Краткая биография сухово-кобылин

Сухово-Кобылин

Сухово-Кобылин, Александр Васильевич

Александр Васильевич Сухово-Кобылин

Алекса́ндр Васи́льевич Сухово́-Кобы́лин (17 (29) сентября 1817, Москва — 11 (24) марта 1903, Больё-сюр-Мер, Франция) — русский философ; драматург; переводчик; почётный академик Петербургской Академии наук (1902).

Содержание

Биография

Сухово-Кобылин родился в богатой дворянской семье Московской губернии. В доме отца, ветерана войны 1812-го года, постоянно бывали молодые профессора Московского университета — Надеждин, Погодин, Максимович, Морошкин и другие, дававшие уроки его сестре, известной впоследствии писательнице Евгении Тур (графиня Сальяс-де-Турнемир). В 1840-х годах Сухово-Кобылин учился в Московском университете на физико-математическом отделении (окончил в 1838) и пристрастился к философии, которую изучал в Гейдельберге и Берлине.

Обвинение в убийстве

Много путешествовал и во время пребывания в Париже свёл роковое для него знакомство с Луизой Симон-Диманш, ставшей его любовницей. Он несчастным стечением обстоятельств был вовлечён в дело об убийстве Диманш, семь лет находился под следствием и судом, дважды арестовывался. Корыстолюбие судебных и полицейских властей, почуявших, что тут можно хорошо поживиться, привело к тому, что и сам Сухово-Кобылин, и пятеро его крепостных, у которых пыткою вырвали сознание в мнимом совершении преступления, были накануне каторги. Только отсутствие каких-либо доказательств, огромные связи и ещё больше огромные денежные «дачи» освободили молодого помещика и его слуг от незаслуженного наказания. Светская молва продолжала, однако, приписывать ему преступление.

Сидя в тюрьме, он от скуки и чтобы немного отвлечься от мрачных мыслей, создал свою первую и лучшую пьесу. «Свадьба Кречинского», написанная в 1850—1854, возбудила всеобщий восторг при чтении в московских литературных кружках, в 1856 г. была поставлена на сцену в бенефис Шумского в Малом театре и стала одною из самых репертуарных пьес русского театра. Все три пьесы трилогии изданы в 1869 г. под заглавием: «Картины прошлого».

Характеристика творчества

До известной степени столь редкая в истории истинных талантов непродуктивность Сухово-Кобылина может быть объяснена обстоятельствами личной его жизни; все три его пьесы написаны по случайным мотивам, чуждым чисто литературных побуждений. Сам автор в предисловии к драме «Дело» (1861) говорит о себе, что «класс литераторов так же мне чужд, как и остальные четырнадцать», и тут же спешит заявить, что его пьеса «не есть, как некогда говорилось, плод досуга, ниже, как ныне делается, поделка литературного ремесла, а есть в полной действительности сущее и из самой реальнейшей жизни с кровью вырванное дело». Ужасы лично им вынесенных дореформенных порядков Сухово-Кобылин и старался изобразить во второй из своих пьес — «Деле». Отсюда слишком мрачная окраска пьесы; не лишённая кое-где колоритности и силы, она в общем производит впечатление недостаточно художественного и крайне озлобленного шаржа. Гораздо счастливее связан с печальными испытаниями молодости автора литературный первенец Сухово-Кобылина — «Свадьба Кречинского».

Сидя в тюрьме, он от скуки и чтобы немного отвлечься от мрачных мыслей, разработал в драматической форме ходивший в московском обществе рассказ об известном тогда светском шулере, который получил у ростовщика большую сумму под залог фальшивого солитера. Как бы сами собою создались у Сухово-Кобылина такие яркие фигуры, которые сделали ничтожный анекдот основанием одной из самых сценичных пьес русского репертуара.

«Свадьба Кречинского» не выдерживает критики, если её рассматривать с точки зрения правдоподобия. Она написана почти по правилам ложноклассического триединства; всё совершается в течение одного дня, и все концентрируется так, что результаты поступков действующих лиц немедленно обнаруживаются перед зрителем. Но в этих нереальных рамках автор достиг полной правды психологической, дав в замечательно сжатой и сгущенной форме полный душевный очерк своих героев. Таков прежде всего Кречинский, несомненно даровитая натура, которого увлекает не столько корыстолюбие, сколько сама артистичность проделки а также широкие перспективы будущих шулерских подвигов. Не просто мелкий мошенник и Расплюев, «работающий» для того, чтобы «таскать пищу в гнездо», то есть кормить своих детей. Ни Кречинского, ни Расплюева нельзя назвать типами; это по преимуществу характеры, то есть лица, мало связанные с условиями быта, — что, между прочим, обеспечивает пьесе долгую жизнь. Чрезвычайный интерес придаёт Кречинскому и Расплюеву также яркая колоритность их речи; многие словечки пьесы вошли в обиходную речь («была игра», «сорвалось», «это настоящий маг и волшебник», «он перед ним мальчишка и щенок» и др.).

«Свадьба Кречинского» была продолжена пьесами «Дело» (1861) и «Смерть Тарелкина» (1869), в которых были усилены мрачный драматический гротеск и сатирическое звучание. Трилогия была издана под общим названием «Картины прошедшего». Постановка на сцене «Дела» долго встречала цензурные препятствия; «Смерть Тарелкина» была допущена к представлению только осенью 1899 г. (под изменённым заглавием: «Расплюевские весёлые дни», и с переделками), но успеха не имела. Полностью трилогия была поставлена лишь в 1917 Вс. Мейерхольдом в Александринском театре.

Мудрость Человечества

Алекса́ндр Васи́льевич Сухово́-Кобы́лин (29 сентября 1817, Москва — 24 марта 1903, Больё-сюр-Мер, Франция) — русский философ, драматург, переводчик, почётный академик Петербургской Академии наук (1902).

Сухово-Кобылин родился в богатой дворянской семье в селе Воскресенское (Поповка) Подольского уезда, Московской губернии (ныне — поселок Птичное, Троицкий административный округ города Москвы). Лучшие дни своей молодости он провёл в этой деревне.

В 1834 году в шестнадцатилетнем возрасте Александр Васильевич Сухово-Кобылин поступил на физико-математическое отделение философского факультета Московского университета. Он изучает математику, физику, химию, астрономию, минералогию, ботанику, зоологию, сельское хозяйство и философию, которую потом изучал в Гейдельберге и Берлине. Получает золотую и серебряную медали за предоставление на конкурс сочинения (одно математическое «О равновесии гибкой линии с приложением к цепным мостам», другое — гуманитарного характера).

В доме отца, ветерана войны 1812 года, постоянно бывали молодые профессора Московского университета — Надеждин, Погодин, Максимович, Морошкин и другие, дававшие уроки его сестре, известной впоследствии писательнице Евгении Тур (графиня Салиас-де-Турнемир).

Много путешествовал и во время пребывания в Париже свёл роковое для него знакомство с Луизой Симон-Деманш, ставшей его любовницей. Он несчастным стечением обстоятельств был вовлечён в дело об убийстве Деманш, семь лет находился под следствием и судом, дважды арестовывался. Корыстолюбие судебных и полицейских властей, почуявших, что тут можно хорошо поживиться, привело к тому, что и сам Сухово-Кобылин, и пятеро его крепостных, у которых пыткою вырвали сознание в мнимом совершении преступления, были близки к каторге. Только отсутствие каких-либо доказательств, огромные связи и огромные деньги освободили молодого помещика и его слуг от наказания. «Не будь у меня связей да денег, давно бы я гнил где-нибудь в Сибири», — уже по закрытии дела говорил Сухово-Кобылин. Светская молва продолжала, однако, приписывать ему преступление. Вопрос о причастности драматурга к этому убийству остаётся предметом споров между его биографами, однако предпочтительной представляется версия о его невиновности.

Сидя в тюрьме, он от скуки и чтобы немного отвлечься от мрачных мыслей создал свою первую и самую популярную пьесу. «Свадьба Кречинского», написанная в 1850—1854 годах, возбудила всеобщий восторг при чтении в московских литературных кружках, в 1856 году была поставлена на сцену в бенефис Шумского в Малом театре и стала одною из самых репертуарных пьес русского театра. Все три пьесы трилогии («Свадьба Кречинского», «Дело», «Смерть Тарелкина») изданы в 1869 году под заглавием: «Картины прошедшего».

В 1871 году Сухово-Кобылин по совету К. Д. Ушинского устроил в своём имении Новом Мологского уезда Ярославской губернии, куда он часто приезжал, учительскую семинарию, существовавшую до 1914 года и выпустившую сотни учителей. После пожара семинария переведена в Углич, ныне это Угличский педагогический колледж. В Новом сохранились дом и парк усадьбы Сухово-Кобылина.

Значительная часть философско-мистических рукописей престарелого Сухово-Кобылина была уничтожена пожаром в ночь на 19 декабря 1899 года в родовой усадьбе Кобылинка (ныне Кобылинский хутор Плавского района). Уцелевшие и восстановленные рукописи составили корпус текстов «Учение Всемира».В 1900 году переехал во Францию и поселился вместе со своей дочерью от Нарышкиной Луизой в Больё-сюр-Мер, недалеко от Ниццы, где и скончался 24 марта 1903 года. Был похоронен на местном кладбище. В 1988 году прах А. В. Кобылина и умершей в 1939 году и похороненной рядом с отцом дочери Луизы был извлечён из могил, у которых закончился неоплаченный срок хранения, и запечатан в урну, которая до настоящего времени находится в специальном хранилище.

Характеристика творчества

«Авторство (или творчество) есть способность развить в себе напряженность, переполненность, избыток электричества, заряд; этот заряд превратить в представление или мысль; мысль излить на бумагу и такой общественный акт духа сдать в кассу Человечества», — писал А. В. Сухово-Кобылин. Трагические обстоятельства личной жизни создали этот «избыток электричества, заряд», необходимый для творчества.

Единство авторской мысли и последовательность выражения им своих чувств объединяют три его пьесы, разнородные по их жанровым особенностям, в драматический цикл — трилогию.

Читайте также  Краткая биография маршак

Первая часть трилогии — комедия «Свадьба Кречинского» писалась в то время, когда А. В. Сухово-Кобылин был обвинён в убийстве и находился под арестом. В ней сказалось своеобразие его литературных симпатий и интересов, увлечение Н. В. Гоголем. В качестве сюжета был выбран ходивший в московском обществе рассказ о светском шулере, который получил у ростовщика большую сумму под залог фальшивого солитера. Как бы сами собою создались у Сухово-Кобылина такие яркие фигуры, которые сделали ничтожный анекдот основанием одной из самых сценичных пьес русского репертуара. В это время, в Москве, а затем и в Петербурге с огромным успехом была исполнена комедия Островского «Не в свои сани не садись». Сюжет и проблематика пьес Островского и Сухово-Кобылина очень сходны. Показав обеднение и деградацию дворянства, показав нравственное превосходство патриархальных провинциалов над развращённым светской жизнью столичным дворянством, писатели с симпатией относились к разным слоям общества: так, если Островский с глубокой симпатией рисовал купечество, в своих нравственных понятиях сохранявшее традиции крестьянства, то для Сухово-Кобылина «естественный», неиспорченный человек — провинциальный помещик, рачительный хозяин. Более того, в пьесе Сухово-Кобылина цинизм дворянина вступает в своеобразное соревнование с хищничеством «именитых», уважаемых в обществе купцов.

Как отмечал Д. П. Святополк-Мирский было только два драматурга, приближавшихся к Островскому, если не по количеству, то по качеству своих произведений, и это были Сухово-Кобылин и Писемский. Он отмечал, что «Свадьба Кречинского» по известности своего текста могла соперничать с «Горем от ума» и с «Ревизором»; как комедия интриги она не имела соперниц на русском языке, за исключением «Ревизора», а характеры обоих мошенников, Кречинского и Расплюева, принадлежали к самым запоминающимся во всей портретной галерее русской литературы. Язык пьесы — сочный, меткий, афористичный; крылатые словечки персонажей комедии прочно вошли в обиходную, разговорную речь.

«Свадьба Кречинского» была продолжена пьесами «Дело» (1861) и «Смерть Тарелкина» (1869), в которых были усилены мрачный драматический гротеск и сатирическое звучание. Драма «Дело» резко отличается от «Свадьбы Кречинского» своим содержанием и жанровыми особенностями, однако развивает идеи первой пьесы. В центре внимания — всё те же волновавшие автора в первой комедии проблемы — рост хищничества в обществе, растлевающая всех алчная погоня за деньгами, разорение дворянства, бессилие честных патриархальных дворян отстоять себя от посягательств хищников и защитить свою правду и свои права. Здесь А. В. Сухово-Кобылин уже выступает как обличитель государственной системы современного общества; носителем зла, хищничества и обмана, показывается государственная бюрократическая машина, которая выступает как «обидчик», творящий беззакония. Писатель указывал, что зло творится всей бюрократической системой, в которой отдельные лица — «начальства», «силы», «подчинённости», «колеса, шкивы и шестерни» — действуют соответственно заведенному стереотипу. Не личные качества чиновника имеют определяющее значение, а его место в бюрократической машине.

В пьесе «Дело» ярко обнаружилось следование писателя художественной системе Гоголя: памфлетная заостренность, сгущенность красок в изображении чиновников. Наделение персонажей схожими фамилиями (Ибисов и Чибисов; Герц, Шерц и Шмерц) повторяет комический приём, использованный автором «Ревизора» (Бобчинский и Добчинский).

Постановка на сцене пьесы «Дело» долго встречала цензурные препятствия. Она была запрещена к постановке из-за резко отрицательного изображения чиновничьего мира. Напечатана впервые она была за границей; в русской же печати она появилась лишь в 1869 году, а в значительно урезанном виде была показана на сцене Александринского театра только в 1882 году.

Весь ход действия в драме «Дело» показывал, что попытки «лояльными» путями, обращаясь из одной в другую бюрократические инстанции, воздействовать на чиновников, разоблачить злоупотребления — безнадежны; и как итог прозвучали знаменательные слова: «…светопреставление уже близко…, а теперь только идёт репетиция».

И в следующей пьесе «Смерть Тарелкина» уже изображается это «светопреставление»; здесь впервые изображается противоречие внутри бюрократического лагеря. Оказывается, сами угнетатели угнетены, создатели зла в мире ненавидят мир за это зло. Все герои этой пьесы равны, но равны не своей человечностью, а своей бесчеловечностью: «людей нет — все демоны», по выражению Тарелкина. В пьесе, названной Сухово-Кобылиным комедией-шуткой, нет положительных персонажей. Зловещий колорит пьесы не смягчает ни одно светлое пятно. «Смерть Тарелкина» была допущена к представлению только осенью 1899 года (под изменённым заглавием: «Расплюевские весёлые дни», и с переделками), но успеха не имела. Полностью трилогия была поставлена лишь в 1917 Всеволодом Мейерхольдом в Александринском театре.

В 1920-х годах Д. П. Святополк-Мирский писал:

Дело и Смерть Тарелкина совершенно иные по тону. Это сатиры, рассчитанные, по словам самого автора, не на то, чтобы зритель рассмеялся, а на то, чтобы он содрогнулся. Злость этой сатиры такова, что рядом с этими пьесами Салтыков кажется безобидным. Сухово-Кобылин использовал тут метод гротескного преувеличения и неправдоподобного окарикатуриванья, типа того, что применял Гоголь, но гораздо бесстрашнее и яростнее…
— Мирский Д. Сухово-Кобылин, Писемский и малые драматурги. // История русской литературы с древнейших времен до 1925 года

Современный исследователь характеризует творчество Сухово-Кобылина следующим образом:

В самом деле, по малочисленности и значимости опубликованного Сухово-Кобылин сопоставим с Грибоедовым. Правда, «случай Грибоедова» спроектировал как бы всю «правильную» линию русской литературы; «случай Сухово-Кобылина» дал сжатую формулу её «искажений».

Эффект «искажений» достигается, в частности, в результате смешения, совмещения двух текстовых плоскостей — драматического и «гегелевского». В ткань пьес, в диалоги персонажей трилогии вставлены обрывки, фразы, фрагменты переводов гегелевских сочинений; в свою очередь, черновики сухово-кобылинских переводов пестрят автоцитатами пьес; реплики из «Смерти Тарелкина» попадаются особенно часто. Такое «удвоение» гегелевской мысли, параллелизм текстов достигается за счёт невольного изобретения «краплёной речевой карты». Гегель переписан языком кабацким, языком купеческим. В столкновении двух речевых органик — отдельный, самостоятельный конфликт, другая драма, по-своему театральная, фарсовая, очень наглядная. Только герои новой пьесы — речевые структуры, одновременно подчиненные переводчику и выходящие из подчинения.

— Пенская Е. Трактирный Гегель

Увековечение памяти

  • Мемориальная комната в селе Новый Некоуз Ярославской области.
  • Центральной библиотеке села Новый Некоуз присвоено имя Сухово-Кобылина.
  • Обелиск в деревне Кобылинка Плавского района Тульской области.
  • Останки драматурга и его дочери Луизы захоронены в колумбарии кладбища города Больё-сюр-Мер (колумбарий № 2, ячейка № 9).

Библиография

  • «Свадьба Кречинского» (1854)
  • «Дело» (1861)
  • «Смерть Тарелкина» (1869)
  • Учение Всемир: Инженерно-философские озарения / С предисл. ред.-сост. — к.т. н. А. А. Карулина и И. В. Мирзалиса. — М., 1995. — 123, с.: ил.

СУХОВО-КОБЫЛИН АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ

Русский писатель, философ.

Согласно автобиографии 1898 года родился в доме Сухово-Кобылиных в Москве, хотя при поступлении в Московский университет написал, что «родом я Московской губернии, Подольского уезда». Посещать лекции в Московском императорском университете начал ещё в 14 лет, но зачислен «своекоштным студентом» на физико-математическое отделение философского факультета Московского университета Сухово-Кобылин был только в августе 1834 года, когда ему ещё не исполнилось 17 лет. В 1838 году окончил Московский университет. В 1830-е годы дружил с Н.П. Огаревым, А.И. Герценом, К.С. Аксаковым; увлекался театром.

С 1838 по 1842 год путешествует по Западной Европе, изучает философию в Гейдельбергском и Берлинском университетах, особенно увлекается философией Гегеля. В 1842 году возвращается в Россию вместе с подругой француженкой Л. Симон-Деманш. В 1843 году поступает на службу в канцелярию московского губернатора, произведён в коллежские секретари. В 1846 году произведён в титулярные советники, а в конце следующего, 1847 года, побывал в Томске в ходе объезда золотых приисков. В 1848 году Сухово-Кобылин принял от своего отца управление всеми наследственными имениями. В июле 1850 года вышел в отставку в чине титулярного советника, чтобы посвятить себя литературной деятельности. Ночью 8 ноября 1850 года произошло убийство подруги Сухово-Кобылина Л. Симон-Деманш. В убийстве был обвинён сам Сухово-Кобылин и 16 ноября 1850 года подвергнут аресту, однако уже 22 ноября он был освобождён. При этом под подозрение попали его слуги и крепостные крестьяне. Расследование убийства француженки Л. Симон-Деманш продолжалось на протяжении 7 лет, в течение которых Сухово-Кобылин 2 раза подвергался высылке и тюремному заключению, а его слуги и крепостные также 2 раза приговаривались к каторжным работам.

В ссылке на Выксе (начало 1853 года) пишет сатирическую пьесу-комедию «Свадьба Кречинского», которую заканчивает в 1854 году. Основная тема этой пьесы – моральная деградация дворянства. Уже в 1855 – 1856 годах «Свадьба Кречинского» ставится в театрах. Сразу после успеха своей первой крупной литературной работы Сухово-Кобылин задумывает написать трилогию, поэтому сразу приступает к написанию второй и третьей сатирических пьес («Дело» и «Смерть Тарелкина»). Причём, сатирическая драма «Дело» основывалась на деталях реального судебного процесса над самим автором. 25 октября 1857 года дело об убийстве Деманш окончательно разрешил уже Государственный Совет, большинством голосов приняв решение об оправдании крепостных и слуг Сухово-Кобылина, а самого литератора приговорил к церковному покаянию за незаконную любовную связь. Это решение Госсовета было одобрено императором Александром II. В апреле 1858 года Сухово-Кобылин уезжает за границу. В августе 1859 года он женится на баронессе Мари де Буглон, однако уже 26 октября 1860 года его жена умирает. В мае 1861 года драма «Дело» была впервые издана в Лейпциге, а в России сразу же запрещена. Однако автор боролся за разрешение своей новой пьесы на родине, даже посылал в марте 1866 года свою пьесу в письме к российской императрице. В середине 1867 года женился на англичанке Эмилии Смит, однако 26 января 1868 года его вторая жена скончалась.

Читайте также  Краткая биография моравиа

В феврале 1868 года договорился о печатании «Свадьбы Кречинского» и «Дела» в типографии Московского университета. В марте 1869 года заканчивает написание третьей пьесы «Смерть Тарелкина», в которой объектом сатиры стала полиция, из-за чего пьеса долго находилась под запретом. Однако в этом же году впервые печатается вся трилогия. При этом для театральной сцены «Дело» было разрешено лишь в 1881 году и то с большими купюрами и под названием «Отжитое время». В апреле 1882 году состоялась премьера «Отжитого времени», но пьеса «Смерть Тарелкина» была запрещена для сцены. На Сухово-Кобылина, как писателя, большое влияние оказало творчество Н.В. Гоголя. Преемственность от Н.В. Гоголя обнаруживается в первоначальном названии пьесы «Смерть Тарелкина» – «Хлестаков, или Долги», т.к. главный герой этой пьесы изначально именовался Хлестаковым, а не Тарелкиным. Из современников талант Сухово-Кобылина высоко ценил другой русский писатель-сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин, который использовал героев из трилогии Сухово-Кобылина (Расплюева и Кречинского) в своём цикле «Письма к тетеньке» (1881 – 1882). 26 марта 1888 года Сухово-Кобылин выступил на заседании Императорского Русского технического общества с сообщением «Способ прямого получения ректификованного спирта из бражки». В 1889 году написал сатирический памфлет «Квартет». В конце декабря 1892 года заканчивает сатирическую сцену «Торжественное соглашение Батюшки с Миром, или Тариф на раздробительную Продажу Даров Духа Святаго (Сцена из сельской Жизни)». Параллельно с литературной деятельностью переводит Гегеля, а также создает свою философскую систему, соединяющую гегелевскую диалектику и эволюционную теорию Дарвина. Свою философскую концепцию Сухово-Кобылин назвал «учение Всемир». В своём учении он радикально переосмысливал гегелевский «абсолютный дух», видя возможность земного (теллурического) человека развить свои способности до «летания», т.е. победы над пространством, превращения в точку, что приблизило бы человека к ангелам и Богу. Сухово-Кобылин считал, что через развитие техники и трансформацию самого человека из «технического» в «летающего» возможно сначала освоение человеком Солнечной системы, а затем и всей Вселенной, т.е. формирование Всемира, обжитого людьми. В 1893 году Сухово-Кобылин попытался напечатать в московском журнале «Русское обозрение» фрагмент из своих философских трудов. В 1895 году написал воспоминания «1895 год. 40-летие Свадьбы Кречинского». В сентябре 1898 года закончил свою автобиографию. 19 декабря 1899 года в его имении Кобылинка произошёл пожар, уничтоживший библиотеку и многие рукописи Сухово-Кобылина.

В марте 1900 года было получено разрешение на театральную постановку «Смерти Тарелкина» под названием «Расплюевские веселые дни». В начале 1901 года принимает приглашение от А.П. Чехова и приезжает во французский город Больё близ Ниццы, где и встречается с А.П. Чеховым. В апреле-мае 1901 года пишет новый финал «Смерти Тарелкина». 25 февраля 1902 года Сухово-Кобылин избран почётным академиком Российской Академии наук по разряду изящной словесности. В этом же году в театре «Ренессанс» в Париже была поставлена пьеса «Свадьба Кречинского». 11 марта 1903 года Сухово-Кобылин умер в Больё.

Сухово-Кобылин Александр Васильевич

Краткие содержания

(1817-1903)

Александр Васильевич Сухово-Кобылин (родился в Москве 17 сентября 1817 года, умер в Больё-сюр-Мере (Франция) 11 марта 1903 года) — русский философ, переводчик, драматург, почётный академик Академии наук города Петербурга (это звание он получил в 1902 году).

Александр Васильевич родился в зажиточной дворянской семье в селе Поповка (Воскресенское) Московской губернии Подольского уезда. Лучшее время своей молодости драматург провёл именно здесь.

Когда Сухово-Кобылину было шестнадцать лет, в 1834 году он поступил на философский факультет физико-математического отделения МГУ. Здесь он изучает физику, математику, химию, минералогию, астрономию, ботанику, сельское хозяйство, зоологию и философию, которую позже изучал в Берлине и Гейдельберге. Ему вручают золотую и серебряную медали за выдвижение на конкурс сочинения.

Его отец был ветераном войны с французами, и в его доме постоянно бывали профессора Московского университета — Погодин, Надеждин, Морошкин, Максимович и другие. Они давали уроки сестре Александра Васильевича, известной в дальнейшем писательнице графине Сальяс-де-Турнемир (Евгении Тур).

Сухово-Кобылин в 1840-х годах учился на физико-математическом отделении Московского университета, который окончил в 1838 году. Затем увлёкся философией, которую в Берлине и Гейдельберге изучал в дальнейшем.

Сухово-Кобылин много путешествовал и в период его пребывания в Париже познакомился с Луизой Симон-Деманш, которая стала его любовницей. Это стало для него роковым событием, об этом повествует биография Сухово-Кобылина. Затем произошло стечение обстоятельств, при котором он оказался вовлечённым в дело об её убийстве. Семь лет он находился под судом и следствием, дважды его арестовывали. Корыстолюбие полицейских и судебных властей, понявших, что здесь можно поживиться, повлияло на то, что Сухово-Кобылин и его крепостные, у которых вырвали пыткой сознавание в совершении мнимого преступления, были на грани каторги. Молодого помещика и его слуг освободили от незаслуженного наказания только благодаря отсутствию доказательств, огромным деньгам и большим связям. По закрытии дела он говорил, что если бы у него не было денег да связей, он давно бы уже «гнил в Сибири». Однако светская молва, по-прежнему, приписывала ему это преступление.

Когда он сидел в тюрьме, то, чтобы отвлечься от плохих мыслей, создал первую и наиболее популярную пьесу, получившую название «Свадьба Кречинского». Её драматург писал в период с 1850 года по 1854 год. Она пробудила всеобщий восторг в литературных кружках, а спустя пару лет уже была поставлена в Малом театре в бенефисе Шумского и стала наиболее репертуарной пьесой театра. Три пьесы («Смерть Тарелкина», «Дело», «Свадьба Кречинского») были опубликованы в 1869 году под названием «Картины прошедшего».

По совету Ушинского Сухово-Кобылин в 1871 году организовал учительскую семинарию в личном имении Новом, куда он часто наведывался. Семинария просуществовала до 1914 года, и из её стен вышли сотни учителей. Семинария была перенесена в Углич после пожара, теперь это Угличский педколледж. В имении Новом до сих пор сохранены парк усадьбы и дом Сухово-Кобылина.

Он называл творчество способностью пробудить в себе напряжённость, избыток электричества, переполненность, заряд, превращением заряда в мысль или представление, которые изливаются на бумагу. Трагические события в личной жизни драматурга Сухово-Кобылина создали этот «заряд, избыток электричества», нужный для творчества.

Последовательность выражения личных чувств и единство мысли объединяют три его произведения, разнородные по своим жанровым особенностям, в трилогию — драматический цикл.

Первая часть («Свадьба Кречинского», комедия) писалась в ту пору, когда автор находился под арестом. В ней проявились своеобразие литературных интересов и симпатий автора и увлечение Гоголем. Сюжетом стал ходивший в то время в московской среде рассказ о шулере, получившем крупную сумму у ростовщика под залог поддельного солитера. Словно сами собою появились у драматурга такие яркие персонажи, которые сделали незначительный анекдот фундаментом одной из наиболее сценических пьес.

По словам Д. П. Святополк-Мирского, было лишь два драматурга, которые наиболее приблизились к Островскому, даже если не по количеству, то точно по качеству собственных произведений. К ним он причислял Писемского и Сухово-Кобылина. Он говорил, что по известности текста «Свадьба Кречинского» могла соперничать с «Ревизором» и «Горем от ума». В качестве комедии-интриги пьеса не имела на русском языке соперниц, за исключение разве что «Ревизора». Нравы обоих мошенников, Расплюева и Кречинского, принадлежали к наиболее запоминающимся характерам во всей галерее портретов русской литературы. Пьеса написана сочным, афористичным, метким языком, крылатые словечки героев комедии основательно вошли в разговорную, обиходную речь.

Продолжение «Свадьбы Кречинского» — пьесы «Дело» (1861 год) и «Смерть Тарелкина» (1869 год), в которых усилились сатирическое звучание и драматический гротеск. Своим содержанием и особенностями жанра драма «Дело» кардинально отличается от пьесы «Свадьба Кречинского». Всё те же проблемы, волновавшие автора в первой части (рост хищничества, жадная погоня за деньгами, бессилие честных дворян защитить себя от посягательств, и отстоять свои права и свою правду, разорение дворянства), находятся в центре внимания произведения.

Сухово-Кобылин здесь уже выступает в качестве обличителя государства, бюрократическая машина, творящая беззакония и выступающая в качестве «обидчика», показывается носителем зла, обмана и хищничества. Драматург указывает на то, что зло делает вся бюрократическая система, отдельные личности в которой — «начальства», «подчиненности», «силы», «шкивы и шестерни» поступают соответственно принятому стереотипу. Определяющее значение имеют не личные чиновничьи качества, а место чиновника в бюрократической машине.

Читайте также  Краткая биография кронин

Что касается пьесы «Дело», то в ней ярко выявилось следование писателя системе Гоголя: сгущённость красок в описании чиновников, памфлетная заострённость. Наделение героев схожими фамилиями (Чибисов и Ибисов или Шмерц, Шерц и Герц) повторяют приём, который использует Гоголь в «Ревизоре» (Добчинский и Бобчинский).

Постановка пьесы «Дело» долгое время встречала препятствия со стороны цензуры. Её запретили к постановке по причине резко негативного изображения мира чиновников. Пьеса впервые была напечатана за границей, в России она появилась только в 1869 году, в Александринском театре была показана в очень урезанном виде в 1882 году.

Ход действия всей драмы «Дело» указывал, что потуги «лояльными» путями, ходя по различным бюрократическим инстанциям, влиять на чиновников и выявлять злоупотребления — безнадёжны.

Следующая пьеса именуется «Смерть Тарелкина». Здесь в первый раз показано противоречие в бюрократическом лагере. Как оказалось, угнетены сами угнетатели, ненавидят мир за зло создатели этого зла в мире. Герои пьесы равны, однако равны не собственной человечностью, а собственной бесчеловечностью: по выражению Тарелкина, «все демоны — нет людей». Эта пьеса Сухово-Кобылиным названа комедией-шуткой. В ней нет вообще положительных персонажей. Колорит пьесы не может смягчить ни одно чистое пятно. Только лишь осенью 1899 года «Смерть Тарелкина» была допущена к постановке и представлению. Она получила новое название, её переделали, но успеха она не имела. Целиком трилогию поставили только в 1917 году в Александринском театре. Режиссёр — В. Мейерхольд.

Д. П. Святополк-Мирский писал в 1920-х годах, что пьесы «Смерть Тарелкина» и «Дело» совершенно разные по тону. Они являются сатирами, по словам автора, рассчитанными не на то, чтобы смеялся зритель, а на то, чтобы зритель содрогнулся. В этой сатире настолько сильна злость, что рядом с данными пьесами Салтыков-Щедрин кажется просто безобидным. Автор использовал здесь методы неправдоподобного окарикатуриванья и гротескного преувеличения, подобно тем, какие применял Гоголь, но намного яростнее и бесстрашнее.

Современные исследователи говорят о творчестве Сухово-Кобылина, что он сопоставим с Грибоедовым по значимости и малочисленности опубликованного материала. Надо заметить, что, так называемый, «случай Грибоедова» как бы обозначил весь «правильный» вектор русской литературы. Что касается, «случая Сухово-Кобылина», то он дал краткую формулу его «искажений».

Этот эффект «искажений» получается, в частности, как результат совмещения и смешивания двух плоскостей — «гегелевского» и «драматического». В диалоги героев трилогии, в ткань пьес вставлены фразы, фрагменты, обрывки переводов сочинений Гегеля. Надо сказать, что черновики переводов Сухово-Кобылина, в свою очередь, пестрят самоцитатами пьес. Особенно часто здесь встречаются реплики из «Смерти Тарелкина». Подобное «удвоение» мысли Гегеля и параллелизм текстов получаются за счёт непроизвольного изобретения, так называемой, «речевой краплёной карты».

Гегель переписан языком кабацким, языком купеческим. В соприкосновении двух органик речи — самостоятельный и отдельный конфликт, иная драма, театральная по-своему, очень наглядная и фарсовая. Лишь персонажи новой пьесы — это речевые структуры, которые одновременно находятся в подчинении переводчика и выходят из этого подчинения.

Значение СУХОВО-КОБЫЛИН АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ в Краткой биографической энциклопедии

Сухово-Кобылин (Александр Васильевич) — известный драматург, принадлежащий к тому немногочисленному разряду писателей, которых можно назвать «авторами одного произведения». Эти писатели сразу развертывают все свое дарование, дают произведение, которое обеспечивает им имя в истории литературы и потом либо совершенно замолкают, либо пишут вещи, не идущие ни в какое сравнение с первым проявлением их таланта. Таков из русских писателей Грибоедов с поразительным контрастом между «Горе от ума» и позднейшими пьесами. Таков Чаадаев , занявший своим «Философическим письмом» одно из первых мест в истории русской общественной мысли и затем проживший еще 20 лет в полном обладании блестящего ума, но не написавший более почти ни одной строки. Таков из второстепенных талантов Гирс , возбудивший началом романа «Старая и новая Россия» очень большие надежды и ничем их не оправдавшие. Таков, наконец, Сухово-Кобылин, автор неувядаемой «Свадьбы Кречинского», созданной пятьдесят лет тому назад, в течение которых даровитый автор не написал ничего кроме двух пьес совершенно второстепенного значения («Дело» и «Смерть Тарелкина»). До известной степени столь редкая в истории истинных талантов непродуктивность Сухово-Кобылина может быть объяснена обстоятельствами личной его жизни; все три пьесы написаны по случайным мотивам, чуждым чисто литературных побуждений. Сам автор в предисловии к драме «Дело» говорит о себе, что «класс литераторов также мне чужд, как и остальные четырнадцать», и тут же спешит заявить, что его пьеса «не есть, как некогда говорилось, плод досуга, ниже, как ныне делается, поделка литературного ремесла, а есть в полной действительности сущее и из самой реальнейшей жизни с кровью вырванное дело». Эти слова являются отголоском очень тяжелого испытания, которое Сухово-Кобылину пришлось перенести в молодости, когда он несчастным стечением обстоятельств был вовлечен в дело об убийстве француженки Диманш. Корыстолюбие судебных и полицейских властей, почуявших, что тут можно хорошо поживиться, привело к тому, что и сам Сухово-Кобылин, и пятеро его крепостных, у которых пыткой вырвали признание в мнимом совершении преступления, были накануне каторги. Только огромные связи и еще больше огромные денежные «дачи» освободили молодого помещика и его слуг от незаслуженного наказания. Ужасы лично им вынесенных дореформенных порядков Сухово-Кобылин и старался изобразить во второй из своих пьес — «Деле». Отсюда слишком мрачная окраска пьесы; не лишенная кое-где колоритности и силы, она в общем производит впечатление недостаточно художественного и крайне озлобленного шаржа. Гораздо счастливее связан с печальными испытаниями молодости автора литературный первенец Сухово-Кобылина — «Свадьба Кречинского». Сидя в тюрьме, он от скуки и чтобы немного отвлечься от мрачных мыслей, разработал в драматической форме ходивший в московском обществе рассказ об известном тогда светском шулере, который получил у ростовщика большую сумму под залог фальшивого солитера. Как бы сами собой создались у Сухово-Кобылина такие яркие фигуры, которые сделали ничтожный анекдот основанием одной из самых сценичных пьес русского репертуара. «Свадьба Кречинского» не выдерживает критики, если ее рассматривать с точки зрения правдоподобия. Она написана почти по правилам ложноклассического триединства; все совершается в течение одного дня и все концентрируется так, что результаты поступков действующих лиц немедленно обнаруживаются перед зрителем. Но в этих нереальных рамках автор достиг полной правды психологической, дав в замечательно сжатой и сгущенной форме полный душевный очерк своих героев. Таков прежде всего Кречинский, несомненно даровитая натура, которого увлекает не столько корыстолюбие, сколько самая артистичность проделки, а также широкие перспективы будущих шулерских подвигов. Не просто мелкий мошенник и Расплюев, «работающий» для того, чтобы «таскать пищу в гнездо», т. е. кормить своих детей. Ни Кречинского, ни Расплюева нельзя назвать типами; это по преимуществу характеры, т. е. лица, мало связанные с условиями быта — что, между прочим, обеспечивает пьесе долгую жизнь. Чрезвычайный интерес придает Кречинскому и Расплюеву также яркая колоритность их речи; многие словечки пьесы вошли в обиходную речь («была игра», «сорвалось», «это настоящий маг и волшебник», «он перед ним мальчишка и щенок» и др.). Драматическая сила «Свадьбы Кречинского» особенно ясно выступает при сравнении ее с «Делом» и «Смертью Тарелкина», в которых автор неудачно старался развить некоторые положения и характеры, в основной пьесе только намеченные, но зато с большой яркостью. В результате получился какой-то драматический комментарий, где первое место занимают пояснения, рассуждения и подчеркивания. «Дело» с его мрачным колоритом в общем гораздо выше «Смерти Тарелкина», где есть претензии на веселость. Постановка на сцене «Дела» долго встречала цензурные препятствия; «Смерть Тарелкина» была допущена к представлению только осенью 1899 г. (под измененным заглавием «Расплюевские веселые дни» и с переделками), но успеха не имела. Сухово-Кобылин родился в богатой дворянской семье Московской губернии, около 1820 г. В доме отца, ветерана войны 1812 г., постоянно бывали молодые профессора Московского университета — Надеждин , Погодин , Максимович , Морошкин и др., дававшие уроки его сестре, известной впоследствии писательнице Евгении Тур (графиня Сальяс) . В сороковых годах Сухово-Кобылин учился в Московском университете и пристрастился к философии, которой усердно занимается по настоящее время; позднее много путешествовал и во время пребывания в Париже свел роковое для него знакомство с Диманш. «Свадьба Кречинского», написанная в начале 50-х гг., возбудила всеобщий восторг при чтении в московских литературных кружках, в 1856 г. была поставлена на сцене в бенефис Шумского и стала одной из самых репертуарных пьес русского театра. Все три пьесы трилогии изданы в 1869 г. под заглавием «Картины прошлого». С. Венгеров.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: