Краткая биография полонский - Sogetsu-Mf.ru

Краткая биография полонский

Биография Якова Полонского Полонский Яков Петрович (1819-1898) – русский поэт-романист, публицист. Его произведения не имеют столь масштабного значения, как Некрасова или Пушкина, но без

Краткая биография полонский

Биография Якова Полонского

Полонский Яков Петрович (1819-1898) – русский поэт-романист, публицист. Его произведения не имеют столь масштабного значения, как Некрасова или Пушкина, но без поэзии Полонского русская литература не была бы столь многоцветной и многогранной. В его стихах глубоко отображен мир России, глубина и сложность души русского народа.

Семья

Яков появился на свет 6 (18) декабря 1819 года в центральной части России – городе Рязани. В большой семье он был первенцем.

Его отец, Полонский Петр Григорьевич, происходил из обедневшего дворянского рода, был чиновником-интендантом, состоял на канцелярской службе у городского генерал-губернатора.

Мама, Наталья Яковлевна, принадлежала древнему русскому дворянскому роду Кафтыревых, занималась ведением домашнего хозяйства и воспитанием семерых детей. Она была очень образованной женщиной, любила читать и записывать в тетрадки романсы, песни и стихи.

Гимназия

Сначала мальчик получал домашнее образование. Но, когда ему исполнилось тринадцать лет, умерла мама. Отец был назначен на казенную должность в другой город. Он переехал, а дети остались на попечении родных Натальи Яковлевны. Они определили Якова на обучение в Первую рязанскую мужскую гимназию. В провинциальном городе это учебное заведение считалось на тот момент центром культурной жизни.

В то время на пике славы были русские поэты Александр Пушкин и Владимир Бенедиктов. Подросток Полонский зачитывался их стихами и сам понемногу начал сочинять, тем более, что заниматься рифмованием тогда стало модным. Преподаватели отмечали, что юный гимназист обладает явным поэтическим талантом и проявляет в этом отличные способности.

Знакомство с Жуковским

Решающее влияние для выбора Полонским дальнейшего литературного жизненного пути оказала встреча с поэтом, одним из основоположников романтизма в русской поэзии Жуковским Василием Андреевичем.

В 1837 году в Рязань приехал цесаревич Александр II, будущего императора принимали в мужской гимназии. Руководитель учебного заведения поручил Якову сочинить два куплета приветственных стихов. Один куплет гимназистский хор исполнял под мелодию «Боже, царя храни!», которая стала гимном России за четыре года до этого.

Прием престолонаследника прошел успешно, и вечером руководитель гимназии устроил по этому поводу торжество. На мероприятии Яков встретился с автором слов гимна Жуковским, который сопровождал цесаревича в поездке. Маститый поэт хорошо отозвался о стихотворном творении Полонского. А когда гости уехали, директор гимназии вручил Якову от них золотые часы. Такой подарок и хвала Василия Андреевича закрепили мечту Полонского связать свою жизнь с литературой.

Годы учебы в университете

В 1838 году Яков поступил в Московский университет. Он стал студентом юридического факультета, но по-прежнему писал стихи, принимал участие в университетском альманахе «Подземные ключи». Очень восхищали Полонского лекции декана историко-филологического факультета Тимофея Николаевича Грановского, которые существенно повлияли на формирование мировоззрения студента.

Во времена учебы общительный и привлекательный Яков быстро находил общий язык с сокурсниками. Особенно сблизился с Николаем Орловым, сыном генерал-майора, участника Наполеоновских войн Михаила Федоровича Орлова. В их доме по вечерам собирались самые известные представители науки, искусства и культуры России. С некоторыми из них Полонский завел настоящую долгую дружбу – актером Михаилом Щепкиным, стихотворцами Аполлоном Григорьевым и Афанасием Фетом, философом Петром Чаадаевым, историками Константином Кавелиным и Сергеем Соловьевым, писателями Михаилом Погодиным и Алексеем Писемским.

Яков читал на вечерах свои произведения, а новые друзья помогали ему с их публикацией. Так, при помощи знакомых в 1840 году его стихи напечатали в издании «Отечественные записки». Литературные критики (в том числе и Белинский) высоко оценили первые поэтические работы молодого стихотворца, но прожить лишь за счет сочинительства было невозможно. Студенческие годы Полонского проходили в постоянной нужде и бедности. Ему приходилось подрабатывать, давая частные уроки и занимаясь репетиторством.

Вместо положенных четырех лет Яков учился в университете на год дольше, так как на третьем курсе не смог сдать экзамен по римскому праву декану юридического факультета Никите Ивановичу Крылову.

В период университетской учебы особенно тесные дружественные отношения зародились между Яковом и Иваном Тургеневым. Долгие годы они высоко оценивали литературный талант друг друга.

Кавказский период

Бедственное положение стало главной причиной того, что по окончании университета осенью 1844 года Яков покинул Москву. Хоть в «Отечественных записках» и вышел первый сборник его стихов «Гамма», денег по-прежнему не было. Полонскому представился шанс устроиться на работу в таможенное ведомство в Одессе, и он этим воспользовался. Там Яков жил у брата известного теоретика анархизма Бакунина и часто бывал в доме наместника Воронцова. Жалования не хватало, снова приходилось давать частные уроки.

Весной 1846 года ему предложили канцелярскую должность у кавказского наместника графа Воронцова, и Яков уехал в Тифлис. Здесь он состоял на службе до 1851 года. Полученные на Кавказе впечатления, история борьбы России за укрепление южных границ, знакомство с обычаями и традициями горцев навеяли поэту его лучшие стихи, которые и принесли ему всероссийскую известность.

В Тифлисе Полонский вел сотрудничество с газетой «Закавказский вестник» и выпустил сборники поэзии «Сазандар» (1849) и «Несколько стихотворений» (1851). Здесь же он печатал рассказы, очерки, научные и публицистические статьи.

В период проживания на Кавказе Яков увлекся живописью. Способности к этому виду искусства были замечены у него еще во время учебы в рязанской гимназии. Но именно кавказские окрестности и пейзажи вдохновили Полонского, он очень много рисовал и сохранил это увлечение до конца дней.

Европа

В 1851 году поэт переехал в столицу. В Петербурге он расширил круг своих знакомств в литературном сообществе и много трудился над новыми произведениями.

В 1855 году выпустил следующий поэтический сборник, который с большой охотой публиковали самые популярные литературные издания России – «Отечественные записки» и «Современник». Но на полученные гонорары у поэта не получалось вести даже самое скромное существование. Полонский устроился на работу в качестве преподавателя на дому к детям петербургского губернатора Н. М. Смирнова.

В 1857 году губернаторское семейство отправилось в Баден-Баден, с ними уехал и Яков. Он путешествовал по европейским странам, учился рисованию у живописцев Франции, свел знакомства с представителями иностранной и русской литературы (в круг его новых знакомых входил и знаменитый Александр Дюма).

В 1858 году Яков отказался от должности учителя губернаторских детей, так как не смог больше ладить с их матерью – вздорной и фанатически религиозной Александрой Осиповной Смирновой-Россет. Он попытался остаться в Женеве и заняться живописью. Но вскоре познакомился с известным литературным меценатом графом Кушелевым-Безбородко, который как раз собрался организовать в Петербурге новый журнал «Русское слово». Граф предложил Якову Петровичу занять должность редактора.

Жизнь и работа в Петербурге

В конце 1858 года Полонский вернулся в Петербург и начал работу в «Русском слове».

В 1860 году поступил на службу в Комитет иностранной цензуры на должность секретаря. С 1863 года занял в этом же комитете пост младшего цензора, проработал на одном месте до 1896 года.

В 1897 году Якова Петровича назначили членом Совета главного управления по делам печати.

В конце жизни в своем творчестве поэт все чаще обращался к религиозно-мистическим темам (старость, смерть, мимолетное человеческое счастье). В 1890 году вышел его последний сборник стихов «Вечный звон». Наиболее значимым произведением Полонского считается шуточная поэма-сказка «Кузнечик-музыкант».

Личная жизнь

Со своей первой женой Еленой Устюжской (1840 года рождения) поэт познакомился во время путешествия по Европе. Она была дочерью француженки и старосты русской церкви в Париже Василия Кузьмича Устюжского. Елена совсем не знала русского языка, а Яков – французского, но брак был заключен по большой любви. В 1858 году Полонский привез молодую супругу в Петербург.

Но следующие два года стали самыми тяжелыми в жизни поэта. Он упал и получил серьезную травму, от ее последствий не смог избавиться до конца дней и передвигался только при помощи костылей. Вскоре заболела тифом и скончалась его жена. Через несколько месяцев умер их шестимесячный сын Андрей.

Долгие годы он не мог оправиться от горя, спасало только творчество. В 1866 году Яков женился второй раз на Жозефине Антоновне Рюльман (1844 года рождения). В этом браке родилось трое детей – сыновья Александр (1868) и Борис (1875) и дочь Наталья (1870). Жозефина обладала талантом скульптора и активно принимала участие в художественной жизни Петербурга. В их доме часто проводились вечера творчества, куда приходили известные в России писатели и художники.

Смерть

Умер Яков Петрович 18 (30) октября 1898 года. Его похоронили в селе Льгово Рязанской губернии в Успенском Ольговом монастыре. В 1958 году останки поэта перезахоронили на территории Рязанского кремля.

Яков Петрович Полонский

(06 декабря 1818 – 18 октября 1898)

Родился в Рязани в небогатой дворянской семье. В 1838 окончил Рязанскую гимназию. Началом своей литературной деятельности Яков Полонский считал 1837, когда представил одно из своих стихотворений цесаревичу, будущему царю Александру II, путешествовавшему по России в сопровождении своего воспитателя В.А. Жуковского.
В 1838 году Яков Полонский поступил на юридический факультет Московского университета (окончил в 1844). В студенческие годы сблизился с А. Григорьевым и А. Фетом, которые высоко оценили талант молодого поэта. Познакомился также с П. Чаадаевым, А. Хомяковым, Т. Грановским. В журнале «Отечественные записки» в 1840 было впервые опубликовано стихотворение Полонского «Священный благовест торжественно звучит. ». Печатался в журнале «Москвитянин» и в студенческом альманахе «Подземные ключи».
В 1844 вышел первый поэтический сборник Полонского «Гаммы», в котором заметно влияние М. Лермонтова. В сборнике уже встречались стихи, написанные в жанре бытового романса («Встреча», «Зимний путь» и др.). В этом жанре был впоследствии написан и шедевр лирики Якова Полонского «Песня цыганки» («Мой костер в тумане светит. », 1853). Литературовед Б. Эйхенбаум впоследствии называл главной чертой романсов Полонского «сочетание лирики с повествованием». Для них характерно большое количество портретных, бытовых и других подробностей, отражающих психологическое состояние лирического героя («Пришли и стали тени ночи. » и др.).
По окончании университета Яков Полонский переехал в Одессу, где выпустил второй поэтический сборник «Стихотворения 1845 года» (1845). Книга вызвала отрицательную оценку В.Г. Белинского, который увидел в авторе «ни с чем не связанный, чисто внешний талант». В Одессе Полонский стал заметной фигурой в кругу литераторов, продолжавших пушкинскую поэтическую традицию. Впечатления одесской жизни впоследствии легли в основу романа «Дешевый город».
В 1851 г. Яков Петрович едет в Петербург. По дороге в Петербург он заезжает в Рязань навестить больного отца. Поэт посетил дом бабушки, побывал в гостях у тетушек. В одном из альбомов Якова Петровича сохранились карандашные рисунки, сделанные в эти дни. Он рисует домочадцев, своего отца, виды Льговского монастыря и Оки в том месте, где стоит монастырь, – все то, что было мило ему с детства.
В Петербурге Полонский надеется на литературный заработок, однако его ожидания не оправдались: литература начала 1850-х годов переживала трудное время. На жизнь опять приходилось зарабатывать частными уроками. Однако в эти годы расширился круг литературных знакомств Полонского: кроме старого приятеля И. С. Тургенева, он встречается с Д.В.Григоровичем, А.В.Дружининым, А.Н.Майковым. Среди немногих домов, где Яков Петрович чувствовал себя легко, был дом известного петербургского архитектора А.И. Штакеншнейдера. Из всего семейства особенно расположена к нему была Елена Андреевна, дочь архитектора – их знакомство переросло в многолетнюю дружбу, она оставила много воспоминаний о Полонском.
В 1855г. издана книга «Стихотворения», благожелательно встреченная критиками. Его произведения начинают печатать в петербургских журналах – «Отечественных записках» и «Современнике». Однако гонорары за литературный труд не могли обеспечить жизнь поэта. И Яков Петрович становится домашним учителем сына губернатора Санкт — Петербурга Николая Смирнова. В 1857г. Смирновы, а вместе с ними и Полонский, едут за границу, в Баден-Баден. Вскоре Яков Петрович расстается с семьей Смирновых и путешествует по городам Европы: в Женеве берет уроки рисования у художника Дидэ, посещает Рим, Неаполь, Париж, где общается со многими русскими и зарубежными деятелями культуры. Александр Дюма-отец позднее напишет, что Полонский «мечтателен, как Байрон, и рассеян, как Лафонтен».
В это время Яков Петрович получает предложение стать редактором журнала «Русское слово», издание которого планирует граф Г. А. Кушелев. Зимой 1857 г. Полонский уезжает в Рим, затем в Париж. В Париже поэт влюбляется в полурусскую, полуфранцуженку — дочь псаломщика православной церкви в Париже Елену Васильевну Устюжскую. Обвенчавшись в августе 1858 г., Полонские возвращаются в Петербург. За несколько часов до рождения первенца, сына Андрея, Полонский упал с дрожек и повредил ногу, что сделало его калекой до конца жизни.
Страдания преследуют Полонского: в 1860 г. умирает сын, а летом того же года не стало и преданной, любящей жены. Томимый «великой скорбью» воспоминаний, Полонский посвящает памяти жены стихи: «Безумие горя», «Когда б любовь твоя мне спутницей была. ».
В 1860 г. Полонский получил должность секретаря коми¬тета иностранной цензуры, где и прослужил до конца своих дней. 1860-е гг. — начало поры гражданских тревог и душевных метаний поэта: в печати появляется все больше лирико-философских и публицистических стихов; выступая как гуманист и демократ, Полонский чутко откликается на происходящее в мире, в России. Оставаясь одинаково далеким и от официозной поэзии, и от тех, кто открыто и резко выражает свой протест, Полонский стремится к предельной объективности:

Читайте также  Краткая биография железников

Ожесточила ли тебя.
Вся эта современность злая,
Вся эта бестолочь живая,
Весь этот сонм тиранов и льстецов,
Иль эта кучка маленьких бойцов,
Самолюбивых и в припадках гнева
Готовых бить направо и налево.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ ЖИЗНИ

* Стихи писали все гимназисты, но Яков своими стихами выделялся, и это было известно гимназическому начальству. Потому-то, когда в августе 1837 г. гимназию собирался посетить наследник престола цесаревич Александр (будущий царь-реформатор Александр II со своим воспитателем, известным поэтом Василием Жуковским), директор Н. Семёнов поручил ученику 6-го класса Я. Полонскому написать стихотворное приветствие. Хотя чтение и не состоялось, поэт был приглашён директором на свою квартиру, где его встретил В. Жуковский, похвалил за стихи и сказал, что цесаревич жалует его золотыми часами.
На другой день в актовом зале новой гимназии (старшие классы находились в другом здании, подаренном гимназии купцом Н.Г. Рюминым, теперь там художественный музей) после молебна в присутствии всех учителей и воспитанников Якову вручили футляр с золотыми часами.
Яков Полонский стал героем дня в Рязани.

* А вот какие оценки получил он в седьмом (последнем) классе гимназии:

Грамматика — 3 (эта оценка была всего у четверых, у остальных — двойки и единицы);
сочинение — 3;
пиитика — 5;
риторика — 4;
история литературы — 5;
греческий — 1;
латинский — 2;
французский — 3;
история — 2;
география — 3;
закон Божий — 4
Среди шестнадцати выпускников Полонский занял 10-е место со средним баллом — «3».

* Яков Петрович был не только поэтом, но и талантливым художником. Два лета он провёл в усадьбе Тургенева Спасское — Лутовиново, занимаясь там, в основном, живописью. Его картины до сих пор украшают стены музея-усадьбы. Какое-то время жил и у Фета, о чём свидетельствуют и следующие строки в известном стихотворении: «Полонский здесь не без привета был встречен Фетом…».

С тяжкого 1860 года, когда умерла Елена Полонская, поэта мучило одиночество, и терзала память о погибшей жене.

Но я – я бедный пешеход,
Один шагаю, никто меня не ждёт…

И вот через шесть лет после смерти жены Полонский встречается с Жозефиной Антоновной Рюльман. Судьба её не совсем обычна. В конце шестидесятых годов она жила в доме революционера-народника П. Л. Лаврова, где её брат, студент, занимался с сыном Лаврова. Жозефина Рюльман была сиротой, но очень одарённой девушкой, увлекающейся скульптурой. Природа наделила её редкой красотой в сочетании с живым и острым умом. В семье Лавровых её называли «ледяной красавицей».
В 1866 году Ж. Рюльман становится женой Полонского. «Он женился на ней потому, что влюбился в её красоту, — записывает в своём дневнике Е.А. Штакеншнейдер. – Она вышла за него потому, что её некуда было голову преклонить. Я живо помню это первое время после их женитьбы. Это недоумение с его стороны и эту окаменелость её… Голубиная душа отогрела статую и статуя ожила…»
Полонский оказался Пигмалионом по отношению к своей жене, сделав всё возможное, чтобы её прирождённый талант развился. Большим другом семьи Полонских стал Иван Сергеевич Тургенев, также всячески поощрявший занятия Жозефины Антоновны скульптурой. Дом Полонских являл собой союз искусств — поэзии, живописи, ваяния. «Пятницы» в доме поэта, где собиралась художественная интеллигенция Петербурга пользовались большой популярностью.
В 1890 году Полонский выпускает свой последний сборник – «Вечерний звон», окрашенный настроениями печали и близости конца.
Полонский оставался рыцарем поэзии до последнего дня. Пророчески звучат его слова, обращённые к Тургеневу: « Мне кажется, что год, в который я не напишу ни строчки, ни одного стиха не состряпаю, будет последним годом в моей жизни..».
Умер Яков Полонский в Петербурге 18 (30) октября 1898.

Мой костёр в тумане светит,
Искры гаснут на лету…
Ночью нас никто не встретит,
Мы простимся на мосту.

Ночь пройдёт, и спозаранок
В степь далеко, милый мой,
Я уйду с толпой цыганок
За кибиткой кочевой.

На прощанье шаль с каймою
Ты на мне узлом стяни!
Как концы её, с тобою
Мы сходились в эти дни.

Кто-то мне судьбу предскажет?
Кто-то завтра, сокол мой,
На груди моей развяжет
Узел, стянутый тобой?

Вспоминай, коли другая,
Друга милого любя,
Будет песни петь, играя
На коленях у тебя!

Мой костёр в тумане светит,
Искры гаснут на лету…
Ночью нас никто не встретит,
Мы простимся на мосту.

Воспоминания современника оставили нам замечательный живой портрет русского поэта Якова Петровича Полонского. «Помню, как в один из моих приходов – рассказывал П. Перцев, — он стал мне читать только что напечатанное в «Книжках недели» новое своё стихотворение… Его лицо озарилось и приняло вдохновенное выражение, голос окреп и стал звучным, как у юноши; превосходные стихи легко и свободно лились один за другим из уст счастливого ими творца. Передо мной был настоящий поэт, читающий настоящие стихи».
Таким был Полонский в конце своего творческого пути на рубеже нового века.

Краткая биография полонский

Мой костер в тумане светит;
Искры гаснут на лету.
Ночью нас никто не встретит;
Мы простимся на мосту.
Ночь пройдет – и спозаранок
В степь, далеко, милый мой,
Я уйду с толпой цыганок
За кибиткой кочевой.

Родился 6 (18) декабря 1819 года в Рязани.

Окончив гимназию, поступил на юридический факультет Московского университета. Жил бедно, поддерживала его только бабушка – Е. Б. Воронцова. Если появлялись какие-то деньги, тратил их в кондитерской, просматривая за чашкой кофе свежие газеты и журналы, подаваемые хозяином. Из-за постоянной необходимости зарабатывать на жизнь, университет закончил только в 1844 году. Тогда же выпустил сборник стихов «Гаммы», замеченный «Отечественными записками». «Полонский обладает в некоторой степени тем, что можно назвать чистым элементом поэзии и без чего никакие умные и глубокие мысли, никакая ученость не сделает человека поэтом», – писал критик. Однако, этот некоторый успех никак не повлиял на материальное положение поэта; в ноябре того же года он уехал в Одессу.

С 1846 года Полонский жил в Тифлисе. Служил в канцелярии кавказского наместника М. С. Воронцова и редактировал газету «Закавказский вестник». Там же, в Тифлисе, вышел в 1849 году сборник стихов «Сазандар».

В 1853 году переехал в Петербург.

Жить в столице было нелегко. Полонский давал частные уроки, некоторое время служил гувернером в семье миллионера С. С. Полякова. Женился. Однажды, торопясь по делам, связанным с рождением первенца, упал с дрожек и получил серьезную травму. Несколько операций, перенесенных им, не принесли выздоровления, до конца жизни Полонский пользовался костылями. Еще большим потрясением для поэта стала смерть его жены – дочери псаломщика русской церкви в Париже Елены Устюжской. При сложной материальной жизни, жена была неоценимой помощницей поэту – сама кормила и нянчила ребенка. Впрочем, это ей было знакомо, поскольку выросла она в большой небогатой семье и, будучи старшей, вынянчила поочередно всех своих братьев и сестер. Потеряв жену, Полонский впал в отчаяние. Он пытался связаться с женой при помощи спиритических сеансов, но утешение поэту приносили только стихи. «По твоим стихам, – как-то написал он Фету, – невозможно написать твоей биографии, и даже намекать на события из твоей жизни. Увы. По моим стихам можно проследить всю жизнь мою. »

Стихи Полонского охотно печатались в «Современнике», в «Отечественных записках», в «Русском слове», то есть в журналах самых противоположных направлений, часто идеологически враждебных друг другу. Это лавирование между различными лагерями мешало поэту. Но сам он так объяснял это лавирование (в письме к Чехову): «Наши большие литературные органы любят, чтобы мы, писатели, сами просили их принять нас под свое покровительство – и тогда только благоволят, когда считают нас своими, а я всю свою жизнь был ничей, для того, чтобы принадлежать всем, кому я понадоблюсь, а не кому-нибудь. »

Читайте также  Краткая биография шукшин

В конце пятидесятых Полонский редактировал журнал «Русское слово», затем служил цензором в Комитете иностранной цензуры, входил в совет Главного управления по делам печати. Но главное место в его жизни занимала поэзия. «Что такое – отделывать лирическое стихотворение или, поправляя стих за стихом, доводить форму до возможного для нее изящества? – писал он. – Это, поверьте, не что иное, как отделывать и доводить до возможного в человеческой природе изящества свое собственное, то или другое, чувство».

«Улеглася метелица. Путь озарен. Ночь глядит миллионами тусклых очей. Погружай меня в сон, колокольчика звон! Выноси меня, тройка усталых коней. У меня ли не жизнь! Чуть заря на стекле начинает лучами с морозом играть, самовар мой кипит на дубовом столе, и трещит моя печь, озаряя в угле, за цветной занавеской, кровать. Что за жизнь! Полинял пестрый полога цвет, я больная бреду и не еду к родным, побранить меня некому – милого нет, лишь старуха ворчит, как приходит сосед, оттого, что мне весело с ним!».

«Как это хорошо! – писал Достоевский. – Какие это мучительные стихи, и какая фантастическая раздающаяся картина. Канва одна и только намечен узор, вышивай, что хочешь. Этот самовар, этот ситцевый занавес, – так это все родное. Это как в мещанских домиках в уездном нашем городишке».

В последние годы, будучи уже признанным, Полонский еженедельно устраивал «пятницы», на которых встречались литераторы, артисты, ученые.

«Большая зала с окнами на две улицы, – вспоминала Зинаида Гиппиус. – Во всю длину залы – накрытый чайный стол (часто, бывало, думаю: и откуда такая длинная скатерть?) За столом – гости. Сухонькая, улыбающаяся хозяйка (вторая жена Полонского, Жозефина А.). У окон где-то рояль, а в самом углу, над растениями, громадная белая статуя. Амура, кажется. Ее отовсюду видно, в зале только она да этот чайный стол. Гостей всегда много, но не тесно, ибо гости меняются: когда приходят новые, – встают и уходят те, кто чай кончил. Уходят через маленькую гостиную в кабинет хозяина, который в зале никогда не присутствует. Он сидит в этой довольно узкой комнате, неизменно на своем месте, в кресле за письменным столом. Вижу этот стол и за ним, лицом к двери, большого угловатого старика – Якова Петровича. Кресло не очень низкое. Полонский сидит бодро, сутулясь чуть-чуть. Рядом – его костыли. У него нет белоснежной бороды Плещеева. Борода не короткая, но и не длинная, и весь он скорее серый, чем белый; весь в проседи. Глаза ужасно живые и прегромкий голос. То кричит весело, то трубит сердито или торжественно. Иногда стучит костылем. От приходящих в кабинет гостей его отделяет письменный стол, и гости сидят прямо перед Полонским, на стульях или на диване у стены. Он и говорит со всеми вместе, точно всегда немного с эстрады. Впрочем, бывает, что кто-нибудь садится на стул сбоку, поговорить поближе.

Полонский охотно говорит о себе, о своих стихах. Рассказывает, какие именно слова он создал, первый ввел в литературу. Если Достоевский бросил слово «стушеваться», то он, Полонский, создал «непроглядную» ночь. Меня, по правде сказать, эти «новые» слова не пленяли, уже казались банальностями. Удивило только открытие, что слово «предмет» не существовало до Карамзина: он оказался его творцом. Полонский, когда его просили, с удовольствием читал стихи, и это бывало нередко. Читал он любопытно, совсем по-своему. Так же, вероятно, как читал и не на этой домашней «эстраде», за письменным столом, а на настоящей, где мне слышать его не пришлось. Читал густо, тромбонно, с непередаваемой, устрашающей завойкой. Его чтение у меня в ушах, я могу его приблизительно «передразнить», но описать не могу. Плещеев и Вейнберг читали с тем условным пафосом, которого требовал тогдашний студент. Чтение Полонского было другое. Сначала делалось смешно, а потом нравилось. «Есть фо-орма, – но она пуста! Краси-иво – но не красота!» Эти строчки, сами по себе недурные, значительные, во всяком случае, производили большое впечатление в густом рыканье Полонского. Так же декламировал он и свое единственное, считавшееся «либеральным» стихотворение: «Что мне она? Не жена, не любовница и не родная мне дочь. Так почему ж ее доля проклятая спать не дает мне всю ночь?». Не знаю, как случилось, что другое его, воистину прекрасное стихотворение не пользовалось популярностью; и сам Полонский не читал его (при мне) и с эстрады его, кажется, редко читали другие. Легко представляю себе как громовержно продекламировал бы Яков Петрович: «Писатель, если только он волна, а океан – Россия, не может быть не возмущен, когда возмущена стихия. Писатель, если только он есть нерв великого народа, не может быть не поражен, когда поражена свобода». Но «студент» требовал, чтобы его звали «Вперед, без страха и сомненья», доверял только белым бородам, а какие стихи, хорошие или плохие, – ему было в высшей степени наплевать.

Кого только не приходилось видеть на пятницах Полонского! Писатели, артисты, музыканты. Тут и гипнотизер Фельдман, и нововременский предсказатель погоды Кайгородов, и рассказчик Горбунов, и семья Достоевского, и Антон Рубинштейн. На ежегодном же вечере-монстре в конце декабря в день рождения Полонского бывало столько любопытного народа, что, казалось, «весь Петербург» выворотил свои заветные недра. Хозяин сидел там же, на том же месте, за письменным столом, и торжественно принимал поздравления. Впрочем, однажды в этот день он продвинулся на своих костылях в залу; ненадолго, лишь пока Антон Рубинштейн, оторванный от игры в карты и набросившийся на клавиши, с таким озлоблением и с такой силой терзал рояль, точно это был его личный враг.

Все комнаты отворены и все полны народу. Никаких танцев (и карточный стол всего один, специально для Рубинштейна: по пятницам же карты никому не разрешались). Гости все солидные, с сановными лицами и даже со звездами. Жена гр. Алексея Толстого, изящно-некрасивая, под черным покрывалом, как вдовствующая императрица, улыбается тем, кого ей представляют. Мне подумалось: а ведь это ей написано: «Средь шумного бала случайно, в тревоге мирской суеты, тебя я увидел, но тайна твои покрывала черты. » Все ли знают, что бал этот – маскарад, «тайна» – просто маска и покрывала она редко-некрасивые черты лица. »

«Творчество требует здоровья, – говорил Полонский одному из друзей. – Врет Ломброзо, что все гении были полупомешанные или больные люди. Сильные нервы – это то же, что натянутые стальные струны у рояля: не рвутся и звучат от всякого – сильного ли, слабого ли – к ним прикосновения». И писал, вспоминая своего друга Фета: «. Все тот же огонек, что мы зажгли когда-то, не гаснет для него и в сумерках заката, он видит призраки ночные, что ведут свой шепотливый спор в лесу у перевала, там мириады звезд плывут без покрывала, и те же соловьи рыдают и поют».

Умер 18 (30) октября 1898 года.

Похоронен в Рязани.

Из книги Геннадия Прашкевича «Самые знаменитые поэты России»

Полонский Яков Петрович

Яков Петрович Полонский мог бы претендовать на то, чтобы считаться самым добрым человеком в русской литературе, наряду с В.А.Жуковским.

Один из литераторов конца XIX века на вопрос о том, зачем он ездит в гости к Полонскому, ответил: «Для нравственной дезинфекции». Личность Полонского притягивала самых разных людей.

Подобно многим истинным поэтам, Полонский выразил в стихах свой путь, свою биографию, свой внутренний мир. Отличительная особенность – его книги собраны не по темам и не по циклам, как, например, у Фета, а по годам, по периодам.

↑ Биография Якова Полонского

Полонский родился в 1819 году в Рязани, в небогатой дворянской семье. Он учился в гимназии. В 1837 году, в год смерти Пушкина, в Рязань приезжал будущий император Александр II (тогда еще – цесаревич Александр Николаевич, наследник российского престола). Его сопровождал поэт В.А.Жуковский. Полонскому, как признанному гимназическому поэту, было поручено написать приветственное стихотворение. С этого эпизода сам Полонский и начинал отсчет своей литературной деятельности.

В 1838 году, 19-летним юношей, Яков приезжает в Москву и поступает на юридический факультет Московского университета. Сам он признавался, что хотел бы учиться на филологическом факультете, но не имел способности к языкам и поэтому выбрал юридический. Среди его университетских друзей были Аполлон Григорьев и Афанасий Фет. Тогда еще Полонский был очень застенчив и неохотно читал на публике свои стихи. Его приходилось упрашивать. Это было время больших сомнений, мучительных раздумий, увлечения немецкой классической философией.

Полонский был простодушен, он никогда не носил маски, не воображал себя иным, другим, чем он есть на самом деле. Среди московских знакомых Полонского этого периода – П.Я.Чаадаев, И.С.Тургенев. Дружба с последним продлится до кончины Тургенева. Полонский напишет трогательные воспоминания о нем.

↑ Поэзия Якова Полонского

Полонский пишет стихи и печатает их в студенческом альманахе «Подземные ключи», а также в журнале «Москвитянин». В 1844 году выходит из печати первый сборник Полонского – «Гаммы». Само название недвусмысленно указывает на ученический характер этой книжки. В нее автор включил всего два десятка стихотворений – завидная уже тогда требовательность к себе. Полонский ощущал себя в русле классической традиции. Он никогда не пытался ее опровергнуть или обновить. Вот почему на фоне Тютчева или Некрасова Полонский несколько старомоден.

Мотив дороги – один из ключевых в поэзии Полонского. Полонский чрезвычайно разнообразен ритмически. Уже в раннем его творчестве складывается жанр бытового мещанского романса (по определению Б.М.Эйхенбаума). Романс, который испытал влияние цыганского романса, в котором есть внимание к внутреннему миру героя и героини, к художественным деталям, к бытовой обстановке.

В конце 1844 года поэт уезжает в Одессу, т.к. в Москве у него почти нет шансов устроиться на службу. В Одессе он знакомится с братом Пушкина – Львом Сергеевичем и писателем В.Сологубом. В 1845 году выходит второй сборник Полонского, жестоко раскритикованный Белинским. Затем он уезжает в Закавказье, сотрудничает в газете «Закавказский вестник». В 1849 году в Тифлисе выходит сборник «Сазандар» («Певец»). Стихотворение «Затворница» из этого сборника стало острожной песней. Как и стихотворение «Цыганке» («Мой костер в тумане светит…») оно оторвалось от имени автора и ушло в фольклор.

Читайте также  Краткая биография мало

В 1851 году Яков Петрович возвращается с Кавказа в Санкт-Петербург. В борьбе между пушкинским и гоголевским направлениями в литературе, Полонский решительно встает на сторону представителей «чистого искусства», наряду с Фетом, А.Майковым, Щербиной, А.К.Толстым. Полонский не был бойцом, что наиболее полно выразил в стихотворении «Для немногих». В 1855 году выходит один из наиболее значительных его сборников. Складывается образ поэта – пророка, избранника. Полонский печатается в «Современнике» у Некрасова, несмотря на всю сложность их личных отношений.

Полонский отчаянно нуждается, жить литературным трудом он не в состоянии. Некоторое время он даже служит гувернером у А.О.Смирновой-Россет, корреспондентки и подруги Пушкина. В 1858 году он едет за границу, занимается живописью в Италии. В том же году женится. В 1860 году поэт возвращается в Россию. Умирает его маленький сын, а затем и жена.

Поэзия Полонского испытала серьезное внимание русской психологической прозы середины XIX века. Он и сам пробовал силы в прозе. Радикальная критика Полонского не жаловала. В 80-90-е гг. складывается своеобразный поэтический триумвират: Полонский – Майков – Фет. Вновь возрождается интерес к поэзии. Яков Петрович чрезвычайно внимателен к молодым писателям. Устраиваются «пятницы у Полонского». Он остается ничей, независим, стоящим «над схваткой».

↑ Интересные факты

  • Известно, что одним из первых писателей, чей голос был записан на фонограф, был именно Полонский. Жива ли эта запись – внятной информации по сей день нет…
  • Редкий образец гражданской лирики Полонского – стихотворение «Писатель, если только он…»

Яков Петрович Полонский

Яков Полонский -русский поэт, прозаик. Родился 6 (18) декабря 1819 в Рязани в небогатой дворянской семье. В 1838 окончил Рязанскую гимназию. Началом своей литературной деятельности Полонский считал 1837, когда представил одно из своих стихотворений цесаревичу, будущему царю Александру II, путешествовавшему по России в сопровождении своего воспитателя .

В 1838 Полонский поступил на юридический факультет Московского университета (окончил в 1844). В студенческие годы сблизился с А. Григорьевым и А. Фетом, которые высоко оценили талант молодого поэта. Познакомился также с П. Чаадаевым, А. Хомяковым, Т.Грановским. В журнале «Отечественные записки» в 1840 было впервые опубликовано стихотворение Полонского Священный благовест торжественно звучит… Печатался в журнале «Москвитянин» и в студенческом альманахе «Подземные ключи».

В 1844 вышел первый поэтический сборник Полонского Гаммы, в котором заметно влияние М.Лермонтова. В сборнике уже встречались стихи, написанные в жанре бытового романса (Встреча, Зимний путь и др.). В этом жанре был впоследствии написан и шедевр лирики Полонского Песня цыганки («Мой костер в тумане светит…», 1853). Литературовед Б. Эйхенбаум впоследствии называл главной чертой романсов Полонского «сочетание лирики с повествованием». Для них характерно большое количество портретных, бытовых и других подробностей, отражающих психологическое состояние лирического героя («Пришли и стали тени ночи…» и др.).

По окончании университета Полонский переехал в Одессу, где выпустил второй поэтический сборник Стихотворения 1845 года (1845). Книга вызвала отрицательную оценку , который увидел в авторе «ни с чем не связанный, чисто внешний талант». В Одессе Полонский стал заметной фигурой в кругу литераторов, продолжавших пушкинскую поэтическую традицию. Впечатления одесской жизни впоследствии легли в основу романа Дешевый город (1879).

В 1846 Полонский получил назначение в Тифлис, в канцелярию наместника М.Воронцова. Одновременно стал помощником редактора газеты «Закавказский вестник», в которой печатал очерки. В Тифлисе в 1849 вышел поэтический сборник Полонского Сазандар (Певец). В него вошли баллады и поэмы, а также стихи в духе «натуральной школы» — изобилующие бытовыми сценами (Прогулка по Тифлису) или написанные в духе национального фольклора (Грузинская песня).

В 1851 Полонский переехал в Петербург. В дневнике 1856 записал: «Не знаю, отчего я чувствую невольно отвращение от всякого политического стихотворения; мне кажется, что в самом искреннем политическом стихотворении столько же лжи и неправды, сколько в самой политике». Вскоре Полонский определенно заявил о своем творческом кредо: «Мне не дал Бог бича сатиры… / И для немногих я поэт» (Для немногих, 1860). Современники видели в нем «скромного, но честного деятеля пушкинского направления» (А.Дружинин) и отмечали, что «он никогда не рисуется и не играет никакой роли, а всегда является таким, каков он есть» (Е.Штакеншнейдер).

В Петербурге Полонский издал два поэтических сборника (1856 и 1859), а также первый сборник прозы Рассказы (1859), в которых Н. Добролюбов заметил «чуткую восприимчивость поэта к жизни природы и внутреннее слияние явлений действительности с образами его фантазии и с порывами его сердца». Д. Писарев, напротив, считал подобные черты проявлениями «узенького психического мира» и относил Полонского к числу «микроскопических поэтиков».

В 1857 Полонский уехал в Италию, где изучал живопись. В Петербург вернулся в 1860. Пережил личную трагедию — смерть сына и жены, отразившуюся в стихах Чайка (1860), Безумие горя (1860) и др. В 1860-е годы написал романы Признания Сергея Чалыгина (1867) и Женитьба Атуева (1869), в которых заметно влияние И.Тургенева. Полонский печатался в журналах разного направления, объясняя это в одном из своих писем А. Чехову: «Я всю жизнь был ничей».

В 1858—1860 Полонский редактировал журнал «Русское слово», в 1860—1896 служил в Комитете иностранной цензуры. Вообще же 1860−1870-е годы были отмечены для поэта читательским невниманием и житейской неустроенностью. Интерес к поэзии Полонского вновь возник в 1880-е годы, когда вместе с А. Фетом и А. Майковым он входил в «поэтический триумвират», пользовавшийся уважением читающей публики. Полонский вновь стал знаковой фигурой в литературной жизни Петербурга, на «пятницах Полонского» собирались выдающиеся современники. Поэт дружил с Чеховым, внимательно следил за творчеством К. Фофанова и С.Надсона. В стихах Сумасшедший (1859), Двойник (1862) и др. предсказал некоторые мотивы поэзии 20 в.

В 1890 Полонский писал А. Фету: «По моим стихам можно проследить всю жизнь мою». В соответствии с этим принципом отражения внутренней биографии он построил свое итоговое Полное собрание сочинений в 5 тт., вышедшее в 1896.

Умер Полонский в Петербурге 18 (30) октября 1898.

Полонский Яков Петрович (1819 — 1898), поэт. Родился 6 декабря (18 н.с.) в Рязани в небогатой дворянской семье. Учился в Рязанской гимназии, по окончании которой поступил на юридический факультет Московского университета. В студенческие годы начинает писать и публиковать свои стихи в

«Отечественных записках» (1840), «Москвитянине» и в студенческом альманахе «Подземные ключи» (1842). Дружит с А. Григорьевым, А. Фетом, П. Чаадаевым, Т. Грановским, И.Тургеневым.

В 1844 выходит первый сборник стихов Полонского «Гаммы», обративший на себя внимание критиков и читателей.

После окончания университета жил в Одессе. Там им был опубликован второй сборник «Стихотворения 1845 года».

В 1846 Полонский переезжает в Тифлис, поступает на службу в канцелярию и одновременно работает помощником редактора газеты «Закавказский вестник». Находясь в Грузии, Полонский обращается к прозе (статьи и очерки по этнографии), публикуя их в газете.

Грузия вдохновила его на создание в 1849 книги стихов «Сазандар» (Певец), в 1852 — исторической пьесы «Дареджана Имеретинская».

С 1851 Полонский жил в Петербурге, время от времени выезжая за границу. Сборники стихов поэта (1855 и 1859) были доброжелательно встречены разными критиками.

В 1859 — 60 был одним из редакторов журнала «Русское слово».

В общественно-литературной борьбе 1860-х Полонский не принимал участия на стороне какого-нибудь из лагерей. Он защищал поэзию «любви», противопоставляя ее поэзии «ненависти» («Для немногих», 1860; «Поэту-гражданину», 1864), хотя и признавал невозможность любви «без боли» и жизни вне проблем современности («Одному из усталых», 1863). В эти годы его поэзия подвергалась резкой критике со стороны радикальных демократов. И. Тургенев и Н. Страхов защищали от нападок самобытный талант Полонского, подчеркивая его «поклонение всему прекрасному и высокому, служение истине, добру и красоте, любовь к свободе и ненависть к насилию».

В 1880 — 90 Полонский был очень популярным поэтом. В эти годы он вернулся к темам своей ранней лирики. Вокруг него объединяются самые разные писатели, художники, ученые. Он очень внимателен к развитию творчества Надсона и Фофанова.

В 1881 выходит сборник «На закате», в 1890 — «Вечерний звон», проникнутый мотивами печали и смерти, размышлениями о мимолетности человеческого счастья.

С 1860 и до 1896 Полонский служил в Комитете иностранной цензуры, в Совете Главного управления по делам печати, что давало ему средства для существования.

Я. Полонский умер 18 октября (30 н.с.) 1898 в Петербурге. Похоронен в Рязани.

Выходец из бедной дворянской семьи Яков Петрович Полонский (1819-1898) был русским поэтом из Рязани. В Рязани он закончил гимназию. После этого он поступает в Московский университет и обучается на юридическом факультете. Будучи студентом, пишет стихи и публикует в «Отечественных записках»(1840). Водил дружбу с известными писателями, среди которых были А. Григорьев, А. Фет, П. Чаадаев, Т. Грановский, И. Тургенев.

Полонский как поэт был замечен и достойно оценен, когда в свет вышел его поэтический сборник «Гаммы».

Как окончил Полонский университет, так и проживал в Одессе. Там он и опубликовал второй сборник стихов «Стихотворения 1845 года».

В 1846 году поэт едет в Тифлис (Грузия), где служит в канцелярии и работает помощником редактора издания «Закавказский вестник» и публикует этнографические статьи и очерки. В 1849 создает книгу стихов «Певец», потом пишет историческую пьесу «Дареджана Имеретинская»(1852).

С 1851 года поэт проживает в Петербурге, иногда выезжая за границу. Пишет стихи и формирует сборники в 1855 и 1859 годах.

В 1859-1860 гг. – работает одним из редакторов издания «Русское слово». Его стихи критикуют радикальные демократы, а друзья-товарищи активно выступают в защиту. Популярность приходит к поэту в 1880-1890-х гг. В 1881 выдается сборник «На закате», в 1890-«Вечерний звон». В них доминирует мотив печали и смерти, а также поэт размышляет о фрагментарном счастье человека.

Зарабатывает поэт тем, что с 60-х по 1896 год служит в Комитете иностранной цензуры. Умер поэт в Петербурге, но похоронен в Рязани.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: