Сан-стефанский договор и берлинский конгресс

История России

Сан-Стефанский договор и Берлинский конгресс

Подписание мирного договора между Россией и Турцией в Сан-Стефано. Гравюра 1878 года.

По Сан-Стефанскому миру создавалось большое независимое болгарское государство — «Великая Болгария», простиравшаяся «от моря и до моря» (от Черного моря до Эгейского) и
включавшая в свой состав как северную часть страны, так и южные области (Восточную Румелию и Македонию).

Турция признавала полную независимость Румынии, Черногории и Сербии, а также обязывалась предоставить самоуправление Боснии и Герцеговине и провести широкие реформы в других остававшихся под ее властью славянских областях. В возмещение военных издержек Турция соглашалась уплатить России 1410 млн. руб. контрибуции и в виде частичного покрытия этой суммы уступить ей Батум, Карс, Ардаган и Баязет. К России отходили Измаильский округ и районы Аккерманского округа Бессарабии, отнятые у нее по Парижскому миру 1856 г.; Румыния получала северную часть Добруджи.

Сан-Стефанский мирный договор не был проведен в жизнь. После того как русские войска подошли к Константинополю, западные державы подняли шумную кампанию якобы в защиту Турции, а в действительности с целью удовлетворения своих собственных захватнических замыслов. Правительство Дизраэли отправило военную эскадру в Мраморное море, произвело частичную мобилизацию флота и развернуло шовинистическую пропаганду в стране. Правящие круги Англии особенно резко возражали против приобретений России в Закавказье и против создания «Великой Болгарии», которую они расценивали как форпост России на Балканах.

В свою очередь Австро-Венгрия, притязавшая на обещанные ей Боснию и Герцеговину, открыто выступила против условий Сан-Стефанского договора. Премьер, министр Австро-Венгрии граф Андраши потребовал созыва европейской конференции и в подкрепление своей позиции начал проводить мобилизацию в Далмации и придунайских областях.

Оккупация Кипра англичанами. Гравюра 1878 года.

Таким образом,одержав победу над Турцией, Россия оказалась перед лицом англоавстрийской коалиции. Начать новую войну русское правительство не было в состоянии. Армия была истощена, запасы военного снаряжения истрачены, финансовые ресурсы резко сократились. Кроме того, царизм и по соображениям внутренней политики не мог решиться на большую войну.

Попытка России создать для Англии затруднения в Афганистане — путем посылки в Кабул военной миссии генерала Столетова и продвижения русских войск к афганской границе — не привела к желаемой цели: Англия не отказалась от требования пересмотра Сан-Стефанского договора. Надежды царского правительства на дипломатическую поддержку Германии также оказались тщетными: в конце февраля 1878 г. Бисмарк высказался за созыв конгресса, оговорив при этом, что он собирается играть лишь роль «честного маклера».

Царская Россия, чтобы расколоть складывавшуюся против нее коалицию, решила заключить закулисную сделку с главным противником — Англией. 30 мая 1878 г. в Лондоне было подписано секретное соглашение, по которому Россия отказывалась от плана создания «Великой Болгарии», а также от некоторых своих завоеваний в Малой Азии, а Англия снимала свои возражения против остальных условий Сан-Стефанского договора. Одновременно Англия сумела добиться от Турции подписания 4 июня 1878 г. конвенции, согласно которой в обмен за обещание помогать ей против России получила возможность оккупировать остров Кипр, населенный в основном греками. Тем самым Англия овладела важнейшим стратегическим пунктом в восточном Средиземноморье. В секретных переговорах с Австро-Венгрией Англия обязалась поддержать ее притязания на Боснию и Герцеговину.

Эти соглашения в значительной степени определили расстановку сил на европейском конгрессе, который был созван после того, как и Россия согласилась принять в нем участие.

Международный конгресс открылся 13 июня 1878 г. в Берлине. На нем были представлены Россия, Англия, Германия, Австро-Венгрия, Франция, Италия, Турция, Иран и балканские государства. В результате напряженной дипломатической борьбы державы подписали через месяц, 13 июля 1878 г., Берлинский трактат.

На Берлинском конгрессе Англия и Австро-Венгрия при поддержке Германии добились значительного изменения условий Сан-Стефанского договора к невыгоде славянских народов Балканского полуострова. Вместо «Великой Болгарии» создавалось фактически самостоятельное, но вассальное по отношению к султану Болгарское княжество, территориально ограниченное на юге линией Балканских гор. Южной Болгарии (Восточной Румелии) предоставлялась частичная автономия в составе Османской империи, а Македония полностью возвращалась под власть султана. Подтверждалась независимость Черногории, Сербии и Румынии, однако в нарушение национальных интересов южных славян Австро-Венгрия получала Право на оккупацию Боснии и Герцеговины.

Австро-венгерские войска вводились также в Ново-Базарский санджак, расположенный между Сербией и Черногорией; это было сделано для того, чтобы помешать объединению двух славянских государств. Австро-Венгрии предоставлялся и контроль над побережьем Черногории. Были подтверждены статьи Сан-Стефанского мира о Добрудже и Бессарабии. Размер контрибуции налагавшейся на Турцию, сокращался до 300 млн. руб. В Азии Россия получала Карс, Ардаган и Батум; Баязет возвращался Турции.

Таким образом, задачи национально-освободительного движения балканских народов не были разрешены полностью. Под властью Турции остались области с многочисленным нетурецким населением (Южная Болгария, Македония, Албания, Фессалия, Эгейские острова); Боснию и Герцеговину оккупировала Австро-Венгрия. Берлинский конгресс, искусственно перекроив карту Балканского полуострова, создал многочисленные поводы для новых конфликтов в этом районе и обострения международной обстановки в целом. Балканские страны и после своего освобождения оставались ареной соперничества крупных европейских государств. Европейские державы вмешивались в их внутренние дела, активно воздействовали на их внешнюю политику. Балканы стали «пороховым погребом» Европы.

Несмотря на все это, русско-турецкая война 1877—1878 гг. имела большое положительное значение для балканских народов. Ее важнейшим результатом явилось устранение турецкого гнета на большей части территории Балканского полуострова, освобождение Болгарии и оформление полной независимости Румынии, Сербии, Черногории. В этом смысле самоотверженная борьба русских войск, поддержанных частями сербской, черногорской и румынской армий и отрядами болгарских добровольцев, принесла свои плоды.

Сан-стефанский договор и берлинский конгресс

В марте 1878 года Россия и Турция подписали Сан-Стефанский мирный договор, завершивший очередную войну двух империй. Казалось бы, война окончена, стороны договорились между собой, о чём ещё может идти речь? Но европейские державы так не считали – подписанный мир категорически их не устраивал. Великобритания заявила о непризнании Сан-Стефанского мира и потребовала созвать конгресс ведущих стран Европы для обсуждения нового договора. Он состоялся в июне-июле 1878 года в Берлине.

В столице недавно образованной Германской империи собрались дипломаты из всех великих держав конца XIX века: России, Великобритании, Франции, Германии, Австро-Венгрии, Италии, а также представители Турции и Персии. Приехали и посланцы балканских государств, но они, скорее, играли роль наблюдателей, не участвуя в выработке решений, которые касались их самих. Эта «милая» европейская традиция — решать судьбу других стран, не интересуясь мнением их народов, — будет соблюдаться ещё долго. Достаточно вспомнить печально известный Мюнхенский сговор 1938 года…

Впрочем, первую скрипку на конгрессе в Берлине играли только две страны, более всех недовольные победой России, — Великобритания и Австро-Венгрия. Англичан беспокоило усиление России и её влияния на Балканах, а также её притязания на Константинополь, к которому русские войска подбирались всё ближе. Появление новых славянских государств также не отвечало интересам Великобритании, которая видела главную опасность в создании болгарского государства. Австро-Венгрии тоже не нравилось образование у своих границ новых стран, особенно Сербии, так как на австрийской территории проживало немало сербов (в первую очередь в Воеводине) и других славянских народов (хорваты, словенцы). В Вене опасались, что они захотят объединиться. Австро-Венгрия, напротив, сама желала получить новые земли на Балканах, и усиление России в регионе было ей не по душе.

Могла ли Россия проигнорировать вызов европейских стран? В принципе могла, но это грозило новой войной, причём уже не с ослабевшей Турцией, а с целой коалицией государств во главе с Великобританией. Именно это произошло во время Крымской войны, в которую на стороне Турции вмешались Англия, Франция и Сардиния (будущая Италия). Наученный горьким опытом своего отца, Александр II не хотел повторения такого сценария. По этой же причине русские войска остановились в Сан-Стефано — предместье Константинополя, когда турецкая столица была совсем близко. Её взятие, столь вожделенное и для русской армии, и для общества, не состоялось именно из-за угроз Англии, которая отправила к берегам Константинополя свою эскадру во главе с адмиралом Джеффри Горнби. Кроме того, война 1877–1878 годов не лучшим образом отразилась на бюджете Российской империи и в целом на состоянии государства, переживавшего эпоху Великих реформ. Новая кампания против европейской коалиции могла привести к печальным результатам. Александр II и министр иностранных дел России Александр Горчаков выбрали путь переговоров.

Тот факт, что мероприятие подобного масштаба созывалось в Германии, объединившейся всего за семь лет до этого, существенно повышал престиж страны. Канцлер Отто фон Бисмарк, бывший хозяином мероприятия, провозгласил себя «честным маклером» и уверил всех собравшихся в своём нейтралитете. На самом деле Бисмарк, прагматик и политик до мозга костей, не мог оставаться в стороне. Не желая обострять отношения с Россией, канцлер в то же время стремился к союзу с Австро-Венгрией, с которой он ещё недавно воевал за главенство в германских землях. Бисмарк косвенно дал понять русской делегации, что поддержки от Берлина ей ждать не стоит, и рекомендовал согласиться на австро-венгерские условия. Это поставило Россию фактически в изоляцию.

Читайте также  Февральская революция 1917 года

Великобритания и Австро-Венгрия, заботясь о своих интересах, маскировали их под «заботу о Турции». Стремясь урезать победу России, они способствовали сохранению за османами ряда территорий, прежде всего за счёт Болгарии. Эта помощь, предоставленная Турции европейскими странами, была отнюдь не бескорыстной. За усилия английских и австрийских дипломатов султан Абдул-Хамид II расплатился землями своей же страны: Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину, а Великобритания заняла Кипр. Последнее обстоятельство оказалось особенно важным для королевы Виктории: теперь она становилась повелительницей всего Средиземного моря, владея тремя важнейшими пунктами — Гибралтаром, Мальтой и Кипром. С их помощью Великобритания могла контролировать всю средиземноморскую торговлю и следить за передвижением флота любой державы.

Итогом Берлинского конгресса, продлившегося ровно месяц, стало подписание Берлинского трактата 1(13) июля 1878 года. Он был призван решить балканский вопрос с его взаимными территориальными притязаниями. В реальности же принятые решения не облегчили, а, напротив, усложнили положение на Балканах, так как в их основу лёг принцип «разделяй и властвуй».

Расчленённой оказалась Болгария, чьи земли урезали почти втрое. Между Дунаем и Балканским хребтом — именно на такой границе настаивали английские представители — появилось вассальное Болгарское княжество, сохранявшее зависимость от Османской империи (впрочем, эта зависимость заключалась только в утверждении главы княжества султаном и выплате дани). Его столицей стала София, чему активно сопротивлялись англичане, но здесь переломить русское сопротивление они не смогли. Южнее была создана Восточная Румелия — населённая болгарами провинция в составе Турции, получившая некоторую автономию, хотя и не такую значительную, как Болгарское княжество. Остальные земли, предназначавшиеся Болгарии по Сан-Стефанскому договору, снова стали частью Турции без всякой автономии. Болгария не просто серьёзно уменьшилась в размерах, потеряв македонские земли, но и потеряла выход к Эгейскому морю. В княжестве сохранялось присутствие русских войск, правда, не два года, как планировалось ранее, а всего на девять месяцев.

Сербия также потеряла некоторые предназначенные для неё территории. В то же время небольшая часть земель, отрезанных от Болгарии, была передана Сербии. В дальнейшем это породило напряжённость между двумя странами, что сыграло свою роль при следующих конфликтах на полуострове. Меньшая территория (по сравнению с тем, что было решено в Сан-Стефано) отошла и к Черногории, которая хоть и добилась получения порта Бар, но всё ещё не имела права держать свой флот. Против этого категорически выступила Австро-Венгрия, видевшая себя повелительницей Адриатики. Она же добилась, чтобы территории Сербии и Черногории не соприкасались: между ними оставили небольшой коридор, принадлежавший Турции. Это затрудняло создание сербско-черногорского союза — классический пример политики «разделяй и властвуй»!

Небольшие, хотя и важные приращения получила Румыния — дельту Дуная и выход к Чёрному морю. Это было представлено как «компенсация» за Южную Бессарабию, которая закрепилась за румынами после Крымской войны и возвращалась теперь России (правда, без дельты Дуная). Однако если в Бессарабии усилия англичан оказались тщетными, то на Кавказе Россия часть своих приобретений всё же потеряла. В частности, пришлось вернуть Турции крепость Баязет и Алашкертскую долину. Тем не менее вопреки протестам Великобритании за Россией сохранились Карс, Ардаган и Батум, причём в последнем создали режим свободной торговли — порто-франко. Кроме того, Турции пришлось отказаться от города Хотур в пользу Персии, которая в войне вообще не участвовала.

Помимо территориальных притязаний Берлинский трактат регулировал и некоторые другие вопросы. Так, европейские державы обязали Турцию провести реформы в землях, населённых христианами, и уравнять их в правах с мусульманами, ликвидировав дискриминацию по религиозному принципу. Это касалось и турецкой Армении, о притеснениях в которой на конгрессе также шла речь. Султана обязали провести и здесь реформы, но это решение не воплотилось в жизнь. Наконец, гарантировалась свобода судоходства по Дунаю.

Несмотря на все усилия, западным державам не удалось отнять победу у России — её престиж на Балканах, померкший после Крымской войны, был восстановлен. Генерал Дмитрий Милютин, участвовавший в выработке Сан-Стефанского договора, после Берлинского конгресса писал: «Если достигнем хоть только того, что теперь уже конгрессом постановлено, то и в таком случае огромный шаг будет сделан в историческом ходе Восточного вопроса. Результат будет громадный, и в России можно будет гордиться достигнутыми успехами».

Кроме того, Берлинский конгресс не мог остановить главного — стремительного освобождения славянских народов. Решения о признании независимости Сербии, Черногории и Румынии, а также о восстановлении болгарской государственности (пусть и в урезанном виде) показали, что многовековое турецкое господство на Балканах заканчивается. Дальнейшие события это лишь подтвердили.

Всего через семь лет Болгарское княжество и Восточная Румелия объединились. Султан Абдул-Хамид II ничего не мог противопоставить и вынужден был смириться с этим фактом, назначив болгарского князя Фердинанда I губернатором Восточной Румелии. Точно так же Турция промолчала, когда в 1908 году объединённое княжество провозгласило полную независимость, а Фердинанд I стал царём Болгарии. И в том же году Австро-Венгрия, оккупировавшая Боснию и Герцеговину в течение 30 лет, объявила о её аннексии. Что касается Кипра, то независимость от Великобритании он получил лишь в 1960 году, а две английских военных базы сохраняются там до сих пор.

Не произошло строгого соблюдения и других норм Берлинского трактата. Реформы, которые Турция обязалась провести для облегчения положения христиан, так и не были реализованы. Не улучшилась жизнь и турецких армян. Абдул-Хамид II боялся усиления армянского влияния в восточной части Турции. В 1886 году Россия отменила порто-франко в Батуме.

Вопреки замыслу организаторов Берлинского конгресса принятый трактат не стал нерушимой нормой. Разразившиеся в 1912–1913 годах Балканские войны окончательно поставили на нём крест, а австро-венгерская аннексия Боснии и Герцеговины усложнила и без того непростую ситуацию на Балканах, справедливо получивших прозвище «пороховой погреб Европы». И уже в 1914 году в Сараево, административном центре Боснии, прозвучали роковые выстрелы Гаврило Принципа…

История России. Сан — Стефанский мирный договор.1878 г.

Сан — Стефанский мирный договор.1878 г.

Когда подписан?

1878 г., 19 февраля.

Между какими государствами?

Где подписан?

Турецкий город Сан-Стефано.

По окончании какой войны подписан?

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

Исторические личности.

Правители:

Россия (Российская империя) – Александр II.

Турция (Османская империя) – султан Абдул-Хамид II (1876-1909).

Договор подписали:

Российская империяНиколай Павлович Игнатьев (дипломат, бывший русский посол в Константинополе, государственный деятель, с 1881 – министр иностранных дел); Александр Иванович Нелидов (дипломат, начальник дипломатической канцелярии главнокомандующего русской армии на Балканах и будущий посол, разработал условия Сан-Стефанского мира).

Оманская империя – Савфет паша (министр иностранных дел),Саадуллах-паша (государственный деятель, посол Турции в Германии).

Основное содержание договора.

  • Чехия, Черногория, Валахия и Сербия стали независимыми (раньше они были автономными в пределах Османской империи). Расширились их территории.
  • Босния, Герцеговина получили автономию.
  • Создавалось новое автономное славянское княжество на Балканах — Болгария, которое включало этнические болгарские территории в Мёзии, Фракии, Македонии.
  • Вывод турецких войск из Болгарии. Русские войска оставались там ещё на 2 года.
  • Россия возвратила Южную Бессарабию, потерянную в Крымской войне.
  • Турция должна была выплатить России большую контрибуцию, в чёт 2/3 контрибуции уступала России на Кавказе крепости Ардаган, Батум, Баязет, Карс.

Значение договора.

  • Дальнейшее укрепление позиций Российской империи на Балканах.
  • Россия расширила свою территорию, вернув потерянную после Крымской войны 1853—1856 гг. юго-западную часть Бессарабии, и приобрела важные стратегические опорные пункты на Кавказе — Батум, Каре, Ардаган и Баязет.
  • Договор имел огромное значение для освобождения балканских народов от Османской империи.

Дальнейшее развитие событий.

Европейские державы не хотели согласиться с условиями договора.

Напуганные ростом влияния России, они потребовали пересмотра условий договора.

Великобритания и Австро-Венгрия желали любой ценой предотвратить, чтобы Россия получила выход к Средиземному морю, используя отношения с Болгарией.

В обмен на Кипр, Великобритания гарантировала Турции защиту. Назревавшая новая война была разряжена созывом Берлинского конгресса, на котором были почти полностью пересмотрены результаты Сан-Стефанского договора в ущерб России, Болгарии и Черногории.

На Берлинском конгрессе 1878 г. был подписан Берлинский трактат 1878 г., значительно урезавший результаты военной победы России.

Границы балканских государств по Сан-Стефанскому миру.

Это интересно.

  • День подписания Сан-Стефанского мирного договора — национальный праздник Болгарии, на котором отмечается день освобождения и восстановления болгарского государства.
  • В честь Сан-Стефанского мирного договора был назван асстероид (185) Эвника, открытый 1 марта 1878 года, поскольку имя нимфы греческой мифологии Эвники переводится как «счастливая победа».
Читайте также  Русско-японская война 1904 - 1905 годах

САН-СТЕФАНСКИЙ ДОГОВОР И БЕРЛИНСКИЙ КОНГРЕСС

По Сан-Стефанскому миру создавалось большое независимое болгарское государство — «Великая Болгария», простиравшаяся «от моря и до моря» (от Черного моря до Эгейского) и включавшая в свой состав как северную часть страны, так и южные области (Восточную Румелию и Македонию).

Турция признавала полную независимость Румынии, Черногории и Сербин, а также обязалась предоставиТь самоуправление Боснии и Герцеговине и провести широкие ре-

Подписание мирного договора между Россией и Турцией в Сан-Стефано.

формы в других оставшихся под ее властыо славянских областях.

B возмещение военных издержек Турция соглашалась уплатить России почти полтора миллиарда рублей контрибуции и в виде частичного покрытия этой суммы уступить ей Батум, Карс, Кардаган и Баязет. K России отходили Измаильский округ и районы Аккерманскрго округа Бессарабии, отнятые у нее по Парижскому миру 1856 года. Румыния получала северную часть Добруджи.

Сан-Стефанский мирный договор не был проведен в жизнь. Британское правительство опасалось, что, включив Болгарию в сферу своего влияния, Россия станет Средиземноморской державой. Вдобавок, новые границы Болгарии так близко подходили к Константинополю, что проливы и турецкая столица оказывались под постоянной угрозой удара с болгарского плацдарма.

Отрицательное отношение встретил Сан-Стефанский до- говор и со стороны Австро-Венгрии. Предыдущими соглашениями с Россией было условлено, что не будет допущено создание большого славянского государства на Балканах. Именно но этой причине еще Константинопольская конференция разделила в своем проекте Болгарию на две части. Западная Болгария должна была войти в сферу австрийского влияния.

Британское правительство Дизраэли начало действовать после того, как русские войска подошли κ Константинополю. B Лондоне подняли истерическую шумную кампанию, грозя разрывом дипломатических отношений с Россией. Англичане отправили в Мраморное море военную эскадру, провели частичную мобилизацию флота.

Вслед за этим открыто выступила против Сан-Стефанского договора Австро-Венгрия, притязавшая на обещанные ей Боснию и Герцеговину. Ставший к тому времени премьер-министром граф Андраши потребовал созыва европейской конференции и в подкрепление своей позиции начал проводить мобилизацию в Далмации и придунайских областях.

Попытка России создать для Англии затруднения в Афганистане — путем посылки в Кабул военной миссии генерала Столетова и продвижения русских войск к афганской границе не привела к желаемой цели: Англия не отказалась от требований пересмотра Сан-Стефанского договора.

Надежды России на дипломатическую поддержку Германии также оказались тщетными: в конце февраля 1878 г. Бисмарк высказался за созыв конгресса, оговорив при этом, что оп не собирается играть на нем решающую роль.

19 февраля 1878 r. Бисмарк произнес знаменитую речь, в которой заявил, что в восточном вопросе он не более как «честный маклер»: его задача — поскорее привести дело к концу. Таким образом, Бисмарк публично устранился от активной поддержки русского правительства.

Bce же, русская дипломатия еще раз попыталась заручиться такой поддержкой. Она напомнила, как тот же Бисмарк усулеино подстрекал Россию начать войну против Турции. Ho канцлер теперь советовал России в интересах мира согласиться на созыв конгресса.

Русскому правительству не оставалось ничего другого, как примириться с такой необходимостью. Руководство России считало дальнейшую войну нежелательной.

Россия, чтобы расколоть складывавшуюся против нее коалицию, решила заключить закулисную сделку со своим

главным противником — Англией. Результатом этого явились переговоры, которые 30 мая 1878 r. закончились подписанием англо-русского соглашения, по которому Россия отказывалась от планов создания «Великой Болгарии», а также от некоторых своих завоеваний в Малой Азии.

Болгария отодвигалась от Константинополя за оборонительную линию Балканского хребта. Англия снимала свои

Оккупация Кипра англичанами. Гравюра. 1878 г.

возражения против остальных условий Саи-Стефанского договора.

Одновременно Англия сумела добиться от Турции подписания 4 июня 1878 г. конвенции, согласно которой в обмен за обещание помогать ей против России получила возможность оккупировать остров Кипр, населенный, в основном, греками. Тем самым Англия овладела важнейшим стратегическим пунктом в Восточном Средиземноморье.

6 июня между Англией и Австрией было подписано соглашение о совместной политической линии на предстоявшем конгрессе. Оба правительства условились не допускать расширения болгарской территории южнее Балканского хребта н ограничить срок русской оккупации Болгарии шестью месяцами. Англия обязалась поддержать притязания Австро- Венгрии на Боснию и Герцеговину.

Эти соглашения в значительной степени определили расстановку сил на европейском конгрессе, который был

созван после того, как и Россия согласилась принять в нем участие.

Международный конгресс открылся 13 июня 1878 г. в Берлине. Ha нем были представлены Россия, Лнглия, Германия, Австро-Венгрия, Франция, Италия, Турция, Иран и балканские государства. Представители балканских государств были допущены в качестве наблюдателей. Делегации великих держав возглавлялись’мннистрами иностранных дел или премьерами. Каждая делегация состояла из нескольких человек. Председательствовал Бисмарк в качестве хозяина.

Основные контуры решения конгресса были намечены уже в англо-рус.с.ком соглашении от 30 мая. Ho там границы Болгарии были определены лишь в общих чертах.

Между тем, в связи со стратегическим значением Балканских перевалов, это имело весьма серьезное значение. Поэтому вокруг этих проблем шли оживленные дебаты. Cnop вызвал также вопрос об объеме прав султана в южной части Болгарии, расположенной к югу от Балканского хребта.

После напряженной дипломатической борьбы, приведшей к нескольким кризисам на конгрессе, через месяц, 13 июля 1878 r., был подписан Берлинс.кий трактат.

Ha Берлинском конгрессе Англия и Австро-Венгрия при поддержке Германии добились значительного изменения условий Сан-Стефанского договора к невыгоде славянских народов Балканского полуострова. Вместо «Великой Болгарии» создавалось фактически самостоятельное, но вассальное по отношению к султану Болгарское княжество, территориально ограниченное на юге линией Балканских гор.

Южной Болгарии (Восточной Румелии) предоставлялась частичная автономия в составе Османской империи, а Македония полностью возвращалась под власть султана. : Подтверждалась независимость Черногории, Сербии и Румьшии. Австро-Венгрия получала право на оккупацию Боснии и Герцеговины. Австро-венгерские войска вводились также в Ново- Базарский санджак, расположенный между Сербией и Черногорией. Это было сделано для того, чтобы помешать объединению двух славянских государств.

Австро-Венгрии предоставлялся и контроль над побе-‘ режьем Черногории. Были подтверждены статьи Сан-Стефанского мира о Добрудже и Бессарабии. Размер контрибуции, налагавшейся на Турцию, сокращался до 300 млн. рублей. B Азии Россия получала Карс, Кардаган и Батум; Баязет возвращался Турции.

Таким образом, не были разрешены полностью задачи национально-освободительного движения балканских народов. Под властью Турции остались области с многочисленным нетурецким населением (Южная Болгария, Македония, Албания, Фессалия, Эгейские острова), Боснию и Герцеговину оккупировала Австро-Венгрия.

Берлинский конгресс, искусственно перекроив карту Балканского полуострова, создал многочисленные поводы для новых конфликтов в этом районе и обострения международной обстановки в целом.

Балканские страны и после своего освобождения оставались ареной соперничества крупных европейских государств. Европейские державы вмешивались в их внутренние дела, активно воздействовали на их внешнюю политику. Балканы стали «пороховым погребом» Европы.

Несмотря на все это, русско-турецкая война 1877 — 1878 гг. имела большое положительное значение для балканских народов. Ee важнейшим результатом явилось устранения турецкого владычества на большой части территории Балканского полуострова, освобождение Болгарии и оформление полной независимости Румынии, Сербии, Черногории.

Сан-стефанский договор и берлинский конгресс

О неприбитом щите на вратах Цареграда

24 апреля 1877 года в Кишинёве на торжественном молебне после военного парада был зачитан Манифест императора Александра II об объявлении войны Османской империи.

Эта война была девятой по счёту русско-турецкой войной.

К этому времени Османская империя, некогда могущественная военная держава, представляла собой экономически отсталую страну, экономика и финансы которой были подчинены западным странам.

Россия начала наступление на двух направлениях – на Балканы и в Закавказье, первое направление было главным. Русские войска форсировали Дунай, преодолели Балканы, к середине января 1878 года русская армия оказалась в 10−15 километрах от Константинополя, тогдашней столицы османов.

Казалось бы, как никогда ранее, близка к осуществлению вековечная русская мечта – овладение Царьградом (древнерусское название Константинополя), столицей Византии, вторым Римом, преемником которого считали себя российские государи («Москва – третий Рим»). Кто из русских интеллектуалов того времени не мечтал о «щите на вратах Цареграда»!

А вместе с Константинополем во владениях Российской империи оказывалась имеющая общеевропейское стратегическое значение зона проливов Босфор и Дарданеллы.

«Если шпага коротка, сделайте шаг вперёд!» – советовал в подобных ситуациях Наполеон Бонапарт (Napoléon Bonaparte).

Но этот шаг не дали России сделать Англия и Австро-Венгрия, для которых переход черноморских проливов под руку России был как ножом по горлу. Обе страны дали понять, что они готовы немедленно военной силой воспрепятствовать русскому наступлению.

Перед Россией встала реальная угроза новой войны с двумя великими державами, к которой она была не готова. Императору Александру II пришлось остановить свои войска.

В местечке Сан-Стефано (западный пригород Константинополя, здесь остановились русские войска, продвигавшиеся с запада к городу) 3 марта 1878 года был подписан мирный договор между Российской и Османской империями.

Читайте также  Экономическое развитие молдавии

Сан-Стефанский договор обеспечивал полную независимость Черногории, Сербии и Румынии от османского влияния. Россия вернула себе южную часть Бессарабии, получала турецкие крепости Карс, Ардаган, Баязет и Батум.

Главным приобретателем выгод по договору в Сан-Стефано оказывалась возникшая из небытия «Великая Болгария», покровительствуемая Россией. Ей передавалась огромная территория – от Дуная до Эгейского и Чёрного морей, с выходом к Мраморному морю, что означало установление контроля над черноморскими проливами.

Был ли Бисмарк «честным маклером»?

Условия Сан-Стефанского мирного договора вызвали резкое недовольство Англии и Австро-Венгрии. Они настаивали на проведении международного конгресса, который бы пересмотрел эти условия. Россия вынуждена была согласиться на созыв общеевропейского конгресса.

Местом его избрали Берлин, причём германский канцлер Отто фон Бисмарк (Otto von Bismarck) заявил, что Германия, соблюдая нейтралитет, попытается примирить спорящие стороны, и что он, Бисмарк, в ходе выполнения этой задачи будет не более чем «честным маклером».

Берлинский конгресс продолжался ровно месяц – с 13 июня по 13 июля 1878 года, с участием делегаций Великобритании, Австро-Венгрии, России, Германии, Франции, Италии, Персии, Османской империи, а также представителей Греции, Румынии, Сербии и Черногории.

Председательствовал на конгрессе «железный канцлер» Бисмарк. Российскую делегацию возглавлял российский канцлер Александр Михайлович Горчаков. Восьмидесятилетнему Горчакову, тяжко страдавшему от болей в ногах и часто отсутствовавшему на заседаниях, по его словам, «пришлось доигрывать партию в заранее проигрышной позиции».

Осложняло положение давняя неприязнь, сложившаяся лично между Бисмарком и Горчаковым. Бисмарк, пытаясь играть, как он и обещал, роль посредника, «честного маклера», лавировал между участниками конгресса. Он не хотел открыто противодействовать России, но интересы «родственной» Австро-Венгрии, соперничавшей с Россией на Балканах, не позволяли ему оказать ощутимую поддержку Петербургу.

Кастрированный Сан-Стефанский договор

Конгресс завершился подписанием документа из 64 статей, получившего название «Берлинский трактат».

В итоге Сан-Стефанский договор был, что называется, кастрирован, Петербургу пришлось уступить очень многое, что было добыто кровью русского солдата – справиться в одиночку «со злой волей почти всей Европы» (выражение А. М. Горчакова) было невозможно.

Горчаков тяжело переживал неудачу. «Берлинский конгресс есть самая чёрная страница в моей служебной карьере», – писал он царю. «И в моей тоже» – сделал пометку на этом докладе Александр II.

Россия, как и следовало ожидать, не получила черноморских проливов, ни, что называется, напрямую, ни опосредованно через своего сателлита «Великую Болгарию». Сама же несостоявшаяся «Великая Болгария» была разделена на две части (разделённые Балканским хребтом), северную и южную, причём лишь северная часть (от Дуная до Балкан с центром в Софии) получила некое подобие государственности со статусом автономного княжества в составе Османской империи. Южная часть под названием «Восточная Румелия» подчинялась, как и прежде, Стамбулу. Все прочие земли «Великой Болгарии» до Адриатики и Эгейского моря возвращались туркам.

Забегая вперёд, скажем, что 1885 году обе Болгарии объединились, в 1908 году Болгария объявила себя независимым от османов царством.

День подписания Сан-Стефанского мирного договора 3 марта считается ныне в Болгарии национальным праздником («День освобождения Болгарии от османского ига»).

В «Берлинском трактате» подтверждались независимость Румынии, Сербии и Черногории, а также возвращение России Южной Бессарабии.

Турция уступила России крепости Карс, Ардаган и Батум, но Россия вынуждена была возвратить Турции крепость Баязет. В качестве контрибуции Россия теперь взыскивала не 1,4 миллиарда рублей, как предусматривалось Сан-Стефанским договором, а лишь 300 миллионов.

Не упустили шанса поучаствовать в дележе турецкой добычи страны, в войне вовсе не участвовавшие – Англия и Австро-Венгрия. Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину, Англия отхватила остров Кипр.

Таким образом, в результате «Берлинского трактата» Россия была лишена значительной части плодов своей нелёгкой победы (действительно нелёгкой – за год войны Россия потеряла 250 тысяч человек, при этом на полях сражений погибли 50 тысяч, остальные стали жертвами болезней). Война подорвала финансовое состояние России, российская казна оказалась пустой.

Берлинский конгресс усугубил балканские противоречия

В России «Берлинский трактат» восприняли с гнетущим разочарованием. Конечно, все понимали, что Берлинский конгресс предотвратил опасное для России столкновение с мощной международной коалицией, принималось в учёт, что Россия присоединила к себе ряд стратегически важных территорий и оказала существенную помощь борющимся против турецкого ига славянским народам Балкан.

И тем не менее Берлинский конгресс рассматривался русской прессой, общественным мнением как явное поражение России.

Особенно резко критиковал Берлинский конгресс один из героев покорения Средней Азии и прошедшей русско-турецкой войны генерал Михаил Скобелев, который называл страны-участники конгресса «европейской сворой», а итоги русско-турецкой войны «недоконченным торжеством» и «полупобедой».

Решения Берлинского конгресса не только не решили противоречий, превращавших Балканы в «пороховую бочку», но и усугубили их. Непродуманная, грубая, сделанная наспех «нарезка» этнических территорий, узаконенная «Берлинским трактатом», без учёта сложившихся веками исторических границ и традиций, привела впоследствии к бесконечным внутрибалканским территориальным спорам, к череде балканских кровавых конфликтов.

Углубилось соперничество России и Австро-Венгрии на Балканах, что стало постоянным фактором европейской политики.

Захват Боснии и Герцеговины имел для Австро-Венгрии поистине роковые последствия – именно здесь находится тот самый городок Сараево, в котором 28 июня 1914 года прозвучал выстрел Гаврилы Принципа – первый выстрел Первой мировой.

Одним из печальных итогов Сан-Стефанского договора и «Берлинского трактата» стало и то, что после «освободительной войны», которая проводилась также и в интересах Болгарии, Сербии, Черногории и Румынии, эти страны отвернулись от

России, каждая по своим

причинам. В двух мировых войнах XX столетия Болгария воевала против «русских братушек».

Россия и Германия: нарастающая враждебность

Пруссия в XIX веке, вплоть до объединения Германии в 1871 году, считалась верным другом и надёжным партнёром России, между ними царило взаимопонимание. Пруссия была единственным государством, поддержавшим Россию в Крымской войне. Планы Бисмарка по объединению Германии «железом и кровью» смогли осуществиться в значительной степени потому, что российская дипломатия проводила политику их фактической поддержки, и в России надеялись, что Бисмарк не забыл услуги, ему оказанной.

Итоги Берлинского конгресса, роль Бисмарка, который, в соответствии с утвердившимся в России мнением, мог поддержать Россию, но не сделал этого, то есть предал её, стали причиной того, что в России стали стремительно нарастать антигерманские настроения. Непопулярность Бисмарка достигла апогея, славянофильская печать настаивала на том, что России следует опереться на «более надёжных друзей».

Аналогичные явления, с обратным знаком, наблюдались в Германии. Ставшая европейским лидером единая Германия автоматически сразу же стала соперником России в борьбе за контроль над Восточной и Юго-Восточной Европой.

Россия завязывает всё более тесные отношения с Францией, Германия же всё более сближается с Австро-Венгрией. В октябре 1879 года Бисмарк заключает секретный договор с Австро-Венгрией о взаимной военной помощи в случае нападения России. Замечу, что этот договор заставил Германию вмешаться в австро-сербский конфликт в августе 1914 года, что спровоцировало Первую мировую войну.

В 1880 году русский Главный штаб разработал первый стратегический план на случай войны с западными соседями, включая Германию, одобренный Александром II.

Набирающая мощь Германия всё меньше нуждалась в русской дружбе. 6 февраля 1888 года Бисмарк заявил в германском рейхстаге: «Мы больше не просим о любви ни Францию, ни Россию. Мы не просим ни о чьём одолжении». И затем он произнёс фразу, которая запомнилась надолго: «Wir Deutsche fürchten Gott, aber sonst nichts in der Welt!» («Мы, немцы, боимся Бога, но никого более в мире!»).

Нарастающая взаимная враждебность до поры до времени всё же ограничивалась, пока руководители обеих стран проявляли должную дипломатическую гибкость. До такого обострения отношений, выход из которого требует войны, дело не доходило. Всё изменилось после отставки Бисмарка (март 1890 года). Неуклюжая политика заносчивого, тщеславного, вступившего на трон в июне 1888 года молодого кайзера Вильгельма II (Wilhelm II) разрушила последовательную стратегию компромиссов в отношениях с Россией, практикуемую Бисмарком.

В России всё более явственно склонялись к мысли, сформулированной по-солдатски прямо всё тем же генералом Михаилом Скобелевым: «Наш враг – это Германия. Война с ней неизбежна».

В Германии всё отчётливее побеждала та линия внешней политики, которая утверждала, что сотрудничество между Германией и Россией, «между тевтонами и славянами», исторически неуместно, русских начали рассматривать как национальных врагов.

Так разгоралась заря XX века, приведшего Германию и Россию к двум кровавым лобовым столкновениям, обрекая их народы на тяжелейшие страдания, разрушения, многомиллионные жертвы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: