Краткая биография харитон

Харитон, Юлий Борисович

один из создателей советских атомной и водородной бомб

Содержание

Происхождение

Юлий Борисович Харитон родился в Петербурге 14 февраля (27 февраля по новому стилю) 1904 года в еврейской семье. Его отец, Борис Осипович Харитон, был известным журналистом, высланным из СССР в 1922 году, [1] после присоединения Латвии к СССР в 1940 году осуждённым на 7 лет ИТЛ и умершим двумя годами позже в лагере. [2] [3] Дед, Иосиф Давидович Харитон, был купцом первой гильдии в Феодосии; сестра отца, Этля (Адель) Иосифовна Харитон, была замужем за историком Юлием Исидоровичем Гессеном (их сын — журналист и сценарист Даниил Юльевич Гессен). [4] [5] Двоюродный брат (сын другой сестры отца) — журналист и корреспондент «Известий» Давид Ефремович Южин (настоящая фамилия Рахмилович; 1892—1939).

Мать, Мирра Яковлевна Буровская (во втором браке Эйтингон; 1877—1947), была актрисой (сценический псевдоним Мирра Биренс), в 1908—1910 годах играла в МХАТе. [6] [7] Родители развелись в 1907 году, когда Ю. Б. Харитон был ребёнком, его мать в 1913 году вторично вышла замуж за психоаналитика Марка Ефимовича Эйтингона и уехала в Германию, оттуда в 1933 году в Палестину. [4] [8] [9] Борис Осипович воспитывал сына сам.

Биография

С 1920 по 1925 год — студент электромеханического факультета Политехнического института, с весны 1921 — физико-механического.

В 1926—1928 годах стажировка в Кавендишской лаборатории (Кэмбридж, Англия). Под руководством Эрнеста Резерфорда и Джеймса Чедвика получил степень доктора наук (D.Sc., Doctor of Science), тема диссертации «О счете сцинтилляций, производимых альфа-частицами».

С 1931 по 1946 год — руководитель лаборатории взрыва в Институте химической физики, научные работы по детонации, теории горения и динамике взрыва.

С 1935 года — доктор физико-математических наук (по совокупности работ).

В 1939—1941 годах Юлий Харитон и Яков Зельдович впервые осуществили расчет цепной реакции деления урана.

С 1946 года Харитон — главный конструктор и научный руководитель КБ-11 (Арзамас-16) в Сарове при Лаборатории № 2 АН СССР. К работе над реализацией ядерно-оружейной программы под его руководством были привлечены лучшие физики СССР. В обстановке строжайшей секретности в Сарове велись работы, завершившиеся испытанием советских атомной (29 августа 1949) и водородной (1953) бомб. В последующие годы работал над сокращением веса ядерных зарядов, увеличением их мощности и повышением надёжности.

В 1955 году подписал «Письмо трёхсот».

С 1946 года — член-корреспондент, с 1953 года — академик Академии наук СССР. Депутат Верховного Совета СССР 3—9 созывов. [10]

Награды

  • Трижды Герой Социалистического Труда (1949, 1951, 1954)
  • Лауреат трёх Сталинских премий (1949, 1951, 1953)
  • Лауреат Ленинской премии (1956)
  • Пять орденов Ленина
  • Орден Октябрьской Революции
  • Орден Трудового Красного Знамени[11]
  • Орден Красной Звезды[11]
  • Золотая медаль имени И. В. Курчатова (1974)
  • Большая золотая медаль имени М. В. Ломоносова (1982)

Память

  • Как дань памяти учёного в городе Саров ежегодно с 1 марта2001 года проводится научная конференция школьников со всей России: Школьные харитоновские чтения.
  • Бюст Ю. Б. Харитона установлен в Санкт-Петербурге на Аллее Героев Московского парка Победы.
  • На доме, в котором он жил в Москве, установлена мемориальная доска.
  • В 2004 году была выпущена почтовая марка России, посвященная Харитону.
  • Юлий Борисович жил в этом доме в 1950—1984. Москва, Тверская ул., 9

    Могила академика Харитона на Новодевичьем кладбище

    Библиография

    • Харитон Ю. Б., Шальников А. И. Механизм конденсации и образование коллоидов. — М .: ГТТИ, 1934. — 66 с. — 2 000 экз.

    Примечания

    1. Списки антисоветской интеллигенции, намеченной к высылке в 1922 году
    2. И. Дименштейн «Латвийский след атомной бомбы»
    3. Россия и российская эмиграция в воспоминаниях и дневниках
    4. 12Династия Гессенов
    5. А. К. Чернышёв Подвиг Юлия Харитона
    6. Isabella Ginor & Gideon Remez «Her Son, he Atomic Scientist: Mirra Birens, Yuli Khariton, and Max Eitingon’s Services For The Soviets»
    7. Tales of a nuclear family
    8. В. Хазан «Загадка псевдонима Льва Шестова»
    9. Юлий Харитон и его время
    10. Большая советская энциклопедия. Юлий Борисович Харитон
    11. 12Харитон Юлий Борисович — Автобиография

    Ссылки

    Харитон, Юлий Борисович на сайте «Герои страны»

    А • Б • В • Г • Д • Е • Ж • З • И • К • Л • М • Н • О • П • Р • С • Т • У • Ф • Х • Ц • Ч • Ш • Щ • Э • Ю • Я
    Дважды Герои Трижды Герои

    Wikimedia Foundation . 2010 .

    • Кощей
    • Соматостатин

    Смотреть что такое «Харитон, Юлий Борисович» в других словарях:

    Харитон Юлий Борисович — Юлий Борисович Харитон Дата рождения: 14 (27) февраля 1904(19040227) Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти: 18 декабря 1996 Место смерти … Википедия

    ХАРИТОН Юлий Борисович — (1904 96) российский физик, академик РАН (1991; академик АН СССР с 1953), трижды Герой Социалистического Труда. Труды по физике горения и взрыва. В 1939 41 совместно с Я. Б. Зельдовичем впервые осуществил расчет цепной реакции деления урана.… … Большой Энциклопедический словарь

    Харитон Юлий Борисович — [р. 14(27).2.1904, Петербург], советский физик, академик АН СССР (1953; член корреспондент 1946). Трижды Герой Социалистического Труда. Член КПСС с 1956. Окончил Ленинградский политехнический институт (1925). С 1921 начал работать в Физико… … Большая советская энциклопедия

    Харитон, Юлий Борисович — [р. 14(27) февр. 1904] сов. физик и физикохимик, акад. (с 1953, чл. корр. с 1943). Деп. Верх. Совета СССР 4 го и 5 го созывов. В 1925 окончил Лен. политехнич. ин т. В 1927 28 X. был командирован в Англию, где под руководством Э. Резерфорда… … Большая биографическая энциклопедия

    Харитон Юлий Борисович — (1904 1996), физик, академик РАН (1953), Герой Социалистического Труда (1949, 1951, 1954). В 1946 92 научный руководитель Всесоюзного НИИ экспериментальной физики Российского федерального ядерного центра (Арзамас 16, ныне г. Саров).… … Энциклопедический словарь

    Харитон Юлий Борисович — [14(27).02.1904, Санкт Петербург 18.12.1996, г. Саров Нижегородской обл.; похоронен на Новодевичьем кладбище, г. Москвы], учёный, главный конструктор, специалист в области физики взрыва, доктор философии (1928), профессор (1938), академик АН СССР … Энциклопедия РВСН

    Юлий Борисович Харитон — Дата рождения: 14 (27) февраля 1904(19040227) Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти: 18 декабря 1996 Место смерти … Википедия

    Харитон, Юлий — Юлий Борисович Харитон Дата рождения: 14 (27) февраля 1904(19040227) Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти: 18 декабря 1996 Место смерти … Википедия

    Юлий Харитон — Юлий Борисович Харитон Дата рождения: 14 (27) февраля 1904(19040227) Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти: 18 декабря 1996 Место смерти … Википедия

    Харитон Ю. Б. — Юлий Борисович Харитон Дата рождения: 14 (27) февраля 1904(19040227) Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти: 18 декабря 1996 Место смерти … Википедия

    Харитон Юлий Борисович (1904—1996)

    физик, один из руко­во­ди­те­лей совет­ского атом­ного про­екта, ака­де­мик АН СССР (1953). В 1939-1941 сов­местно с Я. Б. Зель­до­ви­чем дал рас­чет цеп­ной реак­ции деле­ния в уране. С 1945 г. — науч­ный руко­во­ди­тель КБ-11. В 1945-1953 гг. — член Тех­со­вета Спец­ко­ми­тета и НТС ПГУ при СМ СССР. Три­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1949, 1951, 1954). Лау­реат Ленин­ской (1956) и трех Государ­ствен­ных (1949, 1951, 1953) пре­мий СССР.

    Юлий Бори­со­вич Хари­тон родился 14 фев­раля (27 фев­раля по новому стилю) 1904 года в Петер­бурге в семье жур­на­ли­ста Бориса Иоси­фо­вича Хари­тона и артистки МХАТА Мирры Яко­влевны Буров­ской. Кроме него, в семье было две дочери: Лидия (1899 г.р.) и Анна (1901 г.р.).

    В 1915 году Юлия опре­де­ляют в реаль­ное учи­лище, курс кото­рого он завер­шает в 1919 году. Так как в выс­шие учеб­ные заве­де­ния при­ни­мали с 16 лет, ему при­шлось год про­ра­бо­тать уче­ни­ком-меха­ни­ком в желез­но­до­рож­ной теле­граф­ной мастер­ской. В 1920 году в воз­расте 16 лет Юлий Бори­со­вич посту­пил в Ленин­град­ский поли­тех­ни­че­ский инсти­тут. Здесь он слу­шал лек­ции пат­ри­арха оте­че­ствен­ной физики А.Ф. Иоффе, кото­рые воз­бу­дили у моло­дого сту­дента инте­рес к физике. Через год после начала учебы Ю.Б. Хари­тон пере­шел с элек­тро­ме­ха­ни­че­ского на физико-меха­ни­че­ский факуль­тет, кото­рый окон­чил в 1925 году, полу­чив диплом инже­нера-физика.

    Еще будучи сту­ден­том, Юлий Бори­со­вич с 1921 года по при­гла­ше­нию Н.Н. Семе­нова начал рабо­тать в его лабо­ра­то­рии, создан­ной в Физико-тех­ни­че­ском инсти­туте, дирек­то­ром кото­рого был А.Ф. Иоффе. В этой лабо­ра­то­рии Юлий Бори­со­вич выпол­нил свои пер­вые иссле­до­ва­ния. Пер­выми его рабо­тами (1924 г.) было опре­де­ле­ние кри­ти­че­ской тем­пе­ра­туры кон­ден­са­ции метал­ли­че­ских паров и сов­мест­ные с Н.Н. Семе­но­вым и А.И. Шаль­ни­ко­вым иссле­до­ва­ния вза­и­мо­дей­ствия моле­кул с поверх­но­сти твер­дых тел. В 1925 году выхо­дит «Задач­ник по физике», напи­сан­ный А.Ф. Валь­те­ром, В.И. Кон­дра­тье­вым и Ю.Б. Хари­то­ном, когда они еще были сту­ден­тами. Задач­ник поль­зо­вался заслу­жен­ной популяр­но­стью у сту­ден­тов-физи­ков несколь­ких поко­ле­ний. В 20-лет­нем воз­расте Ю.Б. Хари­тон сов­местно с З.Ф. Валь­той выпол­нил и опуб­ли­ко­вал науч­ную работу «Окис­ле­ние паров фос­фора при малых дав­ле­ниях», в кото­рой впер­вые экс­пе­ри­мен­тально пока­зал суще­ство­ва­ние раз­ветв­лен­ных цеп­ных хими­че­ских реак­ций на при­мере окис­ле­ния фос­фора. Откры­тие этого явле­ния в даль­ней­шем яви­лось проч­ной осно­вой создан­ной Н.Н. Семе­но­вым тео­рии раз­ветв­ля­ю­щихся цеп­ных реак­ций, за кото­рую он был в 1956 году удо­стоен Нобелев­ской пре­мии. На своей моно­гра­фии «Цеп­ные реак­ции», выпу­щен­ной в 1934 году, Н.Н. Семе­нов сде­лал дар­ствен­ную над­пись: «Доро­гому Юлию Бори­со­вичу, кото­рый пер­вым толк­нул мою мысль в область цеп­ных реак­ций».

    В 1926 году Хари­тон был направ­лен на два года в науч­ную коман­ди­ровку в Англию в зна­ме­ни­тую Кавен­диш­скую лабо­ра­то­рию. Здесь под руко­вод­ством Резер­форда и Чедвика он выпол­нил работу по мето­дике реги­стра­ции альфа-частиц, а в 1928 году защи­тил дис­сер­та­цию на сте­пень док­тора фило­со­фии. Воз­вра­тив­шись в Рос­сию, Хари­тон в тече­ние 10 лет вел педа­го­ги­че­скую работу в Поли­тех­ни­че­ском инсти­туте, а также воз­об­но­вил работу в руко­во­ди­мом Н.Н. Семе­но­вым физико-хими­че­ском сек­торе Физико-тех­ни­че­ского инсти­тута. Он созна­тельно и целе­устрем­ленно выби­рает новое направ­ле­ние своей даль­ней­шей дея­тель­но­сти. В 1931 году физико-хими­че­ский сек­тор был пре­об­ра­зо­ван в Инсти­тут хими­че­ской физики, где Хари­тон орга­ни­зо­вал и воз­гла­вил лабо­ра­то­рию взрыв­ча­тых веществ (ВВ), кото­рая вскоре стала обще­при­знан­ной шко­лой физики взрыва.

    Перед вой­ной Хари­тон занялся иссле­до­ва­ни­ями цеп­ного деле­ния урана. В 1939 году была опуб­ли­ко­вана ста­тья Ю.Б. Хари­тона и Я.Б. Зель­до­вича «К вопросу о цеп­ном рас­паде основ­ного изо­топа урана», и под­го­тов­лена ста­тья «О цеп­ном рас­паде урана под вза­и­мо­дей­ствием мед­лен­ных ней­тро­нов». Основ­ной вывод из этих работ — необ­хо­ди­мость обо­га­ще­ния урана лег­ким изо­то­пом для реа­ли­за­ции ядер­ной цеп­ной реак­ции. При про­ве­де­нии иссле­до­ва­ний по деле­нию ядер урана Юлий Бори­со­вич активно общался с И.В. Кур­ча­то­вым и в 1940 году вошел в «ура­но­вую комис­сию» Ака­де­мии наук СССР.

    Во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны Хари­тон, исполь­зуя опыт и зна­ние физики взрыва, вел боль­шую экс­пе­ри­мен­таль­ную и тео­ре­ти­че­скую работу по обос­но­ва­нию новых видов воору­же­ний Крас­ной Армии и изу­че­нию новых видов воору­же­ний про­тив­ника, а также по сур­ро­га­ти­ро­ван­ным ВВ, про­дол­жая руко­во­дить отде­лом тео­рии взрыв­ча­тых веществ в инсти­туте хими­че­ской физики.

    В 1943 году И.В. Кур­ча­тов, кото­рый воз­гла­вил в СССР Атом­ный про­ект, при­вле­кает Хари­тона к раз­ра­ботке атом­ного ору­жия и зачис­ляет в состав Лабо­ра­то­рии № 2 АН СССР. Выбор И.В. Кур­ча­това созна­те­лен и одно­зна­чен — при­влечь лидера оте­че­ствен­ной науки по цеп­ным реак­циям к реа­ли­за­ции цеп­ной реак­ции ядер­ного взрыва.

    В мае 1945 года СССР вме­сте с союз­ни­ками (США, Англией и Фран­цией) завер­шила раз­гром Гер­ма­нии и празд­но­вала Победу. Ю.Б. Хари­тон был вклю­чен в группу физи­ков для выяс­не­ния состо­я­ния немец­ких иссле­до­ва­ний по ядер­ному ору­жию, кото­рая в мае выле­тела в Бер­лин. Одним из суще­ствен­ных резуль­та­тов были обна­ру­жен­ные Ю.Б. Хари­то­ном и И.К. Кико­и­ным около ста тонн окиси урана. Руко­во­ди­тель группы А.П. Заве­ня­гин орга­ни­зо­вал отправку окиси урана в Москву. И.В. Кур­ча­тов гово­рил, что най­ден­ный в Гер­ма­нии уран при­мерно на год сокра­тил пуск про­мыш­лен­ного реак­тора на Урале для нара­ботки плу­то­ния.

    20 авгу­ста, после атом­ной бом­бар­ди­ровки Хиро­симы и Нага­саки, Государ­ствен­ный коми­тет обо­роны при­нял поста­нов­ле­ние о созда­нии Спе­ци­аль­ного коми­тета (пред­се­да­тель — Л.П. Берия), наде­лен­ного чрез­вы­чай­ными пол­но­мо­чи­ями, кото­рому пред­сто­яло воз­гла­вить руко­вод­ство по реше­нию про­блемы. Для рас­смот­ре­ния научно-тех­ни­че­ских вопро­сов по атом­ной про­блеме был создан Тех­ни­че­ский совет при Спец­ко­ми­тете. В каче­стве чле­нов совета были при­вле­чены И.В. Кур­ча­тов и Ю.Б. Хари­тон.

    В 1946 году поста­нов­ле­нием СМ СССР для непо­сред­ствен­ного созда­ния атом­ной бомбы орга­ни­зо­ван филиал лабо­ра­то­рии № 2 — кон­струк­тор­ское бюро (КБ-11). Руко­вод­ство страны назна­чает глав­ным кон­струк­то­ром атом­ной бомбы, а затем науч­ным руко­во­ди­те­лем ядер­ных заря­дов и ядер­ных бое­при­па­сов Ю.Б. Хари­тона

    С этого момента жизнь и твор­че­ство Ю.Б. Хари­тона нераз­рывно свя­заны с пре­одо­ле­нием ядер­ной моно­по­лии США, созда­нием нашей атом­ной бомбы, а затем раз­ви­тием и совер­шен­ство­ва­нием оте­че­ствен­ного ядер­ного ору­жия. Это была гран­ди­оз­ная работа по сво­ему мас­штабу, по раз­ви­тию мно­же­ства науч­ных и тех­ни­че­ских обла­стей зна­ний, из кото­рых состоит ядерно-ору­жей­ная тех­но­ло­гия, и по своей военно-поли­ти­че­ской зна­чи­мо­сти.

    Вот как сам Ю.Б. Хари­тон опи­сы­вает вступ­ле­ние нашей страны в атом­ную эру: «Я пора­жа­юсь и пре­кло­ня­юсь перед тем, что было сде­лано нашими людьми в 1946—1949 годах. Было нелегко и позже. Но этот период по напря­же­нию, геро­изму, твор­че­скому взлету и само­от­даче не под­да­ется опи­са­нию. Только силь­ный духом народ после таких неве­ро­ятно тяже­лых испы­та­ний мог сде­лать совер­шенно из ряда вон выхо­дя­щее: полу­го­лод­ная и только что вышед­шая из опу­сто­ши­тель­ной войны страна за счи­тан­ные годы раз­ра­бо­тала и внед­рила новей­шие тех­но­ло­гии, нала­дила про­из­вод­ство урана, сверх­чи­стого гра­фита, плу­то­ния, тяже­лой воды. »

    На посту науч­ного руко­во­ди­теля ВНИИЭФ Ю.Б. Хари­тон оста­вался в тече­ние 46 лет, вплоть до 1992 года, когда он стал почет­ным науч­ным руко­во­ди­те­лем ВНИИЭФ. Исклю­чи­тель­ный талант уче­ного и орга­ни­за­тора науки поз­во­лил Хари­тону успешно руко­во­дить основ­ными направ­ле­ни­ями науч­ной и кон­струк­тор­ской работы инсти­тута. По тру­до­спо­соб­но­сти и вынос­ли­во­сти ему не было рав­ных, как и в твор­че­ском дол­го­ле­тии. Почти поло­вину сто­ле­тия он являлся пред­се­да­те­лем Научно-тех­ни­че­ского совета Мина­тома по ядер­ному ору­жию.

    Поль­зу­ясь огром­ным вли­я­нием и обла­дая уди­ви­тель­ным даром до дета­лей раз­би­раться в любых науч­ных и тех­ни­че­ских вопро­сах, он при изоби­лии пред­ло­же­ний и точек зре­ния отдель­ных уче­ных и инсти­ту­тов умел выбрать наи­бо­лее цен­ные идеи и пре­тво­рить их в новые выда­ю­щи­еся кон­струк­ции. Когда между инсти­ту­тами воз­ни­кали раз­но­гла­сия, Ю.Б. Хари­тон все­гда стре­мился детально разо­браться в их при­чи­нах и суще­стве новых пред­ло­же­ний и идей. Бла­го­даря его уме­лому руко­вод­ству и высо­чай­шему лич­ному авто­ри­тету уда­ва­лось найти опти­маль­ные реше­ния.

    В оте­че­ствен­ном Атом­ном про­екте при­няло уча­стие немало бле­стя­щих уче­ных и руко­во­ди­те­лей. Но среди этих выда­ю­щихся людей Юлий Бори­со­вич был явле­нием. Уни­каль­ность его заклю­ча­лась в том, что он был не только физи­ком-тео­ре­ти­ком, но и выда­ю­щимся экс­пе­ри­мен­та­то­ром, кон­струк­то­ром-тех­но­ло­гом, созда­те­лем системы про­из­вод­ства, экс­плу­а­та­ции и испы­та­ний ядер­ного ору­жия.

    Он взял на себя и нес пол­ноту ответ­ствен­но­сти не только за все, что каса­ется раз­ра­ботки ядер­ного ору­жия и его непре­рыв­ного про­гресса, но и за без­опас­ность про­из­вод­ства, испы­та­ния и экс­плу­а­та­цию этого не име­ю­щего ана­ло­гов по раз­ру­ши­тель­ной силе ору­жия.

    Ю.Б. Хари­тон пер­вый сфор­му­ли­ро­вал тре­бо­ва­ния к без­опас­но­сти ядер­ного ору­жия, гово­рил о недо­пу­сти­мо­сти ядер­ного взрыва при всех слу­чай­ных ситу­а­циях, в кото­рых может ока­заться ядер­ное ору­жие. Бла­го­даря его тре­бо­ва­тель­но­сти мы до сих пор не имели сры­вов, неудач и избе­жали ава­рий с ядер­ным ору­жием.

    Он был твор­цом исто­рии не только ядер­ного ору­жия нашей страны, но и мно­гих чело­ве­че­ских судеб, посвя­тив свою жизнь науке, кото­рая спасла мир от ужас­ной по своим послед­ствиям войны. Его исклю­чи­тель­ная дея­тель­ность и твор­че­ские дости­же­ния пора­жают и вызы­вают изум­ле­ние. Ю.Б. Хари­тон — созда­тель целого ряда науч­ных школ в самых раз­но­об­раз­ных направ­ле­ниях физики и тех­ники. Среди его уче­ни­ков — выда­ю­щи­еся уче­ные.

    К тихому голосу этого чело­века при­слу­ши­ва­лись все лидеры нашего госу­дар­ства от Ста­лина до Ель­цина. И в том, что Мина­том/Роса­том — един­ствен­ный из гиган­тов оте­че­ствен­ного ВПК уце­лел и про­дол­жает суще­ство­вать, во мно­гом его заслуга.

    Страна высоко оце­нила дея­тель­ность Ю.Б. Хари­тона. Он — Три­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда, лау­реат Ленин­ской и Государ­ствен­ных пре­мий, награж­ден шестью орде­нами Ленина, орде­нами Крас­ной Звезды, Октябрь­ской Рево­лю­ции, Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени, меда­лью «За обо­рону Ленин­града», дей­стви­тель­ный член Ака­де­мии наук СССР с 1953 года, удо­стоен выс­ших наград РАН — Золо­тых меда­лей им. М.В. Ломо­но­сова и И.В. Кур­ча­това.

    В конце сво­его жиз­нен­ного пути Юлий Бори­со­вич Хари­тон с осо­бой остро­той ощу­щал свою как уче­ного и чело­века, ответ­ствен­ность за буду­щее чело­ве­че­ства. Его заве­ща­нием всем нам стали слова: «Стре­мясь к луч­шему, не натво­рить худ­шего».

    Скон­чался Ю.Б. Хари­тон 18 декабря 1996 года.

    ХАРИТОН ЮЛИЙ БОРИСОВИЧ

    Советский физик-ядерщик, действительный член АН СССР (1953). Руководитель ВНИИЭФ (1946–1992). Трижды Герой Социалистического Труда (1949, 1951, 1954), лауреат Ленинской (1956) и трёх Сталинских премий (1949, 1951, 1953). Один из участников работ по созданию советских атомной и водородной бомб.

    Ранние годы. Начало научной карьеры

    Родился в Санкт-Петербурге в семье журналиста Бориса Осиповича Харитона (1876–1942) и актрисы МХАТа Мирры Яковлевны, урождённой Буровской, во втором браке Эйтингтон (1877–1947). Отец будущего учёного был выходцем из еврейской купеческой семьи, с 1910 года он редактировал кадетскую газету «Речь». В 1907 году родители Харитона развелись, и спустя несколько лет Мирра Яковлевна уехала со вторым мужем в Берлин. Впоследствии, с приходом к власти нацистов, они перебрались в Палестину.

    С 13 лет Юлий совмещал учёбу в реальном училище с работой по найму: сначала он трудился в библиотеке, а затем работал монтёром. В 1919 году, окончив училище, молодой человек попытался поступить в Технологический институт, но не был принят из-за молодого возраста. В 1920 году он поступил в Политехнический институт на электромеханический факультет, а весной следующего года перевёлся на другой, физико-механический, факультет. Здесь на талантливого студента обратил внимание Н. Н. Семёнов, который вёл у него практику по физике. Семёнов пригласил Харитона в свою лабораторию в Физико-техническом институте (ФТИ). В 1924 году, будучи сотрудником этой лаборатории, молодой специалист издал первый научный труд, посвящённый изучению конденсации металлических паров на поверхности.

    В 1925 году Харитон окончил Политехнический институт и занялся изучением окисления паров фосфора кислородом. В 1926 году совместно с З. Ф. Вальтой он опубликовал работу «Окисление паров фосфора при малых давлениях». Ученики Семёнова установили факт существования критических параметров давления кислорода, при достижении которых возможно воспламенение фосфора. Позднее опыты Харитона были повторены группой сотрудников Семёнова. Изыскания молодого физика были положены в основу теории ветвящихся цепных реакций, которая в конечном счёте принесла Н. Н. Семёнову Нобелевскую премию.

    В 1926 году при поддержке А. Ф. Иоффе, П. Л. Капицы и Н. Н. Семёнова Харитон отправился в научную командировку в Великобританию. Там, в Кавендишской лаборатории, возглавляемой Э. Резерфордом и Д. Чедвиком, он занимался изучением чувствительности глаза к слабым световым импульсам (сцинтилляциям) и взаимодействия гамма-излучения с веществом, а также разработкой методики регистрации альфа-частиц. В исследованиях в области ядерной физики он непосредственно не участвовал, но имел о них представление и проявлял к ним большой интерес. В 1928 году Харитон защитил диссертацию «О счёте сцинтилляций, производимых альфа-частицами», и получил степень доктора наук, вскоре после чего вернулся на родину.

    Работа по изучению взрывчатых веществ

    По возвращении в СССР учёный продолжил работу в ФТИ, но уже в совершенно другом направлении. Он обратился к изучению взрывчатых веществ, а именно к кинетике и детонации. В 1931 году, после отделения от ФТИ Института химической физики, Харитон организовал в новом учреждении лабораторию взрывов и стал её руководителем. Самым важным итогом исследований, проводимых Харитоном и его учениками, стало открытие фундаментального «принципа Харитона», согласно которому характерное время химической реакции в детонационной волне должно быть меньше времени разлета сжатого вещества. Харитон доказал: вещество, пассивное при взятии в виде тонкого цилиндра, в большой массе может взорваться. В 1935 году ему была присвоена учёная степень доктора физико-математических наук.

    Во второй половине 1930-х годов началось длительное и плодотворное сотрудничество между Харитоном и Я. Б. Зельдовичем. Оба учёных откликнулись на открытие в 1939 году деления урана и занялись изучением этого явления. В опубликованных в 1939–1941 годах статьях они рассмотрели и предугадали важнейшие процессы в массе делящегося вещества. Харитон и Зельдович выявили возможности, приводящие к экспоненциальному росту числа делений, иными словами, к ядерному взрыву.

    Участие в разработке ядерно-оружейной программы

    В годы Великой Отечественной войны Харитон и его сотрудники проводили работы по повышению эффективности различных конструкций боеприпасов и взрывчатых веществ (кумулятивные снаряды) и исследованию воздушной ударной волны. Но уже в феврале 1943 года учёный переориентировался на исследования по использованию атомной энергии: в составе группы физиков он приступил к работе в Лаборатории № 2 АН СССР, созданной по распоряжению правительства и возглавленной И. В. Курчатовым. Руководство работами по созданию ядерного оружия Курчатов поручил Харитону.

    Понимая, что в Москве и её окрестностях проводить испытания ядерного оружия невозможно, Харитон пришёл к выводу – нужно искать другое место. Вместе с П. М. Зерновым он объездил ряд предприятий, которые могли бы послужить базой для создаваемого конструкторского бюро. Выбор пал на один из заводов Наркомата боеприпасов, расположенный в посёлке Саров на юге Горьковской области. В 1946 году на базе этого завода было организовано конструкторское бюро КБ-11 (в дальнейшем Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики (ВНИИЭФ)), впоследствии получившее известность как Арзамас-16. Его главным конструктором и заместителем начальника КБ-11, а затем научным руководителем стал Харитон. К разработке ядерно-оружейной программы СССР были привлечены лучшие физики и математики страны. Первый атомный заряд был успешно испытан в 1949 году, а первые образцы водородного оружия – в 1953 и 1955 годах.

    ВНИИЭФ Харитон возглавлял почти до конца жизни. В 1992 году, отойдя от непосредственного руководства этим учреждением, он стал его почётным научным руководителем. В 1953 году Харитон был избран действительным членом (академиком) АН СССР, а в 1956 году – вступил в КПСС. В 1974 году учёный был награждён медалью имени И. В. Курчатова, в 1982 году – медалью имени М. В. Ломоносова. В 1955 году он выступил одним из авторов «Письма трёхсот», содержавшего критику взглядов и деятельности Т. Д. Лысенко и в конечном счёте приведшего к отставке последнего с поста президента ВАСХНИЛ.

    В 1965 году во ВНИИЭФ при участии Харитона и под его руководством начала развиваться новая область физики – лазерная физика. Большое внимание Харитон уделял изучению лазерного термоядерного синтеза: в институте были созданы мощные лазерные установки «Искра-4» и «Искра-5».

    Харитон скончался 18 декабря 1996 года в городе Саров Нижегородской области. Похоронили учёного в Москве на Новодевичьем кладбище.

    Память

    В Санкт-Петербурге и Сарове есть улицы Академика Харитона. На Аллее Героев Московского парка Победы в Санкт-Петербурге установлен бюст учёного.

    Краткая биография харитон

    Харитон Юлий Борисович – российский советский ученый в области физики и физикохимии, один из основоположников ядерной физики в СССР, член-корреспондент АН СССР.

    Родился 14 (27) февраля 1904 в Санкт-Петербурге в семье журналиста, ответственного редактора органа конституционно-демократической партии газеты «Речь» и актрисы МХАТа. Еврей. С 1910 года мать жила в Берлине со вторым мужем, а отец в 1922 году был выслан за границу в составе группы идеологически чуждой интеллигенции. С 13-летнего возраста Харитон параллельно учебе в реальном училище работал по найму – курьером, библиограф в библиотеке, с 15 лет – монтером в мастерских телеграфа Московско-Рыбинской железной дороги.

    В 1919 году по окончании училища пытался поступить в Технологический институт, но не был принят по молодости лет. В 1920 году стал студентом Политехнического института – сначала электромеханического факультета, а с весны 1921 года – физико-механического. В том же 1921 году был приглашен Н.Н.Семёновым (в будущем дважды Герой Социалистического Труда и лауреат Нобелевской премии по химии – единственный в России) на работу в его лабораторию в Физико-технический институт. Здесь в 1924 году вышел первый научный труд Харитона, посвященный изучению конденсации металлических паров на поверхности. В 1925-1926 годах занимался исследованием окисления паров фосфора кислородом и открыл (совместно с З.Ф.Вальта) явление нижнего предела по давлению кислорода и влияния на этот предел примесей инертного газа. Проведенное Н.Н.Семёновым в 1927 году детальное исследование предела воспламенения и первое теоретическое обоснование его механизма послужили основой теории разветвленно-цепных реакций.

    В 1926 году при поддержке А.Ф.Иоффе, П.Л.Капицы и Н.Н.Семёнова Харитон был командирован в Англию, в лабораторию Э.Резерфорда, где занимался изучением чувствительности глаза к слабым световым импульсам (сцинтилляциям) и взаимодействия гамма-излучения с веществом, а также разработкой методики регистрации альфа-частиц. Не участвуя непосредственно в работах по ядерной физике, основных для Кавендишской лаборатории, Харитон вошел в курс всех проводившихся там исследований и проявлял к ним неизменный интерес, пока (после открытия деления урана в 1939 году) ядерная физика не стала главным делом его жизни.

    В 1928 году за работу «О счете сцинтилляций, производимых альфа- и бета-частицами» получил степень доктора Кембриджского университета. По возвращении на родину в 1928 году возобновил работу в Физико-техническом институте, занявшись систематической работой над вопросами теории взрывчатых веществ: кинетики и детонации. В 1931 году возглавил лабораторию взрыва в отделившемся от ФТИ Институте химической физики, ставшую всемирно известной школой физики взрыва. Среди многочисленных результатов, полученных Харитоном и его учениками, один из самых важных – это открытие фундаментального принципа, определяющего возможность детонации, – «принципа Харитона», согласно которому характерное время химической реакции в детонационной волне должно быть меньше времени разлета сжатого вещества. Из этого принципа вытекало важнейшее следствие: одно и то же вещество, взятое в виде тонкого цилиндра, оказывается пассивным, но в большой массе может взорваться. Фундаментальные результаты Харитона в области теории горения и взрыва нашли широкое практическое применение.

    Во время Великой Отечественноой войны учёный и его сотрудники были прикомандированы к НИИ-6 Народного комиссариата боеприпасов СССР (1942-1944), где провели серию работ по повышению эффективности различных конструкций боеприпасов и взрывчатых веществ и исследованию воздушной ударной волны. Применяя полученные результаты не практике, Харитон принял активнешее участие в создании кумулятивных противотанковых гранат и снарядов, успешно применявшихся на фронтах.

    В 1935 году по совокупности заслуг ему была присуждена ученая степень доктора физико-математических наук. В 1939-1941 годах Харитон занимался исследованием цепного деления урана и совместно с Я.Б.Зельдовичем выполнил один из первых расчетов цепной ядерной реакции, ставшей фундаментом современной физики реакторов и ядерной энергетики. Эти работы надолго связали Харитона с другим выдающимся физиком-атомщиком, И.В.Курчатовым, и определили главное дело его жизни. С 1944 года — консультант, с 1945 года — штатный сотрудник Лаборатории № 2 АН СССР под руководством И.В. Курчатова.

    В 1946 году на юге Горьковской области (ныне – Нижегородская область) был основан центр по разработке ядерных зарядов – Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики (ВНИИЭФ; ныне – Российский федеральный ядерный центр Всероссийский НИИ экспериментальной физики) в городе Арзамас-16 (в 1991-1995 – Кремлев, с 1995 – Саров). Его главным конструктором, а затем научным руководителем по рекомендации И.В.Курчатова стал Харитон (1946-1992).

    К работе над реализацией ядерно-оружейной программы были привлечены лучшие физики страны: Я.Б.Зельдович, А.Д.Сахаров, И.Е.Тамм, К.И.Щёлкин, Г.Н.Флёров, Н.Н.Богомолов, Е.К.Завойский, М.А.Лаврентьев, Д.А.Франк-Каменецкий и другие, а также математики М.В.Келдыш, И.М.Гельфанд, А.Н.Тихонов. Здесь в обстановке строжайшей секретности велись работы по скорейшей ликвидации американской ядерной монополии, завершившиеся испытанием советских атомной (1949) и водородной (1953) бомб. В институте велись и фундаментальные научные исследования: изучение сжимаемости конденсированных сред (Я.Б.Зельдович, Л.В.Альтшулер), получение и применение сверхсильных магнитных полей (реализация идеи магнитной кумуляции энергии, предложенной А.Д.Сахаровым), использование мощных лазеров для решения проблемы термоядерного синтеза, создание ядерных реакторов и ускорителей для исследовательских целей и многие другие.

    4 декабря 1946 года Харитон был избран членом-корреспондентом АН СССР (с 1991 – РАН).

    Указом Президиума Верховного Совета СССР («закрытым») от 29 октября 1949 года «за исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания» Харитону Юлию Борисовичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

    Указом Президиума Верховного Совета СССР («закрытым») от 8 декабря 1951 года «за исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания» Харитон Юлий Борисович награжден второй золотой медалью «Серп и Молот».

    23 октября 1953 года Харитон был избран действительным членом (академиком) АН СССР.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР («закрытым») от 4 января 1954 года «за исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания Правительства, дающие право на присвоение звания Героя Социалистического Труда» Харитон Юлий Борисович награжден третьей золотой медалью «Серп и Молот».

    Отказавшись от личного научного творчества, Харитон до конца жизни был научным руководителем огромного коллектива, умело организовывал его работу по самым перспективным и важным в практическом отношении направлениям. С 1992 года — почётный научный руководитель ВНИИЭФ.

    Член КПСС с 1956 года. Депутат Верховного Совета СССР нескольких созывов.

    Скончался 18 декабря 1996 года в городе Саров Нижегородской области. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве (участок 9).

    Награждён 6 орденами Ленина (29.10.1949; 11.09.1956; 07.03.1962; 27.02.1964; 26.02.1974; 24.02.1984), орденами Октябрьской Революции (26.04.1971), Красной Звезды (24.09.1944), Трудового Красного Знамени (10.06.1945), медалями, в том числе Большой золотой медалью имени М.В.Ломоносова АН СССР (1982) и Золотой медалью И.В.Курчатова (1974).

    Лауреат Ленинской премии (1957), Сталинской премии СССР (1949, 1951, 1953).

    Бюсты Ю.Б.Харитона установлены в Санкт-Петербурге и городе Саров Нижегородской области. В Москве, Санкт-Петербурге, Сарове на домах, в которых он жил, а также на зданиях учреждений, где он учился и работал, установлены мемориальные доски.

    © Биографию подготовил Виталий Смирнов (г. Северодвинск)

    Харитон, Юлий Борисович

    Юлий Борисович Харитон (Ю.Б., как его называли в КБ-11) родился 27 февраля 1904 года в Петербурге в семье журналиста и актрисы. Мать уехала за границу, когда мальчику было 6 лет, отца выслали из страны в 1922 году. Работать Ю.Б. Харитон начал с тринадцати лет, сначала курьером и библиографом, затем учеником механика.

    В 1920 году он поступил в Политехнический институт. Будучи еще студентом, Ю.Б. Харитон начал работать ассистентом в Физико-техническом институте. В 1926 году в числе других перспективных молодых ученых Ю.Б. Харитон был направлен на двухгодичную стажировку в Англию, в знаменитую Кавендишскую лабораторию Резерфорда (Кембридж). Здесь он защитил диссертацию на звание доктора философии.

    С 1931 года Ю.Б. Харитон — сотрудник Института химической физики АН СССР. Возглавляя лабораторию взрывчатых веществ, Ю.Б. Харитон внес значительный вклад в физику горения и взрыва. Известны также его пионерские работы по атомной физике (конец 30-х — начало 40-х годов).

    Еще до начала Великой Отечественной Ю.Б. Харитон занимался актуальными вопросами оборонной тематики. Об этом свидетельствует в своих воспоминаниях А.Ю. Семенов, внук Юлия Борисовича: «Одну из историй о дедовой работе однажды рассказала мне бабушка. Осенью 1939 года, вскоре после начала финской войны, три часа ночи в квартире Харитонов раздался звонок. В прихожую вошли три человека в черных пальто и предложили деду собирать вещи и ехать с ними. У бабушки не возникло сомнений в том, что это арест. Но старший из пришедших людей сказал ей: «Не бойтесь, это не то, что вы думаете. Я не могу сказать больше, но вот мой телефон, по которому вы можете звонить, чтобы узнать о здоровье вашего мужа». Примерно через два месяца дед вернулся домой. И только значительно позже он рассказал бабушке, чем ему пришлось заниматься. Оказалось, что советские войска в ходе боев столкнулись с великолепно укрепленной оборонной линией Маннергейма. По-видимому, ДОТы на этой линии были сделаны из какого-то нового материала, который не поддавался обычной взрывчатке. Было принято решение командировать на передовую специалиста по взрывчатым веществам. Дед в это время заведовал лабораторией ВВ в Институте химической физики. Попав на передовую и организовав в полевых условиях микролабораторию, дед начал подбирать комбинацию взрывчатки, которая была бы эффективна против материала финских ДОТов. В конце концов ему это удалось, наступление на финнов пошло успешнее».

    В 1941 году Юлий Борисович был откомандирован в НИИ-6 Наркомата обороны, где занялся вопросами создания новых боеприпасов. В 1942 году Ю.Б. Харитон и его сотрудник С.Б. Ратнер разработали противотанковую гранату большой бризантной силы с оригинальной конструкцией спускового механизма взрывателя. Затем последовала работа над совершенствованием горючей смеси (так называемый коктейль Молотова) и над созданием кумулятивным противотанковых снарядов. Проведенные еще до войны исследования позволили организовать производство снарядов для знаменитых «Катюш».

    Противотанковая граната РГД-43.

    Однако основная работа Ю.Б. Харитона во время войны была связана с налаживанием производства суррогатных взрывчатых веществ (ВВ). Высококачественную взрывчатку (для увеличения количества выпускаемых снарядов) было предложено смешивать с широкодоступными и дешевыми веществами, которые, увеличивая массу, лишь ненамного снижали бы взрывчатые характеристики ВВ.

    Деятельность Ю.Б. Харитона и его сотрудников в годы войны увенчалась большими успехами. Юлий Борисович в 1944 году был награжден боевым орденом Красной Звезды.

    Директор Института химической физики академик Н.Н. Семенов писал в характеристике, данной Ю.Б. Харитону для представления к награде: «Во время Великой Отечественной войны вел большую лабораторную и теоретическую работу, обеспечивал систематические консультации Наркомата обороны, Наркомата боеприпасов и других наркоматов оборонной промышленности по вопросам, связанным с расшифровкой новых образцов вооружений противника, теоретическим обоснованием новых видов наших вооружений, разъяснениями возможностей применения суррогатных ВВ».

    В 1944 году руководитель советского атомного проекта И.В. Курчатов привлек Юлия Борисовича к работе в Лаборатории N 2 АН СССР. С 1946 года Харитон — Главный конструктор и заместитель начальника КБ-11. Здесь он создал всемирно известные научные школы, заложил основы многих направлений исследований. В 1946 году Ю.Б. Харитон был избран членом-корреспондентом АН СССР, в 1953 году — академиком. До 1992 года Ю.Б. оставался бессменным научным руководителем ВНИИЭФ. Он — трижды Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской и трех Государственных премий, награжден почетной золотой медалью им. Ломоносова АН СССР, стал почетным гражданином Арзамаса-16.

    Юлий Борисович прошел прекрасный и трудный путь в ядерной науке, он сохранял присущую ему скромность и обаяние, корректность и сдержанность поведения, умение слушать и понимать, а также помогать людям и в работе, и в жизни.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: