Великие русские революционные демократы н. г. чернышевский и н. а. добролюбов

Вожди революционной демократии — А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов

В период революционной ситуации огромную роль в пробуждении сознания народа сыграла революционная агитация А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского и их соратников. В. И. Ленин писал, что А. И. Герцен сыграл важную роль в подготовке русской революции и в крепостной России 40-х годов сумел подняться на такую высоту, что встал в уровень с величайшими мыслителя ми своего времени. Будучи материалистом в объяснении природы и общества, он, писал Ленин, вплотную подошел к диалектическому материализму и остановился перед историческим материализмом. А. И. Герцен был дворянским революционером, но вместе с тем он был и социалистом и революционным демократом. Его деятельность относится и к первому, дворянскому, и ко второму, разночинскому, периодам русского освободительного движения. Подчеркивая роль Герцена в подготовке русской революции, В. И. Ленин писал: «Герцен первый поднял великое знамя борьбы путем обращения к массам с вольным русским словом».

Навсегда покинув царскую Россию в 1847 г. и оказавшись за границей, А. И. Герцен с восторгом встретил Французскую революцию 1848 г. Поражение революции глубоко потрясло его. Рухнули надежды на возможность социалистического переустройства Европы сила ми западноевропейского пролетариата.

Разочаровавшись в революционных возможностях западноевропейских стран, Герцен пришел к выводу, что единственная прогрессивная общественная сила, способная открыть человечеству путь к социализму, — это русское крестьянство, привыкшее к мирскому само управлению и не затронутое буржуазной цивилизацией с разлагающим влиянием частной собственности. Растущее крестьянское движение подкрепляло это убеждение Герцена. Он пришел к мысли, что спасение России заложено в сохранившейся в деревне сельской общине и через эту общину Россия сможет прийти к социализму, минуя капитализм. Право на землю только за теми, кто ее обрабатывает, поземельная сельская община и мирское самоуправление — вот три главных элемента русского общественного бытия, которые составили теорию «русского социализма» А. И. Герцена. В. И. Ленин указывал, что в этой теории не было ни грана научного социализма. Но, подчеркивал он, ошибочная теория эта отражала стремление русских крестьян к свержению помещичьей власти и к равенству в праве пользования землей. В этом заключалось революционное значение утопической теории Герцена. Веру в возможность России избежать капитализма Герцен сохранил до конца жизни. Вдохновленный этой верой в русский народ, который проложит путь к социализму, он поднял знамя борьбы с самодержавием и крепостным правом и раз вернул революционную агитацию.

В 1853 г. на свои средства Герцен основал в Лондоне «Вольную русскую типографию» и этим положил начало свободной русской печати. Летом 1855 г. он на чал издавать периодический журнал «Полярная звезда», который приобрел громадную популярность. С 1 июля 1857 г. Герцен и Огарев стали издавать газету «Коло кол», выходившую под девизом «Зову живых». «Коло кол» просуществовал 10 лет, и за эти годы было выпущено 245 номеров.

Главным делом «Колокола» было обличение политической системы царской России. На его страницах публиковались потрясающие факты жизни страны на рубеже 50 — 60-х годов XIX в.

В годы революционной ситуации влияние и популярность «Колокола» были особенно велики. Тираж газеты достигал 2500 экземпляров. Чтобы облегчить распространение «Колокола», газету печатали на тонкой бумаге небольшого формата (менее половины современного газетного листа) и тайно переправляли в Россию раз личными способами.

В решении крестьянского вопроса, который занимал главное место на страницах «Колокола», Герцен вначале проявлял колебания между демократизмом и либерализмом. В первое время после воцарения Александра II он полагал возможным проведение крестьянской реформы сверху, мирным путем. Но даже и при этих колебаниях демократ в Герцене брал верх. Он всегда оставался искренним борцом за интересы народа. В дальнейшем, убедившись в антинародном характере подготавливаемой правительством реформы, Герцен отбросил свои либеральные иллюзии и окончательно стал на революционно-демократический путь борьбы за освобождение крестьян.

Наряду с заграничным центром революционной агитации в 50 — 60-е годы XIX в. сложился русский революционный центр. Его возглавили Н. Г, Чернышевский (1828 — 1889) и Н. А. Добролюбов (1836 — 1861).

Н Г. Чернышевский — великий мыслитель своего времени, обладавший широкими разносторонними познаниями, оставил глубокий след в области философской и общественно-политической мысли, политической экономии, истории, литературы и литературной критики. Это был’ убежденный материалист, выступавший не только как материалист, но и как диалектик. Вследствие отсталости революционных и общественных отношений в России Чернышевский не сумел подняться до диалектического материализма Маркса и Энгельса.

Н. Г. Чернышевский подвергнул глубокой и беспощадной критике капиталистическую систему, вскрыл ее противоречия и пороки. Он требовал уничтожения строя, основанного на эксплуатации одних людей другими. К. Маркс был знаком с оригинальными работами Чернышевского и называл его «великим русским ученым и критиком». В. И. Ленин, как и К. Маркс, указывал, что Чернышевский был замечательно глубоким критиком капитализма, несмотря на свой утопический социализм.

Как и Герцен, Чернышевский считал крепостное право самым большим злом современной ему жизни и призывал к немедленному освобождению крестьян с землей. Но в отличие от Герцена Чернышевский не питал иллюзий в отношении царского правительства и был убежден, что освобождение крестьян возможно только в результате народной революции. Однако как трезвый политик он не отрицал и реформы, способные улучшить положение масс, хотя понимал их ограниченность. В конце 50-х годов XIX в. Чернышевский опубликовал в журнале «Современник» ряд статей: «Труден ли вы куп земли», «О новых условиях сельского быта», «Материалы для решения крестьянского вопроса» и некоторые другие. Он требовал немедленного освобождения крестьян без всякого переходного периода, обязательно с землей, притом с большими наделами, чем те, которыми крестьяне владели при крепостном праве.

Чернышевский был наиболее выдающимся предшественником российской социал-демократии, но оставался социалистом-утопистом. Он рассматривал крестьянскую общину как ячейку будущего социалистического строя, который возникнет в результате победоносной крестьянской революции. Социализм утвердится в России, считал Чернышевский, минуя капиталистическую стадию развития. Таким образом, он не понимал что социализм может быть построен только в результате пролетарской революции, когда пролетариат встанет у власти и возглавит дело социалистического строительства. Взгляды Чернышевского на общину существенно отличались не только от взглядов славянофилов, никогда не связывавших общину с идеей революции и социализма, но даже и от взглядов Герцена, который изучал этот вопрос не так глубоко и всесторонне, как Чернышевский.

Н. Г. Чернышевский не видел в общине доказательства самобытности русского общественного быта. По его мнению, общинное владение имело место у всех европейских народов. В признании крестьянской общины зародышем социализма и в утверждении, что Россия минует в своем развитии стадию капитализма, заключался утопический социализм учения Чернышевского. Влияние утопического социализма на Чернышевского проявилось в его надеждах на производственные ассоциации, которые организуют люди на артельных началах по своей доброй воле. Но в отличие от утопистов Западной Европы, надеявшихся на достижение социализма мирным путем, Чернышевский понимал историческую необходимость революционной борьбы. В 1856 г. в литературу вошел Н. А. Добролюбов, ставший единомышленником и другом Чернышевского. Вместе с ним Добролюбов сотрудничал в журнале «Современник», где ему было поручено руководить литературно-критическим отделом. Перу Н. А. Добролюбова принадлежат талантливые, ставшие знамениты ми статьи: «Темное царство», «Что такое обломовщина?», «Когда же придет настоящий день?». В них он, анализируя творчество Островского и Гончарова, обличал крепостнический и самодержавный строй России. Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов превратили журнал «Современник» в боевой революционный орган, идейный центр революционной демократии. Редактором «Современника» был Н. А. Некрасов. Вокруг «Современника» группировались лучшие силы русского общества. К нему примыкали передовые журналы, он был связан с революционными кружками студентов, с передовой частью офицеров и демократической интеллигенцией. Его идеи пропагандировались во многих городах. Борьба крестьян и революционных демократов сыграла важную историческую роль. Именно она явилась последней и главной действенной силой, заставившей правительство, отменить крепостное право в 1861 г.

Артемов, Н.Е. История СССР: Учебник для студентов ин-тов И90 культуры. В 2-х частях. Ч. 1/ Н.Е. Артемов [и д.р.]. – М.: Высшая школа, 1982.- 512 с.

История России

Н.Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов и их борьба за полное освобождение крестьян

Н. Г. Чернышевский. Фотография 1859 года.

Последовательными борцами за полное освобождение крестьян были Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов и их единомышленники. Николай Гаврилович Чернышевский (1828—1889) родился в Саратове в семье священника. С детских лет он видел бесправное положение крепостных. Про-
должая революционные традиции В. Г. Белинского, Чернышевский еще в студенческие годы твердо решил посвятить свою жизнь служению народу и все свои силы и огромные Знания отдал революционной борьбе с царизмом.

Читайте также  Геополитические условия развития россии в эпоху нового времени

Во второй половине 50-х годов XIX в. Чернышевский был уже известным литератором и ведущим членом редакции самого передового журнала того времени — «Современника». Совместно со своим другом, талантливым литератором Николаем Александровичем Добролюбовым (1836—1861), Чернышевский в невероятно тяжелых условиях царской цензуры умел своими произведениями воспитывать настоящих революционеров. В период подготовки закона об отмене крепостного права «Современник» решительно выступил в защиту интересов крестьян. В многочисленных статьях, рецензиях и заметках Чернышевский и его единомышленники боролись за полное освобождение крепостных. Они сообщали читателям о ходе подготовки отмены крепостною права, показывали тяжелое положение крепостных, неустанно разоблачали алчность крепостников, лицемерие и фальшь либералов.

Пристально следя за разработкой закона об отмене крепостного права, Чернышевский раскрывал ухищрения помещиков-дворян, стремившихся к ущемлению личной свободы и имущественных прав крестьян. Он указывал на необходимость предоставления крепостным в полную собственность по крайней мере тех земельных наделов, которыми они уже пользовались, и решительно протестовал против непомерно высокой оценки крестьянских наделов, против возложения на крестьян выкупа за эти наделы. Чернышевский писал, что лучше признать неосуществимость выкупа, «нежели прикрывать благодушными фразами тяжелые или невыносимые цифры».

Выступления Чернышевского в подцензурной печати приводили читателя к выводу, что крепостные крестьяне не получат подлинной свободы от царского правительства и помещиков-дворян.

Чернышевский и Добролюбов были убеждены, что действительного освобождения крестьяне могут добиться лишь путем революционного свержения крепостнического строя. Они рассчитывали на дальнейший подъем массового освободительного движения и быстро откликнулись в печати на крестьянские выступления против винных откупов. Свою статью, посвященную этим событиям, Добролюбов назвал «Народное дело» и подчеркнул в ней организованность и силу происходивших крестьянских волнений. Революционные демократы считали, что массовое крестьянское движение может нанести самодержавно-крепостническому строю смертельный удар. Они приходили к выводу, что настало время «звать Русь к топору» и создавать революционную организацию. В своей революционной прокламации «Барским крестьянам…» Чернышевский разъяснял, что условия отмены крепостного права царским правительством крайне тяжелы для крестьян. Там говорилось, что царь действует заодно с помещиками, и в доходчивой для народа форме описывался демократический строй в конституционных странах, где управляют выборные «народные старосты».

В заключительной части прокламации Чернышевский давал практические указания о том, «как же нам, русским людям, в неправду вольными людьми стать». Главная задача, писал он, организовать свои силы, обеспечить единодушную борьбу всего крестьянства за свободу. Он призывал помещичьих крепостных к сближению с государственными и удельными крестьянами. Подчеркивая бесправие солдатской массы. Чернышевский предлагал крестьянам привлекать и солдат к совместной борьбе за волю. Особое внимание Чернышевский обращал на подготовку всеобщего революционного восстания и предостерегал от преждевременных разрозненных выступлений.

Прокламация Чернышевского еще в рукописи была перехвачена царской полицией и не дошла до крестьян.

Чернышевский был не только талантливым и влиятельным публицистом, но и крупным ученым. В основе научного мировоззрения Чернышевского лежало убеждение в единстве мира и в неограниченной возможности его познания. В области изучения природы он являлся последовательным материалистом и решительным противником идеалистических теорий. При анализе общественных явлений в силу объективных условий исторического развития России Чернышевский не смог до конца преодолеть идеалистических представлений, хотя развитие его взглядов и в этой сфере шло в направлении исторического материализма: в своих работах он указывал на наличие независящих от воли отдельных лиц исторических законов, подчеркивал непримиримость классовых противоречий в общественных отношениях, последовательно защищал интересы трудящихся масс. Чернышевский полагал, что крестьянская революция в России откроет путь к социалистическому преобразованию страны и позволит ей миновать капиталистическую стадию общественного развития. Эта утопическая мечта являлась формой, облекавшей в те годы революционно-демократическую идеологию, и выражала стремление трудящихся масс к свободе.

Чернышевский ближе других русских мыслителей того времени подошел к научному социализму. Его учение поднимало десятки и сотни людей на героическую с самодержавием и крепостничеством.

Социально-педагогические взгляды русских просветителей второй половины XIX в. (Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев, Н.И. Пирогов, Н.Г. Чернышевский).

Николай Александрович Добролюбов (1836–1861) – русский литературный критик, публицист, революционер-демократ, Сотрудник журнала «Современник». Посвятил вопросам образования и воспитания следующие работы: «О народном воспитании», «О значении авторитета в воспитании», «Всероссийские иллюзии, разрушаемые розгами» и др. Во взглядах на воспитание и образование сходился с Н.Г. Чернышевским, критиковал ущемление права на образование из-за сословных, религиозных, национальных ограничений. Идеал воспитания Добролюбов видел в удовлетворении естественных стремлений», говорил о единстве умственного, физического, нравственного воспитания. Добролюбов критиковал современную систему воспитания и обучения, считал, что она убивает в детях и подростках «внутреннего человека», подавляет личность, игнорирует возрастные и индивидуальные особенности воспитанников.

Добролюбов помещал в центр воспитания заботу о личности ребенка, о ее разностороннем развитии, о подготовке юного человека к активной и счастливой жизни. Цель образования по Добролюбову – не столько сообщение неких знаний, сколько « внушить любовь к знаниям, сообщить ясные и полные понятия, дать материал для деятельности всем способностям и полный простор для их развития». В отношении задач воспитателя Добролюбов писал: «Главное, что должен иметь в виду воспитатель, это уважение к человеческой природе и дитяти, предоставление ему свободного, нормального развития…»

Дмитрий Иванович Писарев (1841–1868) – публицист, литературный критик, философ-материалист, социалист-утопист, главный сотрудник журнала «Русское слово». В статьях «О журнале для воспитания», «Наша университетская наука», «Школа и жизнь» и др. говорил об изучении ребенка и защите его прав. Писарев склонялся к идеям «свободного воспитания», считая, что традиционная педагогика и школа поощряют насилие над личностью ребенка. Он отвергал профессионализацию, утилитаризм общеобразовательной школы, выступал за доступность образования одинаково для женщин и для мужчин. Пропагандировал естествознание, которое считал средством просвещения. Главные труды: «Очерки из истории труда», «Разрушение эстетики» и др.

Николай Иванович Пирогов (1810–1881) – доктор медицины, основатель новой хирургической школы в России, крупный общественный педагогический деятель. Закончил медицинский факультет Московского университета, был профессором в Дерптском университете, Петербургской медико-хирургической академии.

В 1856 г. он уходит из академии и получает пост попечителя Одесского учебного округа. В том же году он пишет статью «Вопросы жизни», где он резко выступает против сословной школы, профессионально-утилитарной выучки. С 1858 по 1861 гг. Пирогов возглавляет Киевский учебный округ.

В педагогическом наследии Пирогова особое место занимают идеи самопознания посредством специального воспитания и общечеловеческого воспитания, общечеловеческого образования («Быть и казаться», «Чего мы желаем» и др. работы). Специальное воспитание по Пирогову осуществляется после общечеловеческого. Общечеловеческое воспитание он согласовывал с идеей национального воспитания. Идеал нравственного воспитания он видел в христианской религии. При этом под нравственным воспитанием он понимал, во-первых, помощь ребенку в осознании окружающего мира и общественной среды; во-вторых, – превращение «добрых инстинктов» в сознательную тягу к идеалам добра и правды; в-третьих, – формирование характера и убеждений.

Пирогов выступал за создание внесословного, бесплатного и обязательного на начальной ступени образования. Им разработан проект школьной системы. Первая ступень – 2-летняя элементарная школа; вторая – прогимназии (4-летнее обучение) и гимназии реальные и классические; третья – университет.

Административно-педагогическая деятельность Пирогова была очень насыщенной: принимал меры по совершенствованию преподавания иностранных языков, поощрял творчество и самообразование преподавателей, учредил педагогическую семинарию при Киевском университете, уделял специальное внимание улучшению качества преподавания в частных женских школах-пансионатах, учреждал первые воскресные школы, выступал за снижение платы за обучение в университете и сокращение университетской автономии, возражал против физических наказаний в школе (статья «Нужно ли сечь детей»), организовал издание «Циркуляров» (своеобразные педагогические журналы). В 1861 г. Пирогов был уволен с должности попечителя Киевского учебного округа, а в 1866 г. был окончательно отправлен в отставку.

Николай Гаврилович Чернышевский (1828–1889) – русский революционер-демократ, ученый, писатель, критик. Один из руководителей журнала «Современник». Закончил духовную семинарию, затем учился в Петербургском университете. Вернувшись в родной Саратов, работал учителем словесности в гимназии. Развивал традиции В.Г. Белинского и А.И. Герцена, защищал реализм. Разрабатывал вопросы философии, социологии, этики, эстетики, педагогики.

Недостатки школы Чернышевский видел в низком научном уровне обучения, схоластических методах преподавания, перенасыщенности учебников деталями и подробностями, неравенстве женского и мужского образования, казарменном духе воспитания.

Читайте также  Начало великой отечественной войны. план барбаросса, генеральный план ост

Говоря о воспитательных идеалах, Чернышевский рассматривал человека как всесторонне развитого преобразователя мира, исполненным высоких стремлений, готовым на жертвы во имя общественного блага. Считая человека высшим созданием природы, он считал, что его деятельность и воспитание обусловлены социальной средой, что социальные перемены ведут к изменениям в характере народа в целом, и в характере отдельных его представителей. Он полагал, что личность формируется под воздействием разнообразных общественных факторов и институтов, под влиянием искусства и литературы, семьи и школы. О роли наследственности и воспитания он говорил следующее: «Злодей и негодяй не родится злодеем и негодяем, а делается им от недостатка нравственного воспитания и бедности…». Взгляды Чернышевского поддерживал Н.А. Добролюбов. Они оба демонстрировали революционно-демократическую позицию по отношению к народному образованию. В системе подготовки человека к жизни важнейшее значение они придавали умственному образованию и считали, что оно должно вооружить учащихся основательными и разносторонними знаниями о природе и обществе.

По Чернышевскому важнейшее условие становления личности – развитие познавательных, умственных, эстетических, трудовых и др. потребностей. Основные работы Чернышевского: «Антропологический принцип в философии» (1860), где он дал всестороннее обоснование материалистической теории как научного мировоззрения; роман «Что делать?» (1861), одна из идей которого – критика неполноценного характера женского образования; «Эстетические отношения искусства к действительности» (1855), где он раскрывает сущность прекрасного, соотнося его с содержанием искусства и самой жизнью человека и др. работы.

Педагогические взгляды революционеров- демократов Н.Г.Чернышова и Н.А. Добролюбова

Чернышевского (1828—1889) и (1836—1861) составила целую эпоху в истории русскогоосвободительного движения.

МировоззрениеН. Г. Чернышевского формировалось под влиянием идей В. Г. Белинского и А. И.Герцена, а также немецкой классической философии, особенно Л. Фейербаха. НоЧернышевский в отличие от Фейербаха стремился переработать диалектику Гегеля вматериалистическом духе. Свои теоретические воззрения он целиком подчинял делуборьбы за освобождение трудящихся от рабства. Из всех утопистов Чернышевскийнаиболее близко подошел к научному социализму, свои надежды возлагал нареволюцию. Его утопический социализм был тесно связан с революционнымдемократизмом.

Революционно-демократическаятеория Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова явилась высшим этапом развитиядомарксистского материализма. Они были воинствующими философами-материалистами,вплотную подошли к диалектическому материализму. В. И. Ленин называл ихвеликими предшественниками русской социал-демократии.

Революционныйдемократизм Чернышевского и Добролюбова развивался и формировался внепримиримой борьбе с крепостниками и их реакционной политикой. Революционныедемократы вскрыли грабительский характер реформ, проводимых царизмом в 60-хгодах XIX века, подвергли уничтожающей критике религию, мораль, официальнуютеорию воспитания. Неизменно выступая как подлинные защитники интересовкрестьянской демократии, они хотели превратить ее стихийный протест против всехформ эксплуатации в революционные выступления, стремились вывести Россию наширокую дорогу экономического, политического и культурного развития. Для этогоони разрабатывали теорию революционного преобразования России и создавалиподпольную революционную организацию, способную осуществить восстание противсамодержавия. В этих целях ими обращалось особое внимание на воспитаниемолодежи в духе революционного демократизма.

И.Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов признавали относительную прогрессивностькапиталистического строя и в то же время отчетливо видели его эксплуататорскуюсущность. Они настойчиво разоблачали апологетов капитализма, выдававшихбуржуазный строй за разумный и справедливый. Добролюбов, оценивая состояниезападноевропейских стран после буржуазных революций, говорил о том, что ролипеременились, а пьеса играется все та же, т. е. что ранее угнетаемая феодаламибуржуазия пришла к власти, а народ по-прежнему остался в рабстве и угнетении.

Чернышевскийи Добролюбов считали единственно разумным и справедливым социалистическийстрой, который обеспечивает избавление трудящихся от угнетения и невежества. Ноони полагали, как и Герцен, что Россия придет к социализму через крестьянскуюобщину.

Какуказывал В. И. Ленин, Чернышевский не мог видеть, что только развитие капитализмаи пролетариата создаст материальные предпосылки и общественную силу дляустановления социализма. Однако социалистическая теория русских революционныхдемократов отличалась от воззрений западноевропейских социалистов-утопистов.

Чернышевскийи Добролюбов ближе других домарксистских мыслителей подошли к теории научногосоциализма, считали, что переход к новому обществу не может произойти мирнымпутем, и готовили восстание против самодержавия. Они вели беспощадную борьбупротив поповщины, против идеализма, указывали, что идеалистическоемировоззрение противоречит науке, лишает людей возможности создать правильныйвзгляд на окружающую действительность, внушает превратные понятия о мире имешает действовать в соответствии с требованиями разума и общего блага.

Всестороннеразработали они такие коренные вопросы философии, как материальность мира и егоединство, первичность материи и вторичность сознания, познаваемость мира изаконы его развития и многие другие. Одной из важнейших заслуг революционныхдемократов является раскрытие реакционного характера религии и роли церкви всистеме угнетения трудящихся.

Визвестном труде «Антропологический принцип в философии» (1860) Чернышевский далвсестороннее обоснование материалистической теории как подлинно научного мировоззрения.Впервые в истории общественной мысли до возникновения марксизма он установилсвязь, которая существует между политическими и философскими системами иинтересами определенных классов.

Революционныедемократы, используя данные естественных наук, доказывали, что психическаядеятельность человека имеет материальную основу и обусловливается деятельностьюнервной системы. Чернышевский говорил, что «все происходящее и проявляющееся вчеловеке происходит по одной его реальной натуре… другой натуры в нем нет».

Н.А. Добролюбов, как верный соратник Н. Г. Чернышевского, подчеркивал материальнообусловленное единство физической и духовной природы человека. Он писал:«нельзя говорить без языка, слушать без ушей, нельзя чувствовать и мыслить безмозга».

Сочетаяматериализм с диалектикой, революционеры-демократы не сводили духовное кматериальному, как это делали представители вульгарного материализма, аотмечали качественное их различие. Материалистическое положение Чернышевского иДобролюбова о единстве человеческого организма и психики и о качественномразличии между ними имело огромное значение для развития научной педагогики.

Нореволюционным демократам, далеко продвинувшим вперед домарксистскийматериализм, не удалось, однако, создать до конца последовательногодиалектико-материалистического учения о законах развития общества. Высказываяпо этим вопросам ценные мысли, а иногда гениальные догадки, они в основном всеже оставались на идеалистических позициях, не поднялись до уровня историческогоматериализма.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Великие русские революционные демократы н. г. чернышевский и н. а. добролюбов

5 февраля исполняется 175 лет (1836 г.) со дня рождения Николая Александровича Добролюбова – великого русского революционера-демократа, выдающегося литературного критика, публициста и философа-материалиста, ближайшего друга и соратника Н.Г.Чернышевского.

Добролюбов принадлежит к славной плеяде великих русских революционеров-демократов – Белинского, Чернышевского, Герцена, проводивших смелую, решительную борьбу против самодержавия и крепостничества, за освобождение трудового народа от крепостного гнета. Добролюбов занял передовое, выдающееся место в истории русской литературной критики и публицистики XIX века. Вслед за Белинским, вместе с Чернышевским, Некрасовым и другими сотрудниками боевого органа революционной демократии «Современника», Добролюбов отстаивал идейное, реалистическое направление в художественной литературе, материалистические принципы в философии, эстетике, теории искусства.

Добролюбов родился в Нижнем Новгороде в семье священника. В 1847 – 1853 гг. Добролюбов – ученик Нижегородского духовного училища и духовной семинарии, затем, в 1853 – 1857 гг. – студент Главного педагогического института. С момента первой встречи Добролюбова с Чернышевским, когда завязалась тесная личная дружба между ними, весной 1856 г., начинается его работа в журнале «Современник», которая продолжалась до 17 ноября 1861, когда пламенное сердце талантливого художественного критика и настоящего революционера перестало биться.

«Ему было только 25 лет. Но уже 4 года он стоял во главе русской литературы, – нет, не только русской литературы, – во главе всего развития русской мысли, писал в некрологе на смерть Добролюбова Чернышевский. Невосполнима его потеря для народа, любовью к которому горел и так рано сгорел он. О, как он любил тебя, народ! До тебя не доходило его слово, но когда ты будешь тем, чем хотел он тебя видеть, ты узнаешь, как много для тебя сделал этот гениальный юноша, лучший из сынов твоих».

«Лучшего своего защитника потерял в нем русский народ», – писал позже Чернышевский.

Подлинный расцвет творческой литературной деятельности революционера-демократа Добролюбова относится к годам работы в «Современнике», т.е. к последнему, весьма короткому периоду его жизни (1857 – 1861). В этот период Добролюбовым были написаны произведения, создавшие ему мировую славу. Добролюбов руководил литературно-критическим отделом «Современника». По словам Чернышевского, начиная с конца 1858 г. не было уже ни одного человека в литературных кругах, который не говорил бы, что Добролюбов – «самый сильный талант в «Современнике»». Добролюбов совсем не берег себя и весь отдавался общественной деятельности. «Иногда обещался он отдохнуть, но никогда не в силах был удержаться от страстного труда. Да и мог ли он беречь себя? Он чувствовал, что его труды могущественно ускоряют ход нашего развития, и он торопил, торопил время…» (Чернышевский).

Читайте также  Знаковый процесс воссоединения украины с россией

Русская литература того времени была трибуной, с которой произносились и ставились перед читателями жгучие вопросы общественной жизни России. Добролюбов вступил на поприще общественной деятельности в условиях той острой классовой, политической борьбы, которая происходила в России в 50-60 гг. XIX века, особенно вокруг вопроса об освобождении крестьян от крепостного гнета. Разгоралось противоборство двух враждебных лагерей – революционно-демократического лагеря, во главе с Чернышевским и Добролюбовым, с одной стороны, и самодержавно-помещичьего и либерально-буржуазного, т.е. реакционного лагеря – с другой.

Революционная деятельность Добролюбова, совсем еще молодого, его горячие, простые и правдивые идеи и стремления являются для нас, молодых коммунистов, наиболее притягательными, созвучными сегодня нашей борьбе, нашим чаяниям.

Добролюбов – революционер, он проникнут горячим стремлением превратить слово в дело, выйти на широкую дорогу практической деятельности, требующей большого напряжения и борьбы. Добролюбов подметил, что во многих произведениях лучших русских писателей нарисован образ «лишних людей» типа Обломова: Онегин, Бельтов, Рудин, Печорин и другие. Все они, замечает Добролюбов, – люди фразы, а между тем фраза уже потеряла свое значение, появилась жгучая «потребность дела, живого дела», «нужны люди дела»; все они полны «высших стремлений», но только хотят, страдают и негодуют; на дело они не способны и потому бесполезны. ««Меньше слов, больше дела» было настоящим девизом его и предсмертным его завещанием своим близким собратьям по труду», – говорил о Добролюбове поэт Некрасов.

Добролюбов призывал революционера приложить свои знания, убеждения и силы прежде всего у себя на родине, поскольку «здесь именно его настоящее дело, на котором он может быть наиболее полезен».

С сокрушением, грустью признает Добролюбов, что мало еще на Руси таких людей, которые бы самоотверженно, без страха и сомнений, без громких и красивых фраз, а на деле бы отдали все свои силы общему делу борьбы. С тревогой спрашивает Добролюбов – где же в России люди, способные к делу, «которое бы для них было жизненной необходимостью, сердечной святыней, религией, которое бы органически срослось с ними, так что отнять его у них, значило бы лишить их жизни»?

Добролюбов прекрасно отдавал себе отчет в существовавших тогда неблагоприятных условиях для широкого проявления народной активности. Однако Добролюбов вел борьбу с теми, кто впадал в уныние и, махнув на всё рукой, распространял пессимистические настроения, теряя всякую веру в народ. Добролюбов в своих рассуждениях приходил «не к отчаянию в жизненных силах народа, не к убеждению в бесконечности его апатии и неспособности к общественным делам, а к выводам совершенно противоположным».

«Нет такой вещи, рассуждал Добролюбов, которую можно было гнуть и тянуть бесконечно: дойдя до известного предела, она непременно изломится или оборвется. Так точно нет на свете человека и нет общества, которого нельзя было вывести из терпения. Вечной апатии нельзя предположить в существе живущем; за летаргиею должна следовать или смерть, или пробуждение к деятельной жизни. Следовательно, ежели правда, что наш народ совершенно равнодушен к общественным делам, то из этого вытекает вопрос: нужно ли считать это признаком близкой смерти нации, или нужно ждать скорого пробуждения? Пессимисты готовы, пожалуй, осудить на медленную смерть целое племя славянское; но, по нашему глубокому убеждению, они крайне несправедливы».

Невозможна долгая летаргия или смерть «славянского племени», неизбежно пробуждение русского народа, т.е. мощное и организованное восстание, революция – глубоко был убежден Добролюбов. Добролюбов, вслед за Белинским и Чернышевским, был революционным демократом и глашатаем крестьянской революции. «…Необходимо, для уничтожения зла, начинать не с верхушки и побочных частей, а с основания», писал Добролюбов.

Добролюбов был до конца верен себе, полагая, что только революция принесет русскому крестьянству справедливое освобождение от крепостников, которое нельзя откладывать, напротив, его надо готовить и осуществлять на деле. Досадуя на Герцена, выступившего в 1859 г. против «Современника», Добролюбов записал в дневнике за 5 июня 1859 г.: «…Однако, хороши наши передовые люди! Успели уже пришибить в себе чутье, которым прежде чуяли призыв к революции, где бы он не слышался и в каких бы формах не являлся. Теперь уж у них на уме мирный прогресс при инициативе сверху, под покровом законности!».

Революционер-демократ Добролюбов – сторонник, вслед за Чернышевским, утопического социализма. По вопросу о роли и значении русской общины Добролюбов в общем примыкал к Чернышевскому. Ленин указывал, что социалист-утопист Чернышевский, мечтавший о переходе к социализму через старую полуфеодальную крестьянскую общину, не видел и не мог видеть в России 60-х годов XIX столетия, что только развитие капитализма и пролетариата способно создать материальные условия и общественную силу для осуществления социализма. Это относится и к Добролюбову. Отметим, что западноевропейские социалисты-утописты были творцами реформистского утопического социализма, а Чернышевский и Добролюбов – представителями революционного утопического социализма.

Отличительной чертой политических воззрений революционного демократа Добролюбова является то, что они проникнуты честным, искренним и боевым патриотизмом. Это был человек, горячо, беззаветно любящий свою родину и русский народ. Добролюбов, говоря его же словами, возвысился «до того, чтобы понять благо родины нераздельно со своими собственным счастьем, и чтобы не понимать счастья для себя иначе, как при благоденствии родины».

Добролюбов был непримиримым противником как тех, кто проповедовал господство одних наций над другими, так и тех, кто предавал забвению чувство национальной гордости, чести и достоинства. Источником патриотизма Добролюбова была борьба народных масс против их угнетателей, горячее желание видеть свою родину могучей, культурной и свободной от подневольного труда.

В 50-е годы XIX века, особенно в период Крымской войны, в канун крестьянской реформы 1861 г., слово «патриотизм» не сходило с уст представителей самых различных слоев населения России. На тему о «патриотизме» особенно усердно болтали либералы. Зло Добролюбов высмеивал этих псевдопатриотов, их казенный «квасной патриотизм». «На деле, разумеется, не бывает у этих господ и следов патриотизма, так неутомимо возвещаемого ими на словах. Они готовы эксплуатировать, сколько возможно, своего соотечественника, не меньше, если еще не больше, чем иностранца; готовы даже легко обмануть его, погубить его ради своих личных видов, готовы сделать всякую гадость, вредную обществу, вредную, пожалуй, целой стране, но выгодную для них лично… Если им достанется возможность показать свою власть хоть на маленьком клочке земли в своем отечестве, они на этом клочке будут распоряжаться, как в завоеванной земле… А о славе и величии отечества все-таки будут кричать… И оттого они – псевдопатриоты. »

Добролюбов с его кипучей, живой и деятельной натурой рвался к практической борьбе, но жизнь его оборвалась очень рано. Многое Добролюбов не успел сделать из того, чего страстно желал и к чему деятельно стремился. Еще в мае 1859 г. Добролюбов в письме к одному своему другу писал, что в жизни есть еще интересы, которые «заключаются не в чине, не в комфорте, не в женщине, даже не в науке, а в общественной деятельности… Мы должны создать эту деятельность; к созданию ее должны быть направлены все силы, сколько их не есть в натуре нашей… Мы еще чисты, свежи и молоды, сил в нас много; впереди еще две трети жизни… Мы можем овладеть настоящим и удержать за собой будущее. Нечего унывать и спать…»

Добролюбов горел в работе, он не представлял своей жизни без той самоотверженной борьбы, которой он посвятил всю свою жизнь, все свои помысли и действия, без той «настоящей деятельности, – не языком, а головой, сердцем и руками вместе». Для нас Добролюбов – живой пример того, как надо работать, к чему надо стремиться, как надо уметь дорожить своими убеждениями, любить свой народ, верить в него и бороться за его счастье.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: