Краткая биография словацкий - Sogetsu-Mf.ru

Краткая биография словацкий

Фундаментальная электронная библиотека "Русская литература и фольклор" (ФЭБ): Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. — 1962—1978

Краткая биография словацкий

Краткая биография словацкий

СЛОВА́ЦКИЙ (Słowacki), Юлиуш (4.IX.1809, г. Кременец, ныне Тернопольской области УССР, — 3.IV.1849, Париж) — польский поэт. Сын профессора Кременецкого лицея. Учился в 1825—28 в Виленском ун-те. Ранние поэмы («поэтич. повести») романтич. характера, созданные в основном в конце 20-х гг., после переезда в Варшаву, варьировали образ одинокого и разочарованного героя: «Гуго» («Hugo», 1829), «Монах» («Mnich», 1830), «Араб» («Arab», 1829—30), «Ян Белецкий» («Jan Bielecki», 1830), «Змей» («Żmija», 1831). Первые опыты в драматич. жанре, попытки создания трагедии политич. конфликтов и человеческих страстей: «Миндовг, король литовский» («Mindowe, król

litewski», 1831) и «Мария Стюарт» («Marja Stuart», 1830), свидетельствовали об интересе С. к У. Шекспиру. На польское восстание 1830—31 С. откликнулся циклом патриотич. стихов: «Ода к свободе» («Oda do wolności», 1830), «Кулиг» («Kulik», 1831), «Гимн» («Hymn» — «Bogarodzico, Dziewico!», 1830), «Песнь литовского легиона» («Pieśń legjonu litewskiego», 1831). Покинув в 1831 Варшаву и совершив поездку с поручением повстанч. пр-ва в Париж и Лондон, С. остался в эмиграции. В 1832 в Париже вышли два его поэтич. сб-ка. В 1836—37 С. совершил путешествие на Бл. Восток, оказавшее влияние на его поэзию (неоконч. «Путешествие из Неаполя к святым местам» — «Podróż do Ziemi Świętej z Neapolu», 1836—39); в 1837—38 жил во Флоренции, затем в Париже.

Несмотря на тяготы эмигрантской жизни, непризнание критики, наследств. чахотку, С. много и активно работает. Наряду с А. Мицкевичем он стал наиболее полным выразителем достижений польского революц. романтизма. В 3-й том «Поэзии» («Poezje», т. 3, 1833) вместе с автобиографич. поэмой «Час раздумья» («Godzina myśli», 1833), явившейся как бы расчетом с юношеской мечтательностью, С. включил «поэтич. повесть» «Ламбро, греческий повстанец» («Lambro, powstańca grecki», 1833) — завуалированный отклик на восстание, упрек соотечественникам, не сумевшим отвоевать свободу. Последующее творчество С. отличается жанровым многообразием. Лирич. шедевром, соединившим интенсивное личное переживание с великолепными пейзажами, выразившим гармонию субъективного и объективного начал, стала поэма «В Швейцарии» («W Szwajcarji», опубл. 1839). В «Отце зачумленных» («Ojciec zadžumionych», опубл. 1839) ориентальный элемент подчинен психологич. достоверности рассказа героя о своих несчастьях. Поэма «Ангелли» («Anhelli», 1838), написанная библейски стилизованной прозой и посвященная польским ссыльным в Сибири, демонстрировала отрицат. отношение С. к различным эмигрантским группировкам, но одновременно и веру его в грядущую нар. революцию. «Дантовские» мотивы разрабатывал С. как в «Ангелли», так и в «Рассказе Пяста Дантышека. » («Poema Piasta Dantyszka herbu Leliwa o piekle», 1839) — гневной жалобе на страдания поляков и преступления их гонителей.

В этот же период С. создает польский романтич. театр. репертуар. Как автор пьесы «Кордиан» («Kordian», изд. анонимно, 1834) он близок к А. Мицкевичу и З. Красиньскому в разработке свободно построенной романтич. драмы, насыщенной философско-политич. содержанием. С. анализирует в ней неудачи восстания, обнаруживая критич. отношение к идее «военной революции». На историч. материале событий 1794 сходные проблемы выдвигает С. в неоконч. драме «Горштыньский» («Horsztyński», 1835, опубл. в 1881). К магнатско-придворной Польше 17 в. С. обратился в драме «Мазепа» («Mazepa», 1834—39, опубл. 1840; рус. пер., сделанный Н. Л. Пушкаревым, опубл. в «Отечественных записках», 1874, № 7). Драма отличается резкой обрисовкой характеров, насыщена психологизмом с элементами мелодраматизма. В цикле драм сказочно-фантастич. характера из «легендарного» периода польской истории сказалась идеализация дофеодального «исконно славянского» начала. «Балладина» («Balladyna», 1834, опубл. 1839), одна из самых поэтичных драм С., — своеобразная «политич. сказка» с использованием фольклорных мотивов. Реалистич. тенденции сказались в

драме «Фантазий» («Fantazy», 1841), где изображена помещичья среда, отказавшаяся от патриотич. стремлений, и одновременно продолжаются поиски нового героя.

В зрелой лирике С. доминируют мотивы патриотич. скорби, революц. стойкости: «Гимн» («Hymn», 1836, опубл. 1839), «Мое завещание» («Testament mój», 1839—1840), «Погребение капитана Майзнера» («Pogrzeb kapitana Meyznera», 1841), «Совинский в окопах Воли» («Sowiński w okopach Woli», 1844, опубл. 1883), «Успокоение» («Uspokojenie», 1844, опубл. 1866) и др.

Как прозаик С. выступил с фрагментами историч. прозы (о князе Радзивилле-Сиротке). Образец эпистолярного жанра представляют письма С. к матери. Итогом его творч. исканий стала поэма «Бенёвский» («Beniowski», 1840—41, не оконч., опубл. 1841), отмеченная виртуозным стихотв. мастерством. В лирич. отступлениях поэт полемизирует с противниками (прежде всего — из клерик. кругов), здесь же резюмируется его долголетний спор с Мицкевичем, излагаются обществ. и эстетич. взгляды.

В дальнейшем С. увлекся мистико-мессианистскими теориями; участие в кружке мистика Товяньского было кратковременным (1842—43), он пытался выработать собственную «философию духа», к-рая в мистико-идеалистич. форме утверждала непрерывность обществ. развития, предусматривала закономерность социальных потрясений, свидетельствовала о стремлении С. к революц. демократизму. Выдающимся памятником польской революц. поэзии стал его ответ Красиньскому «Ответ на „Псалмы будущего“» («Odpowiedź na Psalmy przyszłości», 1845—48), в к-ром он обличал последнего в консерватизме, страхе перед революцией. В позднейших драмах С., при наличии мистико-религ. элемента, не исчезают ни патриотич. стремления («Ксендз Марек» — «Ksiądz Marek», 1843), ни интерес к социальным конфликтам («Серебряный сон Саломеи» — «Sen srebrny Salomei», 1844). Лирика С. сер. 40-х гг. обретает космич. образность, пророческую страстность, она пронизана напряженным ожиданием революц. взрыва. Синтезом философско-историч. взглядов С. должна была стать эпопея «Король-Дух» («Król Duch», незаконч.).

«Избранные стихи» (Варшава, 1955). Илл. А. Гейдриха.

В России С. долгое время был мало известен. Отд. переводы печатались в «Отечественных записках», «Русском вестнике», «Вестнике Европы». На рубеже 19—20 вв. С. заинтересовались рус. символисты (К. Д. Бальмонт, В. Я. Брюсов). Лучшие рус. переводы (А. А. Ахматовой, Л. Н. Мартынова, Б. Л. Пастернака) появились после 2-й мировой войны.

Соч.: Dzieta, t. 1—14, 3 wyd., Wr., 1959; Dzieła wszystkie, t. 1—15, 2 wyd., Wr., 1952—63; в рус. пер. — Избр. соч., т. 1—2, М., 1960; Лирика, М., 1966.

Лит.: Балашов Н., Станюкович Я., Проблемы творчества Словацкого начала 1840-х годов, «Вопр. лит-ры», 1960, № 7; Левинская С. И., Драматургия Юлиуша Словацкого, Киев, 1953; Вервес Г. Д., Юліуш Словацький і Украïна, К., 1959; Ю. Словацкий, Биобиблиографич. указатель, М., 1959; Левин Ю. Д., Рабинович Г. Б., Некрасов

и первый русский перевод «Мазепы» Ю. Словацкого, в кн.: Некрасовский сборник, т. 3, М. — Л., 1960; Агриколянский В. С., Повстанческая лирика Ю. Словацкого, «Уч. зап. Южно-Сахалин. пед. ин-та», Южно-Сахалинск, 1963, т. 4, в. 1; его же, Лирика Словацкого первых лет эмиграции, «Уч. зап. Хабаровского пед. ин-та», 1968, т. 15; Стахеев Б. Ф., Ю. Словацкий, в кн.: История польской лит-ры, т. 1, М., 1968; Starnawski J., I. Słowacki we wspomnieniach współczesnych. Wr., 1956; Kalendarz życia i twórczości J. Słowackiego, Wr., 1960; Sądy współczesnych o twórczości Słowackiego (1826—1862), Wr. — Warsz. — Kr., 1963; Bourrilly J., La jeunesse de Jules Słowacki (1809—33), P., 1960; Kleiner J., J. Słowacki. Dzieje twórczości, t. 1—4. Lw. — Warsz. — Kr., 1924—1928; его же, Słowacki, 3 wyd., Wr. — Kr., 1958; Treugutt S., «Beniowski». Kryzys indywidualizmu romantycznego, Warsz., 1964; Sawrymowicz E., J. Słowaski, Warsz., 1966.

Словацкий Юлиуш

Словацкий Юлиуш (Juliusz Słowacki, 1809—1849) — знаменитый польский поэт. Сын известного в свое время профессора литературы, С. вырос в литературной среде. Его мать, женщина передовая и литературно образованная, с детства воспитала сына на лучших образцах польской и мировой литературы. Писать начал рано. На польскую революцию 1830 откликнулся рядом стихотворений. В 1831 навсегда оставил Польшу и жил в Париже. Швейцарии, Италии. Путешествовал по Греции, Египту, Палестине. Одно время находился под влиянием известного польского мистика Товянского. Смерть (от туберкулеза) застала поэта за работой над поэмой «Король-дух». По своему умонастроению С. значительно отличался от своего современника, Мицкевича, поэта, тесно связанного с шляхтой. С. в гораздо большей степени отразил буржуазно-демократические идеи. В своей поэзии он резко отрицательно отзывается о «шляхте», под именем которой, правда, всего чаще подразумевает богатую земельную аристократию. Он часто в ярких красках рисует самодурство вельмож, их жестокость, расточительность, пьянство, разврат и прежде всего продажность и измену родине. Он с сочувствием отзывается о крестьянах и объявляет себя поэтом «народа». Его демократизм еще более оттеняется тем сильным влиянием, которое в юные годы на него имела украинская народная поэзия. Элементы политического и социального протеста в творчестве С. углубились в результате воздействия поэзии Байрона, которому С. подчинялся дольше, чем другие крупные польские поэты того времени.

Однако С. отнюдь нельзя считать буржуазно-демократическим поэтом. В Польше того времени не было сильной и сколько-нибудь самостоятельной в политическом отношении буржуазной демократии. А С. не стоял даже на точке зрения тогдашних польских демократов, хотя некоторые его произведения и использовались демократами. С. никогда не упоминает о лозунге освобождения крестьян, хотя в его произведениях нередки едкие выпады против дворян-помещиков, издевающихся над своими подданными, против шляхты в целом, живущей «чужим трудом» (стих. «Горе вам», 1848). Его острая ненависть к «шляхте» объясняется также той позорной ролью, которую сыграла польская аристократия в истории потери польской независимости и разгрома польских восстаний 1794 и 1830—1831. Характерна для дворянского писателя и горячая религиозность С. Религиозные мотивы играют в его творчестве очень большую роль. Правда, он резко отрицательно относится к официальной римской церкви, к папе, иезуитам, клерикалам. Он борется против католической партии среди самих польских эмигрантов. Он клеймит неоднократно самым резким образом разложение и кровавые преступления папства. Но это опять-таки объясняется прежде всего национальными мотивами: папство осудило польское восстание и поддерживало царизм как опору европейской реакции. Таким обр. радикальные ноты в произведениях С. являются результатом исключительного положения шляхетской эмиграции, преследуемой всеми силами старого феодального мира.

С. был в высшей степени присущ субъективизм. Болезненный и нервный, преследуемый неудачами в личной жизни, он большинство своих произведений окрасил тоном мрачного пессимизма. Это касается уже его юношеских произведений, написанных под влиянием Байрона, как поэмы «Mnich» (Монах, 1830), «Arab» (Араб, 1830), «Zmija» (Змея, 1831), «Lambro» (Лямбро, 1832), но в еще большей степени — его более зрелого творчества.

Читайте также  Краткая биография смеляков

С. много страдал от своего положения эмигранта и невозможности дойти со своими произведениями до широкой публики, тем более, что его творчество было для современников мало понятно. Он болезненно ощущал напр. широкую популярность Мицкевича. Его выступление против Мицкевича в поэме «Бениовский», где он обвиняет своего соперника в панславизме и приверженности к папству, объясняется не только идеологическим, но и личным антагонизмом между ними.

Не будучи по своей натуре революционером, С. в моменты большого революционного подъема высказывался за радикальные действия. Так, в 1848 он даже поехал из Парижа в прусскую Польшу, для того чтобы принять участие в боях против царской России. Однако вне этих моментов он был сторонником мирной борьбы «духовными средствами». Он иногда прямо выступает против «зверских» «французских методов». Постоянной идеей его творчества является идея самопожертвования личности и нации (Польша — Бинкельрид).

Любимым героем С. является страдалец, погибающий за свою идею (чаще всего за национальную) и вызывающий так. обр. нравственное перерождение своих палачей. Под влиянием этого мученичества, этого, так сказать, пассивного героизма мучители начинают ощущать ужас перед собственными преступлениями — и человечество делает шаг вперед.

С другой стороны, и тираны являются до некоторой степени орудиями высшего промысла: их жестокость, наносимые ими мучения очищают и возвышают души их жертв. По С., не людям дано карать их за грехи — это дело бога. Так, в драме «Balladyna» (Балладина, 1834) героиня идет к королевскому престолу путем целой цепи преступлений; но ее сражает лишь «рука господня», убивающая ее на троне ударом молнии.

Положительным героем является у С. Кордиан. В драме «Kordjan» (Кордиан, 1833) самые резкие тирады против примиренцев и оппортунистов сочетаются с проповедью именно пассивного героизма. Кордиан принимает на себя задачу убить Александра I во время его пребывания в Варшаве и громит нерешительность заговорщиков. Но готовый отдать свою кровь «за отечество», он останавливается перед пролитием крови монарха и падает без чувств у его дверей.

В 1834 С. пишет драму «Mazeppa» (Мазепа), изданную лишь в 1840, вероятно в переработанном виде. Здесь одному тирану, Воеводе, противостоит целая галлерея положительных типов, проявляющих настоящие чудеса самопожертвования. Здесь мученики побеждают тирана не борьбой, а самоотречением.

В 1836 С. пишет любовную поэму «W Szwajcarji» (В Швейцарии), считающуюся по справедливости величайшим лирическим произведением, какое когда-либо создала польская поэзия.

Путешествие С. на Восток (1836—1837) отражено им в ряде лирических произведений. Впечатлениям Востока обязана между прочим своим возникновением знаменитая поэма «Ojciec zadzumionych» (Отец умерших от чумы), где излюбленный мотив страдальца обработан в духе мусульманского фатализма. Араб, вся семья которого истреблена чумой, кончает хвалой величию Аллаха.

Все та же идея искупительного страдания находит художественное выражение в написанной прозой поэме «Anhelli» (Анхелли, 1838). Сосланный на поселение, Анхелли (от слова «ангел») гибнет в сибирских снегах. Образу Анхелли С. противопоставляет других ссыльных поляков, разбитых на партии, ведущих бесплодные споры и кончающих тем, что становятся людоедами и пожирают друг друга. В момент смерти Анхелли появляется на коне рыцарь с красным знаменем, несущий весть о революции и призывающий к оружию. Но Анхелли не встает из мертвых, ибо он был обречен на «жертву сердца».

В драме «Lilla Veneda» (Лилла Венеда, 1839) появляется уже коллективный мученик. Славянский народ венедов погибает, разбитый и истребленный другим славянским народом — лехитов. Побежденные силой оружия венеды проявляют духовные силы, повергающие в удивление победителей. Дервид, его дочь Лилла Венеда производят такое впечатление на лехитов, что король Лех останавливает жестокости Гвиноны и хочет пощадить остатки венедов. Верх пассивного героизма показывают братья Лиллы, Лелу и Полелум, сжигающие себя на костре.

Из праха венедов рождается их мститель Попель. О его подвигах мы узнаем из поэмы «Król Duch» (Король-дух, изд. в 1847). Попель представляет собой образ, аналогичный Балладине, — только с гораздо более ясно выраженной миссией духовно очищать и возвышать народ путем тирании. Народ пассивно терпит его зверства, даже почитает его и создает о нем легенды. Конец его преступлениям кладет лишь, так же как и «Балладине», бог, сжигая его заживо.

Своеобразной проповедью непротивления злу насилием является и драма «Samuel Zborowski» (Самуель Зборовский, 1844—1845).

Последние два произведения С. относятся уже, вместе с рядом других, как «Beniowski» (Бениовский, начатый в 1840—1841), «Ksiądz Marek» (Ксендз Марек, 1843), «Sen srebrny Salomei» (Серебряный сон Саломеи, 1843, изд. в 1844) и др., к тому периоду, когда С. впал в мистицизм. В этих произведениях много иррационального, заумного: С. старается в них писать в порыве вдохновения, не контролируемого сознательной мыслью. Эта иррациональность остается в его творчестве, хотя и в ослабленной форме, уже до конца.

Во вторую половину 40-х годов, под влиянием назревания революционного положения в Западной Европе, у С. сильнее звучат радикальные ноты. Это проявляется в ответе «Do autora „Trzech psalmów“» (автору «Трех псалмов», Красинскому, конец 1845). С. здесь резко выступает против аристократов, боящихся крестьянства: без «народа» освободить Польшу нельзя. Это вдохновенное произведение проникнуто боевым духом. Однако «защита народа», проводимая здесь С., имела очень мало общего с действительными интересами крестьянства: С. не требовал никаких каких реформ, а только утверждал, что крестьянин лучше дворянина может бороться за освобождение шляхетской Польши. Впоследствии, в 1847 и 1848, С. написал еще несколько окрашенных радикализмом стихотворений, направленных в особенности против церкви. Однако революционером он и тогда не стал и в своих произведениях прославляет бескровную, духовную «революцию». Противоречия в творчестве С., — непоследовательность его радикализма, религиозность, культ пассивного героизма, снижающий значение его социального протеста, — все это объясняется тем, что поражение национально-демократического движения не могло не вызывать упадочнических настроений, неверия в пути политической борьбы среди неустойчивой шляхетской интеллигенции.

Как поэт С. обладал исключительным художественным мастерством. Его произведения, в особенности поэмы, написанные в октавах, отличались предельным совершенством формы. Притом, в то время как Мицкевич даже в своих мистических произведениях отличается реалистической ясностью и рельефностью своих образов, поэзия С. носит скорее музыкальный характер. На поэзию модернистов и символистов конца XIX и начала XX в. С. оказал сильное влияние.

На русск. яз. переведено: Из поэмы «Ян Белецкий», перев. П. Козлов. Из поэмы «Монах». 1. Исповедь, 2. Тень Зары. Перев. П. Козлов. См. сб. «Поэзия славян», изд. под ред. Н. В. Гербеля, СПБ, 1871; Мазепа. Трагедия в 5 д., перев. Н. Пушкарев, «Отечественные записки», 1874, VII; Ренегат. (Восточная повесть), перев. П. Козлов, «Русская мысль», 1880, III; Отец зачумленных в Эль-Арише, перев. А. Селиванов, «Вестник Европы», 1888, X; Ангелли. Поэма, перев. Высоцкого, М., 1906; Мазепа. Трагедия, перев. А. Вознесенский, Одесса, 1910; Три драмы: I. Балладина, II. Лилля Венеда, III. Геллион-Эолион, перев. К. Бальмонта, М., 1911; Ангелли. Поэма, перев. А. Виноградова, М., 1913.

II. Charles-Edmond (Chojecki E.), La Pologne captive et ses trois poétes, Lpz., 1864

Gasztowtt V., Le poète polonais J. Słowacki, P., 1881

Biegeleisen H., Juliusz Słowacki, Lwów, 1895

Malecki A., Juliusz Słowacki, 3 wyd. 3 vv., Lwów, 1901

Matuszewski I., Słwacki i nowa sztuka, Warszawa, 1902

Kleiner J., J. Słowacki, 4 vv., Warszawa, 1919—1927

Sarrazin G., Les grands poètes romantiques de la Pologne — Mickiewicz — Slowacki. 2 éd., P. 1920

Grabowski T., J. Słowacky, 2 wyd., 2 vv., Posnań, 1920

Pawlikowski J. G., Społeczno-polityczne ideje Słowackiego w dobie mistycysmu, Warszawa, 1930

Уманский А., Юлий Словацкий, поэт и мистик. (Из истории польского романтизма), «Русское богатство», 1901, V—VI

Пшибышевекий Ст., Памяти Юлия Словацкого, в его книге «Критика», М., 1905

Козловский Л., Юлий Словацкий, «Русская мысль», 1909, IX

Загорский Е., Ю. Словацкий. Бальмонт, как его переводчик, М., 1910

Веселовский А., Этюды о байронизме, в его книге «Этюды и характеристики», т. I, М., 1912.

Юлиуш Словацкий

Юлиуш Словацкий – известный польский поэт и драматург эпохи Романтизма, вынужденный большую часть своей жизни провести в эмиграции за пределами отчизны. Многие его произведения содержат историческую тематику Ноябрьского восстания, произошедшего в 1831 году, где ему пришлось принимать непосредственное участие. В своих сочинениях он придерживается позиции польской шляхты, представлявшей собой «открытое сословие воюющих господ». В его лирике часто проявляются мотивы патриотичной скорби, посвященные судьбам ссыльных революционеров.

Детство

Юлиуш Словацкий родился 4 сентября 1809 года в местечке Кременец Волынской губернии, принадлежавшей в то время Российской империи. Сейчас этот небольшой городок является административной единицей Тернопольской области, находящийся в пределах Украины. Отец Юлиуша являлся именитым профессором литературы и искусства, который преподавал эти науки в Кременецком лицее и Виленском университете. Эузебиуш Словацкий умер, когда сыну было всего 5 лет.

Мать будущего поэта Саломея Янушевская, имеющая армянские корни, вторично вышла замуж за доктора медицинских и философских наук Августа Бекю. Благодаря стараниям и связям своего отчима, Юлиуш с ранних лет начал общаться с мыслящей национальной интеллигенцией того времени. В круг его знакомых входили поэт Адам Мицкевич, историк Иоахим Лелевель, математик-философ Ян Снядецкий, химик-биолог Анджей Снядецкий и другие.

Юность

Безответная юношеская любовь к Людвике, дочери профессора Анджея Снядецкого, а также самоубийство близкого друга и коллеги по перу Шпицнагеля в 1827 году отложили мрачный отпечаток на творчестве Словацкого. В драматическом произведении «Миндове», написанном поэтом в этот период, прослеживается шекспировский трагизм и грустные нотки байроновской лирики.

В 1828 году Юлиуш Словацкий завершил учебу в Виленском университете и перебрался в Варшаву, где стал сотрудником Государственной палаты по доходам и скарбу. В 1830 году начинающий стихотворец дебютировал в печати с эпическими повествованиями «Ян Белецкий» и «Гуго». В этом же году он стал обозревателем трагических событий Ноябрьского восстания и ответил на действия национально-политического масштаба серией патриотических стихотворений. После подавления бунта, он был вынужден выехать вместе с членами посольства Сейма в Лондон.

Читайте также  Краткая биография маккарти

Эмиграция

В начале 30-х годов XIX века Юлиуш Словацкий поселился во Франции. За три года пребывания в Париже он написал драмы «Мария Стюарт» и «Миндовг, король литовский», а также опубликовал поэмы «Монах», «Араб», «Змея» и «Ламбро». Свой первый крупный сборник произведений под названием «Поэзия» он издал в 1832 году. Пребывая в ипостаси эмигранта, поэт болезненно переживал невозможность достучаться своими произведениями до широкой польской аудитории. Личный антагонизм к своему земляку Адаму Мицкевичу, сподвиг поэта обвинить успешного публициста в панславизме и приверженности к папству в поэме «Бениовский». В драме «Кордиан», изданной в 1833 году, автор выражает резкую критику против варшавских примиренцев и оппортунистов.

С 1834 года по 1838 год Словацкий много путешествовал по Швейцарии, Греции, Италии, Сирии, Израилю, Египту и Палестине. В тот период он написал драмы «Балладына», «Лилла Венеда», «Горштыньский», «Мазепа», прозаическое сочинение «Ангелли», а также поэмы «В Швейцарии» и «Отец зачумленных». В большинстве своих произведений Юлиуш отражает горечь событий национально-освободительного движения и отмечает героическую стойкость польских революционеров. В яркой сюжетной линии автор часто прибегает к идее самопожертвования личности, ради будущего целой нации. Словацкий отчаянно верил в то, что мученический героизм заставляет палачей ощущать ужас собственных деяний и нравственно перерождаться.

Творческое наследие

С 1939 года Юлиуш Словацкий обосновался в Париже. В 1842 году судьба свела его с религиозным философом Анджеем Товяньским, также выходцем из Польши. Некоторое время поэт пребывал в организованном мессианистом Кругу Божьего дела, к которому тогда примкнули многие влиятельные эмигранты. Последние свои сочинения он создавал с вдохновением набожности и осознанием важности своей исторической миссии. В озарении иррационального мышления поэт написал такие произведения, как «Фантазии», «Вацлав», «Серебряный сон Соломеи», «Ксендз Марек», «Самуэль Зборовский».

К сожалению, Юлиуш Словацкий так и не успел закончить эпопею «Король-дух». Он умер 3 апреля 1849 года от туберкулеза. Изначально поэт был захоронен на кладбище Монмартра. Но в 1927 году председатель Совета Министров Польши Юзеф Пилсудский распорядился перевезти прах польского деятеля искусств в Краков и поместить в Вавельский кафедральный собор. В этот же день в Вильне состоялось торжественное открытие мемориала с бюстом поэта рядом с домом, где он некогда проживал. На погребальном холме в Париже до сих пор хранится его первичное надгробие.

В России сочинения Юлиуша Словацкого, как и большинства других поэтов-эмигрантов, находились долгое время под запретом. Лишь в конце XIX века стали появляться первые переводы его произведений в издании русских литераторов Пушкарева, Козлова, Селиванова. В XX веке его стихи интерпретировали такие знаменитые русские поэты, как Бальмонт, Бохан, Пастернак, Луговской, Мартынов и Ахматова. Польский поэт оставил после себя поэмы, наполненные исключительным художественным смыслом, которые оказали огромное влияние на модернистов и символистов прошлой эпохи.

В поисках утраченного: поэт-романтик Юлиуш Словацкий

Куда вели пути–дороги Юлиуша Словацкого

Юлиуш Словацкий — один из величайших польских литераторов эпохи романтизма. Родился 23 сентября 1809 года в старинном городе Кременце (ныне Тернопольская область Украины). Его отец — поэт, драматург, переводчик Эузебиуш Словацкий — с 1807 года преподавал в Кременецком лицее. В 1808 году он вступил в брак с Саломеей Янушевской. Летом 1811 года Словацкие переехали в Вильно, где Эузебиуш выиграл конкурс на замещение вакантной должности на кафедре литературы Виленского университета. Но в 1814 году глава семейства умер от туберкулеза. В августе 1818 года Саломея Словацкая вышла замуж за бывшего товарища покойного мужа, также профессора Виленского университета, доктора медицины Августа Бекю. Новая семья жила дружно, однако в 1824 году смерть настигла и Августа — его поразила молния.

В 1825–м молодой Юлиуш поступил в Виленский университет, а после его окончания переехал в Варшаву. Как патриот, мечтающий о возрождении польской независимости, он поддержал ноябрьское восстание 1830 года, был обозревателем этих событий, написал несколько патриотических произведений. После подавления восстания выехал в Лондон в вынужденную эмиграцию. Затем поселился в Париже, где в это время жил другой выдающийся поэт — Адам Мицкевич. В эмиграции начал серьезно заниматься литературной деятельностью. Несколько лет провел в Швейцарии. Путешествовал по Италии, Греции, Египту, Палестине, Сирии. Умер в Париже в 1849 году от туберкулеза. Был похоронен на кладбище Монмартра. В июне 1927 года по распоряжению президента Польши Юзефа Пилсудского прах Ю.Словацкого перевезли в Краков и перезахоронили на Вавеле в кафедральном соборе рядом с могилой Адама Мицкевича.

Одна из самых малоизученных страниц жизни Юлиуша Словацкого — его связь с белорусскими землями.

Дом, в котором родился Юлиуш Словацкий. Открытка 1920-х гг.

Переехав в Вильно к семье Бекю, молодой Словацкий познакомился со многими известными людьми, с которыми дружил отчим. Среди них были братья Снядецкие. Старший, Ян Снядецкий, профессор, талантливый математик и астроном, общественный деятель, член–корреспондент Петербургской академии наук, директор Виленской обсерватории (1806 — 1825), ректор Виленского университета (1806 — 1815), владел имением Яшуны, что в 30 километрах от Вильно и 16 километрах от современной белорусской границы. Будущий поэт часто гостил у него. Младший брат, Анджей Снядецкий, профессор медицины Виленского университета, обосновался в имении Болтуп чуть южнее Ошмян. И здесь Словацкий был постоянным гостем, причем приезжал с особым интересом. Дело в том, что, кроме живописной окружающей природы (находясь в эмиграции, Юлиуш не раз вспоминал ошмянские леса, о чем свидетельствуют его письма и рассказы очевидцев), молодого поэта влекла сюда влюбленность в дочь Анджея — Луизу.

Саломея. Мать Юлиуша Словацкого.
Открытка 1920-х гг.
Эузебиуш Словацкий.
Открытка 1920-х гг.

Во время учебы в университете Словацкий каждый год навещал свою мать в Кременце. Побывал в Тульчине, Умани, Одессе, Баре, любовался средневековыми замками Каменца–Подольского, Луцка, посетил христианские храмы Почаева, Бердичева, Житомира. Дорога из Вильно в Кременец и обратно вела через белорусские земли. Почтовые тракты, по которым мог ехать Словацкий, проходили через Ошмяны, Вороново, Новогрудок, Лиду, Пинск, Ивье, Воложин, Столбцы, Лунинец, Столин, Несвиж. Зная страсть молодого поэта к путешествиям и патриотической истории, трудно представить себе, что он обминул Кревский, Лидский, Мирский замки, не посетил радзивилловский Несвиж, не остановился в Сновском дворце, где трагически ушел из жизни его близкий друг Людвиг Шпицнагель. Возможно, Словацкий посетил и родственников братьев Снядецких, владевших имениями на Полесье в Мозырском уезде. Ведь именно полесские болота описаны им в пьесе «Лилла Венеда», рассказывающей о древних языческих временах. И, конечно же, не мог не задержаться в Новогрудке и его окрестностях. Ведь события созданной им в 1831 году драмы «Миндовг» происходили именно в этих местах. Словацкий просто обязан был посетить предполагаемую могилу Миндовга, взойти на древнее городище с руинами некогда могущественного замка, пройтись по узким улочкам, таящим в себе бесконечные тайны. Интерес к этому легендарному историческому персонажу зародился у Юлиуша Словацкого еще в детстве: его отец — автор трагедии «Миндовг, король Литовский», поставленной в 1813 году.

Усадьба Снядецких, где Юлиуш Словацкий написал «Думку украинскую». Открытка конца ХIX столетия

Краков. Перенесение останков поэта из Парижа. 1927 год.

Вечность

Однако, несмотря на свой колоссальный талант, Словацкий так и не достиг вершины славы при жизни. Среди современников он имел больше недоброжелателей, чем почитателей. Тем не менее настоящий талант не умирает. И уже с 60–х годов XIX столетия популярность его произведений возрастает. Помимо литературного творчества, издается биография поэта, печатается корреспонденция. Но наибольшая слава пришла к Юлиушу Словацкому в 1920–е годы, о чем свидетельствуют в том числе и почтовые открытки того времени.

Новогрудок. Гора Миндовга. Начало XX столетия.

С конца XIX века популярность почтовых открыток была огромной. На их титульной стороне печатались фотографии городов, памятных мест, репродукции картин известных художников, отображались знаковые события, увековечивались даты. Но не многие исторические личности удостоились чести оказаться лицом почтовой открытки. Для этого действительно требовалось совершить нечто особенное, делами заслужить уважение и популярность у народа. Юлиуш Словацкий на открытках запечатлен. Как и его родители. Что касается видовых экземпляров, изданных в конце XIX — начале XX века, на них можно увидеть родные и милые сердцу поэта места. А также улицы, культурные и общественно–образовательные учреждения, названные его именем. Многие известные художники рисовали картины по мотивам произведений Юлиуша Словацкого, а потом издатели переносили эти иллюстрации на почтовые карточки.

Словацкий Юлиуш

Словацкий Юлиуш

Словацкий Юлиуш (Juliusz Słowacki, 1809—1849) — знаменитый польский поэт. Сын известного в свое время профессора литературы, С. вырос в литературной среде. Его мать, женщина передовая и литературно образованная, с детства воспитала сына на лучших образцах польской и мировой литературы. Писать начал рано. На польскую революцию 1830 откликнулся рядом стихотворений. В 1831 навсегда оставил Польшу и жил в Париже. Швейцарии, Италии. Путешествовал по Греции, Египту, Палестине. Одно время находился под влиянием известного польского мистика Товянского. Смерть (от туберкулеза) застала поэта за работой над поэмой «Король-дух». По своему умонастроению С. значительно отличался от своего современника, Мицкевича, поэта, тесно связанного с шляхтой. С. в гораздо большей степени отразил буржуазно-демократические идеи. В своей поэзии он резко отрицательно отзывается о «шляхте», под именем которой, правда, всего чаще подразумевает богатую земельную аристократию. Он часто в ярких красках рисует самодурство вельмож, их жестокость, расточительность, пьянство, разврат и прежде всего продажность и измену родине. Он с сочувствием отзывается о крестьянах и объявляет себя поэтом «народа». Его демократизм еще более оттеняется тем сильным влиянием, которое в юные годы на него имела украинская народная поэзия. Элементы политического и социального протеста в творчестве С. углубились в результате воздействия поэзии Байрона, которому С. подчинялся дольше, чем другие крупные польские поэты того времени.

Читайте также  Краткая биография джером

Однако С. отнюдь нельзя считать буржуазно-демократическим поэтом. В Польше того времени не было сильной и сколько-нибудь самостоятельной в политическом отношении буржуазной демократии. А С. не стоял даже на точке зрения тогдашних польских демократов, хотя некоторые его произведения и использовались демократами. С. никогда не упоминает о лозунге освобождения крестьян, хотя в его произведениях нередки едкие выпады против дворян-помещиков, издевающихся над своими подданными, против шляхты в целом, живущей «чужим трудом» (стих. «Горе вам», 1848). Его острая ненависть к «шляхте» объясняется также той позорной ролью, которую сыграла польская аристократия в истории потери польской независимости и разгрома польских восстаний 1794 и 1830—1831. Характерна для дворянского писателя и горячая религиозность С. Религиозные мотивы играют в его творчестве очень большую роль. Правда, он резко отрицательно относится к официальной римской церкви, к папе, иезуитам, клерикалам. Он борется против католической партии среди самих польских эмигрантов. Он клеймит неоднократно самым резким образом разложение и кровавые преступления папства. Но это опять-таки объясняется прежде всего национальными мотивами: папство осудило польское восстание и поддерживало царизм как опору европейской реакции. Таким обр. радикальные ноты в произведениях С. являются результатом исключительного положения шляхетской эмиграции, преследуемой всеми силами старого феодального мира.

С. был в высшей степени присущ субъективизм. Болезненный и нервный, преследуемый неудачами в личной жизни, он большинство своих произведений окрасил тоном мрачного пессимизма. Это касается уже его юношеских произведений, написанных под влиянием Байрона, как поэмы «Mnich» (Монах, 1830), «Arab» (Араб, 1830), «Zmija» (Змея, 1831), «Lambro» (Лямбро, 1832), но в еще большей степени — его более зрелого творчества.

С. много страдал от своего положения эмигранта и невозможности дойти со своими произведениями до широкой публики, тем более, что его творчество было для современников мало понятно. Он болезненно ощущал напр. широкую популярность Мицкевича. Его выступление против Мицкевича в поэме «Бениовский», где он обвиняет своего соперника в панславизме и приверженности к папству, объясняется не только идеологическим, но и личным антагонизмом между ними.

Не будучи по своей натуре революционером, С. в моменты большого революционного подъема высказывался за радикальные действия. Так, в 1848 он даже поехал из Парижа в прусскую Польшу, для того чтобы принять участие в боях против царской России. Однако вне этих моментов он был сторонником мирной борьбы «духовными средствами». Он иногда прямо выступает против «зверских» «французских методов». Постоянной идеей его творчества является идея самопожертвования личности и нации (Польша — Бинкельрид).

Любимым героем С. является страдалец, погибающий за свою идею (чаще всего за национальную) и вызывающий так. обр. нравственное перерождение своих палачей. Под влиянием этого мученичества, этого, так сказать, пассивного героизма мучители начинают ощущать ужас перед собственными преступлениями — и человечество делает шаг вперед.

С другой стороны, и тираны являются до некоторой степени орудиями высшего промысла: их жестокость, наносимые ими мучения очищают и возвышают души их жертв. По С., не людям дано карать их за грехи — это дело бога. Так, в драме «Balladyna» (Балладина, 1834) героиня идет к королевскому престолу путем целой цепи преступлений; но ее сражает лишь «рука господня», убивающая ее на троне ударом молнии.

Положительным героем является у С. Кордиан. В драме «Kordjan» (Кордиан, 1833) самые резкие тирады против примиренцев и оппортунистов сочетаются с проповедью именно пассивного героизма. Кордиан принимает на себя задачу убить Александра I во время его пребывания в Варшаве и громит нерешительность заговорщиков. Но готовый отдать свою кровь «за отечество», он останавливается перед пролитием крови монарха и падает без чувств у его дверей.

В 1834 С. пишет драму «Mazeppa» (Мазепа), изданную лишь в 1840, вероятно в переработанном виде. Здесь одному тирану, Воеводе, противостоит целая галлерея положительных типов, проявляющих настоящие чудеса самопожертвования. Здесь мученики побеждают тирана не борьбой, а самоотречением.

В 1836 С. пишет любовную поэму «W Szwajcarji» (В Швейцарии), считающуюся по справедливости величайшим лирическим произведением, какое когда-либо создала польская поэзия.

Путешествие С. на Восток (1836—1837) отражено им в ряде лирических произведений. Впечатлениям Востока обязана между прочим своим возникновением знаменитая поэма «Ojciec zadzumionych» (Отец умерших от чумы), где излюбленный мотив страдальца обработан в духе мусульманского фатализма. Араб, вся семья которого истреблена чумой, кончает хвалой величию Аллаха.

Все та же идея искупительного страдания находит художественное выражение в написанной прозой поэме «Anhelli» (Анхелли, 1838). Сосланный на поселение, Анхелли (от слова «ангел») гибнет в сибирских снегах. Образу Анхелли С. противопоставляет других ссыльных поляков, разбитых на партии, ведущих бесплодные споры и кончающих тем, что становятся людоедами и пожирают друг друга. В момент смерти Анхелли появляется на коне рыцарь с красным знаменем, несущий весть о революции и призывающий к оружию. Но Анхелли не встает из мертвых, ибо он был обречен на «жертву сердца».

В драме «Lilla Veneda» (Лилла Венеда, 1839) появляется уже коллективный мученик. Славянский народ венедов погибает, разбитый и истребленный другим славянским народом — лехитов. Побежденные силой оружия венеды проявляют духовные силы, повергающие в удивление победителей. Дервид, его дочь Лилла Венеда производят такое впечатление на лехитов, что король Лех останавливает жестокости Гвиноны и хочет пощадить остатки венедов. Верх пассивного героизма показывают братья Лиллы, Лелу и Полелум, сжигающие себя на костре.

Из праха венедов рождается их мститель Попель. О его подвигах мы узнаем из поэмы «Król Duch» (Король-дух, изд. в 1847). Попель представляет собой образ, аналогичный Балладине, — только с гораздо более ясно выраженной миссией духовно очищать и возвышать народ путем тирании. Народ пассивно терпит его зверства, даже почитает его и создает о нем легенды. Конец его преступлениям кладет лишь, так же как и «Балладине», бог, сжигая его заживо.

Своеобразной проповедью непротивления злу насилием является и драма «Samuel Zborowski» (Самуель Зборовский, 1844—1845).

Последние два произведения С. относятся уже, вместе с рядом других, как «Beniowski» (Бениовский, начатый в 1840—1841), «Ksiądz Marek» (Ксендз Марек, 1843), «Sen srebrny Salomei» (Серебряный сон Саломеи, 1843, изд. в 1844) и др., к тому периоду, когда С. впал в мистицизм. В этих произведениях много иррационального, заумного: С. старается в них писать в порыве вдохновения, не контролируемого сознательной мыслью. Эта иррациональность остается в его творчестве, хотя и в ослабленной форме, уже до конца.

Во вторую половину 40-х годов, под влиянием назревания революционного положения в Западной Европе, у С. сильнее звучат радикальные ноты. Это проявляется в ответе «Do autora „Trzech psalmów“» (автору «Трех псалмов», Красинскому, конец 1845). С. здесь резко выступает против аристократов, боящихся крестьянства: без «народа» освободить Польшу нельзя. Это вдохновенное произведение проникнуто боевым духом. Однако «защита народа», проводимая здесь С., имела очень мало общего с действительными интересами крестьянства: С. не требовал никаких каких реформ, а только утверждал, что крестьянин лучше дворянина может бороться за освобождение шляхетской Польши. Впоследствии, в 1847 и 1848, С. написал еще несколько окрашенных радикализмом стихотворений, направленных в особенности против церкви. Однако революционером он и тогда не стал и в своих произведениях прославляет бескровную, духовную «революцию». Противоречия в творчестве С., — непоследовательность его радикализма, религиозность, культ пассивного героизма, снижающий значение его социального протеста, — все это объясняется тем, что поражение национально-демократического движения не могло не вызывать упадочнических настроений, неверия в пути политической борьбы среди неустойчивой шляхетской интеллигенции.

Как поэт С. обладал исключительным художественным мастерством. Его произведения, в особенности поэмы, написанные в октавах, отличались предельным совершенством формы. Притом, в то время как Мицкевич даже в своих мистических произведениях отличается реалистической ясностью и рельефностью своих образов, поэзия С. носит скорее музыкальный характер. На поэзию модернистов и символистов конца XIX и начала XX в. С. оказал сильное влияние.

Список литературы

На русск. яз. переведено: Из поэмы «Ян Белецкий», перев. П. Козлов. Из поэмы «Монах». 1. Исповедь, 2. Тень Зары. Перев. П. Козлов. См. сб. «Поэзия славян», изд. под ред. Н. В. Гербеля, СПБ, 1871; Мазепа. Трагедия в 5 д., перев. Н. Пушкарев, «Отечественные записки», 1874, VII; Ренегат. (Восточная повесть), перев. П. Козлов, «Русская мысль», 1880, III; Отец зачумленных в Эль-Арише, перев. А. Селиванов, «Вестник Европы», 1888, X; Ангелли. Поэма, перев. Высоцкого, М., 1906; Мазепа. Трагедия, перев. А. Вознесенский, Одесса, 1910; Три драмы: I. Балладина, II. Лилля Венеда, III. Геллион-Эолион, перев. К. Бальмонта, М., 1911; Ангелли. Поэма, перев. А. Виноградова, М., 1913.

II. Charles-Edmond (Chojecki E.), La Pologne captive et ses trois poétes, Lpz., 1864

Gasztowtt V., Le poète polonais J. Słowacki, P., 1881

Biegeleisen H., Juliusz Słowacki, Lwów, 1895

Malecki A., Juliusz Słowacki, 3 wyd. 3 vv., Lwów, 1901

Matuszewski I., Słwacki i nowa sztuka, Warszawa, 1902

Kleiner J., J. Słowacki, 4 vv., Warszawa, 1919—1927

Sarrazin G., Les grands poètes romantiques de la Pologne — Mickiewicz — Slowacki. 2 éd., P. 1920

Grabowski T., J. Słowacky, 2 wyd., 2 vv., Posnań, 1920

Pawlikowski J. G., Społeczno-polityczne ideje Słowackiego w dobie mistycysmu, Warszawa, 1930

Уманский А., Юлий Словацкий, поэт и мистик. (Из истории польского романтизма), «Русское богатство», 1901, V—VI

Пшибышевекий Ст., Памяти Юлия Словацкого, в его книге «Критика», М., 1905

Козловский Л., Юлий Словацкий, «Русская мысль», 1909, IX

Загорский Е., Ю. Словацкий. Бальмонт, как его переводчик, М., 1910

Веселовский А., Этюды о байронизме, в его книге «Этюды и характеристики», т. I, М., 1912.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: