Греческая колонизация северного причерноморья

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Греческая колонизация Северного Причерноморья

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 30

Одним из интереснейших периодов в истории нашей страны является время распространения в причерноморских степях: скифской культуры, знаменующей собою резкий и глубокий перелом в развитии населения нашего юга. Культура скифов, известная нам с VII–VI вв. до х. э., целым рядом основных черт отличается от предшествующей ей культуры бронзового века. Скифские племена уже широко использовали железо; некоторые из этих племен являлись первыми, самыми ранними скотоводами-кочевниками в причерноморских и приазовских степях; от своих предшественников скифское общество отличалось глубоким имущественным расслоением, выделением племенной знати, распадом социальных отношений первобытно-общинного строя. В течение целого ряда столетий скифы прошли сложный и долгий путь исторического развития.

В этот же исторический период на северных берегах Черного моря возникают поселения колонистов- греков, в лице которых местное население впервые вступает в постоянные сношения с представителями античного рабовладельческого общества.

Многовековая история греческих городов Причерноморья, длительные их взаимоотношения со скифами и другими насельниками края, сложные взаимодействия двух различных и по своему происхождению, и по внутреннему содержанию культур привели в результате к новой исторической и культурной обстановке на нашем юге, в условиях которой в последующее время шло формирование восточнославянских племен и образование первого русского государства.

Сказанным определяется глубокий интерес эпохи скифов и греческой колонизации не только для местной истории юга нашей страны, но и значительно шире — для всей истории СССР. Этот интерес нашел свое отражение во множестве специальных исследований и общих исторических работ, посвященных различным вопросам и аспектам истории греческого и скифского мира в Причерноморье. Тем не менее многие проблемы еще остаются неразрешенными, причем особенно слабо освещены ранние этапы развития как местного скифского населения, так и греческих городов.

В частности, вопрос о возникновении греческих колоний в северном Причерноморье разрабатывается уже свыше ста лет и имеет большую литературу; до сих пор, однако, многие важные стороны этого процесса не получили еще научного освещения. Внимание исследователей привлекала в первую очередь хронологическая проблема, т. е. вопрос о времени основания той или иной колонии; значительно меньше интереса вызывало выяснение гораздо более важного по существу вопроса о внутренних закономерностях исторического развития, обусловивших появление греческих городов на северном побережье Черного моря.

Еще относительно недавно господствующая точка зрения на эту последнюю проблему сводилась к достаточно примитивному взгляду, видевшему в колонизации северного Причерноморья результат только одной истории греческих племен. Сложная обстановка, возникшая в Греции и в Эгейском бассейне в начале I тысячелетия до х. э., после так называемого дорийского переселения, сопровождаемая ускоренным всесторонним развитием хозяйства и культуры, ростом населения, усиленной классовой борьбой, образованием государств и военными столкновениями, вынудила греков, согласно этому взгляду, с VIII в. начать торговую колонизацию побережий Средиземного моря и прилегающих бассейнов, в том числе и северного Причерноморья[2]. При таком одностороннем подходе совершенно не учитывалось историческое развитие местного населения колонизуемых областей.

В применении к северному Причерноморью это приводило к игнорированию исторического развития, завершившегося ко времени греческой колонизации образованием скифского общества в степях Восточной Европы. Появление скифов объяснялось при этом миграцией кочевников из глубин Азии, причем на этих кочевников, будто бы, с самого начала оказывали сильнейшее влияние греческая торговля и греческие колонии. Это влияние многими авторами считалось настолько сильным, что даже своеобразный стиль скифского искусства, так называемый скифский звериный стиль, считался возникшим полностью, или хотя бы в основном своем выражении, под прямым воздействием ионийского искусства (Фармаковский, Еберт, Шефольд)[3]. Таким образом, возникновение греческих городов, с одной стороны, и скифского общества, с другой, — оказывались явлениями, совершенно независимыми друг от друга и как бы только случайно синхронными, тогда как дальнейшая история северного Причерноморья полностью обусловливалась влиянием греков.

Значительно глубже соответствующий круг вопросов разбирался в работах М. И. Ростовцева, опубликованных в 1918–1922 гг.[4] Однако и у него, несомненно одного из крупнейших дореволюционных историков, касавшихся ранних периодов истории Южной России, в основе всей концепции лежит недооценка местного закономерного исторического процесса и связанная с этим чрезмерно высокая оценка внешних влияний, а также чрезвычайная модернизация в трактовке скифского общества как общества феодального. Поэтому и Ростовцев не смог в достаточной степени выяснить причины и исторические предпосылки греческой колонизации.

За последние 20 лет советская археологическая и историческая наука собрала огромное количество новых материалов и, благодаря применению более совершенных методов исторического исследования, получила возможность по-новому поставить, а отчасти и разрешить целый ряд вопросов, относящихся к истории Причерноморья в древности.

В отношении нашей темы основные итоги развития науки за истекшее двадцатилетие могут быть сформулированы следующим образом:

1) Совершенно по-новому поставлен вопрос о процессе формирования скифского общества, представляющего закономерный этап в историческом развитии местного, в широком понимании слова, населения наших степей — этап, — знаменующий собой переход этого населения на высшую ступень варварства.

2) Накоплен большой материал и выполнен ряд исследований, характеризующих условия сосуществования греков-колонистов с местным населением северного Причерноморья.

3) Уточнены датировки многих групп археологических памятников, относящихся как к местному населению, так и к колониям. Уточнены также наши представления и о времени возникновения некоторых колоний.

Однако при наличии таких больших успехов в разработке древней истории Причерноморья вопрос об исторических предпосылках греческой колонизации все же в значительной мере остался неясным, или, по меньшей мере, мало подвинулся вперед в своей разработке.

Для нас сейчас бесспорной является невозможность рассматривать процесс греческой колонизации односторонне с точки зрения одного лишь исторического развития Греции, вне учета состояния местного населения, с которым греки вступали в постоянные сношения. Однако конкретных исследований, которые показали бы, как эти сношения завязывались и привели к возникновению греческих колониальных городов, мы пока еще не имеем.

При таком состоянии проблемы должна быть учтена всякая возможность ее хотя бы частичного освещения.

Нашей задачей сейчас и является попытка привлечь к разработке поставленного вопроса прежде всего некоторый новый археологический материал, характеризующий взаимоотношения населения северного Причерноморья с более южными странами в период, предшествующий возникновению греческих поселений. Затем мы остановимся на некоторых чертах самого процесса колонизации, обусловленных особенностями развития местного населения нашего юга.

Таким образом, мы будем стремиться показать процесс нарастания предпосылок колонизации и ее развития как процесс двусторонний, для исследования которого необходимо комплексное привлечение источников, как местных, так и греческих.

Это основное требование советской исторической науки в применении к причерноморским колониям постоянно проводили в своих исследованиях и неоднократно формулировали С. А. Жебелев и А. Н. Зограф, крупнейшие наши специалисты, безвременно погибшие в дни первой зимы блокады Ленинграда немецкими захватчиками.

Недавно еще С. А. Жебелев писал: «Безошибочно можно утверждать, что и Боспор, и Херсонес, и

Тайны мира и человека

Греческая колонизация Северного Причерноморья

В восьмом-девятом веках до нашей эры происходило массивное расселение греческих племен в районе Причерноморья. Этот исторический феномен стал частью заселения греческих племен по берегам Средиземного моря, который получил название «Великой греческой колонизации».

Предпосылками этого процесса явились:

  • экономическое и социальное развитие греков
  • перенаселение Эллады
  • малая площадь земель
  • острое противостояние жителей греческих городов, в результате которого проигравшим приходилось эмигрировать.
  • Греки-колонисты начинали осваивать периферию античного мира. Это, безусловно, способствовало развитию в Греции различного рода ремесленных производств. Помимо всего прочего, в новых городах велась бурная торговля, изготавливались продукты на экспорт.

Как же основывались города?

  • С законного разрешения власти метрополии
  • По желанию частных лиц.
  • И города сразу обретали независимость относительно метрополии. По поводу характера заселения Северного Причерноморья у историков существует несколько позиций.
  • Торговый характер. То есть основополагающую роль сыграли греческие интересы в области торговли. Ведь колонии были крупными торговыми точками, они обеспечивали коммерческую связь Средиземноморья с варварами.
  • «Двусторонний характер колонизации». Гласит о том, что важны были не только финансовые преобразования, но и развитие северопричерноморских племен, которые смогли контактировать и сотрудничать с переселенцами.
  • Земельный характер. Стоит в противовесе с первыми двумя мнениями ученых.
  • Торгово-аграрный характер. Признает и торговый,и земледельческий компоненты.
Читайте также  Рейхштадское свидание, константинопольская конференция


Города-государства Северного Причерноморья.

  • Борисфенида. Была самым древним греческим полисом, ее появление относится к седьмому веку до нашей эры.
  • Ольвия. Основали ее в первой половине шестого века до нашей эры.
  • Никоний. Был построен также в шестом веке.
  • Тира. Ее возникновение тоже относится к шестому веку.
  • Пантикапей. Появился в первой половине седьмого века. Интересное название буквально переводится как рыбный путь.
  • Тиритака.
  • Нимфей.
  • Киммерик. Эти три города были основаны также в седьмом веке, находились они к югу от
  • Пантикапея.
  • Феодосия.
  • Мирмекий.
  • Кепы — в первой половине шестого века до нашей эры.
  • Фанагория – середина шестого века.
    Херсонес Таврический. Довольно крупный город, основанный во второй половине пятого
  • века.
  • Танаис – третий век.

Конечно, это далеко не весь список.

Если рассматривать географическое положение, то Северное Причерноморье – это условное название берегов черного моря с севера и азовского, от начала Дуная до Гагринского хребта. северное причерноморье Выделяют три области в Северном Причерноморье:

  1. Северо-западная, куда входят Ольвия, Никоний, Тира и другие.
  2. Таврическая, центр которой – Херсонес, занимающая юг и запад Крыма.
  3. Северо-восточная, состоящая из Восточного Крыма (Феодосия), Приазовья, берег Черного моря вплоть до Гагринского хребта.

Античные города-государства Северного Причерноморья просуществовали порядка одного тысячелетия. Историки до сих пор пытаются «нарисовать» стройную картину исторических периодов этих государств. Но пока используется следующая последовательность:

  1. Период с 7-8 веков до 2 века до нашей эры. Тогда античные государства в Северном Причерноморье были самостоятельными и не зависели друг от друга.
  2. Период основания державы Евпатора, то есть объединение всех государств.
  3. Период с середины первого века до нашей эры до середины третьего века нашей эры.

Тогда проявилось римское влияние на города-государства. Завоевательский настрой римлян предполагал рассмотрение городов только как источник рабочей силы и продуктов.

Период со второй половины третьего века нашей эры до четвертого века, когда произошла необратимая гибель античных государств. К ней привели финансовое и социально-политическое крушение. В третьем веке в Северное Причерноморье пришли племена готов, в четвертом – гуннов. Так как города были в экономическом и политическом планах ослаблены Римской Империей, то их участь была неизбежна.

Образ жизни городов-государств.

Греческие города носили название полисов. Почти все они были с демократическим строем или аристократическим. В то время еще царило рабовладение. Мегаполисом, центральным пунктом был город Милет. Планирование и застройка античных городов шли по «образу и подобию» городов Греции. Они состояли из кварталов (один-четыре дома), могли похвастаться зданиями для культурно-массовых развлечений и мероприятий, школами, религиозными и другими постройками. За городом хоронили мертвых, это место называлось некрополем.

Занимались жители обычно земледелием, скотоводством, рыбной ловлей, разведением виноградников. Но также имели место различные ремесла: обработка металлов, гончарное производство, ткачество. Из металлов использовались бронза, медь. Изготавливали греки и зеркала, украшения, статуэтки в виде животных. В стороне не оставались и ювелирное, керамическое производства. Много товаров (зерно, шкуры животных, соль, меха и рыба) экспортировалось. Торговля шла полным ходом. Импорт составляли металлы, оружие, текстиль, вино, оливковое масло. Товаром считались и рабы.

Кроме торговли шло бурное развитие истории и философии, литературы и искусства. Греки внесли частичку себя и в построенные ими города. Вообще, развитие науки и искусства в античных городах имело глобальное значение как для других государств, так и для потомков.

Греческая колонизация Северного Причерноморья

Настоящая работа написана в 1942 г. в Свердловске. В условиях военного времени не было возможности использовать в полной мере относящуюся к разбираемому вопросу литературу.

I. Из истории вопроса 2

II. Сношения северного Причерноморья с югом в III и вначале II тысячелетия до х. э 3

III. Сношения северного Причерноморья с югом во II тысячелетии до х. э 4

IV. Сношения северного Причерноморья с югом в начале I тысячелетия до х. э 6

V. События VII века в истории причерноморских племен 8

VI. Сношения северного Причерноморья со странами юго-востока в VII–VI веках 10

VII. Сношения северного Причерноморья с греками в VII веке 12

VIII. Возникновение постоянных греческих поселений в северном Причерноморье в VI веке 14

IX. Импорт греческих изделий в причерноморские степи в VI веке 17

X. Расширение греческой колонизации в V веке 18

XI. Последствия основания колоний 20

Введение

Одним из интереснейших периодов в истории нашей страны является время распространения в причерноморских степях: скифской культуры, знаменующей собою резкий и глубокий перелом в развитии населения нашего юга. Культура скифов, известная нам с VII–VI вв. до х. э., целым рядом основных черт отличается от предшествующей ей культуры бронзового века. Скифские племена уже широко использовали железо; некоторые из этих племен являлись первыми, самыми ранними скотоводами-кочевниками в причерноморских и приазовских степях; от своих предшественников скифское общество отличалось глубоким имущественным расслоением, выделением племенной знати, распадом социальных отношений первобытно-общинного строя. В течение целого ряда столетий скифы прошли сложный и долгий путь исторического развития.

В этот же исторический период на северных берегах Черного моря возникают поселения колонистов-греков, в лице которых местное население впервые вступает в постоянные сношения с представителями античного рабовладельческого общества.

Многовековая история греческих городов Причерноморья, длительные их взаимоотношения со скифами и другими насельниками края, сложные взаимодействия двух различных и по своему происхождению, и по внутреннему содержанию культур привели в результате к новой исторической и культурной обстановке на нашем юге, в условиях которой в последующее время шло формирование восточнославянских племен и образование первого русского государства.

Сказанным определяется глубокий интерес эпохи скифов и греческой колонизации не только для местной истории юга нашей страны, но и значительно шире — для всей истории СССР. Этот интерес нашел свое отражение во множестве специальных исследований и общих исторических работ, посвященных различным вопросам и аспектам истории греческого и скифского мира в Причерноморье. Тем не менее многие проблемы еще остаются неразрешенными, причем особенно слабо освещены ранние этапы развития как местного скифского населения, так и греческих городов.

В частности, вопрос о возникновении греческих колоний в северном Причерноморье разрабатывается уже свыше ста лет и имеет большую литературу; до сих пор, однако, многие важные стороны этого процесса не получили еще научного освещения. Внимание исследователей привлекала в первую очередь хронологическая проблема, т. е. вопрос о времени основания той или иной колонии; значительно меньше интереса вызывало выяснение гораздо более важного по существу вопроса о внутренних закономерностях исторического развития, обусловивших появление греческих городов на северном побережье Черного моря.

Еще относительно недавно господствующая точка зрения на эту последнюю проблему сводилась к достаточно примитивному взгляду, видевшему в колонизации северного Причерноморья результат только одной истории греческих племен. Сложная обстановка, возникшая в Греции и в Эгейском бассейне в начале I тысячелетия до х. э., после так называемого дорийского переселения, сопровождаемая ускоренным всесторонним развитием хозяйства и культуры, ростом населения, усиленной классовой борьбой, образованием государств и военными столкновениями, вынудила греков, согласно этому взгляду, с VIII в. начать торговую колонизацию побережий Средиземного моря и прилегающих бассейнов, в том числе и северного Причерноморья . При таком одностороннем подходе совершенно не учитывалось историческое развитие местного населения колонизуемых областей.

В применении к северному Причерноморью это приводило к игнорированию исторического развития, завершившегося ко времени греческой колонизации образованием скифского общества в степях Восточной Европы. Появление скифов объяснялось при этом миграцией кочевников из глубин Азии, причем на этих кочевников, будто бы, с самого начала оказывали сильнейшее влияние греческая торговля и греческие колонии. Это влияние многими авторами считалось настолько сильным, что даже своеобразный стиль скифского искусства, так называемый скифский звериный стиль, считался возникшим полностью, или хотя бы в основном своем выражении, под прямым воздействием ионийского искусства (Фармаковский, Еберт, Шефольд) . Таким образом, возникновение греческих городов, с одной стороны, и скифского общества, с другой, — оказывались явлениями, совершенно независимыми друг от друга и как бы только случайно синхронными, тогда как дальнейшая история северного Причерноморья полностью обусловливалась влиянием греков.

Читайте также  Болгария в первой мировой войне – нейинский мир

Значительно глубже соответствующий круг вопросов разбирался в работах М. И. Ростовцева, опубликованных в 1918–1922 гг. Однако и у него, несомненно одного из крупнейших дореволюционных историков, касавшихся ранних периодов истории Южной России, в основе всей концепции лежит недооценка местного закономерного исторического процесса и связанная с этим чрезмерно высокая оценка внешних влияний, а также чрезвычайная модернизация в трактовке скифского общества как общества феодального. Поэтому и Ростовцев не смог в достаточной степени выяснить причины и исторические предпосылки греческой колонизации.

За последние 20 лет советская археологическая и историческая наука собрала огромное количество новых материалов и, благодаря применению более совершенных методов исторического исследования, получила возможность по-новому поставить, а отчасти и разрешить целый ряд вопросов, относящихся к истории Причерноморья в древности.

В отношении нашей темы основные итоги развития науки за истекшее двадцатилетие могут быть сформулированы следующим образом:

1) Совершенно по-новому поставлен вопрос о процессе формирования скифского общества, представляющего закономерный этап в историческом развитии местного, в широком понимании слова, населения наших степей — этап, — знаменующий собой переход этого населения на высшую ступень варварства.

2) Накоплен большой материал и выполнен ряд исследований, характеризующих условия сосуществования греков-колонистов с местным населением северного Причерноморья.

3) Уточнены датировки многих групп археологических памятников, относящихся как к местному населению, так и к колониям. Уточнены также наши представления и о времени возникновения некоторых колоний.

Греческая колонизация Северного Причерноморья

В восьмом-девятом веках до нашей эры происходило массивное расселение греческих племен в районе Причерноморья. Этот исторический феномен стал частью заселения греческих племен по берегам Средиземного моря, который получил название «Великой греческой колонизации».

Предпосылками этого процесса явились:

  • экономическое и социальное развитие греков
  • перенаселение Эллады
  • малая площадь земель
  • острое противостояние жителей греческих городов, в результате которого проигравшим приходилось эмигрировать.
  • Греки-колонисты начинали осваивать периферию античного мира. Это, безусловно, способствовало развитию в Греции различного рода ремесленных производств. Помимо всего прочего, в новых городах велась бурная торговля, изготавливались продукты на экспорт.

Как же основывались города?

  • С законного разрешения власти метрополии
  • По желанию частных лиц.
  • И города сразу обретали независимость относительно метрополии. По поводу характера заселения Северного Причерноморья у историков существует несколько позиций.
  • Торговый характер. То есть основополагающую роль сыграли греческие интересы в области торговли. Ведь колонии были крупными торговыми точками, они обеспечивали коммерческую связь Средиземноморья с варварами.


Города-государства Северного Причерноморья.

  • Борисфенида. Была самым древним греческим полисом, ее появление относится к седьмому веку до нашей эры.
  • Ольвия. Основали ее в первой половине шестого века до нашей эры.
  • Никоний. Был построен также в шестом веке.
  • Тира. Ее возникновение тоже относится к шестому веку.
  • Пантикапей. Появился в первой половине седьмого века. Интересное название буквально переводится как рыбный путь.
  • Тиритака.
  • Нимфей.
  • Киммерик. Эти три города были основаны также в седьмом веке, находились они к югу от
  • Пантикапея.
  • Феодосия.
  • Мирмекий.
  • Кепы — в первой половине шестого века до нашей эры.
  • Фанагория – середина шестого века.
    Херсонес Таврический. Довольно крупный город, основанный во второй половине пятого
  • века.
  • Танаис – третий век.

Конечно, это далеко не весь список.

Если рассматривать географическое положение, то Северное Причерноморье – это условное название берегов черного моря с севера и азовского, от начала Дуная до Гагринского хребта. северное причерноморье Выделяют три области в Северном Причерноморье:

  1. Северо-западная, куда входят Ольвия, Никоний, Тира и другие.
  2. Таврическая, центр которой – Херсонес, занимающая юг и запад Крыма.
  3. Северо-восточная, состоящая из Восточного Крыма (Феодосия), Приазовья, берег Черного моря вплоть до Гагринского хребта.

Античные города-государства Северного Причерноморья просуществовали порядка одного тысячелетия. Историки до сих пор пытаются «нарисовать» стройную картину исторических периодов этих государств. Но пока используется следующая последовательность:

  1. Период с 7-8 веков до 2 века до нашей эры. Тогда античные государства в Северном Причерноморье были самостоятельными и не зависели друг от друга.
  2. Период основания державы Евпатора, то есть объединение всех государств.
  3. Период с середины первого века до нашей эры до середины третьего века нашей эры.

Тогда проявилось римское влияние на города-государства. Завоевательский настрой римлян предполагал рассмотрение городов только как источник рабочей силы и продуктов.

Период со второй половины третьего века нашей эры до четвертого века, когда произошла необратимая гибель античных государств. К ней привели финансовое и социально-политическое крушение. В третьем веке в Северное Причерноморье пришли племена готов, в четвертом – гуннов. Так как города были в экономическом и политическом планах ослаблены Римской Империей, то их участь была неизбежна.

Образ жизни городов-государств.

Греческие города носили название полисов. Почти все они были с демократическим строем или аристократическим. В то время еще царило рабовладение. Мегаполисом, центральным пунктом был город Милет. Планирование и застройка античных городов шли по «образу и подобию» городов Греции. Они состояли из кварталов (один-четыре дома), могли похвастаться зданиями для культурно-массовых развлечений и мероприятий, школами, религиозными и другими постройками. За городом хоронили мертвых, это место называлось некрополем.

Занимались жители обычно земледелием, скотоводством, рыбной ловлей, разведением виноградников. Но также имели место различные ремесла: обработка металлов, гончарное производство, ткачество. Из металлов использовались бронза, медь. Изготавливали греки и зеркала, украшения, статуэтки в виде животных. В стороне не оставались и ювелирное, керамическое производства. Много товаров (зерно, шкуры животных, соль, меха и рыба) экспортировалось. Торговля шла полным ходом. Импорт составляли металлы, оружие, текстиль, вино, оливковое масло. Товаром считались и рабы.

Кроме торговли шло бурное развитие истории и философии, литературы и искусства. Греки внесли частичку себя и в построенные ими города. Вообще, развитие науки и искусства в античных городах имело глобальное значение как для других государств, так и для потомков.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Греческая колонизация и ранняя история Боспорского царства

Конец VII в. до н.э. — 480/79 г. до н.э. — период появления греков на берегах Боспора Киммерийского (Керченского пролива) , установления и развития связей греческих колонистов с местными племенами, время относительно мирных и стабильных взаимоотношений в Крыму и Причерноморье. К моменту появления древнегреческих переселенцев на северных берегах Понта Эвксинского (Чёрного моря), скифы уже были полноправными хозяевами Причерноморских степей. О борьбе скифов с родственными племенами — киммерийцами или о сражении скифов, вернувшихся из военного похода, с сыновьями слепых рабов, происходившем в Восточном Крыму, напоминают лишь смутные скифские предания. Однако, в освоении греческими колонистами района Боспора Киммерийского (Керченского пролива) скифские племена сыграли весьма существенную роль.

Греческие переселенцы на стадии освоения берегов Боспора Киммерийского (Керченского пролива), основании здесь нескольких колоний (апойки) установили достаточно тесные взаимоотношения с соседними местными племенами.

Сегодня существуют веские доказательства того, что греческое проникновение в Северо-Восточное Причерноморье и Приазовье началось ранее рубежа VII-VI вв. до н.э. Археологические материалы из древнего поселения, расположенного около современного Таганрога — порта на берегу Меотиды (Азовского моря) и, как представляется, полностью разрушенного морем, позволяют считать, что греческое поселение было образовано в третьей четверти VII в. до н.э. Существует гипотеза, что таганрогское поселение носило название Кремны (греч. Κρημνοὶ ), упоминаемое у античных авторов. Из сообщений Геродота о Кремнах известно, что к городской гавани пристали корабли с амазонками. Вот как это описано в «Истории» Геродота в книге четвертой -«Мельпомена»:

Эллины вели войну с амазонками (скифы называют амазонок «эорпата», что по‑эллински означает мужеубийцы; «эор» ведь значит муж, а «пата» – убивать). После победоносного сражения при Фермодонте эллины (так гласит сказание) возвращались домой на трёх кораблях, везя с собой амазонок, сколько им удалось захватить живыми. В открытом море амазонки напали на эллинов и перебили [всех] мужчин. Однако амазонки не были знакомы с кораблевождением и не умели обращаться с рулем, парусами и вёслами. После убиения мужчин они носились по волнам и, гонимые ветром, пристали, наконец, к Кремнам на озере Меотида. Кремны же находятся в земле свободных скифов. Здесь амазонки сошли с кораблей на берег и стали бродить по окрестностям. Затем они встретили табун лошадей и захватили его. Разъезжая на этих лошадях, они принялись грабить Скифскую землю.

В VII веке до н.э. в Северном Причерноморье существовала лишь одна греческая колония — Борисфен (др.-греч. Βορυσθενιδα — Борисфенида, в честь бога реки Днепр), располагавшаяся на черноморском острове Березань.

Большая часть античных греческих поселений на берегах Керченского пролива возникло позднее — первой половине VI века до н.э. Почему ранее первой половины VI века до н.э. греческие мореплаватели в район Боспора Киммерийского (Керченского пролива), и колонисты не основали здесь ни единой колоний-апойкий? Возможно, это было связано с более безопасным и ранее освоенным морским путём вдоль западного побережья Понта Эвксинского. С развитием судостроения древние греки освоили и восточное побережье Понта, и открыли путь в Колхиду, расположенную на кавказском побережье и путь в Миотиду, открывший древним грекам новые торовые возможности с Великой Скифией.

На сравнительно небольшой территории Боспора Киммерийского было основано множество сравнительно крупных греческих поселений, в других местах Северного Причерноморья просто не существует такого количества греческих колоний. Среди колоний-апойкий известны Нимфей, Гермонасса, Кепы, Синдская Гавань или Горгиппия, город-государство Пантикапей (Керчь), другие поселения известные по письменным и археологическим источникам, возникшие в результате внутренней колонизации Причерноморья, такие «малые» боспорские города, как Мирмекий, Тиритака, Порфмий и др.

Весьма показательно, что ранние поселения европейской части Боспора Киммерийского были довольно крупными образованиями, вскоре превратившиеся в города или небольшие приморские городки.

Можно считать, что все отмеченные особенности освоения греками берегов Керченского пролива были связаны с выгодами торговли, близостью торговых путей от Боспора Киммерийского к Предкавказской Скифии, и возможностью зимнего передвижения товаров и групп кочевых скифов через замерзший Керченский пролив.

Развитие торговли жителей Боспора и греческих колонистов с Великой Скифией, древними греками Меотиды и передвижение большого потока различных племён способствовали демографическому росту народонаселения на Боспоре в это время. Зимние переправы царских скифов из Тавриды на зимние пастбища в Прикубанье, создавали угрозу греческим поселениям, не способным защититься от грабежей кочевников. Несомненно, торговый перекресток Боспора Киммерийского был для греческих колоничстов не только очень выгодном, но и опасном, так как, боспоряне не смогли создать вокруг своих городов системы сельскохозяйственных поселений подобной той, которая сложилась в Ольвии. Небольшие поселения боспорян на пути передвижения варварских племён, разумеется, были слишком уязвимыми.

Некоторые исследователи указывают, что подобная система расселения была характерна только для Керченского полуострова, тогда как на Тамани во время археологических разведок зафиксировано немало сельских поселений, относящихся к архаичному времени. Такое положение, казалось бы, противоречит гипотезе о периодических передвижениях кочевников через этот район. Однако это не совсем так, поскольку на всех архаических поселениях Таманского полуострова, на которых проводились археологические раскопки (таких, к сожалению, очень немного), получены убедительные данные, позволяющие судить об их сезонном, временном характере. К тому же, если следовать традиционному представлению, что Тамань в древности представляла дельту Кубани, состоящую из серии островов, то сами географические условия местности могли представлять для греков защиту от нападений кочевников, по крайней мере, на летний период, то есть на время проведения полевых работ.

Реальность ледовых походов скифов и их влияние на ход греческой колонизации некоторыми исследователями в последние годы подвергается большим сомнениям. Основанием для таких сомнений признается трудность или даже практическая невозможность переправы через большие водные пространства, скованные льдом. Действительно, пройти четыре километра по льду Керченского пролива в районе переправы было делом нелегким, но, как представляется, вполне осуществимым. В качестве аналогии рассказу Геродота можно привести свидетельство турецкого путешественника Эвлии Челеби, путешествовавшего по Крыму в 1641-1667 гг., и вместе с отрядом паши, а также многочисленными купцами и паломниками, совершившего переправу через Керченский пролив с таманской стороны на крымскую. Путешественник красочно описал трудности, связанные с этой переправой, но для турок она завершилась вполне успешно.

Ещё один пример перехода по льду Керченского пролива относится к более позднему времени. По свидетельству очевидца, зима 1839-1840 г. выдалась очень суровой, в результате этого Керченский пролив покрылся льдом, и сообщение между двумя его берегами осуществлялось на санях.

В общем, переправы через замерзшие водные пространства для кочевников не были исключительным явлением. Для того, чтобы неподкованные лошади не скользили по льду, могли использоваться самые простые средства (к примеру, разостланная солома), наконец, можно было передвигаться по снегу, а не по открытому льду. Все эти соображения позволяют с полным доверием относиться к сообщению Геродота о зимних переправах скифов через замерзший пролив, признавая их одним из важнейших факторов местной демографической ситуации во время греческой колонизации.

Сталкиваясь с греками на Боспоре Кемеррийском, кочевники или номады (от греч. nomados – кочующий), как представляется, не использовали эту территорию в экономическом отношении, а лишь рассматривали её как удобную возможность для переходах на Кубань, в Предкавказские степи.

Такое соседство могло создавать немалые трудности для обеих сторон, как для кочевников, так и ещё в большей степени для земледельцев. С одной стороны, соседство кочевников с земледельцами таило в себе возможность возникновения взаимной вражды, конфликтов и т.д., но и во избежание их, приводило враждующие стороны к заключению всякого рода договоров, соглашений и пр. В такой ситуации грекам необходимо было научиться договариваться с кочевниками-варварами, и они в совершенстве овладели этой наукой. По одной из версий, сохранившейся в древней письменной традиции, место для основания Пантикапея было получено от скифского царя [St. Byz. s.v. ]

Существуют веские основания считать, что, несмотря на соседство с номадами (от греч. nomados – кочующий), боспорские колонии первоначально существовали в относительно мирной, благоприятной обстановке. Однако в середине VI века до н.э. или немного ранее или чуть позднее на греческих поселениях фиксируются определеные негативные явления, вероятно связанные с ухудшением взаимоотношений с местными племенами. Это прежде всего демонстрируют слои крупномасштабных пожаров, открытые в Кепах, Мирмекии и Порфмии.

Таганрогское поселение — Кремны — прекратило своё развитие приблизительно в это же самое время. Необходимо подчеркнуть также, что в Мирмекии и Порфмии были обнаружены остатки ранних фортификационных систем, относящихся ко второй половине VI в. до н.э. В настоящий момент они являются самыми ранними оборонительными сооружениями, открытыми на древнегреческих памятниках северного берега Чёрного моря.

Результаты современного археологического изучения позволяют считать, что почти все греческие поселения первоначально имели довольно примитивный облик, поскольку были застроены заглубленными в землю жилыми и хозяйственными конструкциями (полуземлянками). Как представляется, стадия земляночного домостроительства заканчивалась через 70-80 лет после основания поселения. Лишь тогда все полуземлянки засыпались грунтом и на их месте возводились наземные здания с внутренними дворами, улицы с тротуарами и т.д.

Создание урбанистической структуры следует трактовать как важный показатель завершения периода адаптации колонистов к местным непростым климатическим, экологическим и демографическим условиям. С этого времени и приблизительно до конца первой четверти V в. до н.э. боспорские колонии находились на пике развития и процветания.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: