодок. Наши военно-морские силы приняли активное участие в отражении набегов противника, оказав неоценимую помощь осаждённым товарищам в Очакове.

«Выдающимся делом всей кампании. » стал подвиг морского офицера Дефремери. Получив приказ командования вернуть в Азов пришедший оттуда бот с мортирой, вице-адмирал Бредаль назначил командиром судна француза капитана 3 ранга Петра Дефремери. Своему главному помощнику Бредаль предписал в случае встречи с неприятелем уходить, а «неприятелю ни под каким видом не сдаваться и в корысти ему ничего не оставлять». В начале июля 1737 года бот вышел из Геничи в Азов, но был задержан ветрами Азовского моря. 10 июля турецкий отряд (1 корабль и 30 мелких судов), настигнувший русских у Федотовой косы, стал угрожать им окружением и пленом. Капитан Дефремери, поняв невозможность уйти от неприятеля, приказал выброситься на берег, высадил всю команду с мичманом Рыкуновым, а сам с боцманом Рудневым и одним больным матросом залил палубу смолой, засыпал ее порохом. В ту минуту, когда их окружил турецкий флот, произошел взрыв. Отважные моряки, поджигая палубу, погибли вместе со своим ботом. При этом, мичман Рыкунов, видя, как погибает его командир, бросился в море с двумя матросами, но тут же турки открыли по ним огонь и русские моряки-герои были убиты. Страшный взрыв вызвал пожары на турецких судах, значительно навредив врагу. Так один из храбрых иностранцев на русской службе, в очередной раз заставил трепетать врага, прославляя своим подвигом Андреевский флаг и весь Русский флот.

На фоне документов 1730-х годов, поражающих бюрократизмом (переписка между Адмиралтейств-коллегией и Сенатом, Кабинетом и адмиралами), слова Миниха из его реляции от 2 июля 1737 года звучат вполне актуально и предостерегают от дальнейших ошибок:

«. В Брянске суда надобно доставить и послать туда искусного и прилежного флагмана и мастеров, взять в службу старых морских офицеров из греков, которым Чёрное море известно; на порогах при низкой воде осенью большие каменья подорвать, чему я велю сделать пробу. От состояния флотилии и от указа её Величества только будет зависеть, и я в будущем году пойду прямо в устье Днепра, Дуная и далее в Константинополь».

Миних, позже обвиняемый в отсталости и консерватизме, был одним из немногих, кто понимал важность развития флота на Чёрном и Азовском морях. Война с турками и татарами закончилась победоносно, но взаимодействия армии и флота тогда не достигли. Наум Акимович Сенявин позже умер от чумы, а уже на походе за Днепром скончался второй морской начальник Дмитриев-Мамонов. Этих русских людей объединяло с Минихом многое: верность долгу, любовь к России, инициативность и отвага.

Миних и реформа армии. Упразднение гренадерских полков. Кавалерия и полковая артиллерия. Формирование поселенных ландмилицких полков

Смотрите также:

После смерти Петра 2, в 1730 г., была создана новая Воинская комиссия.

В программу комиссии, состоящую из пятнадцати пунктов, прежде всего вошли вопросы о численности армии, штатах войска и способах «генеральных смотров и мунстрования» полков .

К апрелю 1731 г. комиссия рассмотрела все главные вопросы, относящиеся к численности и штатам войск.

Принятые решения были одобрены Сенатом и утверждены императрицей Анной Ивановной.

Численность войск и штаты 1731 г. в основном были близки к штатам 1720 г. Армия по этим штатам имела: а) полевых полков: 4 гвардейских, 55 пехотных, 32 драгунских; б) 41 гарнизонный пехотный полк и 6 гарнизонных драгунских полков .

При обсуждении состава войск по родам оружия наиболее серьезные дебаты развернулись по вопросу о роли и характере использования в бою пехоты и конницы.

По настоянию Б. X. Миниха, в пехоте были упразднены гренадерские полки, что свидетельствовало о переоценке оружия дальнего боя (артиллерии и ружей) и недооценке оружия ближнего боя (гранат и штыков).

Эти изменения ухудшали состав русской пехоты и ограничивали ее огневые возможности.

По штатам военного времени пехота имела 88 750 солдат и 2260 офицеров. Пехотный полк имел в своем составе по штатам военного времени 39 офицеров, 68 унтер-офицеров и 1449 солдат.

Изменение во взглядах на роль кавалерии также было довольно значительным. Миних стремился к ликвидации всех драгунских полков и тем самым к ликвидации стратегической конницы, способной совершать маневр на войне.

Однако комиссия не согласилась с Минихом и оставила драгунскую конницу. После всех переформирований в состав кавалерии входили: 1 гвардейский полк, 3 кирасирских и 29 драгунских полков насчитывавших 40 385 человек при 1200 офицерах

Штат драгунского полка военного времени предусматривал: 36 офицеров, 80 унтер-офицеров, 1109 солдат и 1078 лошадей. Штат кирасирского полка имел: 36 офицеров, 70 унтер-офицеров, 872 солдата и 950 лошадей.

Несколько увеличена была полевая артиллерия. По штатам 1731 г. она была сведена в артиллерийские бригады, и это улучшило управление ею в бою.

В состав полевой артиллерии входило 63 орудия, из пих пушек — 44, мортир — 3, гаубиц — 16. Эта артиллерия служила средством усиления полковой артиллерии.

Мероприятия Б. X. Миниха в части полевой артиллерии нанесли серьезный ущерб боевой силе русской армии.

Миних приказал перелить все петровские орудия по западноевропейским образцам. Артиллерия стала тяжелее и менее подвижной.

Хуже стали и тактико-технические свойства артиллерии.

Осадная артиллерия имела: 24-фунтовых пушек — 20; 18-фунтовых пушек — 20; 9-пудовых мортир — 4; 5-пудовых мортир — 40, 6-фунтовых железных мортир — 200. Вся осадная артиллерия была сосредоточена 13 трех корпусах (парках) — в Петербурге, Белгороде и Киеве. Гарнизонная артиллерия (крепостная) хранилась в четырех парках — в Москве, Петербурге, Брянске и Новопавловске. Каждый парк имел по 240 орудий различных калибров. Артиллеристы по-прежнему были сведены в один артиллерийский полк. По штатам 1731 г. этот полк имел 44 офицера и 1012 солдат, сведенных в 10 рот.

Отрицательная роль Б. X. Миниха проявилась и в части инженерного дела. Штаты 1731 г. сохранили в своем составе инженерный полк, сформированный еще в 1728 г. Таким образом, ничего нового в организацию инженерных войск не было впесепо. Плохо обстояло дело с фортификационными сооружениями.

Миних, слепо придерживавшийся принципов западноевропейской кордонной стратегии, предпринял строительство укрепленных линий, на которые были затрачены огромные средства. В период с 1732 по 1740 г. было создано несколько таких линий — Украинская, Оренбургская, Закамская и др.

Все эти сооружения приносили сравнительно небольшую пользу. Тонкий кордон укреплений мог быть прорван в любом месте, что и было доказано в 1736 г., тогда крымские татары легко проникли за кордон.

Особое внимание было обращено на формирование поселенных ландмилицких полков, из которых был сформирован так называемый Украинский ландмилицкий корпус, состоявший из 20 полков. Кроме того, были сформированы Закамская ландмилиция из 4 полков и Сибирская ландмилиция из 1 полка и 1 батальона Все эти полки предназначались для охраны границ.

В таком составе русская армия просуществовала до начала 40-х годов 18 в. Хотя деятельность Миниха была направлена к ослаблению русской армии и тем самым к ослаблению обороноспособности страны, она не могла остановить процесса развития вооруженных сил России.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: