Краткая биография розанов

Розанов Василий Васильевич

Произведения Василия Розанова стали доступны всего лишь около 30 лет назад. Идет интенсивное, по сути, новое открытие Розанова для широкой читательской аудитории. Его называют религиозным мыслителем, педагогом, публицистом, литературным критиком. Главными темами в его творчестве были вопросы семьи и брака, отношения между человеком и Богом.

Розанова чрезвычайно интересовал вопрос о национальной идее, о судьбе России, о ее пути, о ее вере. Стиль Розанова тотчас же узнаваем – афористичный, красочный, колоритный. Розанов был чрезвычайно популярен при жизни, хотя как человека его мало кто знал. Книга «Уединенное» вызвала особенно восторженные отклики своей правдивостью и открытостью. Всего при жизни Розанов издал 47 книг.

↑ Биография и творчество Василия Розанова

Василий Васильевич Розанов родился в 1856 году в городе Ветлуга Костромской губернии. Отец его происходил из священнического рода, мать – из обедневшей дворянской семьи. Всего в семье было семеро детей, Василий родился пятым. Родителей он потерял очень рано, воспитывал его старший брат. Учился в Симбирске, потом переехал в Нижний Новгород, закончил Московский университет. Более десяти лет Василий Васильевич преподавал географию, латинский язык и историю в разных городах России. Затем он переезжает в Москву и вместе с З.Гиппиус и Д.Мережковским создает религиозно-философское общество.

Системного философа из Розанова не получилось, его первый, 700-страничный труд разгромили в пух и прах, пустили на обложки. Он решил стать публицистом. Регулярно печатался в газете «Новое время», в журналах «Русское слово» и «Русский вестник». Со словом он работал вполне профессионально. Будучи человеком глубоко религиозным, Розанов, тем не менее, чувствовал себя достаточно свободным в отношении других тем. Его стиль многие исследователи определяют как эссеистическое, фрагментарное повествование.

Розанов, выражаясь современным языком, плохо форматируется, плохо укладывается в какие-либо рамки. Выдергивая цитаты из его сочинений, можно доказать почти все, что угодно. После «Уединенного» Розанов в той же манере работает над другой книгой – «Опавшие листья». Василий Васильевич рос как писатель, переходя от метафористичной сюжетности к сгущенной автобиографичности. Конец своей жизни он провел у стен Троице-Сергиевой Лавры, куда приехал, чтобы быть ближе к другу и единомышленнику, отцу Павлу Флоренскому.

Бедность преследовала его всю жизнь. В Сергиевом Посаде Розанов издал последнюю книгу – «Апокалипсис нашего времени». К власти уже пришли большевики. В ноябре 1919 года писатель пережил инсульт, после которого уже не оправился. Умирал он долго, тяжело и мучительно. Перед смертью вдруг захотел сметаны. Похоронили Розанова близ могилы друга и сподвижника Константина Леонтьева. В 1927 году обе могилы были осквернены и срыты.

Архивы Розанов успел отдать музейным работникам. Те сохранили бумаги. Под руководством Андрея Белого возник кружок по изучению наследия Василия Розанова. Флоренский готовил к изданию его сочинения. Однако после погромной статьи Троцкого от 1922 года имя Розанова почти на 70 лет было вычеркнуто из литературной истории России. В 1992 году была восстановлена могила писателя, появились памятные доски, последовали публикации. Розанов удивительно современен. Его язык прост, понятен и глубок одновременно. Читать его книги можно с любой страницы. Розанов почти идеально адаптирован под формат сегодняшнего дня, когда человек уже не в состоянии воспринимать и переваривать огромное количество новой информации.

↑ Интересные факты

  • Во время преподавания в провинциальном Ельце Розанов-педагог имел острое столкновение с гимназистом Михаилом Пришвиным и добился исключения последнего. Что делать, обоим не хватило такта и выдержки. Позже Пришвин приходил к Розанову мириться, уже став известным писателем, да тот остался при своем…

Биография

Детство

Василий Васильевич Розанов родился 20 апреля 1856 года в городе Ветлуга Костромской губернии в многодетной семье чиновника лесного ведомства Василия Федоровича Розанова (1822—-1861). Дед Розанова был священником, а отец служил в лесном ведомстве чиновником. Мать происходила из обедневшего дворянского рода Шишкиных. В 1861 году, мальчик остался без отца в пятилетнем возрасте и семья переехала в Кострому. Постоянные материальные затруднения мешали матери продолжить достойное существование.

В 14 лет будущий писатель остался сиротой. Он попал под опеку своего брата — Николая Васильевича (1847—1894) и в 1870 году вместе с ним переехал в Симбирск. Николай Васильевич, будучи учителем в гимназиях Симбирска и Нижнего Новгорода, помог Розанову получить гимназическое и университетское образование. Все это заставило воскликнуть Розанова: «Я вышел из мерзости запустения. ». Розанов вспоминал: «Нет сомнения, что я совершенно погиб бы, не «подбери» меня старший брат Николай, к этому времени закончивший Казанский университет. Он дал мне все средства образования и словом был отцом». Детство осталось мрачным пятном в его сознании.

Обучение в гимназии

При этом, в гимназии будущий философ учился плохо, не проявляя должного старания. Он в эти годы много времени посвящал чтению книг и общению с товарищами. В Симбирске был постоянным читателем в публичной библиотеке Н. М. Карамзина.

В то же время, как вспоминал Розанов, «Симбирск был родиною моего нигилизма». Именно учась в Симбирске, он активно читает писателей позитивистского направления — Фохта, Молешотта, а из русских — Белинского, Добролюбова, Писарева. А симбирская гимназия навсегда оттолкнула Розанова своим бездушным, формальным и схоластическим подходом как к самому человеку вообще, так и к предмету учебы. Но в то же самое время, с точки зрения А.Н. Николюкина, он пережил там период «воистину безумной любознательности».

В 1872 году переехал в Нижний Новгород, поэтому пережитое им за время обучения в симбирской гимназии оказалось более важным и влиятельным, чем затем в старших классах нижегородской гимназии и, затем уже, университете. В нижегородской же гимназии началась у Розанова любовь к творчеству Ф.М. Достоевского, которая с тех пор осталась у него до конца его жизни. Именно в эти годы он стал для философа «родным» и «своим». От первой своей книги «Легенда о Великом инквизиторе Ф.М. Достоевского» (1891) до проницательных записей «Мимолетное» (1914-1916) мысли великого русского писателя всегда сопровождали Розанова.

В 70-е годы властителем дум молодого, деятельного, чрезвычайно энергичного и чистосердечного поколения был Н.А. Некрасов. Он заслонял не только А.С. Пушкина, но и до известной степени всю русскую литературу, включая сюда Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского.


Московский университет

В 1878 г., окончив гимназию, молодой человек решил поступить в Московский университет на историко-филологический факультет, где он слушал лекции С. М. Соловьёва, В. О. Ключевского, Ф. Е. Корша и др. На четвёртом курсе был удостоен стипендии имени А. С. Хомякова. Розанов надеялся найти здесь единомышленников и наставников, которые смогли бы ответить на мучившие его вопросы.

В университетские же годы у него происходят кардинальные перемены в мировоззрении. Хотя, по его собственному признанию, «университет он проспал», однако именно здесь он стал «консерватором», поскольку «стал в университете любителем истории, археологии, всего «прежнего». Особое значение для него в эти годы имели занятия по средневековой истории и культуре. С этого времени Василий Васильевич, дотоле равнодушно относившийся к православию, полюбил чтение Библии.

А.Н. Николюкин вообще считает, что уже с первого курса Розанов «перестал быть безбожником» и Бог стал для него — «мой дом», «мой угол», «родное». «С того времени и до этого, — отмечал Василий Васильевич в своей автобиографии (1909), — каковы бы ни были мои отношения к церкви (изменившиеся совершенно с 1896-1897гг.), что бы я не делал, что бы не говорил или писал, прямо или в особенности косвенно, я говорил и думал собственно только о Боге: так что Он занял всего меня, без какого либо остатка, в то же время как-то оставив мысль свободною и энергичною в отношении других тем».

В университете, на четвертом курсе Розанов был стипендиатом А.С. Хомякова и очень любил историю. Особенно запомнились ему лекции В.О. Ключевского, который после смерти С.М. Соловьева, с 1879 года стал читать лекции по русской истории в Московском университете. Но ни темы, ни хода мыслей первой, пробной лекции Розанов так и не запомнил. Ему больше запомнилось другое: «строение мысли, строение фразы как словесного предложения». Характеризуя манеру ведения лекций, писатель продолжает: «С ним хлынула в университет огромная русская волна; в университет, несколько европейский, несколько космополитический и без определенного вкуса. И все это без вражды к кому-нибудь, к чему-нибудь. «

В итоге он делает следующий вывод, говоря о русском историке: «Русская порода, кусок драгоценной русской породы, в ее удачном куске, удачном отколе — вот Ключевский».

На третьем курсе университета Розанов женится на Аполлинарии Сусловой — «музе Достоевского», красивой, но весьма своенравной женщине, дочери купца-миллионщика. Много лет спустя после разлуки с Сусловой, вскоре его бросившей, Василий Васильевич сравнивал ее по темпераменту с «раскольницей поморского согласия» или «хлыстовской богородицей».

Окончив университет в 1882 году, отказался держать экзамен на магистра, решив заниматься свободным творчеством.

Начало творческой деятельности писателя

После окончания университета, в 1882—1893 годах будущий писатель работал учителем географии и истории в провинциальных городах (Брянск, Симбирск, Елец, Белый, Вязьма).

Работа в гимназии не слишком привлекала Розанова, хотя детей он любил. Свободное время он посвящал философскому сочинению «О понимании» и опубликовал его на собственные деньги в 1886 году. Эта книга представляла собой один из вариантов гегельянского обоснования науки, успеха не имела.
В 1886 году Суслова покинула Розанова, но отказалась (и отказывалась всю его жизнь) пойти на официальный развод.

Большую известность получил литературно-философский этюд Розанова «Легенда о великом инквизиторе Ф. М. Достоевского» (1891), положивший начало последующему истолкованию Ф. М. Достоевского как религиозного мыслителя у Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова и других мыслителей; позднее Розанов сблизился с ними как участник религиозно-философских собраний (1901—1903). В 1900 году Мережковским, Минским, Гиппиус и Розановым основывается Религиозно-Философское Общество. С конца 1890-х годов Розанов стал известным журналистом позднеславянофильского толка, работал в журналах «Русский вестник» и «Русское обозрение», публиковался в газете «Новое время».

В 1891 году Розанов тайно обвенчался с Варварой Дмитриевной Бутягиной, вдовой учителя Елецкой гимназии.

В 1891 году Василий Васильевич тайно обвенчался (А. Суслова так развод писателю не дала) со вдовой священника Варварой Дмитриевной Бутягиной, которая позднее стала не просто женой и спутницей писателя, но и крепкой его опорой и «другом» (так ласково называл он ее).

Переезд в Петербург

В 1893 г., благодаря посредничеству Н.Н. Страхова, Розанов переехал в Петербург. С переездом в столицу было связано много надежд, которые впоследствии не оправдались. Он получил место чиновника особых поручений в Центральном управлении Государственного контроля, которое возглавлял друг К.Н. Леонтьева и Н.Н. Страхова, славянофил по своим убеждениям, Т.И. Филиппов. В 1899 году (из-за маленького жалования и тяжелой, полуголодной жизни) оставил службу, целиком посвятив свое время литературной деятельности. Он стал постоянным сотрудником газеты «Новое время», которую издавал один из видных деятелей того времени, А.С. Суворин. Розанов также активно печатался и в других изданиях, таких как «Вопросы философии и психологии», «Русский вестник», «Русское обозрение», «Русский труд», «Новый путь», «Мир искусства», «Весы», «Золотое руно» и в газетах «Биржевые ведомости», «Гражданин», «Русское слово».

Вообще, мыслитель пережил несколько идейных переворотов, и без учета различия его взглядов в тот или иной период невозможно дать объективную картину его мировоззрения. Тем более, что эти изменения не раз носили самый радикальный характер — как, например, его быстрый переход от консерватизма начала 1890-х годов к увлечению язычеством и иудаизмом, или неожиданный, после нескольких лет возврата к православию и Церкви.

Несогласие философа с постановкой школьного образования в России выражено в статьях «Сумерки просвещения» (1893) и «Афоризмы и наблюдения» (1894). В сочувственных тонах описывал брожение в период русской Революции 1905—1907 годов в книге «Когда начальство ушло» (1910). Сборники «Религия и культура» (1899) и «Природа и история» (1900) были попытками Розанова найти решение социальных и мировоззренческих проблем в церковной религиозности. Однако его отношение к православной церкви («Около церковных стен», т. 1—2, 1906) оставалось противоречивым. Вопросам отношения церкви к проблематике семьи и сексуальным отношениям посвящена книга «Семейный вопрос в России» (т. 1—2, 1903). В сочинениях «Тёмный лик. Метафизика христианства» (1911) и «Люди лунного света» (1911) Розанов окончательно расходится с христианством по вопросам пола (противопоставляя при этом Ветхий Завет как утверждение жизни плоти — Новому).

Путешествие и творчество
Хотя, в основном, Розанов был домосед, он в течении своей жизни все же предпринял несколько путешествий: в 1898 и 1907 годах он ездил на Кавказ и написал о забытом и заброшенном лермонтовском домике в Пятигорске, что послужило толчком для создания там в дальнейшем музея. А.Н. Николюкин выявил три поездки Розанова за границу: весной 1901 года вместе со своей женой в Италию, летом 1905 года в Германию и Швейцарию с женой и старшими детьми и в июне 1910 года с женой в Германию. Эти путешествия по Европе вызвали к жизни «Итальянские впечатления» 1909 года.

По России же Розанов путешествовал не очень часто: кроме уже упоминавшегося путешествия писателя на Кавказ, летом 1907 года он совершил поездку на пароходе по Волге, описанную в серии статей «Русский Нил», печатавшихся в «Русском слове». Кроме этого, были еще его поездки в Москву на юбилей и открытие памятника Н.В. Гоголя в 1909 году, а также в Киев в 1911 году на похороны П.А. Столыпина.

Духовные переживания

Осенью 1913 года Розанов печатает несколько статей в газете «Земщина» в связи с судебным процессом М. Бейлиса. Руководители Религиозно-философского общества, и прежде всего Д.С. Мережковский и А.В. Карташев поднимают вопрос об изгнании Василия Васильевича из своей среды за статьи, написанные в связи с делом Бейлиса.

Читайте также  Краткая биография ермаков

19 января 1914 года Религиозно-философское общество было собрано для исключения Розанова. Разгорелась острая дискуссия. С одной стороны, раздавалось много голосов в его защиту. Председательствующий даже растерялся, и заседание было отложено.

Через неделю, 26 января 1914 года, заседание Религиозно-философского общества возобновилось. При этом противники философа сплотились. Так, Д.В. Философов заявил: «Или мы, или он». Но, в то же самое время ряд священников и философов (среди которых были В.И. Иванов, С.Н. Булгаков, П.Б. Струве) выступили против суда над ним и его исключения. Однако, эти здравые доводы не были услышаны собравшимися, и Розанов был исключен из того самого общества, одним из основателем которого он был в начале века.

РОЗАНОВ, ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

РОЗАНОВ, ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (1856–1919), русский мыслитель, прозаик, публицист, литературный критик. Родился 20 апреля (2 мая) 1856 в Ветлуге Костромской губ. в семье лесничего. Рано осиротел, детство прошло в нищете. Иждивением старшего брата окончил гимназию в Нижнем Новгороде и поступил на филологический факультет Московского университета, который окончил в 1880. До 1893 был учителем истории и географии в гимназиях Брянска, Ельца и г.Белого (Смоленской губ.). Учительская среда оказалась совершенно чуждой и даже враждебной Розанову, преподавание тяготило его, мешало писательству – естественному следствию его умственного развития еще в университетские годы. Согласно Автобиографии (1890), важнейшим импульсом этого развития послужили сочинения Д.С.Милля, Д.И.Писарева, Н.А.Добролюбова и западноевропейских вульгарных материалистов. Целиком в этом русле написана первая статья Розанова Исследование идеи счастья как идеи верховного начала человеческой жизни, в 1881 отвергнутая журналом «Русская мысль» «по причине тяжелого слога». Зато другое его «небольшое исследование» Об основаниях теории поведения удостоилось университетской академической премии и явилось зародышем «сплошного рассуждения на 40 печатных листов» О понимании. Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания. Оно вышло в Москве в 1886 и не имело ни малейшего резонанса в научно-философских кругах – по-видимому, было сочтено дилетантским умствованием, поскольку в нем предлагался полный пересмотр познавательной деятельности в качестве комплексного интеллектуального переживания.

Философические устремления Розанова постепенно сменялись религиозными, о чем свидетельствуют его насыщенные полемикой статьи Органический процесс и механическая причинность (1889); Отречение дарвиниста (1889) – против проф. К.А.Тимирязева; Место христианства в истории (1890), Цель человеческой жизни (1892), Красота в природе и ее смысл (1894). Репутации философа они Розанову не создали, но помогли свести знакомство с Н.Н.Страховым и К.Н.Леонтьевым, а те открыли ему дорогу в консервативную журналистику – он стал одним из ведущих авторов новообразованного в 1890 журнала «Русское обозрение», издававшегося на личные средства Александра III при кураторстве К.П.Победоносцева. Свое публицистическое творчество 1890-х годов Розанов именовал «Катковско-Леонтьевским периодом». Он регулярно публиковался в «Русском вестнике», «Вопросах философии и психологии», «Биржевых ведомостях», «Московских ведомостях» и особенно в газете А.С.Суворина «Новое время» – штатным сотрудником этого издания Розанов стал в 1898. До этого он, оставив гимназическое преподавание и переехав в Санкт-Петербург, несколько лет служил чиновником Центрального управления государственного контроля («Служба была так же отвратительна для меня, как и гимназия»).

К началу 1900-х годов Розанов создал себе прочную репутацию плодовитого и яркого консервативного журналиста. Большая часть его многочисленных статей этого периода собрана в книгах Сумерки просвещения (1899), где на базе собственного опыта Розанов обличает российскую систему школьного образования; Природа и история (1899), Религия и культура (1899), Литературные очерки (1899). Однако главным и наиболее известным его сочинением стала опубликованная в 1891 в «Русском вестнике» и вышедшая несколькими отдельными изданиями (с приложением двух этюдов о Н.В.Гоголе) Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М.Достоевского. Опыт критического комментария. Творчество и личность Достоевского изначально привлекали Розанова, и это предопределило не только его критическую репутацию, но и личную судьбу: чтобы лучше понять любимого писателя, Розанов женился на его бывшей любовнице, А.П.Сусловой (1839–1918), которая, изуродовав жизнь супругу и бросив его, не пожелала дать ему развода, и второй – счастливый – брак Розанова оставался в глазах церкви и государства незаконным со всеми вытекающими отсюда прискорбными последствиями. Легенда же положила начало изучению религиозных аспектов творчества Достоевского, хотя в ней речь идет не о самих произведениях, а о восприятии их содержания (о «понимании» литературы, формирующем мировоззрение), как и в других литературно-критических статьях Розанова, начиная с нашумевшего программного цикла Старое и новое (1892), где полемически мотивируется отказ от «наследства 60–70 годов».

К началу 1900-х годов мировоззрение Розанова вполне сформировалось: «понимание» в целом было предрешено и постоянно расширялось тематически, в принципе не имея пределов. Однако «пониманию» этому, на его собственный взгляд, недоставало органичности, которая требовала слияния мышления с бытом: именно он признавался «сферой целостного существования личности» (Н.Розин). Быт одушевляла стихия пола и скрепляли семейные узы. Соответствующие размышления и соображения Розанова, нередко спонтанные, вдохновили его статьи, собранные в двухтомнике Семейный вопрос в России (1905), а также, по собственным его словам, «главную идейную книгу» В мире неясного и нерешенного, вышедшую к 1904 двумя изданиями. Его собственная мучительная семейная ситуация (брачное сожительство, по церковным понятиям считавшееся блудом) спровоцировала напряженные размышления о значении и роли российской церковности (двухтомник Около церковных стен, 1907). Попытку решающего обобщения религиозной проблематики представляют книги Розанова Темный Лик (1911) и Люди лунного света (1912), где в сексуальном ключе выявляется и оценивается «метафизика христианства» и доказывается несостоятельность христианской религии с точки зрения обустройства обыденной жизни. Однако, по-видимому, неправомерно объявлять Розанова, как это делал Д.С.Мережковский, подобным Фр.Ницше «антихристианином». Следует учитывать и его нарочитое тяготение к крайностям, и характерную амбивалентность его мышления. Так, ему удалось прослыть одновременно юдофилом и юдофобом; революционные события 1905–1907 он считал не только возможным, но и необходимым освещать с различных позиций – выступая в «Новом времени» под своей фамилией как монархист и черносотенец, он под псевдонимом В.Варварин выражал в других изданиях леволиберальную, народническую, а порой и социал-демократическую точку зрения.

Закономерной кульминацией творчества Розанова явились его сочинения необычного жанра, ускользающего от строгого определения, однако укорененного в его журналистской деятельности, предполагавшей постоянную, как можно более непосредственную и вместе с тем выразительную реакцию на злобу дня, и сориентированного на настольную книгу Розанова Дневник писателя Достоевского. В опубликованных сочинениях Уединенное (1912), Смертное (1913), Опавшие листья (короб 1 – 1913; короб 2 – 1915) и предполагавшихся сборниках В Сахарне, После Сахарны, Мимолетное и Последние листья автор пытается воспроизвести процесс «понимания» во всей его интригующей и многосложной мелочности и живой мимике устной речи – процесс, слитый с обыденной жизнью и способствующий мыслительному самоопределению. Этот жанр оказался наиболее адекватным мысли Розанова, всегда стремившейся стать переживанием; и последнее его произведение, попытка осмыслить и тем самым как-то очеловечить революционное крушение истории России и его вселенский резонанс, обрела испытанную жанровую форму. Его Апокалипсис нашего времени публиковался невероятным по тому времени двухтысячным тиражом в большевистской России с ноября 1917 по октябрь 1918 (десять выпусков). Характерно, что этот реквием по российскому государству и русской культуре первоначально мыслился как периодическое издание статей на темы политические, религиозные и общекультурные под общим заглавием Троицкие березки: «так, какую-нибудь ерунду, и вдруг – раз, мысль, два – мысль. Разрослось чудище. » (Розанов – Ткаченко, 1918, 31 марта). Жанр оправдал себя: Апокалипсис оказался редкостным и бесценным художественно-историческим свидетельством очевидца и мыслителя, погребенного под обломками рухнувшей империи.

Читайте также  Краткая биография ли х.

Центральной философской темой в творчестве зрелого Розанова стала его метафизика пола. В 1898 в одном из писем он формулирует свое понимание пола: «Пол в человеке – не орган и не функция, не мясо и не физиология – но зиждительное лицо. Для разума он не определим и не постижим: но он Есть и все сущее – из Него и от Него». Непостижимость пола никоим образом не означает его ирреальности. Напротив, пол, по Розанову, есть самое реальное в этом мире и остается неразрешимой загадкой в той же мере, в какой недоступен для разума смысл самого бытия. «Все инстинктивно чувствуют, что загадка бытия есть собственно загадка рождающегося бытия, т.е. что это загадка рождающегося пола». В розановской метафизике человек, единый в своей душевной и телесной жизни, связан с Логосом, но связь эта имеет место не в свете универсального разума, а в самой интимной, «ночной» сфере человеческого бытия: в сфере половой любви. Розанову было чуждо то метафизическое пренебрежение родовой жизнью, которое в истории европейской и русской мысли представлено многими яркими именами. Философ-платоник, певец Вечной Женственности Вл.С.Соловьев сравнивал процесс продолжения рода человеческого с бесконечной вереницей смертей. Розанов же каждое рождение считал чудом – раскрытием связи земного мира с миром трансцендентным: «узел пола – в младенце», который «с того света приходит», «от Бога его душа ниспадает». Любовь, семья, рождение – это для Розанова и есть само бытие, и он готов был говорить об «онтологии» половой любви. Розановская апология телесности, его отказ видеть в теле, и прежде всего в половой любви, нечто низшее и тем более постыдное, в гораздо большей степени спиритуалистичны, чем натуралистичны. Розанов постоянно подчеркивал духовную направленность своей философии: «Нет крупинки в нас, ногтя, волоса, капли крови, которые не имели бы в себе духовного начала», «пол выходит из границ естества, он – вместе естественен и сверхъестественен» и т.п.

Религиозная позиция Розанова с течением времени претерпела серьезные изменения. В конце 1890-х годов он, сопоставляя стоицизм и христианство, утверждал: «Стоицизм есть благоухание смерти, христианство – пот, муки и радость рождающей матери, крик новорожденного младенца. Христианство – без буйства, без вина и опьянения – есть полная веселость, удивительная легкость духа, никакого уныния. ». Позднее он приходит к выводу, что «из подражания Христу. в момент Голгофы – образовалось неутомимое искание страданий». Лично глубоко религиозный и никогда не отрекавшийся от православия (уже в последние годы жизни, отвечая на упреки в христоборчестве, заявляет, что «нисколько не против Христа»), Розанов видит суть религии в мироотрицании: «Из текста Евангелия естественно вытекает только монастырь. Иночество составляет метафизику христианства». Привязанный сердцем и умом ко всему земному, верящий в святость плоти, Розанов жаждал от религии прямого и непосредственного спасения и признания (отсюда тяготение к язычеству и Ветхому Завету). Путь через Голгофу, через «попрание» смерти Крестом, этот путь христианства представлялся позднему Розанову едва ли не равносильным отрицанию бытия вообще.

Умер Розанов в Сергиевом Посаде 23 января (5 февраля) 1919, в беспросветной нищете, изнуренный голодом и болезнями, пытаясь превозмочь отчаяние и обрести утешение в христианской вере.

РОЗАНОВ ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

РОЗАНОВ ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ — российский писатель, публицист, литературный критик, религиозный мыслитель. Использовал 73 псевдонима, в т.ч. В. Варварин, В. Ветлугин, Обыватель и др. Один из наиболее значительных литературных деятелей конца XIX – начала ХХ веков.

Биография

Родился в многодетной семье В.Ф. Розанова (1820-1861), коллежского асессора, помощника окружного начальника и Н.И. Розановой, урожденной Шишкиной (1820-1871). После смерти отца семья переезжает в Кострому, после смерти матери Розанов – под опекой старшего брата. Учился в Костромской (1868-1870), Симбирской (1870-1872) и Нижегородской (1872-1878) гимназиях. В это время знакомится с работами В.Г. Белинского, Д.И. Писарева, Н.А. Добролюбова, Г.Т. Бокля, Дж.С. Милля и других авторов демократической и позитивистской мысли. Закончил историко-филологический факультет Московского университета (1882). В 1882-1893 годах преподаёт в провинциальных гимназиях (Брянск, Елец, г. Белый Смоленской губернии) географию, историю и латинский язык. Среди учеников Розанова – М.М. Пришвин, С.Н. Булгаков, Н.А. Семашко. В 1886 году Розанов опубликовал философский труд «О понимании», прошедший незамеченным. Впечатления от работы учителем и педагогические взгляды Розанова нашли отражение в сборнике статей «Сумерки просвещения» (СПб., 1899).

В 1880 году Розанов женился на А.П. Сусловой, которая была старше него на 17 лет. В 1886 году Суслова покинула его, но не дала развод. 5 июня 1891 года Розанов тайно венчался с В.Д. Бутягиной, урожденной Рудневой (1863-1923). Брак считался незаконным, дети Розанова и Бутягиной также считались незаконнорожденными. Тема семьи и церковного отношения к браку стала одной из основных в творчестве мыслителя и была тесно связана с проблемой пола, которую он также пристально исследовал. Эти сюжеты нашли отражение в статьях «Семья как религия» (Санкт-Петербургские ведомости, 1898, от 5 ноября), «Брак и христианство» (Русский труд, 1898, 21, 28 ноября, 12 декабря), книге «В мире неясного и нерешённого» (СПб., 1901), сборнике статей «Семейный вопрос в России» (Т. 1-2. СПб., 1903).

В 1888-1891 годах Розанов знакомится с Н.Н. Страховым и К.Н. Леонтьевым (заочно). В 1889 году Страхов вводит его в петербургские литературные круги. В 1890-е годы Розанов печатается в журналах «Русский вестник», «Русское обозрение», «Московские ведомости». Внимание читающей публики привлекают статьи «Место христианства в истории» («Русский вестник», 1890, № 1), «Почему мы отказываемся от наследства 60-70-х годов» («Московские ведомости», 1891, от 7.07), «В чём главный недостаток наследства 60-70-х годов?» (там же, 1891, 14.07), литературно-критическая работа «“Легенда о Великом Инквизиторе” Ф.М. Достоевского» («Русский вестник», 1891, № 1-4). Складывается репутация Розанова как парадоксального писателя и консерватора.

В марте 1893 года по приглашению Т.И. Филиппова Розанов поступает на службу в Государственный контроль, где оказывается в кругу т.н. «поздних славянофилов» (С.Ф. Шарапов, И.Ф. Романов и др.). В 1894 году происходит резкая журнальная полемика Розанова с В.С. Соловьёвым. В апреле 1896 года, разочаровавшись в партийной узости и интеллектуальной нищете консервативной журналистики, Розанов перестаёт печататься в «Русском вестнике». В 1899-1917 годах он – постоянный сотрудник газеты «Новое время». В конце 1890-начале 1900-х годов происходит сближение Розанова с модернистскими кругами: знакомство с П.П. Перцовым, А.Л. Волынским, Д.С. Мережковским, З.Н. Гиппиус, Д.В. Философовым. Он начинает печататься в модернистских журналах «Мир искусства» (1899-1904), «Весы» (1904-1909), «Золотое руно» (1906-1909) и др. В 1901 году Розанов – один из учредителей Религиозно-философских собраний 1901-1903 годов На собраниях активно выступает с критикой православной Церкви и её отношения к браку. Ведёт рубрику в журнале «Новый Путь» (1903-1904). С 1897 года в квартире Розанова по воскресеньям проходят собрания для широкого круга посетителей: в них участвуют люди разной социальной принадлежности, разных религиозных и политических взглядов.

Революцию 1905-1907 годов Розанов встретил сочувственно, что нашло отражение в статьях, написанных в журнале «Русское слово» под псевдонимом «В. Варварин» (опубликованы в книге «Когда начальство ушло». СПб., 1910), но быстро в ней разочаровался.

С 1907 года Розанов участвует в заседаниях Санкт-Петербургского Религиозно-философского общества (ПРФО), но, будучи несогласным с направлением его деятельности, в 1909 году в открытом письме заявляет о выходе из состава Совета ПРФО (в нём Розанов никогда не состоял, являясь лишь одним из членов-учредителей общества). В это же время происходит его разрыв с кругом Мережковских. В 1908 году начинается его переписка с П.А. Флоренским, имеющая большое значение для истории русской религиозно-философской мысли.

В марте 1912 года выходит «Уединённое» — новаторское по форме и содержанию произведение Розанова (6 марта 1912 года арестовано цензурой). Идеи «Уединённого» получат развитие в книге «Опавшие листья» (Ч.1 – СПб., 1913; Ч.2 – там же, 1915), «Мимолётное» (издано посмертно в 1994 году), «Последние листья» (издано посмертно в 2000 году).

В начале 1910-х годов обозначился интерес Розанова к еврейской проблематике; его статьи, посвящённые убийству П.А. Столыпина (1911) и «делу Бейлиса» (1913) выдержаны в антисемитском духе. В сборнике статей «Обонятельное и осязательное отношение евреев к крови» (СПб., 1914) Розанов допускал ритуальный характер убийства А. Ющинского. Позиция Розанова по «делу Бейлиса» привела к его окончательному разрыву с ПРФО. На заседании 26 января 1914 года вынесена резолюция о «невозможности совместной работы» с Розановым, что означало его фактическое исключение.

Вступление России в Первую мировую войну 1914-1918 годов Розанов встретил с патриотических позиций. Статьи этого времени составили книгу «Война 1914 года и русское возрождение» (Пг., 1915). В патриотическом подъёме Розанов видел признаки духовного выздоровления общества. Отношение к Февральской революции 1917 года быстро менялось от положительного («Перед положительными задачами истории» // «Новое Время». 1917. № 14721 от 8 (21) марта) к резко критическому («Революционная Обломовка» (лето 1917, опубликовано в «Новом журнале» (Н-Й., 1979. № 35)). С конца апреля Розанов публикуется под псевдонимом «Обыватель»; в статьях этого периода он отмечает рост революционной преступности, критикует деятельность партии большевиков. С конца августа 1917 года – в Сергиевом Посаде. С 15 ноября 1917 года по 2 сентября 1918 года издаёт произведение «Апокалипсис нашего времени» (10 выпусков), в котором отражён пессимистический взгляд Розанова на русскую революцию и историю в целом. Терпит материальную нужду, фактически нищенствует. 24 ноября 1918 года его постиг апоплексический удар; Розанов перестаёт вставать с постели. 5 февраля 1919 года в присутствии П.А. Флоренского Розанов умирает. Похоронен в Гефсиманском Черниговском скиту Троице-Сергиевой лавры

Читайте также  Краткая биография григорович

Литературное творчество. Общественно-политические и религиозно-философские взгляды

Для Розанова-писателя характерно отсутствие крупных форм. Напротив, его главной заслугой признаётся создание уникального жанра – эссеистического фрагментарного повествования, основанного на моментальной записи авторских мыслей и впечатлений. Творчество Розанова предельно интимно и исповедально, для него не существует запретных тем. Литературно-критическим и публицистическим сочинениям Розанова присущи парадоксальность и противоречивость, обусловленные стремлением рассмотреть явление с разных точек зрения. Подобная позиция влекла за собой обвинения в двурушничестве (см. Струве П.Б. Большой писатель с органическим пороком // Русская мысль. 1910. № 11). Негативное отношение к «партийности» в литературе и политике проявилось в резких выпадах Розанова в адрес писателей, сатирически изображающих российское государство, – Н.В. Гоголя, М.Е. Салтыкова-Щедрина и др., в его критическом отношении к деятельности либеральных политических партий.

Мировоззрение Розанова претерпевало сложную эволюцию, отличалось противоречивостью и отсутствием единой концепции (философской, религиозной). В гимназические годы «нигилист во всех отношениях», во время учёбы в университете Розанов обращается к исследованию «естественных целей» человека, в нём пробуждается интерес к конкретным явлениям национальной жизни и культуры. С момента начала журналистской деятельности общественно-политическую позицию Розанова можно в целом определить как консервативно-патриотическую и монархическую, испытавшую, однако, в 1905-1906 годах и 1917 году определённые колебания. Отношение Розанова к православной Церкви более сложное и колеблется от принятия ортодоксальных позиций до резкой критики. Во многом оно обусловлено отношением к проблеме пола и семейных отношений – одной из центральных в творчестве Розанова. Он противопоставляет Ветхий Завет как религию семени и чадородия Новому Завету как религии аскетизма и монашества. Такое отношение к Ветхому завету обусловило его интерес к иудаизму, сопряжённому, однако, с антисемитскими настроениями в 1910-е годов.

Творчество Розанова стало выдающимся явлением в русской культурной жизни «серебряного века» и оказало большое влияние на Д.С. Мережковского, Н.А. Бердяева, П.А. Флоренского, М.М. Пришвина и других деятелей эпохи.

Сочинения:

Собрание сочинений. Т. 1-30. / Под общ. ред. А.Н. Николюкина. М.; СПб., 1994-2010.

Биография Розанова Василия Васильевича

Розанов Василий Васильевич (1856–1919), русский мыслитель, прозаик, публицист, литературный критик. Родился 20 апреля (2 мая) 1856 в Ветлуге Костромской губ. в семье лесничего. Рано осиротел, детство прошло в нищете. Иждивением старшего брата окончил гимназию в Нижнем Новгороде и поступил на филологический факультет Московского университета, который окончил в 1880. До 1893 был учителем истории и географии в гимназиях Брянска, Ельца и г.Белого (Смоленской губ.). Учительская среда оказалась совершенно чуждой и даже враждебной Розанову, преподавание тяготило его, мешало писательству – естественному следствию его умственного развития еще в университетские годы.

Согласно Автобиографии (1890), важнейшим импульсом этого развития послужили сочинения Д.С.Милля, Д.И.Писарева, Н.А.Добролюбова и западноевропейских вульгарных материалистов. Целиком в этом русле написана первая статья Розанова Исследование идеи счастья как идеи верховного начала человеческой жизни, в 1881 отвергнутая журналом «Русская мысль» «по причине тяжелого слога». Зато другое его «небольшое исследование» Об основаниях теории поведения удостоилось университетской академической премии и явилось зародышем «сплошного рассуждения на 40 печатных листов» О понимании. Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания. Оно вышло в Москве в 1886 и не имело ни малейшего резонанса в научно-философских кругах – по-видимому, было сочтено дилетантским умствованием, поскольку в нем предлагался полный пересмотр познавательной деятельности в качестве комплексного интеллектуального переживания.

Философические устремления Розанова постепенно сменялись религиозными, о чем свидетельствуют его насыщенные полемикой статьи Органический процесс и механическая причинность (1889); Отречение дарвиниста (1889) – против проф. К.А.Тимирязева; Место христианства в истории (1890), Цель человеческой жизни (1892), Красота в природе и ее смысл (1894). Репутации философа они Розанову не создали, но помогли свести знакомство с Н.Н.Страховым и К.Н.Леонтьевым, а те открыли ему дорогу в консервативную журналистику – он стал одним из ведущих авторов новообразованного в 1890 журнала «Русское обозрение», издававшегося на личные средства Александра III при кураторствеК.П.Победоносцева. Свое публицистическое творчество 1890-х годов Розанов именовал «Катковско-Леонтьевским периодом». Он регулярно публиковался в «Русском вестнике», «Вопросах философии и психологии», «Биржевых ведомостях», «Московских ведомостях» и особенно в газете А.С.Суворина «Новое время» – штатным сотрудником этого издания Розанов стал в 1898. До этого он, оставив гимназическое преподавание и переехав в Санкт-Петербург, несколько лет служил чиновником Центрального управления государственного контроля («Служба была так же отвратительна для меня, как и гимназия»).

К началу 1900-х годов Розанов создал себе прочную репутацию плодовитого и яркого консервативного журналиста. Большая часть его многочисленных статей этого периода собрана в книгах Сумерки просвещения (1899), где на базе собственного опыта Розанов обличает российскую систему школьного образования; Природа и история (1899), Религия и культура (1899), Литературные очерки (1899). Однако главным и наиболее известным его сочинением стала опубликованная в 1891 в «Русском вестнике» и вышедшая несколькими отдельными изданиями (с приложением двух этюдов о Н.В.Гоголе) Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М.Достоевского. Опыт критического комментария. Творчество и личность Достоевского изначально привлекали Розанова, и это предопределило не только его критическую репутацию, но и личную судьбу: чтобы лучше понять любимого писателя, Розанов женился на его бывшей любовнице, А.П.Сусловой (1839–1918), которая, изуродовав жизнь супругу и бросив его, не пожелала дать ему развода, и второй – счастливый – брак Розанова оставался в глазах церкви и государства незаконным со всеми вытекающими отсюда прискорбными последствиями. Легенда же положила начало изучению религиозных аспектов творчества Достоевского, хотя в ней речь идет не о самих произведениях, а о восприятии их содержания (о «понимании» литературы, формирующем мировоззрение), как и в других литературно-критических статьях Розанова, начиная с нашумевшего программного цикла Старое и новое (1892), где полемически мотивируется отказ от «наследства 60–70 годов».

К началу 1900-х годов мировоззрение Розанова вполне сформировалось: «понимание» в целом было предрешено и постоянно расширялось тематически, в принципе не имея пределов. Однако «пониманию» этому, на его собственный взгляд, недоставало органичности, которая требовала слияния мышления с бытом: именно он признавался «сферой целостного существования личности» (Н.Розин). Быт одушевляла стихия пола и скрепляли семейные узы. Соответствующие размышления и соображения Розанова, нередко спонтанные, вдохновили его статьи, собранные в двухтомнике Семейный вопрос в России(1905), а также, по собственным его словам, «главную идейную книгу» В мире неясного и нерешенного, вышедшую к 1904 двумя изданиями.

Его собственная мучительная семейная ситуация (брачное сожительство, по церковным понятиям считавшееся блудом) спровоцировала напряженные размышления о значении и роли российской церковности (двухтомник Около церковных стен, 1907). Попытку решающего обобщения религиозной проблематики представляют книги Розанова Темный Лик (1911) и Люди лунного света(1912), где в сексуальном ключе выявляется и оценивается «метафизика христианства» и доказывается несостоятельность христианской религии с точки зрения обустройства обыденной жизни. Однако, по-видимому, неправомерно объявлять Розанова, как это делалД.С.Мережковский, подобным Фр.Ницше «антихристианином». Следует учитывать и его нарочитое тяготение к крайностям, и характерную амбивалентность его мышления. Так, ему удалось прослыть одновременно юдофилом и юдофобом; революционные события 1905–1907 он считал не только возможным, но и необходимым освещать с различных позиций – выступая в «Новом времени» под своей фамилией как монархист и черносотенец, он под псевдонимом В.Варварин выражал в других изданиях леволиберальную, народническую, а порой и социал-демократическую точку зрения.

Закономерной кульминацией творчества Розанова явились его сочинения необычного жанра, ускользающего от строгого определения, однако укорененного в его журналистской деятельности, предполагавшей постоянную, как можно более непосредственную и вместе с тем выразительную реакцию на злобу дня, и сориентированного на настольную книгу Розанова Дневник писателя Достоевского. В опубликованных сочинениях Уединенное(1912), Смертное (1913), Опавшие листья (короб 1 – 1913; короб 2 – 1915) и предполагавшихся сборниках В Сахарне, После Сахарны, Мимолетное и Последние листьяавтор пытается воспроизвести процесс «понимания» во всей его интригующей и многосложной мелочности и живой мимике устной речи – процесс, слитый с обыденной жизнью и способствующий мыслительному самоопределению. Этот жанр оказался наиболее адекватным мысли Розанова, всегда стремившейся стать переживанием; и последнее его произведение, попытка осмыслить и тем самым как-то очеловечить революционное крушение истории России и его вселенский резонанс, обрела испытанную жанровую форму.

Его Апокалипсис нашего времени публиковался невероятным по тому времени двухтысячным тиражом в большевистской России с ноября 1917 по октябрь 1918 (десять выпусков). Характерно, что этот реквием по российскому государству и русской культуре первоначально мыслился как периодическое издание статей на темы политические, религиозные и общекультурные под общим заглавием Троицкие березки: «так, какую-нибудь ерунду, и вдруг – раз, мысль, два – мысль. Разрослось чудище. » (Розанов – Ткаченко, 1918, 31 марта). Жанр оправдал себя: Апокалипсис оказался редкостным и бесценным художественно-историческим свидетельством очевидца и мыслителя, погребенного под обломками рухнувшей империи.

Центральной философской темой в творчестве зрелого Розанова стала его метафизика пола. В 1898 в одном из писем он формулирует свое понимание пола: «Пол в человеке – не орган и не функция, не мясо и не физиология – но зиждительное лицо. Для разума он не определим и не постижим: но он Есть и все сущее – из Него и от Него». Непостижимость пола никоим образом не означает его ирреальности. Напротив, пол, по Розанову, есть самое реальное в этом мире и остается неразрешимой загадкой в той же мере, в какой недоступен для разума смысл самого бытия. «Все инстинктивно чувствуют, что загадка бытия есть собственно загадка рождающегося бытия, т.е. что это загадка рождающегося пола». В розановской метафизике человек, единый в своей душевной и телесной жизни, связан с Логосом, но связь эта имеет место не в свете универсального разума, а в самой интимной, «ночной» сфере человеческого бытия: в сфере половой любви.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: