Россия и турция в 1833 году - Sogetsu-Mf.ru

Россия и турция в 1833 году

Египетский паша Мухаммед-Али мечтал об образовании обширной арабской империи и даже о завоевании Стамбула и захвате султанской власти.В 1811 — 1818 гг. он вел по просьбе султана войну против арабских племен Неджда (Центральной Аравии), выступавших под флагом религиозного учения ваххабизма (возврат

Россия и турция в 1833 году

Ункяр-Искелесийский договор 1833 г.

Египетский паша Мухаммед-Али мечтал об образовании обширной арабской империи и даже о завоевании Стамбула и захвате султанской власти.В 1811 — 1818 гг. он вел по просьбе султана войну против арабских племен Неджда (Центральной Аравии), выступавших под флагом религиозного учения ваххабизма (возврат к первоначальному исламу) за создание объединенного государства в Аравии. Затем он подчинил себе Судан. Воспользовавшись поражением Турции в войне 1828—1829 гг. с Россией Мухаммед-Али под предлогом невыполнения султаном обещания вознаградить его за подавление греческого восстания решился на открытую борьбу против султана. В 1831 г. египетские Еойска под командованием Ибрахима-паши (сына Мухаммеда-Али) вступили в пределы Сирии и Ливана, а спустя год, овладев Киликией и горными проходами Тавра, вошли в пределы Анатолии. В декабре 1832 г. в битве у города Конья турки были наголову разгромлены, а командовавший султанской армией великий везир взят в плен. Не встречая сопротивления, египетские войска двинулись дальше на запад. Восстания, вспыхнувшие в разных частях Турции, еще более ухудшили крайне , тяжелое положение султанского правительства.

Взятие Акры египтянами в 1832 г. Литография Баумана.

Султан обратился за помощью к Англии, но встретил отказ. Франция, связанная с Египтом и стремившаяся укрепить свои позиции на Ближнем Востоке, открыто поддерживала Мухаммеда-Али. В результате султан Махмуд II вынужден был принять помощь, предложенную ему Россией.

Царское правительство было обеспокоено военными успехами и дальнейшими планами египетского паши, грозившими появлением на развалинах Османской империи сильного государства, во внешней политике которого ведущая роль будет принадлежать Франции, где только что произошла буржуазная революция 1830 г. Поэтому оно приняло решение выступить против Мухаммеда-Али.

В Турцию и Египет отправилась миссия во главе с генералом Муравьевым с предложением прекратить войну. Посредничество, однако, не увенчалось успехом и командовавший египетскими войсками Ибрахим-паша продолжал свое наступление.

Тогда Турция обратилась к русскому послу с просьбой направить в Константинополь черноморскую эскадру, а также корпус русских войск. Узнав об этом, Мухаммед-Али приостановил наступление.

В феврале 1833 г. русская эскадра и десантные войска прибыли на Босфор. Это сильно обеспокоило западноевропейские державы. Теперь они стали решительными сторонниками непосредственных переговоров турецкого правительства с Мухаммедом-Али и единодушно потребовали удаления русских вооруженных сил из зоны проливов.

Дипломатическая борьба между Англией, Францией и Россией, обострившаяся в связи с пребыванием в турецких водах русской эскадры и высадкой десанта войск, была умело использована Мухаммедом-Али в переговорах с турками. Франция, выступавшая в качестве посредницы, поддерживала его требование о передаче Сирии, Палестины и Аданского пашалыка Египту. Со своей стороны Англия направила к Александрии эскадру, которая должна была не допустить переброски в Сирию египетских войск и снаряжения.

Прибытие нового русского десанта на Босфор и известие о предстоящем переходе Дуная русским 30-тысячным корпусом вынудили как Мухаммеда-Али, так и турецкое правительство ускорить переговоры. В мае 1833г. в ставке Ибрахима-паши в городе Кютахья было заключено соглашение, по которому были переданы в управление египетского паши Сирия с Палестиной, а также Адана; взамен Мухаммед-Али должен был формально признать власть султана. Это соглашение привело к прекращению военных действий, но не удовлетворило ни султана, ни египетского пашу и рассматривалось ими лишь как временная передышка.

После вывода египетских войск за линию, предусмотренную Кютахийским соглашением, русский десант и эскадра покинули Турцию. Однако за два дня до этого, 8 июля 1833 г., Россия и Турция заключили между собой союзно-оборонительный договор, названный по наименованию места расквартирования русских войск — Ункяр-Искелесийским.

Согласно договору, заключенному на восемь лет, Россия брала на себя обязательство обеспечить существование, сохранение и полную независимость Турции и снабдить ее в случае войны таким количеством войск, какое обе стороны признают нужным. К договору была приложена отдельная секретная статья, в силу которой Турция освобождалась от оказания России такой же военной помощи, определенной договором, но обязывалась вместо того по требованию русского правительства закрывать Дарданеллы для всех иностранных военных кораблей. В то же время предполагалось, что Босфорский пролив будет открыт для прохода военного флота России, как союзницы Турции.

Ункяр-Искелесийский договор означал огромное усиление позиций России на Ближнем Востоке и вызвал резкие протесты со стороны Англии и Франции. Однако разделявшие Англию и Францию противоречия на Ближнем Востоке исключали в то время их активное выступление против России.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Трактат о проливах или великая победа российской дипломатии

8 июля 1833 года России и Турции заключили Ункяр-Искелесийский договор. По секретному пункту соглашения Порта закрывала проход через проливы Босфор и Дарданеллы для военных судов всех стран, кроме России

8 июля 1833 года в летней резиденции турецкого султана, местечке Ункяр-Искелеси близ столичного Стамбула российские и османские дипломаты подписали договор о мире, дружбе оборонительном союзе двух стран. Заключение этого соглашения стало возможным после того, как Россия оказала турецкому султану Махмуду II неоценимую помощь в борьбе с его восставшим вассалом Мухаммедом Али Египетским. Впрочем, обо всем по порядку.

Еще во время русской-турецкой войны 1828-1829 годов энергичный правитель Египта, используя разразившийся между соседними странами военный конфликт, перестал платить дать турецкому султану. А затем и вовсе напал на принадлежавшую Порте Сирию, развязав турецко-египетскую войну 1831-1833 годов. Посланные на подавление опасного мятежника две османские армии одна за другой были разбиты. Флот Мухаммеда Али двинулся к Босфору на взятие Стамбула, а его сухопутные армии намеревались вторгнуться в обширные европейские владения Турции, что могло кончиться для Порты полной катастрофой.

Опасаясь весьма вероятного в случае негативного сценария раздела Турции и возникновения вследствие этого хаоса на своих южных рубежах, российский император Николай I предложил османскому визави военную помощь. Несмотря на активное противодействие давних геополитических противников России Великобритании и Франции, готовых было поддержать в сложившейся ситуации в пику Турции и России египетского мятежника, российская дипломатическая миссия в османскую столицу увенчалась в конце 1832 года успехом. Ее итогом стала Босфорская экспедиция российского флота.

В конце зимы 1833 года русская эскадра под командованием контр-адмирала М.П.Лазарева вошла в одноименный пролив, в окрестностях Стамбула был высажен 30 тыс. русский десант. Демонстрация Россией военной силы оказала отрезвляющее действие на мятежников: в мае того же года Египет и Турция подписали мир. Пожертвовав удачливому властителю древней страны фараонов уже захваченную им Сирию, Махмуд II фактически сделал хорошую мину при плохой игре, ведь целостность его огромной, но лоскутной по этноконфессиональному составу империи была сохранена. Россия, отправившая в Босфорский пролив свой внушительный экспедиционный корпус, спасла Порту от казавшегося неминуемым краха.

Вскоре после отвода войск египетскими повстанцами от турецких границ, Россия в конце июня также вывела свой многотысячных десант из пределов Порты. Это обстоятельство еще больше склонило властителя Османской империи Махмуда II в пользу России. Неслыханное дело: в Блистательной Порте была даже отчеканена медаль в честь российских участников Босфорской экспедиции. Заключенный вскоре благодаря усилиям чрезвычайной дипломатической миссии графа Алексея Федоровича Орлова в Стамбуле Ункяр-Искелесийский договор зафиксировал, таким образом, момент уникального сближения двух стран, регулярно воевавших друг с другом на протяжении предшествующих столетий.

Читайте также  Формирование революционно-демократического лагеря в общественном движении народов россии

Помимо традиционных для подобных трактатов обещаний приходить друг другу на помощь в случае войны одной из участниц соглашения с третьей стороной, а также жить со своим соседом в мире и согласии, заключенный в Ункяр-Искелеси договор имел и секретные положения. По ним Порта, в случае войны Российской империи с какой-либо державой, освобождалась от обязанности посылать свои войска против врагов России, но должна была закрыть стратегические проливы Босфор и Дарданеллы для судов всех стран, кроме . российского флота. Россия же получала право свободного прохода для своих военных кораблей через черноморские проливы туда и обратно.

Все тайное становится явным. Из-за утечки конфиденциальной информации, европейской дипломатии стали известны и секретные положения Ункяр-Искелесийского договора. Сказать, что они вызвали серьезную озабоченность Англии и Франции, воспринявшим договор России и Турции как провал своей турецкой политики и значительное ослабление позиций в восточном Средиземноморье, — значит, не сказать ничего. Ведущие европейские державы были просто в бешенстве, но сделать уже ничего не могли. Подписанный сроком на 8 лет благодаря блистательным и своевременным действиям российских военных и дипломатов Ункяр-Искелесийский договор начал действовать.

Как русские Стамбул спасали

Ункяр-Искелесийский договор был одной из крупнейших побед русской дипломатии, но после Крымской войны он потерял свою силу

Братья рус и османлы

В запасниках Государственного исторического музея хранится необычная литография, изображающая так называемый Камень московитов, или, по-турецки, — «Москов-таш». Из надписи внизу изображения следует, что Москов-таш — это

памятник, воздвигнутый на Азиатскомъ берегу Босфора , в ознаменование пребывания на оном Императорских Российских войск, прибывших туда по повелению Государя Императора в следствие убедительной просьбы Султана Турецкого.

Надпись на самом Москов-таше, сочиненная не кем-нибудь, а самим турецким султаном Махмудом II (İkinci Mahmut, 1785–1839). В русском переводе, приведенном на той же литографии, он гласит:

На сих полях были расположены войска российския. Они возвратились в свое отечество, но сей каменный колосс да сохранит память сего события и согласие обеих Империй да будетъ столь же прочно и твердо как он! Уста дружбы да возвестят о том векам, самым отдаленным. 1833 Июня 25.

На литографии изображено то, во что трудно поверить: русские и турецкие офицеры, ведущие между собой мирную беседу (скорее всего, на французском языке). Слева — донской казак и османский кавалерист, дружно разглядывают каменную глыбу Москов-таша, хотя, судя по всему, и не могут преодолеть языкового барьера, который широк, как Босфор. Коням кавалеристов, кажется, легче найти взаимопонимание. Возможно, они вообще из одного табуна, который пригнали в русский лагерь по распоряжению султана Махмуда II, вознамерившегося, по воспоминаниям одного из участников русского десанта, «всем чинам нашего отряда, долженствующим иметь верховых лошадей», подарить по скакуну.

На заднем плане можно рассмотреть европейский берег Босфора (там, где бухта разрезает материк), белеющие арки акведука и корабли эскадры контр-адмирала Михаила Петровича Лазарева (1788–1851), дающие приветственный залп во время дефиле мимо резиденции российского посланника в Бююкдере (районе Стамбула , выходящем на берег пролива).

Но каким бы братством между кардеш-рус и кардеш-османлы («кардеш» по-турецки — «брат») ни веяло от этой картины, капитель разрушенного византийского храма, своего рода «Рум-таш» («Камень римлян»), помещенная близ памятной глыбы, напоминает о многовековых турецких грехах… Впрочем, весной 1833 года русские дипломаты и высшие военные чины предпочитали публично об этом не вспоминать, как и о знаменитом « греческом проекте » императрицы Екатерины II (1729–1796) по восстановлению Византийской империи на руинах Блистательной Порты .

Русский фактор в восточном вопросе

Появление русской эскадры и десятитысячного десантного отряда на берегах Босфора в феврале 1833 года связано с так называемым египетским кризисом (1831–1833), возникшим в связи с борьбой турецкого вали (губернатора) Египта Мухаммеда Али (Kavalalı Mehmet Ali Paşa, 1769–1849) за создание независимого от Турецкой империи государства. Осенью 1831 года египетские войска под командованием приемного сына Мухаммеда Али Ибрагима-паши (İbrahim Paşa, 1789–1848) вторглись в Сирию . Через год они овладели Киликией (на юго-востоке Малой Азии ), горными проходами Тавра, и вступили в пределы Анатолии (области, совпадающей с территорией современной Турции ). 9 (21) декабря 1832 года в битве под Конией турецкие войска были разгромлены, а командующий — великий визирь Рашид — взят в плен. После этой победы египетская армия начала марш на Стамбул.

Тогда же в Константинополь с особой миссией прибыл генерал Николай Николаевич Муравьев (1794–1866). Он привез турецкому султану предложение о помощи от российского императора, а затем отплыл в Александрию Египетскую , чтобы попытаться урегулировать сложившуюся ситуацию дипломатическим путем. Однако его миссия не увенчалась успехом: в середине января 1833 года египетский флот подошел к Дарданеллам , а войска Ибрагима-паши заняли Смирну ( Измир ).

Конечно, для султана Махмуда II принять помощь от России было все равно что пустить в дом великана, который только и думает о том, как бы присвоить этот дом себе. Но, не получив помощи от западноевропейских держав, султан был вынужден пойти на этот шаг. И вот в феврале 1833 года эскадра Черноморского флота вошла в залив Бююкдере на Босфоре, доставив в Турцию русский экспедиционный корпус, который расположился на азиатском берегу пролива. Вмешательство России вынудило Ибрагима-пашу приостановить наступление. Уже 8 (20) апреля в Кютахии было подписано турецко-египетское соглашение, по которому под управление Мухаммеда Али передавались Сирия, Палестина и Аданский пашалык в обмен на формальное признание власти Махмуда II.

Тем временем в Константинополь прибыл генерал-адъютант граф Алексей Федорович Орлов (1787–1862), назначенный полномочным послом и начальником русских сухопутных и морских сил на Босфоре. Ему удалось добиться согласия Ибрагима-паши на вывод египетской армии из Анатолии под надзором русских наблюдателей.

Шпионское прошлое адмирала Корнилова

Пока русские стояли в виду Константинополя, был создан настоящий памятник картографического искусства, также находящийся в хранилище ГИМа — «Карта укрепленной части Константинопольского Пролива, снятая в 1833-м году во время пребывания Российской Эскадры в Босфоре». На нижнем титуле имеется примечание:

[…] Глубина означена в саженях шестифутовой меры. Черные черты — представляют направление выстрелов чугунных ядер, пунктирные — мраморных, а черточками дуги — полеты бомб.

Под титулом оставлен автограф одного из авторов карты — будущего вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова (1806–1854): «Опись произведена и Карта составлена в 1833 году Лейтенантами Путятиным и Корниловым». Они были специально направлены контр-адмиралом Лазаревым на фрегате «Эривань» в проливы Босфор и Дарданеллы —

как для получения более подробных сведений о лучших якорных местах, отмелях и течениях, в Дарданелльском проливе существующих, так равно и для исправления бывшей доселе карты сего пролива (из докладной записки Михаила Лазарева).

Работа заняла у русских офицеров три месяца. За выполнение этого задания они были награждены: Ефим Васильевич Путятин (1804–1883) — орденом св. Владимира 4-й степени, Корнилов — орденом св. Станислава 3-й степени и золотыми медалями «малой величины» от турецкого правительства.

Читайте также  Военная реформа петра i

Крупномасштабная «Карта укрепленной части Константинопольского Пролива» представляла собой важнейший стратегический документ. На нее самым подробный образом был нанесен рельеф местности вокруг проливов, дороги и топографические объекты, включая планы садов и огородов. Столь же тщательно картографы отнеслись и к гидрографическим объектам. Они промерили глубины в проливах, указали направления течения, отметили якорные стоянки, мели и рифы и даже характер морского дна. Кроме того, на карту были нанесены турецкие крепости и артиллерийские батареи, прикрывающие проливы, с указанием сектора и дальности обстрела, количества орудий и качества зарядов. По всей видимости, эта карта изготавливалась не только для противостояния египетским войскам, но и «про запас» — для возможных в будущем боевых действий против турок.

Как султан говорил по-русски

Итак, русские войска расположились лагерем на азиатском берегу Босфора в местечке Ункяр-Искелеси, недалеко от селения Ялы-Кёй. «Ункяр-Искелеси» переводится как «Султанская пристань» («ункяр» по-персидски значит — «султан», а «искеле» по-турецки — «пристань»), поскольку со времен Мурада IV (Dördüncü Murat, 1612–1640) здесь любили совершать загородные прогулки турецкие самодержцы. С приходом русских войск и долина, и окружающие ее горы буквально преобразились. По словам офицера Генерального штаба поручика Болдырева,

тысячи русских военных шатров стройными полосами забелели на хребтах гор и, перемешавшись как бы в знак союза с зелеными турецкими палатками, устлали будто пестрым ковром длинные скаты. Сплошной кустарник исчез под лагерем; мирты пригодились на подстилку под турецкия рогожки солдатских постелей, а для защиты от ветров палатки были обставлены лаврами […] Саперы наши проложили вокруг лагеря удобные дороги с мостами, и русския орудия взлетели по оным на вершины гор и грозно смотрели в глубину Малой Азии.

Наш стан, раскинутый на горах, картина прелестная, — продолжает Болдырев свой рассказ, — но недавно мы видели зрелище еще более восхитительное и величественное: российское воинство вместе с турецким, выстроившись в линию, предстало на смотр султану Махмуду II.

15(27) апреля к 9 часам утра русские войска собрались у Султанской пристани, расположенной рядом с подножием гор, где раскинулся лагерь союзников. В первой линии выстроилась пехота: правое крыло, упиравшееся в пристань, составляли русские саперы и султанские гвардейцы, левое же крыло формировали егерские части союзников. Артиллерия расположилась за пехотой. Влево от нее, за небольшой речкой, встала легкая турецкая конница и донские казаки.

В 12 часов с половиною — рассказывает Болдырев, — на нашем фрегате «Штандарт» матросы взлетели на реи, раздались пушечные выстрелы, по войскам пронеслось: «Смирно!» — и раззолоченный султанский каик подлетел к пристани. Султан ступил на берег, наши полевые орудия приветствовали его двадцатью одним выстрелом. Повелитель Востока сел на коня при звуках турецкой музыки и подъехал к строю войск, а наш генерал на коне встретил его султанское величество на правом крыле пехоты. Султан был в фиолетовом гусарском ментике с золотым шитьем и выложенном шнурами, опоясан гусарским зеленым кушаком (перевитым золотом), в серебряных шпорах и в красном фесе с шелковою кистью; меч его был осыпан каменьями. Приветствовав генерала чрезвычайно ласково, султан взглянул на ратный строй и поехал по фронту, сказав войскам по-русски: «Здорово!» — в ту же минуту громкое «ура» раздалось на правом крыле, и блестящая многочисленная султанская свита вместе с нашим штабом потянулась длинным поездом; неумолкающее «ура» передавалось от батальона к батальону, звуки музыки и грохот барабанов сливались с воинственными кликами; пушечная пальба еще продолжалась, оторопелые кони прядали под нами, казалось, земля дрогнула под нашим строем, и русское всесильное «ура», вторимое эхом гор, слилось в один торжественный гул, раздавшийся в горах Азии как вестник появления русских сил пред лицом потомка Оттоманов, опоясанного мечем Магомета…

cczy

Капитан Влад Никольский

Морской журнал

  • Recent Entries
  • Friends
  • Archive
  • Profile
  • Add to friends
  • RSS

Как мы с Турцией в союзе были.

Наверное не все знают, что Россия не всегда воевала с Турцией, более того, Россия спасла Стамбул от захвата и разграбления арабами в 1833 году.
80 лет назад русский десант под общим командованием генерал-адъютанта графа Алексея Федоровича Орлова высадился на берегу Босфора и расположился лагерем в Ункяр-Искелеси («Султанская пристань», недалеко от селения Ялы-Кёй. Эскадрой командовал контр-адмирал М. Лазарев.
Русские войска прибыли для защиты Стамбула от надвигающейся на него египетской армии.
Предыстория такова. К тому времени Египет, бывший турецким вассалом, значительно окреп и обладал мощными армией и флотом. Вали (турецкий губернатор) Египта Мухаммед Али (Kavalalı Mehmet Ali Paşa, 1769–1849) решил создать независимое от Туреции государство. Осенью 1831 года египетские войска под командованием приёмного сына Мухаммеда Али Ибрагима-паши (İbrahim Paşa, 1789–1848) вторглись в Сирию (ох уж эта Сирия, не в том месте она расположилась, вечно ей достаётся от воинственных соседей!). В 1832 они овладели Киликией (на юго-востоке Малой Азии), горными проходами Тавра, и вступили в пределы Анатолии (области, совпадающей с территорией современной Турции). 9 (21) декабря 1832 года в битве под Конией турецкие войска были разбиты и командующий турок великий визирь Рашид взят в плен. Египетская армия начала победоносный марш на Стамбул, а египетская эскадра подошла к Дарданеллам.
Турецкий султан Махмуд II (İkinci Mahmut, 1785–1839) обратился за помощью к западным странам, но не нашёл у них поддержки и был вынужден принять помощь от России.
Прибытие русского экспедиционного корпуса вынудило Ибрагима-пашу остановить наступление и уже 8 (20) апреля в Кютахии было подписано турецко-египетское соглашение, по которому под управление Мухаммеда Али передавались Сирия, Палестина и Аданский пашалык в обмен на формальное признание власти Махмуда II над вассальным Египтом.

В память о помощи России в критический для Турции момент, в Стамбуле был возведён памятник — Камень московитов («Москов-таш»), надпись на нём сочинил сам султан:
«На сих полях были расположены войска российския. Они возвратились в свое отечество, но сей каменный колосс да сохранит память сего события и согласие обеих Империй да будетъ столь же прочно и твердо как он! Уста дружбы да возвестят о том векам, самым отдаленным. 1833 Июня 25.»
Не смотря на последующие разногласия и войны, турки этот памятник не разрушили. Он существует и поныне, правда доступ к нему затруднён, так как он находится на территории турецкой военной базы.

А какова же была выгода от этой экспедиции для России?
26 июня (8 июля) 1833 года в Ункяр-Искелеси между Российской и Османской империями был заключен союзный оборонительный договор, по которому Турция обязалась «ограничить действия свои в пользу Императорского Российского Двора закрытием Дарданелльского Пролива, то есть не позволять никаким иностранным военным кораблям (кроме русских) входить в оный под каким бы то ни было предлогом.»
Кроме того, пока русские стояли в Турции, была составлена «Карта укреплённой части Константинопольского Пролива, снятая в 1833-м году во время пребывания Российской Эскадры в Босфоре», На нижнем титуле которой имеется примечание:
«Глубина означена в саженях шестифутовой меры. Черные черты — представляют направление выстрелов чугунных ядер, пунктирные — мраморных, а черточками дуги — полеты бомб.»
А ниже подпись одного из авторов карты — будущего вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова (1806–1854): «Опись произведена и Карта составлена в 1833 году Лейтенантами Путятиным и Корниловым». Они были специально направлены контр-адмиралом Лазаревым на фрегате «Эривань» в турецкие проливы.
В память о русском десанте была отчеканена медаль, которая носилась на красной Александровской ленте.

Читайте также  Общественный строй населения в период образования централизованного русского государства.

Турки тоже выпустили медаль, которая сейчас является большой редкостью. это медаль «Русскому десанту на Босфоре», которой существует три разновидности: серебряная – для нижних чинов, золотая – для офицеров и золотая с бриллиантами – для генералов и адмиралов. Точное число медалей, полученных русскими войсками, не известно, исходя из численности десанта, можно предположить, что число серебряных медалей было около 11 тысяч, золотых до 250, а золотых, осыпанных бриллиантами, около 10. Кроме того, несколько золотых и серебряных медалей было пожаловано Черноморской эскадре.

Россия и турция в 1833 году

Участие русских войск в Турецко-Египетской войне 1832 — 1833 гг.

В августе 1832 года египетский паша Мухаммед-Али поднял восстание против турецкого султана. Турция обратилась за помощью к Англии и Франции. Англия помогать не спешила — ей было выгодно вытеснить турок из Египта и занять там господствующее место Франции. Франция тоже не стала поддерживать Турцию. Что делать, политика вещь такая: на словах всё красиво, а на деле — каждый только за себя! Всё очень просто, в случае победы в этой войне Египта, Франция получала контроль над Босфором. читать дальше

Российский император Николай Первый, всё взвесив, решил прийти на помощь туркам, усматривая в египетском мятеже французское влияние. В ноябре 1832 года из России для переговоров в Турцию и Египет был направлен генерал Муравьёв Н.Н.. В результате переговоров Муравьёв пообещал султану российскую военную помощь. Узнав о планах России, французы и англичане не на шутку испугались и стремглав бросились к турецкому султану с обещаниями уговорить египетского пашу прекратить войну. Однако генерал Н.Н.Муравьёв с удовлетворением произнёс: «Поздно, батенька! Русская эскадра уже вышла в море!»
20 февраля 1833 года 4 линкора, 3 фрегата, корвет и бриг под командованием контр-адмирала М.П.Лазарева покинули Севастополь и 26 февраля стали на якорь в Буюк-дере у Стамбула. Султан под давлением трепещущих от страха французов и ещё не совсем осознающих ситуацию англичан, предложил Лазареву покинуть Босфор. М.П.Лазарев ответил: «Русский адмирал выполняет приказы только русского царя!» И эскадра осталась на месте.
В начале марта 1833 года египетская армия начала новое наступление, нанося ощутимый урон турецким войскам. Турецкий султан, предчувствуя поражение, обратился к России с просьбой оставить эскадру Лазарева и прислать русские войска.
В марте 1833 года из Севастополя в Турцию прибыли ещё две эскадры под командованием контр-адмирала М.Н.Кумани и контр-адмирала И.О.Стожевского с четырнадцатитысячным десантом. Двадцатитысячный корпус командующего Дунайской армией генерала П.Д.Киселёва получил приказ двигаться к Дунаю.
24 апреля 1833 года с помощью французов и англичан Турция и Египет заключили мир, а 26 июня 1833 года Турция и Россия подписали Ункяр-Искелесийский договор, по которому Россия обязывалась оказывать Турции военную помощь, в обмен на это Турция закрыла проливы Босфор и Дарданеллы для всех стран. Тем самым обеспечивалась безопасность южных границ России.
Англия и Франция были шокированы. Они ещё некоторое время пытались найти на свою пользу хоть какие-нибудь уловки в Ункяр-Искелесийском договоре, но ничего не найдя, признавать договор отказались. Собственно, во все времена Англия считалась только со своими интересами, не взирая ни на что происходящее вокруг. И если когда-нибудь что-то устраивало абсолютно всех, но не устраивало англичан, то англичане считали это неправильным, незаконным, неестественным и т.д. Политика. политика.
Россия уверила всех, что будет строго соблюдать договор. Так оно и было вплоть до 1841 года, когда англичане, в очередной раз лоббируя свои личные интересы, убедили мировое сообщество, в том числе и Россию, подписать Лондонскую конвенцию о проливах.
28 июня 1833 года эскадра М.П.Лазарева покинула Босфор. В июле 1833 года русский десант вернулся из Босфора в Феодосию, а в августе — в Севастополь.
За удачную экспедицию император Николай Первый произвёл М.П.Лазарева в вице-адмиралы. Всем русским офицерам матросам и солдатам, принимавшим участие в походе 1833 года, были вручены специально отчеканенные турецкие медали «Русскому десанту на Босфоре 1833 г.»
Вот так, не произведя ни единого выстрела, Российская империя добилась результатов больших, чем после победы в иной изнурительной кровопролитной войне.

Золотыми медалями с бриллиантами наградили генералов и адмиралов — 10 шт. Золотыми медалями наградили офицеров — 250 шт. Серебряными — солдат и матросов — 10210 шт. Медали носились на ленте красного цвета.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: