Черниговско-полтавская наступательная операция 1943 года (26 августа — 30 сентября)

Освобождение Украины: Полтавско-Кременчугская фронтовая операция

Юбилейные даты — повод приложить ухо к дорожке, по которой топаем, чтобы услышать глубинное дыхание земли, тектонику истории.

70 лет назад завершилась Полтавско-Кременчугская фронтовая операция, осуществлённая силами Степного фронта. Операция являлась составной частью Черниговско-Полтавской стратегической наступательной операции, проходившей с 26 августа по 30 сентября 1943 года, в которой были задействованы силы трёх фронтов — Центрального под командованием генерала армии К.К. Рокоссовского, Воронежского под командованием генерала армии Н.Ф. Ватутина, Степного под командованием генерала армии И.С. Конева. Действия фронтов координировал представитель Ставки, заместитель Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза Г.К. Жуков.

Черниговско-Полтавская операция была начальным этапом Битвы за Днепр. В свою очередь и эта битва, как мы знаем, одна из величайших битв в военной истории человечества, являлась эпизодом в реализации задачи советских войск по освобождению Украины.

Иван Степанович Конев пишет в своих «Записках командующего фронтом» о лете 1943-го: «Выполнение благородной задачи освобождения Украины было возложено на войска пяти фронтов: Центрального, Воронежского, Степного, Юго-Западного и Южного».

Когда-то и мальчишки знали наименования и переименования фронтов в октябре 1943-го и фамилии командиров, вспомним: Центральный фронт был переименован в Белорусский (позже в 1-й Белорусский); Воронежский фронт — в 1-й Украинский; Степной фронт — во 2-й Украинский (с 20 октября 1943 г.); Юго-Западный фронт — в 3-й Украинский, командующий Р.Я. Малиновский; а Южный фронт, бывший Сталинградский, был переименован в 4-й Украинский, командующий Ф.И. Толбухин.

Задачей Черниговско-Полтавской операции был разгром главных сил противника, освобождение Левобережной Украины и Донбасса, выход к Днепру и его форсирование, захват плацдармов на правом берегу и создание условий для освобождения Правобережной Украины.

Фюрер Третьего рейха после грандиозного поражения в Курской битве (в немецкой терминологии «Цитадель») прилетал на Украину дважды. Эрих фон Манштейн, командующий группой армии «Юг», противостоящей фронтам Г.К. Жукова, в своих «Утерянных победах» пишет: «Гитлер, наконец, решился прибыть из своей ставки в Восточной Пруссии на юг для проведения короткого совещания. Совещание состоялось 27 августа в Виннице, в его бывшей ставке». Заметим, сказано с явным неуважением к своему главнокомандующему. Второй раз Гитлер прилетел 8 сентября в Запорожье, где находился штаб Манштейна. Советской разведке были известны некоторые подробности. Г.К. Жуков в «Воспоминаниях и размышлениях» пишет: «Из разведывательных данных Ставке было известно, что перед началом операции в штаб группы армий «Юг» приезжал Гитлер. Он предъявил категорические требования к войскам — драться за Днепр до последнего человека и любой ценой удержать его за собой. И.С. Конев, ссылаясь на архив Минобороны, приводит слова Гитлера, сказанные на одном из совещаний: «Скорее Днепр потечёт обратно, нежели русские преодолеют его, эту мощную водную преграду 700-900 м ширины, правый берег которой представляет цепь непрерывных дотов, природную неприступную крепость». Гитлер отчасти выдавал желаемое за действительное. Цепь не была сплошной. Возведение т.н. «Восточного вала» не было завершено.

6 сентября СВГК уточнила направления действий фронтов. И.С. Конев пишет: «Задача Степного фронта состояла в том, чтобы, наступая в быстром темпе в общем направлении на Полтаву и Кременчуг, не позволить врагу создать устойчивый фронт и разгромить полтавскую и кременчугскую группировки противника. К этому времени Ставка за счет своего резерва усилила войска Степного фронта. «»

В эти же дни Манштейн убеждал Гитлера усилить его группу «Юг». Улетая из Запорожья, пожимая Манштейну руку, Гитлер обещал усилить. Но не исполнил.

Степному фронту, чтобы выйти к Днепру, предстояло прорвать глубоко эшелонированную оборону немцев, взять штурмом сотни населённых пунктов, в том числе такие мощно укреплённые города, как Полтава и Кременчуг. Форсирование Днепра было намечено на фронте 130 км от Черкасс до Кременчуга.

Численность артиллерии Степного фронта превосходила численность немецкой артиллерии в четыре раза, в танках был паритет, численность личного состава Степного фронта превосходила численность немецких 8-й армии и 1-й танковой армии, противостоящих Коневу, в 2.1 раза, что при наступлении было недостаточно. Но мощь советского фронта в ходе операции постоянно наращивалась.

В приказе об отходе к Днепру Манштейн внушает подчинённым серьёзнейшую мысль, почерпнутую из логики Клаузевица, что «во всех решениях и приказах следует, прежде всего, исходить из того положения, что боеспособные войска могут справиться с любыми трудностями, войска же, потерявшие боеспособность или боевой дух, бессильны, особенно при отступлении». Он добился своего. Беспорядочного отступления, панического бегства не было. Манштейн вспоминал о своём приказе: «Где только возможно, армиям предлагалось принимать бой с атакующим противником, чтобы ослабить его наступательный порыв и выиграть время для отхода».

Степной фронт Конева продвигался на запад со скоростью 15-20 км в сутки.

По современной дороге расстояние от Харькова до Полтавы 145 км, от Полтавы до Кременчуга — 115, итого 160 километров.

Полтаву, мощно укреплённую, брали с севера и юга две армии Степного фронта — 5-я гвардейская под командованием генерала А.С. Жадова и 53-я армия под командованием генерала И.М. Манагарова. Конев вспоминал: «Одновременно с И.М. Манагаровым вышли к реке войска А.С. Жадова. Этим армиям с ходу не удалось взять Полтаву. Предстояли нелегкие бои. Необходимо было форсировать Ворсклу и преодолеть развитую систему обороны врага у самой реки на её правом берегу. Задержка армий у Полтавы нас не устраивала. » Командующий прибыл в армию Жадова.

Алексей Семёнович Жадов в книге «Четыре года войны» вспоминает: «Осматривая местность, Конев проговорил:- Да, местность в полосе наступления корпуса действительно никудышная. А ведь ваш участок форсирования реки совпадает с местом переправы армии Петра Первого перед битвой со шведами под Полтавой в 1709 году. Ну, если тогда русские прошли, то и мы пройдем. » Далее Жадов пишет: «22 сентября на рассвете после мощного артиллерийского огневого налета войска армии начали форсирование реки. »

На следующий день Москва салютовала войскам Степного фронта.

Нет, не хронику операции мы здесь воссоздаём. Но человеческие поступки, определяемые нравственной силой. Павел Алексеевич Ротмистров вспоминал в своей «Стальной гвардии» один из эпизодов, связанных с Коневым, который ярко его характеризует: «Иван Степанович подошел к раскрытому окну и с минуту задумчиво смотрел на развалины села, сгоревшие и иссеченные осколками снарядов фруктовые деревья. Я видел, как у него сжимались тяжёлые кулаки, в гневе багровело лицо. Круто повернувшись ко мне, он, как раз и навсегда твердо усвоенное, убежденно сказал: — Ныне одна из главнейших наших задач состоит в том, чтобы не позволить фашистской нечисти истреблять советских людей, грабить и уничтожать народное добро, разрушать города и села. А для этого надо громить и гнать гитлеровцев без передышки, не давать им времени на зверства и разбой. »

Вот как выглядела славная Полтава. И.С. Конев: «Рано утром (23 сентября), подъехав к северной окраине города, получая доклады об освобождении Полтавы, я испытывал чувство радостного волнения. Но оно было омрачено зверствами гитлеровцев. Поблизости находилась уцелевшая, но с обуглившимися углами и крыльцом школа, вокруг которой собралась большая толпа жителей. Со слезами на глазах они наперебой рассказывали мне обо всех тех ужасах, которые перенесли на рассвете. Гитлеровские изверги перед самым отходом согнали жителей вместе с детьми ближайших домов в помещение этой школы, и тут же факельщики подожгли ее. К счастью, в то время, когда пламя уже начало проникать в помещение, появились солдаты нашей 5-й гвардейской армии и спасли обреченных людей от верной гибели. Отходя от Полтавы, гитлеровцы взорвали почти все здания в центральной части города и железнодорожный мост. С тяжелым чувством ехал я через город. Всюду были следы варварских разрушений. »

Это была тактика выжженной земли. Без преувеличений. На Нюрнбергском процессе Манштейн будет приговорён к 18 годам заключения за «недостаточное внимание к защите жизни гражданского населения» и применение тактики выжженной земли. Из тюрьмы выйдет он быстро, по гуманным соображениям — «по состоянию здоровья». В его мемуарах «Утерянные победы» есть глава «Выжженная земля». Он ни о чём не жалеет. Впрочем, лишь о том, что вышестоящее начальство к нему не всегда прислушивалось.

Про тактику выжженной земли он пишет цинично, но помнить эту извечную европейскую гнусность нужно: «В зоне 20-30 км перед Днепром было разрушено, уничтожено или вывезено в тыл всё, что могло помочь противнику немедленно продолжать свое наступление на широком фронте по ту сторону реки. Одновременно, по специальному приказу экономического штаба Геринга, из района, который мы оставляли, были вывезены запасы, хозяйственное имущество и машины, которые могли использоваться для военного производства. »

Представляется занятным, но Манштейн всерьёз утверждает: «О «разграблении» этих областей, естественно, не могло быть и речи. В немецкой армии — в противовес остальным — грабеж не допускался».

Такое было устройство головы — грабёж не считать грабежом. Ну и далее у него в том же русле: «Так как Советы в отбитых ими у нас областях немедленно мобилизовывали всех годных к службе мужчин до 60 лет в армию и использовали все население без исключения, даже и в районе боев, на работах военного характера, Главное командование германской армии приказало переправить через Днепр и местное население». Это сотни тысяч.

Желанием Конева было «на плечах противника с ходу форсировать Днепр и овладеть плацдармами на правом берегу».

Желанием Манштейна было выиграть время, он вспоминает: «8 армия имела задачей переправиться через Днепр в районе кременчугского и черкасского укреплённых плацдармов. Армия должна была с боями, сосредоточив крупные силы танков на левом фланге, обеспечить себе возможность отойти на переправу у Черкасс. »

Генерал-лейтенант И.М. Манагаров докладывает генералу армии И.С. Коневу и Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову о боях за Полтаву

Конев: «Кременчугский предмостный плацдарм немцы укрепили по всем правилам военно-инженерной науки. На ближайших подступах к Кременчугу были отрыты противотанковые рвы, оборудованы эскарпы, установлены проволочные заграждения и минные поля. Для обороны плацдарма, обеспечения переправы были выделены отборные фашистские дивизии СС «Райх», «Великая Германия» и др.»

29 сентября Москва салютовала доблестным войскам, освободившим Кременчуг.

Каждая армия, каждый корпус, каждая дивизия, каждый полк и батальон знали свою задачу. Форсирование Днепра шло в разных местах с разным успехом. Где-то захватывались малые острова и бойцы оказывались под огнём на открытом месте, где-то захватывались малые плацдармы на правом берегу и они или расширялись в ожесточённых схватках, или бойцы погибали и плацдармы переставали существовать. Не хватало понтонов, лодок, плотов. «Несмотря на трудности форсирования, — пишет Конев, — которое происходило днем под воздействием вражеской авиации и артиллерии, войска продолжали переправляться на правый берег Днепра, используя различные подручные средства и просто вплавь, и с ходу вступали в бой. »

Все воспоминания о Битве за Днепр содержат фразу: «Воины проявили массовый героизм». Пишет и Конев: «Героизм при форсировании Днепра был массовым. Изобретательность, сметка и инициатива солдат, сержантов, офицеров были безграничны. » Это более чем содержательные слова. И дело явно было не только в том, что за форсирование Днепра присуждалось звания Героя Советского Союза.

Читайте также  Начало объединения русских земель

К 30 сентября поставленные задачи в целом были выполнены. Предстояло освобождение Правобережной Украины и Крыма.

Великая Отечественная давно стала достоянием истории. Её герои, кому как судилось, были воспеты в песнях и стихах, застыли в памятниках, стали землёй и травой. Живой пульс священной войны прочувствовать в наши дни — лекарство. Оно так необходимо в год 70-летия освобождения родной земли от нечисти, собранной со всей Европы.

11. Сумско-Прилукская наступательная операция (26 августа — 30 сентября 1943 года)

После завершения Битвы на Курской дуге стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Красной армии, которая, продолжая освобождать страну от немецко-фашистских захватчиков, до окончания войны проводила в основном наступательные операции. Одной из первых в этом освободительном движении Красной Армии на запад стала Черниговско-Полтавская стратегическая наступательная операция. Являвшаяся первым этапом Битвы за Днепр, она проводилась с 26 августа по 30 сентября 1943 года силами трёх фронтов – Воронежского, Степного и Центрального, каждый их которых в рамках этой общей стратегической операции проводил собственную фронтовую.

11.1. Черниговско-Полтавска стратегическа наступательная операция Красной армии (26.08 – 30.09.1943)

Соответственно, наступательная операция войск Воронежского фронта под командованием генерала армии Н. Ф. Ватутина, которым было определено Ставкой Верховного Главнокомандования наступать по направлению на города Сумы и Прилуки, получила название Сумско-Прилукской.

11.2. Сумско-Прилукскская наступательная операция войск Воронежского фронта (26.08 – 30.09.1943)

Подготовка войск к этому последнему наступлению лета 1943 года проходила в сложных условиях и в самые кратчайшие сроки после полуторамесячных непрерывных боёв на Курской дуге, в ходе которых была израсходована большая часть материальных средств. При этом наступающие части и соединения всех трех фронтов, включая и Воронежский, оторвались на большое расстояние от своих баз снабжения. А так как железнодорожная сеть, разбитая во время наступательных боев, только начинала восстанавливаться, подвоз осуществлялся в основном автотранспортом, которого катастрофически не хватало. И сильной стороной этой нелегкой ситуации был лишь высокий моральный дух воинов Красной Армии, почувствовавших вкус победы.

11.3. Переброска войск в район наступления (август 1943 года)

Перейдя в наступление 26 августа 1943 года и, продвигаясь с боями на запад, войска Воронежского фронта 2 сентября освободили от гитлеровских захватчиков украинский город Сумы, являвшийся административным центом одноименной области.

Мемориал Вечной славы (г. Сумы)

Это событие было отмечено в Москве победным салютом и присвоением почетного наименования «Сумские» трем соединениям 38-й армии, участвовавшим в освобождения города: 340-й стрелковой дивизии полковника Зубарева, начавшей воевать в составе Воронежского фронта на Сторожевском плацдарме, 167-й стрелковой дивизии генерал-майора Мельникова, которая держала оборону севернее Воронежа у села Большая Верейка, и, наконец, 232-й стрелковой дивизии генерал-майора Улитина, получившей боевое крещение в 1942 году в июльских боях за Воронеж, а затем участвовавшей в Воронежско-Касторненской наступательной операции в январе 1943 года.

Воины Красной армии в боях за Левобережную Украину (сентябрь 1943 года)

В ходе стремительного наступления войск Воронежского фронта, неумолимо двигающихся в киевском направлении, были освобождены еще несколько крупных украинских городов, в том числе и Пирятин — административный центр одноименного района Полтавской области, который с боями взяли части 52-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Ф.И. Перхоровича, получившего свое первое генеральское звание в ходе Воронежского сражения на посту командира легендарной 100-й стрелковой дивизии. И в ознаменование той победы две стрелковые дивизии из состава корпуса, принявшие боевое крещение в сражении под Воронежем летом 1942 года, 237-я полковника П.М. Мароль и 309-я генерал-майора Д.Ф. Дрёмина, были удостоены чести впредь именоваться Пирятинскими.

11.5. Мемориал Вечной славы (г. Пирятин)

Еще через 10 суток наступательных боев соединениями Воронежского фронта были освобождены города Ромны, Лохвица и Гадяч. После чего 19 сентября гитлеровские войска начали в спешном порядке отходить за Днепр под прикрытием сильных заслонов. И, преследуя отступающего врага, отдельные части Воронежского фронта 21 сентября вышли к Днепру.

11.6. На левобережье Днепра (1943 год)

В числе первых на берег Днепра в районе Казанцев — Городище вышли воины 3-й гвардейской танковой армии под командованием будущего Маршала бронетанковых войск, генерал-лейтенанта П.С. Рыбалко, который по-настоящему начал воевать на воронежской земле во время проведения Острогожско-Россошанской наступательной операции, а затем, пройдя боевой путь от Дона до Днепра, Указом Верховного Совета СССР от 17 ноября 1943 года за умелое руководство армией в битве на Курской дуге и в боях Киевской наступательной операции удостоился звания Героя Советского Союза.

11.7. Части 3-й гвардейской танковой армии под командованием генерал-лейтенанта П.С. Рыбалко (сентябрь 1943 года)

И в тот же день 21 сентября к Днепру западнее Переяслава вышел передовой отряд 40-й армии, которой с октября 1942 года командовал будущий Маршал Советского Союза К.С. Москаленко. За два дня до этого, 19 сентября, повышенный в воинском звании до генерал-полковника, он так же, как и Рыбалко, прошел во главе армии боевой путь от Дона до Днепра, за форсирование которого и взятие Киева Указом Верховного Совета СССР от 23 ноября 1943 года был удостоен звания Героя Советского Союза.

11.8. Генерал-полковник К.С. Москаленко (третий слева) в окопах переднего края обороны 40-й армии

22 сентября эти авангардные части Воронежского фронта на подручных средствах форсировали Днепр и захватили первые пятачки будущих 9 плацдармов, один за другим образовавшихся на правом берегу в 300-километровой полосе фронта. В их числе были знаменитые Лютежский и Букринский плацдармы, которым было суждено сыграть главную роль в предстоящей Киевской наступательной операции и кровопролитные сражения за удержание и расширение которых вошли отдельными страницами в историю Великой Отечественной войны.

Мемориал «Букринский плацдарм» (с. Балыко-Щучинка)

Захватившие плацдармы на правом берегу Днепра к северу и югу от Киева, части 27-й, 38-й и 40-й армии совместно с частями 3-й гвардейской танковой армий в конце сентября 1943 года дважды безуспешно пытались освободить город, нанося основной удар с Букринского плацдарма, а вспомогательный с Лютежского плацдарма.

Бои на подступах к Киеву (октябрь 1943 года)

И то были последние воинские операции Воронежского фронта, который за две недели до освобождения Киева, 20 октября 1943 года, на основании приказа Ставки Верховного Главнокомандования от 16 октября был переименован в Украинский с присвоением ему порядкового номера «Первый». Что явилось несомненным признанием ведущей роли в освобождении Украины Воронежского фронта, созданного 7 июля 1942 года в боях с гитлеровскими армиями, наступавшими на воронежском направлении.

Переименование Воронежского фронта в 1-й Украинский в конце Сумско-Прилуцкой наступательной операции (20 октября 1943 года)

Однако к концу лета 1943 года в Красной Армии возникла новая система наименования фронтов — не по направлению главного удара частей вермахта, а по направлению наступления советских войск, что явилось отражением все возрастающей уверенности советских полководцев в конечной победе. Тем не менее, в новейшую историю Великой Отечественной войны, он вошел как единое фронтовое объединение — под названием, которое с полным на то основанием можно указывать через связующее тире: Воронежский — 1-й Украинский фронт. Так мы его и будем именовать в дальнейшем…

Единое фронтовое объединение «Воронежский — 1-й Украинский фронт»

Черниговско-полтавская наступательная операция 1943 года (26 августа — 30 сентября)

Черниговско-Припятская наступательная операция

(26 августа – 30 сентября 1943 г.)

Поражение войск групп армий «Центр» и «Юг» под Курском создало благоприятные предпосылки для развертывания нового большого наступления Красной Армии. 12 августа 1943 г. Ставка ВГК поставила войскам Воронежского, Степного и Юго-Западного фронтов задачи по выходу к р. Днепр. Более конкретно план дальнейших действий Красной Армии был рассмотрен 25 августа на совещании в Кремле. Замысел состоял в том, чтобы в летне-осенней кампании нанести главный удар на юго-западном направлении с целью освобождения Донбасса и богатых районов Украины. Для достижения этой цели планировалось привлечь войска Центрального (генерал армии К.К. Рокоссовский), Воронежского (генерал армии Н.Ф. Ватутин), Степного (генерал армии И.С. Конев), Юго-Западного (генерал армии Р.Я. Малиновский) и Южного (генерал-полковник, с 21 сентября – генерал армии Ф.И. Толбухин) фронтов. На юге сухопутным войскам должна была содействовать Азовская военная флотилия. Одновременно войска Западного (генерал армии В.Д. Соколовский) и левого крыла Калининского (генерал армии А.И. Еременко) фронтов, а также Брянского фронта (генерал-полковник М.М. Попов) получили задачу наступать на смоленском и брянско-гомельском направлениях с целью лишить противника возможности перебрасывать силы на Украину. На юге предполагалось очистить от врага Таманский полуостров и овладеть плацдармами на Керченском полуострове.

Координация действий Воронежского и Степного фронтов была возложена на представителя Ставки ВГК маршала Г.К. Жукова, а Юго-Западного и Южного фронтов – на маршала A.M. Василевского.

К началу битвы за Днепр в составе Центрального, Воронежского, Степного, Юго-Западного и Южного фронтов насчитывалось 2 633 тыс. человек, свыше 51 200 орудий и минометов, более 2400 танков и САУ, 2850 боевых самолетов. Советским войскам противостояли 2-я армия группы армий «Центр» (командующий – генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге), 4-я и 1-я танковые, 8-я и 6-я армии группы армий «Юг» (командующий – генерал-фельдмаршал Э. фон Манштейн). Они имели 1 240 тыс. человек, 12 600 орудий и минометов, 2100 танков и штурмовых орудий и 2100 боевых самолетов[430]. Советские войска превосходили противника в 2,1 раза в живой силе, в 4 раза в орудиях и минометах, в 1,4 раза по самолетам и незначительно – в 1,1 раза – в танках и САУ.

Верховное Главнокомандование вермахта после провала операции «Цитадель» решило перейти к стратегической обороне на всем Восточном фронте в надежде остановить наступление советских войск и сохранить за собой важнейшие районы Левобережной Украины и Донбасс. С этой целью в глубоком тылу с весны 1943 г. велось строительство стратегического оборонительного рубежа «Ostwall» («Восточный вал») на линии р. Нарва, Псков, Витебск, Орша, рек Сож, Днепр, Молочная. Основой «Восточного вала» был мощный водный рубеж – р. Днепр и укрепления по реке.

К моменту выхода советских войск к Днепру противнику не удалось выполнить весь объем намеченных инженерных мероприятий. В середине сентября южная оконечность «Восточного вала» в полосе обороны групп армий «Юг» и «А» получила наименование позиция «Вотан»[431]. Передний край обороны проходил по ряду командных высот, прикрытых р. Молочная с обрывистым западным берегом. На севере, в районе Васильевки, позиции упирались в днепровские плавни. На юге они примыкали к озеру Молочное, вытянувшемуся почти на 30 км до Азовского моря. Рубеж включал две-три полосы обороны с развитой системой траншей, опорных пунктов, противотанковых и противопехотных заграждений. Северная оконечность «Восточного вала» в полосе обороны групп армий «Север» и «Центр» стала именоваться «Пантерой». Противник, используя лесисто-болотистую местность, создал на витебско-лепельском и оршанском направлениях укрепленный оборонительный рубеж глубиной 20–45 км, тянувшийся вдоль восточных берегов рек Нарва и Великая.

Читайте также  Социально-экономическое развитие восточнославянских земель в 6-9 вв.

Битва за Днепр включала четыре стратегические наступательные (Донбасская, Черниговско-Полтавская, Нижнеднепровская, Киевская), одну фронтовую наступательную (Гомельско-Речицкая) и одну фронтовую оборонительную (Киевская) операции.

В то время как войска Юго-Западного и Южного фронтов проводили Донбасскую операцию, армии Центрального, Воронежского и Степного фронтов 13 августа приступили к проведению Черниговско-Полтавской стратегической наступательной операции. Она включала Черниговско-Припятскую, Сумско-Прилукскую и Полтавско-Кременчугскую фронтовые наступательные операции.

Черниговско-Припятскую операцию проводил Центральный фронт, насчитывавший 579,6 тыс. человек[432]. Ему противостояли 2-я армия и часть сил 9-й армии группы армий «Центр», а также часть сил 4-й танковой армии группы армий «Юг».

Подготовка и планирование операции осуществлялись в ходе Орловской операции. Впервые задачи войскам Центрального фронта на ее проведение были поставлены директивой № 30162 Ставки ВГК от 10 августа, а 16 августа они были уточнены директивой № 30168[433].

Замысел операции состоял в том, чтобы нанести главный удар на новгород-северском направлении силами 65-й, 2-й танковой армий, а также частью сил 48-й и 60-й армий. Вспомогательный удар наносили остальные силы 60-й армии на конотопском направлении. Наступление планировалось начать утром 24 августа и на 15-й день операции выйти на рубеж Трубчевск, Шостка, Глухов, Рыльск. После этого войска 13-й и 48-й армий должны были перейти к обороне по Десне на участке (иск.) Трубчевск, Новгород-Северский, Чеплеевка, обеспечивая ударную группировку Центрального фронта от контрударов противника с запада и северо-запада. Ударной группировке предстояло развивать наступление в общем направлении на Глухов, Конотоп, Бахмач. Резерв фронта (70-ю армию) при успешном развитии операции и отсутствии угрозы контрударов противника со стороны Локоть, Комаричи намечалось ввести в сражение в стык между 65-й и 60-й армиями на участке Барановка, Сопыч с целью уплотнить боевые порядки 60-й армии, развить успех и на шестой день операции овладеть рубежом Степановка, Вольная Слобода, Суходол. В дальнейшем войска 70-й армии должны были развивать наступление на Глухов и выйти на рубеж Слоут, Глухов, Сварково. Если же угроза контрудара противника со стороны Локоть, Комаричи сохранялась и невозможно было ввести в сражение 70-ю армию на этом направлении, то предусматривалось продолжать наступление только 60-й армией, усиленной 9-м танковым корпусом для развития успеха в общем направлении на Познятовку, Глухов. На войска 2-й танковой армии, после выхода 65-й армии на рубеж Ново-Ямское, Княгинино, Морицкий, Сосница, возлагалась задача по форсированию р. Сев на участке Ново-Ямское (южнее), Севск и захвату переправ на р. Десна в районе Новгород-Северского.

Войска 2-й танковой армии к началу операции, по сравнению с 1 июля, были усилены 7-м гвардейским механизированным корпусом генерал-лейтенанта танковых войск И.П. Корчагина (см. таблицу № 24).

Таблица № 24

Боевой состав 2-й танковой армии на 1 сентября 1943 г.[434]

К началу операции войска Центрального фронта не успели отдохнуть после ожесточенных боев на Курской дуге и восполнить потери. Их необходимо было обеспечить продовольствием, боеприпасами, фуражом и горючим. С этой целью все базы и склады были приближены к войскам. В связи с тем что предстояло форсировать такие крупные реки, как Десна, Сож и Днепр, был создан необходимый резерв переправочных средств. Однако все мероприятия не удалось завершить к началу наступления, намеченному на 24 августа. Для полной подготовки войск потребовалось еще двое суток.

26 августа Центральный фронт после мощной артиллерийской и авиационной подготовки перешел в наступление. Противник, имея данные о возможном наступлении войск фронта, сразу же оказал ожесточенное сопротивление. Войска 65-й армии после упорных боев прорвали его оборону, форсировали р. Сева и захватили плацдарм, который к утру 27 августа был расширен по фронту до 20 км и в глубину до 10 км. В тот же день части 60-й и 193-й стрелковых дивизий при поддержке 103-й танковой и 68-й пушечной артиллерийской бригад освободили Севск.

Противник, стремясь остановить продвижение 65-й армии, перебросил в район Севска две пехотные и две танковые дивизии из 9-й армии и резерва. Это вынудило командующего армией генерала П.И. Батова принять решение о временном переходе к обороне и переброске всех резервов на помощь 18-му стрелковому корпусу. К угрожаемому участку подтягивались части 2-й танковой армии, которые должны были разгромить контратакующую группировку врага. Однако командующий Центральным фронтом вечером 28 августа изменил задачу 2-й танковой армии, перегруппировав ее в полосу 60-й армии.

Чем же было вызвано такое решение? В полосе 60-й армии события развивались стремительно. 27 августа командующий армией генерал И.Д. Черняховский для развития оперативного успеха ввел в сражение 9-й танковый корпус генерал-майора танковых войск Г.С. Рудченко. Он совместно с частями 17-го гвардейского стрелкового корпуса при поддержке огня артиллерии и ударов авиации начал быстрое продвижение вперед. В результате войска 60-й армии преодолели промежуточный рубеж обороны противника, продвинувшись к исходу дня более чем на 15 км.

Ввод в сражение новых сил вынудил противника ослабить сопротивление перед войсками 65-й армии. Они через Брянские и Хинельские леса устремились вперед, создавая вместе с соседями угрозу окружения вражеской группировки западнее р. Сев. 30 августа соединения 60-й армии с участием 23-й танковой бригады 9-го танкового корпуса освободили Глухов. На следующий день части 121-й стрелковой дивизии 60-й армии вступили в Рыльск. К исходу дня 1 сентября 9-й танковый корпус занял г. Кролевец, 2 сентября соединения 60-й армии вступили в Путивль, а на следующий день – в Белополье.

К этому времени было принято решение о выводе в резерв Ставки ВГК полевого управления 2-й танковой армии с 3-м и 16-м танковыми корпусами, 11-й гвардейской отдельной танковой бригадой, 51-м отдельным мотоциклетным батальоном, 14-м отдельным разведывательным батальоном, 86-м гвардейским минометным полком, с частями боевого обеспечения, учреждениями обслуживания и армейскими тылами. Войска армии по директиве № 40616 Генштаба от 2 сентября должны были с 4 по 7 сентября сосредоточиться в районе г. Льгов. Части и соединения предписывалось отправить со всем личным составом, вооружением, транспортом и имуществом. Все танки и САУ, кроме командирских танков, были переданы 7-му гвардейскому механизированному корпусу, остающемуся в распоряжении командующего 60-й армией. Перегруппировку войск требовалось совершать ночными маршами с соблюдением мер маскировки[435].

Войска 2-й танковой армии, как того требовала директива Генштаба, к исходу дня 7 сентября сосредоточились в районе Льгова[436]. На этом ее участие в Черниговско-Полтавской операции завершилось. Войска Центрального фронта, уже без 2-й танковой армии, продолжили наступление. Они форсировали Днепр и к концу сентября 1943 г. закрепились на захваченных плацдармах на реках Днепр, Припять, Сож.

В резерве Ставки ВГК 2-я танковая армия находилась продолжительное время, которое было использовано для пополнения войск и обучения личного состава. 19 декабря 1943 г. в штаб армии поступила директива № 43118 Генштаба о переброске армии к 15 января 1944 г. из района Льгова в район Чернобыль, Горностайполь. Штаб армии должен был расположиться в Губине. Переброску предписывалось провести: из района Льгова до станций Нежин, Кобыжча – по железной дороге; из района Нежин, Кобыжча – своим ходом (на автомашинах) по маршруту Козелец, Остер, Горностайполь, Чернобыль. Армия по-прежнему оставалась в резерве Ставки ВГК[437]. 30 декабря 1943 г. директивой Генштаба был изменен пункт выгрузки 2-й танковой армии – вместо станций Нежин, Кобыжча разгрузку следовало произвести в районе станции Дарница. После этого армии предстояло сосредоточиться в районе Ирпень, Белгородка, Святошино. На станции Святошино предписывалось осуществить выгрузку танков и тяжелых грузов. На командующего 1-м Украинским фронтом возлагалось обеспечение размещения армии в указанном районе[438].

9 января 1944 г. Нарком обороны приказал сосредоточить 2-ю танковую армию из района Святошино к 15 января в лесах восточнее Житомира[439]. Не успела она прибыть в указанный район, как директивой № 291245 Генштаба от 15 января ей было приказано в полном составе своим ходом к 20 января выйти в район Фастова, где войти в подчинение командующего 1-м Украинским фронтом[440]. Армии предстояло принять участие в Корсунь-Шевченковской наступательной операции.

ЧЕРНИГОВСКО-ПОЛТАВСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ

Стратегическая наступательная операция соединений Центрального, Степного и Воронежского фронтов, проводившаяся 26 августа – 30 сентября 1943 года с целью нанесения поражения группам армий «Юг» и «Центр» на левобережной Украине и захвата плацдармов на западном берегу Днепра, составная часть битвы за Днепр.

Обстановка на начало операции и подготовка к ней

Ещё во время Курской битвы Ставка определила дальнейшие направления наступления. Пять фронтов, нанеся поражение группе армий «Юг», должны были вести наступление на Левобережной Украине и Донбассе, выйти к Днепру и, переправившись через него, захватить плацдармы для дальнейшего продвижения. С этими целями были спланированы две масштабные операции – Донбасская (с участием соединений Южного и Юго-Западного фронтов) и Черниговско-Полтавская (с участием соединений Центрального, Степного и Воронежского фронтов).

Задействованным соединениям предстояло нанести мощные удары по группировке вермахта на Левобережной Украине. Результатом должно было стать расчленение его обороны и недопущение закрепления вражеских войск на Десне и Днепре. Центральный фронт (командующий – генерал армии К. К. Рокоссовский) включал в себя 13-ю, 48-ю, 60-ю, 61-ю, 65-ю, 70-ю, 2-ю танковую и 16-ю воздушную армию, а также 9-й танковый корпус. На эти войска ложились обязанности по нанесению главного удара по линии Новгород-Северский – Конотоп – Нежин – Киев. В распоряжении командования находилось около 580 тысяч человек.
Воронежский фронт (командующий – генерал армии Н. Ф. Ватутин) насчитывал более 665 тысяч бойцов и командиров. В его составе действовали: 27-я. 38-я, 40-я, 47-я, 52-я армии, 4-я, 5-я, 6-я гвардейские армии, 3-я гвардейская танковая армия, 1-я танковая и 2-я воздушная армии, 4-й гвардейский танковый и 1-й гвардейский кавалерийский корпуса. В состав Степного фронта входили 37-я, 46-я, 53-я и 69-я армии, 5-я и 7-я гвардейские армии, 5-я воздушная армия – общая численность личного состава составляла более 336 тысяч человек.

В общей сложности в распоряжении трёх фронтов имелось более 1,5 миллионов человек, более 30 тысяч единиц артиллерии, около 1,2 тысяч танков и самоходок, почти 1,5 тысячи самолётов. Общее руководство действиями осуществлял Г. К. Жуков.

Против трёх фронтов действовали группа армий «Юг» (командующий – генерал-фельдмаршал Э. фон Манштейн) и часть группы армий «Центр» (командующий – генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге), включающие в себя 3 полевые, 2 танковые армии, 2 воздушных флота. Немецкие войска насчитывали около 700 тысяч солдат и офицеров, более 7 тысяч единиц артиллерии, около 1,2 тысяч танков и самоходок, более 900 самолётов. Таким образом, советскому командованию удалось создать численное и техническое превосходство, но противник обустроил сильные оборонительные рубежи.

Ход боевых действий

26 августа 1943 года началось наступление соединений 65-й армии Центрального фронта в направлении Новгорода-Северского. Враг оказывал ожесточённое сопротивление, только за первые сутки боёв совершил 12 контрударов. 27 августа 1943 года 2-я танковая армия освободила город Севск, но дальнейшее её продвижение застопорилось. За пять дней боёв советские войска на данном участке смогли продвинуться лишь на глубину до 25 километров. За тот же период 60-я армия, наносившая вспомогательный удар, продвинулась на расстояние до 60 километров, освободив города Глухов и Рыльск. Рокоссовский срочно перегруппировал войска, введя в образовавшийся прорыв дополнительные силы. После этого войска под его командованием проходили ежедневно по 30-50 километров. 3 сентября 1943 года части Рокоссовского переправились через реку Сейм и освободили Конотоп. Манштейн пытался организовать отпор, перебросив на участок прорыва резервные части, но к успеху это не привело.

Читайте также  Внешняя и внутренняя политика павла i (1796 - 1801)

Параллельно вели наступательные действия Воронежский и Степной фронт. Первый за несколько дней прошёл с боями несколько десятков километров, а 2 сентября 1943 года освободил город Сумы. Второму удалось 4 сентября 1943 года штурмом взять город Мерефа.
С 6 сентября 1943 года были утверждены новые направления боевых действий для всех трёх фронтов: для Центрального — Гомель, Степного – Полтава, для Воронежского – Киев. 7 сентября 1943 года Центральный фронт переправился через Десну и за последующие 8 дней с боями прошёл более 200 километров, освободив Нежин и Новгород-Северский. 21 сентября 1943 года был освобождён Чернигов, одновременно с этим передовые части 13-й армии вышли к Днепру к северу от Киева. Им удалось захватить плацдарм на противоположном берегу.

Воронежский фронт вышел к Днепру в ночь с 21 на 22 сентября 1943 года. Форсировав Днепр, он сумел занять плацдарм у села Великий Букрин (Букринский плацдарм). Степной фронт отстал от общего темпа наступления. 23 сентября 1943 года он освободил Полтаву, после чего стремительно начал наступать в направлении Днепра, выйдя к нему 25 сентября 1943 года. Той же ночью они захватили свой первый плацдарм – к северо-западу от города Верхнеднепровска Днепропетровской области. В течение 28-30 сентября 1943 года был полностью ликвидирован Кременчугский плацдарм, что позволило завершить дело освобождения Левобережной Украины. К концу сентября 1943 года был захвачен 21 плацдарм, которые советские войска удерживали и расширяли на протяжении всего последующего месяца.

Результаты операции

Немецкое командование оказалось не готовым к одновременному наступлению сразу трёх советских фронтов и недооценило их мощь. Чуть больше, чем за месяц советские войска освободили всю Левобережную Украину, пройдя с боями 250-300 километров в глубину и более 700 километров по фронту. Однако вермахт сумел эвакуировать значительную часть через Днепр, что позволило укрепить «Восточный вал». Красная Армия потеряла в тех более 427 тысяч человек, большое количество боевой техники, немецкие войска потеряли более 320 тысяч человек.

26.08.43 – начало Черниговско-Полтавской операции

С 26 августа по 30 сентября 1943 года силами Центрального, Воронежского и Степного фронтов проводилась Черниговско-Полтавская стратегическая наступательная операция советских войск. Она являлась первым этапом Битвы за Днепр и состояла из трех фронтовых операций: Черниговско-Припятской на Центральном фронте, Сумско-Прилукской на Воронежском фронте и Полтавско-Кременчугской на Степном фронте. Единого плана операции не существовало, и все операции были объединены только одним замыслом: нанесения нескольких мощных ударов одновременно силами сразу трёх фронтов с целью рассечения немецкой обороны и недопущения закрепления противника по рубежам рек Десна и Днепр.

Ход боевых действии в Битве за Днепр.

Обе противоборствующие стороны не имели достаточно времени для подготовки и наступления и обороны. Немцы не успевали закончить сеть оборонительных укреплений вдоль Днепра, называемых «Восточный вал». Передовые части Красной Армии после полуторамесячных непрерывных боёв на Курской дуге были обескровлены, и главное оторвались на большое расстояние от своих баз снабжения, израсходовав большую часть материальных средств. Железнодорожная сеть только ещё восстанавливалась, подвоз осуществлялся в основном автотранспортом, которого не хватало. В тоже время, задержка с преодолением рубежа Днепра, позволила бы противнику укрепить оборону, что в дальнейшем потребовало бы значительных сил и времени для ее взлома.

К началу наступления Красная армия располагала: 1-й танковой, 2-й танковой, 3-й гвардейской танковой, 4-й гвардейской, 5-й гвардейской, 6-й гвардейской, 7-й гвардейской, 13-й, 27-й, 37-й, 38-й, 40-й, 46-й, 47-й, 48-й, 52-й, 53-й 60-й, 61-й, 65-й, 69-й, 70-й армиями, 4-м танковым корпусом, 9-м танковым корпусом, 2-й, 5-й и 16-й воздушными армиями, 1-м гвардейским кавалерийским корпусом. Общая численность войск составляла 1 580 тысяч человек, на вооружении которых находилось 30 300 орудий и миномётов, 1200 танков и САУ, 690 реактивных установок, 1450 самолётов.

Советским фронтам противостояла Группа армий «Центр» и «Юг», в которые входили: 2-я, 6-я и 8-я полевые армии, 1-я и 4-я танковая армия, часть сил 2-го и 4-й воздушный флот. В их составе насчитывалось 38 дивизий, из них 8 танковых и 2 моторизованных. Общая численность войск составляла 700 тысяч человек, 7200 орудий и минометов, 1200 танков и штурмовых орудий, свыше 900 самолётов.

В ходе сражения обе стороны непрерывно наращивали свои силы. Так, советская сторона ввела в бой механизированный корпус, 2 кавалерийских корпуса, 14 дивизий и 5 бригад, немецкая сторона — 27 дивизий, в том числе 5 танковых и 1 моторизованную.

Советские танки в наступлении.

26 августа войска Центрального фронта перешли в наступление (известное как Черниговско-Припятская операция), нанося главный удар силами 65-й армии на новгород-северском направлении, имея дальнейшей задачей прорыв на Конотоп, Нежин, Киев. Противник оказал упорное сопротивление, в первый день наступления предприняв 12 контрударов. Продвижение советских войск было медленным. 27 августа в бой была введена 2-я танковая армия, которая смогла освободить город Севск, но была остановлена на следующем рубеже обороны. К 31 августа продвижение составило 20 -25 километров, попытки развить здесь успех не дали результата. Зато на направлении вспомогательного удара Центрального фронта войска 60-й армии быстро прорвали оборону врага и к исходу 31 августа продвинулись на глубину до 60 километров, расширив прорыв до 100 километров по фронту. Фронт немецких войск оказался рассечённым, армия вышла на оперативный простор, 30 августа она освободила город Глухов, 31 августа — город Рыльск. В полосу прорыва направили 13-ю армию, 2-ю танковую армию, 9-й танковый корпус, 4-й артиллерийский корпус и основные силы авиации. После вступления этих сил в бой в месте прорыва произошёл полный развал вражеского фронта 2-й полевой армии. Армии Рокоссовского наступали неслыханными темпами — по 30-50 километров в сутки. 3 сентября они с ходу форсировали реку Сейм и овладели Конотопом.

Немецкие войска в обороне.

Немецкие САУ «Хуммель» на открытой огневой позиции.

Командование Вермахта ввело в сражение против Центрального фронта дополнительно две танковые и три пехотные дивизии, отдельные части и крупные силы авиации. Однако разновременный и неподготовленный ввод этих сил в бой не дал ожидаемого эффекта — советские войска громили их по частям, применяя глубокие обходы и фланговые удары. Воронежский фронт, проводивший Сумско-Прилукскую операцию, действовал не столь эффективно, к 31 августа продвинулся на 30 километров и 2 сентября занял город Сумы. Однако левый фланг противостоящих ему немецких войск оказался глубоко охвачен силами Центрального фронта и, опасаясь выхода советских войск в свой тыл, немецкое командование начало спешный отвод своих войск. Темпы наступления войск Степного фронта оказались ещё медленнее, только 4 сентября после ожесточенных боев они овладели городом Мерефа — важным узлом дорог на пути к Днепру.

Советское командование прилагало все усилия, чтобы упредить немецкие войска в выходе на Днепр. Ставка приказала всем командующим фронтами формировать в каждой армии подвижные отряды, собирать для них все имеющиеся танки и автотранспорт и стремительно выходить к Днепру, обходя укреплённые районы и населённые пункты. Немецкое командование пришло к выводу о невозможности удержать натиск советских войск на подступах к Днепру и 15 сентября приказало своим войскам срочно выходить из боя, под прикрытием сильных арьергардов стремительно двигаться к Днепру и занимать укрепления «Восточного вала» для недопущения форсирования Днепра советскими войсками. Там же спешно занимали оборону ещё 12 дивизий, переброшенных из резерва, из Европы и из группы армий «Центр». Последующие события в исторической литературе часто именуются как «бег к Днепру».

«Бег к Днепру».

Форсирование Днепра.

21 сентября на Днепр вышли передовые части левого крыла Центрального фронта (13-я армия) севернее Киева, в районе устья Припяти. Поскольку к этому времени на западном берегу Днепра находились разрозненные остатки немецких частей, командующий фронтом отдал приказ на форсирование реки с ходу, без табельных переправочных средств и средств усиления, с малым количеством боеприпасов. На подтягивание всего этого и на подход основных сил требовалось время, за которое противник мог успеть организовать сильную оборону. Поэтому единственно правильным в таких условиях оставалось решение форсировать Днепр с ходу. Несколько позднее, 25 сентября аналогичный приказ издала и Ставка Верховного Главнокомандования, потребовав с выходом армий к Днепру «немедленно форсировать его на широком фронте с целью рассредоточить внимание и силы противника». 22 сентября войска Центрального фронта захватили первый днепровский плацдарм в 25 километров по фронту и от 2 до 10 километров в глубину, а на следующий день они преодолели междуречье Днепра и Припяти и захватили плацдарм на Припяти южнее Чернобыля.

22 сентября войска подвижной группы Воронежского фронта вышли к Днепру в районах Ржищева и Великого Букрина и с ходу с помощью партизан в ту же ночь форсировали Днепр в Букринской излучине. В тот же день достиг Днепра в районе Переяслав-Хмельницкого передовой отряд 40-й армии. В районе Великого Букрина завязались исключительно упорные и крайне жестокие бои на Букринском плацдарме. В конце сентября 38-я армия заняла Лютежский плацдарм севернее Киева.

Войска Степного фронта к 20 сентября вели бои ещё в 70 -120 километрах восточнее Днепра. Только 23 сентября была штурмом взята Полтава. После этого в полосе фронта также начался «бег к Днепру» на кременчугском и днепродзержинском направлениях. 25 сентября первые части фронта вышли на берег Днепра и той же ночью захватили первый плацдарм северо-западнее Верхнеднепровска. С 28 по 30 сентября силами 5-й гвардейской и 53-й армий был ликвидирован заранее укреплённый Кременчугский плацдарм противника.

С повсеместным выходом советских войск на восточный берег Днепра и с форсированием его с ходу всеми тремя фронтами Черниговско-Полтавская операция считается завершённой 30 сентября. Всего к 30 сентября советскими войсками был захвачен 21 плацдарм: 7 на Центральном фронте, 9 на Воронежском фронте и 5 на Степном фронте. Начались жестокие сражения на захваченных плацдармах, продолжавшиеся весь октябрь.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: