Философия истории ясперса

философия истории к. ясперса

В основе концепции К.Ясперса лежит идея «осевого времени». Под этим понятием философ подразумевает эпоху, когда, по его мнению, возникла основа мировой истории человечества, была заложена «ось» мировой истории. Ясперс полагает, что это произошло в промежутке между 800 и 200 г. до н. э. В эту эпоху, как он считает, в разных регионах Земли, и прежде всего в трех центрах — Индии, Китае и Греции, — произошли принципиальные и однотипные в своей основе духовные изменения, определившие все последующее в истории человечества. В Китае это было связано с Конфуцием, Лао-Цзы и другими древнекитайскими мыслителями, в Индии — с Упанишадами и Буддой, в Греции — с возникновением и развитием древнегреческой философии. Кроме того, Ясперс указывает на Заратустру в Иране и на иудейских пророков. Характеризуя изменения, ознаменовавшие осевое время, Ясперс говорит о том, что и на Западе , и на Востоке в эти годы подошла к концу мифологическая эпоха и началась борьба рациональности против мифа, появились философия, представление о трансцендентном Боге, «произошло открытие того, что позже стало называться разумом и личностью». «Все эти изменения в человеческом бытии можно назвать одухотворением», — пишет он 1. «Тем, что совершилось тогда, что было создано и продумано в то время, человечество живет вплоть до сего дня» 2. Если выразить самое главное, в чем фокусируются для Ясперса изменения, связываемые им с осевым временем, то это — возникновение индивидуального самосознания (рефлексии), становление личности и личностного отношения к Богу.

Не будем рассматривать в содержательно-историческом плане процессы, имевшие место в ту эпоху, но зададимся вопросом: каков статус понятия осевого времени, вводимого Ясперсом? Это понятие он пытается утвердить, привлекая исторические факты, но осевое время, безусловно, не есть эмпирическая данность. Это понятие даже не теоретический конструкт, призванный упорядочить и объяснить те или иные исторические данные, хотя оно и выполняет подобную роль. «Осевое время» у Ясперса связано с представлением о скрытом, трансцендентном смысле истории, который можно уловить, расшифровать, но не обнаружить эмпирически, и понятие осевого времени изначально нагружено этим содержанием. Характеризуя духовные процессы, составляющие, по Ясперсу, суть осевого времени, он акцентирует внимание на том, что упомянутые процессы протекали в разных регионах Земли независимо, но примерно на одном и том же отрезке времени. Этот параллелизм в духовном развитии разных стран в одно и то же время рационально объяснить, как он считает, невозможно. В этом, по его мнению, кроется историческая тайна. «Никто не может полностью понять, что здесь произошло, как возникла ось мировой истории» 3. Загадочными и непостижимыми являются, с его точки зрения, и другие крупные переломы в развитии человечества. Подобным образом он характеризует возникновение древних цивилизаций, зарождение современной науки и само появление человека. Точнее, он хочет сказать, что все предлагаемые научные объяснения не дают здесь исчерпывающего ответа и подлинного понимания. Но в том, что недоступно научному познанию, как раз и содержится, по Ясперсу, глубокий смысл истории. «Удивление перед тайной, — говорит он, является само по себе плодотворным актом познания, источником дальнейшего исследования и, быть может, целью всего нашего познания. » 4.

Интересны аргументы, которые выдвигает Яcперc против указываемых им самим возможных опровержений концепции осевого времени. Первое из них, принимаемое им во внимание, состоит в том, что концепция осевого времени основывается на неоправданном сближении процессов, происходивших в различных и глубоко своеобразных культурах, так что различия здесь превалируют над общим, и общность рассматриваемых явлений в значительной мере иллюзорна. Ясперс полагает, что его концепция действительно исходит из признания важности общего в историческом развитии человечества, из единства истории, которое и обнаруживается прежде всего в осевом времени. Другое возможное возражение, рассматриваемое Ясперсом, заключается в том, что осевое время есть не фактическая данность, а результат оценочного суждения, и в данном случае имеет место чрезмерно высокая оценка творений определенного периода истории. Ясперс согласен с утверждением, что концепция осевого времени имеет оценочный характер, но в этом он видит специфику исторического познания вообще. В области духовных явлений, говорит он, фактической данностью может быть только понимание смысла, которое по своей природе всегда связано с оценкой. И, как следует из Ясперса, задача заключается в том, чтобы оценка разделялась людьми, имела общезначимый характер. «Если иерархия исторических данных постигается только в соответствии с субъективным существованием человека, то эта субъективность гаснет не в объективности чисто предметного мира, но в объективности совместного видения неким сообществом, которое человек ищет, если он не чувствует себя его членом, ибо истинно то, что нас объединяет» 5.

Можно было бы думать, что при подобном статусе «осевого времени» не требуется его особое историческое обоснование. Однако позиция Яcперca не такова. Он желает, чтобы идея осевого времени опиралась на фактические исторические данные, ведь оно должно быть утверждено в его общезначимости, а в условиях современности с ее безверием и мировоззренческим плюрализмом подобная общезначимость может быть достигнута лишь научным образом.

Экзистенциализм, как известно, принадлежит к иррационалистическому течению в философии. Но у Ясперса сильное стремление к ассимиляции научного знания, которому он отводит роль как бы трамплина для прыжка к трансцендентному.

Понятие осевого времени служит у Ясперса для конституирования единства мировой истории человечества. Он убежден в том, что история человечества должна быть единой. «. Если мы не хотим, чтобы история распалась для нас на ряд случайностей, на бесцельное появление и исчезновение, на множество ложных путей, которые никуда не ведут, то от идеи единства в истории отказаться нельзя. Вопрос заключается в том, как постигнуть это единство» 6. Ясперс не приемлет взгляда, по которому единство людей выводится из единства человеческой природы, так или иначе понятой. Он считает, что единство человека реализуется лишь в истории. Это единство не есть для него немое единство, присутствующее в человеке в виде общности тех или иных его черт, но оно имеет актуальный характер, выражаясь в стремлении к единству, в осознании и мотивации. Так понятому единству, конечно, противоречат факты постоянной вражды и конфронтации людей. И Ясперс полагает, что единство человека находится не в прошлом и не в настоящем, а в будущем. Единство человека и истории носит у него трансцендентный характер и связано с представлением о скрытом смысле истории. Этот смысл проступает в осевом времени, но обращен в будущее.

Единство истории и ее смысл нерасторжимы у Ясперса. Он подчеркивает, что история, не имеющая единства, не может иметь и смысла. С другой стороны, именно смысл, внутренне определяющий всю историю, сообщает ей единство. Наконец, единство — уже как единство человечества — выступает у философа и в качестве самого смысла мирового исторического процесса.

Смысл истории подразумевает и цель истории, которая предстает как реализация этого смысла. История, как неоднократно говорит Ясперс, совершается между истоками и целью. Причем истоки и цель связаны и взаимно обусловливают друг друга. Ясперс подчеркивает также, что истоки и цель истории не даны в виде достоверного знания — они вообще могут быть выражены лишь символическим образом. «То, что не имеет убедительного зримого в реальности образа, находит свое символическое выражение: истоки — в «создании человека», цель — в «вечном царстве душ»7.

В концепции Ясперса присутствует мысль о предзаданности исторического процесса: проникая через представление о трансцендентном смысле истории, она прослеживается в трактовке всех крупных переломов в развитии человечества, характеризуемых Ясперсом как таинственные, загадочные, не поддающиеся причинному объяснению. Трактовка этих скачков у него такова, что человек как бы изначально запрограммирован и на приятие духа, и на историю (она у Ясперса начинается с возникновения цивилизаций), и на духовные преобразования, совершившиеся в осевой период. «Из первичных истоков течет поток заложенных в человеке субстанциальных возможностей, — пишет Яcперc. — Однако сами они становятся очевидными. лишь войдя в сферу истории. Им необходима рационализация, которая сама по себе не есть нечто первичнoe, а есть лишь средство восстановления истоков и конечных целей» 8.

Ось истории, ее смысл и цель задают, казалось бы, вполне финалистскую концепцию философии истории. Однако Ясперс прорывает этот горизонт. Он вводит элементы, делающие его концепцию и более гибкой, и собственно экзистенциалистической, и в той или иной мере противоречивой. Это элементы неопределенности. Во-первых, подчеркивает философ, история не завершена и для человека таковой пребудет всегда. Отсюда, однако, следует, что у нас не может быть достоверного знания о назначении и смысле истории, поскольку мы не можем обозреть историю в ее целостности и завершенности. Получается, что целое истории не может быть предметом знания, на чем и настаивает Яcперc. Знание о целом истории и ее смысле могло бы явиться в момент, когда история уже завершилась.

Конечно, Ясперс признает возможность постижения истории нерассудочным путем. И этот единственно подлинный для него путь проникновения в историю не требует ее завершения. Как уже отмечалось, все крупные переходы в развитии человечества, связанные с возникновением нового, он считает недоступными научному познанию и в то же время несущими глубокий смысл истории. Но недоступный научному познанию смысл может быть схвачен в пограничных ситуациях и с помощью философской веры. Его символизируют и великие религиозные учения, созданные в прошлом. И все же эти пути постижения тоже не дают уверенности в том, что смысл истории вполне понят.

Развивая эти мотивы, Ясперс говорит, что все представления о единстве истории, ее смысле и цели приблизительны, относительны. Они пересматриваются и будут пересматриваться новыми поколениями людей в лице своих философов. Всякий абсолютизированный смысл неминуемо оказывается несостоятельным. К постижению смысла и цели истории можно только приближаться. Они даже не могут быть сформулированы адекватным образом и требуют символического выражения. Оказывается, даже ось истории нельзя считать единственной и раз навсегда данной, она тоже требует пересмотра.

Ясперс идет еще дальше, утверждая: в истории нет ничего, что можно было бы считать неизбежным. Человек, полагает он, должен жить в сфере исторических возможностей.

Признание неопределенности истории сливается у Ясперса с провозглашением человеческой свободы. Свобода рассматривается экзистенциализмом в качестве существеннейшего определения человека. Суть экзистенции — ее свобода. Перенося это на человека в истории, Ясперс подчеркивает, что все происходящее безусловно зависит от людей, от их выбора. Однако экзистенция, по учению экзистенциалистов, координирована с трансцендентным. Сама свобода человека, утверждает философ, есть указание на трансцендентное. «Тем, что он зависит от самого себя, он обязан непостижимой, ощутимой только в его свободе поддержке трансценденции» 9. Так вновь происходит замыкание на трансцендентное и, следовательно, на трансцендентный смысл истории и ее цель.

Показательно отношение Ясперса к философии истории Гегеля. Вообще экзистенциализм является антиподом гегелевской философии с ее рационализмом и панлогизмом. Поэтому понятно критическое отношение Ясперса к Гегелю и мотивы его критики гегелевской философии истории. Хотелось бы подчеркнуть, однако, определенную близость их концепций истории. Действительно, и та, и другая концепции исходят из единства всемирной истории, в обеих концепциях история развертывается в сфере духа, определяется трансцендентным смыслом и целью (хотя и различным образом).

В чем Ясперс усматривает слабость гегелевского подхода к истории? Она видится ему прежде всего в том, что у Гегеля история предстает завершенной и, таким образом, вырастает знание об истории в ее целостности, где окончательно установлены начало и конец истории и где все обретает свое место. Человек связывается с трансцендентностью через уготованное ему место в истории. Ясперс же относит завершение истории в будущее, быть может, бесконечно удаленное, и тем самым вносит неопределенность, делает все зыбким. Это позволяет Ясперсу освободить человека, наделив его ответственностью за все происходящее, и в то же время сохранить трансцендентность как ориентир, маяк, сияющий из глубин будущего и из глубин самого человека. Сохраняется и возможность постижения истории в ее целостности, но уже не с помощью знания, а особым образом, на основе прямой, личностной связи человека с трансцендентным.

Читайте также  Реформы екатерины ii. воцарение павла i

Приятие цели истории и в то же время провозглашение открытости истории и свободы человека; утверждение о принципиальной незавершенности истории и в то же время постижение истории в ее целостности; признание того, что смысл истории и целое истории не есть фактическая данность и одновременно стремление опереться на фактуальный исторический материал — таковы полюсы, в которых движется философско-историческая мысль К.Ясперса.

Источник

Известия вузов. Сев.-Кавк. регион. Обществ. науки. 1997, №3.

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Смысл и назначение истории (сборник)

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 174

Смысл и назначение истории

Человек и история в экзистенциальной философии Карла Ясперса

Вступая в последнее десятилетие XX века и подводя итоги столетнего философского развитие, мы можем, мне думается, среди наиболее выдающихся мыслителей, назвать немецкого философа Карла Ясперса.

Карл Ясперс родился 23 февраля 1883 года; его отец, юрист, впоследствии — директор банка, происходил из семьи купцов и крестьян, мать — из местного крестьянского рода. В семье чтили традиции и порядок, но в религиозном отношении для отца был характерен индифферентизм, который в юности разделял и его сын.

В 1901 году Ясперс окончил классическую гимназию и поступил в Гейдельбергский университет на юридический факультет. Однако проучившись три семестра, он перешел на факультет медицинский, который окончил в 1908 году; в 1909 году Ясперс получил степень доктора медицины. Интерес к медицине, помимо прочих мотивов, сформировался у молодого Ясперса, вероятно, из-за его врожденной болезни: у него было неизлечимое заболевание бронхов, постоянно провоцировавшее сердечную недостаточность. Диагноз этой опасной болезни, которая, как правило, сводит людей в могилу не позднее тридцатилетнего возраста, был поставлен Ясперсу уже в 18 лет. «Вследствие болезни, — вспоминает философ, — я не мог принимать участия в радостях молодежи. Путешествия пришлось прекратить уже в начале студенческого периода, невозможно было заниматься верховой ездой, плавать, танцевать. С другой стороны, болезнь исключила также военную службу и тем самым опасность погибнуть на войне. Удивительно, какую любовь к здоровью развивает состояние болезни…»[1] Вот почему молодой человек, по своему характеру склонный к общению, к дружбе, рано узнал тоску одиночества.

Тем не менее во все периоды жизни, в том числе и в годы студенчества, у Ясперса были немногие, но близкие друзья; так, на медицинском факультете он дружил с одаренным студентом Эрнстом Майером, братом своей будущей жены Гертруды Майер. Характерно, что и брат, и сестра живо интересовались философией, причем Гертруда Майер изучала философию профессионально. Ясперс познакомился с ней в 1907 году, а спустя три года молодые люди поженились. С тех пор одиночество не мучило Ясперса: в жене он нашел не только любящую душу, но и близкого по духу человека. В значительной мере интерес к философии развился у молодого естествоиспытателя — ведь медицина принадлежала к естественным наукам — не без влияния его жены, и «философствование на уровне экзистенции», о котором позднее так много писал Ясперс, составляло одну из самых больших духовных радостей в его семейной жизни.

Окончив медицинский факультет и получив профессию врача-психиатра, Ясперс с 1909 по 1915 год работал научным ассистентом в психиатрической и неврологической клинике в Гейдельберге. Здесь он написал свою первую большую работу «Всеобщая психопатология» (1913), которую защитил в качестве диссертации, и получил степень доктора психологии. Методологическую базу этой работы составили метод описательной психологии, как его развивал ранний Гуссерль (более позднего Гуссерля с его методом «созерцания сущностей» Ясперс не принял), и «понимающая психология» В. Дильтея. Эта работа имела большое значение и для дальнейшего философского мышления Ясперса, поэтому ниже мы остановимся на ней подробнее. После защиты диссертации Ясперс начал читать лекции по психологии в Гейдельбергском университете; среди его первых тем была психология характеров и дарований (еще студентом Ясперс увлекался характерологией и слушал в этой связи лекции Л. Клагеса), а также патография выдающихся личностей (модная в то время тема — гений и болезнь). Впоследствии Ясперс опубликовал об этом несколько работ: о Стриндберге и Ван Гоге, о Сведенборге и Гельдерлине, о болезни Ницше в связи с его творчеством.

В 1919 году Ясперс издал плод многолетнего труда — «Психологию мировоззрений», которая затрагивала уже собственно философские проблемы и принесла ее автору широкую известность. Два года спустя Ясперс становится профессором философии в Гейдельбергском университете.

«Психология мировоззрений» несет на себе печать влияния Макса Вебера, которому Ясперс обязан во многом как своей мировоззренческой — особенно политической — ориентацией, так и своими методологическими подходами к анализу философских проблем. «Никакой мыслитель не был (тогда и по сей день) так важен для моей философии, как Макс Вебер», — писал впоследствии Ясперс. Жесткое разделение мировоззрения (ценностей), с одной стороны, и научного исследования, с другой, рассмотрение философии как отличной от науки духовной установки, предполагающей трансцендирование и соответственно «последнее не знаю» — эти моменты во многом общи у Ясперса с Вебером. Вебер высоко ценил творчество таких художников-мыслителей, как Ницше и Достоевский, оказавших влияние и на молодого Ясперса. Наконец, с Вебером Ясперса сближал и общий для обоих острый интерес к политике. Семья Ясперса была не чужда политических интересов: дед и отец Ясперса, а также два брата его матери были депутатами ландтага в Ольденбурге; кроме того, отец философа в течение многих лет был председателем Ольденбургского магистрата. Поэтому, как и Вебер, он с ранних лет в кругу семьи слышал обсуждение самых разных политических вопросов. «Суровый либерализм» Вебера, его убеждение в том, что реальная гражданская жизнь в обществе предполагает политическую свободу, молодой Ясперс полностью разделял. Неудивительно, что впоследствии он оказался непримиримым противником тоталитаризма в любом его проявлении — как в национал-социализме, так и в коммунизме.

Совсем иначе сложились отношения Ясперса с его выдающимся старшим современником Генрихом Риккертом, занимавшим в то время кафедру философии в Гейдельбергском университете. Понимая философию как науку, Риккерт, верный академической традиции, не признавал «экзистенциального философствования» Ясперса, в котором видел продукт дилетантского подхода и гибельную для строгого мышления «психологизацию» предмета и метода философии. В сущности, Риккерт отказывал «экзистенциальному самоосмыслению» в праве называться философией; он был также убежден, что и Макса Вебера нельзя считать философом, хотя высоко ценил его социологические, исторические и политологические работы.

В 1931–1932 годах вышло трехтомное сочинение Ясперса «Философия», над которым он работал больше десяти лет. Здесь нет изложения философской системы в традиционно академическом стиле, а сделана попытка систематизации и упорядочения всех тех идей и размышлений, которые составляли содержание экзистенциального философствования мыслителя. Ясперс становится одним из ведущих философов Германии, и его право занимать философскую кафедру ни у кого больше сомнений не вызывает.

Однако с приходом национал-социализма наступает тяжелый, драматический период в жизни философа. В 1937 году его отстраняют от преподавания и лишают права издавать в Германии свои работы: женатый на еврейке, Ясперс терял все права на своей родине. Находясь на пенсии, в тревожном ежедневном ожидании «стука в дверь», философ долгие восемь лет продолжает работать — писать «в стол». И только в 1945 году, после разгрома нацизма, Ясперс возвращается к преподаванию — сначала в Гейдельберге, а затем, с 1947 года, — в Базельском университете. Публикуются работы философа, часть которых была написана в годы вынужденного молчания: «Об истине» (1947), «Вопрос о вине» (1946), «Ницше и христианство» (1946), «О европейском духе» (1946), «Истоки истории и ее цель» (1948), «Философская вера» (1948). На первый план выходят проблемы философско-исторические и мировоззренческие: как преодолеть те катаклизмы, которые постигли европейскую цивилизацию в XX веке? Какие духовные ориентиры остаются у европейского человека и как их обрести в современном индустриальном обществе?

В послевоенные годы Ясперс — один из духовных лидеров Германии. Он обращается к соотечественникам не только в своих книгах и статьях, но и в выступлениях по радио, и везде его главная мысль — как спасти человечество от тоталитаризма, этой главной опасности XX века, ввергающей людей в кровавые революции и истребительные войны. Обращение к гуманистическим традициям — к Лессингу, Гете, Канту — вот один путь, который видится здесь Ясперсу; другой — более серьезный, более надежный

Карл Ясперс: философия истории

Своеобразие Запада определяется многими факторами: географическое разнообразие стало предпосылкой для разнообразия народов, которые развивались в Европе. идея политической свободы. Впервые

Карл Ясперс: философия истории

Другие материалы по предмету

ВВЕДЕНИЕ2

ГЛАВА 1. «Мировая история»4

ГЛАВА 2. «Современное и будущее»12

ГЛАВА 3. «Смысл истории»22

ЗАКЛЮЧЕНИЕ26

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ28

Выдающийся немецкий философ — экзистенциалист, психолог и психиатр, Карл Ясперс (1883-1969) известен своей оригинальной концепцией философии истории.

Термин «философия истории» был введен Вольтером и охватывал совокупность философских рассуждений о всемирной истории без специального философско-теоретического обоснования их необходимости и правомерности.

Современная философия истории — это относительно самостоятельная область философского знания, которая посвящена осмыслению качественного своеобразия развития общества в его отличии от природы. Философия истории рассматривает несколько важнейших проблем:

направленность и смысл истории,

методологические подходы к типологизации общества,

критерии периодизации истории,

критерии прогресса исторического процесса.

Приступая к рассмотрению этих проблем, обратим внимание на то, что в философии истории нет единства мнений ни по одному из названных выше вопросов. Точки зрения различны настолько, что, скорее, они противоположны, а не дополняют друг друга. Так, некоторые философы признают исторические законы, другие — их отрицают. Ряд философов считает, что у истории есть смысл, другие же считают, что смысла у истории нет и быть не может. Благодаря каким движущим силам совершается исторический процесс? И на этот вопрос разные философы дают самые различные ответы.

В первой половине ХХ века — время появления идей экзистенциализма, субъективно-идеалистического направления в философии появился подход, который стремился увязать смысл истории с целью и смыслом существования человека. Немецкий экзистенциалист К.Ясперс, которому принадлежит серьезная разработка смысла и назначения истории, человеческую сущность усматривает в свободе, которая проявляется в свободной реализации духовных сил человека.

Большая часть современных философов считает, что у исторического процесса нет и не может быть цели. Цель ставит перед собой и обществом человек. В соответствии с этой целью он определяет и смысл истории.

Ясперс в своей работе предложил своеобразную концепцию исторического развития человечества.

ГЛАВА 1. «Мировая история»

Ясперс излагает свои взгляды на общие закономерности, которые характеризовали развитие человечества на протяжении тех 5 тысяч лет, которые охватываются понятием история (то есть относительно которых

мы имеем письменные свидетельства).

Этот временной промежуток, по мнению философа — лишь короткий миг между неизвестными истоками и так же неизвестным прошлым. Тем не менее, его можно структуризировать, выделить в нем определенные этапы, а также тенденции развития, на основе которых можно будет выработать гипотезы относительно будущего человеческой цивилизации.
Ясперс выделяет четыре важнейших этапа, на каждом из которых человек начинал движение вперед от новой основы.

Прежде всего, это доистория, или — период, когда человек становится человеком; следующей ступенькой является эпоха великих культур древности, эпоха, когда собственно и начинается история; важнейшее значение имеет третий этап — так называемое осевое время, роль которого в формировании человека современного типа, «одухотворенного человека»; в конце концов, последний этап, который длится и до сих пор — это научно-техническая эпоха, особенность которой еще и в том, что именно отсюда начинается собственно мировая история, история человечества в целом, а не отдельных государств.

Итак, рассмотрим 4 основных этапа истории последовательно.
1. Доистория

Концепция Ясперса : человечество имеет цель, которая нам неизвестна и к осмыслению которой мы стремимся. Однако, доказать научно это положение невозможно, равно как невозможно доказать обратное. Предположения этого единства Ясперс называет постулатом веры. Таким образом, он четко заявляет о своей благосклонности к религиозной традиции в объяснении исторического процесса. История, по Ясперсу, имеет свое начало и свой конец.

Географические свидетельства дают знания о появлении и развитии древнейших культур. Человек постепенно заселяет весь земной шар, значения при этом имеет естественная среда, ландшафт и прочие естественные и социальные факторы. Изменяются разные виды гоминидов, пока, в конце концов, не появляется кроманьонец. С того времени можно вести речь о развитии собственно человека. Отсюда начинается доистория.

Читайте также  Декларация прав народов россии

Подходов к познанию доистории существует три:

1) древнейший, традиционный — через мифы и образы; 2) современный — через познание того, что было присущее доисторическому человеку (археология); 3) определения того, что осталось у нас от доистории — попытки познать сущность человека.

Развитие человека в доисторическую эпоху — это становление человеческой природы, формирование человека как вида путем наследования определенных качеств в т.ч. закреплялись фундаментальные черты человека, которым не угрожает исчезновение (в то время как исторические качества приобретаются в ходе передачи опыта и могут быть утрачены). Достояния этой эпохи очевидны — природа создала и отшлифовала настолько стабильный организм, что он не требует дальнейших усовершенствований и сегодня, ведь на протяжении исторического периода человек биологически не изменился.

Итак, на протяжении доистории происходит первое становление человека:

1. Биологическое — формируется ее специфическая физиология.

2. Историческое — осуществляется передача из поколение в поколение опыта, определенных моральных установок, умений и т.п.

Определяющими достижениями в процессе такого формирования человека стали прежде всего:

  • использование огня и орудий
  • появление языка
  • осуществления насилия над собою, которое формирует человека. Проявления такого насилия — в установлении определенных правил, ограничений, в отрыве от естественных корней. По выражению Ясперса, «природа человека — в его неестественности»
  • образование групп и сообществ.
  • появление мифов, образного отображения мира. Мифология явила собою форму общественного сознания, определенный способ объяснения мира и места в нем человека.

Все эти изменения подготовили почву для вступления человечества на качественно новый этап развития.

2.Великие культуры древности.

На этом этапе существовали 3 великие культуры: 1) шумеро-вавилонская, египетская и эллинская на Западе, 2) доарийская культура Инда, 3) архаический Китай. Все они исчезают в осевое время.

Этот период был началом исторического развития человечества. Его монументальность, грандиозность не могли исчезнуть бесследно — многочисленные археологические и документальные памятки доносят к нам сведения о тех столетиях.

Среди событий, которые имели определяющее значение на этапе зарождения человеческой истории Карл Ясперс называет: организацию ирригационной системы и связанную с ею необходимость создания аппарата управления и государственной организации; появление письменности, что позволило фиксировать полученное знание и передавать его; появление народов и формирование национальных культур; становление мировых империй; использование коней — ведь всадник впервые начинает сознавать необъятность пространства, вырывается из той среды, где он вырос, познает свободу и расширяет горизонты своего мышления.

На данном этапе преобразование лишь начинается. Великие культуры древности были стабильными, постоянными образованиями, остатками старого мира, который неизбежно должен был погибнуть с переходом человечества на новую ступень. А этот переход уже начинался — формировался современный человек.

3. Осевое время

Происходит большой прорыв — посвящение человечества в тайну неизвестных до сих пор возможностей.

Ось мировой истории — в определении Ясперса, — факт, значимый для всех (например, в западной истории такой осью было Пришествие Христа). Это период 500 г. н.э. — появление человека современного типа (весь процесс происходил на протяжении 800 — 200 г. г. н.э.).

В этот период в разных частях мира жили и действовали Конфуций, Будда, Гомер, Исайя и прочие выдающиеся лица, происходит общий духовный подъем, появление выдающихся произведений. Некоторые ученые склонны рассматривать это как обычное совпадение, но, по мнению автора, это свидетельствовало о прорыве в сознания человека — начинается осмысление бытия в целом, самого человека и его границ. Когда человек постиг величие мира, появляется ужас и ощущение собственной беспомощности.

Почти одновременно на Земле, независимо одно от другого, образовалось несколько духовных центров. Основное, что сближало их, и что, соответственно, было основной х

Ясперс Карл. Книги онлайн

Карл Теодор Ясперс (Karl Theodor Jaspers, 23 февраля 1883, Ольденбург — 26 февраля 1969, Базель) — немецкий философ, психолог и психиатр, один из главных представителей экзистенциализма.

Основную задачу философии усматривал в раскрытии «шифров бытия» — различных выражений трансценденции (непостижимого абсолютного предела бытия и мышления). Соотнесенность экзистенции с трансценденцией прозревается человеком в так называемых пограничных ситуациях (страдание, борьба, смерть).

Книги (20)

Что такое философия и чем она ценна? Это является предметом многочисленных споров.

От философии ждут каких-то необыкновенных разъяснений или же равнодушно игнорируют ее как беспредметное мышление. Перед ней робеют, как перед выдающимся достижением каких-то совершенно уникальных людей, или презирают, как бесполезные раздумья мечтателей. Ее считают чем-то таким, что касается каждого и поэтому в основе своей должно быть простым и понятным, или чем-то столь трудным, что заниматься ею представляется совершенно безнадежным делом. Таким образом, то, что выступает под именем философии, становится поводом для самых противоположных суждений.

В книге «Духовная ситуация времени» понятие «ситуация» рассматривается в качестве одного из ключевых для анализа человеческой экзистенции.

Ситуация — это смысловая, конкретная действительность, неповторимое сочетание событий, которое задает историческую уникальность человеческой судьбы. Время, эпоха, мир — это «фактическая действительность во времени». Только философия, понимаемая Ясперсом как «духовный процесс», может изменить духовную ситуацию эпохи, решить проблемы общечеловеческих ценностей, найти пути достижения взаимопонимания различных типов обществ, народов, религий.

Карлу Ясперсу — философу XX в., автору известного у нас труда «Истоки истории и ее цель», принадлежит и другое, монументальное по объему (около 1000 стр.) и уникальное по замыслу произведение — труд «Великие философы».

К. Ясперс показывает, что история философии не исчерпывается историей — она по существу есть практика усвоения, и только посредством нашего понимания наследие становится современным для нас, что достигается индивидуальным усилием к установлению коммуникации.

Вниманию читателей предложены «Введение» к труду и главы, посвященные мыслителям Азии: Будде, Конфуцию, Лао-цзы, Нагарджуне.

Книга «Всемирная история философии. Введение» представляет читателям творчество известного немецкого философа Карла Ясперса.

Впервые в этой книге автор предлагает проект философской истории философии, которая противостоит «нефилософской» истории, понятой как специальная историческая наука, занятая исследованием и описанием фактов, взаимодействий, зависимостей, мнений и пр. История философии, по Ясперсу, сама должна быть философией.

В книге «Идея университета» представлен опыт критического осмысления немецким философом-экзистенциалистом Карлом Ясперсом идеи университета как одной из форм, которую принимает духовная жизнь общества.

Для философов и специалистов в области образования, а также для студентов, магистрантов, аспирантов гуманитарных и социальных специальностей.

Книга Ясперса «Истоки истории и ее цель» вышла в свет в 1949 г., всего четыре года спустя после окончания второй мировой войны.

Как и несколько других работ Ясперса, изданных непосредственно после войны – «Вопрос о вине», «Ницше и христианство», «Философская вера», — это исследование является откликом на сложившуюся в послевоенной Западной Германии политическую и духовную ситуацию.

В нем, хотя и более косвенно, чем в «Вопросе о вине», затрагиваются темы вины и трагедии немецкого народа, истоков этой вины и возможностей ее искупления, возможностей возрождения Германии и Европы вообще, а главное возможностей взаимопонимания европейской и неевропейских культур, или, как говорит Ясперс, нового гуманизма.

Это введение в теоретическую, практическую и историко-политическую философию Иммануила Канта принадлежит перу классика философии XX столетия Карла Ясперса.

Кант принадлежал к числу любимых мыслителей Ясперса, хотя это и может показаться парадоксом при стереотипном восприятии его философской позиции.

Именно поэтому книга не только дает читателю очерк философской системы и метода Канта со своеобразной точки зрения, но также наглядно поясняет некоторые стороны философствования самого Ясперса, недостаточно рельефно освещенные в его систематических работах.

Один из моих друзей сказал, что эта книга представляет собой самый резкий выпад немца против Федеративной Республики. Мне кажется, что это неверно. В книге содержится критика путей, по которым идет сейчас Федеративная Республика. Я поставил перед собой задачу не отрицать все и вся, а оказать хотя бы малейшую помощь, заставив кое-кого образумиться. Поэтому в книге предлагается принципиально новая внутренняя и внешняя политика в качестве альтернативы нынешней политике.

Народ должен быть самим собой в своем государстве. Если он сдастся, пустит все на самотек и проявит безразличие, то наступит конец всяким надеждам. Но он не сдастся, пока есть люди, способные мыслить, понимать и ставить цели, пока молодежь отваживается думать независимо и пока она способна на благородные порывы.

Ницше не устает разоблачать христианство, переходя от негодования к презрению, от спокойного исследования к язвительному памфлету.

С удивительной изобретательностью он меняет точки зрения, рассматривая христианские реалии со всех сторон и раздевая их донага. Он усвоил мотивы всех своих предшественников в этой борьбе и положил начало новой войне против христианства — войне небывало радикальной и до конца осознанной.

Книга одного из крупнейших представителей немецкого экзистенциализма посвящена изложению творческой биографии и основных идей Фридриха Ницше. По мысли автора, нередкая противоречивость логики Ницше, афористичность и фрагментарность его формулировок при поверхностном чтении могут произвести абсурдное и невразумительное впечатление, однако именно они таят за собой определенный смысл.

Парадоксальная логика Ницше, характерный набор выразительных средств, требуя для себя пристального изучения, подводят вдумчивого читателя к пограничному опыту человеческого существования. Лишь с этой предельной позиции высветляется последний исток экзистенциальных возможностей человека.

В книгу «Призрак толпы» включены работы известного философа двадцатого столетия Карла Ясперса и выдающегося современного мыслителя Жана Бодрийара, посвященные проблемам существования «массового общества».

По мнению авторов, это общество построено на иллюзорных представлениях о смысле и предназначении человеческого бытия. Основополагающие принципы такого социума сами по себе являются не более чем фантомами, призраками, или, по определению Бодрийара, «симулякрами» (симуляцией) действительности.

В настоящем издании объединены три работы немецкого философа Карла Ясперса, каждая из которых по-своему служит введением в его учение.

Лекции «Разум и экзистенция» обрисовывают своеобразие «современной философской ситуации» в свете творческого деяния Киркегора и Ницше и необходимое единство «живой жизни» и рациональности сквозь призму тем духа, истины, коммуникации.

Философия Ясперса предстает как экзистенциальная метафизика жизни в ее цельном соотношении с разными аспектами «объемлющего». Эти же проблемы – «объемлющего», истины перед лицом авторитета и исключения, и трансрациональной действительности — служат путеводной нитью для «Философии экзистенции».

Наконец, работа «Разум и противоразум в наше время» посвящена противоположности рационального пафоса экзистенциально-сознательной философии и антирациональных идеологических формаций массового общества, о судьбе той культуры, где «разум не осуществляется». Разумное мышление и в его экзистенциальной полноте возможно лишь в индивиде, силою свободного решения осознающем себя как самость.

В сборник работ одного из самых ярких представителей экзистенциализма, К. Ясперса(1883–1969),включены три книги, объединенные темой судеб духовности в кризисную эпоху, противостояния человека и безличной власти, смысла, происхождения и цели человеческой истории.

Это — «Истоки истории и ее цель», «Философская вера» и «Духовная ситуация эпохи».

Объединенные в этой книге сочинения Карла Ясперса по психопатологии, за исключением диссертаций «Ностальгия и преступления» и сочинения «Достоверные осознания», были напечатаны сначала в «Журнале по общей неврологии и психиатрии» и доступны только в библиотеках.

Позитивное лежит в двух направлениях, между которыми существует некоторое противоречие. С одной стороны, существуют попытки провести принципиальные различия в широкой области иллюзий (например, галлюцинаций), найти генетические или дескриптивные отличия, в этих основных группах обнаружить более тонкие отклонения, выделить особые виды и модификации.

Предпринятая Карлом Ясперсом попытка патографического описания двух замечательных деятелей европейского искусства конца XIX века, А. Стриндберга и В. Ван Гога, — уникальный образец соединения обеих «ипостасей» (философ и психиатр.
Оставаясь высокопрофессиональным психопатологическим и психологическим анализом душевной болезни, поразившей этих великих мастеров, книга Ясперса выходит далеко за рамки узко медицинского подхода, поднимая такие принципиальные для XX века вопросы, как воздействие психических деформаций на художественное творчество, причины, по которым в наше время эстетически значимой становится продукция душевнобольных, соотношение понятий «гений» и «помешательство» и т.д.
Расширяя историко-культурный фон своего исследования, К. Ясперс привлекает для сравнительного анализа жизнь и творчество Ф. Гельдерлина и Э. Сведенборга, которые также страдали психическим недугом.

Читайте также  Сталинградская оборонительная операция 1942 года

Первая книга «Философии» посвящена проблемам, возникающим в развитии и на границах научного, то есть предметного и объективирующего знания, которое только благодаря своей предметности может служить целям практического ориентирования.

«Мир» как объективная действительность и живое субъективное существование, возможность единой картины «мира», многообразие и система мироориентирующих наук, критика отвлеченного сциентизма и идеализма, источники и способ бытования философии, ее соотношение с положительной наукой, религией и искусством, — таковы некоторые из ключевых тем этой книги.

Вторая книга «Философии», высоко оцененная Н.А.Бердяевым, посвящена центральным проблемам учения о человеке.

Определяя человека как «возможную экзистенцию в существовании», и выясняя экзистенциальный смысл человеческого Я, философ не оставляет в стороне традиционных проблем: мы находим здесь обсуждение декартова «я есмь» и различных решений вопроса о свободе воли. Экзистенциальный субъект раскрывается в коммуникации с другими: Ясперс выясняет критерии экзистенциальной коммуникации и причины ее обрыва и ненаступления.

Экзистенциальный субъект историчен, действует в неповторимой ситуации своего мира: в центре рассмотрения поэтому тема «пограничной ситуации», где самость раскрывается как безусловность и приходит к самой себе: болезнь, смерть, вина, борьба. Анализируются «безусловные действия» личности в подобных ситуациях; в том числе вопрос о самоубийстве.

Третья книга посвящена мышлению о трансценденции.

Она не дана человеку непосредственно, но явлена в «шифрах». Метафизика предстает как толкование этих шифров. Философ рассматривает философские, теологические и экзистенциальные пути «подступа к трансценденции»; анализирует, что может быть шифром бытия, и как возможно чтение этого шифра.

Радикальным шифром трансцендентного оказывается исчезновение, «крах» историчного существования, который также по-своему раскрывает человеку трансцендентную действительность. Эта тема экзистенциального «краха» вводит в философскую теологию Ясперса эсхатологическую проблематику.

Работа Ясперса «Общая психопатология» была защищена ее автором, будущим знаменитым философом, в качестве докторской диссертации в 1913 г. и тогда же вышла в свет в виде отдельной книги. С тех пор книга неоднократно перерабатывалась и переиздавалась. Перевод сделан по последнему прижизненному изданию 1959 г. Этот классический труд во всем мире служит настольной книгой тех, кто интересуется психологией, культурологией и психиатрией. От феноменологии отдельных психических болезней автор восходит к широким философским обобщениям, касающимся человека в целом в его экзистенциальной связи с другими людьми. На русском языке публикуется впервые.

Ссылка на книгу удалена с сайта по просьбе издательства.

Комментарии читателей

Яросслав / 8.11.2009 Ясперс велик? Да! Ясперс философ? Наверное, нет, еще меньше он походит на христианского мыслителя. Сам же автор последний ЛИЦЕМЕР да еще с комплексом мессианства. Про творчество ничего не скажу, читать надо, особо рекомендую «Ницше».

Авторам «КУБа» признателен, очень интересная и редкая подборка. Спасибо!

Смысл истории и ее постижение в философии истории К. Ясперса

Своеобразную концепцию исторического (процесса развития общества предложил немецкий философ К. Ясперс(1883-1969 гг.). В отличие от А. Тойнби, Ясперс делает акцент на том, что человечество имеет единое происхождение и единый путь развития. Однако научно доказать это положение, по мнению Ясперса, невозможно, как невозможно доказать и противоположное. Допущение этого единства он называет постулатом веры. Таким образом, Ясперс четко заявляет о своей приверженности в объяснении исторического процесса к религиозной традиции. История, по Ясперсу,имеет свое начало и свой конец. Ее движение определяется силой Провидения. Таким образом, Ясперс возвращается к линейной схеме истории.

Но Ясперс не является теологом или богословом. Он философ и поэтому позволяет себе отступить от традиционного в христианстве описания исторического процесса. Как уже отмечалось ранее, в традиционной христианской концепции истории кульминационным пунктом мирового исторического процесса, «осью» мировой истории объявлялось явление Сына Божьего — Христа. Ясперс же справедливо полагает, что в явление Христа верят только христиане, только для них оно является осевым событием истории. Весь остальной мир — индусско-буддийский, мусульманский, синтоистский и т. д. — остается как бы в стороне от мирового исторического процесса.

Но все же, по Ясперсу, вера является основой и смыслом истории. А значит возникает вопрос: возможна ли общая для всего человечества вера, такая вера, которая не разъединяла бы, а наоборот, объединяла народы, различные культуры

и цивилизации. Такую веру, по мнению немецкого философа, не может предложить ни одна религия: ни иудаизм, ни христианство, ни буддизм, ни ислам и т. д. Каждая религия объявляет свою веру как откровение какого-либо Бога: Яхве, Христа, Будды, Аллаха и т. д. Содержание вероучений часто служило источниками раздора и взаимонепонимания между народами. Ясперс убежден, что общей для человечества может быть только философская вера.

Вера, по учению Ясперса, отличается от знания, она есть акт воли. Но ее не следует противопоставлять знанию. Признаком философской веры мыслящего человека служит всегда то, что она существует лишь в союзе со знанием, она хочет знать то, что доступно знанию и понять самое себя. Безграничное познание, наука — основной элемент философствования. Философская вера не может стать исповеданием, она не может становиться догматом. Она есть осознание бытия и его истоков посредством обращения к исторической ситуации.

Понятие исторической ситуацииявляется ключевым в философии истории Ясперса. Содержание исторической ситуации Ясперс связывает с такими понятиями, как «время» и «эпоха». Каждая историческая эпоха отличается от другой своей специфической ситуацией. Однако, по Ясперсу, возможно формирование близких по своему духу исторических ситуаций, которые являются предпосылками возникновения и развития родственных по своему духу процессов. Такое совпадение ситуаций, считает Ясперс, проходило между 800 и 900 гг. до н. э. В этот промежуток времени возникли параллельно в Китае, Индии, Персии, Палестине и Древней Греции духовные движения, сформировавшие тот тип человека, который существует и поныне. Это время Ясперс называл «осевой эпохой» мировой истории.Это время и есть время рождения философской веры.

Ясперс указывает, что «осевая эпоха» — время рождения мировых религий, пришедших на смену язычеству, и философии, пришедшей на смену мифологическому познанию. Почти одновременно на земле независимо друг от друга образовалось несколько духовных центров, внутренне родственных друг другу. Основное, что сближало их и что, следовательно, являлось главной характеристикой «осевой эпохи» — это прорыв мифологического мировоззрения, составляющего духовную основу «доосевых культур». Человек как бы впервые пробудился к ясному отчетливому мышлению, возникло недоверие к непосредственному эмпирическому опыту, рационализация отношения к миру и к себе подобным, а это, по мнению Ясперса, является одной из главных предпосылок философского мышления.

К. Ясперс, как отмечалось ранее, является одним из крупных представителей экзистенциализма. Поэтому и свою философию истории он обосновывает, опираясь на исходные понятия и принципы экзистенциализма: первичности существования ведущей роли «пограничных ситуаций» и, в частности ситуации между жизнью и смертью, и т. д. «Осевая эпоха», согласно Ясперсу, кладет конец непосредственному отношению человека к миру и к самому себе, обостряется самосознание личности. Человек осознает хрупкость своего бытия, перед ним встают последние вопросы о смысле человеческого существования, о смысле бытия. И это, по Ясперсу, служит проявлением интенсивной духовной жизни. Пробуждение духа, считает Ясперс, является началом общей истории человечества, которое до сих пор было разделено на локальные, не связанные между собой культуры. С тех пор человечество неуклонно идет по этому общему пути.

Ясперс был убежден, что человечество обречено на общность судьбы и единую веру. В противном случае история человечества может закончиться катастрофой. Поэтому установление взаимопонимания, открытость различных типов общества, религий и культур является жизненно необходимым для человечества. Отсюда вытекает особая роль философии, которая, по его мнению, с помощью философской веры, открывающей смысл и предназначение истории, призвана объединять человечество на общих духовных основаниях.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Философия Карла Ясперса

Другим родоначальником немецкого экзистенциализма является Карл Ясперс (1883 — 1969).

Наиболее содержательными в философском отношении являются его следующие работы: “Психология мировоззрений” (1919), “Философия” (1931 — 1932), “Духовная ситуация времени” (1932), “Об истине” (1947), “Философская вера” (1948), “Смысл и назначение истории” (1949), “Разум и антиразум в нашу эпоху” (1950), “Об условиях и возможностях нового гуманизма” (1962).

К. Ясперс считал философию неотъемлемым достоянием людей. Ее цель заключалась в том, чтобы возвышать человека, помогать ему осознать свою независимость. Для того чтобы философия отвечала этой цели, ее надо совершенствовать. По мнению К. Ясперса, философия не тождественна науке, хотя наука является помощницей философии. Исследование ее предмета — “личностно-мировоззренческой проблематики” позволяет философии бесконечно углублять и совершенствовать свои выводы.

Исходным понятием философии К. Ясперса является экзистенция, которая понимается как источник мышления и действия в самом человеке. Экзистенция способна проявляться в коммуникации. Последняя может быть неподлинной и подлинной. Коммуникация наличного бытия, или неподлинная коммуникация, характеризует общение людей, осуществляющееся с практической целью. В подлинной или экзистенциальной коммуникации люди противопоставляют себя миру и другим людям. Условием подлинной коммуникации является преодоление одиночества, обезличенности человека, его разобщенности с другими людьми. При этом возможно подлинное бытие, выступающее в качестве бытия с другими. Его достижение происходит на путях преодоления “пограничных ситуаций”, когда люди испытывают повышенное давление мира. Преодолевая эти ситуации, люди приходят к вере в Бога.

В своих социально-политических воззрениях К. Ясперс исходил из того, что философия не может существовать безотносительно к политике. Философия должна показать человеку, что возможно полное крушение того, чем он жил. Осознание возможной утраты притягательного заставляет человека любить этот мир и окружающих людей.

К. Ясперс считал невозможным постижение общественного целого и перспектив его развития, но он не сомневался в том, что общество находится в состоянии кризиса. В “Духовной ситуации времени” философ пишет: “Все охвачено кризисом, необозримым и непостижимым в своих причинах, кризисом, который нельзя устранить, а можно только принять как судьбу, терпеть и преодолевать”. Кризис этот носит планетарный характер (это кризис всего человечества), он выражается в нивелировании интеллекта людей, в утрате основательности в людях, в росте цинизма, в утрате гуманности, в усилении осознания опасности. При этом “люди ощущают близость катастрофы, стремятся помочь пониманием, воспитанием, введением реформ. Планируя, они пытаются овладеть ходом событий, восстановить необходимые условия или создать новые. Этот кризис, по Ясперсу, связан с вступлением общества в век техники. По его мнению, в нашем веке люди существуют не как индивиды, а как некая масса. Трагедия современного человека заключается в том, что он превращается в элемент массы, толпы. Этому “омассовлению” людей, согласно Ясперсу, способствует установление антигуманных режимов.

В своей концепции философии истории, нашедшей концентрированное выражение в работе “Смысл и назначение истории”), К. Ясперс исходит из неприятия теории культурных циклов, разрабатывавшейся сначала О. Шпенглером, а позднее А. Тойнби, согласно которой культуры независимы друг от друга. Ясперс считал, что “человечество имеет единые истоки и общую цель. Эти истоки и эта цель нам неизвестны, во всяком случае в виде достоверного знания”. Однако “все мы, люди, происходим от Адама, все мы связаны родством, созданы Богом по образу и подобию его”.

В отличие от цели истории человечества, ее смысл заключается в единстве, существенную основу которого составляет то, “что люди встречаются в едином духе всеобщей способности понимания. С наибольшей очевидностью единство находит свое выражение в вере в единого Бога”. Однако, по мнению философа, “единство истории как полное единение человечества никогда не будет завершено”. Ибо насильственно прикованный к ближайшим целям человек лишен способности видения жизни в целом, хотя он и пытается достичь этого видения.

К. Ясперс был философом, который дорожил достижениями цивилизованного общества. Это обусловило наличие в его трудах идей, оправдывающих порядки, господствующие в Западном мире.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: