Революционно-террористические организации в россии - Sogetsu-Mf.ru

Революционно-террористические организации в россии

Официальный сайт Мурманского арктического государственного университета.

Революционно-террористические организации в россии

История терроризма. Историческая справка

Терроризм в Древнем мире

Одна из наиболее ранних террористических группировок — иудейская секта сикариев («кинжальщиков»), действовавшая в Иудее в I веке н. э. Члены секты практиковали убийства представителей еврейской знати, выступавших за мир с римлянами и обвинявшихся ими в отступничестве от религии и национальных интересов и «коллаборационизме» с римской властью. В качестве оружия сикарии использовали кинжал или короткий меч — «сику». Это были экстремистски настроенные националисты, возглавлявшие движение социального протеста и настраивавшие низы против верхов и в этом отношении являющаяся прообразом современных радикальных террористических организаций. В действиях сикариев прослеживается сочетание религиозного фанатизма и политического терроризма: в мученичестве они видели нечто приносящее радость и верили, что после свержения ненавистного режима Господь явится своему народу и избавит их от мук и страданий. Сыграли важную роль в поражении Иудейского восстания 66-71 гг. и были уничтожены с его разгромом. В частности, их действия в осаждённом Иерусалиме привели к его разрушению после захвата города римлянами.

Терроризм в Средние века

Классическим примером террористической организации Средних веков, которая значительно развила искусство тайной войны, диверсионной практики и насильственных средств достижения цели, является секта хашашаинов («курителей гашиша»), или, в европейском произношении, «ассассинов». Около 1090 года Хасан ибн Саббах захватил в горной долине к северу от Хамадана (современный Иран) крепость Аламут. В течение последующих полутора столетий сторонники и последователи Горного Старца, под именем которого вошёл в историю основатель секты, опираясь на контролируемый район, который сегодня профессионалы антитеррора назвали бы «серой зоной», лишили покоя правящие династии на обширном пространстве от Средиземного моря Персидского залива. Движимые неясной до конца религиозной мотивацией, практически неуловимые, и от этого ещё более устрашающие адепты секты (с позиций сегодняшнего дня — боевики), убили за период своей деятельности сотни халифов и султанов, военачальников и представителей официального духовенства, посеяв ужас во дворцах правителей, существенно дестабилизировав политическую ситуацию на обширном геополитическом пространстве Востока, и затем были уничтожены монголо-татарами в середине XIII века.

История международного терроризма и антитеррористической деятельности

Понятия терроризм и террорист появились сравнительно недавно. В дополнении к Словарю Французской академии 1798 года терроризм определяется как systeme, regime de la terreur. Согласно одному французскому словарю, вышедшему двумя годами ранее, якобинцы часто употребляли это понятие устно и письменно по отношению к себе — и всегда с положительным оттенком. Однако после 9-го термидора слово террорист стало носить уже оскорбительный смысл, превратившись в синоним преступника. Вскоре это понятие достигло берегов Британии. Достаточно вспомнить знаменитые слова Эдмунда Берка, написанные им в 1795 году, где он упоминал тысячи псов ада, именующихся террористами, которых натравили на французов. Слово терроризм в те времена применялось к периоду Французской революции между мартом 1793 и июлем 1794 года и означало правление ужаса. Впоследствии термин получил более расширенное толкование и стал означать всякую систему правления, основанную на страхе. Затем, до самых недавних пор, слово терроризм — как, кстати, и партизанская война, употреблялось настолько широко и означало столько различных оттенков насилия, что вовсе утратило какой-либо конкретный смысл. Достаточно часто приходится слышать голоса, призывающие отказаться от изучения политического терроризма как особого явления на том основании, что на всем протяжении мировой истории в результате преступлений со стороны властей погибло гораздо больше людей, чем от рук террористов снизу. Возможно, так оно и есть, но, тем не менее, меня здесь интересует не проблема политического насилия в целом и не ужасы отдельных политических режимов, но гораздо более специфическое явление.

Систематические террористические акции начинаются во второй половине XIX столетия. С самого начала это течение разделилось на несколько вполне отчетливых рукавов. Так, в России революционеры вели борьбу с самодержавием в 1878-1881 годах, равно как и в самом начале XX столетия. Радикальные националистические группировки: армяне, ирландцы, македонцы, сербы пользовались террористическими методами в борьбе за национальную автономию или независимость. Затем, в 90-е годы прошлого столетия, анархисты повели пропаганду делом во Франции, Италии, Испании и Соединенных Штатах. Отдельные политические убийства в Италии и Франции вызывали большой общественный резонанс, хотя и не являлись частью какой-то общей стратегии. Что касается терроризма в Испании и Соединенных Штатах, то он обладал своей спецификой, поскольку пользовался поддержкой определенных групп населения. Так, в Соединенных Штатах идеи терроризма брали на вооружение представители рабочего движения — Молли Магуайрес, а впоследствии и Западный профсоюз шахтеров. В Испании терроризм был оружием как крестьянских, так и рабочих движений. При всех различиях в деталях и политической конкретике, у этих выступлений имелось нечто общее: они были связаны с ростом демократии, с одной стороны, и национализма — с другой. Тяготы существования, против которых выступали эти люди, присутствовали и раньше: меньшинства подвергались угнетению, авторитаризм был правилом, не знавшим исключений. Но, с распространением идей просвещения и ростом национализма социальные условия, которые прежде не вызывали протеста, стали казаться чудовищными. Однако, вооруженный протест получал шанс на успех только в том случае, если верхи изъявляли согласие играть по новым правилам, что прежде всего исключало расправу с инакомыслящими. Короче, террористические группировки могли одержать победу только над таким правительством, которое отвергало террористические методы. Такой вот парадокс вставал перед тогдашними террористами, а методы старых авторитарных режимов, отметаясь многими правительствами, брались на вооружение новыми тоталитарными государствами.

Среди многочисленных террористических движений особую роль играла Народная воля, хотя и действовала она в России лишь с января 1878 по март 1881 года. Эта организация начала вооруженную борьбу, когда один из ее членов, некто Ковальский, взялся за оружие, сопротивляясь аресту; затем Вера Засулич застрелила генерал-губернатора Петербурга, а первым пиком этой кампании террора стало убийство генерала Мезенцева, шефа Третьего отделения, в августе 1878 года. В сентябре 1879 года революционным трибуналом Народной воли был приговорен к смерти император Александр II. Впрочем, еще раньше, в апреле, некто Соловьев покушался на жизнь царя, но делал это по собственному почину. Последующие покушения на государя (попытка пустить под откос царский поезд и взрыв бомбы в Зимнем дворце) также не увенчались успехом. Царь был убит 1 марта 1881 года, и парадокс ситуации состоял в том, что большинство народовольцев к этому моменту было уже арестовано. Это событие стало одновременно и апогеем, и финалом кампании террора, и примерно на два десятилетия в России наступило затишье.

Вторая волна террора связана с деятельностью эсэров. Началось все в 1902 году, когда некто Балмашев убил министра внутренних дел Сипягина. Впрочем, за год до этого молодой дворянин Карпович застрелил министра просвещения Боголепова. Эсеры совершили три крупных убийства в 1903 году (в том числе губернаторов Оболенского и Богдановича) и два в 1904-м, а в 1905 году число убийств возросло до пятидесяти четырех. В 1906 году их было совершено восемьдесят два и в 1907-м семьдесят три. После этого волна террора пошла на убыль: три убийства в 1908-м, два в 1909-м и одно в 1910-м. Самым громким стало убийство сильной руки режима, министра внутренних дел Плеве, застреленного на петербургской улице в 1904 году. В 1905 году Каляев убил великого князя Сергея Александровича. Последним убийством, потрясшим Россию, стало покушение на Столыпина в киевском оперном театре в 1911 году. Столыпин был убит уже после того, как боевая организация эсеров прекратила существование. Его убийца был одиночкой и, возможно, двойным агентом. Не считая отдельных инцидентов, после 1911 года индивидуальный террор сошел на нет. Третья, относительно небольшая волна терроризма поднялась уже после захвата власти большевиками в 1917 году. Частично она была направлена против большевистских руководителей (были убиты Урицкий и Володарский и ранен Ленин), частично против германских дипломатов и военных дабы помешать мирным переговорам между Россией и Германией. Однако большевикам без особого труда удалось погасить этот пожар.

В последнее десятилетие ХIХ и первое ХХ века было совершено немало покушений на жизнь ведущих политиков Европы и Америки. Так, были убиты американские президенты Маккинли и Гарфилд, предпринято несколько неудачных покушений на Бисмарка и германского кайзера. В 1894 году убили президента Франции Карно, а в 1897-м премьер-министра Испании Антонио Кановаса. В 1898 году была убита австро-венгерская императрица Элизабет, а в 1900-м король Италии Умберто. Но хотя во многих случаях убийцами были анархисты, чаще всего они действовали по собственному почину, не поставив соратников в известность о своих планах. В то время все как-то позабыли, что у цареубийства вообще-то существует долгая традиция и что во Франции, например, в том же столетии имели место покушения на жизнь Наполеона и Наполеона III. Как отмечал современник, которого никак нельзя заподозрить в симпатиях к анархистам, трудно приписать им участие во всех этих многочисленных злодеяниях, в том числе и в покушениях на жизнь монархов.

До первой мировой войны терроризм рассматривался исключительно как признак левизны, хотя его индивидуалистический характер подчас плохо вписывался в общий шаблон. Но ни ирландские и македонские борцы за независимость, ни армянские и бенгальские террористы не имели никакого отношения к анархизму или социализму. Российские черносотенцы, разумеется, были террористами, но их задачей была борьба с революцией. Они учиняли еврейские погромы и убивали тех, кто состоял в оппозиции самодержавию. Черная сотня находилась на правом фланге российской политической жизни, да и основана была при содействии полиции. Но, как это часто бывает в истории террористических движений, ученик чародея сам стал колдовать. Вскоре, когда в стране пошли разговоры о перераспределении земли и сокращении рабочего дня, члены организации, созданной для поддержки монархии, стали заявлять, что лучше вообще не иметь никакого правительства, чем терпеть нынешнее. Черносотенцы поговаривали, что несколько честных офицеров, как в Сербии, способны принести стране много пользы намек на политические убийства в этой балканской стране.

Читайте также  Изгнание немецко-фашистских захватчиков с территории ссср

После первой мировой войны террористические организации находили поддержку прежде всего у правых и сепаратистски настроенных групп, как, например, хорватские усташи, получавшие помощь от фашистской Италии и Венгрии. Хорваты требовали независимости и были готовы принимать помощь от кого угодно. Как и у ирландцев, их борьба продолжалась и после второй мировой войны. В 20-е годы систематический терроризм культивировался на перифериях новых и многочисленных фашистских движений, а также среди их предшественников, например фрайкоровцев в Германии и особенно среди членов румынской Железной гвардии. Но в целом активность боевиков оставалась в достаточно узких рамках. Наступило время массовых политических партий, как правого, так и левого толка, и анархизм перерос стадию индивидуального террора. Конечно, и в те годы случались громкие политические убийства Розы Люксембург и Карла Либкнехта в 1919-м, Ратенау в 1922-м, югославского царя Александра и французского премьера Барту в 1934-м. Поскольку последний инцидент носил международный характер и в нем было замешано четыре правительства, Лига Наций сочла необходимым вмешаться. Был вынесен ряд резолюций и основано несколько комиссий с целью борьбы с проявлениями международного терроризма. Все эти старания оказались тщетными, поскольку одни страны действительно были намерены положить конец подобным проявлениям жестокости, но другие ничего не имели против терроризма, коль скоро он лил воду на мельницу их политики. Три десятилетия спустя с похожей ситуацией столкнулась и Организация Объединенных Наций.

Единый федеральный список организаций, признанных террористическими Верховным Судом Российской Федерации

  1. «Джунд аш-Шам»
  2. «Исламский джихад — Джамаат моджахедов»

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного
Суда Российской Федерации в течение 10 дней после вынесения судом решения
в окончательной форме.

Статистика террористических актов на территории Российской Федерации и мире в 2005-2014 гг.

Хронология терактов в России и мире

Статистика террористических актов на территории Российской Федерации и мире в 2005-2014 гг.

День солидарности в борьбе с терроризмом. В годовщину трагических событий в Беслане именно третьего сентября по всей стране проходят траурные митинги и памятные акции.

02.09.14

Итальянская пресса со ссылкой на израильские источники, сообщает, что Папа Римский Франциск стал одной из важнейших мишеней террористической группировки «Исламское государство».

США провели военную операцию против боевиков группировки «Аш-Шабаб» в Сомали. Об этом сообщил пресс-секретарь Пентагона контр-адмирал Джон Кирби. Группировка «Аш-Шабаб» контролирует значительную территорию Сомали, а также организует теракты в соседней Кении.

Большая часть террористических атак в 2013 году была совершена всего в трех странах, сообщается в отчете Национального консорциума изучения терроризма и реакции на терроризм (National Consortium for the Study of Terrorism and Responses to Terrorism, START). По данным организации, в минувшем году было произошло 11952 теракта в 91 стране; погибли 22 178 человек, 37529 получили ранения. Более половины инцидентов (54%) имели место в Ираке, Пакистане и Афганистане.

По словам директора START профессора Гэри ЛаФри (Gary LaFree), в 2013 году местами терактов чаще всего становились государства, испытавшие политические волнения годом ранее. «Список стран, страдающих от терроризма, практически не изменился за последние 2 года. Во многих местах ситуация только ухудшилась», — отметил ЛаФри.

Десятки стран, в которых чаще всего совершались террористические атаки в 2013 году, выглядит следующим образом:

1. Ирак – 2852 атаки, 7046 жертв;

2. Пакистан – 2212 атак, 2891 жертва;

3. Афганистан – 1443 атаки, 2697 жертв;

4. Индия – 690 терактов, 464 жертвы;

5. Филиппины – 652 атаки, 432 жертвы;

6. Таиланд – 477 атак, 253 жертвы;

7. Йемен – 424 атаки, 622 жертвы;

8. Нигерия – 341 атака, 2003 жертвы;

9. Сомали – 331 атака, 641 жертва;

10. Египет – 315 атак, 243 жертвы.

В десятку наиболее опасных террористических организаций вошли:

1. Талибан* (2718 жертв);

2. Аль-Каида в Ираке* (1868 жертв);

3. Боко Харам* (1731 жертва);

4. Аль-Шабааб* (735 жертв);

5. Техрик-е Талибан Пакистан* (710 жертв);

6. Фронт аль-Нусра* (707 жертв);

7. Лашкар-е-Джангви (404 жертвы);

8. Аль-Каида на Аравийском полуострове* (368 жертв);

9. Давид Яу Яу (194 жертвы);

10. Армия нового народа (156 жертв).

* Связаны с Аль-Каидой

29.08.14

Информационный центр Национального антитеррористического комитета сообщает, что в Республике Ингушетия обнаружены летние стоянки боевиков и схрон боеприпасов.

28 и 29 августа в результате проведения комплекса адресных оперативно-розыскных мероприятий по пресечению преступных планов банд подполья, действующего на территории Республики Ингушетия, сотрудниками республиканских управлений ФСБ и МВД России в горно-лесистой местности вблизи населённых пунктов Али-Юрт и Экажево Назрановского района были обнаружены летние стоянки боевиков и замаскированный схрон с боеприпасами.

В ходе осмотра стоянок обнаружены и изъяты продукты питания, медикаменты, камуфляжная военная форма, несколько единиц автоматического оружия, гранаты и большое количество патронов.

28.08.14

В КНР проходят военные антитеррористические учения «Мирная миссия-2014» — самая крупномасштабная совместная тренировка вооруженных сил государств-членов ШОС за всю историю существования организации. В учении принимают участие свыше 7 тыс. военнослужащих и почти 500 единиц военной техники различного назначения.

27.08.14

Информационный центр Национального антитеррористического комитета сообщает, что в Цунтинском районе Дагестана нейтрализован Магомед Расулов – активный член «цунтинской» бандгруппы. Бандит причастен к многочисленным убийствам сотрудников правоохранительных органов.

ФСБ пресекла деятельность 52 кадровых сотрудников и 209 агентов иностранных спецслужб в ходе спецопераций в 2014 году. Об этом сообщил президент РФ Владимир Путин.

«Эффективно и четко действовали в прошлом году органы контрразведки. В ходе спецопераций пресечена деятельность 52 кадровых сотрудников и 209 агентов иностранных служб», — приводит слова президента РИА Новости.

Он также добавил, что сегодня особенно важно совершенствовать систему защиты сведений, представляющих гостайну, не допускать утечки информации о развитии военных организаций, мобилизационных планов промышленных и оборонных технологий.

По оценкам МВД России, к деятельности международных террористических группировок в общей сложности причастны около полутора тысяч выходцев из РФ.

Свыше 300 уголовных дел возбуждено против выходцев из России, примкнувших к международным террористическим организациям, таким как «Исламское государство» (ИГ) или запрещенная таджикская группировка «Хизб-ут-Тахрир». Об этом в понедельник, 30 марта, сообщает агентство РИА Новости со ссылкой на представителя Управления по противодействию экстремизму МВД России. По его словам, в деятельности международных террористических группировок в общей сложности участвуют около полутора тысяч россиян.

В декабре 2014 года Верховный суд России признал ИГ и «Джебхат ан-Нусра» террористическими организациями, деятельность которых в России официально запрещена.

Пик пресеченных экстремистских преступлений в России пришелся на 2014 год. Об этом сообщает Генеральная прокуратура (ГП).

«В прошлом году в России пресечено 1034 преступления экстремистской направленности, что является наибольшим показателем за последние 10 лет. Две трети из них — это преступления, связанные с распространением экстремистских материалов в сети интернет», — заявили в Генеральной прокуратуре.

«Ведется постоянный мониторинг интернет-пространства для выявления экстремистских сайтов и ограничения доступа к ним. Только по требованиям Генеральной прокуратуры РФ более чем с 3 тысячи страниц удалена противоправная информация с призывами к экстремистской, террористической деятельности и массовым беспорядкам, заблокировано 160 веб-ресурсов, созданных для сбора средств на поддержку незаконных вооруженных формирований в Сирии», — говорится в сообщении.

Замгенпрокурора Виктор Гринь предложил расширить полномочия прокуроров, чтобы во внесудебном порядке можно было ограничивать доступ не только к сайтам с призывами к экстремистской деятельности, но и к интернет-ресурсам, пропагандирующим пособничество терроризму и его финансирование.

Тактико-специальные антитеррористические учения на объекте государственной власти в Шовгеновском районе республики проводились Оперативным штабом Адыгеи в соответствии с планом проведения.

Особое внимание было уделено вопросам совершенствования способов организации взаимодействия при проведении совместных мероприятий по противодействию терроризму, а также организации взаимодействия при ликвидации последствий террористических актов.

В Петербурге в результате совместных действий Управления ФСБ и ГУ МВД удалось задержать руководителей ячейки международной террористической организации “Хизбут-тахрир аль-ислами” (деятельность организации запрещена в России по решению Верховного суда РФ).

Еще в мае 2014 года УФСБ России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области возбуждено уголовное дело по факту создания в регионе ячейки этой международной террористической организации. Следственные мероприятия и задержания проводились в Северной столице в течение всего лета 2014 года, однако выйти на руководителей до сих пор не удавалось.

“В отношении задержанных Следственной службой УФСБ России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области возбуждено уголовное дело по части первой статьи 205.5 УК РФ “Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации”, — заявили в УФСБ России по Петербургу и Ленобласти. — Решается вопрос об избрании задержанным меры пресечения.

Читайте также  Семен Буденный – советский военачальник и известный стратег

В июне 2014 года в Петербурге задержаны сразу несколько членов этой международной террористической группировки. В их числе оказались и студенты Государственного морского технического университета. Вербовщиков удалось задержать после обыска комнат в их студенческом общежитии, где изъяли экстремистскую литературу.

В России сегодня вспоминают жертв терактов. Эта дата неразрывно связана с Бесланской трагедией — одной из самых скорбных страниц современной истории. 11 лет назад страшные кадры облетели весь мир. Сегодня в Беслане в небо выпустят 334 белых шара — по числу погибших.

Те, кто потерял тогда близких или сам чудом уцелел, собрались в зале Дома культуры, где прошел памятный концерт — его устроили ребята из Волгоградского детского симфонического оркестра. После этого зрители и музыканты зажгли свечи перед той самой Первой школой.

Акции памяти сегодня будут проходить день. Теракты в Московском метрополитене, захват заложников в Театральном центре на Дубровке, взрыв в Домодедово. В скорбном списке погибших от рук террористов только в нашей стране несколько тысяч человек.

Революционно-террористические организации в россии

  • Главная
  • Архив
  • Редакция
  • Рецензирование
  • Подписка
  • Авторам
  • Контакты

Терроризм в России в начале XX в.

Издательство: АНО «Руниверс»

Страниц: 228 стр.

Очередной номер журнала «Исторический вестник» посвящен истории терроризма в России в начале XX в. Эта проблема отнюдь не реликт столетней давности. Вопрос о том, как на переломе веков создавался спусковой механизм глобального социального и военно-политического конфликта, унесшего жизни миллионов людей, остается актуальным и до настоящего времени.

Комплекс данных, собранных авторами во втором номере журнала, позволяет определенно утверждать, что феноменология такого явления, как «русский терроризм», отнюдь не ограничивалась национальными границами Российской империи. Более того, использованные в начале XX в. методики вполне укладываются в понятие «международный терроризм», а цели, поставленные организаторами этой беспрецедентной силовой акции, характерны своим континентальным размахом. Историкам еще предстоит изучить деятельность зарубежных организаций, в частности американского «Общества помощи Революционной России», ответственных за запуск механизмов, приведших к разрушению российской государственности. Особенности этих процессов рассмотрены в статье М.И. Леонова. В своем обобщающем обзоре автор рассматривает финансовые, социальные и организационные основы политического террора, захлестнувшего Россию в начале ХХ века.

В статье В.Д. Лебедева на основе архивных материалов Департамента полиции из фондов Государственного архива Российской Федерации анализируется история борьбы верховной власти с политическим террором между двумя русскими революциями 1905 и 1917 гг. Характерно, что российская государственная элита ни морально, ни организационно не была готова к террористической атаке такого масштаба. Автор подчеркивает, что политическая слабость МВД, особенно Департамента полиции, и отсутствие единого органа внешней разведки — первая причина роста политического террора, получавшего финансовую и политическую поддержку из-за рубежа, причем в первую очередь из Соединенных Штатов, Англии, Японии и Франции.

Примечательна работа Р.У. Ибатуллина, посвященная участию интеллигенции в террористическом движении. Либеральный сегмент российского общества не только создавал идеологическое обоснование и оказывал моральную поддержку совершаемым преступлениям, но и составлял одну из самых больших социальных групп среди террористов того времени.

В статье Н.С. Сидоренко рассматриваются процессы, связанные с политическим терроризмом на Урале. Как следует из приведенных автором данных, архитекторы террора нацеливали своих исполнителей не только на высший эшелон власти, но и на средний региональный управленческий сегмент империи. Здесь их целью были так называемые классные чиновники России. Если учесть, что в начале XX века их было чуть более 160 тысяч, а число жертв террористов по разным данным составило от 16 до 25 тысяч человек (речь идет не только об убитых, но и о тех, кто, опасаясь за жизнь свою и близких, вынуждены были покинуть занимаемые должности), становится понятно, насколько серьезные потери понес государственный аппарат. В результате, это привело к катастрофическому снижению эффективности управления государством в целом.

Не менее интересна история срастания национал-террористических групп и зарубежных, в частности, японских спецслужб. Сотрудничеству грузинской «оппозиции» и японской разведки во время Русско-японской войны 1904 – 1905 годов посвящена работа французского исследователя Г. Мамулиа. При общем антиимперском пафосе, автор объективно рассматривает процессы взаимодействия и координации грузинских, прибалтийских и польских национал-сепаратистов, проводит анализ методик японской разведки, нацеленных на ослабление мобилизационных возможностей России. В статье использованы уникальные материалы из российских и французских архивов.

Обзору различных концептуальных подходов к проблеме политического террора в России посвящена статья О.А. Суховой, в которой приведен также обширный фактологический материал по предмету исследования.

Особый интерес представляет подготовленный Н.А. Карповой архивный материал, содержащий развернутый список тайных сотрудников специального отдела полиции по работе за рубежом.

Яркой иллюстрацией к драматическим событиям начала ХХ века служит составленный И.И. Бондаренко и Д.В. Климовым поименный список жертв революционного террора. В номере публикуется лишь часть огромного мартиролога. Публикация продолжена в электронной версии журнала.

Кроме того, приведен перечень наиболее заметных работ по проблеме терроризма, вышедших в последние годы.

А.Э. Титков, главный редактор журнала «Исторический вестник»

ТЕРРОРИЗМ В РОССИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Леонов М.И. Террор и Смута в Российской империи.

Лебедев В.Д. Политический террор в России между двумя революциями начала ХХ века.

Ибатуллин Р.У. Интеллигенция и терроризм в России в начале ХХ века.

Сидоренко Н.С. Политический экстремизм на Урале в начале ХХ века.

Мамулиа Г. Как самурай стал союзником Прометея: японо-кавказская смычка в годы Русско-японской войны.

Сухова О.А. Революционный терроризм в России конца XIX – начала ХХ века: историография, методология, факты.

На службе Заграничной агентуре Департамента полиции МВД Российской империи.

Жертвы политического террора в России (1901–1912).

Список монографий и документальных сборников по истории терроризма в России в начале ХХ века.

Революцио́нный террори́зм в Росси́йской импе́рии

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 09 Ноября 2014 в 10:49, доклад

Краткое описание

Революцио́нный террори́зм в Росси́йской импе́рии — совокупность методов и теорий, обосновывавших методы, с помощью которых различные российские политические партии и движения во второй половине XIX века — начале XX века стремились осуществить социальную революцию в Российской империи посредством систематического применения насилия против представителей власти[1].

Вложенные файлы: 1 файл

Революцио́нный террори́зм в Росси́йской импе́рии.docx

Революцио́нный террори́зм в Росси́йской импе́рии — совокупность методов и теорий, обосновывавших методы, с помощью которых различные российские политические партии и движения во второй половине XIX века — начале XX века стремились осуществить социальную революцию в Российской империи посредством систематического применения насилия против представителей власти[1].

Как массовое явление революционный терроризм впервые проявился после крестьянской реформы 1861 года. 4 апреля 1866 года выстрел Дмитрия Каракозова в Александра II положил начало эпохе революционного террора в России, продолжавшейся несколько десятилетий.

Причин, обусловившие переход революционеров к методам террора:
1. незавершённость реформ царског о правительства
2. невосприятие массами революционных идей
3. пассивность общества по отношению к революционному движению
4. месть властям за репрессии, в том числе по отношению к террористам
5. чрезмерную персонификацию влас ти революционерами.
Террор рассматривался его идеологами, с одной стороны, как способ дезорганизовать правительство и побудить его к реформам; с другой стороны — как способ подтолкнуть народ к восстанию, ускорить ход истории.

Первой последовательно террористической организацией стало основанное С. Г. Нечаевым в 18 69 году общество «Народная расправа». Нечаев составил список лиц — первых кандидатов на уничтожение, но единственным террористическим актом, который он осуществил, стало убийство члена его организации студента И. И. Иванова, отказавшегося подчиниться Нечаеву. Убийство было раскрыто и на десять лет скомпрометировало методы террора в революционном движении[15].

Новый подъём терроризма в революционном движении произошёл в 1878 году, начавшись с выстрела Веры Засулич в петербургского градоначальникаФ. Ф. Трепова, — таким образом она отомстила Трепову за его приказ подвергнуть порке заключённого Петропавловской крепости Боголюбова, который не пожелал снять перед Треповым головной убор. Суд присяжных, к неожиданности для правительства, оправдал Засулич. Это послужило, с одной стороны, распространению террористических идей среди части революционной молодёжи, а с другой — ужесточению репрессивных мер царского правительства. С этих пор аналогичные дела по политическим убийствам и насильственным действиям выносились на рассмотрение военных судов, а не судов присяжных[5].

За выстрелом Засулич последовал ряд других террористических актов: покушения на главу жандармерии Одессы барона Г. Э. Гейкинга, на прокурора КиеваМ. М. Котляревского, на агента сыскной полиции А. Г. Никонова. 4 августа 1878 года землеволец С. М. Кравчинский заколол в центре Петербурга шефа жандармов генерал-адъютанта Н. В. Мезенцова. Продолжался революционный террор и в следующем, 1879 году[16]. Так, в феврале 1879 г. был убит харьковский губернатор генерал-майор князь Д.Н. Кропоткин, двоюродный брат революционера-анархиста П.А. Кропоткина.

Народная воля:
В июне 1879 года в результате раскола «Земли и воли» была создана партия «Народная воля». Целью террора организация поставила дезорганизацию правительства и возбуждение народных масс. Необходимость террора народовольцы обосновывали преследованиями народников со стороны властей и личной ответственностью Александра II за репрессии, которую зафиксировал Исполнительный комитет «Народной воли» в смертном приговоре царю[18].

Читайте также  Русская культура во второй половине xix - начале xx в.

За Александром II была устроена настоящая «охота». Три попытки устроить крушение царского поезда были предприняты осенью 1879 года. 5 февраля 1880 годаС. Н. Халтурин произвёл взрыв в Зимнем дворце, в результате которого император не пострадал, хотя было убито и ранено несколько десятков человек. Наконец 1 марта 1881 года группой народовольцев было осуществлено покушение на Александра II путём бомбометания, в ходе которого император был смертельно ранен вместе с И. И. Гриневицким, одним из бомбометателей[5].

После цареубийства Исполнительный комитет «Народной воли» 10 марта предъявил новому императору Александру III письмо-ультиматум, в котором заявлялась готовность прекратить вооружённую борьбу и «посвятить себя культурной работе на благо родного народа». Перед императором ставился выбор[18]:

Или революция, совершенно неизбежная, которую нельзя предотвратить никакими казнями, или добровольное обращение верховной власти к народу. В интересах родной страны, во избежание тех страшных бедствий, которые всегда сопровождают революцию, Исполнительный комитет обращается к вашему величеству с советом избрать второй путь.

К 17 марта все участники убийства Александра II были арестованы, а затем преданы суду. 3 апреля 1881 года пятеро первомартовцев: А. И. Желябов, С. Л. Перовская,Н. И. Кибальчич, Т. М. Михайлов и Н . И. Рысаков — были повешены.

Терроризм начала 20 века:
Новый подъём революционного терроризма произошёл в начале XX века в условиях политического кризиса, вызванного отказом правительства от осуществления назревших реформ. Одной из главных предпосылок роста террора в этот период стало сосуществование в Российской империи социально-экономического подъёма и политической отсталости. Многие представители появлявшихся новых социальных групп не находили себе места в старой социальной структуре, что вызывало у них разочарование и толкало на путь революционной деятельности и террора.
В отличие от террористов второй половины XIX века ( в основном принадлежавших к привилегированным социальным группам и разночинцам) большинство террористов новой революционной волны были выходцами из первого поколения мастеровых и чернорабочих, перебиравшихся в поисках заработка из села в город.
Немалую часть террористов этого периода составили женщины. В подпольных организациях они получали от мужчин уважение большее, чем могли получить где-либо в традиционных социальных слоях, и, т. о., реализовывали своё стремление к самоутверждению.
Активнее, чем раньше, в терроре принимали участие представители национальных меньшинств Российской империи: евреи, поляки, выходцы с Кавказа и из Прибалтики.
Террор поддерживали представители привилегированных социальных слоёв и разночинцы. Выбирали его, поскольку считали невозможной действенную мирную работу в рамках существовавшего политического режима.

Свою роль в переходе революционеров к методам террора сыграл голод, возникший вследствие неурожая 1891 года, одновременно с которым в европейской части России вспыхнули эпидемии холеры и тифа.
Отношение образованного общества к радикалам способствовало террору. Уже со времени оправдательного приговора по делу Засулич в 1878 году стало ясно, что симпатии либералов на стороне террористов. В террористах видели героев, показывавших образцы бескорыстного самопожертвования и руководимых глубокой человечностью. Даже часть консервативных кругов перестала поддерживать царское правительство в его борьбе с радикалами, предпочитая держаться в стороне от политики и осуждать обе стороны.
Толчком к всплеску терроризма послужили события «Кровавого воскресенья» 9 января 1905 года, когда войска правительства расстреляли направлявшееся к царю с петицией рабочее шествие.

Вывод:
Анализируя террористическую деятельность большевиков в годы первой русской революции, историк и исследователь Анна Гейфман приходит к выводу, что для большевиков террор оказался эффективным и часто используемым на разных уровнях революционной иерархии инструментом.

Глава 2. Терроризм в России

2.1. История терроризма и борьбы с ним в России

Первый зафиксированный факт совершения терроризма в русской истории связан с политическим убийством братьев — ростовского князя Бориса и Муромского князя Глеба их двоюродным братом – туровским князем Святополком, захватившим киевский трон после смерти князя Владимира I. Борис и Глеб стали первыми святыми русской православной церкви. Террористические, по своей сути, методы применял Иван Грозный, который ввел опричнину. Политические убийства продолжались и позже – были убиты императоры Петр III и Павел.

Рост и идеологическое обоснование идей терроризма приходится на XIX век. Иные цели преследовали покушения на членов царской семьи и представителей органов власти, которые стали множиться в России, начиная с выстрела 4 апреля 1866 года студента Д.Каракозова в императора Александра II. Повторное покушение было предпринято 25 мая 1867 года А.Березовским в Булонском лесу во Франции. 24 января 1878 года В.Засулич стреляла в градоначальника Ф.Ф. Трепова и тяжело ранила его, но была оправдана судом присяжных. В России того времени существовали организации как «Народная воля», которые использовали террористические методы в политической борьбе. В результате теракта, организованного «народной волей» 1 марта 1881 года, был убит император Александр II. Некоторые ученые считают, что используемая революционная периодизация (дворянская, разночинская, пролетарская) может использоваться и для периодизации терроризма. Групповой вооруженный террор использовался и большевиками в политической борьбе, эсерами-максималистами, анархистами. Новая волна террора в России поднялась после 1917 года. После 1931 года с помощью террористических методов проводилась политическая чистка И.Сталиным. В период с 1950 г. и до конца 80-х годов терроризм как системное социально-политическое явление исчез из жизни государства и общества. В этот период имели место только отдельные факты. В 1978 году прогремели взрывы в Москве, организованные членами партии «Дашнакцутюн». В марте 1978 года Ю.Власенко проник в Посольство США и требовал предоставить самолет для вылета за рубеж, но был убит снайпером. Впервые самолет на территории СССР был угнан 15 октября 1970 года. Отец и сын Бразинкасы захватили самолет, совершавший рейс «Батуми-Сухуми», убили бортпроводницу Н. Курченко и посадили самолет в Турции. СССР преступники выданы не были. Имелись и факты индивидуального терроризма против представителей власти, но готовились они людьми с отклонениями в психике. Шизофреник В.Ильин пытался 22 января 1969 года стрелять в Л.И. Брежнева. 7 ноября 1990 года на Красной площади пытался произвести из охотничьего ружья выстрел в М.С.Горбачева рабочий А. Шмонов, признанный позднее невменяемым.

Наша страна имеет богатый опыт противодействия терроризму. До октября 1917 г. в охране государственного и общественного строя и борьбе с терроризмом принимала участие вся система государственных и негосударст­венных органов России.

Основную и непосредственную работу по предупреждению и пресече­нию террористической деятельности выполняли специальные службы царской России, которые зарекомендовали себя достаточно дееспособными органами.

В деятельности органов политического розыска царской России по борьбе с терроризмом можно выделить несколько основополагающих прин­ципов. На первое место следует поставить конспиративный характер деятельности органов политического розыска. Конспиративность в борьбе с терроризмом определялась многими обстоятельствами. Во-первых, сами террористы действовали скрытно и конспиративно, а значит, открытые методы борьбы с ними были малоэффективны и почти невозможны, особенно на стадии выявления и разработки террористических организаций. Во-вторых, террористы были беспощадны в своих действиях не только по отношению к объектам политического террора, но и по отношению к сотрудникам спецслужб, стоявшим на пути их террористических устремлений. Поэтому конспирация необходима была и для обеспечения физической безопасности самих сотрудников органов политического розыска.

Принципиальным моментом в деятельности специальных служб явля­лась профилактическая направленность их работы. Руководящие документы, определявшие задачи органов политического розыска в борьбе с насильствен­ными посягательствами на существовавший режим, предписывали, в первую очередь, решать задачи по предупреждению преступлений.

Так, в «Положении об охранных отделениях», утвержденном 9 февраля 1907 г., говорилось, что «. начальники охранных отделений обязаны руково­дствоваться тем соображением, что главным мерилом успешности их дея­тельности будет всегда не количество произведенных ими ликвидации, а чис­ло предупрежденных преступлений и процентное отношение обысканных лиц к количеству тех из них, которые подверглись судебной каре».

Борьба с терроризмом носила межгосударственный наднациональный характер, что также можно рассматривать в качестве одного из принципов данной деятельности. Государственные органы России имели соглашения с правительствами европейских монархий по совместной борьбе с политиче­ским террором.

Силы спецслужб формировались из официальных сотрудников и не­гласного аппарата. К официальным сотрудникам относились лица, состояв­шие на воинской службе (офицеры, вахмистры и унтер-офицеры), и граждан­ские лица, имевшие классные чины и не имевшие классных чинов. В неглас­ный аппарат входили агентура («секретные сотрудники», «вспомогательные агенты», «штучники», «откровенники») и филеры (наблюдательные агенты: старшие и младшие).

Численность официальных сотрудников и негласного аппарата спец­служб применительно к масштабам России была сравнительно невелика. Все­го по данным на 1895 г. в Отдельном корпусе жандармов в конце XIX в. на­считывалось 693 офицера, 28 классных чинов, 8522 нижних чина (из них 6930 вахмистров и унтер-офицеров).

К сожалению, в период становления российской государственности в 1991-1994 гг. высшее военно-политическое руководство России не только не использовало зарубежный и имеющийся отечественный опыт борьбы с терро­ризмом, но и допустило прямое попустительство образованию на территории Чеченской Республики террористического режима.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: