Экономическое развитие национальных районов российской империи

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ РАЙОНОВРОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Развитие капитализма в послереформенной России характеризовалось двумя тесно связанными между собой процессами: дальнейшим ростом уже сложившихся капиталистических отношений и распространением их па новые территории.

Королевство Польское принадлежало к экономически наиболее развитым частям Российской империи. Относительно быстрому росту капитализма способствовала здесь аграрная реформа, проведенная в период восстания 1863 — 1864 гг.

Реформа, сохранив крупное помещичье землевладение, оставила вместе с тем крестьянам почти всю находившуюся в их пользовании землю, причем, крестьяне платили за нее в целом меньше, чем в России. Существенным моментом являлось также отсутствие общины в польской деревне. Поэтому расслоение крестьянства шло интенсивно. В капитализирующихся хозяйствах широко применялся дешевый наемный труд.

Сельское хозяйство было связано с рынком и обрабатывающей промышленностью. В послереформенный период значительно выросло производство картофеля и свеклы для винокурения и сахарных заводов, а также зерна и продуктов животноводства. В конце 70 — начале 80-х годов Польша занимала одно из первых мест в империи по производству и потреблению сельскохозяйственных машин и орудий.

В промышленном производстве Полыни конца XIX в. еще преобладала текстильная и пищевая промышленность. С 1878 г. по 1884 г. производство пряжи и тканей увеличилось по стоимости почти вдвое. Большая часть продукции вывозилась внутрь России и на восточные рынки. Технически хорошо оборудованные Лодзинские фабрики успешно соперничали с хлопчатобумажной промышленностью центра России.

В 80-х годах под давлением московских промышлешшков русское правительство приняло ряд мер, направленных против конкуренции Лодзи.

Бакпнские нефтяные промыслы.

Фотография. Конец XIX в.

зинская промышленность сохранила свои традиционные связи с русским рынком.

Значительным промышленным центром стал также Варшавский район, где находились крупные металлообрабатывающие и машиностроительные заводы, множество средних и мелких предприятий легкой промышленности и почти все сахарные заводы Польши.

Особенно быстро развивалась горная и металлургическая индустрия — в Сосновиках и Домбровском каменно-угольном бассейне. Как и заводы юга России, крупные железоделательные предприятия Польши находились в руках иностранцев (металлургические заводы «Гута Байкова» в Домброве принадлежали французам, «Екатерина» и «Александр I» в Сосновиках — немцам). Некоторые позиции в горной промышленности приобрел и польский капитал.

Одним из главных центров землевладельческого капитализма стала Прибалтика. Для аграрного строя Эстонии и Латвии были характерны огромные земельные имения немецких (остзейских) баронов, массовое обезземеливание крестьян, быстрый рост хозяйств кулаков — «серых баронов». Последние скупали землю у крестьян, а также у помещиков, которые распродавали часть своих имений в целях мобилизации средств для вложения в предпринимательские хозяйства с животноводческим направлением.

Промышленность Прибалтики развивалась как составная часть общероссийской капиталистической системы в непосредственной связи с ростом Петербургского промышленного района.

Наиболее быстро росла капиталистическая промышленность в Латвии, особенно после упразднения в 1877 г. цехового устройства.

В Риге и некоторых других городах строились металлообрабатывающие, вагоностроительные, химические предприятия (со значительным участием иностранного, главным образом, германского капитала), росла текстильная промышленность. Крупные прибалтийские города, связанные с внутренними районами развитой железнодорожной сетью, являлись одновременно портами, имевшими большое значение во внешней торговле России.

Для экономики Украины характерно было сочетание процесса интенсивного и экстенсивного развития капитализма. Юг Украины — новый район земледельческого и промышленного капитализма быстро развивался за счет огромного прилива населения из украинских и, особенно, из великорусских губерний. В Приднепровье громадные плантации свеклы и сахарные заводы принадлежали крупным помещикам, а также украинской и еврейской буржуазии.

Некоторые сходные с Украиной черты имело социально- экономическое развитие Литвы и Белоруссии (в особенности ее западных губерний, где преобладала капиталистическая система земледелия).

Молдавия вместе со степной Украиной и Предкавказьем входила в район предпринимательского зернового хозяйстйа. Она являлась также одним из основных центров виноградарства и виноделия в России.

Для восточных окраин Российской империи определяющим моментом было переплетение развивающегося капитализма с сохранившими громадную силу феодальными и патриархальными отношениями. Прогрессивный процесс втягивания этих рай-

онов и облает ей в общероссийское, а тем самым и мировое товарно-капиталистическое хозяйство, принимал особенно мучительные формы.

Закавказье все больше превращалось в рынок сбыта и сырьевую базу для российской промышленности. Этому способствовало сооружение в 70 —80-х годах Закавказской железной дороги, соединенной в начале XX в. с железнодорожной сетью России.

Долины Армении, а затем и Азербайджана, стали покрываться хлопковыми плантациями. В Абхазии быстро развивалось табаководство, в Кахетии увеличилось производство вина. Под влиянием конкуренции привозимых из России дешевых фабричных изделий пришли в упадок местные кустарные промыслы. Даже в горных районах капитализм преодолевал вековую замкнутость, повсюду создавая рынок для своих товаров.

-Русских и иностранных промышленников привлекали богатейшие месторождения нефти в Баку и на Северном Кавказе (Грозный), залежи медной руды в Армении, марганца — в Грузии.

Проведенные в 1864 — 1871 гг. в Закавказье аграрные ;gt;е- формы сохранили пережитки феодализма в еще большей степени, чем во внутренних губерниях России. Главной фигурой в деревне остался крупный землевладелец (хан, бек, тавад), значительная часть крестьян находилась на положении «временно-обязанных», т.е. по-прежнему выполняла феодальные повинности.

Средняя Азия и Кавказ были для российских властей важным стратегическим плацдармом источников доходов казны; для капиталистов — новым рынком сбыта и хлопковой базой текстильной промышленности. За последние пятнадцать лет XIX в. площадь хлопковых плантаций, главным образом в Узбекистане, увеличилась едва ли не в десять раз, а вывоз хлопка в центр России достиг к 1900 г. почти 5 млн. пудов. Скупкой хлопка занимались русские текстильные фирмы и банки.

Включение Средней Азии в общероссийскую капиталистическую систему, в частности, строительство железных дорог, способствовало разрушению старых натуральных форм хозяйства, вызреванию капиталистических отношений, росту городов. На смену еще господствующим родоплеменным связям шли новые, национальные, связи.

, /

Экономическое сближение национальных окраин с великорусским центром имело важные последствия. Главные из них — растущие связи между народами России, взаимное обогащение культур.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ РАЙОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Развитие капитализма в послереформенной России характеризовалось двумя тесно связанными между собой процессами: дальнейшим ростом уже сложившихся капиталистических отношений и распространением их на новые территории.

Королевство Польское принадлежало к экономически наиболее развитым частям Российской империи. Относительно быстрому росту капитализма способствовала здесь аграрная реформа, проведенная в период восстания 1863 — 1864 гг.

Реформа, сохранив крупное помещичье землевладение, оставила вместе с тем крестьянам почти вс.ю находившуюся в их пользовании землю, причем, крестьяне платили за нее в целом меньше, чем в России. Существенным моментом являлось также отсутствие общины в польской деревне. Поэтому расслоение крестьянства шло интенсивно. B капитализирующихся хозяйствах широко применялся дешевый наемный труд.

Сельское хозяйство было связано с рынком и обрабатывающей промышленностью. B послереформенный период значительно выросло производство картофеля и свеклы для винокурения и сахарных заводов, а также зерна и продуктов животноводства. B конце 70 — начале 80-х годов Польша занимала одно из первых мест в империи по производству и потреблению сельскохозяйственных машин и орудий.

B промышленном производстве Полыни конца XIX в. еще преобладала текстильная и пищевая промышленность. C 1878 г. по 1884 г. производство пряжи и тканей увеличи- лось по стоимости почти вдвое. Большая часть продукции вывозилась внутрь Poccmt и на восточные рынки. Технически хорошо оборудованные Лодзинские фабрики успешно соперничали с хлопчатобумажной промышленностью центра России.

B 80-х годах под давлением московских промышлешшков русское правительство приняло ряд.мер, направленных против конкуренции Лодзи. Позже эти меры были отменены, и лод-

Бакпнские нефтяные промыслы.

Фотография. Конец XDC в.

зинская промышленность сохранила свои традиционные связи с русским рынком.

Значительным промышленным центром стал также Варшавский район, где находились крупные металлообрабатывающие и машиностроительные заводы, множество средних и мелких предприятий легкой промышленности и почти все сахарные заводы Польши.

Особенно быстро развивалась горная и металлургическая индустрия — в Сосновшіах и Домбровском каменно-угольном бассейне. Как и заводы юга России, крупные железоделательные предприятия Польши находились в руках иностранцев (металлургические заводы «Гута Банкова» в Домброве принадлежали французам, «Екатерина» н «Александр I» в Сосно- вицах — немцам). Некоторые позиции в горной промышленности приобрел и польский капитал.

Одним из главных центров землевладельческого капитализма стала Прибалтика. Для аграрного строя Эстонии и Латвии были характерны огромные земельные имения немецких (остзейских) баронов, массовое обезземеливание крестьян, быстрый рост хозяйств кулаков — «серых баронов». Последние скупали землю у крестьян, а также у помещиков, которые pac- проДавали часть своих имений в целях мобилизации средств для вложения в предпринимательские хозяйства с животноводческим направлением.

Читайте также  Письмо белинского гоголю

Промышленность Прибалтики развивалась как составная часть общероссийской капиталистической системы в непосредственной связи с ростом Петербургского промышленного района.

НаИболее быстро росла капиталистическая промышленность в Латвии, особенно после упразднения в 1877 г. цехового устройства.

B Риге и некоторых других городах строились металлообрабатывающие, вагоностроительные, химические предприятия (со значительным участием иностранного, главным образом, германского капитала), рослатекстильная промышленность. Крупные прибалтийские города, связанные с внутренними районами развитой железнодорожной сетыо, являлись одновременно портами, имевшими большое значение во внешней торговле России.

Для экономики Украины характерно было сочетание процесса интенсивного и экстенсивного развития капитализма. Юг Украины — новый район земледельческого и промышленного капитализма быстро развивался за счет огромного прилива населения из украинских и, особенно, из великорусских губерний. B Приднепровье громадные плантации свеклы и сахарные заводы принадлежали крупным помещикам, а также украинской и еврейской буржуазии.

Некоторые сходные с Украиной черты имело социально- экономическое развитие Литвы и Белоруссии (в особенности ее западных губерний, где преобладала капиталистическая система земледелия).

Молдавия вместе со степной Украиной и ПредкавказьеМ входила в район предпринимательского зернового хозяйстйа. Она являлась также одним из основных центров виноградарства и виноделия в России.

Для восточных окраин Российской империи определяющим моментом было переплетение развивающегося капитализма с сохранившими громадную силу феодаЛьными и патриархальными отношениями. Прогрессивный процесс втягивания этих рай-

онов и областей в общероссийское, а тем самым и мировое то- варно-кагщталистическое хозяйство, принимал особенно мучительные формы.

Закавказье все больше превращалось в рынок сбыта и сырьевую базу для российской промышленности. Этому способствовало сооружение в 70 -80-х годах Закавказской железной дороги, соединенной в начале XX в. с железнодорожной сетью России.

Долины Армении, а затем и Азербайджана, стали покрываться хлопковыми плантациями. B Абхазии быстро развивалось табаководство, в Кахетии увеличилось производство вина. Под влиянием конкуренции привозимых из России дешевых фабричных изделий пришли в упадок местные кустарные промыслы. Даже в горных районах капитализм преодолевал вековую замкнутость, повсюду создавая рынок для своих товаров.

-Русских и иностранных промышленников привлекали богатейшие месторождения нефти в Баку и на Северном Кавказе (Грозный), залежи медной руды в Армении, марганца — в Грузии. Ho возникшие в послереформенный период индустриальные центры почти не были связаны с местным рынком, представляя собой промышленные оазисы в краю, где преобладало отсталое сельское хозяйство.

Проведенные в 1864 — 1871 гг. в Закавказье аграрные ;>e- формы сохранили пережитки феодализма в еще большей степени, чем BO BItyTpeHHHX губерниях России. Главной фигурой в деревне остался крупный землевладелец (хан, бек, тавад), значительная часть крестьян находилась на положении «времен- но-обязанных», т.е. по-прежнему выполняла феодальные повинности.

Средняя Азия и Кавказ были для российских властей важным стратегическим плацдармом источников доходов казны; для капиталистов — новым рынком сбыта и хлопковой базой текстильной промышленности. За последние пятнадцать лет XIX в. площадь хлопковых плаіггаций, главным образом в Узбекистане, увеличилась едва ли не в десять раз, а вывоз хлопка в центр России досгиг к 1900 г. почти 5 млн. пудов. Скупкой хлопка заішмались русские текстильные фирмы и банки.

Включение Средней Азии в общероссийскую капиталистическую систему, в частности, строительство железных дорог, способствовало разрушению старых натуральных форм хозяйства, вызреванию капиталистических отношений, росту городов. Ha смену еще господствующим родоплеменным связям шли новые, национальные, связи.

Экономическое сближение национальных окраин с великорусским центром имело важные последствия. Главные из них — растущие связи между народами России, взаимное обогащение культур.

От Александра II до Путина: экономика России за 150 лет

Как менялась экономика России за последние полтора века? Ответить на этот вопрос трудно из-за пробелов в статистике, однако экономисты все равно периодически пытаются восстановить картину за тот или иной период. Slon уже писал о российской экономике в 100-летней перспективе и об экономике сталинских лет. Еще дальше в прошлое заглянул Сергей Смирнов из Центра развития ВШЭ, который восстановил картину роста промышленности России с 1861 года до наших дней (препринт экономиста можно найти здесь). Промышленность была избрана индикатором положения дел в стране, потому что, как правило, этот сектор очень чутко реагирует на смену экономических циклов, в отличие, к примеру, от сферы услуг. Slon выбрал самые интересные фрагменты из исследования Смирнова.

Российская промышленность от Александра II до Путина

Как известно, советской статистике верить можно еще меньше, чем лжи и наглой лжи. Поэтому наряду с официальными цифрами экономист берет усредненную консенсусную величину для альтернативных оценок экспертов и сводит их в непрерывный ряд, охватывающий полтора века. В числе источников — обнаруженная автором рукопись работы статистика Василия Варзара, подготовленная им в 1928 году и ранее считавшаяся утраченной.

Результаты калькуляций Сергея Смирнова можно видеть на графиках ниже. Первый показывает темпы роста производства, второй позволяет увидеть, как росла российская промышленность за весь период в логарифмическом масштабе.

Темпы прироста промышленного производства: Российская империя / СССР / Россия, 1861 –2012 годы

Источник: Смирнов С.В. Динамика промышленного производства и экономический цикл в СССР и России, 1861-2012 (препринт)

Индекс промышленного производства (1960 = 100), логарифмический масштаб: Российская империя / СССР / Россия, 1861–2012 годы

Источник: Смирнов С.В. Динамика промышленного производства и экономический цикл в СССР и России, 1861-2012 (препринт)

Кризис как путешествие во времени

Экономический кризис можно рассматривать как «откат» назад, к предыдущим объемам производства. Наглядно это видно на логарифмическом графике, а в таблице ниже показано, скольких лет развития стоили России наиболее значительные спады промышленности. С большим отрывом лидирует перестройка и распад СССР (спад начался, еще когда Союз был цел, в 1989 году). «Поистине, за коммунистический эксперимент Россия заплатила дважды: один раз — когда он начинался, второй раз — когда он пришел к своему закономерному финалу», — пишет Смирнов.

Оправиться от трансформационного кризиса России не удалось до сих пор — по уровню производства страна сейчас находится то ли в 1974-м (консенсус), то ли в 1984 году (официальные данные). На то, чтобы вернуться к союзным максимумам, экономике РФ может понадобиться еще 5–10 лет, а то и больше, считает автор работы.

Наиболее значительные обвалы производства в Российской Империи / СССР / России, 1861 –2012 годы (консенсус для альтернативных оценок)

Период, годы Продолжительность спада, лет На сколько лет назад откатилась промышленность Максимальная глубина падения
1861–1862 2 6 -31%
1915–1920 6 12 -84%
1941–1946 3 из 6 7 -17%
1989–1998 10 ≈40 -56%

Источник: Смирнов С.В. Динамика промышленного производства и экономический цикл в СССР и России, 1861-2012 (препринт))

СССР vs. США: кто круче?

Данные Смирнова помогают отчасти ответить и на другой важный вопрос: была ли советская экономика лучше американской? За период с 1920 года (годовые данные по американской промышленности появились в 1919 году) по 2012 год:

  • российская экономика пережила 6 кризисов, американская — 15;
  • в США отрицательные темпы роста наблюдались в течение 20 лет, в России и СССР — 15 лет;
  • российская промышленность выросла в 198 раз, американская — в 19 раз.

Петь дифирамбы плановой экономике, впрочем, не стоит. Феноменальный успех Советов можно также объяснить эффектом низкой базы после разрушительных событий начала века (Первая мировая война, Октябрьская революция, Гражданская война). Если вести отсчет от 1940 года, то окажется, что промпроизводство в СССР выросло в 8,4 раза, в США — 10,7 раза.

Экономическое развитие национальных районов российской империи

Социально-экономическое развитие Российской Империи в начале ХХ века в течение многих десятилетий было практически неизученным аспектом русской истории. В советской историографии эта тема была «запретной», и писались в основном псевдонаучные пропагандистские пасквили об «отсталой царской России», «нищих голодающих крестьянах» и т.д. В эмигрантской литературе только С.С.Ольденбург и Б.Л.Бразоль в своих блестящих трудах «Царствование императора Николая II» (http://www.e-reading.mobi/book.php?book=150563) и «Царствование императора Николая II 1894-1917 в цифрах и фактах» (http://www.dorogadomoj.com/dr51bra.html) смогли донести до потомков правду о той настоящей России, которая сгинула в боях гражданской войны и застенок ЧК. В настоящее время интерес к Настоящей Русской Истории у населения стабильно возрастает, появляется (как в России, так и в мире – достаточно вспомнить американского экономиста Пола Грегори) всё большее количество различных исторических трудов – монографий и статей – которые по крупицам собирают истинный образ исторической России, русского национального государства, в котором наши предки жили 100 лет назад.

Прежде всего следует отметить, что Российская Империя была одной из четырёх держав, немного позднее других (Британии и Франции) вступивших в эпоху промышленной революции и переживавших в конце XIX – начале XX вв. бурный экономический и демографический рост, а именно – Германской Империи, Российской Империи, Соединённых Штатов Америки и Японской Империи. Экономический рост в вышеперечисленных странах обеспечивался засчёт бурного развития свободного рынка при сохранении государственного регулирования в отраслях тяжёлой промышленности, низких налогов, привлечения иностранного капитала и активной разработки собственных природных месторождений (последнее, впрочем, не касалось Страны Восходящего Солнца).

Читайте также  Особенности развития российского капитализма

Итак, в чем же выражалось экономическое развитие нашей страны в начале ХХ века, «русское экономическое чудо»? Ниже приведены цифры и факты, в различных социальных и экономических аспектах характеризующие фундаментальные процессы, происходившие в Российской Империи в те годы:

1. Рост промышленного производства составлял 8% в 1889-1899 гг. и 6,25% в 1900-1913 гг. В целом же, с 1890 по 1914 гг. русская промышленность увеличила свою производительность в 4 раза, с 1885 по 1913 гг. – в 5 раз. При этом рост тяжёлой промышленности превышал рост лёгкой (174,5% за 1909-1913 гг. против 137,7%). Российская Империя занимала 1-ое место в мире по темпам роста экономики и концентрации производства. По уровню промышленного производства Россия находилась на 4-ом месте в мире, после Британии, США и Германии. По объёму ВВП Россия была на 2-ом месте в мире (после США).

2. Национальный доход страны вырос с 1894 по 1914 гг. в 3 раза – с 8 млрд. до 22-24 млрд. рублей. По объёму национального дохода Россия вышла на 4-ое место в мире. По темпам его роста Россия также находилась на 1-ом месте в мире.

3. Происходил значительный рост доходов населения. Так, национальный доход на душу населения с 1894 по 1913 гг. вырос в 2 раза. По объёму национального дохода на душу населения Российская Империя занимала 5-ое место в мире. Вклады населения в сберегательные кассы только за период с 1908 по 1912 гг. выросли на 30% (с 1899 по 1912 гг. – на 110%), при этом стабильный и высокий рост уровня жизни населения был примерно одинаковым у всех сословий. Общий же объём вкладов населения за 1894-1914 гг. вырос в 7 раз.

4. Российская Империя проводила политику бездефицитного бюджета, при этом не повышая налоги. В 1908 г. бюджетное сальдо составляло 30 млн. золотых рублей, в 1912 – уже 335 млн.

5. Одной из важнейших причин быстрого развития экономики были низкие налоги. В Российской Империи были самые низкие налоги в Европе (ниже русских налоги были только в Италии). Для сравнения: в России прямые налоги на человека были в размере 3,11 руб., косвенные – 5,98 руб., в Британии же – 26,75 и 15,76 (измеряя в рублях) соответственно. Налоговое бремя распределялось справедливо – на 80% населения страны приходилось 32% всех налогов и платежей.

6. Золотой запас Российской Империи, благодаря успешной финансовой политике страны, достиг к 1914 году 1-го места в мире по своему объёму – 1 млрд. 695 млн. рублей, или 1311 тонн золота.

7. В стране происходил кооперативный бум. Россия занимала 1-ое место в Европе по количеству кооперативов. Общая сумма вложения населения в мелкие кредитные учреждения (на кооперативных началах) выросла с 1894 по 1917 гг. в 17 раз.

8. По объёму внешней торговли Россия занимала 5-ое место в Европе и 6-ое в мире. С 1900 по 1913 гг. экспорт русских товаров вырос в 2 раза, и превысил импорт. Так, в 1912 г. экспорт составлял 1,52 млрд. золотых рублей, а импорт – 1,37 млрд.

9. Железнодорожный бум – с 1880 по 1917 гг. было построено 58 251 км. железных дорог, среднегодовой прирост составлял 1575 км. По протяжённости железных дорог Российская Империя находилась на 1-ом месте в Европе и на 2-ом в мире (после США). Следует добавить, что русские железные дороги были дешёвыми и комфортабельными, и что самый мощный паровоз в Европе (типа «Л», конструкции В.И.Лопушинского) был изобретён в России.

10. С 1887 по 1913 гг. (т.е. в годы наиболее высоких темпов экономического роста) добыча каменного угля выросла в 8 раз, нефти – в 3,4 раза, выплавка чугуна – в 7,8 раза, стали – в 7,4 раза, производство льна – в 2,9 раза, портландцемента – в 46 раз. Т.е. мы смело можем говорить о бурном развитии всех основных отраслей добывающей промышленности. К 1913 г. по объёму добычи нефти Россия стояла на 2-ом месте в мире, по добыче угля – 5-ое, по объёму выпуска продукции чёрной и цветной металлургии – 4-ое.

11. Полным ходом развивалось машиностроение. С 1907 по 1913 гг. производство двигателей внутреннего сгорания возросло в 3,8 раза, вагонов для паровозов – в 1,9 раз, плугов – в 1,9 раз, сеялок – в 2,1 раза, уборочных машин – в 2,3 раза, молотилок – в 6,6 раз. 63% оборудования и средств производства производилось внутри страны. Всего же, по объёму выпуска продукции машиностроения Россия находилась на 3-ем месте в мире.

12. Активно происходила электрификация страны. По объёму выпуска электроэнергии Российская Империя находилась на 3-ем месте в мире (после США и Германии, наравне с Британией). С 1908 по 1912 гг. сумма производства электроэнергии выросла на 400 – с 9,2 до 46 млн. рублей.

13. Текстильная промышленность страны также показывала успешный рост. С 1900 по 1912 гг. количество ткацких фабрик выросло на 94%, объём изготовленной ткани – на 45%. За 1894-1911 гг. текстильная промышленность увеличила своё производство в 2 раза. Российская Империя полностью обеспечивала себя продукцией текстильной промышленности, а также «одевала» другие страны Европы и Азии, занимая 1-ое место в мире по экспорту текстиля.

14. Экономическое развитие подкреплялось бурным демографическим ростом. С 1894 по 1917 гг. население России возросло на 62,3 млн. человек – со 122,2 до 184,5 млн. Таким образом, среднегодовой рост населения составлял в это время порядка 2,4 млн. человек в год. Тем самым, был создан колоссальный демографический потенциал, так и не раскрытый ввиду 1917 года и дальнейших «прелестей» большевизма.

15. Быстрыми темпами развивалось и русское сельское хозяйство. По объёму экспорта зерновых культур, яиц, молока, масла, мяса и сахара Российская Империя находилась на 1-ом месте в мире. 1-ое место она также занимала по количеству лошадей, крупного рогатого скота и овец на душу населения. За 1908-1912 гг. по сравнению с предыдущим десятилетием производство пшеницы выросло на 37,5 %, ячменя – на 62,2 %, овса – на 20,9 %, кукурузы – на 44,8 %. Вывоз зерновых составлял 40 % мирового экспорта в годы хорошего урожая (1909-1910 гг.), в 1908 и 1912 гг. – 11,5% (т.к. был плохой урожай), в 1913 г. – 30%. Количество пахотной земли, находящейся в распоряжении крестьян в европейской части России на правах собственности и аренды, выросло с 60% в 1905 г. до 90% в 1917 г. При этом в Сибири им принадлежало 100% пахотной земли.

16. У Российской Империи была твёрдая валюта, на которую был установлен золотой стандарт. 1 золотой рубль равнялся 2,16 немецким маркам или 0,51 доллара. Золотой запас на 100% покрывал бумажные деньги (в Германии и Австро-Венгрии – не более чем на 50%).

17. В Российской Империи существовало исключительно развитое социальное законодательство. По объёму среднегодовых заработков рабочих (с учётом налогов и цен на основные продукты питания) наша страна уступала в мировом масштабе только Соединённым Штатам (средний размер оплаты труда у нас составлял 85% от американского). Средняя продолжительность рабочего года у нас составляла 250 дней (для сравнения: в Британии – 310 дней, в континентальной Европе – 300 дней). Принятый в 1912 г. закон о социальном страховании рабочих (раньше, чем во многих европейских странах) был одним из самых прогрессивных в мире. С 1890 по 1914 гг. доходы промышленных рабочих выросли в 3 раза.

18. Происходило активное развитие здравоохранения. С 1901 по 1913 гг. расходы на здравоохранение выросли в 3,3 раза, по числу врачей Россия находилась на 2-ом месте в Европе и на 3-ем в мире. С 1901 по 1913 гг. число лиц, получивших медицинскую помощь, увеличилось в 2 раза – с 49 до 98 млн. человек.

19. Успешными темпами повышалась грамотность населения – с 21% в 1897 г. до 56% в 1916 г. При этом надо помнить, что официальная статистика учитывала гимназии, реальные училища, земские школы, но не учитывала, например, многочисленные церковно-приходские и иные сельские школы, построенные на деньги крестьян, а не самого государства. Кроме того, некоторые социальные группы, а именно – старообрядцы, будучи поголовно грамотными, из политических причин не указывали свой уровень образованности. Поэтому реальная грамотность населения была куда выше 56%, неграмотными были только инородческие районы Северного Кавказа, Средней Азии, Сибири и крайнего Севера. В 1908 г. было введено всеобщее начальное образование, строилось по 10 тыс. средних учебных заведений в год. Кроме того, в 1916 г. грамотными было порядка 80% призывников, а советская перепись в 1920 г. установила, что 86% молодёжи от 12 до 16 лет являются грамотными (абсолютное большинство из них получило образование во времена «царизма»).

Читайте также  Русская православная церковь. преподобный серафим саровский и митрополит московский филарет

Итак, исходя из вышеперечисленных фактов, можно сделать вывод о том, что Российская Империя в конце XIX – начале XX вв. развивалась крайне высокими темпами, что вполне попадает под определение «экономическое чудо». Следует отметить, что активно развивались абсолютно все отрасли промышленности и сельского хозяйства, проводилась успешная социальная политика. Всё это привело к тому, что Россия вошла к 1913 году в пятёрку ведущих мировых держав (Британия, США, Германия, Россия, Франция) по большинству социально-экономических показателей, и при этом, далеко не исчерпав свой потенциал, продолжала успешно развиваться и уже в годы войны (о чём говорится в другой моей статье). И поэтому так точны слова историка и социолога Б.Н.Миронова: «В течение XIX-XX веков российское самодержавие являлось лидером модернизации, бесспорным проводником экономического, культурного и социального прогресса в стране. Существенные, может быть, наибольшие успехи за всю историю России были достигнуты в два последних царствования, при активном участии верховной власти и ее правительства». И поэтому так прав был германский канцлер Т. фон Бетман-Гольвег, когда заявил: «Будущее принадлежит России».

Сельское хозяйство Российской Империи: статистика

Сельское хозяйство в Российской Империи — тема политизированная. До революции это была важная часть революционной агитации, а после переворота упоительные истории про нищету деревни использовались, чтобы загнать крестьян в колхозы. Поскольку тема вывернута пропагандистами, она нуждается в тщательном разборе. Посмотрим на самые популярные мифы.

Если говорить об общем положении, то здесь всё очевидно: Россия на 1913 год занимала 1-е место в мире по экспорту яиц, 2-е место по экспорту пшеницы (в 1910–1912 годах — первое), 2-е место по экспорту масла, 4-е место по экспорту кукурузы.

А теперь разберём каждый миф в отдельности.

Миф первый: сельское хозяйство было отсталым и неэффективным

Эффективность земледелия можно оценить по валовому сбору продукции. Имеющиеся у нас данные из отчетов Центрального статистического комитета за 1883–1915 годы наглядно демонстрируют увеличение урожайности, например, зерновых хлебов. Так, в 80-е годы XIX века средняя урожайность составляла 2,2 млн пудов, в 90-е годы уже 2,9 млн пудов, а в ХХ веке и до начала Первой мировой — 3,3 млн пудов. Проще говоря, в первое десятилетие правления Николая II урожайность выросла на 32% по сравнению с правлением его отца Александра III, а во второе десятилетие николаевского правления урожайность была выше уже на 50%.

Урожайность отдельных культур увеличилась ещё сильнее. Например, к 90-м годам гречки стали собирать больше на 27%, в начале века — на 62%.

Выросла и урожайность с отдельно взятой десятины. Если в начале правления Александра с десятины собирали 29,7 пудов ржи, то к 1914 году уже 42,4 пуда. Аналогичная ситуация была и с остальными культурами: например, гречки с одной десятины собирали 10,5 пудов, а к 1914 году — 27 пудов.

Значительный рост нельзя объяснить случайными факторами вроде благоприятной погоды — речь идет о стабильном и поступательном росте на протяжении 30 лет.

Если сравнивать среднюю урожайность пшеницы с десятины с другими державами, то Россия, несомненно, уступала ведущим странам. В России в среднем собирали с десятины 70 пудов пшеницы, в Австрии 89 пудов, в Британии 147, Германии 157. С другой стороны, во многих странах с гораздо более благоприятным климатом ситуация была значительно хуже. Так, в Испании собирали около 60 пудов, в Греции 52 пуда, в Италии цифры по годам колебались от 60 до 80, в Америке — 70–75 пудов. Таким образом, Россия не лидер в этой сфере, но и не аутсайдер, она занимает место где-то посередине.

К тому же нужно помнить, что в России много регионов, неидеальных для сельского хозяйства — если учитывать только хорошие черноземные земли, то урожайность окажется еще выше.

Миф второй: животноводство было таким же отсталым

А вот это прямая ложь: Россия была одним из европейских лидеров по обеспечению сельскохозяйственными животными. Вот данные из «Сводной таблицы по статистике скотоводства».

Количество лошадей на 100 жителей: Россия — 19,7, Британия — 3,7, Австро-Венгрия — 7,5, Германия — 4,9. Франция — 5,8, Италия — 2,8. Единственная европейская страна, соперничающая с Россией — Дания. Там на 100 человек приходилось 20,5 лошадей. В целом обеспеченность лошадьми была на уровне Америки, но уступала Аргентине, Канаде и Австралии.

По крупному рогатому скоту Россия не была лидером — скорее, крепким середняком. В среднем на 100 жителей Российской Империи приходилось 29,3 голов крупного рогатого скота. В Австро-Венгрии — 30, в Британии — 26,1, в Германии — 30, в Италии — 18, во Франции — 32,1, в США — 62,2. То есть дореволюционная Россия была вполне достойно обеспечена крупным рогатым скотом — фактически каждый третий имел корову.

По овцам Россия тоже крепкий середняк: показатели не лучшие, но далеко и не худшие. В среднем — 44,9 овец и баранов на 100 человек. В Австро-Венгрии это число составляло менее 30, в Британии — 60,7, в Германии — 7,5, в Италии — 32,3, во Франции — 30,5, в Америке — 40,8 овец на сто человек.

Единственная отрасль, в которой Россия уступала некоторым ведущим державам — свиноводство, оно было не очень распространено. В среднем на 100 человек приходилось 9,5 свиней. В Австро-Венгрии — около 30, в Британии — 8,1, в Германии — 25,5, в Италии — 7,3, во Франции — 11,2. Впрочем, и здесь средний уровень не уступает французскому или британскому.

Миф третий: новой техники не было, а пахали вообще на крестьянках

Механизацию труда в сельском хозяйстве можно оценить по импорту сельскохозяйственной техники. Только за последнее десятилетие перед войной он вырос по некоторым инструментам даже не в разы, а в сотни и тысячи раз. Если в 1905 году было завезено всего 97 паровых плугов, то в 1913-м уже 42,3 тысячи (а годом ранее — более 73 тысяч). В 1905 году завозилось 30,5 тысячи сеялок, а накануне войны уже более 500 тысяч в год. Локомобилей в 1905 году завезли 489,6 тысячи, а в 1913 году — более миллиона.

Насчет примитивных методов земледелия вопрос тоже спорный. Крестьяне были прекрасно осведомлены о необходимости удобрений, и удобрения пользовались огромным спросом на рынке. В 1905 году в Россию завозилось 2,6 млн пудов томасовых шлаков, а в 1913-м — 11,2 млн. Фосфоритов в 1905 году завозили 770 тысяч пудов, а в 1913-м уже 3,2 млн; cуперфосфатов 1,7 млн пудов, а в 1913 году — 12 миллионов.

Это не значит, что каждое хозяйство было образцовым, однако трудно не заметить очевидную тенденцию: в деревне активно внедрялись новейшие методы и современная техника.

Что касается советского мифа о крестьянах, впрягавших в плуг жену — если такое и было, то проходило по разряду БДСМ-практик, а не реальной потребности. Лошадей хватало с избытком; инструментов и знаний о новейших агрометодиках — тоже.

Миф четвертый: царизм никак не помогал крестьянам

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: