Краткая биография мариенгоф - Sogetsu-Mf.ru

Краткая биография мариенгоф

​В разделе вы можете ознакомиться с подробной биографией ​Анатолия Мариенгофа​

Краткая биография мариенгоф

Биография Анатолия Мариенгофа​

Анатолий Мариенгоф родился в Нижнем Новгороде 24 июня (6 июля) 1897 года в семье служащего. В молодости его родители были актерами, играли в провинции, и хотя потом оставили сцену, страсть к театру, увлеченность литературой царили в доме и передались сыну, который в детстве перечитал русскую классику и многое из западной.

Сначала он посещал частный пансион, в 1908 году был переведен в престижный Нижегородский дворянский институт Император Александра II. Отец не одобрял этот выбор, и через некоторое время А.Мариенгоф поступает в обычную гимназию. Отец оказал определяющее влияние на жизнь, мировоззрение и творчество сына. Чрезвычайная антирелигиозность Анатолия Мариенгофа, судя по всему, также была воспитана отцом. Будущий поэт с детства много читал и начал рано сочинять стихи. «Гимн Гетере» — одно из своих первых произведений — он написал в 12 лет.

В 1913 году, когда Анатолию Мариенгофу было 16 лет, его мать умерла. Отец перевез детей (у Анатолия была младшая сестра) в Пензу, устроился на работу в акционерное общество «Граммофон». Там Мариенгоф продолжил учебу в 3-й частной гимназии С. А. Пономарёва, где в 1914 году на деньги отца издавал журнал «Мираж», «более чем наполовину заполняя его собственными стихами, рассказами, статейками…» Здание Пономарёвской гимназии в Пензе сохранилось до наших дней; в 2015 году на нём была торжественно открыта мемориальная доска Мариенгофу.

Неординарным событием для молодого Мариенгофа явилось путешествие летом 1914 года по Балтике на учебной парусной шхуне «Утро». Он побывал в Финляндии, Швеции и Дании и даже получил матросское свидетельство, чем чрезвычайно гордился. Однако плавание прервалось после того, как началась Первая мировая война.

В 1916 году Мариенгоф окончил гимназию и уехал в Москву, где поступил на юридический факультет Московского университета. Не проучившись там и полгода, он был призван на фронт, где в составе инженерно-строительной дружины занимался устройством дорог и мостов.

На фронте он продолжал писать стихи. В том же году появляется первая пьеса в стихах «Жмурки Пьеретты».

В 1917 году, пока он ехал в отпуск, произошла революция. Возвратившись в Пензу и полностью посвящает себя литературе, а в 1918 году выходит первый сборник его поэзии под названием «Витрина сердца». Здесь Мариенгоф создаёт поэтический кружок, включивший соученика по гимназии поэта Ивана Старцева и художника Виталия Усенко.

Летом в город вошёл Чехословацкий корпус. От случайной пули погиб отец и Мариенгофа больше ничто не держит в Пензе, юноша навсегда отправляется в Москву.

Анатолий остановился у своего двоюродного брата Бориса и совершенно случайно показал свои стихи Бухарину, бывшему на тот момент главным редактором «Правды». Тому стихи не понравились, но талант в молодом человеке он разглядел и устроил его литературным секретарём издательства ВЦИК, которым руководил по совместительству.

Вскоре в издательстве ВЦИК происходит его встреча с Сергеем Есениным, имевшая существенное значение в судьбах обоих. Потом знакомится с В. Шершеневичем и Рюриком Ивневым. Так оформляется группа имажинистов, заявившая о себе «Декларацией», опубликованной в январе 1919 года в журнале «Сирена» (Воронеж).

Тесная дружба связывает Мариенгофа с Есениным. Осенью 1919 года они поселяются вместе и на несколько лет становятся почти неразлучны. Вместе ездят по стране: летом 1919 года побывали в Петрограде, весной 1920 года — в Харькове, летом — в Ростове-на-Дону, на Кавказе. Публикуют в печати письма друг другу, чем вызывают негодование критиков. Есенин посвятил Мариенгофу стихи «Я последний поэт деревни», поэму «Сорокоуст», драму «Пугачёв», стихотворение «Прощание с Мариенгофом». В этот пероид Мариенгоф приобретает известность.

31 декабря 1922 года Мариенгоф женился на артистке Камерного театра А. Б. Никритиной. Рождается сын Кирилл.

В 1924—1925 годах Мариенгоф работал заведующим сценарным отделом Пролеткино, вскоре также начал писать киносценарии. Всего их было создано около десяти. В 1928 году вместе с Никритиной, получившей работу в БДТ, Мариенгоф переехал в Ленинград, где прожил до конца жизни.

В 1928 году в берлинском издательстве «Петрополис» вышел роман «Циники» (в СССР издан только в 1988 г., см. ниже раздел «Издания»). Публикация «Циников», равно как и следующего романа «Бритый человек», вышедшего в том же издательстве в 1930 году, принесла Мариенгофу массу неприятностей, писатель был подвергнут в СССР травле. Это привело к тому, что 1 ноября 1929 года он направил письмо в правление МО Всероссийского союза советских писателей, где признал, что «появление за рубежом произведения, не разрешённого в СССР, недопустимо».

В вышедшем в 1932 году VI томе «Литературной энциклопедии» его творчество характеризуется как «один из продуктов распада буржуазного искусства после победы пролетарской революции». Характерно, что романы «Циники» и «Бритый человек» в статье не упомянуты.

Сын Кирилл покончил жизнь самоубийством (повесился) в марте 1940 года. Причины до настоящего времени не установлены.

Примерно в это же время на театральных площадках Москвы идёт спектакль «Шут Балакирев» по одноимённой пьесе Мариенгофа.

В июне 1941 года приходит на Ленинградское радио и читает баллады (очерки в стихах), тут же звучавшие в выпусках «Радиохроники». Вскоре, вместе с Большим драматическим театром, Мариенгоф с женой были эвакуированы в Киров, где прожили около трёх лет.

В послевоенное время против А. Б. Мариенгофа и М. Э. Козакова была развёрнута травля за их пьесы «Золотой обруч», «Преступление на улице Марата» и «Остров Великих Надежд».

В 1948 году написал пьесу в духе борьбы с космополитизмом «Суд жизни», но она не была принята к постановке.

В 1953—1956 годах написал ещё одну автобиографическую книгу «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги», где рассказал о детстве и юности, дополнил портрет Есенина. После смерти Мариенгофа была опубликована её сокращённая и приглаженная цензурой версия (под названием «Роман с друзьями»), а в полном виде книга вышла только в 1988 году (см. ниже раздел «Издания»).

Скончался 24 июня 1962 года (в день своего рождения по старому стилю) в Ленинграде. Похоронен на Богословском кладбище.

Иосиф Бродский написал о Мариенгофе, что тот был первым, кто применил «киноглаз» в русской литературе. Булат Окуджава посвящал ему многие свои стихотворения. Увлечение Бродского Мариенгофом упоминается также Александром Генисом в воспоминаниях о Сергее Довлатове: «Мариенгоф, автор книги „Циники“, которую Бродский со свойственной ему отчаянностью назвал лучшим русским романом».

Анатолий Борисович Мариенгоф

Анатолий Борисович Мариенгоф

Дата рождения 6 июля 1897 года
Место рождения Нижний Новгород, Российская империя
Дата смерти 24 июня 1962 года
Место смерти Ленинград, СССР
Годы творчества 1916—1962
Направление имажинизм
Жанр роман

Анатолий Мариенгоф — российский и советский поэт-имажинист, теоретик искусства, прозаик, драматург и мемуарист [1] [2] .

Содержание

[править] Ранний период

[править] Происхождение

Появился на свет в семье купца 2-й гильдии Бориса Михайловича Мариенгофа (1867—1918), еврея, крестившегося для брака, и дворянки Александре Николаевн Хлоповой (1870—1913), которой в Нижнем Новгороде принадлежало два деревянных дома. У пары родилось двое детей, Анатолий и Руфина.

Овдовев, отец женился на Ольге Ионовне Липатовой (1893—1942), которая «была очень красивой женщиной, участвовала в конкурсах красоты города Пензы». У них родился сын Борис, ставший геологом.

Отец погиб от случайной пули в Гражданскую войну.

[править] Образование и военные годы

В 1916 г. закончил гимназию и уехал в Москву, где поступил на юрфак Московского университета. Не проучившись там и полгода, отправился на военную службу, и в рядах инженерно-строительной дружины занимался устройством дорог и мостов.

[править] Карьера и творческий путь

В том же 1916 г. написал дебютную пьесу в стихах «Жмурки Пьеретты».

В 1918 г. выпустил 1-ю книжку «Витрина сердца».

После гибели отца переехал к отцу, где показал стихи главреду «Правды» Н.И. Бухарину, который устроил начинающего поэта литературным секретарем издательства ВЦИК.

Читайте также  Краткая биография коршунов

В издательстве ВЦИК познакомился с С. Есениным, В. Шершеневичем и Р. Ивневым. Они назвали себя имажинистами в «Декларации», опубликованной в январе 1919 г. в журнале «Сирена».

Отмечается дружба поэта с Есениным:

С Есениным Мариенгофа связала тесная дружба. Осенью 1919 года они поселяются вместе и на несколько лет становятся почти неразлучны. Вместе ездят по стране: летом 1919 года побывали в Петрограде, весной 1920 года — в Харькове, летом — в Ростове-на-Дону, на Кавказе. Публикуют в печати письма друг к другу, чем вызывают негодование критиков. Есенин посвящает Мариенгофу поэму «Сорокоуст», драму «Пугачёв», стихотворения «Я последний поэт деревни» и «Прощание с Мариенгофом».

В 1924—1925 гг. — заведующий сценарным отделом «Пролеткино», вскоре стал писать сценарии к фильмам (примерно 10 написал).

В 1928 г. в Берлине вышел его роман «Циники» (в СССР издан лишь в Перестройку). Публикация «Циников», как и романа «Бритый человек», принесла автору массу неприятностей и привели к его травле, а его творчество характеризовалось как «продукт распада буржуазного искусства».

Тем не менее, шёл его спектакль «Шут Балакирев».

В июне 1941 г. устроился на Ленинградское радио и читал баллады (очерки в стихах), звучавшие и в выпусках «Радиохроники».

После войны его с М. Э. Козаковым подвергли травле.

[править] Семья и личная жизнь

Со своей супругой, артисткой Камерного театра, забем БДТ Анной Борисовной Никритиной имел сына Кирилла.

Мариенгоф Анатолий Борисович

Краткие содержания

(1897- 1962)

А.Б. Мариенгоф (1897- 1962) — русский драматург, поэт, мемуарист.

Биография А.Б. Мариенгофа

А. Мариенгоф родился в 1927 г. 24 июня в семье дворянина из Нижнего Новгорода. Родители отца были выходцами из Лифляндской губернии. В 1913 г. умерла мать Анатолия, и отец начал единолично воспитывать двух детей (Анатолия и его сестру), позже семья переехала в Пензу. В 1916 г. Анатолий оканчивает гимназию, и его мобилизуют на фронт. В это же время он придумывает пьесу «Жмурки Пьеретты», созданную в стихотворной форме.

В период октябрьской революции Анатолий возвращается в Бор и начинает активную литературную деятельность. Он создаёт литературное объединение, состоящее из художника В. Усенко, поэта И.Старцева. В 1918 г. Анатолий издаёт первый сборник стихотворений «Витрина сердца».

Летом чехословацкий корпус белогвардейцев захватывает город, и в одной из перестрелок погибает отец поэта. Мариенгоф переезжает в Москву. Он начинает работать литературным секретарем во ВЦИК, там же он начинает общаться с Бухариным. Вскоре он случайно знакомится с Есениным, и эта встреча серьёзно повлияет на судьбу обоих поэтов. Позже в ходе рабочей деятельности он начинает общаться с Ивневым и Шершеневичем. Таким образом, в Москве формируется группа поэтов имажинистов, которая впервые заявила о своём существовании в журнале «Сирена», опубликовав свою Декларацию. Анатолий начинает дружить с Есениным и их судьбы тесно переплетаются. В 1919 г. они некоторое время живут вместе и практически неразлучно. В это же время они вместе ездят по русским городам: Петроград, Харьков, Ростов, кавказские города. Есенин посвятил Анатолию несколько произведений: «Сорокоуст», «Пугачев» и небольшие стихотворения.

В 1923 г. Анатолий женится на театральной актрисе Никитиной и вскоре у них рождается сын, которого молодые родители назвали Кириллом.

В период 1924-1925 гг Анатолий работает начальником отдела сценаристов в Пролеткино, вскоре он начал писать первые сценарии к фильмам. За всю жизнь он создал 10 киносценариев.

В 1928 г. в германском издательском доме «Петрополис» было опубликовано произведение «Циники», которое советские люди смогли прочитать только в годы перестройки. Вскоре в той же типографии он выпустил книгу «Бритый человек». Эти два романа, вышедшие почти одновременно, вызвали массу проблем в личной жизни Анатолия, и привели к его литературной травле. Продолжительный прессинг заставил Мариенгофа написать письмо в союз писателей. В письме Анатолий признавал, что публиковать за рубежом произведение, не одобренное советскими литераторами, недопустимо.

В 1932 г. была опубликована литературная энциклопедия, в которой его творчество называлось продуктом распада буржуазии в обществе победившего пролетариата. Однако, несмотря на критику, в статье не были упомянуты его романы.

Анатолий проживает в Ленинграде, его жена играет в главном городском театре. Весной 1940 г. сын Марингофа совершил самоубийство, и никому не известны причины этого поступка.

Летом 1941 г. Мариенгоф начинает работать на ленинградском радио. На радио в передаче Радиохроники регулярно выходят его баллады. После начала войны власти эвакуируют драматический театр, поэта и его жену в Киров, там они живут 3 года. После победы в войне молодая семья возвращается в Ленинград.

В 1948 г. Анатолий создаёт пьесу «Суд жизни», описывающую космополитизм и борьбу с ним, однако её не допустили к постановке.

В 1953 г. он пишет автобиографическую книгу, в которой описывается его детство и молодость. Также в ней подробно описаны все отношения с Есениным. После смерти Анатолия советская цензура сделала краткую версию этой книги и выпустила её, назвав «Роман с друзьями», полная версия книги вышла в перестроечные годы.

Анатолий умер в 1962 г. 24 июня в Ленинграде. Похоронили поэта на Боголюбском кладбище.

На творчество поэта оказал большое влияние Есенин. Именно он познакомил Анатолия со многими русскими поэтами, после чего возникает литературное направление — имажинизм. Поэты из этого кружка вместе выпустили несколько выпусков газет и журналов.

Бродский описал Мариенгофа, как человека, который впервые использовал «киноглаз» в поэзии. Окуджава много раз посвящал Мариенгофу стихи. Бродский увлекался творчеством Анатолия и называл его произведение «Циники» лучшим русским романом, в котором без умалчиваний и украшательств описана реальная жизнь. Бродский отметил, что этот роман написан знающим человеком.

Анатолий Мариенгоф

В 12 лет он написал «Гимн Гетере», в 24 года спал под одним одеялом с Сергеем Есениным. Редактор газеты «Правда» называл его стихи замечательной ерундой, а Иосиф Бродский считал «Циников» «одним из самых новаторских произведений в русской литературе ХХ века».

Анатолий Мариенгоф родился в Нижнем Новгороде в 1897 году. Его родители играли в театре, увлекались литературой и музыкой. Даже когда их актерская карьера завершилась, они следили за театральной жизнью города. Будущий поэт с детства много читал и начал рано сочинять стихи. «Гимн Гетере» — одно из своих первых произведений — он написал в 12 лет.

Когда Анатолию Мариенгофу было 16 лет, его мать умерла. Отец перевез детей в Пензу, устроился на работу в акционерное общество «Граммофон» и отдал сына в частную гимназию. На деньги отца Мариенгоф выпускал журнал «Мираж», большую часть которого занимали его статьи, рассказы и стихотворения.

Летом 1914 года юноша отправился в морское путешествие по Балтике и даже получил свидетельство матроса. Он посетил Швецию, Данию и Финляндию. Однако началась Первая мировая война и ему пришлось вернуться в Пензу.

Спустя два года Анатолий Мариенгоф окончил гимназию и поступил на юридический факультет Московского университета. С новой волной мобилизации его призвали на фронт. Часть, в которой он служил, прокладывала дороги и строила мосты. Свои литературные эксперименты поэт продолжал и на фронте. С приходом революции Мариенгофа демобилизовали. Весь следующий год он занимался литературой, публиковал сборники своих произведений и выпустил книгу «Витрина сердца».

В 1918 году вспыхнуло восстание Чехословацкого корпуса. На улицах Пензы шли бои, отец Анатолия Мариенгофа был убит случайной пулей. После этого трагического случая поэт переехал в Москву. Вскоре он познакомился с Николаем Бухариным (в те годы — редактором «Правды») и показал ему свои стихи. Бухарин назвал их «замечательной ерундой», однако устроил поэта на работу ответственным литературным секретарем в издательство ВЦИК.

В издательстве состоялось одно из самых важных событий в жизни Анатолия Мариенгофа — знакомство с Сергеем Есениным. По воспоминаниям современников, они стали практически неразлучны, вдвоем путешествовали по стране — ездили в Петроград, Харьков, на Кавказ — и публиковали в печати письма друг к другу. Осенью 1919 года они сняли одну комнату на двоих. Анатолий Мариенгоф вспоминал об этом времени: «Мы жили вместе и писали за одним столом. Паровое отопление тогда не работало. Мы спали под одним одеялом, чтобы согреться. Года четыре кряду нас никто не видел порознь. У нас были одни деньги: его — мои, мои — его. Проще говоря, и те и другие — наши. Стихи мы выпускали под одной обложкой и посвящали их друг другу».

Вскоре Мариенгоф познакомился с Рюриком Ивневым и Вадимом Шершеневичем. Вместе с Сергеем Есениным они основали поэтическое объединение имажинистов. Вскоре к ним присоединились Иван Грузинов, Александр Кусиков, Матвей Ройзман и другие поэты. В 1919 году объединение опубликовало свою «Декларацию», которая начиналась словами: «Скончался младенец, горластый парень десяти лет от роду (родился 1909 — умер 1919). Издох футуризм. Давайте грянем дружнее: футуризму и футурью — смерть. Академизм футуристических догматов, как вата, затыкает уши всему молодому. От футуризма тускнеет жизнь…» Имажинисты проводили уличные акции, чтобы привлечь к себе внимание: ночами «переименовывали» в честь себя московские улицы, расписывали Страстной монастырь стихами, на памятник Пушкину вешали табличку «Я с имажинистами».

Читайте также  Краткая биография гюго

Имажинистам принадлежали несколько издательств. В начале 1920-х годов все поэты объединения активно выпускали там свои книги. Критики тех лет писали: «…Издания имажинистов поглотили бумажную выработку по крайней мере одной бумагоделательной фабрики за год». Вскоре издательства стали закрываться, Анатолию Мариенгофу было все труднее печататься.

В 1923 году он женился на артистке Камерного театра Анне Никритиной. В 1924–1925 годах поэт работал на киностудии «Пролеткино», где писал сценарии к фильмам (среди них «Дом на Трубной», «Веселая канарейка»).

В 1925 году в номере ленинградской гостиницы «Англетер» скончался Сергей Есенин. Смерть друга потрясла Мариенгофа: «Я плакал в последний раз, когда умер отец. Это было более семи лет тому назад. И вот снова вспухшие красные веки. И снова негодую на жизнь». В день похорон Есенина он посвятил ему стихотворение:

После гибели Есенина Мариенгофа стали косвенно обвинять в его самоубийстве — не только устно, но и в прессе. Причиной этих нападок стала творческая конкуренция между поэтами. В 1927 году Анатолий Мариенгоф выпустил «Роман без вранья» с воспоминаниями о друге. В нем предстал незнакомый публике Есенин: расчетливый, хитроватый и тщеславный. Ни читатели, ни критики не приняли эту книгу, произведение прозвали «вранье без романа». Следующую книгу Мариенгофа — «Циники», — которую Иосиф Бродский позже назовет «одним из самых новаторских произведений в русской литературе ХХ века», запретили к печати. Но рукопись переправили за границу, и в 1928 году «Циников» выпустили в берлинском издательстве «Петрополис».

В 1928 году Анатолий Мариенгоф и его жена Анна Никритина переехали в Ленинград. Он оставил поэзию и стал писать пьесы, миниатюры, эстрадные скетчи.

В 30-е годы Мариенгофа практически не печатали. Составители VI тома «Литературной энциклопедии СССР» (1932) охарактеризовали его творчество как «один из продуктов распада буржуазного искусства после победы пролетарской революции».

После войны Анатолий Мариенгоф написал пьесу «Рождение поэта», посвященную Михаилу Лермонтову, а также несколько произведений в соавторстве с Михаилом Козаковым: «Преступление на улице Марата», «Золотой обруч» и «Остров великих надежд». Однако пьесы цензура не пропускала: спектакль «Преступление на улице Марата» в Театре имени Комиссаржевской был снят с репертуара. «Остров великих надежд» (1951) был разгромлен критиками, а пьесу «Суд жизни» даже не приняли к постановке. Сын его соавтора, актер Михаил Козаков, вспоминал об этом времени: «В послевоенные годы Мариенгоф был не только не в чести, но на него многие смотрели как на человека прошлого, ненужного, давно прошедшего… О «Циниках» не слышал даже я… Пьеса в стихах «Шут Балакирев» нигде не шла. Стихи поэта-имажиниста, о котором Ленин сказал: «Больной мальчик», не то что не печатались — не упоминались. Как он жил, как они жили? Не понимаю».

В 1950-х Мариенгоф стал работать над мемуарами. Автобиография «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги» с цензурными правками была опубликована в 1962 году, а в авторской версии — лишь через 26 лет. Книга воспоминаний «Бессмертная трилогия» вышла только в 1998 году.

Анатолий Мариенгоф умер в 1962 году в Ленинграде. Поэта похоронили на Богословском кладбище.

Революционный денди в маске Арлекина: Анатолий Мариенгоф и его роман «Циники»

6 июля 1897 года родился поэт, прозаик и драматург Анатолий Мариенгоф. Он придумал имажинизм и переименовывал реальные улицы в честь самого себя. Приветствовал революцию и чуть не пострадал от советской власти из-за публикаций за рубежом. Выписал пародию на друзей в своем главном романе «Циники», о котором в конце жизни предпочитал не вспоминать. Критик Юлий Айхенвальд назвал книгу «негигиеничной» и «ценной для патологии», а Иосиф Бродский признал язык Мариенгофа новаторским и сам написал предисловие к французскому изданию романа.

Имажинисты: жест важнее цели

Анатолий Мариенгоф утверждал, что имажинизм он придумал еще в 1918 году в Пензе, где создал журналы «Исход» и «Комедиант». Сразу после этого он переехал в Москву, познакомился с Есениным, Рюриком Ивневым, Вадимом Шершеневичем и другими поэтами — и уже в начале 1919 года в свет вышла «Декларация», где они назвали себя имажинистами и провозгласили принципы нового направления. Они объявили главенство «образа как такового» и собирались развивать язык через метафору.

Уже вскоре имажинисты настроили против себя весь литературный мейнстрим России, а их главной задачей стал эпатаж. Занимались они в основном тем, что скандалили на чужих литературных сборищах, устраивали проделки в духе художественного акционизма. Например, писали свои стихи на стенах храмов или меняли таблички на улицах — скажем, Петровку переименовали в улицу Мариенгофа.

На фото слева: поэты-имажинисты Анатолий Мариенгоф, Сергей Есенин, Александр Кусиков и Вадим Шершеневич. На фото справа: сидят — В. Шершеневич и С. Есенин; стоят — знакомая Есенина Фанни Шерешевская, А. Мариенгоф и поэт Иван Грузинов. Москва, 1920 г. Источник: Московский государственный музей С.А. Есенина

«Однажды мы объявили всеобщую мобилизацию. Наши приказы, расклеенные по столбам и заборам, были копированы с афиш военного комиссариата. Когда зеленолицые обыватели в сопровождении плачущих жен собрались в указанном месте, мы оповестили, что „всеобщая мобилизация“ объявлена в защиту новых форм поэзии и живописи. Как это ни странно, нас не побили», — хвалился Мариенгоф.

Немудрено, что хоть имажинисты и приветствовали революцию, но делали это довольно своеобразно, порой даже слишком рьяно, — и видимо, поэтому Мариенгофа с товарищами в родной стране принимали за иностранцев. В 1918 году Мариенгоф, например, писал:

Твердь, твердь за вихры зыбим,
Святость хлещем свистящей нагайкой
И хилое тело Христово на дыбе
Вздыбливаем в Чрезвычайке.

Эти дифирамбы, видимо, звучали для большевиков как паясничанье, поэтому те никогда не считали имажинистов своими.

«Имажинисты были лицедеями, постоянно меняли личины. Мариенгоф был революционный денди, Шершеневич — оратор-жонглер, Ивнев — нежный романтик», — цитирует статью Бориса Глубоковского «Маски имажинизма» финский исследователь Томи Хуттунен. В этой бесконечной публичной смене масок, пожалуй, и была суть течения. Футуристы тоже бунтовали против старых нравов, однако делали это ради утверждения новых принципов в искусстве. Если футуристы мечтали сбросить Пушкина с парохода современности, то имажинисты вешали на памятник поэту табличку «Я с имажинистами». Жест для них был важнее цели, поэтому в имажинистском пантеоне прочное место занимал денди и гений парадокса Оскар Уайльд.

Пародия на имажинистов от «попутчика» Мариенгофа

В парадоксализме Мариенгоф не отставал от Уайльда даже через десятилетие: он выписал пародию на имажинистов в своем романе «Циники», который вышел, когда это поэтическое движение уже практически перестало существовать. Роман «Циники» — история любви интеллигентов Владимира Васильевича и Ольги Константиновны, живущих пусть не в буквальной, но вполне добровольной изоляции в пореволюционной Москве.

Действие романа — шесть тяжелых лет русской истории: с 1918-го по 1924-й, но события внешнего мира, развивающиеся с динамичностью огневого шторма, героев касаются мало. Владимир и Ольга живут под хрупким укрытием своего насмешливого отношения ко всему, что творится вокруг. «Знаете, Ольга… после нашего „социалистического“ переворота я пришел к выводу, что русский народ не окончательно лишен юмора», — говорит Владимир. Ольга отвечает ему: «Как вы думаете, Владимир… может случиться, что в Москве нельзя будет достать французской краски для губ?»

Читайте также  Краткая биография прус

Владимира Васильевича интересуют только собственные чувства, жестокую объективную реальность он встречает с иронической ухмылкой историка, искушенного знаниями о лихом нраве русского народа. Ольга Константиновна озабочена несколько запоздалой декадентской тягой ко всему дурному и прекрасному. Когда Ольга узнает, что брат Владимира, большевик Сергей, расстрелял ее собственного брата, ушедшего в добровольческую армию, то вскрикивает: «Это замечательно!» Герои ведут, по замечанию автора, «отраженное существование»: им хорошо, пока в стране голод, а военачальники Белого движения Деникин и Юденич наступают. «Когда соседи делали глупости — мы потирали руки; когда у них назревала трагедия — мы хихикали; когда они принялись за дело — нам стало скучно».

Книга была опубликована в 1928 году в берлинском эмигрантском издательстве «Петрополис». А в 1929 году на страницах «Красной газеты», близкой Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП), появилась статья «За Пильняком и Замятиным — Мариенгоф». Автору «Циников» ставили в упрек не столько содержание романа, сколько сам факт его публикации за рубежом. Мариенгоф попал под каток кампании против «попутчиков» — писателей, которые были на стороне действующей власти, но не полностью разделяли всех ее взглядов. Впрочем, от судьбы других «попутчиков» Замятина и Пильняка (первый подвергся травле, но с разрешения Сталина уехал из СССР, второй же был арестован и расстрелян) его уберегло покаянное письмо Союзу писателей, опубликованное вскоре в «Литературной газете». В нем поэт говорил, что считает недопустимым издание за рубежом текста, запрещенного в СССР.

К черту все высосанное из пальца!

По замечанию исследователя Томи Хуттунена, «Циники» стали главным достоянием Мариенгофа в истории литературы. Вторым таким достоянием стал «Роман без вранья» — полубиографический текст о дружбе Мариенгофа с Сергеем Есениным. Хуттунен называет «Циников» «квазихудожественным и псевдодокументальным» переводом «Романа без вранья». В обоих текстах Мариенгоф густо смешивает факт и вымысел, документ и образ, низкое и высокое. Едва начав заниматься литературой, он немедленно выбрал себе маску Арлекина, шута, а своим излюбленным жанром — сплетню и анекдот. Его «Роман без вранья» и правда можно читать как сборник анекдотов.

«Форме я учусь у анекдота. Я мечтаю быть таким же скупым на слова и точным на эпитет. Столь же совершенным по композиции. Простым по интриге. Неожиданным. Наконец, не менее веселым, сальным, соленым, документальным, трагическим, сантиментальным. Только пошляки боятся сантиментальности», — говорит Мариенгоф в шутливой автобиографии «Без фигового листочка».

«Циники», — безусловно, история вымышленная, главные ее персонажи совершенно художественны. Однако повествование приправлено документальными фактами — хроникой гражданской войны и зарисовками времен НЭПа. Главный герой Владимир, от лица которого ведется повествование, частью списан Мариенгофом с самого себя. Характер Ольги списан с подруги поэта Вадима Шершеневича, актрисы Юлии Дижур, которая покончила с собой в 25 лет.

В итоге — как многие есениноведы до сих пор не могут простить Мариенгофу «Роман без вранья», так Шершеневич не смог простить товарищу «Циников». В своих воспоминаниях «Великолепный очевидец» Шершеневич так писал о «Романе без вранья»: «Редкое самолюбование и довольно искусно замаскированное оплевывание других, даже Есенина». И уже о «Циниках»: «Впрочем, изданный за границей роман Мариенгофа „Циники“ — еще неприятнее. Есть вещи, о которых лучше не говорить».

Сергей Есенин и Анатолий Мариенгоф, дружба которых повлияла на обоих и в целом на деятельность имажинистов. Москва, 1919 г.

Чистый вымысел, откровенную художественность Мариенгоф вообще не жаловал. В этом он опирался на одного из своих кумиров — Льва Толстого. В своих воспоминаниях «Это вам, потомки!» Мариенгоф писал: «Лев Толстой сообщил Лескову: „Совестно писать про людей, которых не было и которые ничего этого не делали. Что-то не то. Форма ли эта художественная изжила, повести отживают или я отживаю?“ Это и меня (как Толстого!) преследует постоянно. Но я посамоуверенней Льва Николаевича. Я говорю: „К черту все высосанное из пальца! К чему валять дурака и морочить людей старомодными романами и повестушками“. Впрочем, люди, по-настоящему интеллигентные, давно уж этой муры не читают, предпочитая ей мемуары, дневники, письма».

Один из самых новаторских романов в русской литературе

Сам Мариенгоф называл «Циников» революционным романом. Главные герои изобличены в своей неспособности соответствовать времени, поэтому проигрывают. «Конфликт жизни главных героев с жизнью народа — это конфликт индивидуалистского, аполитичного и циничного исторического сознания с ориентированным на будущее сознанием коллективным», — пишет Хуттунен в книге «Имажинист Мариенгоф».

Чтобы живописать этот конфликт, автор «Циников» с удовольствием применяет прием монтажа. Текст романа разделен на фрагменты: в одних даются короткие, написанные телеграфным стилем новости из жизни страны в период военного коммунизма, гражданской войны и НЭПа; в других — описания отношений героев. Этот способ в его буквальном воплощении использовали и имажинисты, называя его «машиной образов».

«Имажинисты»: сборник стихотворений Сергея Есенина, Рюрика Ивнева и Анатолия Мариенгофа. Москва, издательство «Имажинисты», 1921 г. Источник: Московский государственный музей С.А. Есенина

Похожим образом структурировал, то есть оставлял в хаотическом беспорядке, свои записки немецкий культуролог Вальтер Беньямин, который именовал такой метод «пассажами». Он позволяет заставлять «ветошь, отбросы», одним словом, случайные цитаты, обрывки, «обрести свое собственное бытие». «Цитаты в моей работе подобны разбойникам, что выскакивают на дорогу с оружием в руках и отнимают у праздного прохожего убежденность», — писал культуролог в книге «Улица с односторонним движением».

Повествовательная воля в «Циниках» подчинена похожей стихии, вот лишь один из показательных фрагментов:

«Ветер крутит: дома, фонари, улицы, грязные серые солдатские одеяла на небе, ледяную мелкосыпчатую крупу (отбивающую сумасшедшую чечетку на панелях), бесконечную очередь (у железнодорожного виадука) получающих разрешение на выезд из столицы, черные клочья ворон, остервенелые всхлипы комиссарских автомобилей, свалившийся трамвай, телеграфные провода, хвосты тощих кобыл, товарища Мамашева, Ольгу и меня».

Впрочем, современники Мариенгофа из русской эмиграции новаторство автора «Циников» не оценили. Критик Юлий Айхенвальд назвал книгу «негигиеничной» и «ценной для патологии». Гайто Газданов писал, что автора «Циников» интересует «по преимуществу уборная», а его книги полны «щеголеватого цинизма пензенского происхождения» и «малограмотны и беспомощны». Георгий Адамович так отзывается о мастерстве Мариенгофа: «Ему хотелось бы говорить о вещах прекрасных, величественных, трогательных, нежных, пленительных. Но ирония не позволяет».

Сам имажинизм как стиль состоит из монтажа разнородных явлений, считает Хуттунен. Возможно, поэтому Мариенгоф, в поздние годы своей жизни обратившийся к драматургии, предпочитал не вспоминать о «Циниках», где главный имажинистский прием обнажен так явственно.

Зато монтажный принцип изложения поразил Иосифа Бродского, и он в своем предисловии к французскому изданию романа написал, что Мариенгоф был первым, кто применил «киноглаз» в русской традиции. И назвал «Циников» «как по своему стилю, так и по структуре» одним из самых новаторских романов в русской литературе.

Анатолий Мариенгоф и кот Сережа

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: