Краткая биография вересаев

Викентий Вересаев — биография, информация, личная жизнь

Викентий Вересаев

Викентий Викентьевич Вересаев (настоящая фамилия — Смидович). Родился 4 (16) января 1867 года, Тула — умер 3 июня 1945 года, Москва. Русский и советский писатель, переводчик, литературовед. Лауреат последней Пушкинской премии (1919), Сталинской премии первой степени (1943).

Викентий Смидович родился 4 (16) января 1867 года в Туле.

Отец — Викентий Игнатьевич Смидович (1835—1894), дворянин, был врачом, основателем Тульской городской больницы и санитарной комиссии, одним из создателей Общества тульских врачей. Мать организовала в своём доме первый в Туле детский сад.

Троюродным братом Викентия Вересаева был Пётр Смидович, а сам Вересаев приходится дальним родственником Натальи Фёдоровны Васильевой — матери генерал-лейтенанта В. Е. Васильева.

Окончил Тульскую классическую гимназию (1884) и поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, который окончил в 1888 году.

В 1894 году окончил медицинский факультет Дерптского университета и приступил в Туле к медицинской деятельности. Скоро переехал в Петербург, где в 1896—1901 годах работал ординатором и заведующим библиотекой в Городской барачной в память С. П. Боткина больнице, а в 1903 году поселился в Москве.

Викентий Вересаев увлекся литературой и начал писать в гимназические годы. Началом литературной деятельности Вересаева следует считать конец 1885 года, когда он помещает в «Модном журнале» стихотворение «Раздумье». Для этой первой публикации Вересаев выбрал псевдоним «В. Викентьев». Псевдоним «Вересаев» он избрал в 1892 году, подписав им очерки «Подземное царство» (1892), посвящённые труду и жизни донецких шахтёров.

Писатель сложился на грани двух эпох: он начал писать, когда потерпели крушение и утратили свою обаятельную силу идеалы народничества, а в жизнь стало упорно внедряться марксистское мировоззрение, когда дворянско-крестьянской культуре была противопоставлена буржуазно-городская культура, когда город был противопоставлен деревне, а рабочие — крестьянству.

В автобиографии Вересаев пишет: «Пришли новые люди, бодрые и верящие. Отказавшись от надежд на крестьянство, они указали на быстро растущую и организующуюся силу в виде фабричного рабочего, приветствовали капитализм, создающий условия для развития этой новой силы. Кипела подпольная работа, шла агитация на фабриках и заводах, велись кружковые занятия с рабочими, ярко дебатировались вопросы тактики. Многих, кого не убеждала теория, убедила практика, в том числе и меня. Зимой 1885 года вспыхнула знаменитая Морозовская стачка ткачей, поразившая всех своей многочисленностью, выдержанностью и организованностью».

Творчество писателя этого времени — переход от 1880-х к 1900-м годам, от близости к социальному оптимизму Чехова к тому, что впоследствии выразил в «Несвоевременных мыслях» Максим Горький.

В годы разочарований и пессимизма примыкает к литературному кружку легальных марксистов (П. Б. Струве, М. И. Туган-Барановский, П. П. Маслов, Неведомский, Калмыкова и другие), входит в литературный кружок «Среда» и сотрудничает в журналах: «Новое слово», «Начало», «Жизнь».

В 1894 году была написана повесть «Без дороги». Автор даёт картину мучительных и страстных поисков молодым поколением (Наташа) смысла и путей жизни, обращается за разрешением «проклятых вопросов» к старшему поколению (врач Чеканов) и ждёт ясного, твёрдого ответа, а Чеканов бросает Наташе тяжёлые, как камни, слова: «Ведь у меня ничего нет. К чему мне честное и гордое миросозерцание, что оно мне даёт? Оно уже давно мертво». Чеканов не хочет признать, «что он безжизненно нем и холоден; однако обмануть себя он не в состоянии» и погибает.

За 1890-е годы происходят события: создаются марксистские кружки, появляются «Критические заметки об экономическом развитии России» П. Б. Струве, выходит книга Г. В. Плеханова «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», вспыхивает известная стачка ткачей в Петербурге, выходит марксистское «Новое слово», потом «Начало» и «Жизнь».

В 1897 году Вересаев издаёт повесть «Поветрие». Наташа уже не томится «беспокойными исканиями», «она нашла дорогу и верит в жизнь», «от неё так и веет бодростью, энергией, счастьем». Повесть зарисовывает полосу, когда молодёжь в своих кружках набросилась на изучение марксизма и пошла с пропагандой идей социал-демократии в рабочие массы, — на заводы и фабрики.

Всероссийская известность к Вересаеву пришла после издания в 1901 году в журнале «Мир Божий» произведения «Записки врача» — биографической повести об экспериментах на людях и о столкновении с их чудовищной реальностью молодого врача.

«Врач — если он врач, а не чиновник врачебного дела — должен прежде всего бороться за устранение тех условий, которые делают его деятельность бессмысленной и бесплодной, он должен быть общественным деятелем в самом широком смысле слова», — отмечает писатель.

Затем в 1903—1927 годах было 11 изданий. В работе, осуждавшей медицинские эксперименты на людях, проявилась также моральная позиция писателя, выступавшего против любых экспериментов на людях, в том числе и против социальных экспериментов, кто бы их ни проводил — бюрократы или революционеры. Резонанс был настолько силён, что сам император велел принять меры и прекратить медицинские эксперименты на людях.

Не случайно Сталинскую премию писатель получил за эту работу в 1943 году, в разгар борьбы с чудовищными экспериментами нацистов. Но всемирную известность эта работа получила только в 1972 году. Действительно, с годами актуальность позиции Вересаева возрастает, — если иметь в виду те научные исследования и те новые технологии, которые так или иначе воздействуют на здоровье, благополучие, достоинство, безопасность человека. Такие исследования в наше время проводятся далеко за рамками собственно медицинской и биомедицинской науки. В полемике с противниками Вересаев показал убожество сторонников права сильного на эксперименты якобы «в интересах общественного блага» над «бесполезными членами общества», «старухами-процентщицами», «идиотами» и «отсталыми и социально чуждыми элементами».

К началу столетия развёртывается борьба между революционным и легальным марксизмом, между ортодоксами и ревизионистами, между «политиками» и «экономистами». В декабре 1900 года начинает выходить «Искра». Выходит «Освобождение» — орган либеральной оппозиции. Общество увлекается индивидуалистической философией Ф. Ницше, частью зачитывается кадетско-идеалистическим сборником «Проблемы идеализма».

Эти процессы нашли своё отображение в повести «На повороте», вышедшей в конце 1902 года. Героиня Варвара Васильевна не мирится с медленным и стихийным подъёмом рабочего движения, это её раздражает, хотя она и сознает: «я — ничто, если не захочу признать этого стихийного и его стихийности».

Ближе к 1905 году общество и литературу охватил революционный романтизм и зазвучала песнь «безумству храбрых»; Вересаев не увлёкся «возвышающим обманом», он не побоялся «тьмы низких истин». Во имя жизни он дорожит истиной и без всякого романтизма рисует те пути и дороги, которыми шли различные слои общества.

В 1904 году, во время русско-японской войны, его призывают на военную службу в качестве военврача, и он отправляется на поля далёкой Маньчжурии.

Викентий Вересаев на русско-японской войне

Русско-японская война и 1905 год нашли отражение в записках «На японской войне». После революции 1905 года началась переоценка ценностей. Многие из интеллигенции разочарованно отошли от революционной работы. Крайний индивидуализм, пессимизм, мистика и церковность, эротизм окрасили эти годы.

В 1908 году, в дни торжества Санина и Передонова, выходит повесть «К жизни». Чердынцев, видный и деятельный социал-демократ, в момент распада, утратив ценность и смысл человеческого существования, страдает и ищет утешения в чувственном наслаждении, но все напрасно. Внутренняя сумятица проходит лишь в общении с природой и при связи с рабочими. Поставлен острый вопрос тех лет о взаимоотношениях интеллигенции и массы, «Я» и человечества вообще.

В 1910 году совершил поездку в Грецию, что привело к увлечению древнегреческой литературой на протяжении всей его дальнейшей жизни.

В Первую мировую войну служил в качестве военного врача. Послереволюционное время провёл в Крыму.

За первые годы после революции 1917 вышли работы Вересаева: «В юные годы» (Воспоминания); «Пушкин в жизни»; переводы с древнегреческого: «Гомеровы гимны».

С 1921 года жил в Москве.

В 1922 году вышел роман «В тупике», в котором показано семейство Сартановых. Иван Иванович, учёный, демократ, вообще ничего не понимает в развернувшейся исторической драме; дочь его Катя, меньшевичка, не знает, что делать. Оба — по одну сторону баррикады. Другая дочь, Вера, и племянник Леонид — коммунисты, они — по другую сторону. Трагедия, столкновения, споры, беспомощность, тупик.

В 1928—1929 годах опубликовал в 12 томах полное собрание своих сочинений и переводов. В том 10 вошли переводы с древнегреческого эллинских поэтов (исключая Гомера), в том числе «Работы и дни» и «Теогония» Гесиода, неоднократно затем переиздававшиеся.

По манере письма Вересаев — реалист. Что особенно ценно в творчестве писателя, — это его глубокая правдивость в отображении среды, лиц, а также любовь ко всем, мятежно ищущим разрешения «вечных вопросов» с позиции любви и правды. Его герои даны не столько в процессе борьбы, работы, сколько в поисках путей жизни.

Вересаев пишет и о рабочих и крестьянах. В повести «Конец Андрея Ивановича», в очерке «На мёртвой дороге» и в ряде других произведений писатель изображает рабочего.

В очерке «Лизар» рисуется власть денег над деревней. Деревне посвящено ещё несколько очерков.

Большой интерес представляет работа о Ф. М. Достоевском, Л. Н. Толстом и Ницше, озаглавленная «Живая жизнь» (две части). Это теоретическое оправдание повести «К жизни» — здесь автор вместе с Толстым проповедует: «Жизнь человечества — это не тёмная яма, из которой оно выберется в отдалённом будущем. Это светлая, солнечная дорога, поднимающаяся все выше и выше к источнику жизни, света и целостного общения с миром. » «Не прочь от жизни, а в жизнь, — в самую глубь её, в самые недра». Единство с целым, связь с миром и людьми, любовь — вот основа жизни.

В 1941 эвакуировался в Тбилиси.

Умер в Москве 3 июня 1945 года, похоронен на Новодевичьем кладбище (участок № 2). Через 13 лет в Туле был установлен памятник писателю.

Личная жизнь Викентия Вересаева:

Был женат на своей троюродной сестре — Марии Гермогеновне Смидович.

Свои взаимоотношения с супругой Вересаев описал в рассказе 1941 года «Эйтимия», что означает «радостнодушие».

Детей у Вересаевых не было.

Библиография Викентия Вересаева:

В тупике (1923)
Сёстры (1933)

В священном лесу (1918)
Последние дни (1935) в соавторстве с М. А. Булгаковым

Без дороги (1894)
Поветрие (1897)
Два конца: Конец Андрея Ивановича (1899), Конец Александры Михайловны (1903)
На повороте (1901)
На японской войне (1906—1907)
К жизни (1908)
Исанка (1927)

Загадка (1887—1895)
Порыв (1889)
К спеху (1897)
Товарищи (1892)
Лизар (1899)
Ванька (1900)
На эстраде (1900)
Мать (1902)
Звезда (1903)
Враги (1905)
Состязание (1919)
Собачья улыбка (1926)
Княгиня
Невыдуманные рассказы о прошлом.

От «Записок врача» до «Илиады»: из-за чего поднялся шум вокруг Викентия Вересаева

Окольная дорога к литературе

Викентий Викентьевич Вересаев (настоящая фамилия — Смидович) был удивительным человеком. В его жилах смешалась русская, украинская, польская, немецкая и греческая кровь. Благодаря любознательности, усидчивости и хорошей памяти он всегда отлично учился. В родной Туле окончил гимназию с серебряной медалью, а затем получил два высших образования: в Петербурге стал кандидатом исторических наук, а в Дерпте (сейчас — Тарту, Эстония) получил специальность врача. Казалось, он идёт по стопам отца, но дело было совсем в другом. Вот как сам Вересаев объяснял свой выбор:

«Уже в то время моей мечтою было стать писателем, а для этого представлялось необходимым знание биологической стороны человека, его физиологии и патологии; кроме того, специальность врача давала возможность близко сходиться с людьми самых разнообразных слоёв и укладов; для меня это было особенно нужно, так как характер у меня замкнутый, схожусь с людьми трудно» [1].

Расчёт оказался верным: стихи, рассказы и повести Вересаев издавал с 1884 года, но известность ему принесли «Записки врача», опубликованные в 1901 году. Автобиографическая повесть честно освещала недостатки медицинского образования и тогдашней системы здравоохранения, особенно вопросы врачебной этики. Осудив жестокую практику медицинских экспериментов, Вересаев разделил общество на два лагеря: одни приписывали ему искажение фактов, другие хвалили его за смелость рассказать то, о чём все молчат.

Сам писатель впоследствии признал книгу слабой в литературном отношении, но социальная проблематика сделала её очень популярной: только при жизни автора она выдержала 14 изданий на русском языке, а ещё повесть перевели на английский, французский и немецкий языки [2, 3]. Медицинская практика ещё не раз давала ему материал для творчества: Вересаев исполнял обязанности военного врача и на Русско-японской, и на Первой мировой войне. Но воспоминания о них (повесть «На японской войне») уже не могли повторить шумного успеха «Записок врача» [4].

Объёмный творческий багаж

Многие произведения Вересаева, например повести «Без дороги», «Поветрие», «Два конца» и «На повороте», романы «В тупике» и «Сёстры», посвящены духовным исканиям русской интеллигенции конца XIX — начала XX века. В них отразился и собственный опыт писателя, считавшего себя убеждённым социал-демократом и марксистом, и проницательный взгляд наблюдателя за изменениями в общественной жизни. В советское время особое внимание уделялось именно этой части творчества Викентия Викентьевича. Видимо, за неё он и получил в 1939 году орден Трудового Красного Знамени, а в 1943-м — Сталинскую премию первой степени (официальная формулировка — «За многолетние выдающиеся достижения») [1, 4].

Но есть у Вересаева и награда совсем другого плана: в 1919 году ему вручили Пушкинскую премию Академии наук за переводы древнегреческой поэзии. Античной культурой он увлёкся ещё в гимназии, а в 1910 году подкрепил интерес поездкой в Грецию. Вероятно. Позвал его туда и голос крови: прабабка писателя была гречанкой. Вересаев переводил лирические и эпические творения Сафо и Архилоха, Гесиода и Гомера. Самым масштабным трудом в этой области (28 тысяч стихов!) стали новые версии «Илиады» и «Одиссеи»: над ними он работал до конца жизни, а издали их уже после его смерти, в 1949 и 1953 году соответственно. Академик И.И. Толстой считал переводы Вересаева «по точности передачи и стилистическому чувству подлинника… лучшими переводами с древнегреческого во всей нашей русской литературе» [4].

Читайте также  Краткая биография сэлинджер

Наконец, важнейший пласт творческого наследия Вересаева — литературоведение. В 1909–1914 годах он опубликовал цикл «Живая жизнь»: первая часть критико-философского исследования посвящена творчеству Ф.М. Достоевского, вторая — Л.Н. Толстого, третья — Фридриха Ницше. Яростную полемику вызвала книга «Пушкин в жизни» (1927), написанная в принципиально новом жанре литературно-документального монтажа, или, как его ещё называют, жанре хроники характеристик и мнений. Цитируя воспоминания современников великого поэта, которые то дополняют друг друга, то вступают в противоречие, Вересаев пытался показать его по-настоящему живым, разносторонним.

Отказавшись идеализировать «наше всё», писатель получил широкий спектр критических замечаний — от укоров за использование сомнительных источников до обвинений в попытке осквернить образ Пушкина. Но со временем накал страстей утих, жанр получил одобрение и у него появилось много последователей. Например, к нему относят «Жизнь господина де Мольера» Михаила Булгакова. Сам Вересаев повторил свой опыт, опубликовав в 1933 году хронику «Гоголь в жизни» [4].

Следы на карте

Во второй половине XX века фамилия Викентия Викентьевича обрела статус топонима: улицы Вересаева появились в его родной Туле и Богородицке (Тульская область), Феодосии и Коктебеле, где писатель прожил три года после Октябрьской революции, в Ростове-на-Дону и даже в Новосибирске, в Донецке и Запорожье (Украина). Одно из сёл Сакского района Крыма получило название Вересаево.

В 1963 году Вересаев «обосновался» и на карте Москвы: в честь него переименовали Почтовую улицу в Кунцеве (сейчас — Можайский район ЗАО) [5]. Совсем недавно, в апреле 2016 года, столичный Департамент здравоохранения присвоил имя В.В. Вересаева клинической больнице № 81.

Но это всё — венки посмертной славы. Давайте вспомним московские адреса, которые играли большую роль в жизни писателя.

Круг общения

Впервые появившись в Москве в 1903 году, Вересаев быстро стал своим в литературных кругах — во многом этому способствовали нашумевшие «Записки врача». Он на равных общался с видными представителями Серебряного века: например, в 1914–1922 годах не раз бывал в квартире Марины Цветаевой (Борисоглебский переулок, дом 6), где сейчас находится её музей [6].

Но главным центром притяжения для Вересаева стал литературный салон «Среда» его ровесника Николая Телешова, где собирался весь цвет писательской Москвы: Леонид Андреев, Константин Бальмонт, Валерий Брюсов, Иван Бунин, Владимир Гиляровский, Максим Горький, Александр Куприн и многие другие. Собрания кружка чаще всего проходили в квартирах организатора: на Чистопрудном бульваре (до 1904 года — дом 21, в 1909–1913 годах — дом 23), на Земляном Валу (дом 51 с 1904 по 1909 год) и на Покровском бульваре (дом 18/15 с 1913 года) [6, 7].

Завсегдатаи «Среды» получали прозвища по названиям московских улиц, площадей и переулков, которые соотносились с их характером или внешним видом. Вересаева «за нерушимость взглядов» называли Каменный Мост. Вот как его характеризовал Телешов: «На протяжении огромной полосы жизни я встречался с Викентием Викентьевичем постоянно и часто и привык уважать в нём неизменно преданного делу работника, прямого и смелого в правдивости, человека честных и светлых взглядов. В течение всей жизни он сохранял писательскую индивидуальность. Каким был вначале, таким же остался — прямым и верным, сохранившим до конца дней своё писательское лицо» [7].

Неудивительно, что в товариществе на паях (проще говоря, кооперативе) «Книгоиздательство писателей в Москве», большинство членов которого были участниками «Среды», Вересаев долгое время занимал должность председателя правления и главного редактора. Он отстаивал позитивную идеологию: «Я выступил в нашем издательстве с программой, которую в двух словах можно было охарактеризовать так: утверждение жизни. Этим приблизительно всё уже сказано: в сборниках наших не должно найти место даже самое талантливое произведение, если оно идёт против жизни, против необходимости борьбы за лучшую жизнь, за перенесение центра тяжести в потусторонний мир, за отрицание красоты и значительности жизни. Программа эта вызвала целую бурю, и я до сих пор удивляюсь, как мне удалось её провести» [2].

По меркам того неспокойного времени издательство существовало довольно долго. В 1912–1916 годах его контора размещалась на Никитском бульваре, дом 10, затем, до закрытия в 1923 году, — в Скатертном переулке, дом 8. За 12 лет работы предприятие выпустило около 400 книг. В их число вошли сборники «Московский альманах», «Слово» и «Клич», а также серии «Народная школьная библиотека», «Библиотека польских писателей», «Дешёвая библиотека» и «Культурно-просветительская библиотека» [8, 9]. Отличительной особенностью издательства была выплата авторам высоких гонораров — до 30 процентов от выручки; рыночная ставка тогда составляла около 10 процентов [2].

Квартира на Смоленской

Мемориальная доска Викентия Вересаева висит на стене дома 2/3 в Шубинском переулке, недалеко от церкви Николая Чудотворца на Щепах. Здесь писатель жил в 1921–1945 годах (не считая эвакуации в Тбилиси во время войны), именно здесь трудился над переводами «Илиады» и «Одиссеи» [10].

Частым гостем в его квартире был Михаил Булгаков. Двух литераторов сближало не только медицинское прошлое, но и интерес к личности Пушкина. В 1934 году они задумали совместно написать драму «Последние дни»: Булгаков отвечал за художественный замысел, Вересаев брал на себя роль биографа Александра Сергеевича. В итоге авторы не сошлись в трактовке образов некоторых героев, например Дантеса, и Вересаев отказался ставить свою фамилию на титульном листе.

Пьеса получила второе название — «Александр Пушкин»… и поистине драматическую судьбу. Изначально предполагалось поставить её в Театре имени Вахтангова к столетию гибели Пушкина, но из-за вмешательства цензуры премьера спектакля «Последние дни» состоялась лишь в 1943 году — и уже на сцене МХАТ. Булгаков скончался в 1940-м [11].

Последнее пристанище

Жизнь Вересаева была долгой и насыщенной: он стал свидетелем трёх революций и трёх войн. Успел он увидеть и победу России в самой тяжёлой из них — Великой Отечественной — Викентий Викентьевич умер 3 июня 1945 года. Скромный памятник на его могиле на Новодевичьем кладбище обращается к нам цитатой из рассказа «Легенда»: «Да, в жизнь нужно входить не весёлым гулякою, как в приятную рощу, а с благоговейным трепетом, как в священный лес, полный жизни и тайны».

Слово «жизнь» было любимым в лексиконе писателя. Его духовное завещание призывает уважать и беречь этот бесценный дар.

Использованные источники

  1. Автобиографическая справка // Вересаев В.В. Сочинения в 4 томах. Том 1. — М. : Правда, 1990. — С. 34–40.
  2. Литературные воспоминания // Вересаев В.В. Сочинения в 5 томах. Том 5. — М. : Правда, 1961. — С. 344–362.
  3. Юдин Б.Г. Человек в медицинском эксперименте: перечитывая В.В. Вересаева // Вопросы истории естествознания и техники. —2001. — № 4.
  4. Фохт-Бабушкин Ю.У. Вересаев В.В. — легенды и реальность // Вересаев В.В. Сочинения в 4 томах. Том 1. — М. : Правда, 1990. — С. 3–33.
  5. Имена московских улиц. Топонимический словарь / Агеева Р.А. и др. — М. : ОГИ, 2007.
  6. Стародуб К. Литературная Москва: историко-краеведческая энциклопедия для школьников. — М. : Просвещение, 1997. — С. 187, 249, 267.
  7. Телешов Н.Д. Записки писателя. Рассказы о прошлом и воспоминания. — М. : Советский писатель, 1950. — С. 50–56, 321–322.
  8. Шруба М. Книгоиздательство писателей в Москве // Литературные объединения Москвы и Петербурга 1890–1917 гг. — М. : Новое литературное обозрение, 2004. — С. 73–74.
  9. Переулки старой Москвы. История. Памятники архитектуры. Маршруты / Романюк С.К. — М. : Центрполиграф, 2016. — С. 596.
  10. По землям московских сёл и слобод. Ч. 1. Между Садовым кольцом и Камер-Коллежским валом / Романюк С.К. — М. : Сварог и Ко, 1998. — С. 128.
  11. Булгаков М.А. Я хотел служить народу. : Проза. Пьесы. Письма. Образ писателя. — М. : Педагогика, 1991. — С. 730–734.

Вересаев Викентий Викентьевич

Содержание

Биография

Родился в городе Туле в семье врача-общественника. Окончив классическую гимназию, он поступает на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета (закончил в 1888.

В 1894 окончил медицинский факультет Дерптского университета и приступил в Туле к медицинской деятельности. Скоро переезжает в Петербург, а в 1903 поселился в Москве. В годы разочарований и пессимизма примыкает к литературному кружку легальных марксистов (Струве, Туган-Барановский, Неведомский, Маслов, Калмыкова и другие), входит в литературный кружок «Среда» и сотрудничает в журналах: «Новое слово», «Начало», «Жизнь». В 1904, во время русско-японской войны, его призывают на военную службу в качестве военврача, и он отправляется на поля далёкой Маньчжурии.

В 1910 предпринял поездку в Грецию, что привело к занятиям древнегреческой литературой на протяжении всей его дальнейшей жизни. Послереволюционное время провел в Крыму.

Лауреат Сталинской премии 1-й степени за 1942 год.

Литература

Началом литературной деятельности Вересаева следует считать конец 1885, когда он помещает в «Модном журнале» стихотворение «Раздумье». Писатель сложился на грани двух эпох: он начал писать, когда потерпели крушение и утратили свою обаятельную силу идеалы народничества, а в жизнь стало упорно внедряться марксистское мировоззрение, когда дворянско-крестьянской культуре была противопоставлена буржуазно-городская культура, когда город был противопоставлен деревне, а рабочие — крестьянству.

Творчество писателя этого времени — переход от 1880-х гг. к 1900-м, от Чехова к Горькому. В своей автобиографии Вересаев пишет: «Пришли новые люди, бодрые и верящие. Отказавшись от надежд на крестьянство, они указали на быстро растущую и организующуюся силу в виде фабричного рабочего, приветствовали капитализм, создающий условия для развития этой новой силы. Кипела подпольная работа, шла агитация на фабриках и заводах, велись кружковые занятия с рабочими, ярко дебатировались вопросы тактики… Многих, кого не убеждала теория, убедила практика, в том числе и меня… Летом 1896 вспыхнула знаменитая стачка ткачей, поразившая всех своей многочисленностью, выдержанностью и организованностью».

Ближе к 1905 общество и литературу охватил революционный романтизм и зазвучала песнь «безумству храбрых»; Вересаев не увлёкся «возвышающим обманом», он не убоялся «тьмы низких истин». Во имя жизни он дорожит истиной и без всякого романтизма рисует те пути и дороги, которыми шла демократическая интеллигенция, связанная с прогрессивно-демократической мыслью.

Поэтому Вересаева и зовут художником-историком русской интеллигенции. Его творчество действительно отражает этап за этапом в развитии русской интеллигенции. Эти этапы отмечены даже в самом заглавии его произведений.

В 1894 была написана повесть «Без дороги». Автор даёт картину мучительных и страстных поисков молодым поколением (Наташа) смысла и путей жизни, обращается за разрешением «проклятых вопросов» к старшему поколению (врач Чеканов) и ждёт ясного, твёрдого ответа, а Чеканов бросает Наташе тяжёлые, как камни, слова: «Ведь у меня ничего нет. К чему мне честное и гордое миросозерцание, что оно мне даёт? Оно уже давно мертво». Чеканов не хочет признать, «что он безжизненно нем и холоден; однако обмануть себя он не в состоянии» и погибает.

За 1890-е годы происходят события: создаются марксистские кружки, появляются «Критические заметки об экономическом развитии России» П. Б. Струве, выходит книга Бельтова «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», вспыхивает известная стачка ткачей в Петербурге, выходит марксистское «Новое слово», потом «Начало» и «Жизнь».

В 1897 Вересаев издаёт повесть «Поветрие». Наташа уже не томится «беспокойными исканиями», «она нашла дорогу и верит в жизнь», «от неё так и веет бодростью, энергией, счастьем». Повесть зарисовывает полосу, когда молодёжь в своих кружках набросилась на изучение марксизма и пошла с пропагандой идей социал-демократии в рабочие массы, — на заводы и фабрики.

К началу столетия развёртывается борьба между революционным и легальным марксизмом, между ортодоксами и ревизионистами, между «политиками» и «экономистами». В декабре 1900 начинает выходить «Искра». Организуются группы социалистов-революционеров, раздаются выстрелы Карповича и Балмашева. Выходит «Освобождение» — орган либеральной буржуазии.

Общество увлекается индивидуалистической философией Ф. Ницше, частью зачитывается кадетско-идеалистическим сборником «Проблемы идеализма». Происходит идеологическое и психологическое расслоение интеллигенции.

Этот процесс нашёл своё отображение в повести «На повороте», вышедшей в конце 1902. Варвара Васильевна не мирится с медленным и стихийным подъёмом рабочего движения, это её раздражает, хотя она и сознает: «я — ничто, если не захочу признать этого стихийного и его стихийности». Она не хочет чувствовать себя второстепенной, подчинённой силой, придатком к рабочему классу, каковым в своё время были народники по отношению к крестьянству. Правда, теоретически Варя остаётся прежней марксисткой, но мироощущение её надломилось, изменилось. Она глубоко страдает и, как человек большой, глубокой искренности и совести, кончает самоубийством, сознательно заразившись у постели больного. В Токареве психологический распад выражен сильнее, ярче. Он мечтает об изящной жене, усадьбе, уютном кабинете и «чтобы все это покрывалось широким общественным делом» и не требовало больших жертв.

В нём нет внутреннего мужества Вари, он философствует, что в учении Бернштейна «больше настоящего реалистического марксизма, чем в правоверном марксизме». Сергей — с налётом ницшеанства, он верит в пролетариат, «но он хочет прежде всего верить в себя». Он, как и Варя, гневно обрушивается на стихийность. Таня — полна энтузиазма, самоотверженности, она готова на борьбу со всем жаром своего молодого сердца. Без особого анализа отчётливо видны психологические сдвиги в рядах интеллигенции: примиряющийся Токарев, усомнившаяся Варя, уверенная Таня; чувствуется столкновение марксистской, эсеровской и ницшеанской идеологий. Бернштейн спорит с Марксом.

Читайте также  Краткая биография стоппард

Русско-японская война и 1905 год нашли отражение в записках «На войне». После революции 1905 года началась переоценка ценностей. Многие из интеллигенции разочарованно отошли от революционной работы. Крайний индивидуализм, пессимизм, мистика и церковность, эротизм окрасили эти годы. В 1908, в дни торжества Санина и Передонова, выходит повесть «К жизни». Чердынцев, видный и деятельный социал-демократ, в момент распада, утратив ценность и смысл человеческого существования, страдает и ищет утешения в чувственном наслаждении, но все напрасно. Внутренняя сумятица проходит лишь в общении с природой и при связи с рабочими. Поставлен острый вопрос тех лет о взаимоотношениях интеллигенции и массы, «Я» и человечества вообще.

В 1922 вышел роман «В тупике», котором показано семейство Сартановых. Иван Иванович, учёный, демократ, вообще ничего не понимает в развернувшейся исторической драме; дочь его Катя, меньшевичка, не знает, что делать. Оба — по одну сторону баррикады. Другая дочь, Вера, и племянник Леонид — коммунисты, они — по другую сторону. Трагедия, столкновения, споры, беспомощность, тупик. Такова написанная Вересаевым художественная история русской интеллигенции за последние сорок лет.

Вересаев — историк интеллигенции, но у него есть вещи о рабочих и крестьянах, но, скорее, случайные и для его творчества не характерные. В повести «Конец Андрея Ивановича», в очерке «На мёртвой дороге» и в ряде других произведений писатель изображает рабочего.

В очерке «Лизар» рисуется власть денег над деревней. Деревне посвящено ещё несколько очерков. Особо стоят нашумевшие в своё время «Записки врача», в которых автор с величайшей искренностью анализирует нравственные мучения молодого врача и вскрывает его сомнения, затруднения и беспомощность на работе.

Большой интерес представляет работа о Достоевском, Толстом и Ницше, озаглавленная «Живая жизнь» (две части). Это теоретическое оправдание повести «К жизни»; здесь автор вместе с Толстым проповедует: «Жизнь человечества — это не тёмная яма, из которой оно выберется в отдалённом будущем. Это светлая, солнечная дорога, поднимающаяся все выше и выше к источнику жизни, света и целостного общения с миром. » «Не прочь от жизни, а в жизнь, — в самую глубь её, в самые недра». Единство с целым, связь с миром и людьми, любовь — вот основа жизни.

За первые годы после революции 1917 вышли работы Вересаева:

  • «В юные годы» (Воспоминания);
  • «Пушкин в жизни»;
  • переводы с древнегреческого:
  • «Гомеровы гимны»,
  • «Работы и дни» Гесиода.

По манере письма Вересаев — реалист. Выдающимся художественным мастерством он не обладает, нередко публицистика вытесняет образ, а разговор заменяет действие.

Что особенно ценно в творчестве писателя, — это его глубокая правдивость в отображении среды, лиц, а также любовь ко всем, мятежно ищущим разрешения социального вопроса. Его герои даны не столько в процессе борьбы, работы, сколько в поисках путей жизни.

Неизвестный Вересаев

16 января исполняется 150 лет со дня рождения писателя Викентия Вересаева. Myslo расскажет вам о том Вересаеве, которого наши современники не знают.

О неизвестном Вересаеве рассказывает заведующая домом-музеем писателя Виктория Ткач.

Смидовичи черные и белые

На самом деле он не Вересаев, а Смидович, из рода польских дворян. По семейной легенде, когда-то давно предки Смидовичей спасли на охоте жизнь польскому королю, за что получили дворянское звание, а в фамильном гербе в честь того события появилось изображение охотничьего рога.

Имя Викентий, которое мало кто из нас может с первого раза написать без ошибки, и даже программа Word неизменно подчеркивает его красным цветом, — также фамильное, польское.

Отца Вересаева тоже звали Викентием. Сына внучатого племянника Вересаева, Льва Владимировича Разумовского, тоже назвали Викентием.
Вересаева в семье звали Витей, а папа — Вицей, о чем сам писатель с большим смаком пишет в своих воспоминаниях о детстве.

В 1830-х годах после восстания, случившегося в Польше, Смидовичи перебрались сначала на Украину, потом в Тулу.

Вересаев — это персонаж одного из рассказов популярного в то время писателя Петра Гнедича. Он настолько приглянулся юному Викентию Смидовичу, что тот выбрал эту фамилию в качестве своего литературного псевдонима, под ним и вошел в историю.

По воспоминаниям Викентия Викентьевича, папа его условно разделял большой род Смидовичей на черных и белых.

У Смидовичей черных было имение в селе Зыбино нынешнего Ясногорского района с замечательным барским домом с колоннами, большим парком, куда Вересаев любил приезжать на каникулы.

Смидовичи черные отличались не столько по внешнему виду, сколько по характеру. Они казались более энергичными, импульсивными, уверенными в себе, очень любили жизнь.

Не случайно многие из них потом стали известными революционерами. Например, Петр Гермогенович Смидович, ставший первым советским мэром Москвы. Кстати, в тульском подполье у него и кличка была соответствующая — Дядя Черный.


Петр Смидович.

Женой Петра Гермогеновича была Софья Николаевна Луначарская (Черносвитова) — из семьи веневских дворян. Именно в ее честь названа одна из улиц Тулы — ул. Смидович.

А вот Смидовичи белые — более романтичные, нерешительные, труднее сходились с людьми. Вересаев и сам писал, что он и его сестры более склонны к созерцанию, размышлению, нежели к действию. Одно время он попал под влияние Смидовичей черных, которые оказали воздействие на формирование его характера.

Всю войну на передовой

Смидовичи — врачебная династия. Отец Викентий Игнатьевич — основатель Тульской городской больницы и санитарной комиссии, один из создателей Общества тульских врачей. Мать Елизавета Павловна — организатор первого в Туле и в России детского сада.

Но Вересаев рассматривал профессию врача как ступень к тому, чтобы заниматься литературной деятельностью. Когда он поступил на медицинский факультет Дерптского университета, честно написал потом в автобиографии: «Моей мечтою было стать писателем; а для этого представлялось необходимым знание биологической стороны человека, его физиологии и патологии». Хотя как врач он тоже приобрел большую известность.

Вскоре после окончания университета Вересаев уехал в Юзовку, где свирепствовала эпидемия холеры. И сохранился отзыв одного из владельцев рудника о том, что «благодаря стараниям доктора Смидовича эпидемия холеры пошла на спад».


Памятник Вересаеву в Туле установили в 1958 году.

Его «Записки врача», опубликованные в 1901 году и осуждающие эксперименты на людях, вызвали огромный резонанс в обществе. Вскоре после этого Толстой предложил Вересаеву стать его лечащим врачом, но Викентий Викентьевич посчитал, что не имеет права лечить такого гениального человека.

С началом Русско-японской войны Вересаев попал в Тамбовский госпиталь, а потом на передовую в качестве доктора. Был награжден орденом Св. Анны и орденом Св. Станислава II степени.


Викентий Вересаев в годы Русско-японской войны 1904-1905 г.г.

В Первую мировую он был врачом дезинфекционного госпиталя в Коломне. А в Гражданскую уехал из Москвы и занимался медицинской деятельностью в Коктебеле. Где, кстати, познакомился с бедствовавшим Максимилианом Волошиным и оказывал ему существенную поддержку.


Писатель из Тулы Викентий Вересаев, поэт, художник Максимилиан Волошин и художник-пейзажист Константин Богаевский.

Собеседник Гомера

Вересаев считается автором сразу двух литературных жанров — невыдуманных рассказов и романа-хроники. В последнем он опубликовал два больших исследования — «Пушкин в жизни» и «Гоголь в жизни», основанных только на воспоминаниях современников.

Вересаев считал, что любое произведение субъективно, поэтому собрал свод воспоминаний о двух, с его точки зрения, главных литераторах России, а уж читатели должны были сами составить представление о Пушкине, а потом и о Гоголе как писателе и человеке. Поэтому его считали психологом пушкинского творчества.

Известен Вересаев и по переводам на современный русский язык «Илиады» и «Одиссеи» Гомера. Вообще его очень привлекала солнечная культура Древней Греции. И он писал в дневниках, что с Гомером беседовал, как со своим современником.

Классики и современники

Когда в 1901 г. Вересаева за революционную пропаганду выслали из Петербурга в Тулу под надзор полиции, он наконец побывал в Ясной Поляне у Толстого. Но не как врач, а как приглашенный молодой писатель.


Лев Толстой.

В своих воспоминаниях он рассказывал, что пришлось долго ждать в приемной, и чувствовал он себя во время встречи как студент, которого экзаменовали в вопросах философии и мировоззрения.

Один из первых вопросов, который задал Толстой: есть ли дети? И, услышав отрицательный ответ, по воспоминаниям Вересаева, как бы потупился и внутренне отдалился. Вересаев уехал с ощущением недопонятости.

Со временем, по словам Вересаева, вся муть ощущений и эмоций осела, и он смог увидеть снежную вершину, которая перед ним тогда засияла во всем своем блеске.

С другим земляком — Иваном Буниным — Вересаев познакомился в 1911 году в Москве. Но назвать дружественными эти отношения было нельзя.


Иван Бунин.

Вересаев безусловно отдавал должное Бунину как писателю, а вот человеческие качества будущего нобелевского лауреата ему совсем не нравились — странно видеть соединение в Бунине «совершенно паршивого человека с непоколебимо честным и взыскательным к себе художником».

Более теп­лые отношения сложились с Чеховым. Особенно тесно они общались после 1902 года, когда Вересаев после высылки в Тулу получил возможность покидать город и уехал в Ялту.


Антон Чехов.

Местная общественность чествовала его как автора взбудораживших всю Россию «Записок врача». Личное общение Вересаева с Чеховым продолжилось в активной переписке, где больше затрагивались медицинские вопросы. Чехов советовался с Вересаевым относительно своего здоровья. И писал, что Вересаев — единственный врач, который может четко и прямо сказать о положении вещей.

Поддерживал Вересаев и тесные отношения с другим знаменитым писателем-врачом — Михаилом Булгаковым.

Известно, например, что Викентий Викентьевич дважды оказывал автору «Белой гвардии» денежную помощь. В 1925 г., когда Булгаков попал в опалу, Вересаев, побуждая принять ссуду, писал:

«Поймите, я это делаю вовсе не лично для Вас, а желая сберечь хоть немного крупную художественную силу, носителем которой Вы являетесь. Ввиду той травли, которая сейчас ведется против Вас, Вам приятно будет узнать, что Горький (я летом имел письмо от него) очень Вас заметил и ценит».


Михаил Булгаков.

Сам Булгаков тоже очень почтительно относился к Вересаеву. Неудивительно, что эти теплые отношения в конце концов вылились в попытку совместного написания пьесы о последних днях Пушкина. Но вот тут классики разошлись во взглядах. Вересаев хотел показать Пушкина с точки зрения исторической правды, а Булгаков настаивал на большей литературности. Пьесу в итоге дописывал один Булгаков.

Дом-музей Викентия Вересаева открылся в Туле 16 января 1992 года на ул. Гоголевской, 82.

Дом-музей Вересаева приглашает на VI Литературно-краеведческие Вересаевские чтения, посвященные 150-летию со дня рождения писателя, переводчика, пушкиниста, общественного деятеля. Подробнее — здесь.

Значение ВЕРЕСАЕВ (ВИКЕНТИЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ СМИДОВИЧ) в Краткой биографической энциклопедии

Вересаев — литературное имя Викентия Викентьевича Смидовича. Родился в 1867 г., в Туле, в интеллигентной русско-польской семье; поступил сначала на историко-филологический факультет Петербургского университета, затем в 1888 г. перешел на медицинский факультет в Дерпт. В 1892 г., еще будучи студентом, он ездил в Екатеринославскую губернию «на холеру» и в одном из участков заведовал бараком. Полученные тогда впечатления отразились в первой его повести «Без дороги». Служил ординатором в Боткинской больнице в СПб. Во время русско-японской войны ездил, в качестве врача, на Дальний Восток в действующую армию. Впечатления от этой поездки описаны им в «Очерках», печатавшихся в «Образовании» и «Мире Божием» и впоследствии изданных отдельно. Дебютировал небольшими очерками во «Всемирной Иллюстрации» и в «Неделе». Начало его известности относится к 90-м годам, когда в «Русском Бог.» появилась его повесть «Без дороги», обратившая общее внимание своим ярким общественным содержанием. Первый том сочинений Вересаева, в который вошла эта повесть, в короткий промежуток времени выдержал четыре издания. Теперь беллетристические сочинения Вересаева изданы в пяти томах (М., 1909). Кроме того, отдельно изданы его книга «Записки врача» (М., 1902), тоже, при своем появлении, имевшая большой успех, и литературно-критические статьи о Достоевском и Толстом, под общим заглавием «Живая жизнь» (1911). По общей манере письма и литературному воспитанию Вересаев — реалист тургеневской школы; но в последних произведениях, особенно в повести «К жизни», у него заметно тяготение к новым приемам творчества в духе модернизма. Отсутствие рутинерства и косности, чуткость к голосу жизни как в искусстве, так и в общественности — характерная особенность Вересаева. Он не проходит равнодушно мимо интересных явлений жизни; всякая новизна находит в нем отклик. Это тем более ценная черта в Вересаеве, что он не принадлежит к числу писателей очень плодовитых, у которых творческий процесс совершается легко, а скорее, наоборот, пишет «долго и трудно». Вересаев — писатель вдумчивый, наблюдательный и правдивый, но область его наблюдений — не обширна. Это — исключительно жизнь и психология нашей интеллигенции. Зато Вересаев большой знаток своего предмета. То, что он описывает, ему близко, срослось с его сердцем. Поэтому на его произведениях — благородная печать интимности. Все они тесно связаны между собой, как главы одного общего дневника. По отражению общественных интеллигентных типов, Вересаев — прямой наследник Тургенева . В новейшей литературе нет никого ему в этом отношении равного. В свои изображения Вересаев внес много субъективного, много взял от себя, но взял только общеобязательное и типичное. По природе, каждый из героев Вересаева — интеллигент. Верными и весьма характерными чертами обрисованы люди высоких моральных запросов, беззаветно преданные общественным идеалам, но, поневоле, односторонние рационалисты, сами страдающие вследствие своего рационализма и оторванности от жизни. Не менее удачно переданы Вересаевым все этапы и оттенки переживаний нашего интеллигента в течение трех десятилетий, начиная с 1880-х годов. Он их изобразил, как близкий участник и как трезвый наблюдатель. Его доктор Чеканов в повести «Без дороги» — типичный представитель того больного, надломленного поколения, которое тесно связано с таким же «разочарованным», рефлектирующим поколением конца 70-х годов, фигурирующим у Гаршина . Для Чеканова, как для ярко выраженного интеллигента, «в миросозерцании — все»; у него нет непосредственной связи с жизнью, а между тем вера в свое миросозерцание у него пошатнулась, в нем незаметно происходил перелом. В следующей повести: «На повороте» («Современный Мир», 1901) перед нами дальнейшая стадия той же болезни интеллигента. Здесь мы замечаем некоторое раздвоение. Особенно тонкие организации, чуткие люди, подобные Чеканову, какова фельдшерица Варвара Васильевна, совершенно иссякают, чувствуют себя неспособными к жизни, ищут исхода в самоубийстве. Натуры более трезвые и эгоистические, под влиянием того же процесса внутреннего иссякания, склоняются к «оппортунизму» и «малым делам», проповедью которых прославились бесцветные 80-е годы. Таков у Вересаева Токарев, когда-то пострадавший за идеи, а теперь мечтающий об изящной жене, уютном кабинете и таком «деле», которое не требовало бы больших жертв. В повести «На повороте» выведены также «новые» люди, проповедующие «здоровый эгоизм», свободу личности и полноту жизни. Пока это у них — только слова. По основному складу, они такие же «головные», аскетические интеллигенты, как и их предшественники; все дело лишь в смене «миросозерцания», играющего в их жизни ту же первенствующую роль, что и у доктора Чеканова. В повести «К жизни» («Современный Мир», 1909) отразились новейшие идейные искания интеллигентов, их самокритицизм и стремление к обновлению, к сближению с природой, в связи с общественным подъемом в революционные годы. Переживания нового, стихийного, критического интеллигента Чердынцева как нельзя больше близки настроениям самого писателя. Свой призыв — от отвлеченных идей и рефлектирования «к жизни» — Вересаев повторяет и в своих литературно-критических статьях о Достоевском и Толстом . С точки зрения этого призыва, Вересаев резко отрицательно относится к Достоевскому, как представителю больного начала в нашей литературе, и восхищается «солнечностью» Толстого. Новая вера — оптимизм — далась Вересаеву нелегко, путем долгого и трудного внутреннего перерождения; она ярко звучит у него во всем, что он писал после повести «К жизни». Рассказы Вересаева слабее его повестей. В некоторых фигурируют тоже интеллигенты, в других — представители рабочего класса; есть среди рассказов и чисто лирические, например, «Загадка» — поэтичный этюд, рисующий сложные отношения интеллигента к природе. В своих субъективных, но чрезвычайно значительных и сильно нашумевших «Записках врача» Вересаев затрагивает целый ряд интересных вопросов о соотношении медицины и жизни, о противоречии между интересами медицины как науки и интересами личности прибегающего к ее помощи больного. Книга проникнута той правдивостью и смелой откровенностью, которые вообще отличают Вересаева как писателя. Она написана живым литературным языком, в полубеллетристической форме. Такой же живой, хороший язык присущ и беллетристическим произведениям Вересаева. Талант его не отличается особенной яркостью и силой, но Вересаев не зарыл его, а упорно над ним работал и развивал. Позднейшие его произведения во всех отношениях далеко превосходят более ранние. Е. Колтоновская.

Читайте также  Краткая биография эриа

Мемория. Викентий Вересаев

16 января 1867 года родился писатель и переводчик Викентий Вересаев.

Личное дело

Викентий Викентьевич Вересаев (настоящая фамилия – Смидович, 1867 – 1945) родился в Туле в семье врача. Литературой заинтересовался еще во время обучения в тульской классической гимназии. В 1884 году окончил гимназию с серебряной медалью и поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. С увлечением участвовал в разных студенческих кружках, «живя в напряженной атмосфере самых острых общественных, экономических и этических вопросов». В студенческие годы написал первые рассказы, которые были опубликованы. В итоге Викентий Вересаев решил стать писателем, а чтобы лучше узнать жизнь, после окончания историко-филологического факультета (1888) поступил на медицинский факультет Дерптского университета, полагая, что профессия врача поможет литератору глубоко проникнуть в человеческую природу и познакомит его с судьбами многих людей.

Получив в 1894 году диплом врача, Вересаев приступил к практике. Сначала он работал в Туле под руководством отца, затем отправился в Петербург и устроился сверхштатным ординатором в «Городскую барачную в память С. П. Боткина больницу» (ныне это Клиническая инфекционная больница имени С. П. Боткина). Осенью 1894 года Вересаев закончил большую повесть «Без дороги», напечатанную в журнале «Русское богатство».

Вересаев примкнул к кружку марксистов, поддерживал тесные отношения с рабочими и революционной молодежью. В 1901 году была опубликована принесшая ему известность книга «Записки врача». В том же году Вересаев был уволен из больницы по предписанию градоначальника и выслан из Петербурга. Формальным поводом для высылки стало его участие в протесте против подавления властями студенческой демонстрации. Два года прожил в Туле под надзором полиции. Когда срок высылки закончился, переехал в Москву.

В 1904 году, во время русско-японской войны, Вересаева призывают на военную службу в качестве военврача. Очерки и рассказы, написанные им в Маньчжурии, составили книгу «На Японской войне» (полностью была опубликована лишь в 1928 году).

После революции 1905 – 1907 годов Вересаев пришел к выводу, что насилие не может быть методом социального прогресса, и разочаровался в идее революции. Он создал крупное философско-критическое исследование «Живая жизнь», в первой части которого исследовал творчество Толстого и Достоевского, а во второй – «Аполлон и Дионис» – анализировал идеи Ницше.

Когда началась Первая мировая война, Викентий Вересаев был снова мобилизован, некоторое время пробыл полковым врачом в Коломне, потом заведовал в Москве военно-санитарным отрядом на железной дороге. В 1917 году стал председателем Художественно-просветительной комиссии при Московском Совете рабочих депутатов. В сентябре 1918 году на три месяца поехал в Крым, в Коктебель, и вынужденно прожил там три года. «Пришлось пережить много тяжелого, — вспоминал Вересаев, — шесть раз был ограблен; больной испанкою, с температурою в 40 градусов, полчаса лежал под револьвером пьяного красноармейца, через два дня расстрелянного; арестовывался белыми; болел цингою». В 1921 году вернулся в Москву. В послереволюционные годы им были написаны романы «В тупике» (1924), «Сестры» (1933), созданы документальные исследования «Пушкин в жизни» (1926), «Гоголь в жизни» (1933) и «Спутники Пушкина» (1937), написаны воспоминания «В юные годы», «В студенческие годы» (1936).

Умер Викентий Вересаев в Москве 3 июня 1945 года.

Чем знаменит

Известность к Вересаеву пришла после публикации «Записок врача», сочетавших в себе как беллетристику, так и документальную повесть, где автор обсуждал пределы возможностей медицины, ее роль в обществе, проблемы медицинской этики. Критик Александр Измайлов вспоминал: «Человеческий муравейник весь всколыхнулся и заволновался перед исповедью молодого врача, который изменил профессиональной тайне и вынес на свет Божий и орудия борьбы, и психику врача, и все противоречия, перед которыми изнемогал он сам». Выход книги вызвал многочисленные критические отзывы в печати. В ответ на обвинения в неэтичности вынесения на общественный суд профессиональных медицинских проблем писатель опубликовал статью «По поводу «Записок врача». Ответ моим критикам» (1902).

О чем надо знать

Еще в гимназии Вересаев особенно успевал по древним языкам. После поездки в Грецию в 1910 году его интерес к античности возродился, что привело к началу работы над переводами древних авторов. Он переводил стихи греческих поэтов (Сапфо, Феогнида, Алкея, Анакреона и других). В 1929 году в его переводе вышли «Гомеровы гимны». С 1937 года он начал работу над переводом «Илиады» и «Одиссеи» Гомера. Изданы они были уже после смерти писателя: «Илиада» – в 1949, а «Одиссея» – в 1953 году. Также им были переведены «Работы и дни» и «Теогония» Гесиода.

Прямая речь

«Я – обыкновеннейший средний врач, со средним умом и средними знаниями; я сам путаюсь в противоречиях, я решительно не в силах разрешить многие из тех тяжелых, настоятельно требующих решения вопросов, которые возникают предо мною на каждом шагу. Единственное мое преимущество, — что я еще не успел стать человеком профессии и что для меня еще ярки и сильны те впечатления, к которым со временем невольно привыкаешь. Я буду писать о том, что я испытывал, знакомясь с медициной, чего я ждал от нее, и что она мне дала, буду писать о своих первых самостоятельных шагах на врачебном поприще и о впечатлениях, вынесенных мною из моей практики. Постараюсь писать все, ничего не утаивая, и постараюсь писать искренне».

Из авторского предисловия к книге «Записки врача»

«В 1888 году я окончил курс кандидатом исторических наук. Кандидатская диссертация: «Известия Татищева, относящиеся к XIV веку». В том же 1888 году осенью поступил в Дерпт на медицинский факультет. Почему на медицинский? Главная причина: уже в то время моей мечтою было стать писателем, а для этого представлялось необходимым знание биологической стороны человека, его физиологии и патологии; кроме того, специальность врача давала возможность близко сходиться с людьми самых разнообразных слоев и укладов; для меня это было особенно нужно, так как характер у меня замкнутый, схожусь с людьми трудно. В Дерпт попал я случайно: в петербургскую медицинскую академию почему-то не был принят; когда узнал об отказе, в московском университете прием на медицинский факультет был уже прекращен; а в Дерпте университет в то время был еще немецкий и блистал крупными научными именами».

Из автобиографии Вересаева

«Последним желанием Анаксагора было, чтобы в день его кончины ежегодно устраивались детские игры. Я на это не имею права, потому что для детей ничего не сделал. Но я бы хотел, чтобы при моей смерти звучал детский смех, чтобы все кругом улыбались, чтобы не было похоронного настроения, люди не ходили бы с повешенными носами, не вздыхали бы скорбно. Пусть не стоит надо мною Шубертовскнй Wilder Knochenmann – «дикий костяной человек» с косою. Пусть реет благостный Thanatos, брат-близнец Сна».

Из дневников Вересаева

10 фактов о Викентии Вересаеве

  • Отец Викентия Вересаева — врач В. И. Смидович, сын польского помещика, участника восстания 1830–1831, был основателем Тульской городской больницы и санитарной комиссии, одним из создателей Общества тульских врачей, гласным Городской Думы.
  • Мать, Елизавета Павловна, открыла у себя в доме первый в Туле детский сад.
  • Отец Вересаева пользовался в Туле таким уважением, что однажды, когда он возвращался ночью от больного, напавшие на него грабители, узнав «доктора Смидовича», извинились и проводили его до дома.
  • Вересаев выдвинул версию, что в «Ревизоре» Гоголь описывает Курск и курский трактир, обосновывая это тем, что в черновом варианте Хлестаков ехал в Екатеринославскую губернию, до которой как раз и оставалась треть пути. К тому же в 1832 году в Курске целую неделю прожил сам Гоголь, ожидая починки сломанного экипажа.
  • Иногда Вересаев называл себя «царь-врач», так как прекратил заниматься медицинской практикой и не лечил больных, подобно «царю-колоколу», который не звонит, и «царь-пушке», которая не стреляет.
  • В московском объединении писателей «Среда», в которое Вересаев входил в 1900-х годах, всем литераторам давали топонимические прозвища. Вересаев получил прозвище Каменный мост.
  • В начале 1930-х по предложению Михаила Булгакова Вересаев приступил к совместной работе над пьесой о Пушкине, но впоследствии работа прекратилась из-за творческих разногласий двух писателей. «Вересаев мечтал о сугубо исторической пьесе, требовал, чтобы все даты, факты, события были точно соблюдены, — писала Е. С. Булгакова. — Булгаков был с этим, конечно, согласен. Но, по его мнению, этого было мало».
  • Вересаев отличался скромностью в быту. Однажды к нему на дачу пришла наниматься в домработницы крестьянка из соседней деревни, но, войдя в дом и придирчиво осмотрев его, она тут же отказалась от места, презрительно махнув рукой и сказав: «Беднота!».
  • В Москве в 1921 – 1945 годах Вересаев жил в одной из квартир дома 2/3 по Шубинскому переулку.
  • В Туле есть дом-музей Вересаева, общественный музей Вересаева расположен в принадлежавшем ему дачном доме на Николиной Горе.
  • Критикуя поэта В. Иванова, который в переводах Сапфо произвольным образом составлял «стихотворения» из дошедших до нас фрагментов, Вересаев в рецензии сочинил центон – как пример стихотворения, которое можно было бы составить из фрагментов пушкинских произведений «Вновь я посетил», «Русалка» и «Полтава»:

Вновь я посетил

Тот уголок земли, где я провел

Отшельником два года незаметных.

Вот мельница, — она уж развалилась;

Прервали свой голодный рев [колеса?].

Материалы о Викентии Вересаеве

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: