1812 г. поворот к реакции

Переход к реакции

До определенного момента внутренняя политика Александра имела более либеральный характер, чем при его отце или брате. Но даже в периоды своего расцвета либеральные начинания Александра I не получили дальнейшего развития. Хотя нельзя недооценивать пусть и несовершенные шаги на пути к реформированию России. Ведь Александр I своими либеральными взглядами, возможно, подготовил в обществе почву для будущих преобразований. Либерализм императора проявлялся лишь в отдельных уступках и личных благодеяниях, потому что неизменная система, крепостнические порядки переламывали его прогрессивные стремления. Такое положение дел непременно привели бы к реакции. Так и произошло в последний период правления Александра I.

В это время особое распространение получил мистицизм, усилилось влияние религии на все стороны культурной жизни. В первую очередь это выразилось в создании в 1817 году нового министерства – духовных дел и народного просвещения, во главе которого был поставлен князь А.Н.Голицын. В числе первых предложений нового министра был вопрос о ликвидации почти всех существовавших университетов. Закрыть университеты не решились, но на них началось широкое наступление. Примером здесь служит разгром Магницким Казанского университета. Магницкий в начале был назначен членом Главного правления училищ при министерстве Голицына, а в июне 1819 г. получил назначение на пост попечителя Казанского учебного округа. Приехав в Казань, Магницкий в первую очередь изгнал из университета 11 лучших профессоров по подозрению в неблагонадежности. В библиотеке были уничтожены все книги, признанные им вредными по содержанию, введен казарменный режим. Все преподавание в университете стало пропитано религиозными идеями. В январе 1820 года была утверждена инструкция для управления университетом, по которой в основу обучения и воспитания легли принципы покорности и религиозности. Главной задачей университетов становилось убеждение студентов в незыблемости и божественном происхождении монархии.

Самым ярким примером александровской реакции стало создание военных поселений. Рекрутская система отжила свой век, введению всеобщей воинской повинности препятствовало крепостное право. Поэтому для уничтожения рекрутской системы был найден другой путь – создание военных поселений. К тому же, в условиях острого финансового кризиса после войны 1812г., власть была заинтересована в самообеспечивающейся армии. Впервые указ Александра I о создании военных поселений был издан еще в 1810 году. В указе предписывалось приступить к заселению запасного батальона Елецкого мушкетерского полка в Климовичском уезде Могилевской губернии на землях государственных крестьян. Для осуществления этого указа с этой территории были насильно выселены несколько тысяч крестьян. Война 1812 года прервала практику военных поселений, а с 1815 года все возобновилось с новой силой. В 1816 году был издан указ с повелением расположить в Высоцкой волости Новгородского уезда 2-й батальон гренадерского графа Аракчеева полка. Теперь поселение войск приобрело другой характер. Крестьян выселять не стали, и солдат подселили к ним. Крестьяне, обращенные в военных поселенцев, должны были заниматься хозяйством и обучением военному искусству одновременно. Поселенные войска составляли Отдельный корпус военных поселений под управлением Аракчеева. Историк периода Александровского правления С.В.Мироненко писал: «Знаменательно, что такое серьезное государственное преобразование было совершено исключительно практическими актами самодержавной власти. Не было составлено никаких положений или регламента о поселении войск, этот вопрос не обсуждался ни одним государственным органом»[2]. Интересно, почему либеральные преобразования оставались на этапе проектов, а такое реакционное явление проводилось в жизнь, минуя обсуждение правительства. Создание военных поселений формально освобождало крестьян от крепостной зависимости, но на деле эти крестьяне становились еще более зависимыми, чем это было раньше. Теперь им запрещалось уходить на заработки, заниматься промыслами, торговать. Безусловно, такое явление не могло не вызвать бурный протест крестьян. Крестьяне и казаки, предвидя новую форму закрепощения, боролись за сохранение своего прежнего положения. На полное освобождение они уже и не претендовали. Сначала они подавали жалобы и просьбы императору и его семье, но, не дождавшись никаких результатов, взялись за оружие. Поднимались восстания, их подавляли правительственные войска, восстания вновь вспыхивали. Так продолжалось до конца александровского правления, военные поселения были упразднены уже не при нем – только в 1857 году.

Понимая неосуществимость прогрессивных реформ, Александр I продолжал делать вид, что работа над их проектами продолжается, ведь народ ждал претворения в жизнь его либеральных начинаний. Но теперь претворялись в жизнь совсем уже не либеральные начинания, а реакционный курс. Видя, что на реформы не решиться, император стал укреплять старый порядок. Это касалось как управления страной, так и крестьянского вопроса. 3 марта 1822 года Александр I издал закон, сделавший помещичий произвол еще сильнее. Указ «Об отсылке крепостных людей за дурные поступки в Сибирь на поселение» позволял помещику по своему желанию сослать крестьянина за любой поступок, «причиняющий ему беспокойство». Удивительно, что такой указ был издан человеком, который в свое время издал 2 указа, запрещающих ссылать крестьян на каторжные работы по воле помещика. В сфере государственного управления реакция проявилась в возобновлении фаворитизма. В последние годы царствования Александра I власть перешла в руки временщика А.А.Аракчеева.

Поворот к реакции вызвал недовольство среди наиболее передовой части дворянства. Возникло и развивалось движение декабристов, окончившееся выступлением на Сенатской площади 14 декабря 1825 года.

Поворот к реакции

К 1820 г, заметно определился поворот Александра I к реакции: она явилась ответом на ряд внешних и внутренних событий, которые произвели на Александра I глубокое впечатление. Наблюдательные современники, в первую очередь декабристы, связывали усиление реакционного политического курса Александра I с революционными потрясениями в странах Западной Европы.

Речь Александра I при открытии второго польского сейма 1(13) сентября 1820 г. уже сильно отличалась от сказанной в 1818 г. Теперь царь уже не вспоминал о своем обещании даровать России «законно-свободные учреждения». В это время полыхали революции в южноевропейских странах — Испании, Неаполе, Пьемонте. На конгрессе Священного союза осенью 1820 г. в Троппау Александр получил известие о восстании лейб-гвардии Семеновского полка 6-18 октября 1820 г., вызванном жестокостями вновь назначенного его командиром полковника Е. Ф. Шварца. Первым Александру сообщил это неприятное для него известие австрийский канцлер Меттерних, представив его как свидетельство, что и в России «неспокойно». Но особенно большой резонанс это событие вызвало в Петербурге. Восстала не обычная воинская часть, а один из старейших, основанный еще Петром I, гвардейских полков, на который «равнялась вся гвардия». Этот полк был наиболее близок ко двору, его шефом являлся сам Александр I. Солдаты этого привилегированного полка в большинстве своем были ветеранами многих войн. По приказу Александра I Семеновский полк был раскассирован по различным армейским частям, его 1-й батальон, который начал восстание, был предан военному суду; «зачинщики возмущения» прогнаны сквозь строй и сосланы «навечно» на каторгу, а остальные солдаты этого батальона распределены по различным сибирским гарнизонам. По армейским полкам были разосланы и все офицеры Семеновского полка.

Читайте также  Городская экономика. особенности национального рынка

Наступление реакционного политического курса после 1820 г. проявилось во всех направлениях. Указами 1822-1823 гг. были отменены изданные в первые годы царствования Александра I законодательные акты, сдерживавшие произвол помещиков по отношению к своим крепостным крестьянам. Вновь подтверждалось право помещиков ссылать крестьян «за предерзостные поступки»; крестьянам вновь было запрещено жаловаться на жестокость своих господ, возбуждать «иски о воле».

Усилились гонения на просвещение, учебные заведения, особенно на университеты. Еще в 1819 г. в Казанский университет для его ревизии был послан член Главного правления училищ Министерства духовных дел и народного просвещения М.Л. Магницкий, стяжавший славу обскуранта и гонителя просвещения. Он обнаружил в университете «дух вольномыслия и безбожия» и в своем докладе царю о результатах ревизии предлагал «публичное разрушение» этого учебного заведения. Царь наложил резолюцию: «Зачем разрушать, лучше исправить», а «исправлять» университет поручил самому Магницкому, назначив его попечителем Казанского учебного округа. Магницкий рьяно приступил к «реорганизации» преподавания и жизни Казанского университета на основе «благочестия и верноподданности». Он изменил все его учебные планы, уволил 11 лучших профессоров (из 25), заменив их «благонадежными» гимназическими учителями. Из университетской библиотеки по его приказу были изъяты все книги, отличавшиеся, по его мнению, «вредным направлением». В самом университете был установлен казарменный режим: студентов заставляли маршировать, читать и петь хором молитвы, провинившегося в крестьянском армяке и лаптях заключали в карцер («комнату уединения»), а его товарищей заставляли молиться о нем как о «грешнике». «Неисправимых» студентов Магницкий отдавал в солдаты. Довершив разгром Казанского университета, Магницкий докладывал императору: «Яд вольнодумства окончательно оставил университет, где обитает ныне страх Божий».

Вскоре «исправлению», хотя и в меньших размерах, был подвергнут Харьковский университет, из которого уволили ряд профессоров. Попечитель Петербургского учебного округа С. С. Уваров (будущий министр народного просвещения) воспротивился реакционным мерам по отношению к университетам. Его заставили подать в отставку. Вместо него в 1821 г. попечителем Петербургского учебного округа был назначен Д.П. Рунич. Он начал с доноса о том, что в Петербургском университете науки преподаются «в противном христианству духе», и возбудил судебный процесс против лучших профессоров университета — А.И. Галича, Э.В. Раупаха, К.И. Арсеньева и К.Ф. Германа. Реакция не решилась учинить подобное же «исправление» старейшему университету — Московскому.

Резко усилились цензурные гонения на печать. В печати было запрещено касаться вопросов государственного устройства, критиковать действия любого начальства и даже помещать рецензии на игру актеров императорских театров, поскольку «они находятся на государственной службе». Цензура беспощадно преследовала не только всякую свободную мысль, но и лояльные правительству сочинения, в которых хотя бы в критическом духе рассуждалось о конституциях или о представительном образе правления.

1 августа 1822 г. последовал рескрипт Александра I на имя управляющего Министерством внутренних дел В. П. Кочубея о запрещении тайных обществ и масонских лож и о взятии с военных и гражданских чинов подписки, что они не принадлежат и впредь не будут принадлежать к таковым организациям. В 1821-1823 гг. помимо секретной гражданской полиции вводится сеть тайной полиции в гвардии и армии. Были особые агенты, следившие за действиями самой тайной полиции, а также друг за другом.

Реакционный внутриполитический курс самодержавия в 1820-1825 гг. обычно связывают с личностью Аракчеева и называют аракчеевщиной. Несомненно, роль Аракчеева, всесильного временщика при Александре I, была в те годы исключительно велика. С 1822 г. Аракчеев на положении первого министра фактически являлся единственным докладчиком царю по всем вопросам, даже по ведомству Святейшего Синода. Все министры шли с докладами сначала к Аракчееву, а он уже делал общий доклад императору. Современники видели в Аракчееве главное «зло» тех лет. Даже монархически настроенные историки пытались все беды страны свалить на Аракчеева.

Не отрицая влияния Аракчеева на ход тогдашних государственных дел, все же необходимо иметь в виду, что вдохновителем этого политического курса был сам Александр I, а Аракчеев выступал лишь в роли наиболее ревностного исполнителя его воли. Неверно мнение о том, что Александр I, занятый в последнее десятилетие своего царствования внешнеполитическими делами, управление империей якобы передал Аракчееву, «как помещик своему приказчику». В действительности, даже находясь за границей, Александр держал все нити внутреннего управления страной в своих руках.

1 сентября 1825 г. Александр выехал на юг, намереваясь посетить по дороге южные военные поселения, Крым и Кавказ. Неожиданная смерть царя 19 ноября 1825 г. в Таганроге породила легенду о том, что он не умер, а таинственно скрылся и долгое время жил под именем «старца Федора Кузьмича». Легенда опровергается сохранившимися бюллетенями о ходе болезни царя и многими другими официальными документами, письмами, воспоминаниями, донесениями лиц — свидетелей его кончины.

Реакционный поворот во внутренней политике в 1812-1825 года «Аракчеевщина».

Аракчеев — кадровый военный, был ревностным исполнителем воли Александра I. В 1808 году он получил пост военного министра. В 1810-1812 годах Аракчеев руководил Департаментом военных дел Государственного Совета.

Во время Отечественной войны 1812 года А. Аракчеев ведал комплектованием армии, организацией ополчения и артиллерий­ским снабжением, но в военных действиях участия не принимал. После войны доверие Александра I к Аракчееву настолько возросло, что он воз­ложил на него исполнение высочайших повелений не только по военным, но и по гражданским вопросам. В 1815 году Аракчеев фактически руко­водил Государственным Советом, Кабинетом министров и канцелярией императорского величества.

Он внес свой решающий вклад в бюрократизацию государственного управления страной. Господство канцелярии и бумажной рутины, стремление к мелочной регламентации – таковы важнейшие составные части той политической системы, которая получила название аракчеевщины.

Имя Аракчеева было неразрывно связано с историей военных поселений, которые он организовывал по заданию им­ператора.

Назначенный начальником военных поселений, Аракчеев ввел в них жестокую муштру и палочную дисциплину. Этими же методами он пытался проводить и государственную политику. Понятие «аракчеевщина» на долгие годы стало синонимом деспотизма.

Военные поселения должны были стать новой формой комплекто­вания и содержания армии. Правительство рассчитывало тем самым уде­шевить содержание армии, численность которой не была сокращена. Предполагалось, что военные поселенцы сами будут обеспечивать свое пропитание и фураж, а за счет их естественного прироста будет происхо­дить комплектование армии. Первые поселения были учреждены еще в 1810 году, но война 1812-1815 годов задержала их дальнейшую организа­цию. Военные поселения начали вводить вновь с 1816 года. Они были организованы в Новгородской, Петербургской, Могилевской, Сибирской, Украинской и Херсонской губерниях. В разряд поселенцев государствен­ные крестьяне переводились целыми уездами. Вместе с ними селили сол­дат. Крестьянские избы сносились, вместо них ставились большие дома на несколько семей, жизнь военных поселенцев была строго регламенти­рована. Мальчики с семи лет обучались военному делу, а с восемнадцати — числились на действительной службе. За малейшую провинность посе­ленцы подвергались телесным наказаниям. Становясь военными поселен­цами, крестьяне освобождались от крепостной зависимости, но оказыва­лись в еще большем рабстве, чем прежде. Жесткая регламентация быта, палочная дисциплина, запрет на торговлю, промыслы, контакты с внеш­ним миром — всё это разрушало крестьянский уклад, тормозило экономи­ческое развитие. Военные поселения стали причиной ряда крестьянских возмущений и бунтов. Несмотря на волнения крестьян, к 1826 году на поселения было переведено 375 тысяч человек.

Читайте также  Органы власти в ссср

Организация военных поселений не дала того экономического эффекта, на который рассчитывали их устроители. Не стали военные поселения особой кастой, оторванной от всего населения России и противостоящей ему. Планы самодержавия расширить свою социальную базу за счет создания военных поселений не могли быть реализованы. Это была феодально-бюрократическая утопия.

Особенно наглядно консервативные тенденции внутренней политики царизма этого периода проявились области просвещения и культуры. Министерство народного просвещения, учрежденное в период быстро завершившихся либеральных преобразо­ваний Александра I в начале его царствования, превратилось в свою противоположность. Во главе его в 1816 году был поставлен обер-прокурор Синода А.Н.Голицын, который в борьбе с передо­выми идеями выдвинул символ веры Священного союза — еван­гелие, религия, мистика. Обучение в университетах и других учебных заведениях России отныне строилось на основе Священ­ного писания. Все, что не совпадало с догматами Евангелия, изго­нялось из преподавания. Высшие учебные заведения, в которых, по мнению А.Н.Голицына, обнаруживалась крамола, подверга­лись разгрому. Вводилась свирепая цензура, запрещалось публи­ковать сведения о судебных процессах, касаться вопросов внутренней и внешней политики страны.

Реакционная политика правительства Александра I в области просвещения и культуры — это также проявление аракчеевщи­ны, то есть того политического режима, который установился в России в 1815-1825 годах. Это было господствующим направле­нием внутренней политики самодержавия после Отечественной войны 1812 года.

Внутренняя политика в 1815—1825 гг. Поворот к реакции

С европейской реакцией 1815—1825 гг. было связано и изменение внутриполитического курса Александра I. Однако следует отметить, что примерно до 1820 г. продолжали разрабатываться планы либеральных преобразований, печать и просвещение пока еще не подвергались тем суровым гонениям, которые начались в последнее пятилетие царствования Александра I.

Согласно решениям Венского конгресса, в состав России была включена большая часть Польши. В ноябре 1815 г. Александр 1 утвердил Конституцию Царства Польского, самую либеральную тогда в Европе. Царем Польским объявлялся российский император, который назначал для управления краем своего наместника. Законодательную власть осуществлял выборный Сейм. Провозглашались свобода печати и личности. Создавался польский корпус в составе российских вооруженных сил. При открытии сейма в Варшаве в марте 1818 г. Александр I недвусмысленно заявил о своем намерении в будущем дать такую же конституцию и Российской империи. Действительно, в том же году он дал секретное поручение министру юстиции Н. Н. Новосильцеву подготовить ее под названием «Государственная уставная грамота». К 1820 г. она была готова. В ней были широко использованы принципы польской конституции 1815 г. Был подписан и манифест, долженствующий возвестить об обнародовании этого акта, но в связи с революционными событиями в Европе и усилением реакционного курса царя эти документы были положены под сукно.

В 1818 г. несколько царских сановников получили секретные поручения императора разработать проекты отмены крепостного права. Один из таких проектов подготовил А. А. Аракчеев, который предусматривал постепенный выкуп помещичьих крестьян вместе с землей в казну. Но Александр 1, встретив сопротивление реакционного дворянства, не решился пойти на выработанные авторами весьма умеренные и даже выгодные для помещиков условия освобождения крестьян.

Вместе с тем уже в 1816—1819 гг. Александр 1 проводит и ряд реакционных мер. Наиболее жестокой из них явилось учреждение военных поселений. Оно диктовалось необходимостью изыскания наряду с рекрутчиной иных форм комплектования армии и разрешения острых финансовых проблем путем перевода части армии на «самоокупаемость». Солдат поселяли на землю с тем, чтобы они наряду с военной службой занимались земледелием и таким образом содержали себя. Военные поселения стали широко вводиться с 1816 г. В избранных для них регионах крестьяне обращались в военных поселян, к ним подселялись солдаты регулярных войск, которые должны были помогать им в сельскохозяйственных работах. В царствование Александра I на положение военных поселян было переведено 374 тыс. душ м. п. казенных крестьян и казаков в Новгородской, Херсонской и Слободско-Украинской губерниях. К ним подселили 131 тыс. солдат. Исполнителем этой воли царя был А. А. Аракчеев. Характерно, что он вместо военных поселений предлагал решить проблему комплектования армии путем сокращения срока солдатской службы до 8 лет, а из увольняемых в запас создавать необходимый резерв. Но как только вопрос о военных поселениях был царем решен, Аракчеев стал рьяным исполнителем его воли. Крестьяне и казаки, обращаемые в военных поселян, оказывали отчаянное сопротивление. Наиболее крупным протестом против военных поселений явилось восстание летом 1819 г. в Чугуеве близ Харькова, подавленное с исключительной жестокостью.

С 1820 г. усиление реакционного политического курса самодержавия обозначилось во всех направлениях. Указами 1822—1824 гг. крестьянам запрещалось жаловаться на жестокость помещиков, восстанавливалось право последних ссылать крестьян в Сибирь. В армии началась палочная муштра, ответом на которую явились волнения в октябре 1820 г. в гвардейском Семеновском полку, шефом которого был сам Александр I. Усилились гонения на просвещение и печать. Цензура преследовала всякую свободную мысль. В 1819—1821 гг. попечители учебных округов М. Л. Магницкий и Д. П. Рунич подвергли разгрому Казанский и Петербургский университеты. Передовые профессора были уволены, против некоторых из них были возбуждены судебные дела.

Усиление реакции в те годы обычно связывают с личностью Аракчеева, именуя ее «аракчеевщиной». Конечно, роль Аракчеева, всесильного временщика, была тогда исключительно велика. С 1822 г. на положении первого министра он становится единственным докладчиком царю по всем вопросам. Однако необходимо иметь в виду, что вдохновителем реакционного курса был сам Александр I, а Аракчеев выступал лишь в роли наиболее ревностного и последовательного исполнителя его воли.

Внутренняя и внешняя политика Александра I

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно .

Переход к реакции.

До определенного момента внутренняя политика Александра имела более либеральный характер, чем при его отце или брате. Но даже в периоды своего расцвета либеральные начинания Александра I не получили дальнейшего развития. Хотя нельзя недооценивать пусть и несовершенные шаги на пути к реформированию России. Ведь Александр I своими либеральными взгл

ядами, возможно, подготовил в обществе почву для будущих преобразований. Либерализм императора проявлялся лишь в отдельных уступках и личных благодеяниях, потому что неизменная система, крепостнические порядки переламывали его прогрессивные стремления. Такое положение дел непременно привели бы к реакции. Так и произошло в последний период правления Александра I.

В это время особое распространение получил мистицизм, усилилось влияние религии на все стороны культурной жизни. В первую очередь это выразилось в создании в 1817 году нового министерства – духовных дел и народного просвещения, во главе которого был поставлен князь А.Н.Голицын. В числе первых предложений нового министра был вопрос о ликвидации почти всех существовавших университетов. Закрыть университеты не решились, но на них началось широкое наступление. Примером здесь служит разгром Магницким Казанского университета. Магницкий в начале был назначен членом Главного правления училищ при министерстве Голицына, а в июне 1819 г. получил назначение на пост попечителя Казанского учебного округа. Приехав в Казань, Магницкий в первую очередь изгнал из университета 11 лучших профессоров по подозрению в неблагонадежности. В библиотеке были уничтожены все книги, признанные им вредными по содержанию, введен казарменный режим. Все преподавание в университете стало пропитано религиозными идеями. В январе 1820 года была утверждена инструкция для управления университетом, по которой в основу обучения и воспитания легли принципы покорности и религиозности. Главной задачей университетов становилось убеждение студентов в незыблемости и божественном происхождении монархии.

Читайте также  Монголо-татарское вторжение на русь

Самым ярким примером александровской реакции стало создание военных поселений. Рекрутская система отжила свой век, введению всеобщей воинской повинности препятствовало крепостное право. Поэтому для уничтожения рекрутской системы был найден другой путь – создание военных поселений. К тому же, в условиях острого финансового кризиса после войны 1812г., власть была заинтересована в самообеспечивающейся армии. Впервые указ Александра I о создании военных поселений был издан еще в 1810 году. В указе предписывалось приступить к заселению запасного батальона Елецкого мушкетерского полка в Климовичском уезде Могилевской губернии на землях государственных крестьян. Для осуществления этого указа с этой территории были насильно выселены несколько тысяч крестьян. Война 1812 года прервала практику военных поселений, а с 1815 года все возобновилось с новой силой. В 1816 году был издан указ с повелением расположить в Высоцкой волости Новгородского уезда 2-й батальон гренадерского графа Аракчеева полка. Теперь поселение войск приобрело другой характер. Крестьян выселять не стали, и солдат подселили к ним. Крестьяне, обращенные в военных поселенцев, должны были заниматься хозяйством и обучением военному искусству одновременно. Поселенные войска составляли Отдельный корпус военных поселений под управлением Аракчеева. Историк периода Александровского правления С.В.Мироненко писал: «Знаменательно, что такое серьезное государственное преобразование было совершено исключительно практическими актами самодержавной власти. Не было составлено никаких положений или регламента о поселении войск, этот вопрос не обсуждался ни одним государственным органом»[16]. Интересно, почему либеральные преобразования оставались на этапе проектов, а такое реакционное явление проводилось в жизнь, минуя обсуждение правительства. Создание военных поселений формально освобождало крестьян от крепостной зависимости, но на деле эти крестьяне становились еще более зависимыми, чем это было раньше. Теперь им запрещалось уходить на заработки, заниматься промыслами, торговать. Безусловно, такое явление не могло не вызвать бурный протест крестьян. Крестьяне и казаки, предвидя новую форму закрепощения, боролись за сохранение своего прежнего положения. На полное освобождение они уже и не претендовали. Сначала они подавали жалобы и просьбы императору и его семье, но, не дождавшись никаких результатов, взялись за оружие. Поднимались восстания, их подавляли правительственные войска, восстания вновь вспыхивали. Так продолжалось до конца александровского правления, военные поселения были упразднены уже не при нем – только в 1857 году.

Понимая неосуществимость прогрессивных реформ, Александр I продолжал делать вид, что работа над их проектами продолжается, ведь народ ждал претворения в жизнь его либеральных начинаний. Но теперь претворялись в жизнь совсем уже не либеральные начинания, а реакционный курс. Видя, что на реформы не решиться, император стал укреплять старый порядок. Это касалось как управления страной, так и крестьянского вопроса. 3 марта 1822 года Александр I издал закон, сделавший помещичий произвол еще сильнее. Указ «Об отсылке крепостных людей за дурные поступки в Сибирь на поселение» позволял помещику по своему желанию сослать крестьянина за любой поступок, «причиняющий ему беспокойство». Удивительно, что такой указ был издан человеком, который в свое время издал 2 указа, запрещающих ссылать крестьян на каторжные работы по воле помещика. В сфере государственного управления реакция проявилась в возобновлении фаворитизма. В последние годы царствования Александра I власть перешла в руки временщика А.А.Аракчеева.

Поворот к реакции вызвал недовольство среди наиболее передовой части дворянства. Возникло и развивалось движение декабристов, окончившееся выступлением на Сенатской площади 14 декабря 1825 года.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ИМПЕРАТОРА.

Ранний период правления Александра I важен для понимания его внешней политики и роли, которую он и Россия должны были сыграть в отношениях с иностранными государствами. В это время у Александра еще не было четкой программы действий во внешней политике. Он еще не знал, как надо строить внешнюю политику и распоряжаться военной силой, чтобы оказывать влияние на союзников или противников.

К началу XIX века военные успехи России доказали ее право считать себя великой европейской державой и оказывать влияние на дипломатическую жизнь Европы.

Западноевропейское направление.

После вступления на престол Александр I начал придерживаться тактики отказа от политических и торговых договоров, заключенных его отцом. Внешнеполитическая позиция, выработанная им вместе с Негласным комитетом, может быть охарактеризована как политика «свободных рук». Россия пыталась, сохранив свое положение великой державы, выступить в роли арбитра в англо-французском конфликте и, добившись уступок, связанных с плаванием в Восточном Средиземноморье российских судов, снизить военную напряженность на континенте.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: