Краткая биография музиль

Александр Музиль

фотографии >>

биография

Музиль Александр Александрович

7 (20) июня 1908, Петербург — 13 октября 1994, Петербург

Заслуженный деятель искусств РСФСР (1956).

Театральный режиссёр и педагог (ЛГИТМиК), воспитавший плеяду выдающихся деятелей культуры: Аркадия Каца, Алексея Германа, Леонида Менакера, Игоря Масленникова, Геннадия Опоркова, Исаака Штокбанта, Давида Либуркина, Ларису Малеванную, Анатолия Праудина, Григория Дитятковского, Виктора Сударушкина и других.
Из театральной династии Бороздиных — Музилей — Рыжовых.
Мать — заслуженная артистка РСФСР Надежда Николаевна Музиль-Бороздина (1871—1963).

Окончил Ленинградский техникум сценических искусств (1930).
В Театре драмы им. А. С. Пушкина в Ленинграде прослужил более полвека — с 1930 по 1987 год и за время работы в театре поставил более тридцати спектаклей по пьесам русских и советских классиков.

С 1945 года был профессором кафедры режиссуры в Ленинградском театральном институте, в 1974—1980 годах — деканом драматического факультета. Через своих театральных педагогов: Н. В. Петрова, С. Э. Радлова и В. Н. Соловьёва — считался наследником и проводником театральных традиций В. Э. Мейерхольда в театральном искусстве.

последнее обновление информации: 12.12.19

источники информации

публикации

Александр Александрович Музиль не был высокого роста, но благодаря худобе, летящей походке, какой-то особой изящной сутулости казался высоким. При повороте головы бывал похож на какую-то причудливую птицу. И когда он спешил, то мне всегда казалось: если на него вместо пальто набросить крылатку — он обязательно взлетит.
Но он стоял на земле. Всегда аккуратно одет, при галстуке, в ярко начищенных ботинках, с непременной дужкой очков во рту. Когда он поддерживал дужку очков, бросалась в глаза рука, неожиданно крупная и красивая. Мог показаться педантом. Но выручал юмор с некоторой долей язвительности.

Когда выходил на сцену что-либо показывать — подошвы чуть нагревались и он нарочито шаркал ногами, как бы пританцовывая. Делал это с удовольствием и чрезвычайно изящно. Многие это переняли у него. И вообще ему охотно подражали. Особенно Виктор Сударушкин. Он так много и тонко показывал учителя, что и не заметил, как это переплавилось и стало частью его самого. Он и ходил похоже, и волосы приглаживал похоже, и сутулился и шутил похоже.

Думаю, Александр Александрович был лучшим педагогом института. Во всяком случае, никто не выпустил такого количества интересных режиссеров. Ведь только в Ленинграде с одного нашего курса работали Виктор Сударушкин, Алексей Герман, Леонид Менакер… Он был хорошим педагогом прежде всего потому, что умел выбрать учеников, и еще потому, что, разуверившись, безжалостно расставался с ними.
И никогда не болтал, не произносил громких слов, не тратил время попусту.
Он учил профессии и еще многому, не поддающемуся определенной формуле, тому, что каждый был волен брать у него сам. Он никогда не уклонялся от встречи и на любой вопрос пытался дать ответ. Свой.
Ненавидел цитаты, не любил ссылок на признанные авторитеты, был образован, самостоятелен, никогда не пытался выглядеть лучше, чем был на самом деле.

Главное, чему выучил (уверен, что это самое главное в обучении режиссера), — умению читать пьесу. Заблуждение, что это легкий труд. На то, чтобы этому научиться, требуются годы. И в этом вопросе он был безжалостен.

Мы писали письменные работы в таком количестве, что этого не смогли бы сделать студенты литературного института. Эти работы напоминали рефераты — их можно было читать, как лекции. Но зато потом, когда мы закрывали пьесу, она была «препарирована».
И пусть никто не думает, что это не обязательно, как растирание красок для будущего живописца. Без расчета — нет искусства. Леонардо да Винчи, Рублев, Сезанн… тому подтверждение. А если учесть, что в институте гениев не было, мы все должны быть благодарны Александру Александровичу за настойчивость и жесткость.

Помню диалог. Один из нас возмутился, когда Музиль не принял работу, написанную от руки. Он требовал, чтобы работы печатались на машинке.
— Я не умею печатать.
— Научитесь!
— У меня нет машинки.
— Наймите машинистку.
— У меня нет денег.
— Соблазните ее!
Тема была исчерпана.

Мы иногда озадачивали его. Особенно это проявлялось, когда он видел нас вне уроков режиссуры. Часто приходил на экзамены по другим предметам. Мы ему были любопытны, и он всегда рассказывал нам свои «впечатления». Был ядовит, поскольку всегда разгадывал некоторые хитрости, неизбежные при сдаче экзаменов. И вот однажды…

Естественно, что в наибольшей степени дарование каждого раскрывается в экстремальных ситуациях. Поэтому, когда нам объявили, что нас ждет заключительный экзамен по французскому, Музиль сообщил, что придет обязательно, тем более, что мы должны были на экзамене играть отрывки на французском языке. Стоит ли говорить, что играть надо было Корнеля, Расина, Мольера… Словом, французскую классику. Весть о том, что режиссеры будут играть, да еще на французском языке, вызвала в институте ажиотаж. Самая большая аудитория была забита стульями — мест не хватало. Каждый стул превратился в гроздь винограда. Комиссия не могла пробиться в первый ряд.

И мы показали, что могут сделать люди, прижатые к стене. Боже! Сколько выдумки! Сколько подлинного вдохновения, находок — пластических, смысловых, музыкальных, световых! Какие приспособления! Все мы с ног до головы были исписаны русскими печатными буквами, при сложении которых звучало что-то отдаленно напоминающее иностранные слова. Все без исключения были в плащах — на подкладках можно было вместить наибольшее количество текста. Но буквы были везде — на головных уборах, манжетах, руках, затылках (естественно, этот персонаж должен был стоять только в профиль). Если по ходу нужно было показать язык — иероглифы были и на языке. Мы с Сударушкиным придумали замечательную площадку. Она была высокой, и на ней умещалась дверь, стоящая торцом. Естественно, что весь текст был написан и с той и с другой стороны на дверных плоскостях. К площадке с двух сторон были приставлены лестницы, и каждый, прочитав свой текст, убегал вниз, а другой, по ту сторону, взбегал вверх, затем, читая, выкрикивал свой текст, как бы заставляя партнера возвращаться к двери, и партнер, взбежав в свою очередь к двери, читая текст, начинал орать, пока не возвращался первый. До сих пор помню сладостный звук оваций… По мере смены отрывков успех нарастал… Нарастало и вдохновение… Еще через двадцать минут все стулья были пусты — зрители лежали на полу. Музиль сидел бледный от ужаса.
И вдруг все смолкло. Апофеоз.
На сцене появился наш отличник и лауреат Леня Белявский. На нем не было даже плаща. Не спеша он подошел вплотную к комиссии и, роскошно картавя, четко, без запинки прочел монолог Сида. И хотя во время его чтения старушка-француженка не скрывала слез, успеха у публики не имел никакого.

На следующий день наступило похмелье. В 15 часов была «режиссура». Музиль никогда не опаздывал. Когда мы вошли в аудиторию, он уже ждал нас. Стало немного не по себе. Но он нас так усиленно ругал и так часто называл «мерзавцами», что сомнений не оставалось — в глубине души он гордился нами.

Многие его спектакли вошли в историю театра, например «Дворянское гнездо». Он любил свою «Александринку», застал выдающихся актеров, режиссеров, с которыми работал многие годы, знал расцвет этого театра и, к сожалению, пережил крушение его.
Я видел многие его спектакли. Они мне нравились четкостью, ясностью формы, прекрасно разработанными диалогами. Они были безупречны по вкусу. Постановочная часть работала идеально. Это всегда был четко работающий механизм. На таких спектаклях можно было учиться.
Но сама безупречность часто зажигала красный свет. Ему всегда не хватало «косого зубика» Анны Карениной.

В последний раз я видел Александра Александровича в «Александринке». В его театре. Он пришел на мой спектакль. Рижский театр привез «Закат» Бабеля. После окончания спектакля мы встретились. Он был в прекрасном настроении. Моложав, остроумен. В хорошем костюме, в модном галстуке.
Но когда я случайно взглянул вниз, увидел — ботинки были не чищены.
Что-то екнуло во мне.
Больше я его не видел.

Музиль Роберт

писатель, драматург, театральный критик

Ро́берт Му́зиль (нем. Robert Musil ; 6 ноября 1880, Клагенфурт — 15 апреля 1942, Женева) — австрийский писатель, драматург и эссеист.

Автор циклов рассказов «Соединения», «Три женщины», прозаического сборника «Прижизненное наследие», драмы «Мечтатели» и комической пьесы «Винценц и подруга значительных мужей», двух романов «Душевные смуты воспитанника Тёрлеса» и «Человек без свойств» (оставшегося незаконченным), а также многочисленных эссе, речей, театральных и литературно-критических статей.

Музей писателя находится в городе Клагенфурт, где он родился и прожил первый год жизни. Умер 15 апреля 1942 года в Женеве. Наследие Музиля содержится в отделе рукописей Австрийской национальной библиотеки.

Содержание

Биография

До 1918 года

Роберт Музиль был единственным сыном в семье инженера Альфреда Музиля (происходящего из старой австрийской дворянской семьи) и его жены Эрмине Бергауэр. Учился в средних школах в нескольких городах, где работал его отец, с 1891 года в Брно, где Альфред Музиль получил место в техническом университете, с 1892 по 1894 год в военном училище в Айзенштадте, затем в Технической Военной Академии в Хранице (Mährisch-Weisskirchen). По окончании академии в 1897 году он решает отказаться от карьеры офицера и начинает посещать Технический Университет Брно, где работал его отец. В 1901 году он сдал экзамен на звание инженера.

Читайте также  Краткая биография ирвинг

В том же году он начал воинскую службу в пехотном полку Freiherr von Heß Nr. 49, расположенном в Брно, затем с 1902 по 1903 год работал научным сотрудником в техническом университете Штуттгарта. Разочаровавшись в профессии инженера, он в 1903 году начинает изучать философию и психологию в Берлине, где входит в дружеские отношения с будущими писателями Альфредом Керром и Францем Бляем.

В 1906 году изобрёл цветной круг Музиля — устройство из двух наложенных цветных кругов для создания непрерывной гаммы цветов. Через два года, в 1908 году, защитил диссертацию на получение звания доктора под руководством известного психолога Карла Штумпфа (заглавие диссертации: Вклад в оценку учения Эрнста Маха). Предложенную ему возможность хабилитации (аналога докторской диссертации в России) отклонил, так как решил избрать профессию писателя.

В 1910 году Музиль переехал в Вену и стал библиотекарем в Венском техническом университете. 15 апреля 1911 года женился на Марте Маркофальди, урождённой Хайманн. До начала Первой мировой войны также работал журналистом в различных газетах. Так, в 1914 году газета Neue Rundschau напечатала эссе Музиля «Europäertum, Krieg, Deutschtum».

В Первой мировой войне Музиль как офицер запаса принял участие и закончил её в звании ландштурмхауптманна и с многими знаками отличия. Он был размещён в Южном Тироле, затем на итальянско-сербском фронте. 22 сентября 1915 года в Тренто едва не погиб во время бомбардировки. Этот опыт позже лёг в основу его знаменитого рассказа «Die Amsel». В 1916 и 1917 годах издавал газету Soldaten-Zeitung (Солдатская газета).

22 октября 1917 года отец Музиля получил наследственный дворянский титул, и фамилия Музиля стала читаться как Эдлер фон Музиль. В 1919 году титулы отменили, и фамилия снова стала Музиль.

1918—1938

С 1918 года Музиль ведет жизнь независимого писателя. В начале 1920 года он знакомится в Берлине со своим будущим издателем Эрнстом Ровольтом. С 1921 года он также публиковался как театральный критик.

В 1921 году Музиль закончил большую пьесу Die Schwärmer, которая поставлена (в Берлине) только в 1929 году, так как критики считали её неподходящей для постановки на сцене, хотя в 1923 году пьеса была удостоена премии Клейста. Режиссёр настолько изменил текст произведения, что сам Музиль дистанцировался от постановки.

Второе его драматическое произведение, комедия Винценц и подруга значительных мужей (нем. Vinzenz und die Freundin bekannter Männer ), оказалась намного успешнее [1] .

Между 1923 и 1929 годами Музиль входил в правление Комитета Защиты Немецких Писателей в Австрии, вместе с Гуго фон Гофмансталем. В 1923 году он получил премию Клейста, в 1924 — художественную премию города Вены, а в 1929 — премию Герхарта Гауптмана. С 1931 года Роберт Музиль снова жил в Берлине. В это время Курт Глазер основал там Общество Музиля, которое было распущено в 1934 году после того, как писатель в 1933 году вернулся в Вену, но снова образовано уже в Вене. В Вене Музиль жил в Третьем округе по адресу Rasumofskygasse 20, и сегодня там находится его музей-квартира.

В 1936 году в возрасте 56 лет Музиль перенёс инсульт, от которого так полностью и не оправился.

1938—1942

В 1938 году вместе с женой эмигрировал в Цюрих, в этом же году его книги были запрещены в Германии (аннексировавшей Австрию). По экономическим причинам они затем переехали в Женеву и жили там в чрезвычайно стеснённых обстоятельствах. Единственным источником их существования было пособие швейцарского фонда помощи немецким учёным.

15 апреля 1942 года Роберт Музиль умер в Женеве от кровоизлияния в мозг. Его прах был развеян в пригороде Женевы [2] .

Марта Музиль умерла в Риме в доме своего сына от первого брака в 1949 году.

Творчество

Роберт Музиль известен прежде всего как автор незаконченного романа Человек без свойств (нем. Der Mann ohne Eigenschaften ). Сразу после появления в начале 1930-х годов роман не привлёк большого внимания, но новое издание, составленное в 1950-х годах Адольфом Фризе (нем. Adolf Frisé ) и включающее все фрагменты романа, привело к его переоткрытию. В контекстие немецкоязычной литературы XX века Музиля часто ставят в один ряд с Германом Брохом, Томасом Манном, Элиасом Канетти и отмечают, что его стиль одновременно индивидуален и эпохален. В современной австрийской литературе творчество Музиля повлияло на целое поколение писателей, среди которых Герхард Амансхаузер, Рудольф Байр, Томас Бернхард, Алоис Брандштеттер, Андреас Окопенко, Михаэль Шаранг, Франц Шу и Юлиан Шуттинг.

Книги Роберт Музиль читать онлайн

Биография

Ро́берт Му́зиль (нем. Robert Musil; 6 ноября 1880, Клагенфурт — 15 апреля 1942, Женева) — австрийский писатель, драматург и эссеист.

Автор циклов рассказов «Соединения», «Три женщины», прозаического сборника «Прижизненное наследие», драмы «Мечтатели» и комической пьесы «Винценц и подруга значительных мужей», двух романов «Душевные смуты воспитанника Тёрлеса» и «Человек без свойств» (оставшегося незаконченным), а также многочисленных эссе, речей, театральных и литературно-критических статей.

Музей писателя находится в городе Клагенфурт, где он родился и прожил первый год жизни. Умер 15 апреля 1942 года в Женеве. Наследие Музиля содержится в отделе рукописей Австрийской национальной библиотеки.

Биография
До 1918 года

Роберт Музиль был единственным сыном в семье инженера Альфреда Музиля (происходящего из старой австрийской дворянской семьи) и его жены Эрмине Бергауэр. Учился в средних школах в нескольких городах, где работал его отец, с 1891 года в Брно, где Альфред Музиль получил место в техническом университете, с 1892 по 1894 год в военном училище в Айзенштадте, затем в Технической Военной Академии в Хранице (Mährisch-Weisskirchen). По окончании академии в 1897 году он решает отказаться от карьеры офицера и начинает посещать Технический Университет Брно, где работал его отец. В 1901 году он сдал экзамен на звание инженера.

В том же году он начал воинскую службу в пехотном полку Freiherr von Heß Nr. 49, расположенном в Брно, затем с 1902 по 1903 год работал научным сотрудником в техническом университете Штутгарта. Разочаровавшись в профессии инженера, он в 1903 году начинает изучать философию и психологию в Берлине, где входит в дружеские отношения с будущими писателями Альфредом Керром и Францем Бляем.

В 1906 году изобрёл цветной круг Музиля — устройство из двух наложенных цветных кругов для создания непрерывной гаммы цветов. Через два года, в 1908 году, защитил диссертацию на получение звания доктора под руководством известного психолога Карла Штумпфа (заглавие диссертации: Вклад в оценку учения Эрнста Маха). Предложенную ему возможность хабилитации (аналога докторской диссертации в России) отклонил, так как решил избрать профессию писателя.

В 1910 году Музиль переехал в Вену и стал библиотекарем в Венском техническом университете. 15 апреля 1911 года женился на Марте Маркофальди, урождённой Хайманн. До начала Первой мировой войны также работал журналистом в различных газетах. Так, в 1914 году газета Neue Rundschau напечатала эссе Музиля «Europäertum, Krieg, Deutschtum».

В Первой мировой войне Музиль как офицер запаса принял участие и закончил её в звании ландштурмхауптманна и с многими знаками отличия. Он был размещён в Южном Тироле, затем на итальянско-сербском фронте. 22 сентября 1915 года в Тренто едва не погиб во время бомбардировки. Этот опыт позже лёг в основу его знаменитого рассказа «Die Amsel». В 1916 и 1917 годах издавал газету Soldaten-Zeitung (Солдатская газета).

22 октября 1917 года отец Музиля получил наследственный дворянский титул, и фамилия Музиля стала читаться как Эдлер фон Музиль. В 1919 году титулы отменили, и фамилия снова стала Музиль.

1918—1938

С 1918 года Музиль ведет жизнь независимого писателя. В начале 1920 года он знакомится в Берлине со своим будущим издателем Эрнстом Ровольтом. С 1921 года он также публиковался как театральный критик.

В 1921 году Музиль закончил большую пьесу Die Schwärmer, которая поставлена (в Берлине) только в 1929 году, так как критики считали её неподходящей для постановки на сцене, хотя в 1923 году пьеса была удостоена премии Клейста. Режиссёр настолько изменил текст произведения, что сам Музиль дистанцировался от постановки.

Второе его драматическое произведение, комедия Винценц и подруга значительных мужей (нем. Vinzenz und die Freundin bekannter Männer), оказалось намного успешнее.

Между 1923 и 1929 годами Музиль входил в правление Комитета Защиты Немецких Писателей в Австрии, вместе с Гуго фон Гофмансталем. В 1923 году он получил премию Клейста, в 1924 — художественную премию города Вены, а в 1929 — премию Герхарта Гауптмана. С 1931 года Роберт Музиль снова жил в Берлине. В это время Курт Глазер основал там Общество Музиля, которое было распущено в 1934 году после того, как писатель в 1933 году вернулся в Вену, но снова образовано уже в Вене. В Вене Музиль жил в Третьем округе по адресу Rasumofskygasse 20, и сегодня там находится его музей-квартира.

Читайте также  Краткая биография уэйн

В 1936 году в возрасте 56 лет Музиль перенёс инсульт, от которого так полностью и не оправился.

1938—1942

В 1938 году вместе с женой эмигрировал в Цюрих, в этом же году его книги были запрещены в Германии (аннексировавшей Австрию). По экономическим причинам они затем переехали в Женеву и жили там в чрезвычайно стеснённых обстоятельствах. Единственным источником их существования было пособие швейцарского фонда помощи немецким учёным.

15 апреля 1942 года Роберт Музиль умер в Женеве от кровоизлияния в мозг. Его прах был развеян в пригороде Женевы.

Марта Музиль умерла в Риме в доме своего сына от первого брака в 1949 году.

Творчество

Роберт Музиль известен прежде всего как автор незаконченного романа Человек без свойств (нем. Der Mann ohne Eigenschaften). Сразу после появления в начале 1930-х годов роман не привлёк большого внимания, но новое издание, составленное в 1950-х годах Адольфом Фризе (нем. Adolf Frisé) и включающее все фрагменты романа, привело к его переоткрытию. В контексте немецкоязычной литературы XX века Музиля часто ставят в один ряд с Германом Брохом, Томасом Манном, Элиасом Канетти и отмечают, что его стиль одновременно индивидуален и эпохален. В современной австрийской литературе творчество Музиля повлияло на целое поколение писателей, среди которых Герхард Амансхаузер, Рудольф Байр, Томас Бернхард, Алоис Брандштеттер, Андреас Окопенко, Михаэль Шаранг, Франц Шу и Юлиан Шуттинг.

Прочитайте онлайн Все шедевры мировой литературы в кратком изложении.Сюжеты и характеры.Зарубежная литература XX века.Книга 1 | Роберт Музиль (Robert Musil) [1880–1942]

Роберт Музиль (Robert Musil) [1880–1942]

Человек без свойств

(Der Mann ohne Eigenschaften)

Роман (193О—1943, неоконч.)

Книга 1

Часть 1. СВОЕГО РОДА ВВЕДЕНИЕ

Действие романа происходит в Вене в 1913 г. Главный герой, тридцатидвухлетний Ульрих, математик и возвышенный мечтатель, интеллектуал и циник, уже успевший устать от себя и от мира, живет яркой, но беспорядочной жизнью. Ему не приходится заботиться о хлебе насущном благодаря богатству и связям своего отца, который начинал с того, что был домашним учителем и помощником адвоката, зато со временем сделал блестящую карьеру и удостоился того, что Его Величество даровало ему потомственное дворянство. Когда Ульрих в очередной раз задает себе вопрос, чем же ему заняться, он получает от отца рекомендательное письмо к графу Штальбургу, который, по словам отца, позаботится о будущем сына. Отец сообщает Ульриху, что в 1918 г. в Германии состоится празднование тридцатилетнего правления императора Вильгельма II, а поскольку в этот же год император Франц Иосиф празднует семидесятилетие вступления на престол, то патриотически настроенные австрийцы решили сделать 1918 г. юбилейным годом и тем самым утереть нос спесивым немцам.

Часть 2. ПРОИСХОДИТ ВСЁ ТО ЖЕ

Ульрих по настоянию отца знакомится с графом Лейнсдорфом и с Туцци, начальником отдела министерства иностранных дел и императорского дома, жена его приходится Ульриху кузиной. Эта женщина, которую Ульрих мысленно называет не иначе как Диотима (ее мудрость, по свидетельству Платона, открыла Сократу тайну Эроса и мистический смысл любви), недалекая, но честолюбивая и окрыленная мечтой войти в историю, распахивает двери своего дома перед всеми знаменитостями. Под руководством графа Лейнсдорфа она надеется совершить духовный подвиг, ведь, возможно, при ее горячем участии будет открыта и провозглашена «великая идея», призванная навечно сплотить многонациональное государство и возвести имперскую идею на недосягаемые прежде высоты Духа. Ульрих, в качестве Секретаря Лейнсдорфа, оказывается свидетелем того, как движение, получившее название «параллельной акции», набирает силу, привлекая одних и отталкивая других, невзирая на то, что «великая идея» никак не желает открыться душам, жаждущим откровения. Правда, поступают конкретные предложения, одно нелепее другого: жена некоего фабриканта, занимающаяся благотворительностью, предлагает открыть «Великоавстрийскую супораздаточную столовую имени Франца-Иосифа», представитель министерства по делам культов и просвещения предлагает издать монументальный труд «Франц-Иосиф I и его время», а подруга юности Ульриха, Кларисса, страстная поклонница Ницше, пишет Лейнсдорфу письмо, предлагая объявить 1918 г. «австрийским годом Ницше». Постепенно круг создателей и апологетов «параллельной акции» расширяется: по заданию военного министерства в салоне Диотимы появляется генерал Штумм фон Бордвер, задача которого — наблюдать за всеми и при возможности пытаться «внести порядок в штатский ум». Доктор Пауль Арнгейм, баснословно богатый промышленник и при этом известный и модный автор псевдофилософских сочинений, становится едва ли не главной фигурой в салоне Диотимы. Поскольку он прекрасно образован и не чужд «духовному поиску», между ним и Диотимой устанавливается все более тесное духовное родство, которое переходит незаметно в странное, обоим непонятное чувство. И он, и она холодны, расчетливы и вместе с тем одиноки в своей абстрактной, совершенно оторванной от действительности «духовности». Однако эгоизм не позволяет им устремиться навстречу друг Другу. В доме Туцци сталкиваются самые разные люди: языковеды и банкиры, поэты и светила науки. Наконец Диотима создает и возглавляет «Комитет по выработке директив в связи с семидесятилетием правления его величества».

Увы, ничего путного не могут придумать ни светила науки, ни маститые литераторы. Тогда двери салона открываются для богемной молодежи, чьи зачастую безумные идеи смущают даже столь закаленную служительницу разума, как Диотима. Ульрих, помимо своей воли вовлеченный в деятельность «комитета», хотя и замечает всю бессодержательность и пустоту этих затей, тем не менее недолюбливает самодовольного Арнгейма и пытается воздействовать на кузину, но страсть делает ее слепой. Она признается Ульриху, что Арнгейм уговаривает ее бросить мужа и стать его женой, и лишь святое чувство долга и служение «великой идее» мешают ей исполнить его желание. Ульриха, весьма искушенного в любовных делах, одновременно притягивает и отталкивает эта пылкая, самоуверенная и властная женщина. Но здесь, как и во всем остальном, наблюдается некая раздвоенность его мыслей и чувств. Взбалмошная, экзальтированная Кларисса хочет, чтобы Ульрих, а не Вальтер, ее муж, стал отцом их ребенка, называет его «человеком без свойств» и говорит, что он всегда поступает прямо противоположно тому, чего в действительности хочет. Не веря в успех «параллельной акции», понимая ее тщету и бесплодность, Ульрих тем не менее пытается привлечь на свою сторону идейных противников. Он узнает, что Герда, дочь его старого знакомого Лео Фишеля, управляющего Ллойд-банком, принимает участие в собраниях мистически настроенных молодых немцев и антисемитов, возглавляемых Гансом Зеппом. Ульрих встречается с Зеппом и пытается выяснить, сможет ли этот восторженный маньяк от политики с его бредовыми и опасными идеями вдохнуть жизнь в «параллельную акцию».

Однако Ульрихом движет еще и подспудное желание покорить Герду, эту агрессивную девственницу, которая, как он догадывается, давно влюблена в него, хотя и не хочет себе в этом признаться. И снова Ульрих не знает, чего же он хочет на самом деле. Когда Герда приходит к нему, чтобы сообщить важную новость (от отца она узнает, что Арнгейм, этот «глубокомысленный финансист», использует «параллельную акцию» как прикрытие, чтобы взять под контроль своего концерна галицийские нефтяные промыслы), Ульрих овладевает ею, не испытывая при этом ни малейшего желания, Все, что происходит с Ульрихом, случается словно помимо его воли, однако он, даже сознавая свою внутреннюю безучастность по отношению ко всему, что с ним случается, никогда не пытается сопротивляться происходящему и безвольно плывет по течению. Все это время внимание общества приковано к процессу над Моосбругером, душевнобольным бродягой, который убивал женщин. Газетчики смакуют количество ран, нанесенных Моосбругером проститутке, — та пристала к нему на улице. И была так навязчива, что, как признавался потом Моосбругер, он совершил убийство, защищаясь от чего-то темного и бесформенного. История сумасшедшего бродяги глубоко волнует Ульриха: в своем сознании он чувствует ту же разрушительную работу, которая сделала нищего плотника убийцей.

Тем временем обстановка обостряется. Прогермански настроенные круги организуют демонстрацию протеста против «параллельной акции», и Ульрихом, наблюдающим за процессией ожесточенных людей, овладевает отвращение. Он признается себе, что не может больше участвовать во всем этом, но также не способен и восстать против такой жизни. Отказавшись от предложения Арнгейма стать его личным секретарем, а значит, и от перспективы блестящей карьеры, Ульрих хочет быть подальше и от экономики, и от политики. И вдруг он получает от отца загадочную телеграмму: «Ставлю тебя в известность о последовавшей моей кончине». Ульрих уезжает.

Книга 2

Часть 3. В ТЫСЯЧЕЛЕТНЕЕ ЦАРСТВО (ПРЕСТУПНИКИ)

(Из опубликованного посмертно)

В родительском доме он встречает свою сестру Агату, с которой у него постепенно складывается духовная близость, грозящая перерасти в страсть. Агата второй раз замужем, но собирается уйти от мужа, профессора Хагауэра. Ее светлый ум, чувственность и веселый цинизм настолько привлекают Ульриха, что он переживает неведомое ему прежде «иное состояние». Пытаясь разобраться в своих мыслях и желаниях, он проводит целые дни наедине с сестрой, поверяя ей все, что рождает его ум; его смущает столь чистая и «не наделенная аппетитом» привязанность. Ульрих мечтает о «Тысячелетнем Царстве», в котором все чувства и поступки станут поддерживать взаимную любовь. Постепенно их отношения с сестрой все больше запутываются, заходят в тупик, из которого нет выхода. В таком же тупике оказывается и «параллельная акция», несмотря на попытки Аейнсдорфа продолжать поиски «великой идеи». Арнгейм отдаляется от Диотимы, отныне она презирает его, считая, что он испугался ее духовной мощи, и открывает для себя новое увлечение — «сексуальную науку». Ульрих и Агата уединяются и перестают принимать у себя знакомых. Они гуляют, ведут беседы и все больше проникаются безмерной симпатией друг к Другу. Грезы любви для них ближе, чем физическое влечение, телесная оболочка слишком тесна, и потому сама природа неспособна подарить им сладость вожделенного единения.

  • Лучшее в рейтинге
  • 52 Камасутра. Энциклопедия любви
  • 51 Промальп в ответах на вопросы
  • 50 «Шпионские штучки 2» или как сберечь свои секреты
  • 49 Современный сонник. Самые точные толкования от А до Я
  • 48 Штрафы и пени. ГИБДД, кредиты, ЖКХ, налоги
  • 47 Энциклопедия собаки. Охотничьи собаки
  • 46 Ребенок и уход за ним
  • 45 Советы по строительству бани
  • 44 Ездовое собаководство Якутии
  • 43 Домашний повар
Читайте также  Краткая биография афанасьев

Внимание! Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Густав Малер — краткая биография

Полное имя: Густав Малер
Дата рождения: 07.07.1860
Место рождения: Калиште, Чехия
Знак зодиака: Рак
Деятельность: Композитор, дирижер
Дата смерти: 18.05.1911 (50 лет)

Современникам он был известен в первую очередь как дирижёр, его композиторский дар при жизни был оценён в основном узким кругом знатоков музыки и близких друзей. Только через несколько десятилетий после смерти к нему пришла слава композитора.

Его творчество оказало влияние на многих композиторов XX в., в частности, на Дмитрия Шостаковича и на английского композитора, дирижёра и пианиста Бенджамина Бриттена.

В настоящее время Густав Малер – один из самых исполняемых авторов. В его творческом наследии – 10 симфоний (последняя не окончена), 4 сборника песен и некоторые другие небольшие произведения.

Детство

Родился 7 июля 1860 г. в общине Калиште в Чехии в небогатой еврейской семье. Отец – Бернхард Малер (1827-1889) – мелкий торговец (трактирщик?). Мать – Мария Германн (1837-1889) – дочь мелкого предпринимателя.

В семье родились 14 детей, из них 8 умерли в младенчестве или в раннем детстве. Густав был вторым ребёнком. Вскоре семья переехала в Йиглаву (Чехия). Здесь рано проявились его музыкальные способности. В этом небольшом старинном городке проживало много немцев, существовал свой уклад и свои культурные традиции, был даже театр, в котором иногда ставили оперы. Музыкально одарённому мальчику повезло: заметив его интерес к музыке, родители сразу же начали обучать его игре на фортепьяно (с 6 лет), а в 4 года он сам начал подбирать на губной гармонике услышанные мелодии.

Густав Малер в детстве

В 1870 г., в возрасте 10 лет, Густав впервые выступил в концерте. Примерно в этом же возрасте он начал сочинять музыку.

Юность

В Венской консерватории Густав занимался одновременно в трёх классах: фортепьяно, гармонии и композиции. В местном университете он слушал лекции по истории музыки и философии и познакомился с работавшим там австрийским композитором, органистом и педагогом Антоном Брукнером, который оказал на него большое влияние, хотя Малер не был его учеником.

Вена уже целое столетие считалась музыкальной столицей Европы, здесь гастролировали самые известные музыканты, здесь жил И. Брамс, в 1875 г. Вену посетил Р. Вагнер – кумир многих современных музыкантов. Эта атмосфера способствовала культурному развитию юноши.

Но в то время его считали в основном только блестящим пианистом, композиторские же опыты оставались незамеченными.

Густав Малер в молодости

Краткая биография

  1. В 1880 г. впервые выступил как дирижёр, хотя этому искусству не обучался. Но постоянного места дирижёра в Вене не нашёл и уехал в провинцию (Ольмюц). Дирижировал операми Мейербера и Верди.
  2. В 1881 г. впервые участвовал в Бетховенском конкурсе как композитор, представив на суд жюри «Жалобную песнь». Но не получил первую премию и тяжело пережил эту неудачу.
  3. В 1883 г. получил место второго дирижёра и хормейстера в театре города Кассель в Германии.
  4. В 1885 г. начал работу дирижёром в Немецкой опере в Праге и имел успех.
  5. Заключил контракт на сезон 1886/87 гг. с лейпцигским Новым театром.
  6. Первый композиторский триумф в 1888 г.: по просьбе внука композитора К. Вебера Малер дописал незавершённую оперу его деда «Три Пинто». Опера была благожелательно принята и ставилась на многих сценах Германии.
  7. В 1888 г. написал свою Первую симфонию.
  8. 1889 год был очень тяжёлым для Малера: умер его отец, через несколько месяцев – мать, а затем старшая сестра. Малер взял на себя заботу о 16-летнем младшем брате и двух сёстрах.
  9. В 1891 г. был приглашён в качестве дирижёра в городской театр Гамбурга (Германия). Окончена Вторая симфония. Написана Третья симфония.
  10. В 1892 г. в Гамбург приехал П.И. Чайковский, чтобы дирижировать своей оперой «Евгений Онегин». Но отказался от этого, познакомившись с Малером. Чайковский назвал его гениальным дирижёром.
  11. В 1893 г. Малер начал исполнять свои симфонии. Постепенно их стали принимать и слушатели, и критика.
  12. В 1897 г. Малер крестился и перешёл в католицизм.
  13. В 1897 г. его пригласили в Придворную оперу Вены дирижёром. Вскоре он стал её директором. Его популярность быстро росла.
  14. В 1901 г. окончил Четвёртую симфонию и сам дирижировал.
  15. В 1902 г. обвенчался с Альмой Шиндлер.
  16. В 1902 г. на музыкальном фестивале в Крефельде его Третья симфония одержала победу. Его сочинением заинтересовались другие дирижёры – так постепенно стали узнавать Малера-композитора.
  17. Но его Пятая симфония снова подверглась критике. Её обвиняли в вульгарности, банальности, безвкусии, бесформенности. От критики не воздержался даже французский писатель и учёный-музыковед Ромен Роллан.
  18. Ещё несколько своих симфоний (Шестую, Седьмую, Восьмую) он написал в Вене, но после такой резкой критики не спешил их представлять публике. Восьмая симфония была уникальной составу музыкантов: помимо большого оркестра, восьми солистов в ней участвовали ещё три хора.
  19. В 1907 г. Малер решил покинуть Придворную оперу, т.к. его строгий стиль и высокие требования к исполнению были не всем понятны, многие считали, что театр создан для удовольствия, а не для серьёзных размышлений. Усилились нападки антисемитской прессы.
  20. 12 июля 1907 г. умерла от скарлатины (дифтерии?) его старшая дочь Мария.
  21. В этом же году он переезжает в Нью-Йорк и подписывает контракт с Метрополитен-оперой. Позже стал дирижёром Нью-Йоркского филармонического оркестра.
  22. В 1908 г. у Малера начались проблемы с сердцем.
  23. В 1909 г. окончил Девятую симфонию. Её считали лучшей из всего им созданного.
  24. 21 февраля 1911 г. Малер в последний раз встал за пульт.
  25. Больного композитора перевезли сначала в Париж, затем в Вену, но врачи были бессильны.
  26. Умер 18 мая 1911 г. от эндокардита, вызванного затяжными ангинами. Эндокардит (воспаление внутренней оболочки сердца) тогда ещё лечить не могли.

Личная жизнь

Жена: Альма Шиндлер (1879-1964), дочь художника Эмиля Якоба Шиндлера. Пианистка. Сочиняла песни на стихи Новалиса, Гейне и др. Дружила со многими деятелями искусства своего времени.

Ещё при жизни Малера у неё были романы. После смерти Малера дважды выходила замуж.

Внешне брак с Малером был благополучным. Но Альма не понимала и не любила его музыки, однако, по её словам, никогда не могла устоять перед гениями.

  • Мария Анна Малер (1902-1907). Умерла в детстве от дифтерии или скарлатины.
  • Анна Юстине Малер (1904-1988). Австрийский скульптор.

Альма Малер с дочерьми

Значение творчества

Карьеру музыканта Густав Малер начал в качестве дирижёра.

Малер-дирижёр

Дирижированию Малер никогда не учился, но, как отмечали знавшие его музыканты, он просто родился дирижёром. Он отдавался этой деятельности со всем жаром души и создавал вокруг себя «атмосферу высокого напряжения», по словам немецкого дирижёра и пианиста Бруно Вальтера.

Не имея учеников, Малер учил других своим поведением, преданностью музыке, скрупулёзной работой над произведением и потрясающим трудолюбием.

Он обладал редким чувством стиля. Проявил новый подход к оперному спектаклю – осознанное восприятие всех компонентов спектакля, а не одной только музыки.

Малер-композитор

При жизни Малера его музыку недооценивали. Она была сложной. Её не всегда понимали.

Г. Малер любил и знал литературу, поэтому его симфонии часто основывались на литературных произведениях или включали слово. И музыка его была «романоподобной».

Во второй половине XX в. музыка Малера получила полное признание. Он является одним из самых исполняемых композиторов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: