Россия и европейские державы. князь а.м.горчаков

Канцлер А.М. Горчаков: «Россия не сердится, Россия сосредотачивается»

К годовщине смерти канцлера А.М.Горчакова …

В этот день, 27 февраля (старый стиль) 1883 года скончался выдающийся русский дипломат, последний канцлер Российской Империи, бессменный руководитель внешней политики страны на протяжении всего царствования Императора Александра II Александр Михайлович Горчаков (1798-1883).

Сегодня, когда перед Россией остро стоит вопрос о дальнейшей судьбе Крыма и Черноморского флота, опыт канцлера А.М.Горчакова, сумевшего в тяжелейших условиях международной изоляции исключительно дипломатическими средствами преодолеть унизительные для страны условия Парижского мира (1856), заключенного после неудачной Крымской войны, нам особенно ценен и дорог.

Отпрыск известного княжеского рода, сын генерала, воспитанник легендарного Царскосельского лицея, однокашник А.С.Пушкина, «питомец мод, большого света друг, обычаев блестящих наблюдатель» — А.М.Горчаков с юных лет отличался литературными способностями, остроумием, «примерным благонравием, прилежанием и отличными успехами по всем частям наук», вскоре пригодившимися ему на дипломатическом поприще. Карьера его развивалась достаточно быстро и успешно. Окончив Лицей с золотой медалью, он в 1817 году поступил на службу в канцелярию Министерства иностранных дел. Начав службу под крылом николаевского канцлера К.В.Нессельроде, Горчаков последовательно был секретарем российского посольства в Лондоне, в Риме, затем был переведен советником посольства в Берлин, во Флоренцию и в Вену, дослужившись к 1850 году до поста представителя Российской Империи при германском союзном сейме, где и завязалось его тесное знакомство с выдающимся прусским деятелем Отто фон Бисмарком.

Преждевременная кончина Императора Николая I и восшествие на престол Александра II застали А.М.Горчакова на посту российского посланника в Вене — должности весьма ответственной, учитывая враждебность Австрии по отношению к России на протяжении всей Крымской кампании. Биограф князя Горчакова С.К.Бушуев отмечал: «Первой страной после Турции, которая была вовлечена в орбиту англо-французского влияния, была Австрия. Австрия вероломно изменила России и удивила мир своей черной неблагодарностью. Австрийская армия была введена в Трансильванию с целью демонстрации против русских войск, оккупировавших Придунайские княжества. Австрийская армия в виде угрозы нависла над русскими войсками на Дунае. ». А вскоре австрийские войска заняли Молдавию и Валахию, тем самым фактически присоединившись к англо-французской коалиции. Отстаивая в этих непростых условиях интересы России, А.М.Горчаков заявил: «Я готов поставить мое имя под миром с жертвами, но не такими, что заключают в себе ущерб достоинству и чести». Твердость русского посланника была оценена по заслугам. 1 июля 1855 г. Император Александр II пожаловал его орденом святого Александра Невского.

А в марте 1856 года был заключен печально известный Парижский трактат, завершивший неудачную для России Крымскую войну (1853-1856). Мирный договор предусматривал возвращение Турции Карса, утрату протектората над Молдавским княжеством (вассалом Османской империи), которому передавалось устье Дуная и часть Бессарабии; вынужденное согласие на нейтрализацию Черного моря (что означало запрет для России иметь Черноморский военный флот, военные арсеналы и крепости), а также ликвидацию европейской системы, основанной на Венских трактатах (1815), что привело России к международной изоляции. Это было крупным дипломатическим поражением, и граф Нессельроде вынужден был просить отставки. Место его на посту министра иностранных дел занял А.М.Горчаков. «Назначение князя А.М.Горчакова министром иностранных дел, на место удалившегося на покой канцлера графа Нессельроде, означало крутой поворот во внешней политике России», — справедливо отмечал историк царствования Императора Александра II С.С.Татищев.

За четверть века, проведенные на посту министра иностранных дел, князю Горчакову довелось сделать немало. С его именем связаны все внешнеполитические деяния царствования Императора Александра II — присоединение Средней Азии, продажа Аляски, заключение выгодных договоров с Китаем и Японией, война с Турцией и восстановление прежнего величия Российской Империи на внешнеполитической арене.

Последняя задача была крайне сложной, ведь вывести страну из изоляции и восстановить ее статус Горчакову предстояло исключительно мирными средствами — в условиях проведения «великих реформ» Россия не могла позволить себе втянуться в серьезный европейский конфликт. Поэтому достичь этой цели можно было только умелой дипломатией в сочетании с верным расчетом и железной выдержкой.

Отказавшись на время от вмешательства в европейские дела, А.М.Горчаков произнес фразу, тут же ставшей крылатой: «Говорят, что Россия сердится. Нет, Россия не сердится, Россия сосредотачивается». Но уже к 1860 году князь во всеуслышание заявил: «Россия выходит из того положения сдержанности, которое она считала для себя обязательным после Крымской войны».

С удовлетворением отмечая нарушения условий Парижского трактата со стороны стран, нам его навязавших, Горчаков признавался: «Я очень доволен, что этому трактату наносят удары перочинным ножом, в свое время мы нанесем ему удар саблей». И как только наступил подходящий момент, решительный «удар саблей» не заставил себя ждать.

Поочередно играя на противоречиях между европейскими державами, используя промахи наших противников, Горчаков, к середине 1860-х годов, сделал ставку на Пруссию, которая при благожелательном нейтралитете со стороны России разгромила Австрию и Францию. Таким образом, из серьезных недоброжелателей Российской Империи оставалась только Англия, которая едва могла что-либо предпринять против Петербурга, не имея влиятельных союзников на континенте.

Используя благоприятный момент, А.М.Горчаков 19 октября 1870 года поспешил известить Европу о том, что Россия в одностороннем порядке денонсирует статью Парижского мирного договора, запрещающую иметь ей военный флот в Черном море. Несмотря на решительный протест Британии, все европейские державы признали это право России, которое было оформлено Лондонской конвенцией 1871 года.

Император Александр II, поздравляя канцлера с успехом, писал ему: «Заслугою вашею в сем случае, имеющею для Отечества значение историческое, вы ознаменовали блистательное продолжение всей предыдущей вашей деятельности. Услуги, оказанные вами Престолу и Отечеству, во время Польского мятежа 1863 года, когда вы, с полным успехом, противодействовали притязательным попыткам постороннего вмешательства во внутренние дела России; затем, увенчанные ныне тем же успехом труды ваши по Черноморскому вопросу оценены по достоинству, общим признательным сочувствием всех ваших соотечественников, дорожащих честию и самостоятельностию Русской земли. Во внимание к столь достохвальным вашим заслугам, Я признаю справедливым украсить носимое вами и нисходящим вашим потомством княжеское достоинство титулом Светлости. Даруя вам сие высшее отличие, Я желаю, чтобы это доказательство Моей признательности напоминало вашему потомству о том непосредственном участии, которое, с самого вашего поступления в управление министерством иностранных дел, принимаемо было вами в исполнение Моих мыслей и предначертаний, клонящихся непрестанно к обеспечению самостоятельности и упрочению славы России».

«Суть «горчаковской» дипломатии состояла в том, что, играя не столько на противоречиях, а главным образом на нюансах европейской дипломатии, на особенностях психологии и истории взаимоотношений Англии, Франции, Италии, Пруссии, Австрии, без единого выстрела, без какого-либо жесткого прессинга, в течение нескольких лет Россия оказалась свободна от всех унизительных договоров и вновь вошла в ряд ведущих Европейских держав», — отмечает современный историк В.Михайлов.

А замечательный русский поэт и дипломат Ф.И.Тютчев отозвался на это событие следующими строками:

Да, вы сдержали ваше слово:

Не двинув пушки, ни рубля,

В свои права вступает снова

Родная русская земля —

И нам завещанное море

Опять свободною волной,

О кратком позабыв позоре,

Лобзает берег свой родной

«Россия сосредотачивается». Как друг Пушкина вернул России флот

Кому ж из нас под старость день Лицея
Торжествовать придется одному?
Несчастный друг! средь новых поколений
Докучный гость и лишний, и чужой,
Он вспомнит нас и дни соединений,
Закрыв глаза дрожащею рукой.

Когда Александр Сергеевич Пушкин в 1825 году написал эти строки, он, разумеется, не мог знать, кому из его однокашников выпадет участь пережить остальных. Ответ на этот вопрос был получен летом 1880 года, вскоре после торжеств по случаю открытия теперь всем хорошо известного памятника Пушкину в Москве. Последним из лицейских товарищей Пушкина в живых остался Александр Михайлович Горчаков, в годы учебы получивший от лицеистов прозвище «Франт».

Выдающийся государственный деятель, Горчаков остался в истории и последним канцлером Российской империи. Заняв этот пост, в 1867 году, он оставался канцлером до самой смерти. И, хотя формально должность канцлера не была упразднена до революции, после Горчакова она оставалась вакантной.

В начале славных дел

Своему приятелю блестящее будущее Пушкин пророчил в стихах:

Тебе рукой Фортуны своенравной
Указан путь и счастливый и славный

Поэт не ошибся — Александр Горчаков вошел в историю как один из самых влиятельных дипломатов в отечественной истории.

Он родился 15 июня 1798 года в Гапсале (ныне — эстонский Хаапсалу). Отец Александра, генерал-майор Михаил Алексеевич Горчаков, по долгу службы не раз переезжал с места на место, и к путешествиям мальчик привык с юных лет.

Получив хорошее начальное образование на дому, о чём позаботилась мама, Елена Васильевна Ферзен, Саша в 1811 году успешно сдал вступительные экзамены в Царскосельский лицей.

Предполагалось, что юных представителей русской элиты в этом учебном заведении будут готовить к государственной службе. Мы с вами знаем, что задумка удалась не в полной мере. Но, если из Александра Пушкина государственного деятеля не получилось, то его тезка Горчаков ожидания педагогов оправдал в полной мере. Лицей он закончил с золотой медалью за «примерное благонравие, прилежание и отличные успехи по всем частям наук».

В 19 лет в чине титулярного советника Горчаков начал свою карьеру в Министерстве иностранных дел.

Он сразу же столкнулся с закулисной войной и интригами. В МИДе шла постоянная борьба различных группировок. Горчаков для себя решил, что лучше оставаться в стороне, возможно, не обретая друзей, но и не наживая врагов.

Отставка по любви

Поучаствовав в работе конгрессов Священного союза в Троппау, Лайбахе и Вероне, Горчаков начал вникать в кухню европейской политики. В 1820 году он получил назначение на должность секретаря российского посольства в Лондоне. Это была именно то назначение, о котором мечтал молодой дипломат, и он сумел показать себя с самой лучшей стороны. Став первым секретарем посольства и получив чин надворного советника, Горчаков проработал в Лондоне до 1827 года.

Читайте также  Присоединение левобережной украины к россии

В последующие десять лет он работал в Берлине, Вене, Флоренции, обрастая нужными связями и знакомствами. Но в 1838 году карьера прервалась — Горчаков вышел в отставку по собственному желанию.

Официально причиной отставки была свадьба. 40-летний Горчаков решил покончить с холостяцкой жизнью, взяв в жены Марию Александровну Мусину-Пушкину.

37-летняя вдова генерала Мусина-Пушкина имела на руках пятерых детей от первого брака, что никоим образом не смутило Горчакова. Мария Александровна и к 40 годам оставалась одной из первых красавиц Москвы. Второму мужу она родила двух сыновей — Михаила и Константина.

Но не только семейные заботы были причиной отставки Горчакова. У него не сложились отношения с главой МИДа Карлом Нессельроде, который всячески тормозил карьерный рост дипломата. Сам Горчаков надеялся, что рапорт об отставке не примут, но Нессельроде избавился от него с удовольствием.

Друг Отто

Возможно, на этом бы история дипломата Горчакова и закончилась, если бы не вмешательство тестя, князя Александра Михайловича Урусова.

Александру Михайловичу, человеку влиятельному, чрезвычайно импонировал второй муж дочери. Видя, что Горчаков тоскует по дипломатической работе, он сумел добиться для него нового назначения. В 1841 году дипломат был направлен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Вюртемберг.

Поначалу казалось, что Горчаков попал на периферию европейской политики. Но дипломат очень быстро понял, что процессы, происходящие на немецкой земле, очень скоро перевернут весь Старый Свет.

С 1850 года он работал уполномоченным при германском союзном сейме во Франкфурте, не без успеха отстаивая российские интересы на этом направлении. Он очень близко сошелся с немецким политиком, чьи взгляды на европейское будущее во многом совпадали со взглядами Горчакова. Политика звали Отто фон Бисмарк.

В 1853 году Александр Михайлович пережил личную трагедию — умерла горячо любимая жена. Необходимо было заботиться о семерых детях, однако и дипломатическая служба также требовала от Горчакова максимальной отдачи. В 1854 году он был направлен послом в Вену.

На переднем крае дипломатии

Ситуация в Европе развивалась для России крайне неблагоприятно. Очередная война с Турцией обернулась военным столкновением с Францией и Англией. Император Николай I, за несколько лет до этого отправивший войска на подавление революционных выступлений в Австрийской империи, рассчитывал если не на поддержку Вены в разгорающемся конфликте, то хотя бы на ее нейтралитет. От Горчакова император ждал решения этой задачи.

Прибыв в Вену, посол понял, что ситуация гораздо хуже, чем полагают в Петербурге. Никакой благодарности к русскими австрийская корона не испытывала. Вена начинала стягивать войска для угрозы русской армии на Дунае, а австрийские дипломаты пытались втянуть в войну еще и Пруссию.

Все, что мог в этой ситуации сделать Горчаков — это проинформировать Петербург и принять все возможные меры для того, чтобы оттянуть вступление Австрии в войну.

Русскому послу удалось удержать Австрию от вступления в войну, однако в конце 1855 года Вена передала новому российскому императору Александру II ультиматум, невыполнение которого означало, что Австрия присоединится к враждебной коалиции.

Россия признала поражение, которое было зафиксировано Парижским мирным трактатом 1856 года. Несмотря на то, что усилиями российских дипломатов ряд условий удалось смягчить, они все равно оставались крайне тяжелыми. Россия лишалась права держать военный флот на Черном море, а вместе с этим теряла возможность оказывать серьезное влияние на европейскую политику.

Новый курс России

Поражение в Крымской войне стало и поражением русской дипломатии Николая I, олицетворением которой был граф Нессельроде. Он ушел в отставку, и новым министром иностранных дел Российской империи был назначен Александр Горчаков.

Ему предстояло шаг за шагом восстанавливать позиции в России в Европе, избегая при этом резкого обострения ситуации, чреватого новой войной. Преобразования, начатые Александром II внутри страны, требовали спокойствия на границах.

21 августа 1856 года в российские посольства поступила циркулярная депеша МИД Российской империи, которую было приказано довести до сведения иностранных правительств. В ней Горчаковым были сформулированы новые принципы внешней политики России.

«Россию упрекают в том, что она изолируется и молчит перед лицом таких фактов, которые не гармонируют ни с правом, ни со справедливостью. Говорят, что Россия сердится. Россия не сердится, Россия сосредотачивается», — писал Горчаков.

Глава российского МИДа начал долгий, постепенный процесс, итогом которого должно было стать снятие ограничений, наложенных на страну Парижским трактатом.

Ты — мне, я — тебе

Однако в 1863 году об осторожности пришлось забыть. В Польше вспыхнуло восстание, и на сторону повстанцев встали Англия, Австрия и Франция, требовавшие от Петербурга уступок. Но к этому моменту главой правительства Пруссии стал Отто фон Бисмарк, который в польском кризисе поддержал российскую позицию. Таким образом, единого европейского фронта против России выстроить не удалось. Дипломатические маневры Горчакова удерживали Париж, Лондон и Вену от прямого вмешательства, и русской армии удалось в относительно краткие сроки подавить повстанцев.

Взамен Бисмарк получил от Горчакова нейтралитет России в войне Пруссии с Данией в 1864 году, Австрией в 1866 году и Францией в 1870 году.

Ослабление Австрии и Франции вело главу российского МИДа к желанной отмене самых тяжелых статей Парижского трактата.

В октябре 1870 года, когда поражение французов в войне с Пруссией стало неизбежным, Горчаков известил европейские державы о том, что Россия более не считает себя связанной ограничениями, касающимися права иметь военный флот на Черном море.

Великобритания была в ярости, но составить антирусскую коалицию в Европе в этот момент не представлялось возможным. Лондонская конвенция 1871 года окончательно вернула России право на Черноморский флот.

«Самая черная страница в моей служебной карьере»

На пути к этому Россия создала условия для возникновения Германской империи. Горчаков оставался верен идее союза с Берлином, но Бисмарк, надо признать, его просто переиграл. Новая Германия смотрела теперь на Россию не как на союзника, но как на конкурента. К середине 1970-х годов в отношениях Бисмарка и Горчакова наступило серьезное охлаждение.

Александр Михайлович Горчаков обеспечил спокойствие во внешней политике, которое требовалось России для внутренних преобразований. В 1877 году коренным образом изменившаяся русская армия вступила в войну с Турцией, и одержала ряд блестящих побед, окончательно восстановивших позиции России в мире.

Но эти успехи требовали подкрепления на дипломатической арене, и здесь оказалось, что старая линия Горчакова уже не отвечает велению времени.

Предварительный Сан-Стефанский мирный договор, подписанный в марте 1878 года, вызвал резкое недовольство европейских держав, потребовавших проведения конгресса.

1 июня 1878 года открылся Берлинский конгресс, итоги которого сам Горчаков охарактеризовал так: «Берлинский трактат есть самая черная страница в моей служебной карьере».

Блестящие победы России были в больше степени дезавуированы, а основным выгодоприобретателем стала Австро-Венгрия. Во многом такой исход был обеспечен Бисмарком, который исполнял роль председательствующего. Отношения двух канцлеров, российского и германского, были окончательно разорваны.

Карьера Александра Михайловича Горчакова фактически завершилась на Берлинском конгрессе. Хотя номинально он уйдет с поста главы МИДа лишь за год до смерти, а канцлером будет оставаться пожизненно, последние годы он посвящал не работе, а лечению. А еще воспоминаниям о богатой событиями жизни, а друге юности Пушкине, и о многом другом, свидетелем чего он был за свою долгую жизнь.

Умер старый дипломат в 1883 году в Баден-Бадене. Похоронили Александра Михайловича в фамильном склепе на кладбище Сергиевой Приморской пустыни в Петербурге.

Александр Горчаков: дипломат, который смог удержать Российскую империю в стороне от острых европейских конфликтов

Александр Михайлович Горчаков является одним из лучших дипломатов в истории России. Будучи министром иностранных дел, он сумел удержать Российскую империю в стороне от острых европейских конфликтов и вернуть своему государству прежнее положение великой мировой державы.

Рюрикович

Александр Горчаков родился в старинной дворянской семье, происходившей из ярославских князей-рюриковичей. Получив хорошее домашнее образование, он блистательно сдал экзамен и был принят в Царскосельский лицей. Это был первый набор учебного учреждения, в который попали в будущем виднейшие люди своего времени. Одним из друзей Горчакова по лицею был Пушкин, написавший о товарище «питомец мод, большого света друг, обычаев блестящих наблюдатель». За своё чрезмерное усердие и честолюбие Саша Горчаков в лицее получил прозвище «франт». Либеральная лицейская атмосфера воспитала в будущем дипломате ценные качества, сказавшиеся в будущем на его внутри и внешнеполитических убеждениях. Ещё в лицее он ратовал за введение и распространение гражданских прав и свобод и ограничение крепостного права.

Уже в лицее Горчаков знал, чего он хочет и уверенно метил в дипломатическую службу. Он был прекрасно образован, отличался великолепным знанием нескольких языков, остроумием и широтой кругозора. Кроме того, юный Горчаков был чрезвычайно честолюбив. Про себя молодого он вспоминал с иронией и утверждал, что был настолько честолюбив, что носил яд в кармане, если его обойдут местом. По счастью, употребить яд Александру не пришлось, он решительно начал свою карьеру. Уже в возрасте двадцати одного года он состоял при графе Нессельроде на конгрессах в Тропау, Любляне и Вероне. Карьера Горчакова развивалась стремительно. Про яд в кармане к тому времени он уже вряд ли вспоминал.

После Крымской войны

Основные достижения Горчакова в дипломатической службе связаны с его работой по улаживанию международной политики после Крымской войны, поражение России в которой поставило страну в невыгодное и даже зависимое положение. Международная ситуация в Европе после войны изменилась. Распался Священный союз, в котором Россия занимала ведущую роль и страна оказалась в дипломатической изоляции. По условиям Парижского мира, Российская империя практически утратила Черное море, потеряла возможность размещать там флот. Согласно статье «о нейтрализации Чёрного моря», южные границы России оставались обнаженными.

Читайте также  Князь олег – первый правитель киевской руси

Горчакову необходимо было срочно менять ситуацию и предпринимать решительные шаги по изменению места России. Он понимал, что главной задачей его деятельности после Крымской войны должно стать изменение условий Парижского мира, особенно в вопросе нейтрализации Чёрного моря. Российская империя по-прежнему находилась под угрозой. Горчакову было необходимо искать нового союзника. Таким союзником стала набирающая влияние в Европе Пруссия. Горчаков решает сделать «ход конём» и пишет циркуляр, в котором в одностороннем порядке разрывает договор Парижского мира. Своё решение он основывает на том, что остальные станы не соблюдают условий прежних договоренностей. Пруссия поддержала Российскую империю, она уже имела достаточный вес, чтобы влиять на международную ситуацию. Франция и Англия были этим, конечно, недовольны, но в ходе Лондонской конференции 1871 года был отменён «нейтралитет Чёрного моря». Было подтверждено суверенное право России на строительство и содержание здесь военного флота. Россия вновь поднималась с колен.

Великодержавный нейтралитет

Политика нейтралитета стала кредо внешнеполитического курса Горчакова. Он сам не раз повторял: «Нет таких расходящихся интересов, которые нельзя было бы примирить, ревностно и упорно работая над этим делом в духе справедливости и умеренности». Ему удавалось локализовать разгоравшиеся войны, не давая им разрастаться до континентального масштаба, когда вспыхивали кризисы — польский, датский, австрийский, итальянский, критский… Он умел удерживать Россию в стороне от острых конфликтов, оберегая ее от военного вовлечения в европейские проблемы, на протяжении более двадцати лет. Тем временем, Европу сотрясали бесконечные конфликты: Австро-франко-сардинская война (1859), война Австрии и Пруссии против Дании (1865), Австро-прусская война (1866), Австро-итальянская война (1866), Франко-прусская война (1870–1871).

Разрешение польского кризиса

Ключевым звеном в европейской политике 60-х годов XIX века стал Польский кризис, разразившийся в результате усиления национально-освободительных движений. События в Польше послужили предлогом для вмешательства Франции и Англии в польские дела: правительства этих стран демонстративно требовали от России пойти навстречу требованиям восставших. В английской и французской прессе развернулась шумная антирусская кампания. Тем временем, ослабленная после Крымской войны Россия не могла позволить себе потерять еще и Польшу, отказ от нее мог повлечь распад Российской империи. Кульминация дипломатического сражения настала 5 июня 1863 года, когда Горчакову были переданы английская, французская и австрийская депеши.

России предлагалось объявить амнистию мятежникам, восстановить конституцию 1815 года и передать власть самостоятельной польской администрации. Будущий статус Польши должна была обсуждать европейская конференция. 1 июля Горчаков отправил ответные депеши: Россия отказала трем державам в правомерности их сторонних внушений и энергично протестовала против вмешательства в собственные внутренние дела. Право рассмотрения польского вопроса признавалось только за участниками разделов Польши — Россией, Пруссией и Австрией. Благодаря усилиям Горчакова очередная антирусская коалиция не сложилась. Он сумел сыграть на англо-французских противоречиях вокруг венской конвенции 1815 года, и на боязни Австрии влезть в новую войну. Польша и Франция остались в одиночестве. Преодоление польского кризиса средствами классической, а также публичной дипломатии принято считать вершиной политической карьеры Горчакова.

Обретение нового союзника

На фоне предательства Австрии и недружественного нейтралитета Пруссии во времена Крымской войны, а также международной изоляции по итогам конфликта, у Российской империи возникла острая необходимость в поиске нового союзника. Им оказалась США, один из главных врагов Англии, которая в то время была охвачена Гражданской войной между Севером и Югом. В 1863 году Александр II санкционировал весьма рискованную акцию – скрытый переход двух эскадр российского флота к Атлантическому и Тихоокеанскому побережьям США, продемонстрировав, тем самым, поддержку Севера. Для неокрепшей американской государственности, определенность позиции России оказалась весьма кстати.

По замыслу организаторов похода, экспедиция была призвана показать всему миру уверенность России в себе, несмотря на угрозы, звучавшие в ее адрес в связи с польскими событиями. Это был самый настоящий вызов. Тем не менее, этот смелый шаг, на тот момент, подарил России нового перспективного союзника, которому, впоследствии, по инициативе Горчакова будет продана Аляска. Сегодня, этот политический ход кажется неоправданным, но во второй половине XIX века он позволил завершить реформаторские преобразования Александра и восстановить экономику страны.

Великие идеи, сложный характер: какую роль в истории России сыграл канцлер Александр Горчаков

Лицейский товарищ Пушкина

Александр Горчаков родился 15 июня 1798 года в эстонском городе Гапсале в семье генерал-майора князя Михаила Горчакова и баронессы Елены Доротеи Ферзен.

«Горчаков был выходцем пусть не из очень богатого, но аристократического рода, и это во многом определило его дальнейшую жизнь», — рассказал в интервью RT кандидат исторических наук, доцент МГУ им. М.В. Ломоносова Олег Айрапетов.

Образование молодой князь получил в Царскосельском лицее, где учился вместе с Александром Пушкиным.

Однако историки отмечают, что, вопреки некоторым рассказам, Горчаков не был близким другом Пушкина.

Согласно отзывам современников, весьма способный в самых разных областях знаний Горчаков тем не менее завидовал литературному дарованию Пушкина и при любом удобном случае старался в присутствии поэта сделать акцент на своём знатном происхождении.

«Тем не менее, когда Пушкин был отправлен в ссылку, Горчаков не побоялся навестить его в 1825 году. Для молодого чиновника это достойный поступок. Хотя их отношения тогда всё равно были прохладными», — заметил Айрапетов.

Несмотря на это поэт посвятил своему лицейскому товарищу несколько известных стихотворений, назвав его «счастливцем с первых дней» и «питомцем мод, большого света другом». Интересно, что из всего «пушкинского» выпуска самую долгую жизнь прожил именно Горчаков. Так вышло, что ему были адресованы и эти строки великого поэта:

«Кому ж из нас под старость день Лицея
Торжествовать придётся одному?
Несчастный друг! средь новых поколений
Докучный гость и лишний, и чужой,
Он вспомнит нас и дни соединений,
Закрыв глаза дрожащею рукой. »

«Твёрдая спина»

В 1819 году Горчаков поступил на службу в звании камер-юнкера. Как и говорили его воспитатели, ему было суждено реализовать себя именно в качестве дипломата. В начале 1820-х годов он был чиновником при главе российского внешнеполитического ведомства графе Карле Нессельроде. Впоследствии Горчаков занимал должность секретаря посольств в Лондоне и Риме, а также служил на различных дипломатических постах в Берлине, Флоренции и Вене.

«Горчакова отличала особенная черта, не свойственная, к сожалению, многим другим чиновникам как в его эпоху, так и в другие времена. Он был человеком с твёрдой спиной, не склонным прогибаться перед кем бы то ни было», — заметил Айрапетов в беседе с RT.

Молодой дипломат не заискивал перед Нессельроде, а когда во время визита в Вену граф Александр Бенкендорф, шеф жандармов и один из самых близких к Николаю I государственных деятелей, потребовал у Горчакова подать ему обед, тот демонстративно позвонил в колокольчик и заметил, что по таким вопросам принято обращаться к слугам. Однако подобная «строптивость» доставила перспективному дипломату множество неприятностей.

В 1838 году Горчаков сделал предложение племяннице своего начальника Дмитрия Татищева Марии, вдове Ивана Мусина-Пушкина и одной из первых красавиц России. Однако Татищев, искавший для своей родственницы более выгодную партию, был настроен против Горчакова австрийским министром иностранных дел князем Меттернихом, не любившим молодого дипломата за его неуступчивость и подчёркнутую «русскость». Поэтому, чтобы жениться, Горчаков демонстративно подал прошение об отставке. И Нессельроде его без вопросов принял.

После свадьбы Горчаков решил вернуться на службу, но это оказалось непросто. Его так и не утвердили на должности посланника в Османской империи, несмотря на помощь сестры Софии Радзивилл и тестя Александра Урусова — президента Московской дворцовой конторы.

«Из-за своего характера Горчаков более чем на десятилетие оказался заперт на сравнительно незначительных должностях посланника в княжествах Германского союза», — рассказал Айрапетов.

Карьерный взлёт

В 1854 году, во время Крымской войны, Горчаков исполнял обязанности посланника России в Вене. Спустя год его официально утвердили на этом посту.

«Это было весьма ответственное место, и Горчаков проявил себя на нём достойно», — отметил Айрапетов.

Австрия, несмотря на помощь, которую ей оказала Россия в ходе революции 1848 года, поддержала действия Англии и Франции в Крымской войне. И Горчаков приложил все усилия для того, чтобы Вена не сделала новых антироссийских шагов. После смерти Николая I российские дипломаты даже добились перехода Австрии к политике нейтралитета.

«На Парижский конгресс, по результатам которого были приняты кабальные для России условия о демилитаризации Чёрного моря и отторжении земель в Бессарабии, Горчаков не поехал. Эту страницу должны были перевернуть дипломаты уходящей эпохи Николая I. Горчакову, с которым связывали будущее российской внешней политики, там делать было нечего», — подчеркнул эксперт.

После окончания Крымской войны граф Нессельроде ушёл в отставку, и его преемником на посту министра иностранных дел стал Горчаков, прекрасно зарекомендовавший себя в Вене.

«Хотя Горчакова в историографии часто противопоставляют Нессельроде, это не совсем верно. Они оба были, как и положено дипломатам, «людьми нюансов». Программные задачи, которые Горчаков поставил перед МИД, во многом дублировали то, что планировал делать Нессельроде. Ему тогда нужно было не ухудшить отношения с Австрией, улучшить с Пруссией и наладить с Францией», — рассказал Айрапетов.

Горчакову необходимо было любой ценой изменить условия политической комбинации, сложившейся по итогам Крымской войны. К этому периоду его деятельности относится знаменитое высказывание о том, что российская дипломатия планирует вернуть контроль над Чёрным морем и Бессарабией без денег и не пролив ни капли русской крови, а также слова: «Россия не сердится, Россия сосредотачивается».

Правда, историки признают, что на первых порах Горчаков допустил ошибку, посчитав, что французский император Наполеон III поддержит Россию. Однако тот давал лишь туманные обещания, решая в первую очередь собственные внешнеполитические проблемы. В ходе Польского восстания 1863 года Франция вместе с Великобританией и Австрией в очередной раз заняла жёсткую антироссийскую позицию. Единственной европейской державой, выступившей на стороне Санкт-Петербурга, стала Пруссия.

Читайте также  Попытки укрепить дворянские сословия

После Австро-прусско-итальянской войны, приведшей к усилению Пруссии, её отношения с Францией резко ухудшились. Для французов единая Германия представляла опасность, и новая война была практически неизбежна. Россия в этом противостоянии сделала ставку на Пруссию, хотя отечественные дипломаты не исключали, что Париж с Веной одержат верх, а потом выступят против русских. Однако проигравшей оказалась Франция.

«Александр II и Горчаков решили, что и победившей Германии, и разбитой Франции нет больше никакого дела до демилитаризации Чёрного моря, а Англия сама не решится на активные действия. И Россия объявила, что больше не будет выполнять требования Парижского конгресса», — рассказал RT кандидат исторических наук, профессор кафедры истории России МПГУ Леонид Ляшенко.

Горчаков своё обещание сдержал. Россия действительно отменила действие решений Парижского конгресса бескровно и без затрат. По словам Олега Айрапетова, это был «пик карьеры министра Горчакова».

Дипломату за его достижения был пожалован титул светлости, а также высочайший гражданский чин Российской империи — канцлера.

В 1872 году Горчаков закрепил свой успех в российско-германских отношениях, став одним из инициаторов союза России, Германии и Австрии.

Историки отмечают, что некоторый нарциссизм и склонность к самолюбованию, которые были свойственны Александру Горчакову, с возрастом лишь прогрессировали, что порой сильно раздражало окружающих.

«В отечественной историографии Горчакова склонны идеализировать. Но это был не идеал, а живой человек со своими достоинствами и недостатками. Конечно, очень яркий», — отметил Айрапетов.

«Самый чёрный день»

По словам эксперта, Горчаков был весьма осторожным человеком.

«После Крымской войны он сильно опасался создания нового антироссийского военного союза и поэтому удерживал царя от активной политики на Балканах и в Средней Азии», — рассказал Айрапетов.

И всё же в 1877 году российские власти под влиянием военных объявили Турции войну, оказавшуюся для Санкт-Петербурга весьма удачной. А в 1878 году был заключён выгодный для России Сан-Стефанский мирный договор. Однако европейцев его условия не устроили, и они инициировали проведение Берлинского конгресса.

«В те дни пожилой Горчаков чувствовал себя очень плохо, он даже не мог стоять на ногах, его носили в кресле. Общаясь с представителем Британии, он по ошибке сразу показал ему карты, где были отмечены максимальные уступки, на которые был готов Санкт-Петербург. И британский дипломат тут же рассказал об этом всем участникам конгресса. В итоге переговоры завершились по самому худшему для России и её сторонников сценарию. Горчаков потом сказал Александру II, что это самый чёрный день в его жизни. Александр II на это ответил, что и в его тоже», — рассказал в беседе с RT Ляшенко.

После Берлинского конгресса Горчаков фактически отошёл от дел, много времени проводил на лечении за границей. В марте 1882 года он официально ушёл с поста министра, а 9 апреля того же года скончался в Баден-Бадене. Похоронен Горчаков был в Санкт-Петербурге. После его смерти чин канцлера больше никому не присваивали.

По словам Ляшенко, Горчаков стал одним из первых в истории Российской империи государственных деятелей, который мыслил категориями национальных интересов.

«Однако он совершил ошибку многих других наших выдающих соотечественников — не сумел вовремя уйти», — заключил эксперт.

Умер дипломат кн. А.М.Горчаков

27.02.1883 (12.03 в 2018 г.). – Умер дипломат кн. А.М.Горчаков

Горчаков и русская политика в Европе

Александр Михайлович Горчаков (4.6.1798–27.2.1883) – светлейший князь, министр иностранных дел и государственный канцлер России, происходил из рода Рюриковичей. Родился 4 июня 1798 г. в семье генерал-майора. Учился в Царскосельском лицее, был однокласником Пушкина. В 1817 г. поступил на дипломатическую службу, принимал участие в работе конгрессов Священного союза. В 1824 г. он был назначен первым секретарем при русском посольстве в Лондоне, в 1827 г. переведен на такую же должность в Рим, затем служил в посольствах в Берлине, Флоренции и Вене. Все это позволило ему хорошо изучить все закулисные пружины международной политики в Европе.

Особо его судьба оказалась связана с Германией, в то время состоявшей из многих мелких монархий. В 1841 г. он был послан в Штуттгарт для устройства брака Великой княжны Ольги Николаевны с наследным принцем Вюртембергским, а после состоявшегося бракосочетания оставался там чрезвычайным посланником в течение двенадцати лет. С конца 1850 г. исполнял также обязанности чрезвычайного посланника при Германском союзе во Франкфурте-на-Майне (до 1854); прилагал усилия для укрепления российского влияния в германских государствах, связанных с Россией династическими узами; в этот период сблизился с О. Бисмарком, прусским представителем при Германском союзе, что позже сыграло важную роль для обеих стран. В 1854 г. на Венской конференции Горчакову удалось предотвратить вступление Австрии в войну на стороне противников России.

После поражения России в Крымской войне унизительным Парижским договором в марте 1856 г. закончилась эпоха активного участия России в западноевропейских политических делах. Именно в этот момент в апреле 1856 г. Горчаков возглавил министерство иностранных дел, сменив там 40 лет правившего К. Нессельроде. Тот имел репутацию человека, мало заботящегося об интересах России, не скрывал своих проавстрийских симпатий. В министерстве иностранных дел в его время работало много иностранцев, которых также мало интересовала судьба России. Нессельроде выше всего ценил согласие монархов Европы, когда интересы отдельной страны подчиняются общим задачам.

Горчаков не просто сменил его, но и решительно изменил эту «интернационалистическую» политику на ярко выраженную русскую во все время своего 25-летнего руководства МИДом. В знаменитом циркуляре российским послам в европейских столицах от 21 августа 1856 г. Горчаков сформулировал основной принцип нового политического курса на первое время как «Россия сосредотачивается». Это означало, что она только временно отказывается от прежней активной роли и традиционной политики, оправляясь от понесенных потерь. Одновременно А. М. Горчаков заявил, что Россия не будет более жертвовать своими интересами ради чуждых ей эгоистичных целей. Горчаков намеревался укрепить христианско-правовые основы международных отношений: «Менее чем когда-либо в настоящее время в Европе допустимо забывать, что правители равны между собой и что не размеры территорий, а святость прав каждого из них лежит в основе тех взаимоотношений, которые могут между ними существовать».

Главной задачей внешней политики России в тот период стала борьба за пересмотр и отмену ограничительных статей Парижского мирного договора, закреплявшего результаты неудачной для России Крымской войны (нейтрализация Черного моря и запрет России держать Черноморский военный флот). Горчакову удалось добиться этого, играя на противоречиях европейских держав.

После попытки Наполеона III использовать польское восстание 1863 г. в ущерб интересам России Горчаков начал сближение с Пруссией, во главе правительства которой стоял Бисмарк и отношения с которой стали самыми дружественными за всю российско-германскую историю. Пруссия поддержала Россию в борьбе с польским восстанием. В обмен на обещание России не препятствовать объединению Германии под прусским верховенством (иначе этого не произошло бы) Бисмарк обязался содействовать в пересмотре условий Парижского мирного договора. Разгром Пруссией Франции при дипломатической помощи России позволил Бисмарку провозгласить 18 января 1871 г. объединенную Германскую империю (во главе с прусским кайзером Вильгельмом I), а Горчакову – объявить об отказе от ограничений Парижского договора (права России на Черном море были востановлены на Лондонской конференции). Высшим этапом в политическом сближении России с Германией и Австро-Венгрией был «Союз трех императоров» (1873), и если бы он оказался прочным – первую Міровую войну еврейским банкирам не удалось бы спровоцировать. Но объединившая Германия решила, что в России она больше не нуждается.

Другим важным направлением политики Горчакова была защита христианских народов от турок на Балканах. Горчакову удалось обезпечить нейтралитет европейских держав во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Успехи русских войск привели к заключению Сан-Стефанского мирного договора (1878). Однако на Берлинском конгрессе (июнь-июль 1878) ему пришлось, несмотря на победу русского оружия и достижение независимости от Турции балканских государств, пойти перед лицом единого фронта западных держав, включая уже недружественную Германию, на серьезные уступки, в частности, согласиться на оккупацию Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины.

Дипломатические успехи и рост международного авторитета России укрепили положение А.М. Горчакова в правящих кругах Империи. В 1862 г. он стал членом Государственного Совета и вице-канцлером, в 1867 г. – канцлером. Император Александр II писал о Горчакове: «Стоя на страже русской чести и русских интересов. вы не только успели восстановить подобающее значение России в среде великих Европейских Держав, но и достигли, без жертв и кровопролития отмены стеснительных для нас последствий тяжелой Крымской войны». Император отметил «патриотизм верного и преданного истинным интересам России сотрудника», который «с полным торжеством вывел наше любезное отечество из затруднений, порожденных притязаниями иностранных кабинетов на вмешательства в наши внутренние дела». Монарх особо отмечал деятельное участие, которое Горчаков принял «в великом деле возрождения христианских народов на Балканском полуострове».

С 1879 г. Горчаков по болезни отошел от дел, а в 1882 г. вышел в отставку. За время своей службы он был удостоен всех высших российских орденов и множества иностранных наград, а также удостоен титула светлейшего князя (1871). Умер 27 февраля 1883 г. в Баден-Бадене, похоронен в С.-Петербурге. Оставил о себе память как о выдающемся дипломате, не только сумевшем вывести государство из трудного внешнеполитического положения, но и заложившем основы русской национальной внешней политики.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: