Перед началом берлинской операции

Начало Берлинской операции

16 апреля 1944 года – начало битвы за Берлин (Берлинская наступательная операция).

Прорезая ночную мглу, над Кюстринским плацдармом взметнулся вертикально ввысь ослепительный луч прожектора. Это стало сигналом к началу Берлинской операции. Задача, стоявшая перед войсками 1-го Белорусского фронта, была непростой. Третий рейх уже очевидно проигрывал войну, но у немцев еще оставались боеспособные части. Кроме того, с февраля по апрель 1945 года гитлеровцы превратили 70-километровое пространство от советских плацдармов на Одере до Берлина в один сплошной укрепленный район. Помимо фанатизма, частями немецкой 9-й армии двигали сугубо прагматические соображения. Командующий армией Бюссе цинично заметил: «Мы будем считать свою задачу выполненной, если нам в спину ударят американские танки».

Все это вместе потребовало от командующего 1-м Белорусским фронтом Г. К. Жукова высочайшего профессионализма. Первой его хитростью стала проведенная 15 апреля разведка боем с паузой, дезориентировавшая немцев. Второй хитростью стал сдвиг начала наступления на темное время суток, что удлиняло первый и самый важный день операции. Короткая, но мощная артподготовка началась в 5:00 утра по московскому времени (3:00 ночи по местному) 16 апреля 1945 года. Затем включились зенитные прожекторы, освещая путь пехоте. Впоследствии решение с прожекторами иногда подвергалось критике, но подсветка ими поля боя на войне применялась неоднократно, в том числе немцами. Жуков не изобрел ничего принципиально нового, а лишь выбрал соответствующий обстановке прием. Свою роль прожекторы сыграли, подсветив атаку передовых позиций немцев.

Замедление наступления 1-го Белорусского фронта произошло, когда все прожекторы уже выключили, около полудня. Дело в том, что местность на направлении главного удара войск Г. К. Жукова была, прямо скажем, не подарок. Долина Одера была сплошь изрезана ирригационными каналами, весной превращавшимися в полноценные противотанковые рвы. Преодоление этих препятствий требовало времени. Зееловские высоты, с которыми обычно ассоциируется битва за Берлин, преграждали путь лишь левофланговым 69-й и 8-й гвардейской армиям, для остальных главным препятствием стали речушки и каналы. К Зееловским высотам две армии 1-го Белорусского вышли во второй половине дня – они были невысокие, но обрывистые, что заставляло наступать вдоль дорог. Также нелетная погода в первый день битвы ограничивала использование «воздушного молота» из 3 тысяч самолетов фронта.

Отставание советского наступления от графика носило временный характер. Уже 18 апреля в немецкой обороне была пробита брешь, через которую начался обход Зееловских высот по их северной кромке силами 1-й и 2-й гвардейских танковых армий под командованием М. Е. Катукова и С. И. Богданова. Германское командование попыталось заткнуть прорыв резервом, 3-м танковым корпусом СС, но эсэсовцев охватили с флангов и обошли. Этот изящный маневр открыл Красной армии дорогу на Берлин. Уже 22 апреля танковые части 1-го Белорусского фронта прорвались на улицы немецкой столицы.

К наступлению непосредственно на Берлин также привлекались войска 1-го Украинского фронта под командованием И. С. Конева. С одной стороны, он находился в выгодном положении: его удара немцы не ждали, проведенные в последний момент перегруппировки не были вскрыты. С другой – участок прорыва 1-го Украинского фронта был намного дальше от Берлина. Войска И. С. Конева успешно форсировали реку Нейсе, взломали немецкую оборону и вскоре по приказу И. В. Сталина частью сил повернули на Берлин. Здесь они были задержаны в лесах на Барут-Цоссенском рубеже к югу от города и несколько опоздали к завязке боев за немецкую столицу.

Однако одновременно смежными флангами 1-го Белорусского фронта и 1-го Украинского фронта к юго-востоку от Берлина было замкнуто кольцо окружения, в котором оказалось около 200 тысяч солдат и офицеров немецкой 9-й армии. Главные силы «одерского фронта» немцев потерпели сокрушительное поражение.

Тем самым были созданы предпосылки для быстрого штурма Красной армией самого Берлина.

Берлинская операция

Берлинская операция

Берлинскую операцию называют «финальным аккордом» Великой Отечественной войны. Эта военная наступательная операция вошла в Книгу рекордов Гиннесса как самое крупное сражение в истории. Со стороны обоих участников конфликта в Берлинской операции участвовали:

  • около 3,5 миллиона человек,
  • 52 тысячи орудий и минометов,
  • 7750 танков,
  • почти 11 тысяч самолетов.

Огромными оказались и потери со стороны советских войск:

  • 78291 человек,
  • 1997 танков,
  • 2108 орудий,
  • 917 самолетов,
  • Войска Польского — 2825 человек.

Берлинская операция. Как все начиналось?

Середина 1943 года стала переломным моментом Великой Отечественной войны, когда советская армия стала располагать численным превосходством и показала себя серьезным противником гитлеровской Германии. Подготовка к Берлинской операции началась еще в апреле 1945-го года, а завершилась операция по разным данным 2-го мая или в момент полной капитуляции Германии.

С 4 по 15 апреля из действовавшего на севере Германии 2-го Белорусского фронта были переброшены крупные силы для штурма Берлина. Маршал Рокоссовский назвал это самой крупной логистической операцией войны.

Благодаря разведывательной авиации в распоряжении командования было около 15-и тысяч фотоснимков, по которым был создан подробный макет Берлина и окрестностей.

Проводить операцию должны были войска командующего 1-м Белорусским фронтом маршала Константина Рокоссовского, но Рокоссовского внезапно сняли с должности, чтобы назначить командующим 2-го Белорусского фронта. Рокоссовский отправлялся воевать в Восточной Пруссии, за сотни километров от Берлина, это решение И. Сталина в свое время очень обидело великого полководца.

«Получив ориентировочные предположения Ставки о направлении действий войск 1-го Белорусского фронта, мы со своим коллективом начали отрабатывать элементы плана новой наступательной операции. Но не суждено было мне в ней руководить войсками этого фронта…

Вернулся я к себе на КП после поездки на пулавский плацдарм за Вислой. Только мы собрались в столовой поужинать, дежурный офицер доложил, что меня вызывает Ставка. У аппарата был Сталин. Он сказал, что я назначаюсь командующим войсками 2-го Белорусского фронта. Это было столь неожиданно, что я сгоряча тут же спросил:

– За что такая немилость, что меня с главного направления переводят на второстепенный участок?

Сталин ответил, что я ошибаюсь: тот участок, на который меня переводят, входят в общее западное направление, на котором будут действовать войска трех фронтов; успех этой решающей операции будет зависеть от тесного взаимодействия этих фронтов», — писал Рокоссовский.

О том, кто был назначен на его место, Рокоссовский при этом отзывался очень достойно:

«Касаясь моего перевода, Сталин объявил, что на 1-й Белорусский фронт назначен Г.К. Жуков.

– Как вы смотрите на эту кандидатуру?

Я ответил, что кандидатура вполне достойная, что, по-моему, Верховный Главнокомандующий выбирает себе помощника из числа наиболее способных и достойных генералов, каким и является Жуков».

Берлинская операция. Ход сражения

20 апреля стало ясно, что части 1-го Украинского фронта продвигаются успешнее, чем войска 1-го Белорусского. Возникла вероятность, что они войдут в город первыми, тогда Г.К. Жуков отдал командующему 2-й танковой армией Семену Богданову приказ:

«Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу не позднее 4 часов утра 21 апреля любой ценой прорваться на окраину Берлина и немедля донести для доклада т. Сталину и объявления в прессе».

Конкуренция военачальников была настолько откровенной, что маршал Конев написал командующим 3-й и 4-й танковыми армиями прямо:

«Войска маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин первыми».

Интересно, что Франклин Рузвельт отдавал аналогичные приказы в 1943-ем году в надежде, что первыми в Берлин войдут военные США.

1 апреля Черчилль направил письмо Рузвельту.

«Армии русских, несомненно, займут Австрию и вступят в Вену. Если они возьмут также и Берлин, не укрепится ли в их сознании неоправданное представление, что они внесли основной вклад в нашу общую победу? Не породит ли это у них такое настроение, которое создаст серьезные и непреодолимые трудности в будущем? Я считаю, что ввиду политического значения всего этого мы должны продвинуться в Германии как можно дальше на восток, и, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, конечно, должны взять его», — написал британский премьер-министр.

Окончательный план Берлинской операции утвердили 1 апреля на совещании у Сталина с участием Жукова, Конева и начальника Генштаба Алексея Антонова.

Войска 1-го Украинского фронта осуществляли стремительный маневр по выходу к Берлину с юга и запада. 25 апреля войска 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов соединились западнее Берлина, завершив окружение всей Берлинской группировки противника. Буквально каждую улицу приходилось отвоевывать в тяжелых боях и с большими потерями. 29 апреля начались бои за рейхстаг, овладение которым было возложено на 79 стрелковый корпус 3-й Ударной армии 1-го Белорусского фронта.

Берлинская операция и знамя Победы

Когда исход Берлинской операции был уже практически предопределен, непосредственно перед штурмом рейхстага Военный совет 3-й Ударной армии вручил своим дивизиям девять Красных знамен, которые специально изготовили по типу Государственного флага СССР. Одно из этих Красных знамен, известное под № 5 как Знамя Победы, передали 150-й стрелковой дивизии. Такие знамена принято было вручать штурмовым группам.

Читайте также  Народное восстание на северном кавказе в 1930 г.

Историки сообщают, что первыми знамя Победы на крыше рейхстага водрузили в 22:30 по московскому времени 30 апреля 1945 г. артиллеристы-разведчики 136-й армейской пушечной артиллерийской бригады старшие сержанты Г.К. Загитов, А.Ф. Лисименко, А.П. Бобров и сержант А.П. Минин из состава штурмовой группы 79-го стрелкового корпуса, которой командовал капитан В.Н. Маков. А уже через три часа на другой скульптуре рейхстага по приказанию командира 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии полковника Ф.М. Зинченко было установлено Красное знамя № 5, которое затем прославилось как Знамя Победы. Красное Знамя № 5 водрузили разведчики сержант М.А. Егоров и младший сержант М.В. Кантария, которых сопровождали лейтенант А.П. Берест и автоматчики из роты старшего сержанта И.Я. Съянова.

Берлинская операция. Конец войны

Бои за рейхстаг закончились только 1 мая. Утром 2 мая начальник обороны Берлина генерал артиллерии Г. Вейдлинг сдался в плен и приказал остаткам войск берлинского гарнизона прекратить сопротивление. В тот же день ликвидировали окруженные группировки немецких войск юго-восточнее Берлина.

9 мая в 0:43 по московскому времени генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель и представители немецких ВМС, которые имели такие полномочия от Деница, в присутствии Маршала Г.К. Жукова с советской стороны подписали Акт о безоговорочной капитуляции Германии.

Берлинскую операцию военные историки оценивают, как «блестящую» и называют одним из важных шагов к Великой Победе.

Материал подготовлен по информации из открытых источников

Читайте также:

Штурм столицы рейха: как Берлинская операция Красной армии поставила точку в войне с Германией

16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция советских войск. Продолжавшееся три недели сражение закончилось безоговорочной капитуляцией группировки войск гитлеровской Германии.

Подготовка к операции

В начале 1945 года советские войска провели ряд успешных операций, позволивших им выйти на рубеж рек Одер и Нейсе, а также лишить Германию большей части захваченных в ходе Второй мировой войны восточноевропейских территорий. Это привело к резкому ухудшению экономического положения рейха. На подконтрольных Берлину землях сильно сократилась выплавка стали и добыча угля, объём производства военной продукции в марте 1945 года упал на 65% по сравнению с летом 1944 года.

Чтобы хотя бы частично восполнить потери на советско-германском фронте, нацистам пришлось начать призыв в силовые структуры подростков 16—17 лет. При этом гитлеровская армия всё ещё представляла собой грозную силу.

«Поражение рейха было неизбежно, однако нацистская верхушка рассчитывала остановить советские войска и вступить в сепаратные переговоры с западными союзниками, чтобы капитулировать на почётных условиях или даже запустить процесс объединения против СССР», — рассказал военный историк Юрий Кнутов.

Причём западные союзники, по его словам, вопреки предварительным договорённостям с Москвой изучали возможность захватить Берлин самостоятельно.

«Советские войска находились к столице Германии ближе, но им каждый сантиметр приходилось брать с боем, а англичанам и американцам, которых они считали более идеологически близкими, немцы уже начинали массово сдаваться сами», — заявил собеседник RT.

Как отметил эксперт, вариант резкого броска на Берлин рассматривали и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, и отдельные представители американского командования. В дальнейшем от этого плана решили отказаться из-за скорости продвижения советских войск. Однако, по мнению Кнутова, если бы Берлинская операция Красной армии затянулась, нельзя было бы исключать активизацию действий союзников на этом направлении.

«Союзные отношения не мешали британскому руководству весной 1945 года разрабатывать операцию «Немыслимое», в одном из вариантов предполагавшую нападение уже летом на Советский Союз при поддержке американцев и капитулировавших немецких войск, которые для этих целей планировалось снова вооружить», — рассказал RT член Академии военных наук Андрей Кошкин.

Чтобы пресечь попытки нацистов затянуть войну, советским командованием был разработан план Берлинской наступательной операции. В ней планировалось задействовать силы трёх фронтов: 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского. Они должны были рассечь и уничтожить группировку противника южнее и севернее Берлина, овладеть германской столицей и выйти к реке Эльбе.

Разведывательная авиация провела тщательную аэрофотосъёмку Берлина, а военные топографы изготовили макет германской столицы, при помощи которого проводилось планирование операции.

«В районе Берлина находилось свыше 2,3 млн советских военнослужащих и порядка миллиона немецких. Существует мнение, что Берлинская операция стала самым крупным сражением в истории человечества», — заявил Юрий Кнутов.

На подступах к Берлину

14 апреля 1945 года войска 1-го Белорусского фронта провели разведку боем, выясняя расположение огневых средств немцев. Рано утром 16 апреля части 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов после мощной артподготовки начали массированное наступление на позиции противника.

«Одерско-нейсенский оборонительный рубеж включал в себя три полосы обороны. Его глубина в некоторых местах достигала 40 км. Главная оборонительная полоса имела до пяти линий траншей», — рассказал RT специалист-историк Музея Победы Александр Михайлов.

По словам Юрия Кнутова, особенностью советского наступления стало использование зенитных прожекторов, при помощи которых решался целый комплекс задач: улучшение видимости, «ослепление» оптических приборов и оказание морального воздействия на врага.

По итогам первого дня боёв части 1-го Белорусского фронта прорвали первую полосу обороны противника и продвинулись на 3—8 км, однако не смогли преодолеть Зееловские высоты, на удержание которых сделало ставку гитлеровское командование. У командующего фронтом маршала Георгия Жукова из-за этого произошёл тяжёлый разговор с Иосифом Сталиным. В ночь с 17 на 18 апреля 1945 года Зееловские высоты были взяты.

Войска 1-го Украинского фронта 16 апреля перешли в наступление под прикрытием дымовой завесы. Они быстро захватили плацдармы на левом берегу Нейсе и навели многочисленные переправы. Несмотря на отчаянные контратаки нацистов, красноармейцы прорвали оборону врага и продвинулись на глубину до 13 км. 17 апреля части 1-го Украинского фронта вышли к Шпрее и начали её форсировать. В дальнейшем они двинулись к Берлину и отсекли группу армий «Висла» от группы армий «Центр».

В ночь на 21 апреля танкисты 1-го Украинского фронта достигли внешнего Берлинского оборонительного обвода. Чуть позже в пригороды германской столицы ворвались подразделения 1-го Белорусского фронта.

«На улицах города строились тяжёлые баррикады, противотанковые заграждения, завалы, возводились бетонированные сооружения. Окна домов укреплялись и превращались в бойницы. Был создан штаб обороны Берлина, который предупредил население, что необходимо готовиться к ожесточённым уличным боям, к боям в домах, что борьба будет вестись на земле, в воздухе и под землёй. Рекомендовалось использовать метро, подземную канализационную сеть, средства связи. В специальном приказе штаба обороны предлагалось жилые кварталы превратить в крепости. Каждая улица, площадь, каждый переулок, дом, канал, мост становились составными элементами общей обороны города», — писал в своих воспоминаниях Георгий Жуков.

Силы 2-го Белорусского фронта перешли в наступление 20 апреля. Под прикрытием артиллерийского огня и дымовых завес они форсировали Одер. Советские войска сковали главные силы немецкой 3-й танковой армии, лишив её возможности помочь Берлину, а затем развернули наступление на запад.

«24 апреля части 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов окружили к юго-востоку от Берлина 200-тысячную нацистскую группировку. Это было важное достижение. Если бы она прорвалась в город, это могло бы очень сильно затянуть штурм. В начале мая большая часть этой группировки была уничтожена», — рассказал Юрий Кнутов.

Рейхстаг в огне

По словам Андрея Кошкина, 25 апреля 1945 года советские войска замкнули кольцо окружения вокруг Берлина. Гарнизон города составлял не менее 200 тыс. военнослужащих вермахта и СС, а также бойцов отборных частей полиции и ополчения-фольксштурма. У них на вооружении было большое количество противотанковых гранатомётов одноразового действия — фаустпатронов.

Как отмечает Александр Михайлов, в боевых действиях на территории Берлина 26 апреля принимали участие свыше 400 тыс. советских военнослужащих. Вечером 28 апреля части Красной армии вышли в район здания Рейхстага, а через два дня начался его штурм. 1 мая 1945 года над немецким парламентом был поднят штурмовой флаг 150-й стрелковой дивизии. Тем не менее отдельные группы нацистов сопротивлялись в здании Рейхстага до 2 мая.

30 апреля 1945 года Адольф Гитлер разрешил командующему обороной Берлина генералу Гельмуту Вейдлингу готовить отход войск на запад, однако затем отменил свой приказ и вскоре покончил с собой.

1 мая Йозеф Геббельс, ставший рейхсканцлером, и рейхсминистр по делам партии Мартин Борман вступили в переговоры с советским командованием, однако отказались выполнять требование о безоговорочной капитуляции.

Вечером 1 мая по подконтрольной нацистам части Берлина был нанесён мощный артиллерийский удар. В ночь на 2 мая остатки берлинского гарнизона были разбиты советскими войсками на ряд мелких групп.

Точка в войне

В ночь на 2 мая 1945 года немецкие военные отправили советским войскам радиограмму с просьбой о прекращении огня и переговорах. При личной встрече парламентёры передали, что генерал Вейдлинг заявляет об окончании сопротивления. В шесть часов утра он перешёл линию фронта и сдался в плен. При этом генерал подчеркнул, что действует без санкции Геббельса и что капитулировал пока только непосредственно подчинённый ему 56-й танковый корпус. Советское командование рекомендовало Вейдлингу написать приказ о капитуляции всего берлинского гарнизона, что тот и сделал.

Читайте также  Причины и последствия распада золотой орды

Приказ был передан по радио, после чего началась массовая сдача немецких войск в плен. За день войска 1-го Белорусского фронта пленили более 100 тыс. немецких военных, а части 1-го Украинского — около 34 тыс. Во второй половине дня было подавлено сопротивление нацистских групп, не собиравшихся сдавать оружие.

С 3 по 8 мая в районе Берлина продолжались бои с отдельными группами и опорными пунктами нацистских войск. Гитлеровское командование пыталось сдаться западным союзникам, однако советская сторона настояла на подписании Акта о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил в Берлине. 8 мая 1945 года Берлинская наступательная операция была официально завершена.

«Советские безвозвратные потери в ходе этой операции были достаточно весомы и составили около 78 тыс. человек убитыми и пропавшими без вести. Это было связано с беспрецедентно сложными условиями наступления в городе. Нацисты потеряли убитыми порядка 400 тыс., не менее 380 тыс. сдались в плен, небольшие группы прорвались из города и в дальнейшем капитулировали перед американцами или англичанами», — рассказал Юрий Кнутов.

Жителям германской столицы советское командование передало значительное количество зерна, муки и картофеля, тысячи голов крупного рогатого скота, лекарства. Красная армия приступила к восстановлению инфраструктуры жизнеобеспечения Берлина.

«Штурмом Берлина советские войска поставили точку в истории гитлеризма и определили дальнейший ход событий в Европе и мире на десятилетия вперёд. В исходе Второй мировой войны больше не было никакой интриги. Сама операция была единственной в своём роде в ХХ веке. История больше не знает примеров успешного штурма настолько крупных и хорошо укреплённых военно-политических центров», — резюмировал Юрий Кнутов.

Берлинская операция: финальный аккорд великой войны

Автор фото, RIA Novosti

16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция Советской армии, вошедшая в Книгу рекордов Гиннесса как самое крупное сражение в истории. С обеих сторон в нем участвовали около 3,5 миллиона человек, 52 тысячи орудий и минометов, 7750 танков, почти 11 тысяч самолетов.

Штурм вели восемь общевойсковых и четыре танковые армии 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов под командованием маршалов Георгия Жукова и Ивана Конева, 18-я воздушная армия дальнего действия маршала авиации Александра Голованова и переброшенные в Одер корабли Днепровской военной флотилии.

В общей сложности советская группировка насчитывала 1,9 миллиона человек, 6250 танков, 41 600 орудий и минометов, более 7500 самолетов, плюс 156 тысяч военнослужащих Войска Польского (польский флаг стал единственным, поднятым над поверженным Берлином наряду с советским).

Ширина участка наступления составляла порядка 300 километров. На направлении главного удара находился 1-й Белорусский фронт, которому и предстояло овладеть Берлином.

Операция длилась до 2 мая (по оценкам некоторых военных специалистов, до капитуляции Германии).

Безвозвратные потери СССР составили 78291 человек, 1997 танков, 2108 орудий, 917 самолетов, Войска Польского — 2825 человек.

По интенсивности среднесуточных потерь Берлинская операция превзошла сражение на Курской дуге.

Автор фото, RIA Novosti

Ради этой минуты отдали жизни миллионы

1-й Белорусский фронт утратил 20% личного состава и 30% бронетехники.

Германия потеряла порядка ста тысяч человек убитыми в ходе всей операции, в том числе 22 тысячи непосредственно в городе. 480 тысяч военнослужащих были пленены, около 400 тысяч отступили на запад и сдались союзникам, включая 17 тысяч человек, с боями вырвавшихся из окруженного города.

Военный историк Марк Солонин указывает, что, вопреки распространенному мнению, будто в 1945 году ничего существенного, кроме Берлинской операции, на фронте не происходило, советские потери в ней составили менее 10% общих потерь за январь-май (801 тысяча человек). Самые продолжительные и ожесточенные бои имели место в Восточной Пруссии и на балтийском побережье.

Последний рубеж

С германской стороны оборону держали около миллиона человек, сведенных в 63 дивизии, 1500 танков, 10400 артиллерийских стволов, 3300 самолетов. Непосредственно в городе и его ближайших окрестностях находились около 200 тысяч солдат и офицеров, три тысячи орудий и 250 танков.

Кроме того, имелись около 60 тысяч (92 батальона) фольксштурмовцев — бойцов ополчения, сформированного 18 октября 1944 года по приказу Гитлера из подростков, стариков и людей с ограниченными физическими возможностями. В открытом бою их ценность была невелика, но в городе фольксштурмовцы, вооруженные фаустпатронами, могли представлять угрозу для танков.

Трофейные фаустпатроны использовали и советские войска, прежде всего, против неприятеля, засевшего в подвалах. Только в 1-й гвардейской танковой армии накануне операции их запасли 3000 штук.

Вместе с тем, потери советских танков от фаустпатронов в ходе Берлинской операции составили лишь 23%. Основным средством противотанковой борьбы, как в ходе всей войны, была артиллерия.

В Берлине, разделенном на девять секторов обороны (восемь периферийных и центральный) были построены 400 дотов, многие дома с крепкими стенами превращены в огневые точки.

Командовал генерал-полковник (в вермахте это звание соответствовало советскому званию генерала армии) Готхард Хайнрици.

Были созданы две полосы обороны на общую глубину 20-40 км, особенно сильные напротив ранее занятого советскими войсками Кюстринского плацдарма на правом берегу Одера.

Подготовка

С середины 1943 года советская армия располагала подавляющим превосходством в людях и технике, научилась воевать и, по выражению Марка Солонина, «заваливала неприятеля уже не трупами, а артиллерийскими снарядами».

Накануне Берлинской операции инженерные части в короткий срок построили 25 мостов и 40 паромных переправ через Одер. Сотни километров железных дорог были перешиты на широкую российскую колею.

С 4 по 15 апреля из действовавшего на севере Германии 2-го Белорусского фронта для участия в штурме Берлина на расстояние в 350 км были переброшены крупные силы, в основном, автомобильным транспортом, для чего привлекались 1900 грузовиков. По воспоминаниям маршала Рокоссовского, то была крупнейшая логистическая операция за всю Великую Отечественную войну.

Разведывательная авиация предоставила командованию около 15 тысяч фотоснимков, на основании которых в штабе 1-го Белорусского фронта изготовили масштабный макет Берлина и его окрестностей.

Были проведены мероприятия по дезинформации с целью внушить немецкому командованию, что основной удар будет нанесен не с Кюстринского плацдарма, а севернее, в районе городов Штеттин и Губен.

Сталинская рокировка

До ноября 1944 года 1-й Белорусский фронт, которому по географическому расположению предстояло занять Берлин, возглавлял Константин Рокоссовский.

По заслугам и полководческому таланту он имел полное право претендовать на часть взятия вражеской столицы, однако Сталин заменил его Георгием Жуковым, а Рокоссовского направил на 2-й Белорусский фронт — очищать побережье Балтики.

Рокоссовский не удержался и спросил Верховного, за что ему такая немилость. Сталин ограничился формальным ответом, что участок, на который он переводит его, не менее важен.

Историки видят подлинную причину в том, что Рокоссовский был этническим поляком.

Маршальские самолюбия

Ревность между советскими военачальниками имела место и непосредственно в ходе Берлинской операции.

Автор фото, RIA Novosti

Город был почти полностью разрушен

20 апреля, когда части 1-го Украинского фронта начали продвигаться успешнее, чем войска 1-го Белорусского, и возникла возможность, что именно они первыми ворвутся в город, Жуков приказал командующему 2-й танковой армией Семену Богданову: «Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу не позднее 4 часов утра 21 апреля любой ценой прорваться на окраину Берлина и немедля донести для доклада т. Сталину и объявления в прессе».

Конев был еще откровеннее.

«Войска маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин первыми», — написал он 20 апреля командующим 3-й и 4-й танковыми армиями.

28 апреля Жуков пожаловался Сталину, что войска Конева заняли ряд кварталов Берлина, по первоначальному плану относившихся к его зоне ответственности, и Верховный приказал частям 1-го Украинского фронта отдать только что занятую с боями территорию.

Отношения между Жуковым и Коневым остались напряженными до конца жизни. По свидетельству кинорежиссера Григория Чухрая, вскоре после взятия Берлина между ними дело дошло до драки.

Попытка Черчилля

Еще в конце 1943 года на совещании на борту линкора «Айова» Франклин Рузвельт поставил военным задачу: «Мы должны дойти до Берлина. США должны получить Берлин. Советы могут забирать территорию к востоку».

«Думаю, что лучший объект наступления — Рур, и затем на Берлин северным путем. Мы должны решить, что необходимо идти на Берлин и закончить войну; все остальное должно играть второстепенную роль», — писал британский главнокомандующий Бернард Монтгомери Дуайту Эйзенхауэру 18 сентября 1944 года. Тот в ответном письме назвал германскую столицу «главным трофеем».

Автор фото, RIA Novosti

Победители на ступенях Рейхстага

Согласно договоренности, достигнутой осенью 1944 года и подтвержденной на Ялтинской конференции, граница оккупационных зон должна была пройти примерно в 150 км западнее Берлина.

Читайте также  Конституция ссср 1977 года

После мартовской Рурской наступательной операции союзников сопротивление вермахта на западе сильно ослабело.

1 апреля Черчилль направил письмо Рузвельту.

«Армии русских, несомненно, займут Австрию и вступят в Вену. Если они возьмут также и Берлин, не укрепится ли в их сознании неоправданное представление, что они внесли основной вклад в нашу общую победу? Не породит ли это у них такое настроение, которое создаст серьезные и непреодолимые трудности в будущем? Я считаю, что ввиду политического значения всего этого мы должны продвинуться в Германии как можно дальше на восток, и, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, конечно, должны взять его», — писал британский премьер.

Рузвельт проконсультировался с Эйзенхауэром. Тот отверг идею, сославшись на необходимость сбережения жизней американских солдат. Возможно, сыграло свою роль и опасение, что Сталин в ответ откажется от участия в войне с Японией.

28 марта Эйзенхауэр лично послал Сталину телеграмму, в которой сообщил, что не собирается штурмовать Берлин.

12 апреля американцы вышли к Эльбе. По словам командующего Омара Брэдли, город, до которого оставалось около 60 километров, «лежал у его ног», но 15 апреля Эйзенхауэр запретил продолжать наступление.

Известный британский исследователь Джон Фуллер назвал это «одним из самых странных решений в военной истории».

Особые мнения

В 1964 году, незадолго до 20-летия Победы, маршал Степан Чуйков, в ходе штурма Берлина командовавший 8-й гвардейской армией 1-го Белорусского фронта, в статье в журнале «Октябрь» выразил мнение, что после триумфальной для СССР Висло-Одерской операции следовало продолжить наступление, и тогда Берлин был бы взят уже в конце февраля 1945 года.

Остальные маршалы дали ему резкую отповедь. Жуков написал Хрущеву, что Чуйков «за 19 лет не разобрался в обстановке» и «поносит Берлинскую операцию, которой законно гордится наш народ».

Когда Чуйков отказался вносить поправки в представленную им в Воениздат рукопись мемуаров, ему устроили головомойку в Главном политуправлении Советской армии.

По мнению большинства военных аналитиков, Чуйков был неправ. После Висло-Одерской операции войска действительно нуждались в переформировании. Однако заслуженный маршал, к тому же непосредственный участник событий, имел право на личные оценки, а методы, которыми ему заткнули рот, не имели ничего общего с научной дискуссией.

С другой стороны, генерал армии Александр Горбатов полагал, что Берлин вообще не следовало брать в лоб.

Ход сражения

Окончательный план операции был утвержден 1 апреля на совещании у Сталина с участием Жукова, Конева и начальника Генштаба Алексея Антонова.

Передовые советские позиции отделяли от центра Берлина около 60 километров.

В 5 утра 16 апреля 1-й Белорусский фронт перешел в наступление основными силами с Кюстринского плацдарма. При этом была применена новинка в военном деле: включились 143 зенитных прожектора.

Мнения об ее эффективности расходятся, поскольку лучи с трудом пробивали утренний туман и пыль от разрывов. «Реальной помощи войска от этого не получили», — утверждал на военно-научной конференции в 1946 году маршал Чуйков.

На 27-километровом участке прорыва были сконцентрированы 9 тысяч орудий и полторы тысячи «катюш». Массированная артподготовка продолжалась 25 минут.

Начальник политуправления 1-го Белорусского фронта Константин Телегин впоследствии сообщил, что на всю операцию отводилось 6-8 дней.

Советское командование рассчитывало взять Берлин уже 21 апреля, к дню рождения Ленина, но лишь на взятие укрепленных Зееловских высот потребовалось три дня.

Начало Берлинской операции. Силы и планы сторон

Цель операции состояла в том, чтобы ликвидировать берлинскую группировку противника, занять столицу «третьего рейха», после чего, развивая наступление на запад, выйти на рубеж реки Эльба, где и вступить в соприкосновение с союзными англо-американскими войсками. В штурме Берлина, помимо Красной Армии, участвовали части Войска Польского.

Советскому командованию приходилось спешить, ибо союзники и сами были не прочь «сходить на Берлин», чтобы завершить войну на своих условиях, превратившись в главных победителей и обесценив все жертвы, принесённые русским народом, и все усилия советских войск на Восточном фронте. К тому же немцы не оставляли надежд заключить с англо-американцами сепаратный мир, после чего, объединившись, сообща противостоять Красной Армии. Эта мысль, превратившаяся у немецких стратегов в «идею фикс», вполне могла бы подтолкнуть фашистское руководство к тому, чтобы без боя открыть ворота Берлина перед англо-американцами. И тогда война затягивалась на неопределённый срок, а её итоги из верной победы сразу же становились неопределёнными. Важно было ни в коем случае не допустить подобного сценария.

На советском же фронте гитлеровцы планировали обороняться до последнего солдата. Немцы защищали столицу рейха, утрата которой, скорее всего, полностью дезорганизовала бы управление войсками и сделала бы продолжение войны невозможным. Поэтому под Берлином рассчитывать на обходные манёвры и окружения не приходилось — следовало ломиться сквозь хорошо укреплённые вражеские позиции, штурмуя их в лоб, а затем — вести изнуряющие уличные бои в самом Берлине. Другого пути к победе не было.


Уличные бои в Берлине

С советской стороны в Берлинской наступательной операции участвовало 2,35 млн. человек при 6250 танках и САУ, 42 тысячах орудий и миномётов и 7,5 тысячах боевых самолётов. Эти силы делились на три фронта — 1-й Белорусский (маршал Г.К. Жуков), 2-й Белорусский (маршал К.К. Рокоссовский) и 1-й Украинский (маршал И.С. Конев). Противостоящая им немецкая группировка насчитывала в своём составе 1 млн. солдат и офицеров, 10,4 тыс. орудий и миномётов, 1500 танков и САУ и 3300 боевых самолётов. Таким образом, по всем позициям наступающие советские войска имели кратное превосходство над противником. Но решающую роль всё же играло превосходство духовное. Советские солдаты отлично понимали, для чего они пришли в Германию, какое зло им противостоит и почему это зло необходимо уничтожить. Многие из этих солдат и офицеров потеряли в нацистской оккупации или под варварскими бомбардировками самых родных людей — жён, детей, родителей. Большинство наступающих полагало, что грядущая битва поставит победную точку в опостылевшей войне. И потому рвались скорее её закончить.

План советского командования предусматривал нанесение главного удара силами 1-го Белорусского фронта Жукова. Жуковцам предстояло с кюстринского плацдарма нанести удар в направлении Зееловских высот, прорвать оборону противника, после чего ввести в прорыв 1-ю и 2-ю гвардейские танковые армии. Эти армии должны были ворваться на окраины Берлина и после подхода общевойсковых армий обеспечить полное овладение городом и развивать наступление в сторону Эльбы. 2-му Белорусскому фронту Рокоссовского ставилась задача форсировать Одер, разгромить штеттинскую группировку противника, после чего развивать наступление, отсекая от Берлина и отжимая к Балтийскому морю 3-ю танковую армию вермахта, чтобы та не могла помочь берлинской группировке врага. 1-й Украинский фронт имел задачу наступать южнее Берлина, разбить противника в районе Котбуса, а затем двигаться к Эльбе, соединиться с союзниками и вдоль по Эльбе наступать на Дрезден. Если же, паче чаяния, наступление Жукова на Берлин застопорилось бы, 1-й Украинский фронт должен был повернуть на Берлин наиболее подвижную часть своих сил — 3-ю и 4-ю гвардейские танковые армии.

Район предстоящего наступления изобиловал множеством рек, озёр, каналов с отвесными берегами и лесных массивов, что затрудняло наступление Красной Армии. Вдобавок, немцы очень хорошо укрепились на подступах к своей столице. Первая полоса обороны проходила по Одеру и Нейссе и имела в глубину до 10 км. Передний край прикрывался минными полями плотностью 2 тыс. мин на километр фронта. Вторая линия обороны проходила на удалении 10 — 20 км от первой и опиралась на Зееловские высоты (40 — 60 м над уровнем Одера). Эта линия проходила по западным берегам нескольких небольших рек, способных послужить для советских войск водными преградами. Основу этой оборонительной линии составляли населённые пункты, превращённые в укреплённые узлы сопротивления. А дальше шёл Берлинский укрепрайон, состоявший из трёх кольцевых обводов и самого города, в котором немцы постарались занять и укрепить каждый мало-мальски пригодный для обороны дом. Подробнее о системе немецких укреплений на пути к Берлину можно почитать здесь.

Тем не менее, советские войска перешли в наступление в назначенный срок, прорвали эту оборону и ко 2 мая 1945 года полностью овладели Берлином. В ходе Берлинской наступательной операции погибло 78291 русских и 2825 польских военнослужащих. Гитлеровцы потеряли от 114 до 400 тысяч солдат и офицеров убитыми и 380 тысяч — пленными. Чистая победа.

О подробностях Берлинской наступательной операции можно почитать здесь, здесь и здесь. Будем ещё об этом говорить и мы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: