Битва на реке сомма – в бой идут танки

Первые танки в бою: 100 лет назад завершилась битва на Сомме

«Мясорубка» испортила планы Антанты

В декабре 1915-го и марте 1916 года во французском городе Шантийи состоялись конференции стран — участниц блока Антанта. По итогам длительных переговоров делегации от Франции, Великобритании, Российской империи и примкнувшей к ним Италии впервые с начала войны приняли согласованные планы военной кампании на основных направлениях, занятых войсками Германии и её союзников. Русская армия с июня переходила в наступление на оборонительные рубежи Австро-Венгрии, Болгарии и Османской империи на Восточном фронте. Англо-французские войска в июле приступали к взлому германской линии обороны на Западном фронте.

Хотя Первая мировая считается преимущественно войной позиционной, к началу 1916 года германская армия ещё продолжала, выражаясь языком военных стратегов, удерживать инициативу. В феврале немцы устроили у французского города Верден настоящую, как впоследствии назовут эту битву историки, «мясорубку». По словам начальника Генерального штаба Германии Эриха фон Фалькенхайна, «около 90 французских дивизий, то есть примерно 2/3 общей вооружённой силы Франции, были перемолоты на мельнице Вердена». Столь крупные потери повлияли на дальнейший ход событий на Западном фронте.

По изначальному замыслу англо-французского командования, союзные войска силами 5 армий, состоявших из 64 дивизий, должны были 1 июля перейти в наступление и прорвать германскую оборону у реки Сомма, использовав при этом 50% тяжёлой артиллерии и до 40% авиации, имеющихся у них на этом рубеже. Но из-за больших потерь у Вердена французы смогли направить в район Соммы лишь 18 дивизий 6-й армии генерала Эмиля-Мари Файоля, в то время как английское командование выставило 16 дивизий 4-й армии генерала Генри Роулинсона и 3-й армии генерала Эдмунда Алленби.

Маршал Фердинанд Фош и генерал Дуглас Хейг руководили ходом операции. Согласно плану, союзные войска рассекали оборону немцев на фронте шириной в 70 км, а затем принимались громить 2-ю немецкую армию под командованием генерала Карла фон Бюлова и генерала Макса фон Гальвица. К началу операции союзные войска Антанты имели в своём распоряжении 32 пехотных и 6 кавалерийских дивизий, 2189 орудий, 1160 миномётов и 350 самолётов. Германское командование располагало 8 дивизиями, 672 орудиями, 300 миномётами и 114 самолётами.

«За всю жизнь у меня не было лучшей охоты»

Подготовка к началу наступления длилась 5 месяцев. На оперативном участке вдоль берега реки Сомма англичане и французы проложили 250 км обычных и 500 км узкоколейных железных дорог, построили 6 аэродромов, 150 бетонированных площадок для артиллерии особой мощности, водопроводную сеть и 13 эвакуационных госпиталей. Наступление на германские оборонительные рубежи проходило в несколько этапов: с 24 июня союзники вели артиллерийский обстрел вражеских позиций, а 1 июля уже союзническая пехота пошла в атаку. На первом этапе французские войска действовали успешнее, чем их британские союзники. Армии генерала Эмиля-Мари Файоля удалось захватить в северных районах Соммы несколько сильно укреплённых позиций немцев и ряд населённых пунктов. Англичане действовали менее успешно из-за недостаточного боевого опыта. Большую часть британских экспедиционных сил на этом участке фронта составляли «китченеровские» формирования, собранные из гражданских добровольцев, для которых участие в битве при Сомме стало первым серьёзным опытом. Но в то же время на стороне Англии, например, воевал и 1-й Ньюфаундлендский полк, в состав которого входили королевские канадские войска. Из-за дезорганизации и сильного сопротивления немцев этот полк был почти полностью уничтожен. Один из немногочисленных выживших в первые дни боёв при Сомме солдат и офицеров полка — Артур Рели — вспоминал:

«В окопе перед нами были лишь клочки травы, и всё. Каждому солдату на спину прикреплялись специальные треугольники из олова. Они отражали солнечные лучи, и артиллерия таким образом могла увидеть наши спины и понять, как далеко мы находимся от окопов».

В первые июльские дни битвы союзники потеряли около 6 тыс. убитыми, тогда как немцы — около сотни человек. Несмотря на многочисленные потери, английские и французские войска постепенно продвигались вглубь германских оборонительных рубежей. В течение июля союзнические войска пытались вытеснить немцев сразу с нескольких позиций, и с большими потерями им это удалось. Но к 17 июля германское командование перебросило в район Соммы с других фронтов дополнительно 13 дивизий, а к концу июля — ещё 9 дивизий. В состав немецких дивизий входили авиационные соединения, которые регулярно обстреливали окопы английских и французских солдат и весьма успешно воевали с противником в небе. Немецкий лётчик Манфред фон Рихтгофен так рассказывал о своих воздушных боях:

«За всю жизнь у меня не было лучшей охоты, чем в ходе битвы на Сомме. Утром, как только я поднимался, первый англичанин уже был сбит, а последнего эта участь настигала после заката. Это похоже на Эльдорадо для лётчиков. Каждый раз, когда мы поднимались в небо, происходило сражение. Нередко мы выигрывали по-настоящему крупные бои. Английских машин насчитывалось 40–60. Они вызывали нас на бой и никогда не уклонялись от него. Французы же всячески пытались избежать встречи с противником в воздухе».

«Танки неуклюжие и очень шумные»

К началу сентября союзнические войска продвинулись на несколько километров вглубь позиций немецкой армии, прорвав третий эшелон обороны. Немцы оперативно перебросили в район боевых действий войска под командованием кронпринца Рупрехта Баварского и не дали продолжить наступление англичанам и французам. 15 сентября в районе деревни Курселет командование союзников впервые в истории военных сражений задействовало танки. Массовая атака бронированных машин повергла немцев в шок. Благодаря 18 танкам англичанам за 5 часов удалось продвинуться на 4 км вперёд. Один из солдат 24 батальона 1-го Ньюфаундлендского полка так описывал свои впечатления о новейшем оружии того времени: «Первые танки были ужасны. Я провёл за ездой в нём всего лишь 5 минут и был счастлив, когда наконец выбрался оттуда. Они были неуклюжие и очень шумные».

Применение первых танков оказало довольно сильное психологическое воздействие не только на немецких солдат. Английский поэт Зигфрид Сэссун так описал появление танков в своём стихотворении «Атака»:

«Отражена на лицах лишь растерянность.

Беги на смерть, спеши на смерть, на смерть ползи.

Грохочет пульс, скрежещет сталь, в грязи

Надежда тонет. Боже, помоги?».

В бою, начавшемся 15 сентября, также впервые принимали участие войска Новой Зеландии. Они являлись частью британского экспедиционного корпуса. В своих мемуарах о боях на Сомме старший сержант новозеландской дивизии Сесиль Мальтус рассказывал:

«Мы находились в тяжелейших условиях. Вокруг была одна грязь — о подобии одеяла и мечтать не приходилось. С трудом удавалось засыпать каждую ночь. Мы мечтали о сухой одежде и тёплой ванне. Но мы постоянно были утомлёнными, нас тошнило от всего».

«Немецкая армия потерпела поражение»

К началу октября германское командование окончательно прекратило наступление на Верден и полностью сосредоточилось на обороне своих рубежей в районе Соммы. Последней позицией, которой удалось овладеть союзническим войскам, стали высоты в районе реки Анкр. Но сил на дальнейшее продвижение у англичан и французов больше не было. Из-за плохой погоды, упадка духа и слабеющего сопротивления с обеих сторон все наступательные действия на Сомме были прекращены. В результате за 4,5 месяца боевых действий войскам стран Антанты удалось продвинуться лишь на 10 км вглубь фронта общей протяжённостью в 35 км.

Число погибших в сражении с обеих сторон составило примерно 1 млн человек: около 200 тыс. французов, 400 тыс. англичан и более 400 тыс. немцев. С точки зрения отвоёванных у неприятеля территорий исход битвы сложился не в пользу стран Антанты, но потенциал германской армии был значительно ослаблен. В конце декабря 1916 года в одной из лондонских газет появилась депеша, в которой Дуглас Хейг, командовавший британскими войсками при Сомме, по 38 пунктам раскритиковал действия союзников и подробно разобрал все их ошибки. При этом британский военачальник счёл нужным подчеркнуть: «Несмотря на то, что немецкая армия является одной из самых сильных европейских и мировых армий, а также несмотря на их неприступные оборонительные рубежи, она потерпела в этом году поражение на Сомме».

Читайте также  А. и. герцен и революция 1848 г.

«Властелин колец»

Первую мировую войну прошли многие будущие знаменитости. Не миновал её и создатель мира Средиземья, автор трилогии «Властелин колец» Джон Роналд Роуэл Толкин. В июне 1916 года его батальон был отправлен во Францию и впоследствии принимал участие в битве при Сомме. Перед началом боевых действий Толкин прошёл трехнедельную подготовку в британском военном лагере. В качестве офицера-связиста будущий писатель отвечал за коммуникации между фронтовыми командирами и армейским командованием. В первые дни сражения на Сомме Толкин оставался в резерве, но уже в августе-сентябре 1916 года ходил в атаки на удерживаемые немцами деревни. Впечатления, полученные писателем во время боёв, отразились в его будущих литературных произведениях, в частности во «Властелине колец». В одном из своих писем Толкин признался: «Мертвецкие болота и окрестности Мораннона (ворота в Мордор. — RT) многим обязаны Северной Франции после битвы при Сомме».

«Дьявол идёт!»: танки на Сомме

К осени 1916 года наступательная операция англо-французских войск против немцев на реке Сомме в Северной Франции выдохлась, превратившись в позиционную бойню. Обе стороны пытались прорвать череду траншей, опутанных колючей проволокой. Не получалось. Только в первый день наступления англичане потеряли около 20 000 человек убитыми и 40 000 ранеными от пулемётного и артиллерийского огня, потери немцев составили около 6000 солдат. Казалось, переломить сложившуюся патовую ситуацию уже невозможно.

Но ужас всех прежних дней войны померк, когда ранним утром 15 сентября 1916 года на дымное поле боя явился сам дьявол…

Стальной джокер

В последней попытке достичь успеха в долгой и кровопролитной битве английский генерал Дуглас Хейг сделал ставку на новые боевые машины. В целях конспирации они назывались «танками» — в переводе с английского tank означало «бак» или «цистерна».

С 15 до 19 сентября проходит акция «Битва на Сомме», посвящённая событиям 1916 года.

Англичане начали строить танки в 1915 году. К концу лета 1916-го количество машин, готовых к бою, доходило до полусотни. Эти ромбовидные бронированные чудовища на гусеничном ходу назывались Mark I или Mk I и выпускались в двух модификациях. Танки с чисто пулемётным вооружением назывались «самками» и предназначались только для борьбы с живой силой. «Самцы» были оснащены пулемётом и двумя 57-мм пушками.

После транспортировки танков на материк они с максимальной секретностью начали движение к сборным пунктам у передовой. Ночные переходы по неразведанным маршрутам оказались серьёзным испытанием для Mk I — 17 машин завязли в грязи или остановились из-за механических поломок. На исходные позиции прибыло 32 танка.

С помощью новой техники британцы рассчитывали выбить немцев из деревень Гведекур и Флёр. Танки должны были взводами по 2–3 машины прорвать оборону противника в наиболее мощных её узлах, прикрывая при этом от вражеского огня пехоту. Первым в бой вступил танк-«самец» капитана Мортимера. Было 5:15 утра, 15 сентября 1916-го. Танк подошёл к узлу германской обороны между Жинши и Дельвиль-Вуд. Он уничтожил пулемётное гнездо, препятствовавшее атаке британской лёгкой пехоты, но затем был выведен из строя попаданием снаряда в ходовую часть.

В 5:30 в бой пошли остальные танки. Члены экипажей задыхались от пороховых газов, грохот пальбы и дробь пуль по броне оглушали их. Вдобавок внутри танков было тесно: в них располагались запасной бак с моторным маслом, два небольших бака с горючим, три — с водой, запасные стволы для пулемётов, запасной пулемёт, клетка с почтовыми голубями, сигнальный флаг и набор сигнальных ламп. Нельзя было обойтись и без двухдневного запаса продовольствия и снаряжения экипажа.

Немцы в шоке

В годы Первой мировой войны военный психоз от непрерывных артиллерийских канонад — shell-shock —был для солдата обычным делом. Но шок немецких войск от появления танков оказался ещё сильнее. Когда в первой линии окопов кто-то из немецких солдат выкрикнул фразу «Дьявол идёт!», его слова распространились по траншеям со скоростью пожара. Из танковых смотровых щелей было видно, как фигуры в серой униформе «фельдграу» бежали с позиций. Попытки отдельных храбрецов открыть огонь по стальным чудовищам были бесполезны.

32

танка пошли в бой на Сомме
15 сентября. 10 машин были выведены из строя, ещё
7 получили различные повреждения.

Танки наступали. Ещё несовершенные машины с грохотом падали в немецкие убежища или беспомощно застревали в снарядных воронках. Экипажам приходилось экстренно покидать боевое отделение застрявших машин, чтобы постараться вернуть их в строй. Однако те Mk I, которых миновала эта участь, проявили себя должным образом.

К примеру, танк-«самец» D17 «Диннакен» лейтенанта Хасти первым вошёл в деревню Флёр, неспешно следуя за убегающими и прячущимися в погребах немцами. Британский авиационный разведчик, пролетавший над полем боя, сообщил: «Танк движется по главной улице деревни Флёр, и английские солдаты идут вслед за ним в хорошем настроении».

Другие машины оказали большую помощь пехоте, проделав проходы в проволочных заграждениях и раздавив пулемётные гнезда. Один из Mk I остановился над германской траншеей и зачистил её пулемётным огнём, а затем двинулся вдоль окопа. С его помощью удалось захватить в плен около 300 солдат противника. Всего в ходе атаки по разным причинам было выведено из строя 10 танков. Ещё 7 получили незначительные повреждения.

Локальный успех с серьёзными последствиями

Каковы оказались итоги применения танков? Безусловный тактический успех, не переломивший, однако, ход всего сражения.

С одной стороны, всего за пять часов при сравнительно небольших потерях англичане захватили участок фронта протяжённостью до 10 км и продвинулись на несколько километров в глубину. Были взяты позиции, атаки на которые ранее оставались безуспешными. Дуглас Хейг, скептически оценивавший возможности танков, немедленно заказал производство ещё тысячи машин.

С другой стороны, англичане пожертвовали эффектом неожиданности, ведь впечатление от применения ошеломляющих боевых машин могло быть намного сильнее. А так — новость об их использовании разлетелась по всему фронту, а затем и по всему миру. Почти в каждой державе-участнице Первой мировой войны закипела работа военных разведчиков и инженеров.

Российская империя не успела создать свои «сухопутные дредноуты», однако тщательно следила за их эволюцией. В бумагах Главного управления Генерального штаба, сохранившихся в военных архивах, встречаются такие донесения за декабрь 1916-го: «В Германии на заводах Круппа, Эрхарта и Ханза-Лойд в Бремене строится до 120-ти «Танка», пока… двух типов. Предполагается, что германцы будут ими пользоваться на всех фронтах, где они будут наступать, но не для обороны… Наилучшим способом действий против «Танко» признается огонь траншейных 3,7 сантиметровых пушек (орфография первоисточника — ред.)».

Неверные окончания слов сегодня выглядят курьёзно. Однако именно 15 сентября 1916 года сделало слово «танк» международным и наделило его новым, военным значением. С этого момента война приняла современный облик.

Автор текста — Юрий Бахурин

Юрий Бахурин — военный историк. Автор ряда публикаций в центральной и региональной научной печати: журналах «Вопросы истории», «Военно-исторический журнал», «Военно-исторический архив», «Родина», «Антология войны», альманахе «Рейтар» и т. д. Автор книги «Panzerjäger Tiger (P) “Ferdinand”. Боевое применение».

Битва на реке сомма – в бой идут танки

Атака 15 сентября 1916 г. к северу от р. Сомма и юго-западу от Бапома была последней попыткой британцев достичь успеха в крупной операции, начатой еще 1 июля. В один только первый день наступления англичане потеряли около 20 000 человек убитыми и 40 000 раненными. «1916 г., — писал Б.Лиддел Гарт, — знаменателен как год, когда искусство пехотной атаки упало наиболее низко. 1916 г. возродил из-за формализма и отсутствия всякой способности к маневру строи, которые были под стать XVIII веку Батальоны атаковали четырьмя или восемью волнами, каждая на расстоянии не более 100 м одна от другой. Люди в каждой волне шли плечом к плечу, в симметричном и хорошо выдержанном равнении. Неудивительно поэтому, что к ночи 1 июля многие батальоны не насчитывали и сотни бойцов». А к началу сентября 3-я и 4-я английские и 6-я французская армии на фронте 70 км продвинулись в среднем на 2 км, максимально — на 8. С 3 по 7 сентября британцы ценой больших потерь продвинулись на фронте 2 км на глубину 1,6 км. Наступление на Сомме практически выдохлось.

Читайте также  Тезисы сталина о государстве

Британские пехотинцы и кавалеристы не без удивления наблюдают за выдвижением тяжелого танка Мк I «самец» с проволочной сеткой («обезьяньей клеткой») на крыше и пятнистой камуфляжной окраской. Танк нес номер С19 и имя «Клан Лесли». Сомма, сентябрь 1916 г.

И британское командование во Франции, несмотря на возражения командиров тяжелого отделения, считавших необходимым накопить большое количество машин и применить их не раньше весны 1917 года, уже потребовало присылки первых 50 танков (хотя против этого возражал также военный министр Д.Ллойд-Джордж). Предполагалось, что танки будут пускать в атаки на германские позиции по мере поступления, чтобы, наконец, прорвать германский фронт. 13 августа из Тэтфорда отправили 12 танков роты С с экипажами и техслужбами, 22 августа — еще 12 танков этой роты, а 25 и 30 августа — танки роты D. Экипажи отплыли в Гавр из Саутгемптона, а сами танки — из Эйвонмута, так как в Саутгемптоне не оказалось кранов, способных погрузить их на транспорт. К концу августа в Ивранше близ Абевиля накопили 50 танков, образовали подобие полевого штаба с подполковником Бредли во главе. Танки распределили между корпусами 4-й и 5-й (Резервной) армией: 16 танков роты С — в XIV корпус, 18 роты D — в XV корпус, 8 одного взвода роты D — в III-й корпус, 7 одного взвода роты С — в Резервную армию. Получалось, что их распределили на фронте около 15 км между Тиепвалем и Комблем. Как записал в те дни в своем дневнике один из командиров корпусов Г.Роулинсон: «Командующий рискнул поставить на карту все имеющиеся силы, чтобы прорвать германскую линию и достичь Бапома». 7—10 сентября 49 танков направились к передовой, 13-го прибыли на сборные пункты вблизи Брей. Двигались ночами по изрытой местности, без разведки маршрута, и 17 танков застряли на марше.

Целью атаки 4-й армии против позиций 1-й германской армии на фронте овраг Комбль-Мартинпюши был захват деревень Морваль Ле Беф, Гведекур и Флер. Для прорыва первой линии германской обороны планировали направить танки на наиболее сильные ее пункты группами по 2–3: пушечные — против пулеметов противника, пулеметные — против живой силы. Танки должны были пойти в атаку на 5 минут раньше пехоты, дабы пехота не попала под огонь, который противник непременно направит на танки. Для прохода танков создавали промежутки в полосе заградительного огня. К 5 часам утра 15 сентября исправные танки вышли на позиции. Атака была назначена на 6:20 утра, но танки двинулись с исходных позиций раньше. Британским солдатам, находившимся в это время в районе Альбер-Перрон, довелось с удивлением наблюдать, как к передовым позициям медленно и с необычным грохотом движутся какие-то неизвестные им ранее машины. Всего этим утром ввели в бой 32 Mk I. Сначала решили ликвидировать маленький узел германского сопротивления между Жинши и Дельвиль Вуд, куда в 5:15 направился танк-«самец» D1 капитана Г.У.Мортимера.

Этот танк уничтожил пулемет, мешавший продвижению подразделений 6-го батальона Королевского Йоркширского полка легкой пехоты, но почти сразу был выведен из строя попаданием артиллерийского снаряда в правый спонсон и дальнейшего участия в бою не принимал — это был первый танк, подбитый на поле боя огнем противника. Впоследствии на месте этого первого танкового боя установили особый памятный знак.

Остальные танки вышли в бой позже. Всего 8 танков пошли впереди пехоты, 9 действовали отдельно, 9 застряли, у 5 отказали двигатели. На участках III и XIV корпусов и Резервной армии танки успеха не имели. В полосе XV корпуса танки действовали «кучнее» всего, и здесь 12 из 17-ти танков дошли до германских окопов, 11 преодолели их, 9 с ходу захватили деревню Флер, примерно в двух километрах позади передовых германских позиций. Первым вошел в деревню танк-«самец» D17 «Диннакен» лейтенанта Хасти (3-й взвод роты D). Один танк, встав над окопом, очистил его огнем. За танками пехота вошла и в Гведекур; вошедший в селение танк уничтожил 77-мм орудие, но сразу был подбит и загорелся, из экипажа выжили только двое. В ходе боя по разным причинам вышли из строя 10 танков, 7 получили незначительные повреждения. «Техническая внезапность» принесла успех — за пять часов с небольшими потерями англичане захватили участок 5–9 км по фронту и 2–5 км в глубину, овладели господствовавшим над местностью хребтом и тремя сравнительно укрепленными пунктами, которые до того безуспешно атаковали 35 дней. Это было самым большим успехом одного дня боя за весь период битвы при Сомме. Танки «протаранили» первую линию окопов и отвлекли на себя огонь германских пулеметов. «Танк движется по главной улице деревни Флер, и английские солдаты идут вслед за ним в хорошем настроении» — это сообщение, переданное британским пилотом 15 сентября 1916 г. широко растиражировала пресса. Реакция частей 1-й германской армии, встретивших первые танки, была просто панической. «Все стояли пораженные, как будто потеряв возможность двигаться. Огромные чудовища медленно приближались к нам, гремя, прихрамывая и качаясь, но все время продвигаясь вперед. Ничто их не задерживало. Кто-то в первой линии окопов сказал: „Дьявол идет“. И это слово разнеслось по окопам с огромной быстротой», — передавал ощущения солдат германский корреспондент. «Оно двигается и стреляет, и не боится ружейного огня! И у него нет колес!» — так описывали новое оружие противника германские солдаты сразу после боя. Пока не пришли первые фотографии, издания всех стран помещали самые фантастические рисунки «новейшего типа бронеавтомобиля».

Cхема первых танковых боев на Сомме в сентябре 1916 г.

Утверждение, что «новое боевое средство преждевременно раскрыли противнику», верно лишь отчасти — как показали дальнейшие события, германское командование долго не могло оценить значение этого средства.

Потом танки вышли в бой 25 и 26 сентября у Гведекура и Ле Сара, чтобы исправить неудачу на правом фланге атаки 15 сентября. 5 танков придали 4-й армии и 8 — Резервной. Из этих 13 танков девять сразу застряли в воронках от снарядов, два помогли 110-й пехотной бригаде овладеть Тиепвалем и застряли там. Удачно действовал танк-«самка» к юго-западу от Гведекура во взаимодействии с пехотинцами-гранатометчиками — важный шаг в формировании тактики танков. Танк и пехота менее чем за час захватили около 1350 м укрепленной траншеи, вынудили сдаться 370 человек — в германской армии поселилась «танкобоязнь».

Подобное повторилось 1 октября западнее Флера, где 141-я бригада застряла перед германскими окопами. Двигаясь отдельно от пехоты, два танка подошли к окопам, ведя огонь из пушек. Противник начал группами сдаваться в плен, и 141-я бригада продвинулась к Окур Л’Аббай. 13 ноября на Анкре вместо планировавшихся двадцати в атаку пустили только пять танков, но и они увязли в грязи, причем экипажи понесли значительные потери от огня противника. 14-го, в последний день операции, три танка атаковали окопы у Бомон-Амеля. Один был сразу подбит и загорелся, два увязли, но германские солдаты, напуганные их видом, поспешили сдаться. Первое применение танков, несмотря на все трудности, показало, что в рамках отведенной им роли они вполне эффективны. Но танки вышли на поле боя в небольшом количестве, на местности, уже изрядно перерытой артиллерийскими обстрелами в ходе предшествовавших боев. Тактика применения танков соответствовала требованиям, выработанным еще в середине 1915 года, но с тех пор оборона противника стала глубже, траншеи более развиты. Неудивительно, что и часть старых офицеров, воспитанных в духе стремительных маневров кавалерии, и часть более молодых, уже привыкших к артиллерийскому «прогрызанию» фронта, не увидели в неуклюжих, медлительных и не слишком надежных механических чудовищах средства преодоления мучительного позиционного тупика. С другой стороны, без боевого опыта не удалось бы выявить многие недостатки и недоработки конструкции до выпуска крупной серии. Эффект появления танков в войсках был в основном психологическим. Вскоре он стал работать против британцев, что привело к цепи неудач и разочарований.

Читайте также  Революция 1905–1907 годов в россии

Генерал Хью Эллис и король Георг V.

Этот день в истории: 15 сентября 1916 года в ходе сражения на Сомме были впервые применены танки

15 сентября 1916 года в ходе крупной наступательной операции войск Антанты во Франции (битва на Сомме) в бою у деревни Флёр произошла первая в истории танковая атака. 18 британских танков модели Mk.1 смогли вклиниться в глубоко эшелонированную немецкую оборону на 5 км, при этом сократив ожидаемое количество потерь наступающей стороны в 20 раз.

Необходимость появления танков как нового вида боевых машин обуславливалась условиями, сложившимися в ходе Первой мировой войны. После относительно краткого начального маневренного этапа боевых действий на фронтах установилось позиционное равновесие — началась «окопная война» с глубоко эшелонированными линями обороны.

Обычный на тот момент способ прорыва обороны противника состоял в массированном использовании артиллерии для разрушения оборонительных сооружений и уничтожения живой силы с последующим вводом в прорыв своих войск. Однако вскоре выяснилась неэффективность этой тактики в новых условиях. Участок прорыва после артподготовки представлял из себя перепаханную взрывами территорию, с разрушенными дорогами, по которой было тяжело наступать. К тому же он оказывался под перекрестным огнем с флангов, что еще более замедляло ввод в прорыв крупных сил. Все это давало противнику достаточно времени, чтобы по действующим железнодорожным и грунтовым дорогам в глубине своей обороны успеть подтянуть резервы и блокировать прорыв.

К тому же выяснилось, что даже длительная артподготовка не могла полностью уничтожить все проволочные заграждения и пулемётные гнёзда, которые затем сильно сковывали действия пехоты. А бронепоезда зависели от железнодорожных путей. В результате возникла мысль о принципиально новом самоходном боевом средстве с высокой проходимостью, большой огневой мощью и достаточной защищённостью (хотя бы против пулемётного и винтовочного огня).

Хотя решение о постройке танков почти одновременно созрело сразу в нескольких воюющих странах, пальма первенства принадлежит наиболее промышленно развитой на тот момент Британии. Уже в 1915 году у англичан был готов первый опытный образец, который они назвали «Малыш Вилли» («Little Willie»).

А окончательно первая английская модель танка была готова в 1916 году, когда прошла испытания, и первый заказ на 100 машин поступил в производство. Это был танк Mark I, выпускавшийся в двух модификациях — «самец» (с пушечным вооружением в боковых спонсонах) и «самка» (только с пулемётным вооружением). Впрочем, вскоре выяснилась низкая эффективность пулемётных «самок», которые не могли бороться с бронетехникой противника и с трудом уничтожали огневые точки. Ответом конструкторов стал выпуск ограниченной серии «самок», у которых в левом спонсоне по-прежнему был пулемёт, а в правом — пушка. Очевидно не стоит объяснять, почему солдаты сразу же окрестили их «гермафродитами».

Танк двигался со скоростью 6 км/ч, преодолевал проволочные заграждения и траншеи. Броня толщиной 6−10 мм держала попадания пуль и осколков, но не могла выдерживать прямого попадания снаряда. Танк весом почти 30 тонн и длиной около 10 метров не имел машинного отделения. Экипаж, состоящий из 8 человек, и двигатель находились в одном корпусе, где температура поднималась до 50 градусов. Люди теряли сознание от выхлопных газов и порохового дыма. Противогаз, или респиратор входили в стандартное снаряжение экипажа.

Впервые танки (модели Mk.1) английское командование бросило в бой против германских оборонительных позиций 15 сентября 1916 года во Франции, на реке Сомме в бою у деревушки Флёр. Боевая практика тут же выявила несовершенство конструкции танка — из 49 машин, которые англичане подготовили для атаки, до исходных позиций добралось лишь 32 (17 танков вышли из строя из-за неполадок). А из тех, кто все же начал атаку, 5 застряло в болоте и 9 так же вышли из строя по техническим причинам.

Тем не менее первый опыт применения нового вида войск оказался крайне удачным — даже оставшиеся 18 танков смогли продвинуться вглубь обороны на 5 км, причём потери в этой наступательной операции оказались в 20 раз меньше обычных. Малое количества танков, их незначительный технический ресурс и низкий запас хода не позволили прорвать фронт окончательно, однако новый вид боевой техники показал свои возможности. Стало ясно, что танки имеют большое будущее, особенно учитывая оказываемый на противника психологический эффект — в первое время после появления танков на фронте германские солдаты боялись их панически.

Битва при Сомме: крушение надежд

Сражение затянулось на четыре с половиной месяца и стало одним из самых кровопролитных в Первой мировой войне.

Операцию на реке Сомме, призванную ослабить войска Германской империи и переломить ход войны, страны Антанты планировали в течение нескольких месяцев. Союзники подготовились к сражению основательно: огромное количество боеприпасов, обширные запасы продовольствия за линией фронта, новые дороги, железнодорожные ветки и аэродромы. В распоряжении войск Антанты имелась новейшая техника, впервые в военной истории планировалось использование танков.

Столь масштабную операцию не удалось удержать в секрете. Германское командование о ней знало и планировало нанести упреждающий удар. Однако осуществить эти планы не удалось из-за Брусиловского прорыва: немцы были вынуждены перебросить часть своих сил, чтобы отразить русское наступление.

Войска Британской империи и Французской республики должны были одновременно нанести удар: артиллерия прокладывает путь пехоте, далее подключаются кавалерийские дивизии. Однако битва пошла не по плану; командование обеих сторон не учитывало, как сильно истощила ресурсы битва при Вердене. Союзники открыли артиллерийский огонь 24 июня, нанеся германской оборонительной позиции значительный ущерб. 1 июля пошла в атаку пехота. В первые дни сражения французская армия, которой отводилась вспомогательная роль, добилась больших успехов, нежели чем британская. К югу от Соммы французы сумели взять две хорошо укрепленные позиции немцев. Однако четыре английских корпуса были отбиты, и наступление французской армии пришлось остановить. Атаку возобновили 5 июля, однако к этому моменту немцы укрепили свои позиции. Значительными оказались потери британских частей (в первый же день были убиты больше 20 тысяч человек).

Продвижение союзных войск шло медленно, особенно к югу от Соммы. Сражение приняло затяжной характер: историки говорят о периоде «борьбы на истощение ресурсов», который длился до конца августа. Разрозненные атаки французских и английских войск не приносили ощутимых результатов. Солдаты устали, что сказывалось на боеспособности армий.

3 сентября 1916 года характер битвы несколько изменился. Союзники подготовили масштабное наступление с применением тяжелой артиллерии, в результате чего сумели продвинуться в немецкую оборону примерно на 4 километра. 15 сентября британские войска впервые применили танки. Благодаря им они сумели продвинуться вперед почти на 5 километров за один день. И хотя танков оказалось меньше 20, и их нельзя было назвать доработанными, психологическое воздействие на немецкие части было колоссальным.

25 сентября началось новое наступление союзных войск, в результате которого они заняли высоты между реками Анкр и Сомма. Однако этот успех был промежуточным: прорвать фронт все же не удалось, войска проникли вглубь немецкой обороны примерно на 10 километров. 18 ноября сражение прекратилось из-за значительного истощения ресурсов обеих сторон. Кровопролитная битва не принесла союзникам желаемого результата — коренного перелома в войне, однако стратегическая инициатива все же перешла в руки Антанты. Немецкая армия, по мнению большинства историков, уже не смогла восстановить свою боеспособность.

Фрагмент документальной картины о битве на Сомме, 1916.

Битва на Сомме стала первой военной кампанией, запечатленной на кинопленку. Одноименный документальный фильм сняли британцы Джон Макдауэлл и Джеффри Малинз.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: