Москва - третий рим - Sogetsu-Mf.ru

Москва — третий рим

Взгляд священника из дальнего зарубежья

Москва — третий рим

Москва третий Рим?

Взгляд священника из дальнего зарубежья

Предисловие: Советский Союз и Русь

Многие жители России, особенно пожилые, временами испытывают ностальгию по Советскому Союзу или, скорее, по отдельным аспектам советского государства (конечно, не по очередям за продуктами). И это не удивительно. Распад СССР, подготовленный Горбачевым и Ельциным под контролем США с их политикой «разделяй и властвуй», явился предательством и катастрофой. Безбожники (будь то советские или американские), ответственные за развал Советского Союза, не имели ни малейшего понятия о «Руси» — землях, принадлежавших народам исторической Руси, где Православие всегда было верой большинства.

«Русь», то есть нынешние Российская Федерация, Беларусь, большая часть Украины и половина Казахстана, нельзя было разделять – она должна была остаться единой. Также, в отличие от современной капиталистической России, в СССР были бесплатные медицина и образование, общественный порядок и культура. Однако те, кто предаются ностальгии по социальной справедливости, порядку и культуре Советского прошлого, не осознают, что и порядок, и бесплатные образование и медицина были также при царе Николае II. Все хорошее в Советском Союзе было унаследовано от Российской империи.

Империя в географическом смысле и в духовном

Причиной всех катастрофических ошибок Советского Союза стали его разрушительный и самоубийственный атеизм, гонения на Церковь и все религии. Подавление всего духовного в итоге подорвало культуру, которая всегда зиждется на духовных убеждениях. В результате этого советская элита (как и любые империалисты за всю историю, как и американская элита сегодня) считала, что великая империя имеет только географическое измерение. Конечно, это не так. Великая империя всегда имеет духовное измерение. Таким образом, ошибкой СССР было то, что он перепутал третий интернационал с третьим Римом и попытался построить Рай на земле — «светлое будущее» — без Христа. Алкоголизм, аборты, коррупция, разводы и экологическая катастрофа были лишь логическими последствиями.

Также, ошибочно приняв империю в географическом смысле за духовную, сегодня многие жители Восточной Европы ненавидят Россию, «империю зла»: достаточно приехать в западную Украину, Прибалтику, Польшу или Румынию, чтобы увидеть таких людей. И, к сожалению, эти ксенофобы ненавидят именно Россию, которую путают с Советским Союзом. Хуже того: некоторые из них питают ненависть к русским, не понимая, что многие русские, ставшие наивными из-за своего маловерия, испытывали комплекс неполноценности по отношению к Западу. Поэтому они стали жертвами большевиков (большинство из которых были нерусские) с принесенной ими извне марксистской идеологией – фантазиями внука немецкого раввина.

То что они путают Советский Союз и Россию отчасти можно понять, потому что некоторые негативные стороны немецкого марксизма СССР были унаследованы с более ранних времен, особенно с эпохи императрицы-немки Екатерины II. Понятия «Православие» и «Русь» так и остались для нее чуждыми, поэтому Екатерина сделала ошибку, присоединив к Российской империи всю Восточную Польшу, но в то же время позволив Австрийской империи контролировать и преследовать православных в Карпатской Руси. Последовали неверные действия в Финляндии, странах Балтии и других местах. Однако все это ничто по сравнению с ужасными промахами СССР в Восточной Европе начиная с 1939 года, которые гарантировали ненависть со стороны местного населения.

Настоящий третий Рим?

Все империалисты на протяжении истории представляли, что великая империя – понятие географическое, а не духовное. Таковым было заблуждение первого Рима с его католическими крестовыми походами и инквизицией, которые в XX веке породили фашизм. Что касается второго Рима с его эллинским национализмом, мы видим пагубные последствия последнего при нынешних фанариотах, которыми манипулируют США. Если Москва претендует на статус третьего Рима, то ей, следовательно, надо стать вторым Иерусалимом, Новым Иерусалимом (который Патриарх Никон пытался построить на реке Истра в XVII веке). Ибо лишь духовное является имперским; географическое же всегда является империалистическим и имеет плачевный конец, как было с первым и вторым Римом.

Таким образом, современную Церковь Руси нужно в первую очередь «перестроить». Русская Православная Церковь сегодня должна показать, что не компрометирует себя и не применяет двойные стандарты. Она может сделать это, подтвердив, что искренне отвергает три еретических «изма», которые сильно нарушали мир в Церкви последние 100 лет: модернизм, экуменизм (которые она переняла у протестантизма) и Восточный папизм (заимствован у римо-католицизма). И прежде чем Русская Православная Церковь сможет отвергнуть что-либо из этого, ей необходимо выйти из «всепротестантского» Всемирного совета Церквей и отказаться от того, что некоторые называют компромиссами с Ватиканом, то есть Западным папизмом.

Церковь всегда страдала из-за слабостей отдельных представителей своего духовенства, ставящих свою карьеру и личность выше Христа. Сегодня крайне необходимо возродить приходскую жизнь, уничтоженную атеизмом после 1917 года (она и до этого зачастую была слаба). Ее возрождение могут осуществить только пастыри, а не карьеристы. Приход – это семья, и финансовая отчетность приходов должна быть прозрачной. Что же касается монастырей и епископата, то здесь не нужны интеллектуалы, безликие дипломаты, бюрократы и «эффективные менеджеры», а тем более– ревнивые «феодалы», не любящие женатых священников. Нам нужны любящие епископы-пастыри. Епископат должен любить, заботиться и проявлять понимание по отношению к священникам и диаконам, избегая несправедливости.

Со времени подписания Акта о каноническом общении в 2007 году, основанная эмигрантами Русская Православная Церковь Заграницей с административным центром в Нью-Йорке обновилась. Осуществляется ее преобразование в Русскую Православную Церковь англоязычного мира, Нового света – в основном, в Северной Америке и Океании — как «Североамериканскую Русь» и «Австралийскую Русь». Смелое учреждение в прошлом году Русской Православной Церковью долгожданных Патриарших экзархатов в Западной Европе и в юго-восточной Азии тоже является знаком того, что у Русской Православной Церкви международная миссия.

«Русь Нового света», «Западно-европейская Русь» (формированию которой поспособствовало возвращение Парижской архиепископии к своим корням в РПЦ в ноябре этого года) и «Русь юго-восточной Азии» вполне могут стать реальностью. Однако Церковь на землях старой Руси, особенно в Российской Федерации, Беларуси и многострадальной Украине, тоже должна быть «перестроена». Только таким образом Русская Православная Церковь сможет продемонстрировать, что она в центре здоровых сил вселенской Православной Церкви, что она борется за благочестие и чистоту святого Православия. Москва заслужит любовь как настоящий «Рим», только когда станет духовной империей.

Москва – третий Рим

Тре́тий Ри́м — европейская религиозно-историософская и политическая идея, использовавшаяся (использующаяся) для обоснования особого значения различных городов как религиозно-политического центра, ставшего преемником Рима.

В средневековой политологии идея служила обоснованием концепции «переноса империи» (translatio imperii), которая использовалась для легитимации притязаний тех или иных монархий на преемственность по отношению к Римской империи (Византии).

Содержание

Идеи Третьего Рима в Италии

Итальянский патриот Джузеппе Мадзини пропагандировал идею республиканского Третьего Рима во время объединения Италии. По его мнению, первый Рим императоров и второй Рим пап должен был сменить Третий Рим, народный. Выражение «Третий Рим» использовал в своих речах Бенито Муссолини.

Сербские и болгарские идеи

В XIV веке сербский царь Стефан Душан и болгарский царь Иоанн-Александр, имевшие родственные связи с византийской династией, объявляли себя наследниками Рима. В болгарских рукописях встречается идея, что новым Константинополем является Тырново, тогдашняя столица болгарского государства.

Концепция третьего Рима в Москве и в России

Теория «Москва — Третий Рим» послужила смысловой основой мессианских представлений о роли и значении России, которые сложились в период возвышения Московского княжества; Московские великие князья (притязавшие начиная с Иоанна IV на царский титул) полагались преемниками Римских (и византийских) императоров.

С подачи историка Иконникова (изложившего её в 1869 году в своей докторской диссертации) бытует укоренившаяся версия, что в явном виде данная концепция впервые была сформулирована в 2-х посланиях конца 1523 года — начала 1524 старца псковского Елизарова монастыря Филофея [1] (первое, адресованное дьяку Михаилу Григорьевичу Мисюрю-Мунехину, посвящено проблемам летосчисления и астрологии; второе, адресованное великому князю Московскому Василию III Ивановичу, — правильному совершению крестного знамения и распространению мужеложства):

« Да вѣси, христолюбче и боголюбче, яко вся христианская царства приидоша в конец и снидошася во едино царство нашего государя, по пророческим книгам, то есть Ромеиское царство: два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти. да вѣсть твоа держава, благочестивый царю, яко вся царства православныя христианьския вѣры снидошася въ твое едино царство: един ты во всей поднебесной христианом царь якоже выше писах ти и нынѣ глаголю: блюди и внемли, благочестивый царю, яко вся христианская царьства снидошася въ твое едино, яко два Рима падоша, а третей стоит, а четвертому не быти. Уже твое христианьское царство инѣм не останется, по великому Богослову [2] .» [3] [4]

Старец Филофей, который не был непосредственным подданным Московского княжества (Псковское княжество было объявлено князем Василием его «вотчиной» в 1510 году), ставит московского князя в один ряд императором Константином Великим, называя последнего предком князя: « Не преступай, царю, заповѣди, еже положиша твои прадѣды — великий Константинъ, и блаженный святый Владимиръ, и великий богоизбранный Ярославъ и прочии блаженнии святии, ихьж корень и до тебе. » [4]

Читайте также  Культура башкирского народа в 19 веке

Существует мнение, что в действительности впервые концепция была выдвинута несколько ранее митрополитом Зосимой в предисловии к его труду «Изложение Пасхалии» (1492 год, что соответствовало принятому тогда в Москве 7000 году «от сотворения мира»); Филофей же обосновал её в соответствии с господствовавшим тогда миропониманием и духовными запросами общества.

По мнению Н. Ульянова (1905—1985) [5] , политическая идея Москвы как третьего Рима в реальности восходит к общественно-политическому дискурсу царствования Александра II, то есть связана с «восточным вопросом» и развитием русского империализма Нового времени.

Политическая теория «Москва — Третий Рим» также обосновывается легендой конца XV — начала XVI вв. о византийском происхождении шапки Мономаха, якобы присланной императором Константином Мономахом великому князю киевскому Владимиру II Мономаху.

Статья Е. Шмурло из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона

Преемство наследования

Основная его мысль — преемство наследования московскими государями христианско-православной империи от византийских императоров, в свою очередь наследовавших её от римских. Ход развития этой идеи можно представить в следующем виде. Величие древнего Рима, мощный рост и обширные размеры его территории, вместившей почти все известные тогдашнему миру страны и народы, высокая степень культуры и успехи романизации породили в современниках убеждение в совершенстве и незыблемости созданного порядка (Рим — вечный город, urbs aeterna). Христианство, восприняв от языческого Рима идею единой вечной империи, дало ей дальнейшее развитие: кроме задач политических, новая христианская империя, как отражение царства небесного на земле, поставила себе задачи религиозные; вместо одного государя явились два — светский и духовный. Тот и другой связаны органически неразрывными узами; они не исключают, но взаимно дополняют один другого, будучи оба двумя половинами одного неделимого целого. Так, в обновленной форме священной римской империи возродилась в средние века идея древнего мира; языческий orbis terrarum превратился в tota christianitas. По вопросу о том, кому принадлежит право быть носителем светской и духовной власти, возникло разногласие: в Зап. Европе признавали таковыми римского (немецкого) императора и папу; на греческом Востоке — византийского императора и патриарха (точнее: собор духовных лиц). Названия западной и восточной империи — лишь обозначение реальных фактов, но не идейных, ибо и та, и другая империя считала только себя единою, всемирною, исключая возможность существования другой. Отсюда раскол политический и церковный, противопоставление православного Востока латинскому Западу. Императоры византийские видели в Карле Великом бунтовщика, дерзкого узурпатора; ни за Оттонами, ни за Гогенштауфенами они не признавали прав на императорскую корону; германо-романский мир платил им тою же монетою; параллельно этому, представители церквей слали проклятия один другому. Обе стороны были искренно убеждены в собственной справедливости и в этом смысле воспитывали людей своего круга. Таким образом католические народы восприняли мысль, что «Священная Римская империя германской нации», с папой и императором во главе, есть настоящая законная представительница истинного царствия на земле; народы православные, наоборот, видели в византийском императоре своего верховного главу, а в патриархе константинопольском, совместно с другими — истинного представителя вселенской церкви.

Второй Рим

Под углом этих последних воззрений воспитывалась и Россия. До XV века она считала себя покорною дочерью Константинопольского (Вселенского) патриарха, а в византийском императоре видела верховного блюстителя общественной правды. Константинополь стал в глазах русских как бы вторым Римом. Со второй половины XV века во взглядах русского общества произошла значительная перемена. Флорентийская уния (1439) пошатнула в самом корне авторитет греческой церкви; обаяние Византии как хранительницы заветов православия исчезло, а с ним и право на главенство политическое…

Падение Константинополя

Последующее падение Константинополя (1453), понятое как Божия кара за отпадение от веры, ещё более укрепило новый взгляд. Но если «Второй Рим» погиб, подобно первому, то с ним ещё не погибло православное царство, потому что оно никогда не может погибнуть. Из того, что сосуд разбит, ещё не следует, чтобы иссякло и его содержание: истина, хранимая в сосуде, бессмертна — если конечно в такую истину верить. Бог мог попустить неверных покорить греков, но Он никогда не допустит стереть с лица земли истинную веру и дать над ней торжествовать латинянам или измаильтянам. Правая вера — вечная, неумирающая; иссякнет она — тогда и миру конец по христианскому мировоззрению. Но мир пока ещё существует, и потому разбитый сосуд должен быть заменён новым, чтобы воплотить вечную истину и снова дать ей внешние формы существования.

Третий Рим

Таким новым сосудом, новым Третьим Римом и является Москва. — Освобождение от татарского ига, объединение разрозненных мелких уделов в большое Московское государство; женитьба великого князя Иоанна III на Софии Палеолог, племяннице (и как бы наследнице) последнего византийского императора; успехи на Востоке (завоевание царств Казанского и Астраханского) — всё это оправдывало в глазах современников представление о праве Москвы на такую роль. На этой почве сложился обычай коронования московских государей, принятие царского титула и византийского герба, учреждение патриаршества, возникновение трёх легенд: а) о бармах и царском венце, полученных Владимиром Мономахом от византийского императора Константина Мономаха (офиц. ссылка — в 1547 г.); б) о происхождении Рюрика от Прусса, брата римского кесаря Августа, и в) о белом клобуке: клобук этот, как символ церковной независимости, император Константин Великий вручил римскому папе Сильвестру, а преемники последнего, в сознании своего недостоинства, передали его константинопольскому патриарху; от него он перешёл к новгородским владыкам, а потом к московским митрополитам. Первые два Рима погибли, третий не погибнет, а четвёртому не бывать. Литературное выражение мысль эта нашла у старца псковского Елеазарова монастыря Филофея, в посланиях к вел. князю Василию III, дьяку Мисюрю Мунехину и Иоанну Грозному. Новое положение вызывало новые обязательства. Самодержавно-царская, автокефально-православная Русь должна хранить правую веру и бороться с её врагами. В этом направлении одно время её поддерживал и сам латинский Запад: римские папы старались поднять московских государей против турок, пропагандируя мысль, что русские цари — законные наследники Византии; в том же духе действовала и Венеция. Теория Т. Рима до конца XVII ст., а именно до войн с Турцией, не выходила из сферы отвлечённых вопросов: но и позже она никогда не получала характера определенной политической программы, хотя некоторое отражение её и слышится: более слабое — в правительственных заявлениях во время освободительных войн России с Турцией на Балканском полуострове, более сильное — в воззрениях славянофилов.

«Москва – третий Рим»: духовные скрепы XVI века

Теория «Москва — третий Рим» послужила смысловой основой мессианских представлений о роли и значении России, которые сложились в период возвышения Московского княжества. Московские великие князья, притязавшие на царский титул, полагались преемниками римских и византийских императоров. Мария Молчанова разбирается в тонкостях первой официальной отечественной идеологии.

Теория «Москва — Третий Рим» послужила смысловой основой мессианских представлений о роли и значении России, которые сложились в период образования Русского централизованного государства. С 1869 года бытует прочно укоренившаяся версия, что в явном виде данная концепция впервые была сформулирована в посланиях старца Псковского Елизарова монастыря Филофея великому князю Московскому Василию III Ивановичу. Эта версия прочно утвердилась в массовом сознании и нашла свое отражение в художественных произведениях. «Храни и внимай, благочестивый царь, тому, что все христианские царства сошлись в одно твое, что два Рима пали, а третий стоит, четвёртому же не бывать» — эта формулировка из письма Филофея стала классическим выражением сути концепции.

Фрагмент из Послания старца Псковского Елизарова монастыря Филофея к великому князю Московскому Василию Ивановичу

Автор теории «Москва — Третий Рим» был иосифлянином по своей идеологической направленности. Его учение развивало и уточняло главные иосифлянские идеи о природе царской власти, ее назначении, взаимоотношении с подданными и церковной организацией. О самом авторе, монахе (или, может быть, настоятеле) Псковского Елизарова монастыря Филофее, известно немногое. Сам о себе он пишет, пользуясь традиционной самоуничижительной формулой: «человек сельский, учился буквам, а еллинских борзостей не токах, а риторских астрономий не читал, ни с мудрыми философами в беседе не бывал». Сохранившаяся заметка современника сообщает, что Филофей постоянно жил в монастыре («той старец неисходен бе из монастыря») и был образованным человеком («премудрости словес знаем»). Неизвестный биограф отмечает также смелость Филофея и его нелицеприятность, благодаря которой он «многа показал дерзновения к государю… боярам и наместникам», бесстрашно обличая их злоупотребления. Свою политическую теорию он сформулировал в письмах псковскому наместнику М. Г. Мунехину и великим князьям Василию Ивановичу и Ивану Васильевичу.

Патриарх Геннадий изъясняет султану Мехмету II основы православного вероучения

Наиболее подробно у Филофея разработан вопрос о значении законной царской власти для всей русской земли. В Послании к великому князю Василию Ивановичу он возводит династическую родословную русских князей к византийским императорам, указывая, что править ему следует по заповедям, начало которым было положено великими прадедами, в числе которых называются «великий Константин… Блаженный святой Владимир и великий и Богоизбранный Ярослав и прочие… их же корень до тебе». Высокое представление о царской власти подтверждается требованиями безоговорочного подчинения ей со стороны подданных. По мысли Филофея, все подданные дают обет государю волю его «творити и заповеди хранити во всем», а если и придется кому-либо понапрасну терпеть «царское великое наказание», то, возможно, только выразить свою печаль «горьким стенанием и истинным покаянием». В обязанности государя вменяется забота не только о подданных, но и о церквах и монастырях. Духовная власть подчиняется светской, правда, с оставлением за духовными пастырями права «говорить правду» лицам, облеченным высокой властью. Он, как и его предшественники, настаивает на необходимости законных форм реализации власти. Так, Ивану Васильевичу он советует жить праведно и следить за тем, чтобы и подданные его жили по законам.

Читайте также  Голод 1932 - 1933 гг.

Иван III разрывает ханскую грамоту с требованием дани

Основная мысль концепции — преемственность наследования московскими государями христианско-православной империи от византийских императоров, в свою очередь наследовавших её от римских. Величие древнего Рима, мощный рост и обширные размеры его территории, вместившей почти все известные тогдашнему миру страны и народы, высокая степень культуры и успехи романизации породили в современниках убеждение в совершенстве и незыблемости созданного порядка (Рим — вечный город, urbs aeterna). Христианство, восприняв от языческого Рима идею единой вечной империи, дало ей дальнейшее развитие: кроме задач политических, новая христианская империя как отражение царства небесного на земле, поставила себе задачи религиозные; вместо одного государя явились два — светский и духовный. Тот и другой связаны органически неразрывными узами; они не исключают, но взаимно дополняют один другого, будучи двумя половинами одного неделимого целого.

Софья Палеолог — последняя византийская принцесса

Со второй половины XV века во взглядах русского общества произошла значительная перемена. Флорентийская уния 1439 года пошатнула в самом корне авторитет греческой церкви; обаяние Византии как хранительницы заветов православия, исчезло, а с ним и право на главенство политическое. Последующее падение Константинополя в 1453 году, понятое как Божья кара за отпадение от веры, ещё более укрепило новый взгляд. Но если «Второй Рим» погиб, подобно первому, то с ним ещё не погибло православное царство. Новым Римом является Москва — освобожденное от татарского ига объединение разрозненных мелких уделов в большое Московское государство; женитьба великого князя Ивана III на Софии Палеолог, племяннице (и как бы наследнице) последнего византийского императора; успехи на Востоке (завоевание Казанского и Астраханского ханств) — все это оправдывало в глазах современников представление о праве Москвы на такую роль. На этой почве сложился обычай коронования московских государей, принятие царского титула и византийского герба, учреждение патриаршества. С этим также связано возникновение известных легенд: о бармах и царском венце, полученных Владимиром Мономахом от византийского императора Константина Мономаха; о белом клобуке. Этот клобук, как символ церковной независимости, император Константин Великий вручил римскому папе Сильвестру, а преемники последнего передали его константинопольскому патриарху; от него он перешёл к новгородским владыкам, а потом к московским митрополитам.

Падение Константинополя в 1453 году

Стоит отметить, что непосредственным поводом к написанию послания Филофея стали распространявшиеся тогда астрологические предсказания о якобы предстоящем в 1524 году новом всемирном потопе — точнее, о предстоящем глобальном изменении («пременении»), которое было истолковано как потоп. Предсказание это пришло на Русь с Запада, оно было напечатано в астрологическом альманахе, изданном в Венеции в конце XV века и многократно переиздававшемся. Ужас охватил города Европы, а наиболее предприимчивые даже начали строить ковчеги. Эти предсказания пришли и на Русь, внеся беспокойство в церковные и правительственные круги. Естественно, требовалось их опровергнуть. Совершенно очевидно, что «Третий Рим» — это не только и даже не столько Москва, сколько царство, функция которого — служить гарантом длительности земной истории человечества. Эта функция возникает не как претензия, а как результат конкретной исторической ситуации, естественно сложившихся условий: потери политической независимости всеми православными славянскими и балканскими царствами, падения Византии, «отпадения» первого («великого», «ветхого») Рима. А функция, предназначение православного царя — заботиться о православных христианах, оберегая Церковь и обеспечивая внешние условия для благочестивой жизни.

Визуализация концепции «Москва — третий Рим»

еках идея распространилась в церковной книжности, послания Филофея переписывались в многочисленных рукописных сборниках, при этом редакторы-составители и переписчики иногда строго и точно воспроизводили авторский текст, а иногда допускали «вольности», дополнения, а часто избирали отдельные фрагменты, содержание которых казалось им особенно важным и интересным. Ни Василий III, ни Иван Грозный ни разу на концепцию Филофея не ссылались. Иван IV любил другое сочинение — «Сказание о князьях Владимирских» — о происхождении русских князей от императора Августа. Именно он начал разделять вселенную, и часть ее получил некий Прус, от которого пошла Прусская земля, а далеким его потомком был князь Рюрик, основатель династии Рюриковичей, а позднее — и князья Владимирские. Именно эти идеи использовались в ряде случаев в идеологическом обосновании внешней политики Ивана IV.

Москва — третий рим

О МИРНОМ УСТРОЕНИИ
Преподобный Серафим Саровский

Когда кто в мирном устроении ходит, тот как бы лжицею черпает духовные дары.

Святые отцы, имея мирное устроение и будучи осеняемы благодатью Божией, жили долго.

Когда человек придет в мирное устроение, тогда он может от себя и на других изливать свет просвещения разума; прежде же сего человеку надобно повторять сии слова Анны пророчицы: да не изыдетъ велерeчiе изъ устъ вашихъ (1 Цар. 2, 3), и слова Господни: лицемeре, изми первeе бревно изъ очесе твоего: и тогда узриши изъяти сучецъ изъ очесе брата твоего (Мф. 7, 5).

Сей мир, как некое безценное сокровище, оставил Господь наш Иисус Христос ученикам Своим пред смертью Своею, глаголя: миръ оставляю вамъ, миръ Мой даю Вамъ (Иоан. 14, 27). О нем также говорит и Апостол: и миръ Божiй, превосходяй всякъ умъ, да соблюдетъ сердца ваша и разумeнiя ваша о Христe Иисусe (Фил. 4, 7).

Если не вознерадит человек о потребностях мирских, то не может иметь мира души.

Мир душевный приобретается скорбями. Писание говорит: проидохомъ сквозe огнь и воду и извелъ еси ны в покой (Пс. 65, 12). Хотящим угодить Богу путь лежит сквозь многие скорби.

Ничто так и не содействует стяжанию внутреннего мира, как молчание и, сколько возможно, непрестанная беседа с собою и редкая с другими.

Итак мы должны все свои мысли, желания и действия сосредоточивать к тому, чтоб получить мир Божий и с Церковью всегда вопиять: ГОСПОДИ БОЖЕ НАШЪ! МИРЪ ДАЖДЬ НАМЪ (Ис. 26, 12).

Преподобный Серафим Саровский

Человек, имеющий великое доверие к Богу, радуется всему. Будь он болен, или голоден, или несправедливо обижен, или… или… Он всегда верит, что это попущено Богом, надеется на Бога и всегда пребывает в безопасности, находясь в пристани надежды на Бога.

Преп. Паисий Афонский

☦️ Дорогие во Христе братия и сестры, для ясности, еще раз напишем о нашей позиции.

Мы стараемся поступать по совести, черпая примеры из Святоотеческого наследия нашей Православной Церкви. Исполняя веление Апостола: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчёта в вашем уповании, дать отчёт с кротостью и благоговением» (1Пет. 3:15), мы открыто говорим, что мы члены Русской Православной Церкви Московского Патриархата, но мы оградились от вероотступников, мы прекратили молитвенно-евхаристическое общение с еретиками-экуменистами. Русская Православная Церковь, как часть Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви — есть Истинная Церковь Христа Бога нашего с благодатными Святыми Таинствами и благодатной иерархией.

Русская Церковь для нас – Церковь-Мать. Обличая ересь и еретиков в Русской Церкви, мы никогда не утверждали о безблагодатности нашей Церкви. Членами Церкви являются патриарх, епископы, священники, монахи и миряне. И если какой-то из членов Церкви впадает в ересь, все остальные автоматически не становятся еретиками.

Мы никогда не призывали к расколу, а всегда утверждали и утверждаем, что за чистоту Православной Веры нужно бороться в лоне Церкви Христовой, не уходя в раскол, следуя многовековому опыту Святых Отцов исповедников Православной Церкви. Не придумывая современные оправдания, что: «ещё есть благодать», «Таинства ещё совершаются», «ещё не было Собора, который осудил еретиков», «ещё не изменён Символ Веры», «ещё читают Отче наш», «ведь просфоры не с пятиконечными звёздами» и т.д., и т.п. Нет! Святые Отцы этому не учили! Мы должны последовать Святоотеческому опыту в борьбе с еретиками, всецело опираясь на Священное Писание, Священные Каноны и Догматы, на сам исторический опыт и слова Святых Отцов!

Читайте также  Государство и капиталистическое предпринимательство в 19 веке

ДОЖИЛИСЬ!
Теперь Роспотребнадзор командует и в церквях

«Вход в крещальню только в масках»

☦️ Святой Афанасий Великий, понимая всю серьёзность вопроса о недостойных, худых клириках, своим поведением соблазняющих верных, смело утверждает следующее. Верующим предпочтительнее собираться в молитвенных домах, то есть храмах, одним — без архиереев и иереев, — нежели вкупе с ними наследовать геенну огненную, как это произошло с теми иудеями, которые вместе с Анной и Каиафой восстали против Спасителя.

«Если епископ или священник, будучи очами Церкви, имеют недоброе поведение и соблазняют народ, то следует их изгонять. Лучше без них собираться в доме молитвы, чем вместе с ними, как с Анной и Каиафой, быть вверженными в геенну огненную».

«Поскольку много таких, кто вслед за Арием идет по монастырям, якобы желая вас посетить, а на самом деле, отвратившись от нас, православных, намереваясь обмануть чистых сердцем, а много и таких, которые, хотя и не согласны с Арием, снисходят до него и до общения с его последователями, я вынужден по просьбе братий весьма искренних сразу написать вам: как вы верно и без притворства храните веру, которая дана по Божественной благодати, хочу предупредить – не становитесь соблазном для других.

Ибо если кто увидит вас, верных чад Христовых, общающихся с такими людьми или даже служащими вместе с ними, конечно же, станут считать их ересь чем-то не очень важным и сами увязнут в этой трясине. Итак, возлюбленные мои, чтобы такое не совершилось, избегайте тех, кто, делая вид, будто не согласен с Арием, на самом деле служит вместе с его последователями.

Очень важно избегать общества тех людей, чьи позиции мерзки. Но ежели кто придет к вам и, как говорит блаженный Иоанн Богослов, принесет с собой исправное верование, приветствуйте его и принимайте, как брата. Если же кто-то притворяется, будто исповедует нашу веру, а на самом деле сам общается с теми, кто пребывает в зловерии, удалитесь от общения с ним.

Если пообещает он прекратить это, почитайте его братом своим. А если противится исправлению – бегайте его… Живя так, вы сохраните веру чистой и искренней, а те люди, которые увидят, что вы не участвуете в молитве с неверными, получат от этого пользу, боясь впасть в грех и стремясь поступать так же, как и те, на кого они смотрят».

«Ступая путем верным и живоносным, вырвем око, которое нас соблазняет, не телесно, а через ум. Если, например, встретится вам епископ или пресвитер, который ведет себя неблагочестиво (имеется ввиду ересь) и соблазняет народ,надо от него отделиться. Так лучше без них собираться в каком-нибудь молитвенном доме, нежели с ними быть ввергнутым в геенну огненную».

Почему Москву называют Третьим Римом?

Царь Всея Руси Иван III

История провозглашения Москвы третьим Римом

Теория, провозгласившая Русь, Московию, её столицу Москву политическим и религиозным центром Европы возникла в ХVI веке в пору правления Россией великого князя Московского Ивана Третьего (1440-1505), когда русское общество окончательно избавилось от монголо-татарского ига, раздвинуло свои границы, организовалось в сильное, обширное, централизованное, уверенно управляемое государство. Субъективным же фактом провозглашения Москвы третьим Римом стала женитьба Ивана III на византийской принцессе, племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог.

Почувствовав себя в новом положении и еще рядом с такой знатной женой, наследницей византийских императоров, Иван нашел тесной и некрасивой прежнюю кремлевскую обстановку, в какой жили его невзыскательные предки. …Из Италии выписаны были мастера, которые построили новый Успенский собор, Грановитую палату, новый каменный дворец на месте прежних деревянных хором. При дворе стал заводиться сложный и строгий церемониал. В московских правительственных, особенно дипломатических, бумагах с той поры является новый, более торжественный язык, складывается пышная терминология, незнакомая московским дьякам удельных веков. (Появилась) целая политическая программа, характеризующая не столько действительное, сколько искомое положение. В основу ее положены два представления, извлеченные московскими правительственными умами из совершавшихся событий: мысль о московском государе как о национальном властителе всей Русской земли и мысль о нем как о политическом и церковном преемнике византийских императоров

Работа московских «политологов» свелась тогда к подготовке доказательств того, что Русь действительно имеет историческое право заменить авторитетом, силой, духовностью павшую под ударами турок-османов в 1453 году Византийскую империю.

Московским политикам начала XVI в. мало было брачного родства с Византией: хотелось породниться и по крови. В московской летописи появляется новое родословие русских князей, ведущее их род прямо от императора римского. По-видимому, в начале XVI века составилось сказание, будто Август, кесарь римский, обладатель всей вселенной, когда стал изнемогать, разделил вселенную между братьями, и брата своего Пруса посадил на берегах Вислы-реки по реку, называемую Неман, что и доныне по имени его зовется Прусской землей, «а от Пруса четырнадцатое колено — великий государь Рюрик». Московская дипломатия делала из этого сказания практическое употребление: в 1563 г. бояре царя Ивана (Грозного) приводили словами летописи эту самую генеалогию московских Рюриковичей

(Была ещё одна подтасовка). Владимир Мономах был сын дочери византийского императора Константина Мономаха, умершего за 50 лет с лишком до вступления своего внука на киевский стол. В московской же летописи, составленной при Грозном, повествуется, что Владимир Мономах, вокняжившись в Киеве, послал воевод своих на Царьград воевать этого самого царя греческого Константина Мономаха, который с целью прекратить войну отправил в Киев с греческим митрополитом крест из животворящего древа и царский венец со своей головы, т. е. мономахову шапку. Митрополит именем своего царя просил у князя киевского мира и любви, чтобы все православие в покое пребывало «под общею властью нашего царства и твоего великого самодержавства Великие Руси». Основная мысль сказания: значение московских государей как церковно-политических преемников византийских царей основано на установленном при Владимире Мономахе совместном властительстве греческих и русских царей-самодержцев над всем православным миром

И ещё. (Существовало) византийское известие XIV века, что русский великий князь носил чин стольника при дворе греческого царя, а Василий Темный в одном послании к византийскому императору называл себя «сватом святого царства его». Теперь по московской теории XV — XVI вв. этот стольник и сват вселенского царя превратился в его товарища, а потом преемника

Авторы концепции «Москва — Третий Рим»

Московский митрополит Зосим в грамоте 1492 года «Изложение пасхалии» привел краткую версию событий христианской истории: Константин Великий основал Новый Рим, Владимир Святой крестил Русь, теперь же Иван III является «новым царем Констянтином новому граду Констянтину—Москве»
В памятнике древнерусской литературы XV—XVI веков «Повесть о новгородском белом клобуке», которую добыл в Риме русский учёный и богослов Дмитрий Герасимов и послал ее перевод новгородскому архиепископу, Русь описывается как «Третий Рим»
Монах, а возможно и игумен псковского Елеазаровома монастыря Филофей в послании, адресованном великому князю Московскому Василию III и написанном в конце 1523 — начале 1524 года, объявляет истинным Римом московскую Русь как единственно независимое и безупречное христианское государство и дает политическое обоснование преемственности имперской власти от Рима к новому Риму — Константинополю — и далее к Москве: «Соборная церковь наша в твоем державном царстве одна теперь паче солнца сияет благочестием во всей поднебесной; все православные царства собрались в одном твоем царстве; на всей земле ты один — христианский царь» (Е. Н. Трубецкой «О христианском отношении к современным событиям»)

Критика идеи «Москва — Третий Рим»

Мыслитель Вл. Соловьев обратил внимание на то, что для Филофея римская государственность сохраняет свое существование («ромейское царство неразрушимо»), и это препятствует рассмотрению концепции «переноса империи» ((translatio imperii), которая в средневековой Европе давала обоснование для возведения новых европейских монархий в качестве юридически правомочных наследников Римской империи.
В наше время было установлено, что в наиболее авторитетном списке послания Филофея Ивану Третьему речь идет не о «росском» или «россейском», а о «ромейском» царстве
По мнению Н. Ульянова («Комплекс Филофея». Журнал «Вопросы истории». 1994. № 4. С. 152—162), идея Москвы — третьего Рима уходит корнями не в XVI век, а в идейный и политический климат царствования Александра II, т. е. связан с «восточным вопросом» и развитием русского империализма.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: