Ютландское морское сражение

В этот день в 1916 году состоялось крупнейшее морское сражение машинного времени Ютландское (соотношение сил см. ниже), в Германии - Бой у Скагеррака. В схватке сошлись 250 кораблей противников (при Цусиме, полным счетом - 150+). Если же кто-то из знатоков напомнит о…

Ютландское морское сражение

Наиполнейшее описание Ютландского сражения — с «разбором» — к годовщине

В этот день в 1916 году состоялось крупнейшее морское сражение «машинного» времени – Ютландское (соотношение сил см. ниже), в Германии — Бой у Скагеррака. В схватке сошлись 250 кораблей противников (при Цусиме, полным счетом — 150+). Если же кто-то из «знатоков» напомнит о сражении в зал. Лейте, то отвечу:
— события в кон. октября 1944г. у берегов Филиппин представляют собой не одно сражение, а попытку японцев провести морскую стратегическую операцию в ответ на американскую высадку на о-в Лейте. В ходе этой попытки они были разбиты в силу подавляющего превосходства противника, хотя и имели шанс нанести ему бОльший урон.
— многие помнят слова О.Бендера о таких «знатоках»
Но вернемся к событиям 100-летней давности в Северном море, кто же победил:

Резюмируя:
— британский флот, обладавший значительным превосходством в силах, несмотря на потери, одержал победу, т.к. достиг своей цели — сохранил блокаду, как метко выразился кто-то из современников: «германский флот ранил тюремщика, но . остался в тюрьме!»
— германский флот не смог достигнуть своей — цели — разбить противника по частям
Нек-рые детали:
— британская разведка («комната 40») ЗАРАНЕЕ знала о готовящейся операции и их корабли вышли в море РАНЬШЕ германских — ! Хотя чисто военная дурость (получавший донесение разведки адмирал не снизошел до выслушивания соображений аналитиков, а передававший их офицер не посмел высказаться. ) помешала точно определить состав сил германцев. Тут нужно вспомнить и о нашем вкладе — сигнальные книги и шифры с выскочившего на камни на Балтике в августе 1914г. германского крейсера «Магдебург» наши передали «союзникам»
— германские линейные крейсера (ком. — к-адм. Ф.Хиппер) навели британский авангард на свои главные силы, при этом нанесли им ощутимые потери; в конце сражения успешно прикрыл отход главных сил Флота Открытого моря — хотя, возможно, этот «выпад» и был излишен
— британские линейные крейсера (+ 5-я эскадра быстроходных линкоров; ком. — в-адм. Д.Битти) сумели оторваться и почти случайно навели германские корабли на свои главные силы. При этом Битти: а) не сумел сосредоточить свои силы к началу боя; б) не распределил огонь; в) не обеспечил комфлота вразумительной и своевременной информацией о противнике; г) за почти 1,5 года после боя у Доггер-Банки не «подтянул» своих артиллеристов — стрельба его кораблей была отвратительной — см. табл. внизу (к быстроходным линкорам это не относится, хотя командир их эскадры был просто тупым служакой)
— неожиданно для себя столкнувшись с главными силами британцев Флот Открытого моря (в-адм. Р.Шеер) не стал рисковать и отступил, дважды, в условиях боя, исполнив сложнейший маневр. В конце концов флот вернулся в свои базы пройдя ночью ЗА КОРМОЙ главных сил противника! По слухам Шеер выпил во время сражения 2 бутылки шнапса — должно быть это и помогло.
— Гранд Флит (адм. Дж.Джеллико), не получая своевременной информации о противнике сумел в кратчайшие сроки перестроить 6 параллельных походных колонн (!) своих линкоров в наилучший, в тех условиях, боевой порядок, затем снова потерял германцев (снова «спасибо» крейсерам!), оставался в море всю ночь, утром врага в море не нашел (они уже были в своих базах) и вернулся.
— из-за задержек с ремонтом германских кораблей выход в море пришлось несколько раз откладывать и большинство развернутых заранее на позициях ПЛ вернулось, оставшиеся не добились никакого успеха (о судьбе «Хэмпшира — отдельно!)
— британские эсминцы добились незначительных успехов, германские — никаких
Частные дополнение:
— несовершенство средств разведки, связи и управления привели к тому, что само сражение почти превратилось в блуждание масс кораблей в р-не боя практически наугад (впрочем, надо признать, что германцы управлялись лучше. )
— сражение показало что, по крайней мере германские линейные крейсера превосходят британские
Германские корабли, после сражения, ремонтировались дольше британских, а те просто прекратили выходить в море (не считая вылазки в августе), потом к ним еще присоединились американские эскадры и у германцев просто не стало шансов — в итоге, по условиям перемирия, 2-й в мире флот униженно перешел под британским контролем в Скапа-Флоу (вместе с подлодками — основной угрозой англосаксам), где фаталистически и самозатопился.
После боя, учитывая, что германское сообщение о победе появилось еще до возвращения британских кораблей в базы, британская общественность нуждалась в «козле отпущения» и, одновременно, «герое» — первым сделали Джеллико, вторым — Битти — он стал главкомом уже в ноябре.
Споры (в т.ч. и с переходом на личности) о ходе сражения, его руководстве и результатах не прекращались и после войны, тем более Адмиралтейство засекретило «Официальный отчет» — он был опубликован с «изьятиями» лишь в 1927г. Полная история, со всеми документами и мнениями главных участников вышла в 1939 году и . бОльшая часть тиража погибла под немецкими бомбежками в 1940г. — теперь библиографическая редкость! «Всё надо делать вовремя»
«Спорщики» Битти и Джеллико умерли в 1935-36гг с «разбегом» в неск. месяцев (разница в возрасте — 12 лет).
Командующий германскими крейсерами — Хиппер тоже сменил своего «шефа» в качестве главкома, но уже под занавес — в августе 1918г., пережил флотские мятежи и революционные события, вынужден был сдать флот британцам и ушел в отставку, мемуаров не оставил, умер в 1932г.
Шееру не так повезло — в 1920г. злоумышленник ворвался в его дом, убил жену, ее служанку, тяжело ранил его дочь и . покончил с собой в подвале — ! Написал мемуары, принял приглашение от Джеллико посетить Британию, но . умер в 1928г. до поездки.

Итак, соотношение сил в Ютландском сражении:


Флагманы противников — британский «Айрон Дьюк» (вверху) и германский «Фридрих дер Гроссе»

1) Общее (в скобках — потери кораблей):
Британцы Германцы

линкоры-дредноуты 24 16

крейсера-дредноуты 9 (3) 5 (1)*

ВСЕГО дредноутов 37 21

станд. в/и, тыс.т 940 (69) 530 (31)

* германские линейные крейсера, по своим боевым качествам, приближались к понятию «быстроходные линкоры», но уступали британским в артиллерийской мощи


«Уорспайт» — британские быстроходные линкоры типа «Куин Элизабет» с 381-мм ГК могли бы стать «кохырной картой» в этом бою, но . постоянно опаздывали к месту событий

линкоры-додредноуты
(броненосцы) — 6 (1)

броненосные крейсера 8 (3) —

ВСЕГО кораблей-
-«броненосцев» 45 (6) 27 (2)

станд. в/и, тыс.т 1.067 (114) 615 (45)



Броненосный крейсер «Дефенс» (вверху) и броненосец «Поммерн» вступили в строй уже после «Дредноута», но соперничать с кораблями нового типа уже не могли (правда второй погиб от торпеды британского эсминца, а не от артогня дредноутов, как первый. )

легкие и бронепалубные
крейсера 26 11 (4)

станд. в/и, тыс.т 131 55 (21)

эсминцы 79 (8) 61 (5)

* «Энгадайн» с 4 поплавковыми самолетами на борту — один из них взлетел, обнаружил противника, но несовершенство средств связи не позволило авианосцу передать это сообщение главным силам — первое в ситории использование корабельной авиации в бою!
Второй авианосец — «Кампания» — не вышел в море из-за угрозы подлодок
Германские дирижабли не смогли вылететь из-за погоды (сильный ветер)


У британцев в составе флота был и гидроавианосец «Энгадайн».

2) Артиллерия (бортовой залп кораблей, калибр больше 150-мм):

ВСЕГО орудий ГК
дредноутов, борт 332 188

ВСЕГО орудий ГК
броненосных кораблей,
борт 360 212

150/152-мм 168 160

Всего орудий среднего
калибра, борт 190 202

По орудиям больше 234-мм:

Бортовой залп, т 183 76

Бортовой залп в минуту, т*** 299 196

Отдельно по силам Битти и Хиппера перед началом сражения:

Бортовой залп, т 52 15

Бортовой залп в минуту, т*** 72 41

* ЛК «Канада» — строившийся для Чили корабль, конфискованный с началом войны, после войны отремонтирован и передан заказчику — «Латорре»
** 190-мм — ГК на БрКр «Хэмпшир»
***Табличные данные — естественно скорострельность в реальном бою зависит от многих факторов, это техническая огневая производительность орудийных установок, заложенная конструктора, по-моему я первый даю этот показатель.



«Костяк» ютландской артиллерии британские BL 13.5-inch Mk V и германские 30.5 cm SK L/50

Выпущено снарядов ГК (попаданий): Британия 4.480 (124, 2,8%) Германия 3.597 (122, 3,4%)
в т.ч. ЛКр 1.650 (26, 1,6%)
и ЛК 2.630 (98, 3,7%)
(по БрКр данных нет)

Потери: Британия 14 кораблей (9,3%), 6.100 чел. (10%) Германия 11 кораблей (11%), 2.550 чел. (7,1%)


Линейный крейсер «Индефатигебл» стал одной из главных жертв сражения — неудачное развитие типа «Инвинсибл» (и так недостаточная броня была «размазана» по большей площади) — потплен германским «Фон дер Танном», только 2 из экипажа в 1.019 чел. спасены
Его одноклассник «Нью Зиланд» (выпустил больше всех снарядов — 420, но попал всего 4 раза — меньше 1%) получил лишь одно попадание — видимо сказалось «шаманство» аборигенов маори, подаривших командиру крейсера накидку пью-пью, в к-рой он и был во время сражения:

Еще один из серии — «Австралия» к Ютланду не успел выйти из ремонта

В общем, в т.ч. для нас:
— английские линейные и броненосные крейсера (3 и 3, соответственно) бодро взрывались и горели (кстати, аналогично поврежденный нашим огнем «Фудзи», построенный в Англии, при Цусиме, не взорвался, сволочь!), но германский флот победы не добился и вернулся в свои базы (жаль «Лютцова» не дотащили! кроме него, из крупных кораблей , германцы потеряли броненосец времен русско-японской войны) – просто РАНЬШЕ нужно было англичан топить – в конце 1914-начале 1915 гг., тогда был реальный шанс и лучшее соотношение сил, а в середине 1916 года было уже поздно.
Да, немцы потеряли в сражении легкий крейсер «Эльбинг» — строившийся для русского флота как «Адмирал Невельский» и конфискованный с началом войны.
Еще один пример неудачи континентальных держав на море.

Ютландское сражение: крупнейший морской бой Великой войны

Крупные боевые корабли — дорогое и сложное в производстве удовольствие. Каждый из них можно легко потерять, а вот на строительство уйдут годы. И рисковать ими никто не хочет. Поэтому самое грандиозное морское сражение Первой мировой войны в том виде, в котором оно состоялось, произошло почти что случайно. Как так вышло — в нашей статье.

Крупные боевые корабли — дорогое и сложное в производстве удовольствие. Каждый из них можно легко потерять, а вот на строительство уйдут годы. И рисковать ими никто не хочет. Поэтому самое грандиозное морское сражение Первой мировой войны в том виде, в котором оно состоялось, произошло почти что случайно. Как так вышло — в нашей статье.

Хитрый план Рейнхарда Шеера

К маю 1916 года война шла уже довольно долго для того, чтобы обе стороны осознали глубину позиционного тупика, сложившегося на сухопутном театре военных действий. Тупик этот был, конечно, малоприятен, но в целом работал на Антанту — она была сильнее индустриально и рано или поздно выиграла бы в войне на истощение.

Немаловажную роль в ней играла британская морская блокада. Снять её можно было, только захватив ‘ title=>господство на море. Это было серьёзной проблемой — английский Гранд-флит был ощутимо сильнее германского Флота открытого моря. Но у немцев оставалась возможность наносить ему чувствительные удары, громя противника по частям.

И у адмирала Рейнхарда Шеера, командовавшего Флотом открытого моря, имелся план, как это сделать.

Идея была проста и не то чтобы нова — взять группу быстроходных кораблей и совершить набег на один из британских прибрежных городов. Британцы, скорее всего, отправят за ней какие-то силы — достаточно представительные, но вряд ли весь Гранд-флит. И тут-то их будет ожидать сюрприз — основные силы в виде оставшихся кораблей Флота открытого моря, что будут следовать в 50 милях позади.

Кайзеровские моряки уже устраивали набеги на побережья в Первой мировой — но в меньших масштабах. Теперь настало время играть по‑крупному.

Контрловушка

Но у англичан имелись свои козыри в рукаве.

Германской западне было не суждено сработать — британцы смогли перехватить и расшифровать некоторые переговоры. Да и активность подлодок заметили — и поняли, что назревает что-то крупное. Правда, точно узнать получилось только то, что 31 мая в море выйдет какой-то более-менее представительный контингент. В целом у англичан сложилось впечатление, что бо́льшая часть германских линкоров так или иначе останется на месте.

Обе стороны двигались навстречу друг другу, уверенные, что встретиться придётся с существенно уступающими силами — и поэтому поначалу действовали довольно смело.

Внезапная встреча

Авангарды флотов наткнулись друг на друга в 15:30 31 мая 1916 года. Встреча произошла в сотне миль от Ютландского полуострова. Первыми друг друга обнаружили лёгкие силы, действовавшие впереди. Но вскоре в дело вступили и линейные крейсера — быстроходные и хорошо вооружённые гиганты.

Британский авангард был ощутимо сильнее. Если не считать прикрывавшие большие артиллерийские корабли эсминцы и лёгкие крейсера, под командованием вице-адмирала Битти имелось ‘ title=>шесть линейных крейсеров и четыре линкора. Немецкий же отряд, возглавляемый контр-адмиралом Хиппером, насчитывал всего пять линейных крейсеров.

Читайте также  Характеристика внешней политики екатерины ii

Бой линейных крейсеров начался в 15:45. А в 16:00 к делу подоспели и четыре линкора Битти.

Немцы стремились навести неприятеля на свои основные силы. Это было не так уж и сложно. Уверенные в своих силах, британцы действовали нахально — их авангард оторвался от основных сил на 20 миль дальше, чем у немцев.

Но даже без основных сил корабли Хиппера смогли « задать перца», потопив два линейных крейсера.

Сказались лучшая подготовка германских экипажей ( мало кораблей — ставим на качество), некоторая неразбериха в стане англичан и слабая защита британских линейных крейсеров, которые могли быть уничтожены одним удачным попаданием.

Большие папочки

В 16:33 Хиппер всё-таки навёл британский авангард на основные силы под командованием Шеера. Увидев приближавшиеся германские линкоры, Битти понял, что в море вышел весь неприятельский флот.

Завязать с ними бой в одиночку стало бы не воспеваемым в веках благородным безумием, а всего лишь беспросветной дуростью.

Битти развернул корабли. Стороны поменялись местами — теперь британцы завлекали неприятеля к своим линкорам. А немцы, решившие, что больше сюрпризов не будет, увлечённо гнались следом.

В 17:36 к отступающему Битти пришла помощь. Это было самое быстроходное соединение крупных кораблей основных сил — эскадра линейных крейсеров под командованием контр-адмирала Худа. Полчаса спустя к делу стали присоединяться и другие английские эскадры — вооружённые уже тяжеловесами в виде линкоров.

Дело стало складываться худо, и немцы начали склоняться к отступлению.

Незадолго до этого им удалось потопить ещё один крупный британский корабль — линейный крейсер « Инвинсибл». Тот, в лучших традициях британских линейных крейсеров, взорвался — спастись удалось лишь шестерым. Вместе с кораблём на дно отправился и контр-адмирал Худ, командовавший 3-й эскадрой линейных крейсеров. Позже в честь Худа назвали линейный крейсер, который точно так же взлетел на воздух от удачного неприятельского снаряда. Но уже в другую мировую войну.

Впрочем, удрать было не так-то просто. Немцы повернули в 18:35, но сделать это получалось только в сторону неприятельских баз. Продолжать идти этим курсом было самоубийственно, и в 19:00 Шеер повернул обратно — прорываться к германским берегам.

Прорыв

Шеер решил любой ценой сохранить линкоры. Он бросил в атаку все удобно расположенные для этого корабли — линейные крейсера, лёгкие крейсера, миноносцы. Последние, в дополнение ко всему, ещё и ставили дымзавесу.

Эти действия дали результат — на какое-то время Шеер оторвался. Успех был в немалой степени заслугой миноносцев — британские линкоры потратили много времени и усилий, чтобы увернуться от торпед. Немцы не потеряли ни одного крупного корабля — « тяжелораненый» линейный крейсер « Лютцов» они сами затопили ещё до прорыва. Правда, повреждённого у немцев было хоть завались: 9 единиц одних только крупных кораблей требовали докового ремонта, не считая « мелочи» и лёгких повреждений.

Какое-то время британцы преследовали немцев. То и дело возникали спорадические стычки. Стороны маневрировали, стремясь улучшить своё положение. Видимость падала. В девять вечера зашло солнце и стало совсем темно.

Ночью царил хаос. Отдельные корабли и группы пытались найти друг друга, найти своих, понять, кто перед ними находится, а потом, по возможности, потопить его, пока не поздно. Часто противники находились гораздо ближе друг к другу, и время от времени уподоблялись античным триремам. Например, германский линкор тараном снёс британский эсминец.

Но, опять же, стратегического баланса сил ночное столкновение не изменило — не был потоплен ни один современный линкор или линейный крейсер. Хотя немцы потеряли старый эскадренный броненосец, построенный ещё в додредноутную эпоху, — бедняга нарвался на торпеды британского эсминца. Все семь сотен членов экипажа погибли.

Днём первого июня флоты вернулись на свои базы — боезапас был расстрелян, люди устали, нанесённые повреждения не давали думать о продолжении боя. Сражение закончилось.

Выиграли все ( на самом деле нет)

Стратегический итог Ютландского сражения был равен нулю. Оба флота сохранили ядро из наиболее ‘ title=>крупных и ценных кораблей и примерно ту же боеспособность, хотя многие, конечно, требовали многомесячного ремонта.

Немцы потеряли эскадренный броненосец, линейный крейсер, четыре лёгких крейсера, пять миноносцев и 2551 человека. Потери британцев были ощутимее — три линейных крейсера, три броненосных и восемь миноносцев. А также 6097 человек.

Тем не менее, обе стороны не постеснялись заявить о своей победе.

Немцы заявляли, что выиграли « по очкам», уничтожив больше неприятельских кораблей. Англичане — что немцы оставили поле сражения, а значит, господства на море не завоевали.

В последнем заявлении имелась изрядная доля смысла. Ведь это Шеер выходил в море с намерением разбить неприятеля и улучшить, если не уравнять глобальные шансы. С этой задачей он не справился — а при подавляющем превосходстве британского флота всё остальное было не так уж и важно.

В августе 1916 года немцы ещё вывели в море большинство своих тяжёлых кораблей — но дело вновь закончилось ничем. Чем больше проходило времени, тем меньше оставалось веры в способность линкоров хоть что-то изменить. Британская морская блокада продолжала действовать, затягивая удавку все сильнее и сильнее.

А это значит, что « ничейный» исход боя был на руку ‘ title=>не Германии, а Антанте.

Ютландское проклятие: кровавая битва на море

С началом Первой мировой войны британский флот блокировал выход из Северного моря, прервав морские поставки в Германию сырья и продовольствия. Устранить эту блокаду немцы не могли. Командующий кайзеровским Флотом открытого моря адмирал Фридрих фон Ингеноль понимал, что лобовое столкновение с неприятельским Гранд-Флитом, мягко говоря, нежелательно. Силы были неравны, что наглядно показал бой в Гельголандской бухте 28 августа 1914 года, когда англичане, не потеряв ни одного корабля и лишь 32 человека убитыми, потопили три германских легких крейсера и эсминец.

В итоге Флот открытого моря, созданный практически с нуля в 1907 году, берегли как козырную карту. Досаждать противнику немцы решили набеговыми операциями на восточное побережье Великобритании быстроходных крейсеров и действиями подводных лодок на коммуникациях близ баз Гранд-Флита. Плоды это приносило. В частности, 22 сентября 1914 года субмарина U-9 за полтора часа отправила на дно три крейсера англичан. Однако тактика «ударь и отходи» не могла обеспечить прорыв блокады.

В январе 1916-го командующим Флотом открытого моря назначили вице-адмирала Рейнхарда Шеера, сторонника агрессивной наступательной стратегии. Этого старого служаку всю жизнь терзал внутренний конфликт. По натуре он был бойцом, но ни проявить себя, ни сделать карьеру никак не удавалось. Сын баварского учителя, Шеер поступил на императорский флот в 16 лет. Презираемый сослуживцами-аристократами за «врожденное плебейство», он лишь на пороге своего сорокалетия получил должность старшего помощника командира корабля.

Дальше дело пошло быстрее: в 1907 году Шеер уже руководил флотилией миноносцев, семью годами позже 2-й ударной эскадрой линкоров, а затем 3-й ударной эскадрой дредноутов. Наконец, всеми военно-морскими силами Германской империи.

Их возможности Шеер явно переоценивал. «Я проинспектировал весь свой флот, — заявил он однажды, — и мне остается лишь признать, что он не хуже английского». Вице-адмирал подготовил план, сутью которого была идея решительной битвы с неприятельской армадой. В документе говорилось, что на Гранд-Флит «должно оказываться систематическое и постоянное давление с тем, чтобы принудить его отказаться от выжидательной тактики и выслать часть сил против германского флота. Это предоставит последнему благоприятную возможность для атаки».

Шеер предлагал следующие формы давления: подводная война против торгового судоходства, минно-заградительные операции, атаки отдаленных океанских коммуникаций англичан, воздушная война. Кайзер Вильгельм II этот план утвердил.

Британское адмиралтейство отметило повышенную активность германских субмарин в Северном море и сделало вывод, что немцы что-то затевают. «Комната 40», криптографическое подразделение адмиралтейства, сформированное вскоре после начала войны, подтвердило эти опасения. Расшифровав приказы Шеера, «комната 40» передала 30 мая 1916 года: «Вражеские силы могут выйти в море». Главнокомандующий Гранд-Флитом Джон Джеллико и командующий эскадрой линейных крейсеров Дэвид Битти получили сообщение: «Немцы наметили какую-то операцию. Вы должны сосредоточиться к востоку от Долгих Сороковых (район в 110 километрах к востоку от шотландского побережья. — Г. Степанов.) в готовности к любой встрече».

«Величаво взошло солнце»

Гранд-Флит базировался в Скапа-Флоу, гавани в Шотландии на Оркнейских островах. В 1916 году он располагал 40 современными линкорами и линейными крейсерами, а также значительным числом легких крейсеров и эсминцев. Набеговая тактика противника заставила британское адмиралтейство провести передислокацию ряда соединений. Большинство линейных крейсеров, находившихся в подчинении вице-адмирала Битти, перешло на 400 километров южнее, в залив Ферт-оф-Форт у городка Росайт. Это позволяло более оперативно перехватывать немецкие корабли во время их вылазок к английскому побережью.

В войну Гранд-Флит вступил, имея централизованную структуру управления, тесно связанную с утвержденной на флоте системой связи. Эта служба была перегружена различными правилами и процедурами, худо-бедно оправданными в мирное время, но абсолютно не подходящими для боя. Командиры кораблей дей-ствовали в четком соответствии с множеством сигналов, подаваемых с флагмана. В реальном бою, с его высокими скоростями, с возникавшими при орудийных залпах клубами густого дыма, эти сигналы часто оставались незамеченными.

Структура Флота открытого моря в целом была схожа с английской. Она включала в себя и морское министерство, и штаб, и главные силы флота, дислоцированные на Северном и Балтийском морях. Однако командующие эскадрами подчинялись лично кайзеру, что связывало им руки в принятии решений.

Немецкие корабли уступали неприятельским в скорости и артиллерийской мощи. Это отставание компенсировалось более качественной броней и лучшей подготовкой артиллеристов. Кроме того, у английских линейных крейсеров были крайне уязвимые погреба боезапаса, что неоднократно становилось причиной детонации снарядов и почти мгновенной гибели кораблей при удачном для противника прямом попадании в башни главного калибра.

Королевский флот вышел в море вечером 30 мая тремя соединениями из трех разных точек на восточном побережье Шотландии. Через несколько часов, в ночь на 31 мая с базы в Вильгельмсхафене в устье реки Яде в Нижней Саксонии в направлении пролива Скагеррак вышел отряд контр-адмирала Франца фон Хиппера в составе пяти линейных крейсеров с легкими крейсерами и миноносцами. Через полчаса за ними последовал и весь Флот открытого моря, ведомый Шеером.

Капитан 3-го ранга Георг фон Хазе, командовавший артиллерией на тяжелом крейсере «Дерффлингер», вспоминал тот момент, когда около 8 часов утра германская эскадра миновала проход в минном поле у бухты Гельголанд и повернула на север: «Величаво взошло солнце, разметало свои золотые лучи по морю, и нашим глазам во всей своей красе предстал Флот открытого моря, идущий в бой, — зрелище, достойное восхищения. Погода стояла ясная, и далеко за кормой мы видели наши линейные корабли. Всего их было двадцать два — настоящая армада».

У немцев насчитывалось 99 кораблей общим водоизмещением 660 тысяч тонн и 45 тысяч человек команды. У англичан же — 149 кораблей общим водоизмещением почти миллион с четвертью тонн и около 60 тысяч человек.

Встреча противников произошла между 14 и 15 часами 31 мая примерно в 160 километрах к западу от побережья датского полуострова Ютландия. Об этом событии написаны тома, и нет смысла воспроизводить его во всех подробностях. Да и не получится.

Ютландское, или, в немецком варианте наименования, Скагерракское сражение стало единственной в Первой мировой войне морской операцией, где в полном объеме оказались задействованы Гранд-Флит и Флот открытого моря. Сражение проходило в несколько этапов, распадаясь на каждом из них на множество мелких яростных стычек. Его атмосферу передают слова Франца фон Хиппера, с которыми он в минуту затишья обратился к своему штабу: «Готов биться об заклад, что когда-нибудь ученые крысы из Военно-морской академии будут ломать голову, пытаясь понять: что мы думали? А ничего мы не думали. Думать было некогда».

В том же эмоциональном ключе звучит свидетельство английского офицера, наблюдавшего с высокого борта дредноута за быстротечной схваткой миноносцев: «Творилось нечто невообразимое. Какие-то силуэты, длинные и низкие, на бешеной скорости за 30 узлов носились туда и сюда под градом снарядов, в всплесках разрывов и в черном дыму. По ним стреляла артиллерия вспомогательного калибра линейных крейсеров, над их мачтами с ревом летали тяжелые снаряды — и немецкие, и наши».

«Что-то не так с нашими кораблями»

Или вот рассказ вахтенного офицера линейного крейсера «Лайон», флагмана вице-адмирала Битти. В пылу битвы этот моряк увидел, как на мостик, пошатываясь и истекая кровью, весь в страшных ожогах, поднялся сержант Королевской морской пехоты: «Я спросил его, в чем дело. Он прохрипел чуть слышно: «Башня Q разбита. Расчет погиб. Мы подтопили артиллерийский погреб». Мне бросилось в глаза, что бронированный верх башни свернулся в трубочку и она походила на открытую банку сардин. Из зияющей дыры клубами валил густой желтый дым. Странно, что все это произошло лишь в нескольких ярдах от боевого поста Битти, но никто на мостике не слышал взрыва».

Читайте также  Промышленность и торговля

В начальной фазе Ютландского сражения тон задавали немцы. Их тяжелый крейсер «Фон дер Танн» отличался одной особенностью: его 11-дюймовые пушки поднимались не на 16 градусов, как у всех других, а на 20. Соответственно, дальнобойность доходила до 20,5 километра. С этой дистанции «Фон дер Танн» и открыл огонь по английскому линейному крейсеру «Индефатигебл», который, получив несколько прямых попаданий в башни и палубу в кормовой части, затонул в результате взрывов пороховых погребов. Та же участь постигла и «Куин Мэри». Слова адмирала Битти, которыми он отреагировал на гибель этого мощнейшего линейного крейсера, вошли в анналы Королевского флота: «Кажется, сегодня что-то не так с нашими проклятыми кораблями!»

Дэвид Битти приказал изменить курс, чтобы приблизиться к противнику. Выходец из рода ирландских дворян, потомственный военный, он мыслил широко и оригинально. В 1912-1913 годах Битти сделал ряд стратегических разработок: о строительстве флотских баз, об угрозе со стороны подводных лодок и мин, о возможности блокирования германского флота. Он считал необходимым обучать артиллеристов стрельбе на больших скоростях. Для соотечественников он остался самой притягательной фигурой из всех военных вождей Антанты в годы Первой мировой. Однако в Ютландской битве Битти действовал небезошибочно. В частности, адмирал разделил свою эскадру таким образом, что вступить в бой он мог только с одной ее частью.

На этот «фатальный промах» укажет впоследствии в рапорте Джон Джеллико, убежденный, что Битти подверг Гранд-Флит смертельному риску, очертя голову ввязавшись в сражение. Лорд Джеллико прослужил на флоте 44 года, и все ждал своего часа. Час пробил 31 мая 1916 года, но одновременно на плечи адмирала легло тяжелейшее бремя ответственности. Главнокомандующий прекрасно осознавал последствия победы Германии на море. Морские коммуникации со Скандинавией перешли бы под полный контроль немцев. Союзная Россия оказалась бы в изоляции. Защищать берега Британии было бы нечем, пришлось бы отзывать войска с континента.

Даже в море Джеллико оставался затворником. Часами он просиживал у себя во флагманском салоне и, нацепив на длинный нос золотое пенсне, разбирал бесконечные приказы и донесения. Но в последний день весны 1916 года Джеллико не мог не изменить своим привычкам. В стареньком синем непромокаемом плаще, в маленькой, видавшей виды форменной фуражке с потускневшим шитьем, в белом кашне, повязанном вокруг шеи, адмирал почти не покидал ходовой мостик линкора «Айрон Дюк», флагмана Гранд-Флита.

Наступившая ночь стала для Джеллико сущим проклятием. Командующий укрепился в уверенности, что ночной бой — это лотерея, а играть в азартные игры он не любил. Такой бой сводил на нет превосходство Гранд-Флита в дальнобойности и мощи корабельной артиллерии. Немцам же, с их более совершенными прожекторами, темнота давала огромные преимущества: они выискивали цель и тут же открывать по ней огонь. Однако уклониться от столкновения англичанам не удалось. Эскадры сблизились на дистанцию прямого выстрела.

Это теперь историки могут воссоздать более или менее достоверную картину событий. Непосредственным же участникам все казалось полнейшим хаосом. «Где находится противник, мы не имели ни малейшего понятия, — писал командир одного из британских эсминцев. — А где наши, могли только догадываться». Когда артиллерийская дуэль закончилась, установилась гнетущая тишина. Занимался рассвет. Ютландское сражение завершилось. В нефтяных разводах плавали мертвые рыбы и мертвые люди, по морю бродили мертвые корабли.

Фактическая сторона битвы хорошо известна: англичане лишились 14 кораблей общим тоннажем 113 570 тонн; при этом 6097 человек были убиты, 510 ранены, 177 взяты в плен. Германские потери составили 11 кораблей общим тоннажем 60 250 тонн, включая линейный крейсер «Лютцов», при 2551 убитом и 507 раненых. Казалось бы, победа «по очкам» досталась немцам. «Магия Трафальгара развеяна», — заявил тогда Вильгельм II. Кайзер произвел Шеера в полные адмиралы, а Хиппера возвел в дворянство.

В реальности сражение не решило ни одной из поставленных задач, как для англичан, так и для немцев. Последним удалось сохранить свой флот, Гранд-Флит также не был уничтожен. Оперативная обстановка на Северном море не изменилась. Кайзеровские адмиралы окончательно убедились в том, что злейший враг им не по зубам: разгромить его в следующем «генеральном сражении» не удастся. После Ютландской битвы в Берлине одержало верх мнение сторонников неограниченной подводной войны, как единственного средства воздействия на Англию. К концу 1916 года эта война возобновилась, причем ее сфера была распространена на Белое море, Мурманское побережье и другие районы Атлантики, где проходили главные морские торговые пути.

Ну а Джеллико и Битти были вознесены в Британии на вершину славы. Пресса сравнивала их с Нельсоном.

Ютландское морское сражение (31 мая – 1 июня 1916 г.) Текст научной статьи по специальности « История и археология»

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Павладин А. И.

Текст научной работы на тему «Ютландское морское сражение (31 мая – 1 июня 1916 г.)»

А. И. Павладин Ютландское морское сражение (31 мая — 1 июня 1916 г.)

31 мая 2016 г. исполняется 100 лет крупнейшему морскому сражению Первой мировой войны между немецким и британским флотами. Сражение произошло в Северном море близ датского полуострова Ютландия, в Скагерракском проливе.

В мае 1916 г. английский флот продолжал осуществлять морскую блокаду, рассчитанную на экономическое удушение Германии. Немецкое командование в 1916 г. вернулось к идее уравнивания численного состава своего флота с английским, стремясь уничтожить последний по частям. Для этого новый немецкий командующий флотом адмирал Шеер решил использовать линейные силы флота совместно с подводными лодками, а при благоприятной погоде привлечь и дирижабли.

Замысел германского командования заключался в том, чтобы набеговыми действиями линейных крейсеров на отдалённые пункты английского побережья и коммуникации противника вызвать часть английского Гранд-Флита в море, а затем навести его на превосходящие силы своего флота и уничтожить.

В соответствии с этим замыслом германский флот совершил три похода к берегам Англии. В одном из них, а именно при походе к Скагерраку, произошла встреча главных сил немецкого (командующий — адмирал Р. Шеер) и английского (командующий адмирал Дж. Джеллико) флотов, в результате чего произошло Ютландское сражение — самое большое сражение Первой мировой войны.

Английский флот в этом сражении имел значительное преимущество, особенно в линкорах — главной ударной силе флота, которые превосходили германские в скорости и по калибру главной артиллерии. Однако немецкие корабли превосходили английские в бронировании и противоминной защите.

В соответствии с принятым планом, адмирал Шеер решил во второй половине мая выйти со своим флотом в море и произвести нападение на английские коммуникации в районе Скагеррака.

Развёртывание немецкого флота началось с выхода подводных лодок. В период с 15 по 22 мая 11 лодок заняли позиции у основных баз флота на английском побережье с задачей обнаружения выхода в море неприятельского флота и нанесения по нему предварительных ударов. Дирижабли из-за неблагоприятной погоды в море не высылались, что существенно затруднило немцам ведение разведки.

Английская разведка на основании перехваченных и расшифрованных немецких радиодонесений установила день выхода германского флота и направление его движения. С целью упреждения противника

адмирал Джелико решил развернуть свои силы до выхода немецкого флота в море.

30 мая авангард английского Гранд-Флита в составе 4 новейших линкоров и 6 линейных крейсеров в охранении легких крейсеров и миноносцев вышел из Розайта и направился к побережью Ютландского полуострова. Командовал эскадрой адмирал Битти. Вслед за ними в море вышли главные силы английского флота во главе с адмиралом Джелли-ко и также направились в указанный район. Немецкие подводные лодки не выполнили поставленной задачи и не обнаружили выход английского флота.

На рассвете 31 мая германский линейный флот вышел из Виль-гельмсхафена и направился на север. Впереди шел авангард под командованием адмирала Хиппера в составе 5 линейных крейсеров в охранении лёгких крейсеров и эсминцев. За ним на расстоянии 50 миль следовали главные силы во главе с адмиралом Шером.

Встреча эскадры Хиппера с эскадрой Битти произошла днём 31 мая в 90 милях западнее Ютландского полуострова и привела к бою авангардных сил (линейных крейсеров). Англичане первыми в 14 ч 30 мин обнаружили немецкую эскадру, шедшую на северо-запад. Имея двойное превосходство в силах, Битти решил атаковать противника и, увеличив скорость, пошёл на сближение.

Адмирал Хиппер повернул на юг, чтобы навести англичан на свои главные силы. В 15 ч 48 мин, идя почти параллельными курсами, обе стороны открыли огонь на дистанции около 80 каб. Англичане неверно определили начальную дистанцию боя и долго не могли пристреляться. Немцы действовали более успешно и в течение получаса потопили 2 английских линейных крейсера.

В ходе артиллерийского боя противники попытались использовать торпедное оружие. Здесь англичане действовали более успешно. Английскому миноносцу удалось сблизиться на дистанцию 35 каб. и, выпустив три торпеды, потопить немецкий эсминец и серьёзно повредить линейный крейсер.

В 16 ч 33 мин англичане обнаружили на горизонте главные силы германского флота и стали поспешно отходить на север на соединение с приближающимися с севера основными силами Гранд-Флита, стремясь навести немецкий флот на свои главные силы. Только теперь Джеллико стало ясно, что сообщения адмиралтейства о нахождении флота Открытого моря в бухте Яде неверны [6, с. 934. Эскадра Хиппера, заняв место в голове германского линейного флота, включилась в погоню за эскадрой Битти. На этом закончился первый этап сражения — бой авангардов. «Морская история Англии не знала примеров, чтобы отряд кораблей, подобный отряду Битти, пострадал столь жестоко от численно слабейшего неприятеля» [8, с. 25].

В то время, когда начался бой линейных крейсеров, главные силы английского флота находились в 60 милях к северу. Гранд-Флит шестью параллельными кильватерными колоннами по 4 линкора в каждой со скоростью 19 узлов приближался к месту боя. Линкоры сопровождали эсминцы, выполняя задачу противолодочного охранения. А впереди по курсу на расстоянии 8 миль шли дозорные крейсера. По ряду причин адмирал Джеллико запоздал с развёртыванием своего флота и к началу боя не успел перестроить силы в одну кильватерную колонну в соответствии с тактическим приёмом охвата головы неприятельского флота и нанесения по нему мощного совместного артиллерийского удара линейными кораблями.

Бой главных сил начался в 18 ч 20 мин. Англичане первыми открыли огонь с дистанции 60-65 каб., сосредоточив его на линейных крейсерах, находящихся в голове кильватерной колонны германского флота. Оказавшись под огнём, адмирал Шеер понял, что вступил в бой с главными силами противника. Полная неосведомленность командующего германским флотом явилась результатом плохой разведки. Видя явное превосходство англичан в силах, Шеер решил отказаться от генерального сражения с Гранд-Флитом и в 18 ч 35 мин поворотом «все вдруг» на 180° вышел из боя [2, с. 145]. Под прикрытием дымовых завес, поставленных эсминцами, и наступившей вскоре темноты германский флот оторвался от англичан, и противники потеряли друг друга из вида. На этом закончился дневной бой главных сил флотов противоборствующих сторон.

В ходе боя один линейный крейсер англичан был потоплен и один сильно повреждён. Немцы потеряли в этом бою лишь лёгкий крейсер, а несколько кораблей получили серьёзные повреждения.

Оторвавшись от противника, адмирал Шеер первоначально следовал на запад, а затем решил под покровом ночи прорываться в свою базу и кратчайшим путём направился в Гельголандскую бухту. В это время английский флот, осуществляя поиск немцев, следовал также на юг. Адмирал Джеллико рассчитывал перехватить германский флот и утром 1 июня продолжить бой.

В итоге около 23 ч курсы противников пересеклись, что привело к ночному бою. Германский флот, проходя за кормой Гранд-Флита, вступил в соприкосновение с английскими эсминцами, что привело к нескольким боевым столкновениям, больше напоминающим «свалку» в обстановке общей суматохи. Была создана благоприятная обстановка для нанесения мощного торпедного удара по германским линейным силам. Однако англичане не воспользовались этим, затратив слишком много времени на опознавание кораблей противника. И только одна из шести флотилий эсминцев смогла произвести торпедную атаку и потопить немецкий линейный корабль «Померан». В итоге флоты вернулись в свои базы.

Ютландское сражение является самым крупным сражением Первой мировой войны, в нём участвовало 250 кораблей, в том числе 58 дредноутов и линейных крейсеров. Английский флот потерял 14 кораблей, в том числе 3 линейных и 3 броненосных крейсера, 8 эсминцев. Потери немецкого флота — 11 кораблей, в том числе старый линкор, линейный крейсер, 4 лёгких крейсера и 5 эсминцев. Несмотря на то, что каждая из противоборствующих сторон заявила о своей победе в сражении, ни одна из них не добилась поставленных целей. Немецкому командованию не удалось серьёзно ослабить английский флот и уравнять с ним силы. В свою очередь англичанам не удалось разгромить главные силы немецкого флота в генеральном сражении. Сражение проиграли все участники [1, с. 427].

Читайте также  Расцвет дворянской империи. восстание емельяна пугачева.

1. Больных А. Г. Морские битвы Первой мировой. — М., 2000.

2. Вильсон Х. Линкоры в бою. 1914-1918 гг. — М., 2002.

3. Вильсон Х. Морские операции в мировой войне 1914-1918 гг. — Л., 1924.

4. Гибсон Р., Прендегаст. Германская подводная война 1914-1918 гг. / пер. с нем. — М., 1937.

5. Доценко В. Д. История военно-морского искусства. — СПб., 2005. — Т. 2.

6. Корбетт Дж. Операции английского флота в Первую мировую войну / пер. с англ. — М., 2003.

7. Косов А.М. Военная история. — М., 1983.

8. Ньюболт Г. Операции английского флота в мировую войну. — М., 1937. — Т. 4.

9. Петроградские ведомости. — 1916. — 22 мая.

10. Шеер Р. Германский флот в Первую мировую войну. Воспоминания. — М.,

Организационные условия образовательного процесса в церковноприходской школе России во второй половине XIX в.

В предлагаемой статье мы обращаемся к опыту прошлого. Вторая половина XIX в. характеризуется ростом внимания к проблеме человека в России, что не могло не вызвать интереса к вопросам воспитания и что привело к рождению и расцвету многих педагогических идей. Осознание и анализ исторического материала поможет определить вектор поиска новых подходов к современному образованию. Особый интерес связан с церковно-приходской школой, которая должна была стать мощным механизмом духовного формирования нации. Достижение данного назначения ЦПШ связывала с решением многих непростых вопросов, которые необходимо обозначить в данной статье.

Функционирование любой школы требует создания определенных условий, связанных с созданием единой образовательной среды: проек-

Ютландское морское сражение

Морской обзор

Большой бой в Северном море

В конце 22-го месяца этой войны наконец произошло то морское сражение между главными силами английского и германского флотов, от которого усиленно уклонялись немецкие корабли, без боя уступившие своему противнику владение Северным, а вместе с этим и всеми морями мира.
Об этом бое пока имеется весьма немного сведений, которые ограничиваются официальными английским и германским сообщениями и телеграммами из Копенгагена, передающими наблюдения экипажей нейтральных судов и рыбаков.

Разбираясь в этом материале можно установить, что бой происходил в восточной части Северного моря, у берегов Ютландии, причем германский флот (весьма возможно, что в полном составе, так как английское сообщение говорит именно о «линейном флоте») пытаться выйти из Скагерака в Северное море, но здесь был обнаружен английскими разведочными судами, которые скоро были подкреплены эскадрой линейных крейсеров, броненосными и легкими крейсерами. На них и легла вся тяжесть боя. По мере развития последнего суда эти были еще подкреплены 4-мя быстроходными линейными кораблями.

Этот бой начался днем 18-го мая, продолжался весь день и всю ночь и только утром 19-го выяснилось, что германский флот принужден был бежать в свою базу, т. е. вероятно в укрепленный район у Гельголанда, в так называемый «мокрый треугольник», а частью и в другие свои порты через датские проливы. Понятно, что этот бой происходил с перерывами и хотя основное направление сражавшихся флотов и определено от Скагерака к Горнсрифу и далее на юг, но недостаток подробностей о маневрировании судов не дает никакой возможности представить полностью всю картину.


(см. прил. карту. На приложенной карте на материке Англии поставлены римские цифры, которые означают английские графства (провинции) и за ненадобностью для настоящей статьи здесь не перечисляются.)

Ясно только, что германские суда все время прижимались английскими к берегу, загонялись в свою базу на Северном море, а ночью производились английскими судами минные атаки. Но если подробности этого боя пока неизвестны, то результат его не подлежит никакому сомнению. Союзный нам английский флот сумел с большим искусством предупредить какую-то весьма серьезную операцию германского флота и, не дав ему возможности выйти на простор Северного моря, нанес ему жестокое поражение. Немцы потеряли не только несколько своих лучших судов, но и убедились как в полной невозможности для себя появиться в Северном море для выполнения серьезных морских операций, так и в блестящей службе английских сторожевых судов.

Если же вспомнить, что за последнее время английская и нейтральная печать усиленно сообщала о каких-то приготовлениях германского флота, о чем несколько раз говорилось в «Русском Инвалиде», то можно предположить, что этот флот наконец решился выполнить какую-то неизвестную морскую операцию, для чего пытался даже обмануть своего противника, выйдя из Категата, а не из своей главной базы на Северном море. Однако эта уловка не удалась и германский флот потерпел полную неудачу, не успев выйти в открытое море, где мог бы более свободно маневрировать, чем у негостеприимных, изобилующих мелями и подводными камнями, западных берегов Ютландского полуострова.

Но несмотря на безусловную победу англичан, значение которой на ход событий этой войны мы узнаем только впоследствии, она обошлась им не дешево, т. к. потери английского флота довольно серьезны и заключаются в 3-х линейных крейсерах:

«Квин-Мери» (спущен 1912 г. водоизмещение 27.400 тонн, ход 28 1/2 узлов, вооружен 8—13 1/2 и 16—4-х дюймовыми орудиями, приходил в июне 1914 г. в Кронштадт в составе эскадры вице-адмирала Битти),

«Индефетигэбль» и «Инвинсибль» (спущены в 1909 и 1907 годах, водоизмещение 17.600 тонн, ход 27 и 26 1/2 узлов, вооружены 8-ю 12-ти и 16-ю 4-х дюймовыми орудиями; второй из них участвовал в бою у Фалкландских островов, когда на нем держал свой флаг адмирал Стерди),

2-х броненосных крейсерах «Дефенс» (спущен в 1907 году, водоизмещение 14.800 тонн, ход 23 1/2 узла, вооружен 4—9.2 и 10—7 1/2 дюймовыми орудиями) и

«Блэк Принц» (спущен в 1904 году, водоизмещение 13.750 тонн, ход 23 1/2 узла и вооружен 6—9.2 и 10—6 дюймовыми орудиями) и 8 истребителей миноносцев, из которых 4 были судами позднейшей постройки, а «Типерари» был новым типом этих судов, так называемых «flafilla leaders» и представлял один из истребителей в 1900 тонн, строившихся для Чили и купленных английским правительством в начале этой войны.

Наконец английский броненосный крейсер «Уорриор» (спущен в 1905 году, водоизмещение 13.750 тон, ход 22 1/2 узла, вооружен 6-ю 9.2 и 4—7 1/2 дюймовыми орудиями), по германским сведениям уже 3 раза потопленный в 1914 и 1915 годах, в этом бою был сильно поврежден и пока неизвестно удалось ли довести его до английского порта.

Что же касается германских потерь, то прежде всего следует отметить полную неясность, если не лживость, германского официального сообщения. В нем говорится о судах «Вистбаден», «Поммерн» и «Фрауенлоб», из которых первое представляет легкий крейсер, строившийся в начале войны, спущенный вероятно в конце 1914 и начале 1915 года, водоизмещением 5.500 тонн, с ходом 27 1/2 узлов и вооруженный 10-ю 6-ти дюймовыми орудиями.

Под именем «Поммерн» известен броненосец типа «Дейтчланд» додредноутного типа, причем такое судно было потоплено английской подводной лодкой 19-го июня 1915 года в Балтийском море у Данцига. «Фрауенлоб»—легкий крейсер, одного типа с «Ундине» и «Аркона», спущенный в 1902 году, в 2.700 тонн, причем первый из них потоплен также лодкой в том же море в октябре 1915 года, второй также потоплен там же приблизительно в тоже время.

Если даже предположить, что в прошлом году были потоплены однотипные с указанными немцами суда, то во всяком случае немецкие сведения расходятся с английскими, по которым потери германского флота выражаются в двух дредноутах типа «Кайзер», т. е. лучших судах этого флота, спущенных в 1911— 1912 годах, водоизмещением 24.700 тонн, с ходом 23 узла и вооруженных 10-ю 12-ти и 14-ю 6-ти дюймовыми орудиями, с экипажем каждый по 1.088 человек.

Затем немцы потеряли совершенно один линейный крейсер «Дерфлингер» и такой же крейсер «Люцов», потеряв способность управляться, почему возможно, что он также не дошел до своего порта. Эти суда были спущены в конце 1913 года и в начале войны заканчивались постройкой, причем первый из них участвовал в бою у Даггер-Банки 11-го января 1915 года, где был сильно поврежден, а второй участвовал в нападении на Ярмут и Ловестофт 12-го апреля этого года. Водоизмещение их 27.000 тон, ход 27 узлов и они вооружены 8-ью 12-ти и 8-ью— 6-ти дюйм. орудиями, с экипажем более 1.000 человек каждый.

Наконец 3-й линейный крейсер также был сильно поврежден. Кроме этого немцы потеряли 1 легкий крейсер, вероятно «Висбаден», и 6 истребителей миноносцев, 2 таких же крейсера потеряли способность управляться, почему их надо считать вышедшими из строя, и 1 подводную лодку. Затем еще 3 германских броненосца было повреждено.

Таким образом англичане потеряли главным образом 3 линейных крейсера, но считая, что этих судов у них имелось 10, получим еще вполне достаточное количество этих важных для ведения морских операций судов.

Немцы же из 6-ти судов этого типа, если считать, что у них готовы линейные крейсера «Гинденбург» и «Заместитель Виктория Луиза», потеряли 3 и у них остается этих судов всего 3. Затем потеря 2-х дредноутов из 17-ти или 19-ти таких немецких судов против по крайней мере 32 таких английских судов должна быть очень ощутительной для германского флота, особенно если принять во внимание, что 8 германских дредноутов типа «Нассау» и «Гельголанд», представляют весьма несовершенные суда, которыми даже немцы были недовольны перед этой войной.

Потеря англичанами 2-х, или даже 3-х броненосных крейсеров устаревшего типа, не может быть особенно ощутительной для английского флота, так как таких судов остается еще 25. То же можно сказать про потерю истребителей миноносцев, которых у англичан около 250. Но зато потеря немцами 3-х легких крейсеров из числа 22, этих полезных и крайне необходимых в рядах флота судов, должна быть очень ощутительна, особенно если вспомнить, что англичане имеют таковых около 90. Т о же можно сказать и о потере немцами истребителей миноносцев, возместить которую им не так легко, как их противникам.

Изложенное показывает, что союзный нам флот ценой гибели нескольких своих прекрасных судов и нескольких тысяч отважных моряков одержал весьма решительную победу на море, нанес врагу весьма серьезные потери и главное в полном объеме осуществил старый английский принцип, который гласит, что «морские границы Англии находятся у берегов неприятеля».

Придерживаясь этого принципа славный английский флот всегда выходил с честью из самых тяжелых положений и постоянно осуществлял основную задачу своей политики—владения морем, оспаривать которую так неудачно пытались во время этой войны немцы. Ничего кроме поражения из всех этих попыток не вышло и самое тяжелое, самое обидное для германского самомнения поражение на море они понесли в бою 18-го—19-го мая. Возлагавшиеся на скороспелый германский флот самые радужные надежды не оправдались.

Англо-германский морской бой между Скагерраком и

Северным морем

Первый за все время войны более или менее крупный морской бой имел место 18-го мая вплоть до утра 19-го между английской сторожевой и германской эскадрой, вышедшей скрытно с неизвестной целью в Балтийское море через пролив Скагеррак у северной оконечности Дании.

Первое официальное сообщение британского адмиралтейства от 21-го мая, рисует бой в следующем виде:

„Британские суда на которых пала вся тяжесть боя, были: флот броненосных крейсеров, а также несколько крейсеров и легких крейсеров, поддержанных четырьмя быстроходными линейными судам. Среди этих судов потери тяжелы. Броненосные крейсера: «Quееn Маrу», «Indefatigable», «Invinciblе» и крейсеры: «Defenсе» и «Вlасk Рrinсе» затонули. «Wаrriоr» потерял способность маневрирования, был взят на буксир и оставлен экипажем. Известно также, что контр-миноносцы «Тiрреrаrу», «Тurbulent», «Fоrtune», «Аrrowhawk», «Аrdеnt» погибли; о шести других еще не получены сведения.

Ни одно из британских линейных судов и ни один легкий крейсер не потоплены.

Германский линейный флот, благоприятствуемый слабой своей видимостью, постарался избегнуть продолжительного действия с нашими главными силами. Как только последние вступили в бой, неприятель вернулся в порт, получив тяжкий урон от наших линейных судов.

Потери неприятеля выражаются в следующем: один германский дредноут-броненосец типа „Кайзер» взорван атаковавшими его контр-миноносцами, другой дредноут того же типа потоплен, как полагают артиллерийским огнем.

Из трех германских броненосных крейсеров, из которых один был, по-видимому, «Derflinger», а другой—»Lutzow», первый взорван, второй же подвергся сильному огню нашей эскадры, был поврежден и потерял способность управляться; третий же был сильно поврежден. Далее, потоплены: один германский легкий крейсер и 6 германских контр-миноносцев; кроме того, по крайней мере, еще 2 легких германских крейсера потеряли способность управляться.

Помимо этого от нашего огня пострадали еще три германских миноносца.
Наконец, одна германская подводная лодка была протаранена и потоплена».

В момент сдачи номера в машины дальнейшие подробности о потерях с той и с другой стороны еще не выяснены.

Помещаем несколько снимков с потопленных в этом бою морских единиц.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: