Суд и казнь

Суд и казнь

Суд и казнь над декабристами. 1825-1826 год

Новый император Николай I сам допрашивал арестованных вместе со своим генерал-адъютантом Левашовым в залах соседнего с Зимним дворцом Эрмитажа. Там всю ночь горел свет и шли допросы «государственных преступников». После допроса арестованный отсылался в Петропавловскую крепость с собственноручной царской запиской, в которой указывалось, какому режиму должен подвергнуться арестант. «Присылаемого Якушкина заковать в ножные и ручные железа; поступать с ним строго и не иначе содержать, как злодея»,— такова была, например, препроводительная записка Николая о Якушкине.

Следственный комитет, составленный из преданнейших Николаю слуг, вел работу под бдительным наблюдением императора. Арестованных водили в Эрмитаж с завязанными глазами и снимали повязку только перед столом следователей. После устного допроса давались письменные вопросы, ответы на которые арестованный писал уже в месте своего заключения (из этих вопросов и ответов и составилась основная масса декабристских «дел», на основе которых изучается движение декабристов) .

Всего по делу декабристов было привлечено около 600 человек. Суд над декабристами происходил при закрытых дверях и в глубокой тайне. Пятеро главных участников были поставлены «вне разрядов» и первоначально приговорены к четвертованию. Но даже Николай счел неудобным удивить Европу столь средневековой казнью и заменил ее повешением.

Казнь декабристов

В ночь на 13 июля 1826 г. на кронверке Петропавловской крепости при свете костров устроили виселицу и рано утром вывели приговоренных Пестеля, Рылеева, Муравьева-Апостола, Бестужева-Рюмина, Каховского. На груди у них висели доски с надписью «цареубийцы», руки и ноги были закованы в тяжелые кандалы. Пестель был так изнурен, что не мог переступить высокого порога калитки, и стража вынуждена была приподнять его и перенести через порог.

Утро было мрачное и туманное. Казнь не прошла гладко. Впоследствии начальник кронверка Петропавловской крепости рассказывал: «Когда сняты были скамьи из-под ног, веревки оборвались, и трое преступников рухнули в яму, прошибив тяжестью своих тел и оков настланные над ней доски. Запасных веревок не было, их спешили достать в ближайших лавках, но было раннее утро; все было заперто, почему исполнение казни промедлилось. Однако операция была повторена и на .этот раз совершилась удачно».

К этому страшному рассказу можно добавить лаконическое «всеподданнейшее донесение» нового петербургского генерал-губернатора, где указаны и имена сорвавшихся с виселицы: «Экзекуция кончилась с должной тишиной и порядком как со стороны бывших в строю войск, так и со стороны зрителей, которых было немного. По неопытности наших палачей и по неумению устраивать виселицы при первом разе трое, а именно: Рылеев, Каховский и Муравьев сорвались, но вскоре были опять повешены и получили заслуженную смерть. О чем вашему величеству всеподданнейше доношу».

Всех прочих декабристов вывели во двор крепости, разместили в два каре: в одном были гвардейцы, а в другом — офицеры армии и невоенные. Огласили приговоры. Декабристы были разжалованы, лишены чинов и дворянства; при этом исполнялся особый обряд: над головой осужденного ломали его шпагу, срывали с него эполеты и мундир и бросали в огонь тут же разложенных костров. Моряков-декабриотов отвезли в Кронштадт и в то же утро исполнили над ними приговор на флагманском корабле адмирала Кроуна: мундиры и эполеты были сорваны и брошены в воду. Один из декабристов позже написал в своих воспоминаниях, что царизм старался истребить первое проявление русского свободолюбия всеми четырьми стихиями: огнем, водой, воздухом и землей.

121 декабриста сослали на каторгу и поселение в Сибирь, разжалованных в рядовые — на Кавказ.

К числу казненных надо прибавить еще насмерть забитых палками солдат, принимавших участие в восстании или революционной агитации перед восстанием. Некоторые из них были прогнаны сквозь строй в 1000 человек 12 раз, т. е. получили 12 тыс. ударов (обычно 3 тыс. ударов было достаточно для смертельного исхода). В числе этих солдат были: Федор Анойченко, Федор Николаев, Алимпий Борисов, Прокопий Никитин и Михей Шутов.

Полки, участвовавшие в восстании, были расформированы. Штрафной Черниговский полк отправлен на Кавказ — на фронт военных действий.

Смертная казнь: от СССР до современной России

Советский Cоюз

Первый в Советской России смертный приговор был оглашен 21 июня 1918 года в отношении начальника Морских сил Балтийского моря Алексея Щастного. Ему предъявили обвинение «в контрреволюционной агитации, попустительстве таковой во флоте, неисполнении приказов советской власти и планомерной дискредитации ее в глазах матросов». Члены трибунала после пятичасового совещания признали доказанным, что Щастный «сознательно и явно подготовлял условия для контрреволюционного, государственного переворота» (см. «Первый в Советской России смертный приговор»). И в СССР, и в России смертная казнь приводилась в исполнение путем расстрела в следственных изоляторах и тюрьмах – что и произошло с Щастным (см. «Камни не должны быть слишком большими, чтобы осужденный не умирал от одного или двух ударов»).

С 1920 по 1950 год к высшей мере наказания приговаривали за самые разные преступления: заключение убыточных договоров, вынесение неправосудного приговора, незаконное задержание, получение взятки, бесхозяйственное использование рабочей силы в военное время, неисполнение обязательств по договору, хищение из государственных складов. Согласно УК РСФСР 1922 года, нельзя было расстреливать детей до 18 лет и беременных женщин (см. «Последняя пуля для женщины по приговору суда СССР»). При этом смертная казнь применялась даже во внесудебном порядке.

После смерти Иосифа Сталина в 1953 году был взят курс на либерализацию и гуманизацию общественной жизни. В 1960 году вступил в силу УК РСФСР, согласно которому смертную казнь могли назначить за мародерство, посягательство на жизнь народного дружинника, добровольную сдачу в плен, измену Родине, получение взятки должностным лицом в особо крупном размере, нарушение правил о валютных операциях в крупных размерах и другие преступления. Спустя два года была восстановлена смертная казнь за изнасилование, взяточничество и ряд экономических преступлений. Глава государства мог принять решение о помиловании, но делал это довольно редко. В случае помилования расстрел заменялся лишением свободы на 25 лет либо пожизненным заключением.

С конца 1980-х количество смертных приговоров начало сокращаться. А Конституция РФ 1993 года и вовсе установила: «смертная казнь впредь до её отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей». В итоге в 1993 году было вынесено 157 смертных приговоров, в 1994 году – 160, в 1995 году – 141.

28 февраля 1996 года Россия вошла в Совет Европы, в связи с чем обязалась подписать и ратифицировать Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, отменяющую смертную казнь, – что в дальнейшем и было сделано. Президент РФ Борис Ельцин 16 мая 1996 года издал указ «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы». В московской «Бутырке» 2 августа 1996 года был казнен Сергей Головкин, обвиняемый почти в 40 изнасилованиях и убийствах мальчиков на территории Московской области – по некоторым данным, он и «закрыл» российский расстрельный список (см. «Последняя смертная казнь в Бутырке. За что расстреляли Головкина»).

16 апреля 1997 года РФ подписала протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которому «смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен; государство может предусмотреть в своем законодательстве смертную казнь за действия, совершенные во время войны или при неизбежной угрозе войны». Госдума должна была ратифицировать его до мая 1999 года, но так и не сделала этого.

Формально документ для РФ не вступил в силу, но по международным правилам после подписания договора страна должна вести себя как в случае его ратификации – поэтому на смертную казнь в России с 16 апреля 1997 года наложен мораторий.

В феврале 1999 года Конституционный суд принял постановление № 3-П, которым запретил применять смертную казнь до появления на всей территории России судов с участием присяжных заседателей. Произойти это должно было 1 января 2010 года, когда присяжные будут сформированы в Чеченской Республике

Мораторий (лат. moratorium – «замедляющий») – отсрочка исполнения договорных обязательств или воздержание от их исполнения.

Таким образом, 1 января 2010 года должен был истечь срок введенного моратория, но, несмотря на появление в Чечне суда присяжных, КС вынес определение № 1344-О-Р, которым заключил: «В течение 10 лет в РФ действует комплексный мораторий на смертную казнь. За это время сформировались устойчивые гарантии права не быть подвергнутым смертной казни и сложился легитимный конституционно-правовой режим, в рамках которого – с учетом международно-правовой тенденции и обязательств, взятых на себя Россией, – происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания, носящей временный характер и рассчитанной лишь на некоторый переходный период» (см. «Конституционный суд о запрете применения смертной казни в России»).

Современная Россия

Несмотря на запрет применения высшей меры наказания, норма о ней до сих пор содержится в УК. Согласно кодексу, преступника можно расстрелять за убийство с отягчающими обстоятельствами (ч. 2 ст. 105 УК), геноцид (ст. 357 УК), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК) либо лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК). В УК прописано: эта мера наказания является исключительной и не может быть назначена совершившим преступления в возрасте до 18 лет, женщинам и мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора 60 лет. Порядок исполнения смертной казни установлен гл. 23 УИК. Нормы о смертной казни будут исключены из действующего законодательства (или установлены за действия, совершённые во время войны либо при неизбежной угрозе войной) в случае ратификации протокола № 6.

Читайте также  Внешняя политика ссср в годы войны

Несмотря на однозначную позицию КС – в России смертная казнь не применяется – споры о ней не утихают и по сей день. Президент Владимир Путин во время «Прямой линии» в 2013 году сказал, что сомневается в эффективности этой меры. «Рука сама тянется к авторучке, чтобы подписать какие-то документы на возвращение смертной казни, просить об этом депутатов, но надо поговорить со специалистами, с криминологами. Я понимаю возмущение граждан и желание наказать преступников. Вопрос в эффективности», – сообщил Путин. При этом он напомнил о существовании пожизненного тюремного заключения и заверил, что «условия содержания там не санаторно-курортные». В том же году глава МВД Владимир Колокольцев сообщил, что не имеет ничего против возвращения высшей меры наказания: «Боюсь навлечь на себя гнев противников смертной казни, но если не как министр, а как простой гражданин, я не видел бы ничего предосудительного в таком наказании».

В мае 2015 года Госдума выступила против возврата смертной казни в качестве наказания для террористов. При этом в конце 2015 года председатель СКР Александр Бастрыкин заявил: «Я лично выступаю за смертную казнь, прежде всего как человек». По его мнению, тем, кто совершает тяжкие преступления, не место на земле (см. «Бастрыкин высказался за отмену моратория на смертную казнь»).

В январе 2017 года глава думского комитета по законодательству и госстроительству Павел Крашенинников предложил убрать из УК все упоминания о смертной казни. Он считает, что фактически такого вида наказания в РФ уже нет, поскольку оно не только не применяется, но и не может выноситься судом (см. «Крашенинников предложил убрать смертную казнь из Уголовного кодекса»). В мае 2017 года председатель КС Валерий Зорькин заявил на VII Петербургском международном юрфоруме: «В России сложился конституционно-правовой режим на протяжении длительного времени, в результате которого граждане получили право не быть приговоренными к смертной казни».

А летом прошлого года глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев предложил выносить смертные приговоры террористам, но с отсрочкой до тех пор, пока в Европе не снимут на них запрет. «Мы идем к гуманизации, но я бы хотел, чтобы в случаях, когда речь идет об особо тяжких преступлениях, когда страдает огромное количество людей, когда погибают люди от взрывов, от терактов, все-таки прописывали в приговоре, что нужно применять именно эту меру наказания, но отсрочить исполнение до того, как появится всеобщее осознание, что эту меру надо применять», – сказал он (см. «В Думе предложили применять к террористам смертную казнь с отсрочкой»).

И кто же против отмены моратория на смертную казнь

Кто только ни высказывался по вопросу отмены моратория на смертную казнь для особо опасных преступников и коррупционеров — и я туда же. Но в оправдание есть весомый повод и пара именитых союзников, которые наверняка знают ситуацию изнутри.

Один из них — член Государственной Думы, другой — Гендиректор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин, который заявил, что наказание за коррупцию в оборонно-промышленном комплексе (ОПК) должно быть жёстче. Рогозин предложил ввести смертную казнь для коррупционеров. Об этом он сказал в эфире YouTube-канала «Соловьев Live».

«Я ещё когда в Думе работал, говорил и публично заявлял, что, с моей точки зрения, коррупция в ОПК должна караться расстрелом, а не посадками. Потому что здесь речь идёт не только о преступлениях, связанных с хищением государственных средств, но воруют у обороны, у безопасности страны. Фактически это потворство агрессору», — считает Рогозин.

Он отметил, что коррупционеры в сфере ОПК своими действиями поощряют ослабление России и прилагают усилия для того, чтобы государство не смогло защищать своих граждан.

Что ж, более чем уважительный повод. Правда, непонятно, чем коррупционер, расхищающий средства ОПК, хуже коррупционера, изымающего средства из гражданских отраслей, из бизнеса, ослабляющего экономику и, значит, так же в итоге и ее оборонный потенциал.

Нашими союзниками в этом наверняка станут борцы против международного терроризма, преступности, педофилии, коррупции… Я уже не говорю о пострадавших родственниках, у которых варварски изнасилованы, убиты дети, жены.

Они наверняка иначе будут трактовать принципы гуманизма, демократии, чем некоторые либеральные законодатели и политики, которые при рассмотрении вопроса отмены моратория больше думают не о том, насколько это снизит преступность, а о том, как это скажется на их рейтинге, популярности, как на это посмотрит «благочестивая» и толерантная Европа.

Другим значимым поводом вернуться к теме «моратория» стали данные социологического опроса. В стране действует мораторий на смертную казнь. По данным опроса ВЦИОМ, за март 2021 года 2% респондентов высказались за отмену запрета, сообщает «Рамблер».

Потрясающее единство сторонников сохранения моратория внушает глубокое подозрение в искренности и объективности проведенных исследований: здесь всего 2% за смертную казнь за тяжкие преступления, коррупцию.

Не надо быть социологом, чтобы понимать, что всегда найдутся 2-3% граждан, которые будут против любых, даже самых гуманных мер. Такова природа человека. Но как только этих лиц лично касается трагедия, их мнение чудесным образом меняется на противоположное, что не раз можно было видеть в репортажах СМИ.

Гуманизм — сильное и доброе чувство, но у него всегда две стороны — преступник, террорист, казнокрад, коррупционер, которые совершают тяжкие преступления против личности и общества, и, собственно, пострадавшие от них.

Причем неотвратимость и адекватность (жесткость) наказания направлена не только против преступников, но, в не меньшей мере — как предупреждение тем, кто еще не совершил преступление, но, возможно, не исключал такую возможность ради личного интереса.

Безнаказанность, вероятность уйти от возмездия, отделаться легким, мягким приговором поощряет и преступника, и лиц, потенциально склонных к радикальным жестким действиям ради наживы. Религиозная этика на этот счет говорит примерно так: никто не вправе отнимать жизнь у другого человека, только Всевышний решает, кому и сколько будет отпущено жить. А посягнувший на чужую жизнь ради своей личной выгоды теряет право на свою собственную.

Историческая практика применения высшей меры дает разные примеры: инквизиция могла лишить жизни отступников за инакомыслие, политические элиты, диктаторские режимы применяли жесткие меры к противникам, не ограничивая себя принципами гуманизма.

Фашисты считали себя вправе уничтожать миллионы граждан, которые, по их мнению, были недочеловеками, представителями низшей расы. США после второй мировой войны навязали народам десятки войн и вооруженных конфликтов, в которых погибли миллионы граждан, неся на своих штыках «идеалы демократии», и поныне позиционируют себя как цитадель свободы, гуманизма, образчик соблюдения прав человека. Кстати, они все же сохранили в некоторых штатах право на смертную казнь, наверное, для неправильных демократов.

Смертная казнь за преступления на Востоке — обыденное дело.

В Китае за последние 10 лет к высшей мере приговорено около 10 тыс. коррупционеров, что позволило на порядок повысить качество распределения и использование государственных ресурсов. Здесь за взятки свыше $400 тыс. уже полагается эта высшая мера.

Россия по уровню (рейтингу) коррупции пока стоит в хвосте цивилизованных стран.

По мнению экспертов, озвученном в СМИ, до 20% национального бюджета распыляется коррупционерами, не говоря уже о том, что коррупция блокирует эффективное развитие экономики и социальной сферы.

В России высшая мера наказания предполагает пожизненное содержание в зоне строгого режима. На охрану, содержание таких преступников уходит от 50 тыс. руб. в мес., или 600 тыс. руб. в год. То есть за совершенные тяжкие преступления общество еще раз наказывается высокими расходами на содержание преступников.

В то же время скудного бюджета здравоохранения подчас не хватает местным клиникам, чтобы выделить 100-200 тыс. руб. на спасение жизни ребенка.

Поэтому в чем же заключается истинный гуманизм? В том, чтобы сохранить жизнь преступнику, террористу или направить средства, идущие на их содержание на здравоохранение, социальную помощь нуждающимся, на сохранение, излечение от недуга как можно большего количества жизней граждан, предупредить жесткими мерами наказания намеревающихся преступить закон. Где истинный гуманизм?

Не нужно думать, что только либералы у власти, которые имеют доступ к коррупционным схемам — против смертной казни. Многие левые патриоты, к примеру, Н. Платошкин, также против радикальных мер. Один из аргументов — предвзятые подходы в оценках некоторых судей, которые могут участвовать в цепочке акций по устранению политических противников.

Не устраивает лидер оппозиции — перевели на его счет из оффшора миллионы, подбросили пару-тройку сотен тысяч в качестве взятки — и жесткий приговор обеспечен. В России еще помнят репрессии 1937 г., когда по подчас надуманным обвинениям, признаниям под пытками людей высылали в ГУЛАГ или давали высшую меру как врагам народа.

Читайте также  Племена сибири и дальнего востока в 4 тысячелетии до н. э.

«Да, наши суды не безгрешны», — отвечают некоторые сторонники смертной казни из высших эшелонов власти, но что мешает отложить исполнение приговора на 3-5 лет, за это время адвокатам просканировать еще раз все доводы за и против ради справедливости. Тоже ведь аргумент, если еще иметь в виду, что вынесение высшей меры будет производиться только судом высшей инстанции при доскональной, неспешной проверке всех фактов и соблюдении сроков утвержденного моратория

Но если не совершенна судебная система, ее нужно улучшать, радикально перестраивать. Это еще не повод откладывать справедливое возмездие преступникам, разрушающим нашу жизнь.

И как еще остановить вал коррупционных действий, других тяжких преступлений, которые как раковая опухоль проникла во все поры общества, от системы образования, здравоохранения до оборонки, парализует эффективные действия государства, если не приостановить действие моратория?

Поскольку высшей меры в виде смертной казни нет, а практика осуждения за коррупцию, злоупотребление служебным положениям весьма щадящая — чиновник средней руки может думать: почему не рискнуть, не воспользоваться положением; тем более при нашем бюрократизме, волоките? Граждане сами предлагают вознаграждение…

Для приличной жизни чиновнику нужно иметь по крайней мере капитал в 20-30 млн руб. Накопить за счет зарплаты в 90-100 тыс. руб. такую сумму невозможно, а вот если «пойти навстречу» соискателям льгот, то за 2-3 года можно решить эту проблему, а дальше — будет видно.

К примеру, известный краснодарский застройщик кинул пайщиков. Дом не достроил, и свои доходы-расходы суду не предъявил. По нашим подсчетам, его «левый» доход составил при строительстве 278 кв. дома порядка 70-80 млн руб. Суд «тянул следствие», опросы пострадавших велись 2 года, и присудил виновному 3 года колонии общего режима. Почему судья оказался таким гуманным? А собственно — чем он рискует? Ну, в худшем случае — подадут апелляцию и что? Но это будет уже другая история, а у судьи пожизненная миссия, если, конечно, не поймают за руку.

Повлияет ли на снижение преступности, коррупции отмена моратория на смертную казнь?

Не надо быть провидцем, чтобы сказать — да. Но если бы за ущерб, нанесенный гражданам, обществу в размере, скажем, как в Китае — $400 тыс. (от 30 млн руб.) была бы высшая мера с конфискацией имущества виновного, в т. ч. и его родственников, доходы и расходы которых вдруг, не совпадут — ситуация была бы иной.

Посудите сами: стали бы вы брать взятки, если бы была опасность в случае, если ваши расходы значительно будут превышать доходы (а проверка таковых стала бы обычной практикой), то и имущество изымут, причем у всех — причастных, и на большой срок по суду будет гарантирован при условии, что вы не переступили красную линию (в $400 тыс., за которой смертный приговор). Конечно, кроме страха должна быть и совесть, но ее нужно воспитывать всем миром, с детского сада. Пока что-то не получается.

Наконец, про данные социологического опроса ВЦИОМ. Вы господа, кого опрашивали: высоких чиновников, прозападных либералов? Бизнес- маргиналов? По какой методике?

Было ли это исследование репрезентативным, анонимным? А что думают по поводу отмены моратория простые граждане: рабочие, служащие, врачи, крестьяне, военнослужащие? Если опросить их, картина была бы, наверное, другая, не 2%, несмотря на то, что россияне очень добрые, сердечные люди, которых, увы — не редко обманывают.

Безусловно, к проблеме отмены моратория нужно отнестись серьезно, если мы хотим остановить коррупцию, преступность. Необходимо подключить для обсуждения этих вопросов общественность, психологов, социологов, юристов, экономистов, журналистов.

Если коррупция — это гангрена на здоровом теле общества, то при определенных условиях не остается ничего другого, кроме как использовать хирургически меры.

Василий Титов, специально для «Русской Весны»

Новое в блогах

Сообщество «Истина где-то рядом»

И кто же против отмены моратория на смертную казнь

Кто только ни высказывался по вопросу отмены моратория на смертную казнь для особо опасных преступников и коррупционеров — и я туда же. Но в оправдание есть весомый повод и пара именитых союзников, которые наверняка знают ситуацию изнутри.

Один из них — член Государственной Думы, другой — Гендиректор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин, который заявил, что наказание за коррупцию в оборонно-промышленном комплексе (ОПК) должно быть жёстче. Рогозин предложил ввести смертную казнь для коррупционеров. Об этом он сказал в эфире YouTube-канала «Соловьев Live».

«Я ещё когда в Думе работал, говорил и публично заявлял, что, с моей точки зрения, коррупция в ОПК должна караться расстрелом, а не посадками. Потому что здесь речь идёт не только о преступлениях, связанных с хищением государственных средств, но воруют у обороны, у безопасности страны. Фактически это потворство агрессору», — считает Рогозин.

Он отметил, что коррупционеры в сфере ОПК своими действиями поощряют ослабление России и прилагают усилия для того, чтобы государство не смогло защищать своих граждан.

Что ж, более чем уважительный повод. Правда, непонятно, чем коррупционер, расхищающий средства ОПК, хуже коррупционера, изымающего средства из гражданских отраслей, из бизнеса, ослабляющего экономику и, значит, так же в итоге и ее оборонный потенциал.

Нашими союзниками в этом наверняка станут борцы против международного терроризма, преступности, педофилии, коррупции… Я уже не говорю о пострадавших родственниках, у которых варварски изнасилованы, убиты дети, жены.

Они наверняка иначе будут трактовать принципы гуманизма, демократии, чем некоторые либеральные законодатели и политики, которые при рассмотрении вопроса отмены моратория больше думают не о том, насколько это снизит преступность, а о том, как это скажется на их рейтинге, популярности, как на это посмотрит «благочестивая» и толерантная Европа.

Другим значимым поводом вернуться к теме «моратория» стали данные социологического опроса. В стране действует мораторий на смертную казнь. По данным опроса ВЦИОМ, за март 2021 года 2% респондентов высказались за отмену запрета, сообщает «Рамблер».

Потрясающее единство сторонников сохранения моратория внушает глубокое подозрение в искренности и объективности проведенных исследований: здесь всего 2% за смертную казнь за тяжкие преступления, коррупцию.

Не надо быть социологом, чтобы понимать, что всегда найдутся 2-3% граждан, которые будут против любых, даже самых гуманных мер. Такова природа человека. Но как только этих лиц лично касается трагедия, их мнение чудесным образом меняется на противоположное, что не раз можно было видеть в репортажах СМИ.

Гуманизм — сильное и доброе чувство, но у него всегда две стороны — преступник, террорист, казнокрад, коррупционер, которые совершают тяжкие преступления против личности и общества, и, собственно, пострадавшие от них.

Причем неотвратимость и адекватность (жесткость) наказания направлена не только против преступников, но, в не меньшей мере — как предупреждение тем, кто еще не совершил преступление, но, возможно, не исключал такую возможность ради личного интереса.

Безнаказанность, вероятность уйти от возмездия, отделаться легким, мягким приговором поощряет и преступника, и лиц, потенциально склонных к радикальным жестким действиям ради наживы. Религиозная этика на этот счет говорит примерно так: никто не вправе отнимать жизнь у другого человека, только Всевышний решает, кому и сколько будет отпущено жить. А посягнувший на чужую жизнь ради своей личной выгоды теряет право на свою собственную.

Историческая практика применения высшей меры дает разные примеры: инквизиция могла лишить жизни отступников за инакомыслие, политические элиты, диктаторские режимы применяли жесткие меры к противникам, не ограничивая себя принципами гуманизма.

Фашисты считали себя вправе уничтожать миллионы граждан, которые, по их мнению, были недочеловеками, представителями низшей расы. США после второй мировой войны навязали народам десятки войн и вооруженных конфликтов, в которых погибли миллионы граждан, неся на своих штыках «идеалы демократии», и поныне позиционируют себя как цитадель свободы, гуманизма, образчик соблюдения прав человека. Кстати, они все же сохранили в некоторых штатах право на смертную казнь, наверное, для неправильных демократов.

Смертная казнь за преступления на Востоке — обыденное дело.

В Китае за последние 10 лет к высшей мере приговорено около 10 тыс. коррупционеров, что позволило на порядок повысить качество распределения и использование государственных ресурсов. Здесь за взятки свыше $400 тыс. уже полагается эта высшая мера.

Россия по уровню (рейтингу) коррупции пока стоит в хвосте цивилизованных стран.

По мнению экспертов, озвученном в СМИ, до 20% национального бюджета распыляется коррупционерами, не говоря уже о том, что коррупция блокирует эффективное развитие экономики и социальной сферы.

В России высшая мера наказания предполагает пожизненное содержание в зоне строгого режима. На охрану, содержание таких преступников уходит от 50 тыс. руб. в мес., или 600 тыс. руб. в год. То есть за совершенные тяжкие преступления общество еще раз наказывается высокими расходами на содержание преступников.

В то же время скудного бюджета здравоохранения подчас не хватает местным клиникам, чтобы выделить 100-200 тыс. руб. на спасение жизни ребенка.

Поэтому в чем же заключается истинный гуманизм? В том, чтобы сохранить жизнь преступнику, террористу или направить средства, идущие на их содержание на здравоохранение, социальную помощь нуждающимся, на сохранение, излечение от недуга как можно большего количества жизней граждан, предупредить жесткими мерами наказания намеревающихся преступить закон. Где истинный гуманизм?

Не нужно думать, что только либералы у власти, которые имеют доступ к коррупционным схемам — против смертной казни. Многие левые патриоты, к примеру, Н. Платошкин, также против радикальных мер. Один из аргументов — предвзятые подходы в оценках некоторых судей, которые могут участвовать в цепочке акций по устранению политических противников.

Читайте также  Преобразования в экономике

Не устраивает лидер оппозиции — перевели на его счет из оффшора миллионы, подбросили пару-тройку сотен тысяч в качестве взятки — и жесткий приговор обеспечен. В России еще помнят репрессии 1937 г., когда по подчас надуманным обвинениям, признаниям под пытками людей высылали в ГУЛАГ или давали высшую меру как врагам народа.

«Да, наши суды не безгрешны», — отвечают некоторые сторонники смертной казни из высших эшелонов власти, но что мешает отложить исполнение приговора на 3-5 лет, за это время адвокатам просканировать еще раз все доводы за и против ради справедливости. Тоже ведь аргумент, если еще иметь в виду, что вынесение высшей меры будет производиться только судом высшей инстанции при доскональной, неспешной проверке всех фактов и соблюдении сроков утвержденного моратория

Но если не совершенна судебная система, ее нужно улучшать, радикально перестраивать. Это еще не повод откладывать справедливое возмездие преступникам, разрушающим нашу жизнь.

И как еще остановить вал коррупционных действий, других тяжких преступлений, которые как раковая опухоль проникла во все поры общества, от системы образования, здравоохранения до оборонки, парализует эффективные действия государства, если не приостановить действие моратория?

Поскольку высшей меры в виде смертной казни нет, а практика осуждения за коррупцию, злоупотребление служебным положениям весьма щадящая — чиновник средней руки может думать: почему не рискнуть, не воспользоваться положением; тем более при нашем бюрократизме, волоките? Граждане сами предлагают вознаграждение…

Для приличной жизни чиновнику нужно иметь по крайней мере капитал в 20-30 млн руб. Накопить за счет зарплаты в 90-100 тыс. руб. такую сумму невозможно, а вот если «пойти навстречу» соискателям льгот, то за 2-3 года можно решить эту проблему, а дальше — будет видно.

К примеру, известный краснодарский застройщик кинул пайщиков. Дом не достроил, и свои доходы-расходы суду не предъявил. По нашим подсчетам, его «левый» доход составил при строительстве 278 кв. дома порядка 70-80 млн руб. Суд «тянул следствие», опросы пострадавших велись 2 года, и присудил виновному 3 года колонии общего режима. Почему судья оказался таким гуманным? А собственно — чем он рискует? Ну, в худшем случае — подадут апелляцию и что? Но это будет уже другая история, а у судьи пожизненная миссия, если, конечно, не поймают за руку.

Повлияет ли на снижение преступности, коррупции отмена моратория на смертную казнь?

Не надо быть провидцем, чтобы сказать — да. Но если бы за ущерб, нанесенный гражданам, обществу в размере, скажем, как в Китае — $400 тыс. (от 30 млн руб.) была бы высшая мера с конфискацией имущества виновного, в т. ч. и его родственников, доходы и расходы которых вдруг, не совпадут — ситуация была бы иной.

Посудите сами: стали бы вы брать взятки, если бы была опасность в случае, если ваши расходы значительно будут превышать доходы (а проверка таковых стала бы обычной практикой), то и имущество изымут, причем у всех — причастных, и на большой срок по суду будет гарантирован при условии, что вы не переступили красную линию (в $400 тыс., за которой смертный приговор). Конечно, кроме страха должна быть и совесть, но ее нужно воспитывать всем миром, с детского сада. Пока что-то не получается.

Наконец, про данные социологического опроса ВЦИОМ. Вы господа, кого опрашивали: высоких чиновников, прозападных либералов? Бизнес- маргиналов? По какой методике?

Было ли это исследование репрезентативным, анонимным? А что думают по поводу отмены моратория простые граждане: рабочие, служащие, врачи, крестьяне, военнослужащие? Если опросить их, картина была бы, наверное, другая, не 2%, несмотря на то, что россияне очень добрые, сердечные люди, которых, увы — не редко обманывают.

Безусловно, к проблеме отмены моратория нужно отнестись серьезно, если мы хотим остановить коррупцию, преступность. Необходимо подключить для обсуждения этих вопросов общественность, психологов, социологов, юристов, экономистов, журналистов.

Если коррупция — это гангрена на здоровом теле общества, то при определенных условиях не остается ничего другого, кроме как использовать хирургически меры.

Василий Титов, специально для «Русской Весны»

Китайский суд приговорил канадца к смертной казни

Столь жесткое решение связывают с делом дочери владельца Huawei

Фото Reuters

Cуд верхней ступени в городе Далянь отклонил апелляцию канадца Роберта Ллойда Шелленберга, приговоренного ранее к высшей мере за контрабанду наркотиков, и оставил приговор в силе. Посол Канады призвал китайские власти проявить снисхождение. Он сослался на решение китайского суда от 2015 года, который дал осужденному 15 лет. К смерти канадца приговорили, когда он обжаловал этот вердикт. На Западе указывают, что приговор не ужесточают при апелляции, и считают, что причина случившегося – в аресте в Канаде Мэн Ваньчжоу, финансового директора китайского IT-гиганта Huawei.

Суд в Даляне сообщил, что поступили новые улики, которые усугубляют преступление канадца Роберта Ллойда Шелленберга. Ему вменена контрабанда 220 кг метамфетамина. Но при чем тут Huawei?

Власти Канады арестовали 49-летнюю Мэн в декабре 2018 года в аэропорту Ванкувера по просьбе США. Таким образом, Канада оказалась втянутой в схватку между двумя сверхдержавами. Формальные слушания по экстрадиции этой женщины в США начнутся в Ванкувере в среду. До сих пор обвинение и защита вели полемику на предварительных слушаниях. Обвинение утверждает, что Мэн совершила подлог, обманув представителей банка HSBC. Она не сказала им о связях своей компании с Ираном. А это, в свою очередь, поставило банк в рискованное положение; получалось, что он нарушает американские санкции против Ирана. А адвокаты Мэн заявляли, что дело затеяно без оснований и ее конституционные права были нарушены.

Вскоре после ареста Мэн в Стране кленового листа в Поднебесной были задержаны два канадца – бывший дипломат Майкл Ковриг и бизнесмен Майкл Спейвор. Их обвиняют в шпионаже. Суды состоялись, ожидаются приговоры. В Канаде их считают заложниками. Этих людей содержали, как пишет New York Times, в суровой изоляции, тогда как Мэн живет в особняке и иногда делает покупки в магазинах. Газета Global Times, выходящая в Пекине, написала в 2018 году, что если Мэн подвергнут экстрадиции, то Китай отомстит гораздо жестче, чем просто арестом двух канадцев.

«Дело Шелленберга» будет рассмотрено еще раз в высшей инстанции – Верховном народном суде. Это стандартная процедура для дел, где выносятся смертные приговоры. История Шелленберга не уникальна. После 2019 года китайские суды приговорили к высшей мере еще двух канадских граждан за нелегальный трафик и производство наркотиков. Китай стоит на первом месте в мире по числу казней, хотя в последнее время количество их уменьшилось. К иностранцам, вовлеченным в наркоторговлю, обычно снисхождения не проявляют. В 2009 году подданный Британии, осужденный за контрабанду героина, был казнен путем летальной инъекции.

Доминик Бартон, посол Канады в Китае, заявил: «Не случайно все эти дела в Китае совпали по времени с тем, что происходит в Ванкувере». Китай же отвергнул предположение, что вердикты в судах связаны с «делом Мэн» в Канаде. Как передает Reuters, некоторые обозреватели говорят, что приговоры Спейвору и Ковригу в конечном счете приведут к договоренности, предусматривающей их возвращение на родину в обмен на освобождение Мэн.

В беседе с «НГ» Павел Трощинский, заведующий сектором правовых исследований Института Дальнего Востока РАН, отметил: «Внимание прессы к судебным процессам в Канаде и Китае привело к тому, что они стали политизированы. Случай с ужесточением приговора после апелляции необычен, но такое в Китае бывает. Во время нового разбирательства выяснились новые обстоятельства, которые заставили суд пересмотреть дело и вынести такой вердикт. Ведь в Китае незаконный оборот наркотиков считается тяжелым преступлением. Уголовная ответственность предполагает в том числе высшую меру наказания».

Наркотики попадают в Китай из приграничных стран, хотя большая часть их производится внутри страны. «Суровость приговоров объясняется и тем, что люди помнят об опиумных войнах, когда иностранцы насыщали страну опиумом, что привело к ее развалу. Что касается «дела Huawei» в Канаде, то на Западе считают, что в Китае закон работает только в рамках политических задач. На самом деле если человек попался, он должен отвечать по закону. Таков китайский подход к дельцам, замешанным в наркотрафике», – пояснил эксперт.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: