Боевые действия партизан и подпольщиков. «рельсовая война»

Боевые действия партизан и подпольщиков. «рельсовая война»

По указанию Ставки ВГК Центральный штаб партизанского, движения разработал план операции «Рельсовая война». Она готовилась и проводилось с учетом стратегических замыслов Верховного Главнокомандования на лето 1943 г., чтобы массовым одновременным разрушением рельсов на железнодорожных магистралях дезорганизовать работу железнодорожного транспорта в тылу врага, нарушить снабжение войск противника, оказать помощь Красной Армии в завершении разгрома врага в Курской битве. 12 июля план обсуждался в Ставке ВГК и был одобрен Верховным Главнокомандующим. [9 c. 10]

Операция «Рельсовая война» осуществлялась на фронте шириной около 1000 км и в глубину до 750 км, т.е. до западной границы СССР. 14 июля начальник ЦШПД издал приказ «О партизанской рельсовой войне на коммуникациях врага». В нем подчеркивалось, что партизаны, разрушая коммуникации противника, оказывают большую помощь Красной Армии, что уничтожение вражеских эшелонов, паровозов, вагонов, взрывы мостов, водокачек, железнодорожной связи и оборудования является важнейшей задачей партизанских групп и отрядов. Партизанским соединениям и частям, дислоцирующимся в районах железных дорог, приказывалось одновременно с другими диверсиями проводить систематическое и повсеместное разрушение рельсов на железных дорогах врага. В приказе отмечалось, что операция имеет исключительное значение, может сорвать замыслы противника, поставить его в катастрофическое положение. [9 c. 12]

С целью сохранения тайны приказ о рельсовой войне и инструкция по технике подрыва были направлены в бригады и отряды нарочными через специальных офицеров ЦШПД.

Для выполнения плана операции наряду с партизанскими силами Белоруссии привлекались партизанские формирования Ленинградской, Калининской, Смоленской, Орловской областей и часть партизан Украины — всего 541 отряд общей численностью 96 тыс. человек [14 c. 221].

ЦК КП(б) Б призвал командиров и комиссаров партизанских бригад и отрядов, руководителей диверсионных групп, всех партизан Белоруссии хорошо подготовиться к решительным действиям на железнодорожных коммуникациях врага. Авиация, совершив более 400 самолето-вылетов, доставила на аэродромы партизанских баз 150 т тола, 156 тыс. м бикфордова шнура, почти 700 тыс. капсюлей — детонаторов, 37 тыс. модернизированных универсальных взрывателей. [3 c. 103]

В отдаленные от линии фронта западные районы Белоруссии (Белостокская область) из — за коротких летних ночей заброска грузов самолетами не производилась, а в Барановичскую область, партизаны которой в июле — августе вели ожесточенные бои с кара гелями, доставка была временно прекращена. В основные районы операции было направлено 290 инструкторов подрывного дела, офицеров Красной Армии. Центральный штаб партизанского движения командировал в Белоруссию 29 своих представителей для оказания помощи в организации боевых действий на месте. [9 c. 214]

Подготовка к операции «Рельсовая война» велась в обстановке строгой секретности. Начальник Центрального штаба партизанского движения П.К. Пономаренко приказал в целях внезапности операцию начать одновременно по сигналу ЦШПД. В течение июля шло массовое обучение партизан подрывному делу, велась разведка железнодорожных участков, намеченных к разрушению. В отрядах создавались ударные группы для уничтожения охраны, подавления огневых точек и прикрытия минеров. Готовились заряды, выплавлялась взрывчатка из неразорвавшихся бомб и снарядов, изготовлялись специальные скобы для крепления толовых шашек к рельсам.

30 июля, после получения донесений о готовности к боевым действиям, Центральный штаб партизанского движения по радио подал сигнал командирам бригад и отрядов начать операцию 3 августа. Именно в этот день войска Воронежского и Степного фронтов переходили в контрнаступление на белгородско-харьковском направлении, и действия партизан приурочивались к этому событию.

Операция «Рельсовая война» продолжалась до 15 сентября 1943 г. Она носила многоплановый характер, преследуя не только цель подрыва рельсов, но и вывода из строя всех важнейших объектов железнодорожного хозяйства противника. В ночь на 3 августа партизанские части и соединения Белоруссии устремились к линиям железных дорог и одновременно обрушили свои удары на коммуникации противника. Только за одну ночь было разрушено 42 тыс. рельсов, а до середины сентября 1943 г. — более 132 тыс. рельсов. На долю отрядов Украины и РСФСР приходилось 81 873 перебитых рельса [14 c. 235]. Партизаны полностью вывели из строя участки железных дорог Тимковичи-Осиповичи, Бобруйск-Старушки, Жлобин-Калинковичи. На многих участках дорог (Полоцк-Молодечно, Минск — Молодом и о, Могилев-Кричев, Полоцк-Двинск, Могилев-Жлобин) железнодорожное движение было парализовано на 15-30 суток. Железнодорожные узлы были забиты эшелонами. Немецкие ремонтные бригады не успевали восстанавливать пути. В ряде мест рельсы подвозились из Германии и стран — сателлитов. Резко упал темп перевозок на железных дорогах Брест — Гомель, Вильнюс-Минск, Гродно-Невель. [1c. 58]

В результате эшелоны с войсками и боевой техникой противника, срочно направлявшиеся на помощь своим отступавшим из под Орла, Белгорода и Харькова армиям, застревали в пути, простаивали на перегонах, а нередко и уничтожались партизанами. Лишь в августе перевозки для вражеской группы армий «Центр» сократились на 40% [1 c. 626]. Партизаны республики за время операции «Рельсовая война» пустили под откос 833 железнодорожных состава, 3 бронепоезда, взорвали 18 водокачек, 2 водонапорные башни, разрушили 184 железнодорожных и 556 шоссейных мостов, уничтожили около 400 км телефонно-телеграфной связи, разгромили многие немецкие гарнизоны [3 c. 237]. Все это способствовало победе Красной Армии в Курской битве.

Маленькая проблема превратилась централизованное массовое движение которое оттягивало значительные силы противника. Движение было как снежный ком который все время растет и становится все более значительным, партизан не останавливали ни карательные операции фашистов по отношению к ним ни концентрационные лагеря фашистов.

Рельсовая война

Рельсовая война (3 августа — 15 сентября 1943 года) это первая крупная партизанская военная операция со стороны СССР времен Второй Мировой войны. Данная операция планировалась на оккупированных немцами территориях СССР с целью нанесения урона железнодорожному полотну, чтобы снизить ее пропускную способность и ограничить тыловое передвижение немецких войск. В качестве обоснования необходимости данной операции всегда приводит с аргументацией того, что она разрабатывалась как дополнение к операции на Курской дуге. На практике рельсовую войну нужно рассматривать как первый этап крупной партизанской операции, продолжавшейся операцией «Концерт» в сентябре-ноябре 1943 года.

Подготовка к операции

К началу рельсовой войны Великая Отечественная война продолжалась уже более 2 лет. За это время партизанские соединения существенными операциями не запомнились. Связано это прежде всего с тем, что Ставка долгое время рассматривала понятие «Партизаны» как атрибут Войны 1812 года: крестьяне с вилами и лопатами. Только к к началу 1943 года стало очевидно, что огромное количество военных подразделений и гражданского населения, оказавшихся на оккупированной территории, представляет собой большую силу, способную оказать существенное влияние на ход событий.

При обсуждении планов рельсовой войны на период август-сентябрь 1943 года было 2 основных плана:

  1. Уничтожение рельс. Данную идею поддерживал генерал Пономаренко, который совсем недавно получил генеральский титул и по решению Сталина возглавил Центральный Штаб партизанские соединения. Основная его идея заключалась в том, что нужно наносить удар исключительно по рельсам. Уничтожаем рельса, уничтожается железнодорожное полотно, а значит у противника нет возможности по нему передвигаться.
  2. Уничтожение паровозов и эшелонов. Данную идею поддерживал полковник Старинов, известный ещё по организации подрывной и партизанской работы в Испании. Старинов говорил о том, что уничтожение полотна является бессмысленным, а основной удар нужно нанести по паровозам. Во-первых, у немцев их не хватает, а во-вторых уничтожение паровоза автоматически выводит из строя железнодорожное полотно на 500-600 метров.

Оба пути по своей сути были разумными, но они должны были учитывать реальности того времени. Как показало время, Старинов был прав и его путь мог причинить германской армии колоссальный урон. У Германии не было проблем с рельсами, а с паровозами были. Пономаренко же убедил Сталина, что в Германии есть острая нехватка в рельсах, а значит нужно проводить именно войну на уничтожение рельсов, не трогая паровозы. Сталин поддержала своего генерала, а Пономаренко отправил Старинова к украинским партизанам, которые практически не участвовали в рельсовой войне 1943 года (на территории Украины в это время шла реализация идея Старинова — подрыв паровозов и эшелонов.

14 июня в Москве было окончательно принято решение о проведении рельсовой войны и партизанским соединением стали активно перебрасывать взрывчатку и специалистов, которые должны были их обучить то взрывчатку устанавливать.

Проведение операции

Приказ о начале проведения рельсовой войны был отдан ночью 3 августа 1943 года. Основной удар партизаны должны были нанести по территории, на которой располагались германские войска группы армии Север и Центр. Всего в рельсовой войне приняло участие порядка 100 тыс партизан. В общей же сложности речь идет о подрывной деятельности на территории по фронту более 1000 км.

Массовый партизанские действия поставили немецкое командование в тупик, в результате чего долгое время они не могли эффективно бороться со взрывами рельс. Достаточно сказать, что только в первую ночь проведение данной операции было уничтожено 42 тыс рельс. В целом же за весь период рельсовой войны было уничтожено немногим менее 215 тыс рельсов. В качестве цифры, которая подтверждает значимостью поврежденной операции в истории Второй мировой войны заключается в том, что только по территории Белоруссии перевозка немецких грузов и армии сократилось на 40%. Если же рассматривать отдельные участки железных дорог, то в результате подрывной деятельности на некоторых из них движение было приостановлено на период до 2 недель. На отдельных участках повреждения были настолько сильными, что на ликвидацию последствий ушло порядка месяц.

Читайте также  Крушение золотой орды

К сожалению для советских партизан у Германии не было проблем с рельсами, но даже если бы такие проблемы были, то рельсы свободно могли демонтироваться в других оккупированных странах и перебрасывается в Советский Союз. В дальнейшем, когда операция «рельсовая война» переросла в операцию «концерт» на территорию СССР рельсы перебрасывались из самой Германии, стран Бенилюкса и Польши.

Чтобы понять насколько опасной была ситуация на многих участках немецкого тыла (в том числе и где не проводилась операция «рельсовая война») обратимся к историческим документам.

Количество взрывов достигло такого числа, что ситуация становится угрожающей. Идет целенаправленный удар по эшелонам и тягловым паровозам. Если подобная картина сохранится в ближайшее время то под удар будет поставлено все железнодорожное сообщение. В частности речь идет об угрозе срыва снабжения всех фронтовых операций

Командир 559-ой германской комендатуры

Действий партизан становятся все активнее. Они постоянно нападают на железнодорожные пути. Все вокзалы переполнены, поскольку ж/д линии невозможно использовать в полном объеме. Эшелоны, идущие с фронта, приходится надолго задерживать. Многие поезда уничтожены или покалечены минами.

Докладная записка директора железных дорог Минска от 19 сентября 1943 года

Итоги и результаты рельсовой войны

С окончанием Второй мировой войны было официально объявлено, что рельсовую войну СССР начал для поддержки операции на Курской дуге. Ты не менее если сопоставить даты, то в этом можно усомниться. Напомним, что сражения на Курской дуге длились с 5 июля по 23 августа 1943 года. Рельсовая война началась 3 августа и длилась до 15 сентября 1943 года, а в дальнейшем плавно переросло в операцию «концерт» до ноября 1943 года. Сложно себе представить, что для поддержки Курской дуги была разработана партизанская военная компания, старт которой пришелся только на конец сражение. Одна из причин, почему рельсовую войну приписали к Курской дуге, заключается в том, что сама война и уничтожение рельс не имели той эффективности, как об этом часто говорят. В частности это связано еще и с тем, что в истории СССР часто принято акцентировать внимание только на положительных военных событиях, а о спорных или отрицательных либо не говорили вообще либо затрагивали вскользь. Рельсовая война стала однозначно положительным событием в советской историографии. Однако если более детально разбираться с этим вопросом, там в этой операции были как плюсы так и минусы.

Очевидные минусы рельсовой войны:

  • Уничтожение собственного имущества. Многие историки сегодня акцентируют внимание, что отступающая немецкая армия нанесла меньший урон железнодорожному полотну, чем партизаны.
  • В приказе на проведение операции не указывалось какие железные дороги нужно подрывать. В результате партизаны очень часто уничтожали запасные железнодорожные пути, которые вообще не использовались немцами.
  • Огромные приписки. Часто партизаны показывали абсолютно нереальные цифры в уничтожении рельс. Одна из причин была в том, что реально проверить какое количество рельс было уничтожено — невозможно. Поэтому часто в партизанских отрядах заявляли о перевыполнении плана на 200% или даже на 300%. Проверить это было невозможно, а потому верили «на слово».
  • Большая часть железных дорог контролировалась и охранялась немецкими войсками, и партизанам приходилось вступать в бой для того чтобы отбивать участки местности с железной дорогой для последующего уничтожения рельс.

Если говорить о позитивных моментах данной военной операции, то несомненно нужно отметить следующее:

  • Советскому командованию было показано, что партизанские соединения являются значительной силой, которую незаслуженно игнорировали первые годы войны.
  • Безусловно, подрыв рельс оказал влияние на переброску немецких войск, а значит на ход всех военных операций, в том числе и на Курскую дугу.

Для демонстрации того, что рельсовая война была спорными, можно привести цитаты из различных автобиографий немецких командующих, которые впоследствии писали, что события августа 1943 года буквально спасли немецкую армию. Дело в том, что в июне-июле партизаны уничтожали немецкие паровозы, а с августа переключились на рельсы. Выше уже отмечалось, что у немцев недостатков в рельсах не было, а вот в паровозах были. связано это с тем, что если рельсы можно было демонтировать в Европе и перебросить в СССР в случае необходимости, то с паровозами так сделать было нельзя, поскольку они не обладали другими характеристиками и передвигаться по советским железным дорогам не могли из-за разного размера колеи.

«Приписки»

Для демонстрации того, как на самом деле происходила рельсовая война и какое значение она имела, можно привести данные по участку железной дороги «Минск-Борисов» (на других участках ситуация схожая). Протяженность этого участка составляла порядка 100 км. По архивным документам на этом участке действовало сразу 7 белорусских партизанских соединений, принимавших участие в операции. За период август-сентябрь 1943 года воюющие стороны дали следующие данные по подрывам:

  • 204 эшелона — данные СССР.
  • 34 эшелона — данные Германии.

Разброс данных в 6 раз! Допустим, что немцы занижали собственные потери (обычно незначительно), а в СССР завышали потери врага. Допустим даже, что немцы занизили потери в 2 раза. Хорошо — в 3 раза, хотя обычно занижение результатов в Германии не превышало 70%. Даже в этом случае были подорваны 100 эшелонов, а советская сторона сообщает о 204 эшелонах. «Приписка» более чем в 2 раза! И так происходило на всех участках. Эти данные хорошо показывают, что разница между реальным уроном германскому тылу и уроном, объявленным в СССР, была огромной.

Источники и дополнительный материалпо теме:

Главная мишень партизан — паровозы противника. «Рельсовая война»: цифры и выводы железнодорожной операции против немецких захватчиков

Бородатый партизан с толовой шашкой — с этим ассоциируется словосочетание «рельсовая война» у послевоенного поколения. Однако картинка с патриотического плаката не отражает всего накала и драматизма. Несомненно, каждый конкретный случай — это смертельный риск и отвага, но тысячи проявлений героизма одновременно — это уже крупная войсковая операция, по масштабам сравнимая с одним из «сталинских ударов».

«Рельсовая война» — это кодовое название операции, которую организовал на оккупированных территориях штаб партизанского движения с 3 августа по 15 сентября 1943 года. Перед командирами отрядов и групп поставлена задача парализовать переброску резервов и доставку боеприпасов отступающим после Курской битвы немецким войскам.

Всего к реализации плана было привлечено всего 167 бригад и отдельных отрядов. Главной задачей был подрыв рельсов. Центральный штаб партизанского движения ошибочно предполагал, что противник испытывает недостаток рельсов, хотя в реальности у немцев был их излишек. Оккупанты не только наладили производство рельсов на оккупированных территориях, но и демонтаж отдельных путей в Польше. Кроме того, они разбирали рельсы при отступлении и создавали резервы. Однако размах операции оказался таков, что излишек рельсов не помог нацистам.

После получения приказа местные штабы партизанских движений и их представительства на фронтах определили участки и объекты действий каждому партизанскому формированию. Партизаны обеспечивались взрывчаткой и минно-подрывной техникой, к ним были посланы инструкторы-подрывники. Только в июне 1943 года на партизанские базы заброшено 150 тонн толовых шашек специального профиля, 156 тысяч метров огнепроводного шнура, 28 тысяч метров пенькового фитиля, 595 тысяч капсюлей-детонаторов. Тем не менее, все сапёрные материалы были остродефицитными. Для снабжения партизан использовались самолёты У-2 грузоподъёмностью 300–500 кг (в зависимости от дальности полёта), а они не достигали районов Гродно и Бреста.

Партизанские мины обычно экономны. Чтобы разбить рельс, достаточно 200 г тротила, если шашка наложена открыто, и 60 г — стандартной расфасовки для нужд горняков — при надлежащей засыпке шашки грунтом. На разрыве колесо сходит с пути, и поезд заваливается. Представляете, сколько можно организовать диверсий со 150 тоннами взрывчатки, если правильно её расходовать? Довоенные инструкции рекомендовали использовать для подрыва рельса 400 граммов тротила. Такой взрыв вырывал из рельса кусок не менее метра. Но в условиях дефицита взрывчатки партизаны обходились меньшим, что влекло определённые проблемы.

Уже в 1942-м немцы научились цеплять перед каждым паровозом несколько платформ с ремонтным запасом — шпалами, рельсами, крепежом. Под откос шла сравнительно лёгкая, не способная утянуть за собой весь состав платформа. Локомотив успевал затормозить, ущерб минимизировался.

Читайте также  Ссср в послевоенный период (1945-1953 гг.)


Илья Старинов

Один из известных советских диверсантов полковник Старинов предложил крепить над миной веточку, соединённую с храповиком. Колёсные оси колеблют веточку. Храповик крутит счётчик качаний. Взрыв происходит не под платформой, а под локомотивом или одним из первых вагонов. Даже если поезд так ползёт, что не свалится под откос целиком, разрушения всё равно потребуют серьёзного ремонта не только пути, но и самого состава.

Существовал ещё один способ взрыва именно под паровозом. Его описал в книге «Эшелоны идут под откос…» ветеран белорусского партизанского движения Николай Томан. «Стариновский» способ предусматривал закладку мины и её маскировку. Но это можно было сделать только при условии, что у подрывника достаточно времени. А летом 43-го, особенно после начала операции, немцы стали круглосуточно патрулировать пути, выставлять часовых из числа власовцев и полицаев на каждые 1-2 км трассы. Тогда взрыватель в мину устанавливался так, чтобы он срабатывал от рычага. А поворачивал этот рычаг именно бампер паровоза. Дело в том, что идущая впереди платформа была достаточно высокой и проезжала над рычагом.

Особый риск заключался в том, что мину надо было установить на путях непосредственно перед составом, чтобы он не успел затормозить. Только тогда никто бы не заметил «снятого» часового и не успел бы забить тревогу. В реальности установка мины выглядела так: на участке свободном от наблюдения метров за 500 до идущего состава партизан выбегал на рельсы, оставлял мину и быстро скрывался в лесу.

При подготовке к началу операции железные дороги поделили на участки, за которые отвечала конкретная партизанская бригада: «от такой-то горки до такой-то насыпи». . Эти участки, в свою очередь, дробились на зоны ответственности конкретных партизанских отрядов. Партизаны тщательно разведали систему охраны железных дорог. Выявили, где у немцев блокпосты и дзоты, на каких участках можно встретить патрульную дрезину, на каких пеший патруль. Выявили участки, удобные для скрытного подхода к железнодорожному полотну. (Это не так просто, как кажется. Ведь немцы уже подчистую вырубали все деревья и кустарники, что росли ближе 150 метров к «железке».) Распределили роли между конкретными подразделениями, которые будут осуществлять подрыв на данном участке. Присланные с «Большой земли» инструкторы обучали партизан подрывному делу. Недостающий тол выплавляли из трофейных снарядов и авиабомб.

В ночь на 3 августа 1943 года почти одновременно бабахнули взрывы на многих участках. Гитлеровцы, как ни готовились к отражению партизанских диверсий, оказались ошеломлены. Им показалось, что Советы сбросили с самолётов несколько десантных дивизий, ибо в голове не укладывалось, как могли по сути гражданские люди (немцы были прекрасно осведомлены, что в партизанских отрядах кадровых военных было не так много) устроить такой фейерверк одновременно на такой огромной территории. В некоторых местах захватчики были так ошарашены, что приступили к ремонту железнодорожного полотна только на третьи сутки!

За 10 дней партизаны взорвали в Белорусской ССР — 75 227; в Смоленской области — 8277; в Орловской области — 7935; в Калининской области — 7224; в Украинской ССР — 7000; в Ленинградской области — 3271; а всего 108 936 рельсов, что составляло 743,3 километра железнодорожного пути в одну колею. По плану же только за весь август предусматривалось взорвать 230 000 рельсов, что составляло 1330 километров железнодорожного пути в одну колею. И этот план был выполнен.

К осени оперативные перевозки противника сократились на 40 процентов. На некоторых железных дорогах движение было задержано на 3–15 суток, а магистрали около Могилёва не работали весь август. Для восстановления разрушенных железнодорожных путей противник был вынужден превратить двухпутные участки в однопутные, варить подорванные рельсы, разобрать отдельные участки, доставить из Польши и Германии недостающие рельсы, что ещё больше увеличило напряжённость перевозок. Немецкое командование было вынуждено использовать для подвоза рельсов 5000 платформ и сотни локомотивов, привлечь к охране железных дорог дополнительные силы. Операция значительно затруднила перегруппировки и снабжение отступающих войск противника.

Вдохновлённый успехом главный штаб партизанского движения решил продолжить операцию «Рельсовая война» аналогичной операцией «Концерт». В ней участвовало 193 партизанских формирования (свыше 120 тысяч человек) Белоруссии, Прибалтики, Карелии, Крыма, Ленинградской и Калининской областей. Протяжённость операции по фронту около 900 километров (исключая Карелию и Крым) и в глубину свыше 400 километров. Данная операция была тесно связана с предстоявшим наступлением на смоленском и гомельском направлениях и битвой за Днепр. Однако повторить успех в тех же масштабах не удалось. И виной тому стало ухудшение погоды, сокращение светового дня и новые меры безопасности, предпринятые немцами. В рамках подготовки партизанам удалось доставить только 50 процентов запланированных грузов. Поэтому сама операция проводилась в два этапа, так как 19 сентября оказались готовы выйти на позиции только половина партизанских отрядов. Остальные подключились через неделю — 25 сентября. Недостаток снабжения и заставил свернуть «Концерт». Если взрывчатые вещества в тылу врага партизаны научились добывать из трофейных или неразорвавшихся артиллерийских снарядов и бомб, то капсюлей и взрывателей не хватало катастрофически. Тем не менее, результат был достигнут. Но анализ привёл к не совсем утешительным выводам.

Подрыв рельсов оказался довольно неэффективной мерой. Маломощный заряд вырывал кусок длиной 25–40 сантиметров. Немцы быстро наладили производство так называемых 80-сантиметровых «мостиков», которые позволяли быстро ремонтировать пути. Калеча рельсы, партизанские отряды взрывали много, но уменьшилось количество крушений. Срывались сроки доставки, но груз обычно оставался нетронутым. Именно поэтому в штабе партизанского движения Илья Старинов настоял на смене приоритетов. Необходимо тратить дефицитную взрывчатку не на рельсы, а на паровозы.

Борьба с вражеской армией для партизан может вестись только организацией крушений, подрывом автомашин и бронетехники минами и, при благоприятных условиях, нападениями из засад. Бои партизан с частями вермахта в его тылу были сопряжены для партизан с бОльшими потерями, чем на фронте. Эксплуатируемая железнодорожная сеть противника на 1 января 1943 г. составляла 22 тыс. км. Партизаны почти без потерь совершали диверсии на участках, где на 100 км приходилось не менее двух тысяч вражеских солдат. Так охранялись только наиболее важные участки дорог. Если бы партизаны совершали диверсии на всём протяжении, и противник довёл бы плотность охраны до полка на каждые 100 км, то общая численность охраны железных дорог на оккупированных территориях превысила бы 400 тыс. человек, но и она не спасала бы железную дорогу от партизан-диверсантов.

Как было известно из показаний немцев и из разведданных, наиболее критическое положение у противника было с паровозами. При отходе Красной Армии паровозы были эвакуированы или выведены из строя. Гитлеровское командование было вынуждено собирать локомотивы на дорогах всей Европы, не гнушаясь самыми отсталыми, и гнать их на Восток. Появился так называемый эрзац-паровоз М-50, который стали выпускать паровозостроительные заводы Германии для восточных железных дорог (заявленный срок службы такой машины — пять лет против пятидесяти у гражданских серий.

Паровоз был максимально упрощён, многие детали, содержащие дефицитную медь, заменили алюминиевыми и даже пластмассовыми. Отношение к этим паровозам было как к расходному материалу. При их повреждениях от боевых действий их предписывалось не буксировать в ремонтное депо, а сталкивать под откос и забывать). Паровозный парк катастрофически уменьшался от ударов партизан, авиации, сил Сопротивления на Западе, а также от износа. Наибольший перерыв в движении составов достигался не «рельсовой войной», а разрушением мостов и крушениями составов.

Собственно говоря, поэтому в 1944 году «рельсовой войны» уже не было. Операцию «Багратион» по освобождению Белоруссии сопровождала война «на рельсах». Гораздо более эффективным, чем просто подрыв стального полотна, оказался партизан с радиостанцией, который может правильно навести на цель эскадрилью Ил-2. Да и темпы наступления выросли настолько, что речь шла уже о сохранении железнодорожного имущества, чтобы как можно скорее наладить транспорт на освобождённой территории.

Боевые действия партизан и подпольщиков. «Рельсовая война»

Успеху партизан способствовали тесные связи с наступавшими войсками. При каждом фронте имелись оперативные группы Белорусского штаба партизанского движения. «Действия войск и партизан, – писал Маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский, -– тщательно согласовывались».

87 белорусских партизан были удостоены за годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза. 15 августа руководители партизанского движения Белоруссии – П.К.Пономаренко, П.З.Калинин, В.Е.Лобанок и В.ЕЧернышев были удостоены полководческих орденов Суворова I степени, а В.Т.Меркуль, Д.В.Тябут, А.А.Прохоров – орденов Кутузова I степени. Сотни партизан были отмечены орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны, Суворова и Кутузова II степени, Красной Звезды.

Огромную помощь население и партизаны Белоруссии оказывали наступающей Красной Армией в форсировании многочисленных водных преград. Они захватывали и восстанавливали переправы, мосты на шоссейных и железных дорогах. Это обеспечивало высокие темпы наступления советских войск и позволяло нормализовать снабжение всего огромного фронта.

Читайте также  Vi конгресс коминтерна

В операции «Багратион» приняла участие вся Беларусь. При форсировании Западной Двины сходу учебным батальоном 167й гвардейской стрелковой дивизии крестьяне деревни Буй Бешенковичского района не только указали наиболее удобные для переправы места, но и перевозили солдат на лодках и плотах. И такие примеры не единичны. 80-летний крестьянин деревни Новая Дуброва Октябрьского района

В.П. Коленкевич взялся провести красноармейцев к реке через лес и болото. Появление советских солдат у берегов реки было столь неожиданным для немцев, что они, даже не успев взорвать мост, бросили оружие и бежали. Неоднократно через чащи и болота проводил разведчиков и наступавшие войска Красной армии в тыл оккупантов житель деревни Бечи Житковичского района А.А.Ермоленко. За отвагу в бою, находчивость и оказанную помощь он был награжден орденом Красной Звезды.

Оценивая боевую деятельность белорусских партизан в операции «Багратион», начальник Центрального штаба партизанского движения генерал-лейтенант П.К.Пономаренко писал: « Ни в одной другой операции Великой Отечественной войны непосредственная связь и тактическое взаимодействие между партизанами и фронтовыми соединениями и частями не были организованы так широко и четко, как во время Белорусской операции».

Всего из освобожденной территории республики в Красную Армию было призвано свыше 600 тысяч человек, в том числе 180 тысяч партизан, которые явились достойным пополнением для наступающих советских войск. Всенародная помощь Красной Армии со стороны белорусского народа приближала окончательный день победы над фашистской Германией.

Помощь партизан Белоруссии наступавшим советским войскам получила высокое признание Советского командования.

Военный совет 3-го Белорусского фронта дал такую оценку партизанам Беларуси: «Мы гордимся вами, дорогие братья и сестры, вашей мужественной и самоотверженной борьбой в тылу врага. На весь мир прогремела слава о белорусских партизанах, грозных народных мстителях, помогавших Красной Армии ковать победу над гитлеровскими убийцами и душегубами».

Маршал Советского Союза А.М.Василевский: «Я могу с полным основанием утверждать, что партизанское движение и борьба в тылу врага играли роль важного фактора в общих стратегических планах и расчетах Советского Верховного Главнокомандования».

Маршал Советского Союза Г.К.Жуков: «За несколько дней до начала действий Красной Армии по освобождению Белоруссии партизанские отряды под руководством партийных органов республики и областей провели ряд крупных операций по разрушению железнодорожных и шоссейных магистралей и уничтожению мостов, что парализовало вражеский тыл в самый ответственный момент».

Маршал Советского Союза И.Х.Баграмян «С началом наступления Красной Армии партизаны Белоруссии оказывали войскам неоценимую помощь в наиболее ответственные моменты операции».

Маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский: «В дни наступления и разгрома немецко-фашистских войск белорусские партизаны активно помогали наступающим частям Красной Армии захватом переправ, крупных населенных пунктов, железных дорог, ударами по вражеским коммуникациям. Вместе с частями Красной Армий штурмовали города, удерживали в тылу врага населенные пункты да прихода советских войск.

Заслуги партизан были вынуждены признать и генералы вермахта. Генерал Г.Гудериан: «По мере того, как война принимала затяжной характер, а бои на фронте становились все более упорными, партизанская война стала настоящим бичом, сильно влияя на моральный дух фронтовых солдат».

Бывший офицер оперативного штаба группы армии «Центр» Гагенхольц в книге «Решающие сражения второй мировой войны» так определил значение партизанской борьбы на железнодорожных коммуникациях: «Начало разгрома группы армий «Центр» было положено действиями 240 тысяч партизан, которые за одну ночь (с 19 на 20 июня 1944 г.) взорвали все железные дороги и в 10 тысячах мест парализовали транспортную систему». Красноречивые признания, которые не нуждаются в комментариях.

Глава 6. «Рельсовая война»

Глава 6. «Рельсовая война»

Операцию «Рельсовая война» проводили в период с 3 августа по 15 сентября 1943 года по инициативе П.К. Пономаренко партизаны Беларуси, Украины, Ленинградской, Калининской, Смоленской, Орловской областей РСФСР.

Операцию «Концерт» проводили партизаны Беларуси, Карелии, Ленинградской, Калининской областей, а также формирования, числившиеся «прибалтийскими», в период с 19 сентября по 1 ноября 1943 года.

Обе эти операции не дали ожидаемого результата — прервать движение вражеских эшелонов к линии фронта не удалось.

Читайте также

Глава 25. Рельсовая война

Глава 25. Рельсовая война Двадцать третьего апреля, во второй половине дня, генерал Строкач приглашает полковника Соколова и меня в свой кабинет. Тимофей Амвросиевич выглядит озабоченным. Сообщает, что утром у него состоялся очень серьезный разговор с начальником

ГЛАВА ВТОРАЯ Двадцатилетняя и междоусобная войны. — Война с союзниками и полное единение Италии. Сулла и Марий: первая война с Митридатом; первая междоусобная война. Диктатура Суллы (100-78 гг. до н. э.)

ГЛАВА ВТОРАЯ Двадцатилетняя и междоусобная войны. — Война с союзниками и полное единение Италии. Сулла и Марий: первая война с Митридатом; первая междоусобная война. Диктатура Суллы (100-78 гг. до н. э.) Ливий Друз предлагает реформыВ данный момент правительственная мощь

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Общее положение дел: Гней Помпей. — Война в Испании. — Невольническая война. — Война с морскими разбойниками. — Война на Востоке. — Третья война с Митридатом. — Заговор Катилины. — Возвращение Помпея и первый триумвират. (78–60 гг. до н. э.)

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Общее положение дел: Гней Помпей. — Война в Испании. — Невольническая война. — Война с морскими разбойниками. — Война на Востоке. — Третья война с Митридатом. — Заговор Катилины. — Возвращение Помпея и первый триумвират. (78–60 гг. до н. э.) Общий

Глава вторая. Война абсолютная и война действительная

Глава вторая. Война абсолютная и война действительная План войны обнимает собой все проявления военной деятельности в целом и объединяет ее в особое действие, имеющее единую конечную цель, в которую сливаются все отдельные частные цели.Война не начинается, — или, во

Глава 5 Вторая мировая война и Великая Отечественная война советского народа

Глава 5 Вторая мировая война и Великая Отечественная война советского народа § 27. Усиление опасности войны в 1930-х гг В 1930-е гг. угроза новой большой войны быстро нарастала[197]. Некоторые считают, что решающий шаг к войне был сделан подписанием германо-советского пакта о

Глава 7 Знаменитая греко-персидская война якобы V века до н. э. и неудачный карательный поход Ксеркса на Элладу — это неудавшаяся Ливонская война Ивана Грозного

Глава 7 Знаменитая греко-персидская война якобы V века до н. э. и неудачный карательный поход Ксеркса на Элладу — это неудавшаяся Ливонская война Ивана Грозного 1. Три последние книги «истории» Геродота посвящены повторному, но теперь значительно более подробному

Глава 10 Партизаны наступают (операции «Савкинский мост», «Рельсовая война», «Концерт»)

Глава 10 Партизаны наступают (операции «Савкинский мост», «Рельсовая война», «Концерт») С началом 1943 года фронт все ближе подходил к границе партизанского края. Немцы под ударами наших войск отходили от города Великие Луки к городам Новосокольники, Невель и Полоцк.

Глава II. Война абсолютная и война действительная

Глава II. Война абсолютная и война действительная План войны обнимает собой все проявления военной деятельности в целом и объединяет ее в особое действие, имеющее единую конечную цель, в которую сливаются все отдельные частные цели.Война не начинается, – или, во всяком

Глава вторая Война против Англии — «ошибочная» война

Глава вторая Война против Англии — «ошибочная» война Война между Германией и Англией, которая была объявлена в сентябре 1939 года, но в течение многих месяцев практически не велась, была «странной войной». Ее не хотели обе стороны; они к ней не готовились; у них не было

Глава третья Война против России — «правильная» война

Глава третья Война против России — «правильная» война В 1940 и 1941 годах у Гитлера не было причин бояться Советского Союза или жаловаться на него. Пакт о ненападении, заключенный в августе 1939 года, функционировал удовлетворительно. Несмотря на отдельные трения, Советский

Глава 27. Последствия введения нарезного оружия. Крымская война 1853–1856 годов. Война в Италии в 1859 году

Глава 27. Последствия введения нарезного оружия. Крымская война 1853–1856 годов. Война в Италии в 1859 году Принцип действия нарезного оружия, имеющего высокую точность попадания, был известен еще в XVII веке. Однако дульное заряжание, при котором пулю с силой вгоняют в ствол,

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: