Андрей бакич – известный «белый» военачальник

БАКИЧ АНДРЕЙ СТЕПАНОВИЧ

Бакич Андрей Степанович (31.12.1878–17.06.1922) – уроженец Черногории. Образование получил в 8–классной 3 Белградской гимназии короля Александра I (окончил 6 классов). Из Сербии выслан в Константинополь за причастность к покушению на экс-короля Милана Обреновича. Переехал в Россию. В службу вступил 07.02.1900 в 60 Замосцкий пп с зачислением в Одесское пехотное юнкерское училище. Училище окончил по 1 р. (1902). Подпор. (с 05.09.1902 со ст. с 01.09.1902). Пор. (с 20.11.1906 со ст. с 01.09.1906). Шт.-кап. (с 20.11.1910 со ст. с 01.09.1910). Кап. (не позднее 06.1915). Подполк. (не позднее 02.1916). Полк. (Высочайший приказ 17.12.1916 со ст. с 14.12.1915). Ген.-майор («за отличие в делах против неприятеля» – Приказ Верховного правителя и Верховного главнокомандующего 05.04.1919 со ст. с 05.02.1919). Ген.-лейт. (май–июнь 1920). Уч. русско-японской войны в составе Южно-Уссурийского отряда, в боях не участвовал. В 8 Вост.-Сиб. сп (с 14.02.1904), в 41 Вост.-Сиб. сп (с 11.06.1905). Служил батальонным адъютантом, заведующим швальней и квартирмистром. В 8 Вост.-Сиб. сп (09.06.1906). В 5 Сиб. сп (с 16.01.1910). Уволен по болезни (с 07.02.1913) в пешее ополчение по Приморской обл. В отставке (с 12.06.1913). В 1913–1914 работал коммивояжером «Русско-монгольского торгового товарищества» в Монголии. В 1914 г. мобилизован. Служил в 56 Сиб. сп (с 22.09.1914). Уч. в Лодзинской операции (11.1914), ранен в боях у г. Сохачев (01.12.1914). Уч. в боях на р. Равка (01–05.1915). В 53 Сиб. сп (с 23.04.1916). Уч. в боях на Рижском фронте (10–12.1916). Контужен в бою у Скудр-Огле (28.12.1916). Командир 55 Сиб. сп (23.01–11.04.1917, официально – до 30.04.1917). В резерве чинов при штабе Двинского военного округа (с 30.04.1917). Командир 545 Ахтырского пп (09.1917–02.1918). В отставке (с 02.1918). Нач. частей Народной армии Сызранского района (с 15.07.1918). Нач. 2 Сызранской сд (24.07.1918–16.02.1919). Нач. гарнизона Бузулука (с 11.10.1918). Командующий Бузулукской группой ЮЗА (с 20.10.1918). Командир IV Оренб. АК (16.02.1919–06.01.1920). Зачислен в казаки Оренбургского казачьего войска «за личную храбрость и услуги, оказанные войску» (22.02.1919). Уч. в боях за Оренбург (04–05.1919). Зачислен в почетные казаки ст. Магнитной 2-го военного округа Оренбургского казачьего войска (09.06.1919). Во главе корпуса участвовал в боях под зав. Белорецким, Верхнеуральском, ст. Магнитной, Кизильской и др. (07–09.1919). Участвовал в Голодном походе (11–12.1919). Нач. отряда атамана Дутова (с 06.01.1920). Командующий Сев. фронтом Отд. Семиреч. А (с 02.02.1920). Вместе с отрядом перешел 27.03.1920 в Китай у местечка Бахты и был интернирован в лагере на р. Эмиль в районе г. Чугучак. Отрешен А.И. Дутовым от командования отрядом (30.01.1921). Отряд переимен. в отд. Оренб. корпус (04.03.1921). Когда кит. власти по договоренности с Советской Россией открыли границу для прохода частей РККА в Синьцзян и врем. занятия района г. Чугучак с целью ликвидации белых отрядов, 24.05.1921 Б. увел свой отряд из лагеря на восток по степям и пустыням Джунгарии. 02.07 взял с боем г. Шара-Сумэ, 06.07 – г. Бурчум. В конце августа части Б. были атакованы частями 13 Сиб. кавдивизии РККА и отошли в Монголию, в район города Кобдо. В ноябре 1921 Б. попытался вторгнуться в Урянхайский край, но потерпел поражение и в декабре 1921 г. вновь отступил в Монголию, где остатки корпуса сдались в плен монгольским войскам Хатан Батор Максаржава. Решением монгольского народного правительства от 25.01.1922 выдан большевикам. Расстрелян вместе с 5 оф. (ген. И.И. Смольнин-Терванд, полковниками С.Г. Токаревым и И.З. Сизухиным, шт.-кап. В.К. Козьминых и корнетом М.Н. Шегабетдиновым) в Новониколаевске по приговору Сибирского отделения военной коллегии Верховного ревтрибунала. Награды: Св. Стан. 3-й ст. (31.01.1906), темно-бронз. медаль в память русско-японской войны, Св. Анны 3-й ст. м. и б. (28.01.1915), Св. Стан. 2-й ст. м. (19.05.1915), Св. Вл. 4-й ст. м. и б. (28.05.1915), ГО «за то, что, в боях под д. Щавин-Костельный, 3-го, 4-го и 5-го Ноября 1914 г., занимая с командуемым им батальоном левый боевой участок позиции, которому противник угрожал своим охватом, в течение 3-х дней отбивал все настойчивые атаки значительных сил противника и удержал за собой занимаемую батальоном позицию» («за отличия в делах против неприятеля» – за бои 03–05.11.1914; Высочайший приказ 12.06.1915), Г4 за то, что 29–31.05.1915 «будучи на позиции после того как противником были выпущены удушливые газы и пострадали от них большинство офицеров и около половины нижних чинов, и когда на соседнем участке, вследствие натиска противника, осадили и в этот прорыв ринулся противник, то, находясь под ураганным огнем легкой и тяжелой артиллерии противника, и под его ружейным и пулеметным огнем, мужественно и спокойно принял решительные меры для противодействия распространению немцев и тем приостановил их дальнейшее продвижение и выручил свои войска от грозившей им опасности охвата противником» (29.08.1916), «Лента отличия» Оренбургского казачьего войска (12.01.1919). Женат на дочери ген.-майора Ольге Константиновне Данич. Дети: Михаил (16.01.1909–15.11.2002), Владимир (29.03.1911–28.02.1986), Елена (02.12.1912). Фото. Послужной список: РГВИА. Ф. 409. Оп. 1. П/с 281-819 (1914); Ф. 2152. Оп. 2. Д. 246. Л. 160об. (1916). Наградные документы: РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 26988. Л. 74-82 (1916).

Конец «русского черногорца». Последний бой корпуса генерал-лейтенанта Бакича. Ч. 2

К последним числам августа 1921 г., частью походным порядком, частью на пароходах по р. Иртыш, советские войска сосредоточились на исходных рубежах: отряд Самокрутова — в п. Кендерлык, главные силы дивизии — в д. Алексеевка (400 — 500 км севернее г. Буран), штаб дивизии — в г. Зайсан.

Последние разведывательные данные подтверждали сведения о группировке противника и общей численности корпуса генерала Бакича (до 10000 человек). В Бурчуме предполагалось до 3000 сабель.


А. С. Бакич. Фото времен Первой мировой войны

За 2 дня до перехода в наступление, в г. Зайсан были вызваны все командиры частей — и посвящены в план действий начдива. Принятое решение изменениям не подверглось. Атака Бурчума была намечена на 2-е сентября.

Из-за отсутствия подробных карт (имелись карты масштаба 40 км в 1 дюйме, а также очень ограниченное количество 10-версток), частям были даны указания о подборе надежных проводников.

28-го августа части, располагавшиеся в среднем в 60 км от границы, перешли в наступление — выполняя намеченный план.

Движение отряда Самокрутова и главных сил дивизии регулировалось указанием им ежедневных рубежей.

Связь между отрядом Самокрутова и главными силами дивизии должна была поддерживаться конными разъездами; пункты стыка намечались на р. Кара-Ирцис в устьях рек Белезек, Каба. Кроме того обе колонны должны были давать сведения в г. Зайсан — где оставалась часть штаба дивизии.

Из-за отсутствия дорог и кое-где глубоких песков, доставка продовольствия и боеприпасов осуществлялась на верблюдах.

Перейдя границу, 29-го августа красные имели лишь небольшие стычки с разъездами противника в районе р. Каба. На р. Каба утром 30-го августа, после тяжелого ночного марша, была захвачена небольшая застава из состава отряда полковника Колокольцева. Сам отряд не принял боя, и быстро отошел на восток. Из показаний пленных было установлено, что в районе долины Ченкур находится отряд численностью до 200 сабель.

30-го августа, после небольшого отдыха на р. Каба, отряд Валиулиса двинулся в направлении долины Ченкур — с задачей уничтожить отряд генерала Попова и к 3 сентября выйти в район ур. Таралан — чтобы в дальнейшем наступать на Шара-Сумэ.

Вечером 31-го августа главные силы дивизии достигли правого берега р. Бурчум — в 20 км севернее г. Бурчум. Обозы отстали. Пушки тащили на быках, так как кони выбились из сил и не могли вытаскивать тонувшие в песке по самые ступицы зарядные ящики и орудия. С хлебом стало плохо – и пробавлялись одними черствыми сухарями. Соли не было.

К ночи на 1-е сентября сведений ни из отряда Самокрутова, ни от Валиулиса не имелось – и обстановка была полна неизвестности.

На рассвете 1-го сентября главные силы начали переправу через р. Бурчум. Последняя состояла в этом месте из 6 — 7 рукавов с каменистым дном и очень быстрым течением. Переправа, благодаря проводнику, хорошо знавшему местность, прошла с незначительными потерями (течением унесло несколько человек, одну повозку с лошадьми и пулемет).

Переправившийся в авангарде разведывательный отряд внезапно наскочил на заставу казаков, которые мирно варили на кострах кашу, тогда как их стреноженные кони паслись на траве. В момент атаки к месту заставы подъехал председатель военно-полевого суда корпуса Бакича, следовавший из Бурчума в штаб корпуса. Он и попытался организовать сопротивление заставы. Но… Короткий удар — и заставы не существует.

После боя удалось уточнить силы противника в Бурчуме: Сибирская народная дивизия и боевые сотни 1-й и 2-й Оренбургских казачьих дивизий. Судя по всему, красных отсюда не ждали. На всякий случай для обеспечения переправы был выделен эскадрон. К 10 часам утра, подходя с севера к г. Бурчум, красные услышали отдаленную винтовочно-пулеметную перестрелку — это наступал Самокрутов.

Читайте также  Финно-угорские и летто-литовские племена в 1 тысячелетии до н. э.

Двигавшийся в авангарде 74-й полк, маскируясь перелесками, покрывавшими долину p. Бурчум, быстро развернулся, упирая свой правый фланг в берег реки.

Занимаются песчаные холмы севернее г. Бурчум, и открывается вид на поросшую тростниками долину р. Кара-Ирцис. Шум стрельбы впереди все явственней. Справа завязал бой 74-й полк, а 73-й кавполк, прикрывшись холмами и утопая в песке, разворачивается влево.

Вдруг — редкие выстрелы, и в стык 73-го и 74-го кавполков движется, рассыпавшись лавой, конница белых. Но 4 пулемета 73-го кавполка под командой Л. Ф. Гибашека — старого, испытанного командира пулеметной команды — открывают огонь. Внезапно открытый шквальный огонь пулеметов отбивает атаку белых — и они бросаются назад, к реке.

Командир 74-го кавполка Гончаров, построив полк в конном строю поэшелонно, лично ведет его за собой в атаку. Атака успешна — Бурчум взят. Противник мечется между 74-м и 73-м кавполками, пытаясь уйти за р. Кара-Ирцис, но отряд Cамокрутова, занявший южный (левый) берег, не допускает переправы.

Бой протекал исключительно в конном строю. К 16 часам все затихает, противник разгромлен и большая его часть порублена и потоплена в реке, сотни две людей взяты в плен, и лишь небольшой группе удается прорваться на восток.

Успех окрыляет – тем более что захваченные у белых бараны становятся основой рациона кавалеристов. Но обозы и артиллерия не подошли, по-прежнему нет хлеба и соли.

Сильная переутомленность конского состава заставляет дать дневку — чтобы 2-го сентября подтянуть батарею и обозы, переправить дивизион 75-го кавполка на северный берег р. Кара-Ирцис.

Первый этап операции завершен.

Для обеспечения ликвидации главных сил корпуса Бакича принимается следующее решение:

1) китайским войскам полковника О-Ина ставится задача наступать из района г. Булун-Тохой на Шара-Сумэ с юга — по дороге Булун-Тохой — Шapa-Сумэ;

2) отряд командира бригады Новика — 73-й кавполк, дивизион Самокрутова, 1-я конная батарея — наступает на Шара-Сумэ с юго-запада по дороге г. Бурчум — Шара-Сумэ;

3) командиру 74-го кавполка Гончарову ставится задача выйти в район ур. Таралан, если нужно, содействуя отряду Валиулиса и затем, подчинив последний себе, атаковать главные силы Бакича с запада и северо-запада, отрезая ему пути отхода через Монгольский хребет по Кобде.

2-го сентября подошли обозы и артиллерия. 3-го сентября части приступили к исполнению приказа.

5-го сентября отряд Новика после ожесточенного боя сбил передовые части противника в район 60 км юго-западнее г. Шара-Сумэ.

6-го сентября, после трехдневного тяжелого перехода, отряды Новика и Гончарова атаковали главные силы корпуса Бакича. После нескольких контратак белых, в которых пал смертью храбрых молодой командир 73-го кавполка Максимов, белые были разбиты и сложили оружие. Сызранская пехотная дивизия участия в бое не приняла и с приближением советских частей сдалась в плен.

Бакичу с личным конвоем удалось бежать. Через несколько месяцев он оказался в руках красных и вместе с еще несколькими офицерами был расстрелян.

В результате операции, несмотря на целый ряд недочетов в ее организации и проведении, белые были разбиты, захвачено несколько тысяч пленных, артиллерия, много трофеев — оружие, лошади, скот.

Бакичу, дни жизненного пути которого были сочтены после рассмотренной операции, достался тяжелый противник. Вот один из примеров того, как сражались кавалеристы 13-й Сибирской. В бою под Шара-Сумэ, в момент гибели командира 73-го полка Максимова, полк, атакованный несколькими сотнями казаков, стал быстро отходить.

Красноармеец начальник пулемета Зверев, видя тяжелое положение полка, остался при пулемете, открыв огонь по атакующей коннице — и этим спас полк, нанеся противнику большие потери. Расстреляв патроны, он успел снять и выкинуть пулеметный замок. Был захвачен белыми в плен – и затем позднее отбит своими в Шара-Сумэ. Зверев был награжден орденом Красного знамени.

Такие люди и поставили крест на боевой карьере «русского черногорца» — талантливого и способного генерала Бакича.

Бакич, Андрей Степанович

Из Википедии, бесплатной энциклопедии

Андре́й Степа́нович Бакич (Андрия Бакич, серб. Андрија Бакић ; 19 [31] декабря 1878, Черногория — 17 июня 1922, Новониколаевск) — российский военачальник, генерал-лейтенант (1920). Видный деятель белого движения в Сибири.

Содержание

  • 1 Жизнь в Черногории и Сербии
  • 2 Российский офицер
  • 3 Участие в Первой мировой войне
  • 4 Участие в Гражданской войне
  • 5 Бои в Монголии и гибель Бакича
  • 6 Награды
  • 7 Литература
  • 8 Ссылки

Жизнь в Черногории и Сербии [ править | править код ]

Выходец из черногорской семьи (в документах официально значился сербом). Окончил шесть классов 3-й Белградской имени короля Александра Сербского гимназии. В 1899 был обвинён в причастности к покушению на бывшего короля Сербии Милана Обреновича и выслан из страны.

Российский офицер [ править | править код ]

Переехал в Россию, с 1900 служил в 60-м Замосцком пехотном полку. Окончил Одесское пехотное юнкерское училище (1902). С 1902 — подпоручик, был переведён на Дальний Восток. Служил в 8-м Восточно-Сибирском стрелковом полку (1902—1905 и 1906—1910), 41-м Восточно-Сибирском стрелковом полку (1905—1906), 5-м Восточно-Сибирском стрелковом полку (1910—1913). В 1905 участвовал в русско-японской войне. С 1906 — поручик, с 1910 — штабс-капитан. В 1913 был уволен в отставку по болезни, работал коммивояжёром «Русско-монгольского торгового товарищества» в Монголии.

Участие в Первой мировой войне [ править | править код ]

С началом Первой мировой войны вступил в пешее ополчение, затем переведён в 56-й Сибирский стрелковый полк. Участвовал в Лодзинской операции в 1914. Первоначально командовал ротой, затем принял командование батальоном. 3-5 ноября 1914 во главе батальона в течение трёх суток под деревней Щавин-Костельный близ города Гомбин отбивал атаки превосходящих сил германских войск и сумел удержать позицию. За это позднее был награждён Георгиевским оружием. В декабре 1914 был ранен в бою у города Сохачев.

30 мая 1915 в бою на территории Польши совершил подвиг, за который был удостоен ордена св. Георгия 4-й степени:

будучи на позиции после того, как противником были выпущены удушливые газы и пострадали от них большинство офицеров и около половины нижних чинов, и когда на соседнем участке, вследствие натиска противника осадили и в этот прорыв ринулся противник, то, находясь под ураганным огнём лёгкой и тяжёлой артиллерии противника, и под его ружейным и пулемётным огнём, мужественно и спокойно принял решительные меры для противодействия распространению немцев и тем приостановил их дальнейшее продвижение и выручил свои войска от грозившей им опасности охвата противником.

Был произведён в капитаны и подполковники. В апреле 1916 был переведён в 53-й Сибирский стрелковый полк, участвовал в наступлении на Бауск на Северном фронте. С декабря 1916 — полковник, в том же месяце был контужен. В январе 1917 назначен командиром 55-го Сибирского полка. Но уже в апреле того же года, после Февральской революции, был отчислен от должности по требованию солдат, недовольных его требовательностью.

Участие в Гражданской войне [ править | править код ]

Весной 1918 был начальником гарнизона города Самары в составе Красной армии. Одновременно входил в состав подпольной офицерской организации. Летом 1918, после занятия Самары Народной армией Комитета членов Учредительного собрания, вступил в эту армию. Руководил её отрядами, действовавшими в Сызранском районе, а с 24 июля 1918 был начальником 2-й стрелковой дивизии. Одновременно командовал войсками Народной армии Бузулукского района.

В феврале 1919 — январе 1920 — командир 4-го Оренбургского армейского корпуса Оренбургской армии белых. Численный состав корпуса (2047 штыков, 2707 сабель, 90 пулемётов, 5 орудий) лишь немного превышал численность пехотного полка мирного времени. В апреле 1919 был произведён в генерал-майоры. «За личную храбрость и услуги, оказанные войску» был зачислен в казаки Оренбургского казачьего войска вместе со своим начальником штаба полковником (затем генерал-майором) И. И. Смольниным-Тервандом. Тем не менее 26 апреля 1919 корпус Бакича потерпел сокрушительное поражение в Салмышском бою на реке Салмыш у горы Янгизской недалеко от с. Сакмары.

Генерал А. И. Дутов в апреле 1919 дал следующую аттестацию Бакичу:

Вынослив. Отлично храбр. В среде солдат и командиров сильно популярен и пользуется огромным уважением. Прекрасный администратор и хозяин. Всегда дисциплинирован, строг и настойчив в требованиях. Убеждений твёрдых. Решителен в бою и отважен в задачах. Начитан. В бою абсолютно спокоен и умно руководит войсками.

Во главе корпуса участвовал в боях под Белорецким заводом, Верхнеуральском, станицами Магнитной, Кизильской и др. (июль—сентябрь 1919). Командовал корпусом с переменным успехом. В ноябре-декабре 1919 возглавил отступление корпуса на Атбасар и Кустанай, получившее название «Голодный поход». В период этого похода Оренбургской армии в Семиречье она была деморализована. Название «Голодный поход» происходит как от Голодной степи, по которой он проходил, так и от общих трагических условий: многие военнослужащие и члены их семей погибли от голода, холода, истощения и тифа.

Был произведён А. И. Дутовым в генерал-лейтенанты. В марте 1920 во главе Оренбургского отряда (бывшая Оренбургская армия) (свыше 10 тысяч человек) перешёл китайскую границу у города Чугучак и был интернирован в Синьцзяне. В 1921 после убийства генерала А. И. Дутова стал командующим армией, численность которой уже в 1920 резко сократилась: около 6 тысяч человек вернулись в Россию, а часть получила разрешение выехать на Дальний Восток. Приложил много усилий для восстановления дисциплины в своих войсках. По воспоминаниям одного из участников событий, «дисциплина в отряде Бакича была суровая, поддерживаемая телесными наказаниями, арестами и расстрелами за побег и агитацию против власти Бакича».

Читайте также  Ссср в середине 1960 - 1980 гг. нарастание кризисных явлений

Бои в Монголии и гибель Бакича [ править | править код ]

В апреле 1921 к отряду присоединилась отошедшая из Сибири повстанческая Народная дивизия хорунжего (затем полковника) Токарева (около 1200 человек). В мае 1921 из-за угрозы окружения красными отряд, возглавляемый А. С. Бакичем, двинулся на восток в Монголию через безводные степи Джунгарии (некоторые историки называют именно эти события Голодным походом). Основным лозунгом Бакича был: «Долой коммунистов, да здравствует власть свободного труда». В программе Бакича говорилось, что

внутреннее управление страною должно основываться на широком народоправстве. Выборные земства и городские самоуправления восстанавливаются. До их восстановления должны оставаться на местах и работать советские учреждения и органы, только без коммунистов (партийных)… Признавая необходимым вести беспощадную борьбу с моральным развалом, взяточничеством, спекуляцией и насилиями, установить скорые беспощадные мероприятия по отношению к виновным, в том числе и представителям власти, вплоть до смертной казни, до тех пор, пока жизнь страны не войдёт в норму.

У реки Кобук почти безоружный отряд (из 8 тысяч человек боеспособных было не более 600, из которых только треть вооружена) прорвался сквозь заслон красных, дошёл до города Шара-Сумэ и захватил его после трехнедельной осады, потеряв более 1000 человек. В начале сентября 1921 свыше 3 тысяч человек сдались здесь красным, а остальные ушли в Монгольский Алтай. После боёв в конце октября остатки корпуса сдались под Улангомом «красным» монгольским войскам, в 1922 году были выданы в Советскую Россию. Большинство из них были убиты или умерли по дороге, а А. С. Бакич и ещё 5 офицеров (генерал И. И. Смольнин-Терванд, полковники С. Г. Токарев и И. З. Сизухин, штабс-капитан В. К. Козьминых и корнет Шегабетдинов) 17 июня 1922 были расстреляны после судебного процесса в Новониколаевске.

Казачьи улицы: Боевая биография атамана Белого

История дама непредсказуемая. Тем не менее, известно, что она любит возвращаться туда, где когда-то отметилась, периодически напоминать о себе и выносить на поверхность бытия, казалось бы, напрочь забытые факты, события и имена. И вот на уроках краеведения в Краснодаре вновь изучают судьбы и деяния атаманов и других славных сынов казачьего края, а на карте кубанской столицы появились улицы атаманов Белого и Матвеева, Иванова и Филипсона…

В новой серии исторических материалов «Казачьи улицы» попробуем и мы вспомнить, чем же так близки краснодарцам эти люди, какую лепту они внесли в развитие Екатеринодара, что из их деяний особенно дорого землякам. Первым атаманом Черноморского казачьего войска был Сидор Игнатьевич Белый. С него мы и начнем наш рассказ.

В поисках улицы атамана Белого Интернет упорно отсылал нас в поселок Березовый, что расположился недалеко от Западного обхода на окраине Краснодара. Прибыв на место и поленившись включить навигацию на смартфоне, поинтересовались у местных жителей, как же найти искомую улицу. «Нет, здесь точно такой нет!» «Вам надо в поселок «Прогресс»! «Сложно сказать, сейчас все улицы переименовывают»… Пришлось прибегнуть к помощи Яндекса. Покружив по поселку, голосовой навигатор все же вывел нас на поле, заросшее бурьяном. Проезжавший мимо тракторист подтвердил, что здесь, на «новой нарезке», и пролягут будущие улицы. А пока только рабочие устанавливают столбы электропередач, пестрящие объявлениями типа «вручную и машинами роем скважины под воду». Вот такая на сегодняшний день улица атамана Белого! Хотя, в принципе, здорово, что на Кубани, наконец, решили увековечить память этого боевого казачьего предводителя и явно неординарного человека! За давностью лет детская и юношеская биография будущего атамана туманна и ее прочтение у разных историков разное. Но все сходятся в том, что для Сидора Белого светлейший князь Тавриды Григорий Потемкин, а по казачьи просто Григорий Нечеса, был поистине крестным отцом.

Родовое «гнездо» достаточно состоятельных дворян Белых располагалась на берегу реки Ингулец, что в Херсонском уезде Новороссийской губернии. Сидор получил хорошее домашнее образование, уже в детстве отличался храбростью и смекалкой. Тем не менее, молодой человек отправился на службу в Запорожскую Сечь простым казаком. Вскоре его удаль, усердие и умение четко и грамотно выполнять приказы были замечены кошевым атаманом Калнишевским. В 1768 году он становится войсковым есаулом. Вместе с сослуживцами Сидор Белый мотается по Запорожской Сечи и территории соседней Польши, истребляя разбойничьи шайки. Эти степные схватки и стали «боевыми университетами» для будущего атамана. Проявить же свои воинские качества сполна сечевому есаулу довелось на первой турецкой войне. За храбрость, проявленную в боях с османами, он получил именную золотую медаль и чин секунд-майора. Все это, а также благоволение генерал-фельдмаршала Потемкина к Сидору Игнатьевичу Белому сделали того фигурой важной и знаковой в глазах земляков.

Вернувшегося на родину воина избирают предводителем местного дворянства. Семь лет удалой казак провел в поместье, посвятив себя светской жизни и решению организационных вопросов, связанных со своей новой «общественной» должностью. Но в Санкт-Петербурге о нем, как оказалось, помнили. Самый известный фаворит императрицы Екатерины II, президент Военной коллегии, светлейший князь Григорий Потемкин был наделен особыми полномочиями и практически неограниченной властью. Обладая гибким умом, связями во всех слоях общества и хорошим стратегическим мышлением, этот государственный муж понимал, что новая война с Турцией неизбежна. Великий государственник задумался о силе, которая смогла бы противостоять неприятелю на южных рубежах России. Требовалась военная структура, подобная Запорожской Сечи, которая к тому времени уже была упразднена. Именно казаки, неудержимые в удали и готовые рисковать жизнью ради Отечества, привычные к походной жизни и немудреному быту, неунывающие и легкие на подъем, представлялись Потемкину оптимальной для охраны российских границ, силой.

Григорий Потемкин благоволил Сидору Игнатьевичу, как авторитету среди казаков, помнил его заслуги перед Отечеством. Поэтому не было неожиданностью, что для «вербовки» ушедших за кордон «сечевиков» он привлек именно Белого. Предводителю дворянства пришлось отправиться в командировку в Турцию, итогом которой стало решение почти двухсот человек вернуться на родину для службы российской императрице. В 1783 году были образованы две казачьи команды до 500 человек каждая. Эти формирования (пешее и конное) и стали основой для будущего Черноморского казачьего войска. Возглавил их Сидор Белый – бывший есаул Запорожской Сечи, а ныне подполковник русской армии.

Ему, его профессионализму и отваге доверяли и Потемкин, и сама Екатерина Великая. Во время знаменитого путешествия царствующей особы на юг, именно Сидору Белому было поручено сопровождение и охрана государыни. А еще ему доверили подобрать опытных лоцманов из казаков, чтобы успешно провести флот через речные пороги во время сплава по Днепру. Сидор Игнатович успешно справился с обеими поставленными перед ним задачами. Побывав в Херсонском уезде, императрица с удивлением узнала, что здесь располагается родовое поместье ее верного подданного Сидора Белого. В благодарность за верную службу, Екатерина пожаловала подполковнику Белому Кривой Рог со всеми прилегающими землями. Но, видимо, монаршая милость показалась казаку преувеличенной и он отказался от подарка. Тогда ему была пожалована золотая, осыпанная алмазами, табакерка.

Вскоре, выполняя поручения генерал-фельдмаршала, Белый продолжил формирование новой воинской структуры из бывших запорожцев. Захарий Чепига и Антон Головатый стали ему первыми помощниками в этом непростом деле. Позже на общем собрании казаков вновь сформированного войска Белого избрали кошевым атаманом, его заместителем З. Чепигу, войсковым судьей А. Головатого, писарем И. Подлесейцкого, а есаулом А. Кобиняка.

В последний январский день 1788 года императрица утвердила эти решения, а само войско получило официальное название Черноморского казачьего. Вскоре его атаман принял из рук знаменитого русского полководца Александра Васильевича Суворова большое белое знамя и несколько малых куренных, войсковую печать, булаву и перначи. Ранее вся эта воинская атрибутика принадлежала запорожским казакам. Тем самым, как бы подчеркивалась историческая преемственность черноморцев от Запорожской Сечи.

Новая структура предполагала и новые дополнительные обязанности. Сидору Игнатьевичу приходилось много трудиться для обустройства вновь образованного коша — строить жилье для казаков и их семей, склады и сараи для войскового имущества, продовольствия и оружия. Казачьей флотилии требовался срочный ремонт, который незамедлительно начал Белый. И, разумеется, была возведена кошевая церковь.

Бронзовая фигура Сидора Белого входит в монументальную композицию памятника Екатерине II в Краснодаре. Фото с сайта wiki-org.ru.

Мирным заботам помешала вновь начавшаяся война с Турцией. Попав в зону активных военных действий, Сидор Игнатович Белый не раз демонстрировал способности и навыки искусного военачальника. Несмотря на достаточно почтенный по тем временам возраст (Белому было за 60), он лично участвовал в атаках на турецкий флот. 7 июня 1788 года, возглавляя казачью лодочную флотилию, Сидор Игнатьевич с сослуживцами проявили чудеса смелости и отваги, напав на неприятельскую корабельную эскадру недалеко от Очаковской крепости. За победу в этом бою военачальник получил чин армейского полковника. Итогом еще одного морского сражения опять же стало бегство турок и богатые трофеи. К несчастью, в его ходе был смертельно ранен доблестный атаман «Коша верных Черноморских казаков» Сидор Игнатьевич Белый. Со всеми причитающимися воинскими почестями его похоронили в Александровской церкви захваченной казаками турецкой крепости Кинбурн.

Читайте также  Крестьянская война под предводительством емельяна пугачева

Нет сомнений, что если бы этому удивительному человеку довелось перебраться во главе казачьих переселенцев на Кубань, он многое бы успел сделать, многое сотворить. Не случайно, 1-му Полтавскому полку, старейшему конному полку Кубанского казачьего войска в 1904 году было пожаловано императором «Вечное Шефство кошевого атамана Сидора Белого». В 2012 году средней общеобразовательной школе №10 города Сочи присвоили имя атамана Белого. Бронзовая фигура Сидора Белого украшает и монументальную композицию памятника Екатерине Великой, созданную скульптором Михаилом Микешиным в начале прошлого века и вскоре уничтоженную большевиками, но восстановленную в 2006 году. В этой композиции Сидор Белый предстает перед горожанами и гостями Краснодара в числе трёх первых атаманов Черноморского казачьего войска, вместе с Захарием Чепигой и Антоном Головатым.

В 2006 году монетный двор непризнанной Приднестровской Молдавской Республики, на территории которой много лет назад начинал свой боевой путь легендарный казак, тиражем 300 штук выпустил серебрянную сторублевку «Сидор Белый (1735-1788), кошевой атаман ЧКВИ». А на карте Краснодара в начале 21-го века появилась улица имени легендарного атамана!

Бакич, Андрей Степанович —>

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Андре́й Степа́нович Бакич (Андрия Бакич, серб. Андрија Бакић ; 19 [31] декабря 1878, Черногория — 17 июня 1922, Новониколаевск) — российский военачальник, генерал-лейтенант (1920). Видный деятель белого движения в Сибири.

Жизнь в Черногории и Сербии

Выходец из черногорской семьи (в документах официально значился сербом). Окончил шесть классов 3-й Белградской имени короля Александра Сербского гимназии. В 1899 был обвинён в причастности к покушению на бывшего короля Сербии Милана Обреновича и выслан из страны.

Российский офицер

Переехал в Россию, с 1900 служил в 60-м Замосцком пехотном полку. Окончил Одесское пехотное юнкерское училище (1902). С 1902 — подпоручик, был переведён на Дальний Восток. Служил в 8-м Восточно-Сибирском стрелковом полку (1902—1905 и 1906—1910), 41-м Восточно-Сибирском стрелковом полку (1905—1906), 5-м Восточно-Сибирском стрелковом полку (1910—1913). В 1905 участвовал в русско-японской войне. С 1906 — поручик, с 1910 — штабс-капитан. В 1913 был уволен в отставку по болезни, работал коммивояжёром «Русско-монгольского торгового товарищества» в Монголии.

Участие в Первой мировой войне

С началом Первой мировой войны вступил в пешее ополчение, затем переведён в 56-й Сибирский стрелковый полк. Участвовал в Лодзинской операции в 1914. Первоначально командовал ротой, затем принял командование батальоном. 3-5 ноября 1914 во главе батальона в течение трёх суток под деревней Щавин-Костельный близ города Гомбин отбивал атаки превосходящих сил германских войск и сумел удержать позицию. За это позднее был награждён Георгиевским оружием. В декабре 1914 был ранен в бою у города Сохачев.

30 мая 1915 в бою на территории Польши совершил подвиг, за который был удостоен ордена св. Георгия 4-й степени:

будучи на позиции после того, как противником были выпущены удушливые газы и пострадали от них большинство офицеров и около половины нижних чинов, и когда на соседнем участке, вследствие натиска противника осадили и в этот прорыв ринулся противник, то, находясь под ураганным огнём лёгкой и тяжёлой артиллерии противника, и под его ружейным и пулемётным огнём, мужественно и спокойно принял решительные меры для противодействия распространению немцев и тем приостановил их дальнейшее продвижение и выручил свои войска от грозившей им опасности охвата противником.

Был произведён в капитаны и подполковники. В апреле 1916 был переведён в 53-й Сибирский стрелковый полк, участвовал в наступлении на Бауск на Северном фронте. С декабря 1916 — полковник, в том же месяце был контужен. В январе 1917 назначен командиром 55-го Сибирского полка. Но уже в апреле того же года, после Февральской революции, был отчислен от должности по требованию солдат, недовольных его требовательностью.

Участие в Гражданской войне

Весной 1918 был начальником гарнизона города Самары в составе Красной армии. Одновременно входил в состав подпольной офицерской организации. Летом 1918, после занятия Самары Народной армией Комитета членов Учредительного собрания, вступил в эту армию. Руководил её отрядами, действовавшими в Сызранском районе, а с 24 июля 1918 был начальником 2-й стрелковой дивизии. Одновременно командовал войсками Народной армии Бузулукского района.

В феврале 1919 — январе 1920 — командир 4-го Оренбургского армейского корпуса Оренбургской армии белых. Численный состав корпуса (2047 штыков, 2707 сабель, 90 пулемётов, 5 орудий) лишь немного превышал численность пехотного полка мирного времени. В апреле 1919 был произведён в генерал-майоры. «За личную храбрость и услуги, оказанные войску» был зачислен в казаки Оренбургского казачьего войска вместе со своим начальником штаба полковником (затем генерал-майором) И. И. Смольниным-Тервандом. Тем не менее 26 апреля 1919 корпус Бакича потерпел сокрушительное поражение в Салмышском бою на реке Салмыш у горы Янгизской недалеко от с. Сакмары.

Генерал А. И. Дутов в апреле 1919 дал следующую аттестацию Бакичу:

Вынослив. Отлично храбр. В среде солдат и командиров сильно популярен и пользуется огромным уважением. Прекрасный администратор и хозяин. Всегда дисциплинирован, строг и настойчив в требованиях. Убеждений твёрдых. Решителен в бою и отважен в задачах. Начитан. В бою абсолютно спокоен и умно руководит войсками.

Во главе корпуса участвовал в боях под Белорецким заводом, Верхнеуральском, станицами Магнитной, Кизильской и др. (июль—сентябрь 1919). Командовал корпусом с переменным успехом. В ноябре-декабре 1919 возглавил отступление корпуса на Атбасар и Кустанай, получившее название «Голодный поход». В период этого похода Оренбургской армии в Семиречье она была деморализована. Название «Голодный поход» происходит как от Голодной степи, по которой он проходил, так и от общих трагических условий: многие военнослужащие и члены их семей погибли от голода, холода, истощения и тифа.

Был произведён А. И. Дутовым в генерал-лейтенанты. В марте 1920 во главе Оренбургского отряда (бывшая Оренбургская армия) (свыше 10 тысяч человек) перешёл китайскую границу у города Чугучак и был интернирован в Синьцзяне. В 1921 после убийства генерала А. И. Дутова стал командующим армией, численность которой уже в 1920 резко сократилась: около 6 тысяч человек вернулись в Россию, а часть получила разрешение выехать на Дальний Восток. Приложил много усилий для восстановления дисциплины в своих войсках. По воспоминаниям одного из участников событий, «дисциплина в отряде Бакича была суровая, поддерживаемая телесными наказаниями, арестами и расстрелами за побег и агитацию против власти Бакича».

Бои в Монголии и гибель Бакича

В апреле 1921 к отряду присоединилась отошедшая из Сибири повстанческая Народная дивизия хорунжего (затем полковника) Токарева (около 1200 человек). В мае 1921 из-за угрозы окружения красными отряд, возглавляемый А. С. Бакичем, двинулся на восток в Монголию через безводные степи Джунгарии (некоторые историки называют именно эти события Голодным походом). Основным лозунгом Бакича был: «Долой коммунистов, да здравствует власть свободного труда». В программе Бакича говорилось, что

внутреннее управление страною должно основываться на широком народоправстве. Выборные земства и городские самоуправления восстанавливаются. До их восстановления должны оставаться на местах и работать советские учреждения и органы, только без коммунистов (партийных)… Признавая необходимым вести беспощадную борьбу с моральным развалом, взяточничеством, спекуляцией и насилиями, установить скорые беспощадные мероприятия по отношению к виновным, в том числе и представителям власти, вплоть до смертной казни, до тех пор, пока жизнь страны не войдёт в норму.

У реки Кобук почти безоружный отряд (из 8 тысяч человек боеспособных было не более 600, из которых только треть вооружена) прорвался сквозь заслон красных, дошёл до города Шара-Сумэ и захватил его после трехнедельной осады, потеряв более 1000 человек. В начале сентября 1921 свыше 3 тысяч человек сдались здесь красным, а остальные ушли в Монгольский Алтай. После боёв в конце октября остатки корпуса сдались под Улангомом «красным» монгольским войскам, в 1922 году были выданы в Советскую Россию. Большинство из них были убиты или умерли по дороге, а А. С. Бакич и ещё 5 офицеров (генерал И. И. Смольнин-Терванд, полковники С. Г. Токарев и И. З. Сизухин, штабс-капитан В. К. Козьминых и корнет Шегабетдинов) 17 июня 1922 были расстреляны после судебного процесса в Новониколаевске.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: