Донбасско-ростовская оборонительная операция 1941 года

05.11.41 — начало Ростовской оборонительной операции

Потерпев тяжелое поражение в Донбасской оборонительной операции в октябре 1941 года, войска советского Южного фронта под командованием генерал-полковника Черевиченко, к началу ноября 1941 года отошли на рубеж Дебальцево — Большекрепинская — Хапры. На этом рубеже спешно закреплялись сильно ослабленные армии фронта: 9-я, 12-я и 18-я армии. Все армии имели большой некомплект личного состава и особенно — в технике. Они требовали значительного пополнения, но все советские резервы направлялись под Москву и на формирование резервных армий. Поскольку Ростов-на-Дону оставался главной целью немецкого наступления, на подступах к городу была развёрнута 56-я отдельная армия, которая спешно создавала Ростовско-Новочеркасский укреплённый район и отвечала за непосредственную оборону Ростова.

Командование группы армий «Юг» после короткой паузы для подтягивания тылов готовилось возобновить операцию по овладению Ростовом. Однако, получив разведданные об укреплении советской обороны на кратчайшем пути к Ростову вдоль железной дороги Таганрог — Ростов-на-Дону по побережью Азовского моря, оно решило изменить направление главного удара и осуществить глубокий охват с севера и северо-востока, через Дьяково, Шахты и Новочеркасск. В случае успеха в окружение северо-западнее Ростова попадали бы войска 9-й и 56-й отдельной армий. Затем планировалось частью сил 1-й танковой армии повернуть на север и совместно с войсками 17-й армии замкнуть новое кольцо окружения в районе Ворошиловграда для полного окружения и ликвидации всего Южного фронта в восточной части Донбасса.

Кроме того, 1-я танковая армия должна была захватить плацдарм на южном берегу Дона. После этого предполагалось развить наступление на юг и в первую очередь захватить Майкоп и Туапсе с тем, чтобы по нефтепроводу и далее морем направлять нефть на переработку в Румынию. В марте-апреле 1942 года немецкие войска рассчитывали полностью занять Кавказ вплоть до границы с Ираном.

Для проведения операции в восточную часть Донбасса был переброшен 14-й моторизованный корпус. С юга ему содействовал 3-й моторизованный корпус, с севера — 49-й горный корпус. На юге отвлекающий удар на Ростов по кратчайшему пути наносила 13-я танковая дивизия. Наступление ударной группировки поддерживали войска 17-й немецкой армии и экспедиционный итальянский корпус.

Карта-схема Ростовской оборонительной операции 5 — 16 ноября 1941 г.

Танки 1-й немецкой танковой армии фон Клейста на Южном фронте.

Советскому командованию удалось своевременно вскрыть переброску ударных сил 1-й танковой армии на север, точно определить направление главного удара (в полосе 9-й советской армии) и разгадать немецкие планы. Не имея в своем резерве танковых сил для парирования немецкого удара и не рассчитывая на пополнение своих значительно ослабленных войск, оно сделало упор на изматывание противника упорной обороной. В полосе обороны 9-й армии была построена система противотанковых опорных пунктов и противотанковых районов в районе Дьяково, что стало одним из первых опытов мощной противотанковой обороны. Эти пункты взаимно прикрывали огнём друг друга, были эшелонированы в глубину и обеспечивали перекрёстный огонь с нескольких артиллерийских позиций по каждой цели. Выделенный для обороны этих пунктов личный состав пехоты прошёл обкатку танками и был обучен действиям при отражении танковых атак.

5 ноября немецкая 1-я танковая армия перешла в наступление, которое ожидали советские войска. На правом фланге 9-й армии, опираясь на противотанковые районы в Дьяково, две советские стрелковые дивизии сковали три дивизии 1-й танковой армии и нанесли им крупный урон. Немецкие танки с огромным трудом медленно продвигались вперёд, штурмуя одну советскую позицию за другой. Части 9-й армии генерала Харитонова сочетали упорную оборону с активными действиями, нанесли три мощных контрудара по вклинившемуся противнику. К исходу 8 ноября за четыре дня боев противнику ценою больших потерь удалось потеснить 9-ю армию на 30-35 километров.

Наблюдательный пункт советских войск на подступах к Ростову.

Немцы входят в Ростов-на-Дону.

В период с 12 по 16 ноября немецкое командование сосредоточило против 56-й армии 13-ю и 14-ю танковые дивизии, 60-ю моторизованную дивизию и моторизованную дивизию СС «Адольф Гитлер». В 8 часов утра 17 ноября они перешли в наступление, нанося главный удар в направлении Генеральское, Большие Салы. К 10 часам танки и батальон моторизованной пехоты прорвали оборону 317-й стрелковой дивизии. Расширяя и углубляя прорыв, противник, несмотря на потерю 25 боевых машин, на следующий день захватил Красный Крым. Занимавшая оборону на открытой местности в широкой полосе 31-я стрелковая дивизия не смогла остановить его продвижение. В середине дня 19 ноября вражеские танки прорвались к северо-восточным предместьям Ростова, в тыл 56-й армии. В течение всего дня 20 ноября упорные бои шли на окраинах Ростова и ближних подступах к нему, где части 343, 353-й и 31-й стрелковых дивизий, 230-й стрелковый полк НКВД и выдвинутая из резерва на северо-западную окраину города 347-я стрелковая дивизия с переменным успехом отражали атаки немецкой пехоты и танков. К вечеру положение советских войск ухудшилось, бои велись по всему городу, особенно упорные у острова Зеленый, в районе наплавного и железнодорожного мостов. В ночь на 21 ноября был отдан приказ об отходе на левый берег Дона.

В то время, когда соединения 9-й и 56-й армий последовательно отражали удары противника на шахтинском и ростовском направлениях, советское Верховное Главнокомандование готовило наступательную операцию. Главный удар в его полосе в направлении Большекрепинского должна была нанести вновь формируемая 37-я армия генерал-майора А.И. Лопатина.

В итоге боев, обе стороны понесли значительные потери в живой силе, а немецкая сторона еще и в танках. В результате потерь командованию группы армий «Юг» пришлось вносить коррективы в план дальнейшего наступления, что опять повлекло перегруппировку войск и приостановку наступления. План окружения войск Южного фронта был сорван в самом его начале.

Оборона Донбасса и г. Сталино в 1941 году. 383 стрелковая дивизия

в Донецке на здании,
расположенном на площади Ленина,
в котором размещался штаб
383 стрелковой дивизии
в сентябре 1941 года
Фото А. Бутко»>Мемориальная табличка
в Донецке на здании,
расположенном на площади Ленина,
в котором размещался штаб
383 стрелковой дивизии
в сентябре 1941 года
Фото А. Бутко

Донбасс в 1941 году был одним из крупнейших промышленных центров, 60% добычи каменного угля и 50% выплавки стали в СССР приходилось на Донбасс. Цену этого региона переоценить действительно сложно. Тот факт, что немцы практически не подвергали бомбежкам основные промышленные центры Донбасса, пытаясь захватить заводы и шахты в рабочем состоянии, говорит о важности обладания этим регионом.

Стрелковые дивизии, которые формировались на начальных этапах Великой Отечественной войны, имели, как бы это было не странно по тем временам, весьма хорошую материальную базу и личный состав. На территории Сталинской области, согласно постановлению ГКО № 506сс (сс — совершенно секретно) формировались стрелковые дивизии № 383 – г. Сталино, № 395 — дислокация г.Ворошиловград, № 393 — дислокация г.Славянск.

Право командовать вновь создающимися дивизиями досталось людям, которые знали и теорию и практику военного искусства — выпускникам Военной Академии им. М.В. Фрунзе, Героям Советского Союза полковнику К.И. Провалову, подполковникам А.И. Петраковскому и Д.И. Зиновьеву (сд № 383, 393 и 395, соответственно). Так, 20-го августа 1941 г. они были вызваны в управление по командному и начальствующему составу наркомата обороны. В разговоре начальник управления генерал-майор А.Д. Румянцев сообщил, о том, что им доверено командовать стрелковыми дивизиями. При этом было подчёркнуто следующее: «Проследите, чтобы военкоматы предоставили обученный приписной состав: красноармейцы, отделенные командиры, помкомвзвода и старшины — все, — подчёркиваю, — все должны быть назначены из числа тех, кто в Красной Армии отслужил самое большое три года назад. Командный состав получите кадровый».

Государственный Комитет Обороны
Постановление № ГКО-506сс от 18.08.41.
Москва, Кремль.

1. Разрешить НКО призвать в ряды Красной Армии 40000 рабочих шахтеров Донбасса.
Мобилизованными шахтерами в первую очередь укомплектовать:
383 сд — дислокация г.Сталино.
395 сд — дислокация г.Ворошиловград.
411 сд — дислокация г.Харьков.
393 сд — дислокация г.Славянск.

2. Призыв военнообязанных по категориям согласовать с т.Хрущевым и Наркомугля т.Вахрушевым.

Председатель Государственного Комитета Обороны

Основание: РГАСПИ, фонд 644, опись 1, д.7, л.70.

Фото А. Бутко»>Мемориальная табличка в Донецке, расположенна на здании ДК Франко, в котором размещался штаб 383 стрелковой дивизии в августе 1941 года
Фото А. Бутко

Формирование 383 сд 18-й армии Южного фронта прошло по плану. Дивизия была хорошо вооружена и имела прекрасно обученный красноармейский состав, двое из трёх командиров её стрелковых полков имели боевой опыт первых двух месяцев Великой Отечественной войны. Сам командир дивизии полковник Провалов, кроме академии, имел опыт боёв на КВЖД в 1929 г., а в 1938 — на озере Хасан. 22 июня 1941 г. в составе группы выпускников академии находился на Яворовском полигоне под Львовом, где готовились показные тактические учения. После начала войны вплоть до 30 июня исполнял обязанности начальника штаба одного из стрелковых корпусов, оборонявшегося на львовском направлении. Затем был отозван в академию для сдачи выпускных экзаменов.

К.И. Провалов вспоминал: «Дивизия была сформирована за 35 дней. Среди красноармейцев коммунисты и комсомольцы составляли 10%. Нас хорошо одели, снабдили продовольствием. На всех были шинели и сапоги. Но самое главное — хорошо вооружили. В стрелковые полки выдали по 54 станковых пулемёта. Всего в дивизии их было 162. Зенитный дивизион получил двенадцать 37-мм зенитных автоматических пушек. Артиллерия была в заводской смазке и упаковке. 80% личного состава выполнили стрельбы из личного оружия на «хорошо» и «отлично».

К.И. Провалов, В огне передовых линий, М., Воениздат, 1981, с.3-4, 12-13.

Особенно характерно наличие в стрелковой дивизии, формируемой в сентябре 1941 г., зенитного дивизиона. В 1942–1945 гг. в Красной Армии зенитные батареи (подчёркиваю, батареи, а не дивизионы) имелись только в гвардейских стрелковых дивизиях, а обычные стрелковые дивизии обходились зенитно-пулемётными ротами.

Первая оборонительная операция войск Южного и Юго-Западного фронтов Красной Армии продолжалась с 29 сентября по 4 ноября 1941 года. Она являлась частью Донбасско-Ростовской стратегической оборонительной операции. Целью операции было отразить наступление противника на донбасском направлении.

Читайте также  Отечественная война 1812 года

Донбасская оборонительная операция

Группа армий «Юг» (17-я, 11-я, 3-я румынская армии, 1-я танковая группа (с 6 октября — 1-я танковая армия), 4-й воздушный флот; генерал-фельдмаршал К.Рундштедт), превосходила советские войска по живой силе, артиллерии и самолетам в 1,5-2 раза при равенстве по танкам. 29 сентября немецкие войска ударом по сходящимся направлениям прорвали оборону советских войск, 7–10 октября окружили и уничтожили северо-западнее Осипенко (Бердянск) часть сил 18-й и 9-й общевойсковых армий и устремились к Ростову и Артемовску.

13-го октября 1941 г. 383 стрелковая дивизия занимает полосу обороны шириной в 50 км (что в 2-3 раза превышало максимальные уставные требования). Боевое крещение дивизия получила уже на следующий день. 14-го октября 383 сд вступила в бой с группировкой противника в составе 4-ой немецкой горнострелковой дивизии и итальянской кавалерийской дивизией «Чезаре» («Цезарь»). В этот день 383-я дивизия полностью уничтожает в огневом мешке полк «Королевских мушкетёров» итальянской дивизии.

За 5 дней, которые дивизия удерживала рубеж, были уничтожены 3000 немцев и итальянцев, в свою очередь – собственные потери составили 1500 убитыми. Всё это при полном господстве немцев в воздухе. Она могла его удерживать и дальше, но 18-го октября получила приказ из штаба армии об отходе. По этому поводу Провалов недоумевал: «Ширина обороны на новом рубеже была ничуть не меньше, чем на первом, и я откровенно не понимал смысла этого отхода».

В результате отхода 18-ой армии по приказу командующего Южным фронтом генерал-полковника Черевиченко 19-го октября 383 дивизия заняла оборону на окраине города Сталино (Донецк). Весь день 19-го октября дивизия ведёт ожесточённый бой на окраине города, отбивая атаки противника. Поздно вечером командир дивизии получает по телефону от начальника штаба 18-ой армии генерал-майора Леоновича устный приказ в ночь с 19 на 20 октября оставить Сталино. В ответ Провалов отказывается выполнять этот устный приказ и требует письменного распоряжения. Спустя 20 минут с ним по телефону связывается командующий 18-ой армии генерал-майор Колпакчи: «С чем ты не соглашаешься, Провалов?» «Необходимо дать бой за город!» «А силы?» «Пока есть. Да и не могу я оставить город без боя!» Трубка долго молчала. Потом командующий согласился».

После этого разговора 383 дивизия весь день 20 октября 1941 г. продолжала вести уличные бои в Сталино и покинула город в ночь с 20 на 21 октября и только потому, что отошли, подчиняясь приказам, соседние дивизии.

За 8 дней боёв Южным фронтом было оставлено примерно 70% территории Донбасса. По этому поводу К.И. Провалов отмечал: «Во время боёв в Донбассе мы не испытывали недостатка ни в снарядах, ни в минах, ни в ручных гранатах, ни в патронах». Но затем стали испытывать недостаток во всём вышеперечисленном и многом другом как раз из-за того, что оставили большую часть Донбасса

Оперативная сводка Совинформбюро за 26 октября
Вечернее сообщение 26 октября

После многодневных сражений, в ходе которых немецко-фашистские войска потеряли до 50 тысяч убитыми и ранеными, свыше 250 танков, более 170 орудий, около 1.200 автомашин с военными грузами, наши части оставили г. Сталино.

Сообщение информбюро о сдаче города Сталино прозвучало лишь 26 октября, хотя, 383 стрелковая дивизия покинула город в ночь с 20-го на 21-е октября. Сложно списать такую большую ошибку на задержку в информированности самого информбюро.

Наступил двухлетний период оккупации.

    Литература:
    К.И. Провалов, В огне передовых линий, М., Воениздат, 1981

Донбасско-Ростовская оборонительная операция

Активные боевые действия, которые велись непосредственно на территории Донбасса с 1 октября по 16 ноября 1941 г., известны как Донбасско-Ростовская оборонительная операция.

Первым из крупных городов Донбасса принял на себя удар Мариуполь. 1-4 октября 1941 г. для обороны города стали прибывать полки спешно сформированной в Ворошиловграде 395-й шахтерской стрелковой дивизии.

Не имевшая тяжелой артиллерии и достаточного количества средств противотанковой обороны 395-я шахтерская стрелковая дивизия была растянута в одну линию на участке фронта в 70 км.

Донба́ сско-Ростовская оборонительная опера́ ция

В тяжелейших боевых условиях красноармейцы проявили настоящий героизм, но реальной возможности остановить врага на подступах к городу у них не было. 8 октября 1941 г. Мариуполь был оставлен Красной Армией. 11 октября фашисты, не прекращая наступления на Таганрог, начали продвижение на север и к 13 октября 1941 г. захватили Волноваху.
На подступах к Сталино

После ожесточенных боев в конце октября 1941 г. советские войска были вынуждены оставить города Макеевку, Горловку, Красноармейск, Славянск. В самом Сталино (совр. Донецк) бои шли 20-21 октября. 20 октября советские войска отбили около шести атак на сам город и окрестные поселки, однако к исходу дня гитлеровцы смогли занять станционный поселок, Путиловку, Ветку, Гладковку и Смолянку. Кровопролитные бои шли на участке Мандрыкино, Авдотьино, на станции Рутченково.

Вокруг творилось что-то невообразимое: желтый и черный дым полз над землей (горела последняя добыча угля – ее не успели вывезти, высыпали на терриконы и подожгли), свистели пули, кричали люди, на улицах города против фашистов шли

Но, несмотря на исключительно ожесточенный характер сражений, в ночь на 21 октября нашим воинам пришлось отступить. Можно только догадываться, что творилось в их сердцах, когда они оставляли врагу родные дома и своих близких. Вместе с ними отступали тысячи народных ополченцев, 33 истребительных батальона и 19 партизанских отрядов.

г. Сталино, 1941 г.
Ø Историческая справка Из сообщения Совинформбюро об оставлении частями Красной Армии г. Сталино: «. После многодневных сражений, в ходе которых немецко- фашистские войска потеряли до 50 тыс. убитыми и ранеными, свыше 250 танков, более 170 орудий, около 1200 автомашин с военными грузами, наши части оставили г. Сталино». Сообщения Советского Информбюро, т. 1. – М.: 1944. – С. 323.

К началу ноября 1941 войска Южного фронта по приказу Ставки отошли на рубеж Красный Лиман – Дебальцево – Красный Луч – Хапры, где и заняли оборону. Более восьми месяцев, с ноября сорок первого года по июль сорок второго, советские войска удерживали позиции в районе реки Миус, проявляя чудеса героизма, отбиваясь от врагов до последнего вздоха, до последнего патрона и снаряда.

Войска вермахта, захватив юго-западную часть Донбасса, вышли к рекам Северский Донец и Миус. Оккупированная территория Донбасса была включена в так называемую «военную зону», подчиненную непосредственно немецкому военному командованию.

Хотя войскам Южного фронта и не удалось остановить наступление противника, однако они вынудили гитлеровцев ввести в бой все их резервы. В декабре 1941 г. ни одна немецкая дивизия из группы армий «Юг» не была в критический момент переброшена для усиления наступления на Москву. Противник понес большие потери и перешел к обороне в невыгодном для себя положении, что было использовано советским командованием для перехода в контрнаступление под Ростовом-на-Дону. В результате Ростовской наступательной операции удалось отбросить немецкие войска на 60-80 км. Южный фланг советско-германского фронта стабилизировался на 5 месяцев – до мая 1942 г.

Работа с картой

Донбасская оборонительная операция 1941 г.

1. Используя карту и дополнительные источники, составьте хронологическую таблицу оккупации городов Донбасса гитлеровскими войсками.

kashkaha

  • Add to friends
  • RSS

Журнал донецкого краеведа. Очень, кстати, безграматного

Как получилось, что богатый индустриальный регион, Донбасс, оказался захвачен противником?
Вопрос, конечно, риторический.
Поражение — всегда сирота. Виновников нет, есть только стечения роковых обстоятельств.
Но давайте хотя бы попытаемся понять, что привело к таким удручающим последствиям.


Официальная карта Донбасской оборонительной операции

Официальная историография началом Донбасской оборонительной операции считает 29 сентября 1941, когда войска 1-й танковой группы (с 6 октября танковой армии) Клейста начали наступление от Новомосковска на Синельниково. Но такая датировка оставляет за рамками события, существенно повлиявшие на ход обороны Донбасса. Поэтому начинать надо не с 29 сентября, а с августа, когда советские войска отступили за Днепр.

Днепр виделся нашему командованию, непреодолимым естественным рубежом, на котором немца остановят однозначно. Но войска вермахта сходу захватили на левом берегу ряд плацдармов, сыгравших в дальнейшем самую роковую роль — у Каховки, Ломовки, Днепропетровска и Кременчуга. Все попытки ликвидировать их результатов не принесли.

Понимая серьезность положения, Генеральный Комитет Обороны распоряжается о создании позади Южного фронта циклопических оборонительных сооружений. (Чего стоит один противотанковый ров, пересекший Запорожскую область от Днепра до Азовского моря). На их строительстве было задействовано более 160 тысяч человек из Сталинской области, и около 250 тысяч из Ворошиловградской. В основном работали женщины и старики, входившие в народное ополчение. К сожалению, воспользоваться этими рубежами Красной армии не довелось.


Тот самый, противотанковый ров, заставивший немцем в своих документах оперировать фразой «наступление у противотанкового рва у Тимошевки».

11 сентября немцы начинают наступление с Каховского плацдарма, оттесняют силы 9-й армии и создают реальную угрозу захвата Крыма. 12 сентября с Кременчугского плацдарма начинается наступление в тыл Юго-Западному фронту, в результате которого немцы окружили и захватили в плен 665 тысяч красноармейцев.

Почему-то, отчаянное положение Юго-Западного фронта, не пугает недавно назначенного командующего Южным фронтом Д.И. Рябышева, и он начинает планировать наступательную операцию на левом фланге, против рвущейся к Крыму 11-й пехотной армии. Для обеспечения наступательного порыва, из 12-й армии изымаются все возможные части, и к 19 сентября в её составе осталась лишь одна 274-я стрелковая дивизия и различные сводные подразделения.

Наступление готовили на 23 сентября, потом переносят на 21, а позже вообще отменяют, т.к. верховное командование не поддержало инициативу Рябышева. Начальник Генерального штаба, маршал Шапошников, рекомендовал воздержаться от проведения наступательной операции и сосредоточиться на построении глубоко эшелонированной обороны

Однако, не смотря на рекомендации из Москвы, наступление Южного фронта все-таки состоялось. 25 сентября 9-я и 18-я армия перешли в наступление и прорвали немецкий фронт. Сосредоточившись на захвате Крыма, командующий 11 полевой армии Манштей, для обороны своего левого фланга выставил румынские части, которые под ударом наших войск побежали. Для спасения ситуации, пришлось срочно перебрасывать на север 49-й горный корпус, успевший достигнуть Крымского перешейка.

26 сентября немцы начинают наступление на Новомосковск и прорывают оборону Южного фронта на стыке 12-й и 6-й армий, которые в это время занимаются перераспределением частей и боевых участков. К 29 сентября у Новомосковска сосредотачиваются основные силы 1-й Танковой армии, и наносят удар в общем направлении на Синельниково, от которого и считают начало Донбасской стратегической оборонительной операции.

Командование Южного фронта начинает судорожно принимать меры по ликвидации образовавшегося прорыва. На острие немецкого удара бросаются две танковые бригады, дается приказ к отходу 9-й и 18-й армии, начинается переброска вновь сформированных дивизий 10-й Резервной армии. Все тщетно. 7 октября 1941 года немецкие клинья сомкнулись восточнее Осипенко (Бердянска) и окружение 9 и 18 армии завершилось.

Немцы блестяще воспользовались сложившейся ситуацией. Нанеся мощный удар на правом фланге ослабленной 12-й армии, они устремились к Азовскому морю в обход подготовленных оборонительных рубежей, отсекая советские армии, увязшие в наступлении под Мелитополем. Одновременно вдоль Азовского побережья выдвигается моторизованная бригада СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», стремясь не допустить эвакуации окруженных частей морем.

Колоны советских военнопленных из числа 9-й и 18-й армий. 7 октября 1941 года

Донбасс остался фактически беззащитным. Части 10-й Резервной армии не успели занять тыловые оборонительные рубежи, и противопоставить врагу Южный фронт мог лишь две стрелковые (383 и 395) и одну кавалерийскую (38) дивизии. 8 октября им предписывалось занять фронт от поселка Солнцевка (сейчас поселок Красное в Селидовском районе) до Азовского побережья в районе Ялты, общей протяженностью около 150 км. Но что могли сделать три необстрелянные дивизии на таком громадном фронте? Рвущиеся вперед немцы их даже не заметили. В полдень 8 октября, силою одного разведывательного батальона моторизованной бригады «Лейбштандарт Адольф Гитлер» был захвачен Мариуполь.

Это стало неожиданностью, как для немцев, так и для советского руководства. Не владея достоверной информацией о положении на фронтах, город продолжал жить размеренной жизнью, когда на его улицах появились немецкие мотоциклисты и танки. Мариуполь был взят менее чем за 4 часа, а первого секретаря горкома партии убили в собственном кабинете.

Вот как описывает захват города командир разведывательного батальона Курт Мейер: «…Нам на встречу шли трамваи. Большую круглую площадь загромождали грузовики, трактора, конские упряжки, тысячи людей. Наш танк внезапно оказался заблокированным перед пожарной машиной, зажатой посреди всей этой неразберихи. Снаряды танка Бюгельзака взрывали машины. Пулеметный огонь мотоциклистов чудовищно резонировал среди площади. Охваченные пламенем солдаты выпрыгивали из машин и бегали, как факелы, посреди широкого круга. Масса обезумевших людей устремилась в боковые улицы, опрокидывая все на своем пути. Из последних сил, крича и вопя, мы бросились вперед и перекрыли улицы. Теперь снаряды штурмовых орудий с ревом взрывались на запруженных улицах. Вступившие в город колоны рассыпались, всякий порядок расстроился, и советские войска пытались выйти к улице, ведущей в направлении Ростова. Площади были завалены дымящимися обломками. Здесь остались только стонущие люди и мертвецы, массы советских солдат исчезли…В 13.10 1-я рота оказалась в Сартане, в двух километрах восточнее Мариуполя».

Когда Курт Мейер доложил в штаб бригады о том, что он захватил Мариуполь, ему не поверили, сказав, что он, должно быть, спутал город с Мангушем.


Машины бригады «Лейбштандарт Адольф Гитлер» в центре Мариуполя. 8 октября 1941 года

Но 7 и 8 октября немцам еще не удалось создать вокруг советских армий достаточно плотное кольцо окружения, и частям 9-й армии удается прорваться на восток (именно эти отступающие колоны громил Курт Мейер в Мариуполе). Из них командование Южного фронта, возглавленное 6 октября генералом Я.Т. Черевиченко, пытается восстановить рухнувшую оборону, передав в подчинение 9-й армии 383-ю и 395-ю стрелковые дивизии. Из тыловых военных округов подходят свежие части, но нужно выиграть время.

Хуже обстояли дела с 18-й армией. Она располагалась у основания прорвавшихся немецких клиньев, где плотность войск была наибольшей, и из окружения удается выйти лишь разрозненным малочисленным группам. Еще 5 октября связь с армией была утрачена и до 10 октября о её положении и состоянии практически ничего не известно. В отчаянии, командование фронтом назначает командующим 18-й армией бывшего армейского интенданта И. В. Сафронова. Выходящим из окружения частям предписывали концентрироваться у села Малоянисоль, но разрозненные группы солдат разбрелись по всей области. 18-ю армию предстояло создавать заново.

10 октября из окружения выходит группа штабных офицеров под руководством начальника штаба армии, генерал-майор Владимира Яковлевича Колпакчи, который становиться новым командующим 18-й армии взамен погибшего генерал-лейтенанта А.К. Смирнова. Единственной частью сохранившей относительную боеспособность являлась 99 стрелковая дивизия в составе двух полков.

С 11 октября 18-я армия считалась восстановленной в составе 383-й, 99-й, остатков 96-й, 164-й, 4-й стрелковых дивизий, 38 кавалерийской дивизии и 30 полка НКВД. Директивой командующего войсками Южного фронта № 0195, ей предписывалось оборонять рубеж Солнцевка, Васильевка, Волноваха, прикрывая город Сталино. Но реальной датой восстановления 18-й армии следует считать 13 октября, когда в её состав были фактически переданы 383-я, 395-я стрелковые дивизии, 30-й полк НКВД и группа Колосова.

Окружив войска Южного фронта, немцы считали, что русские разбиты, деморализованы и дорога на восток открыта, но чем дальше они продвигались, тем сильнее становилось сопротивление. Уже 11 октября разбитые, вроде, русские, пытаются яростно контратаковать фланги 1-й танковой армии, а перед фронтом, неизвестно откуда, возникает новая армия. Реально — это не армия, а так называемый «Таганрогский боевой участок», созданный в спешке, из подошедших из тыла частей. Его оборона пока ненадежна, и немцы легко её взламывают, но делать это с каждым разом становиться все труднее.

Клейст негодует. Навязанные ему итальянские подразделения, на которые возлагалась защита левого фланга, еще даже не начали свое выдвижение с рубежей у основания прорыва. Переданные из 11-й полевой армии горные стрелки, только на подходе. У них нет достаточного числа автотранспортных средств, и они не успевают за моторизованными дивизиями. Так что для обеспечения своего левого фланга, 11 октября командующий 1-й танковой армией вынужден выделить моторизованную дивизию СС «Викинг». Она начинает наступление на Волноваху, с целью выйти в тыл 9-й армии в районе Амвросиевки.

Удар пришелся по частям 395 стрелковой дивизии в районе Чердаклы (Кременевка) — станция Карань (Гранитное). Не выдержав натиска, шахтеры луганщины побежали. И было это именно бегство, а не отступление, как пытаются представить в мемуарах. От полного разгром и прорыва фронта, дивизию спасла случайность. Танковая группа Колосова, находясь на марше к новому месту сосредоточения, неожиданно столкнулась с фашистской колонной, ведущей преследование 726-го стрелкового полка, и разгромила её, позволив пехоте занять новые оборонительные рубежи. До 15 октября, командир 395 дивизии приводил в порядок свои разбежавшиеся войска, пытаясь восстановить оборону.

Как не постыдно признавать, но в те октябрьские дни основным противником немцев были не наши солдаты, а отвратительная погода и чрезмерно растянутые линии коммуникаций. Проливные дожди заставляли вести наступление вдоль шоссейных и железных дорог, что позволяло советскому командованию строить узловую оборону. А темпы немецкого наступления диктовались не оперативной обстановкой, а скоростью подвоза горючего. Очень характерно отражают ситуацию дневники штурмбанн-фюрера СС Пауля Энгельгардт-Ганцова, находившегося в это время в штабе дивизии СС «Викинг»:

13 октября. Буря, дождь и снег. Дороги превратились в болото. Русские офицеры и комиссары разбежались или убиты своими солдатами. А солдаты сдаются целыми ротами. У нас не хватает людей, чтобы охранять их или брать на довольствие, и мы просто приказываем им идти на запад, где из всех соберут. Большинство из них, скорее всего, сбежит…
15 октября: вечером мы в Игнатьевке. …В эти дни удалось пройти только по 15 километров. Командир нервничает и раздражается. Враг бежит, его части распадаются, и мы можем его преследовать. Но у нас проблемы с горючим, и даже кипяченная вода непригодна для питья.
17 октября: только несколько километров на восток до Мокрого Еланчика.
18 октября: по-прежнему нет горючего…
19 октября: мы по-прежнему блокированы. Дивизия решила сформировать боевую группу с несколькими саперами и, используя небольшое количество захваченного горючего, выдвинуть её к востоку на Крынку…
22 октября: …дивизия с трудом вытягивается к востоку со своими машинами, которые тянут быки!»

Рассказывая про русских солдат, сдающихся в плен целыми ротами, фашист нисколько не погрешил против истины. Это было повсеместное явление осенью 41 года, и 395 шахтерская стрелковая дивизия его не избежала. Так в 723-ем полку 395-й дивизии, с 8 по 27 октября общие потери составили 2101 человек, из них пропало без вести — 1922, ранено или убито — 62 человека. Комментарии, как говорится, излишни.

Битва за Ростов

  • Летчики Вершинина
  • Танковая бригада против группы войск
  • Артиллерийский курган
    • Нечаянный героизм
  • Военная операция

    Защищая «Ворота Кавказа»

    5 ноября 1941 года группа армий «Юг» в составе 1-й танковой армии, 17-й армии и итальянского корпуса начала операцию по захвату Ростова. Чтобы избежать штурма укреплений на подступах к Ростову, командование группы армий «Юг» решило обойти город с севера и северо-востока, через Дьяково, Шахты и Новочеркасск. После чего окружить и уничтожить войска 9-й и 56-й отдельной армий, захватить плацдарм на южном берегу Дона.

    Ростовская оборонительная операция началась.

    На данную кампанию высшее немецкое командование возлагало большие надежды, считая, что с взятием Ростова, который еще называли воротами на Кавказ, одна из задач плана Барбаросса будет решена. Череда успешных операций привела к тому, что штаб Вермахта серьезно недооценивал возможности наших войск и полагал, что уже к весне 1942 года немецкие войска выйдут к границе с Ираном.

    Главный удар немецкие войска нанесли в полосе обороны 9-й армии под командованием генерала Ф.М.Харитонова. Силами четырех дивизий, в том числе двух танковых и одной моторизированной. Немецкие части попытались прорвать нашу оборону в направлении города Шахты. Одновременно группа Шведлера и итальянский экспедиционный корпус начали наступление в направлении Ворошиловграда с целью сковать основные силы Южного фронта.

    С первых же часов кампании бои приняли ожесточенный характер. Две дивизии армии Харитонова, на которые и пришелся главный удар, смогли сдержать значительно превосходящие силы противника. В этот же день 9-я армия нанесла встречный удар по наступающей армии Клейста. Немцы, не обладая значительными силами для широких обходных маневров, вынуждены были штурмовать оборонительные сооружения, теряя при этом людей и технику. Фон Клейст при прорыве советской обороны потерял около 4 батальонов мотопехоты, более 100 танков и бронемашин, около 300 автомобилей и десятки орудий.

    Только к 8 ноября 1-й танковой армии Вермахта удалось потеснить 9-ю армию на восток на 30-35 километров. Но дальнейшего развития этот локальный успех не имел. Стойкая и упорная оборона войск 9-й армии вынудила немецкое командование отказаться от первоначального плана.

    8 ноября командование группы армии «Юг» поставило перед 1-й танковой армией новую задачу — овладеть Ростовом прямым ударом с севера. После провала первоначального замысла немецкого командование на фронте наступила некоторая оперативная пауза.

    9 ноября Ставка утвердила план контрудара по немецким войскам, который был разработан штабом Юго-Западного направления.

    Как видно из документа, войскам предстояло решить поставленную задачу без военного усиления, так как все резервы направлялись на формирование новых армий на Московском направлении.

    Спустя 8 суток, которые потребовались Клейсту для перегруппировки и пополнения, 1-я танковая армия возобновила наступление. Но выигранное Харитоновым время значительно изменило расстановку сил. Уже 15 ноября сосредоточение 37-й армии было завершено, и войска были готовы к переходу в контрнаступление.

    К моменту начала второго немецкого наступления расстановка сил была следующая. Южный фронт и 56-я отдельная армия имели в своем распоряжении 22 стрелковые, 9 кавалерийских дивизий и 5 танковых бригад, а также около 200 самолетов. Группа армий «Юг» имела на данном участке 1-ю танковую армию (49-й горнострелковый, 14-й и 3-й моторизованные корпуса) и 2 корпуса 17-й армии, в которых насчитывалось семь пехотных, две горнострелковые, три танковые и четыре моторизованные дивизии, а также около 200 самолетов.

    В целом, по личному составу и авиации советская и немецкая группировка были примерно равны. В артиллерии наши войска имели некоторый перевес в орудиях, но значительное отставание в минометах. В танках немецкие войска превосходили наши силы более чем 2 раза — 250 против 120.

    Во время оперативной паузы, связанной с изменением направления главного удара немецких войск, были внесены некоторые коррективы в план нашего контрудара. В соответствии с ним 56-я отдельная армия должна была прочно удерживать Ростовско-Новочеркасский район и отвлечь на себя основные силы немецкой ударной группы. Задачей 12-й армии было удержать Ворошиловоградское направление. По плану Тимошенко 37-я армия (командующий генерал-майор А.И. Лопатин) должна была прорвать фронт противника в направлении Большекрепинской слободы и углубиться в его тыл практически на сто километров, форсируя реки. Слева ее должны были поддерживать части 18-й армии, а справа — 9-й армии.

    Значительные потери противника способствовали успеху готовящейся наступательной операции Красной Армии на юге. Даты начала наступательной Ростовской операции советских войск и нового натиска танков Клейста на Ростов совпали. Обе стороны приступили к активным действиям 17 ноября 1941 года.

    В 8 часов утра 17 ноября армия Клейста в составе трех танковых и одной моторизованной дивизии возобновили наступление на Ростов. В 9 часов утра навстречу им перешла в контрнаступление ударная группировка Южного фронта.

    Главный удар наносился силами 37-й армии из района Дарьевка-Должанская в общем направлении на Большекрепинскую с целью выйти в тыл всем ударным частям армии Клейста, задействованным возле Ростова.

    Одновременно южнее перешли в наступление части 9-й армии. Ударом в направлении Новошахтинска войска Харитонова должны были выйти на тыловые коммуникации войск, действующих против 37-й армии.

    В первый день наступления армия генерал-майора А.И.Лопатина прорвала первую линию обороны, и продвинулась на 15-20 километров. Но развить успех нашим войскам не удалось. В течение следующих трех дней бои приняли крайне ожесточенный характер по всей полосе наступления.

    Основной немецкий удар наносился с северо-запада в направлении села Большие Салы, которое защищала батарея Сергея Оганова. Она занимала высоту Бербер-Оба — старый курган. В тяжелейшем бою батарея уничтожила 30 танков противника. Все шестнадцать бойцов батареи погибли, но не отступили. Одним из последних погиб политрук батареи — Сергей Васильевич Вавилов. Будучи уже раненым, он с гранатой бросился под вражеский танк. После гибели батареи атаки продолжала отражать подоспевшая рота противотанковых ружей.

    Все бойцы батареи были представлены к орденам и медалям посмертно. Командир и политрук получили звания «Героев Советского Союза». После Войны их именами были названы улицы в Ростове-на-Дону. Две улицы идут в направлении степи и сливаются в одну, ведущую к старому кургану, который теперь назван «Артиллерийским».

    Уже к вечеру того же дня нашим войскам пришлось оставить этот рубеж. 18 ноября 1941 года Ремизов попытался выбить немецкие войска из Больших Сал, но советский контрудар успеха не имел.

    Немецкие дивизии, используя превосходство в танках, непрерывно наносили контрудары, стараясь остановить наше наступление. Авиация из-за плохой видимости практически бездействовала. Немецкие дивизии, несмотря на ожесточенное сопротивление 56-й армии, неуклонно приближались к окраинам Ростова. 19 ноября дивизия «Адольф Гитлер» взяла Султан-Салы, а передовые части 14-й танковой дивизии ворвались в Нахичевань.

    20 ноября немецкие части дивизии СС захватили железнодорожный вокзал, а фронт 56-й армии оказался рассечен надвое. В такой обстановке Ремизов принял решение оставить город. Правофланговые дивизии начали отход на Новочеркасск, а центральный и левый фланг отходили на юг за Дон.

    На направлении главного удара вплоть до 20 ноября значительного продвижения наши войска не имели. Но и немецкие части, скованные боями по широкому фронту, уже не могли усилить основные силы Клейста, наступающие на Ростов. Погода, наконец, улучшилась, и советское командование смогло использовать авиацию в полной мере. Удары с воздуха по опорным пунктам и танковым соединениям заставили дрогнуть немецкую оборону, и темпы наступления Южного фронта увеличились.

    К вечеру 20 ноября передовые части 9-й армии вышли к линии Кутейниково-Агрофеновка. К этому же времени войска генерал-майора Лопатина продвинулись на рубеж Цимлянка — Миллерово — Агрофеновка.

    21 ноября Ростов был захвачен немецкими войсками. В ставке Гитлера эту новость встретили с нескрываемым ликованием. Немецкие газеты трубили о новой великой победе и об огромных перспективах, которые открывались с взятием «Ворот Кавказа».

    «21 ноября 1941 года, 153-й день войны

    Обстановка на фронте:

    Наши войска овладели Ростовом. Севернее Ростова идут тяжелые бои с численно превосходящим противником, который, действуя, по-видимому, под умелым руководством, ведет наступление в плотных боевых порядках несколькими группами, по 2-3 дивизии в каждой. Особой опасности для наших войск пока не существует, однако и командование, и войска будут достойны высокой оценки, если им удастся устоять под этим натиском и достичь излучины Дона…»

    Но далеко не все немецкие офицеры разделяли всеобщее ликование.

    «… На следующий день поступило сообщение о взятии Ростова III танковым корпусом. Корпусом был выполнен приказ высшего военного командования. Завоевание Ростова, однако, являло собой Пиррову победу…»

    В нашем штабе это известие встретили довольно спокойно.

    21 ноября 37-я армия продолжала медленно, но уверено теснить немецкие войска. Таким образом, к вечеру 21 ноября войска 9-й и 37-й армий заняли нависающее положение над дивизиями Клейста, находящимися в районе Ростова, одновременно угрожая и тылам и правому флангу всей немецкой 1-й танковой армии.

    Около 16 часов дня в штаб юго-западного направления пришло донесение генерала Ремизова о том, что войска под его командованием оставили Ростов. Как уже было сказано, советское военное руководство восприняло эту новость спокойно. Продвинуться дальше к излучине Дона немецкие дивизии уже не имели сил, а более выгодное положение советских армий позволяло надеяться на общий успех.

    «. В 16 часов 21 ноября генерал Ремизов донес, что его войска оставили город и переправились по льду на южный берег Дона. Эта весть опечалила всех. Мы были уверены, что Клейсту недолго придется торжествовать победу, что он сам скоро окажется в ловушке, но то, что «жемчужина Дона» — Ростов-на-Дону оказался в руках врага, заставляло горестно сжиматься сердце. На фоне этой беды несколько померк успех, достигнутый войсками 37-й армии, которые продвинулись еще на 15 километров вперед. Когда главкому доложили об этом, он лишь махнул рукой:

    — Опоздали! Клейст уже в Ростове. — Но тот час же стукнул кулаком: — Но мы ему еще покажем, где раки зимуют!

    И действительно, Клейсту радоваться было нечему. Ворвавшись в Ростов, он уподобился тому охотнику, который схватил медведя и теперь не знает, как от него отделаться: с северо-запада с нарастающей силой наваливалась ударная группа Южного фронта, а с востока по-прежнему противостояла наша 56-я армия, которая тоже в любой момент могла нанести контрудар. »

    12-я и 18-я армии прочно удерживали фронт в районе Дебальцево и правофланговые части 17-й армии были скованы боями и значительного продвижения не имели. Таким образом, 49-й немецкий горно-стрелковый корпус и Итальянский экспедиционный корпус помочь 1-й танковой армии не могли. В то же время вклинившиеся дивизии Клейста оказались охваченными нашими войсками с юга, востока и северо-запада.

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: