Ростовская наступательная операция 1941 года (17 ноября — 4 декабря)

«Кровавая неделя»: как Ростов-на-Дону пережил восьмидневную оккупацию


Немецкие зенитчики во время боя, ноябрь 1941 года


Немецкие войска входят в Ростов-на-Дону, 22 ноября 1941 года

Немецкие танки в центре города, 28 ноября 1941 года

21 ноября считается датой первого захвата Ростова-на-Дону войсками вермахта. Несмотря на многотысячные потери с обеих сторон, гитлеровцы восемь дней удерживали донскую столицу, и этот период вошел в историю как «кровавая неделя».

С самого начала войны десятки тысяч ростовчан строили оборонительные сооружения и укрепления вокруг города, вынув 10 млн кубометров грунта. Они сделали противотанковые рвы и эскарпы, окопы и укрытия для боевой техники, блиндажи и наблюдательные пункты. Эти укрепления протяженностью 115 км от реки Дон через Новочеркасск и по реке Тузлов до села Генеральское, по балке Донской Каменный Чулек доходили до станции Хапры.

Бои с отборной 1-й танковой армией генерала Эвальда фон Клейста длились около месяца, с 20 октября по 21 ноября 1941 года. Первое наступление на Ростов со стороны Таганрога продолжалось десять дней. В ходе отражения первого немецкого наступления на Ростов в последней декаде октября неодолимой стеной на пути танков и мотопехоты 3-й моторизованного корпуса генерала Эберхарда Августа фон Макензена встали воины 343-й Ставропольской, 353-й Новороссийской стрелковых и 68-й Кущевской кавалерийской дивизий. В результате отборный немецкий 3-й моторизованный корпус в составе двух танковых и двух моторизованных дивизий понес значительные потери, был вынужден отказаться от наступления на Ростов и перенес свои усилия на Новошахтинское направление, в обход с севера.

Нацисты начали новое наступление на город 17 ноября, нанося танковый удар с севера, через село Большие Салы, по еще не обстрелянной в боях 317-й Бакинской стрелковой дивизии полковника Ивана Середкина. 16 артиллеристов ценой жизни отразили атаку 50 танков, 12 из которых сожгли, а 18 подбили. Герои-артиллеристы посмертно были награждены орденами и медалями, а Сергей Оганов и Сергей Вавилов удостоены звания Героев Советского Союза. Их именами названы улицы Ростова, а на месте гибели установлен величественный мемориал.

Спеша на выручку героической батарее с ротой противотанковых ружей, погиб командир дивизии полковник Середкин. За три дня боя Бакинская дивизия потеряла 8971 бойца и командира и все пушки и пулеметы. Сильно поредели и полки 31-й, 353-й, 343-й дивизий, батальоны 6-й танковой бригады, курсантов военных училищ, ополченцев. К 16 часам 21 ноября 1941 года соединения и части 56-й Отдельной армии отошли на левый берег Дона.

Немецким войскам временный захват Ростова также достался недешево: убитыми — до 3500 солдат и офицеров, более 5000 — ранеными и обмороженными, 154 подбитых и сожженных танка, сотни автомашин и мотоциклов, много другой боевой техники и вооружения. Наступательная мощь 13-й и 14-й танковых, 60-й и 1-й «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» моторизованных дивизий, штурмовавших донскую столицу, была настолько подорвана, что вести дальнейшее наступление на Кавказ они были не в состоянии.

Кандидат исторических наук, доцент Наталия Бакулина, которая более 40 лет проработала на историческом факультете Ростовского государственного университета и которой на момент захвата города было 25 лет, в статье «Пасмурные дни», опубликованной в 2006 году в издании «Донской временник», вспоминает: «Я вышла в город в первый же день появления на улицах немецких войск. Не скрою — мне хотелось увидеть немцев: какие они, как вооружены, как оснащена их армия. В том, что наша победа неизбежна, я не сомневалась даже в самые горькие минуты второй шестимесячной оккупации города.

В памяти остались пылающие здания в центре города, улицы, усыпанные щебнем и битым стеклом, трупы солдат. Запомнился мертвый казак возле нынешнего главного универмага, неподалеку от своей мертвой лошади; люди равнодушно шли мимо и почему-то старательно и далеко обходили лошадь.
Там же грузовик с мертвым шофером в кабине. Врезалась в память немецкая полевая кухня, в которую был запряжен русский мужичок. И еще одна сценка на углу Большой Садовой и Газетного переулка: остановилась группа немецких офицеров, к ним подошел пожилой еврей. На немецком языке он спросил у одного из офицеров, видимо, старшего по званию: правда ли, что немцы истребляют евреев. Тот ответил отрицательно, и тогда еврей, подобострастно изогнувшись, протянул ему руку. В ответ офицер смерил еврея презрительным взглядом, заложил демонстративно руки за спину и удалился.

Военной техники немцев не пришлось увидеть. Удивили повозки с конной упряжкой — добротные деревянные фургоны на резиновых шипах, а лошади фантастической красоты: огромные, рыжие, с белой гривой и мохнатыми ногами. Подумалось с завистью: нам бы такое. Обмундирование солдат и офицеров было подогнано по размеру и росту и удивляло опрятностью, будто и в боях не были. Шинели зеленого сукна казались добротными. Однако они, по словам самих немцев, были изготовлены aus Holz — «из дерева», из какого-то синтетического волокна, которое не держало тепла и совсем не годилось для нашего климата».

Первая оккупация города длилась восемь дней и вошла в историю как «кровавая неделя». Эсэсовцы дивизии «Лейбштандарт Адольф Гитлер» расстреляли и замучили сотни мирных граждан: стариков, женщин, детей, особенно в Пролетарском районе города. На 1-й Советской улице у дома №2 лежала груда из 90 трупов жителей этого дома; на 36-й линии, около детского дома, был убит 61 человек; на углу 40-й линии и улицы Мурлычева фашисты открыли огонь по очереди за хлебом, убив 43 человек: стариков, женщин и детей; на Армянском кладбище гитлеровцы расстреляли из пулеметов до 200 местных жителей.

В ходе контрнаступления войск Южного фронта под Ростовом-на-Дону с 17 ноября по 2 декабря 1941 года соединения и части 56-й армии с 27 ноября тремя оперативными группами перешли в наступление и во взаимодействии с Новочеркасской группой войск 9-й армии 29 ноября освободили город от врага.

Согласно данным исследования историков Южного научного центра Российской академии наук, о том, что в городе побывали жестокие агрессоры, говорило все вокруг. Наблюдения красноармейцев были зафиксированы в альманахе «Зверства немецко-фашистских захватчиков».

«Мы, капитан Самогорский, батальонный комиссар Пелипенко, военврач 3-го ранга Барабаш, лейтенант Белов, старшина Брагин и группа красноармейцев подобрали на поле боя труп батальонного комиссара Волосова, зверски замученного германскими фашистами. Пять трупов, лежавших вокруг батальонного комиссара, также свидетельствовали о пытках и зверствах немцев. Павшие геройской смертью освободители родного города Ростова похоронены нами с воинскими почестями», — говорится в одном из актов альманаха.

В условиях полуокружения немцы не выдержали концентрических ударов наших войск и к исходу 29 ноября оставили город.

Войска, освободившие Ростов-на-Дону, уже вечером 29 ноября получили приветственную телеграмму Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина: «Поздравляю вас с победой над врагом и освобождением Ростова от немецко-фашистских захватчиков. Приветствую доблестные войска 9-й и 56-й армий во главе с генералами Харитоновым и Ремезовым, водрузившими над Ростовом наше славное советское знамя!».

Под Ростовом вермахт потерпел первое крупное поражение, а его 1-я танковая армия была отброшена на 70–80 км на запад. Были разгромлены 14-я и 16-я танковые дивизии, 60-я и «Лейбштандарт Адольф Гитлер» моторизованные дивизии, 49-й горнострелковый корпус. Враг потерял свыше 5000 гренадеров убитыми, около 9000 ранеными и обмороженными, уничтожено и захвачено в качестве трофеев 275 танков, 359 орудий, 4400 автомашин различных марок и назначения, 80 боевых самолетов и много другого военного имущества и вооружения.

В результате успешного контрнаступления войск Южного фронта и 56-й армии Ростов-на-Дону был освобожден, а отборные танковые и моторизованные дивизии армии барона фон Клейста разбиты и отброшены на 80–100 км, на рубеж реки Миус. В боях за Ростов отличились бойцы и командиры Ростовского полка народного ополчения, воины-чекисты 230-го полка подполковника Павла Демина, дивизии и бригады 56-й армии. Победа под Ростовом останется в истории как первый стратегический успех советских войск в Великой Отечественной войне.

РОСТОВСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ

Наступательная операция войск Южного фронта, проведенная с целью разгрома немецкой 1-й танковой армии и ликвидации угрозы ее прорыва на Кавказ.

В октябре 1941 г. немецкие войска группы армий «Юг» (генерал-фельдмаршал Г. фон Рунштедт) захватили значительную часть Донбасса и с боями продвигались в направлении Ростова-на-Дону. В начале ноября ее авангард — 1-я танковая армия в составе 13-й, 14-й, 16-й танковых, 60-й моторизованной дивизий, моторизованных дивизий СС «Адольф Гитлер» и «Викинг» и других частей усиления — предприняла наступление на войска Южного фронта (генерал-полковник Я. Т. Черевиченко). По замыслу немецкого командования, 1-я танковая армия (генералполковник Э. фон Клейст) должна была ударом в направлении Шахты — Новочеркасск обойти Ростовна-Дону с севера и северо-востока, тем самым окружить оборонявшиеся здесь советские войска, выйти на оперативный простор и открыть дорогу на Северный Кавказ. Упорное сопротивление советских войск при наличии хорошо продуманной системы противотанковой обороны и активная поддержка авиации, наносившей удары по наступающим танковым порядкам немцев, в конечном итоге вынудило противника отказаться от первоначального замысла и приостановить наступление для перегруппировки сил. В результате боевых действий линия фронта приняла вытянутую в восточном направлении дугу, что открывало возможность советскому командованию путем ударов во фланг и тыл немецкой группировке нанести поражение войскам 1-й танковой армии противника и ликвидировать угрозу его прорыва на Кавказ. По замыслу советского командования предполагалось активной обороной войск правого крыла фронта (12-я армия), сковав немецкие войска вспомогательными ударами, основной удар нанести силами 37-й армии (генерал-майор А. И. Лопатин) с северо-восточного направления во фланг немецкой группировки в общем направлении на юго-запад (станица Большекрепинская). Наступление войск Южного фронта началось 17 ноября. В этот же день после перегруппировки сил немецкие войска, в свою очередь, начали наступление на Ростов с севера. На темпе наступления советских войск сказывалось отсутствие в первые 3 дня авиационной поддержки войск из-за нелетной погоды. Несмотря на это, к 20 ноября они смогли продвинуться на 30-35 км в глубь обороны противника. В то же время немецкие войска, используя превосходство в танках, 21 ноября прорвались к Ростову и заняли город, оттеснив части 56-й армии за реку Дон и на восток. С целью оптимизации управления войсками 23 ноября 56-я армия вошла в состав Южного фронта. 26 ноября продолжающие наступление советские войска достигли рубежа реки Тузлов, тем самым создав угрозу левому флангу и тылам вражеской группировке, захватившей Ростов. Противнику пришлось срочно организовывать оборону на правом берегу реки, оттянув часть своих сил из Ростова. 27 ноября ударная группировка Южного фронта нанесла удар на Ростов-на-Дону с северо-западного и южного направлений. Опасаясь окружения, немецкое командование начало выводить оттуда свои войска, и 29 ноября войсками 9-й и 56-й армий город был освобожден. 2 декабря 1941 г., преследуя отступающие немецкие части, советские войска вышли на рубеж реки Миус, где были остановлены подготовленной обороной противника. Командир 9-й гвардейской танковой бригады полковник П. А. Ротмистров и военком бригады бригадный комиссар Н. В. Шаталов у гвардейского знамени, врученного бригаде за боевые успехи в Московской битве. Ростовская наступательная операция 1941 г.— одна из первых наступательных операций советских войск в Великой Отечественной войне, где советское командование успешно применило маневр по обходу крупной группировки противника. В результате этой операции войска Южного фронта не допустили прорыва немецких войск на Кавказ, нанесли серьезный урон его танковым и механизированным соединениям и отбросили противника от Ростова-на-Дону на 70-80 км. Активные наступательные действия советских войск на южном участке советско-германского фронта приковали к себе значительные силы немецких войск, тем самым не позволив немецкому командованию усилить свою центральную группировку, наступавшую на Москву.

Читайте также  Русь накануне образования централизованного государства

Исторические источники:

Карпович В. П. На «Ишаках» и «Мигах»! М., 2007.

17.11.41 – начало Ростовской наступательной операции

В ходе Донбасско-Ростовской оборонительной операции немецкие войска группы армий «Юг» нанесли в октябре 1941 года поражение войскам Южного фронта и заняли большую часть Донбасса, а затем предприняли попытку глубоким обходом занять Ростов-на-Дону, и тем самым открыть себе путь на Сталинград и на Кавказ. В первой половине ноября 1941 года главной ударной группировке — 1-й немецкой танковой армии (генерал-полковник Эвальд фон Клейст) — не удалось осуществить прорыв на шахтинском направлении с последующим выходом к Дону восточнее Ростова. Но ситуация оставалась очень опасной: немецкие войска не утратили свою боеспособность, они вышли в район Миллерово, Астахово, Аграфеновка (примерно в 60 километрах севернее Ростова) и угрожали как захватом Шахтинского промышленного района, так и захватом Ростова и перехватом стратегической железнодорожной магистрали Воронеж — Ростов-на-Дону.

В то же время, наступая на Ростов, войска Клейста всё более подставляли свои фланги и тыловые коммуникации под угрозу ударов советских войск. Пехотные дивизии Вермахта значительно отстали от танков и ввиду больших потерь в предыдущих боях улучшить ситуацию уже не могли. Советское командование решило осуществить контрнаступление силами Юго-Западного направления, разгромить 1-ю немецкую танковую армию и ликвидировать угрозу прорыва на Кавказ, сковать основные силы группы армий «Юг» и не позволить противнику усиливать за её счет группу армий «Центр» на московском направлении, где решалась судьба Москвы и немцам катастрофически не хватало войск для взятия столицы.

Всего в составе Южного фронта и 56-й отдельной армии на 15 ноября имелось 22 стрелковые дивизии, 9 кавалерийских дивизий и 5 танковых бригад (в том числе на Южном фронте — 16 стрелковых и 5 кавалерийских дивизий, 7 танковых бригад, всего 262 тысячи человек; в 56-й армии — 5 стрелковых дивизий, 5 кавалерийских дивизий, 1 танковая бригада, всего 86 тысяч человек). Для усиления ВВС Южного фронта Ставка ВГК придала ему на период наступления резервную авиационную группу, две смешанные авиационные дивизии и полк ночных бомбардировщиков. Всего советские ВВС насчитывали немногим более 200 самолётов. Действовавшая на этом участке фронта группировка войск противника состояла из 4-го немецкого армейского корпуса, итальянского корпуса 17-й армии и 1-й танковой армии, и насчитывала 7 пехотных, 2 горнострелковые, 3 танковые и 4 моторизованные дивизии. По численности войск и по авиации было создано примерное равенство сторон, по танкам немцы имели двойное превосходство (250 против 120), по артиллерии небольшое превосходство было у советских войск.

Карта-схема Ростовской наступательно операции.

В 8 часов 17 ноября главные силы 1-й немецкой танковой армии (3 танковые дивизии, 2 моторизованные дивизии) возобновили наступление на Ростов. По стечению обстоятельств, через 1 час перешла в наступление 37-я армия Южного фронта и войска примыкавших к ней флангов 18-й и 9-й армий в общем направлении на Большекрепинскую. Войска 37-й армии в первый день наступления, сбивая передовые части противника, продвинулись на 15-18 км. В последующие четыре дня, встретив ожесточенное сопротивление немецких моторизованной и части сил танковой дивизий, переходивших в контратаки, они продвинулись на 15-20 км и к 21 ноября вышли на рубеж Цимлянка, Миллерово, Аграфеновка. Войска 18-й армии встретили упорное сопротивление и до 21 ноября успеха не имели, но сковали силы 49-го горного корпуса. Медленно наступали и части 9-й армии.

Советские войска в наступлении.

Ударная группировка войск Южного фронта не прорвала немецкую оборону, а продавливала её. В первые дни операции немецкое командование было уверено, что ему удастся быстро измотать советские войска и локализовать наступление, как это часто удавалось в предшествующие месяцы войны. Поэтому корпуса Клейста продолжали своё наступление и 21 ноября захватили Ростов-на-Дону, отбросив войска 56-й отдельной армии к югу за реку Дон и к востоку в сторону Новочеркасска. Но успех оказался кратким: угроза флангу и тылу со стороны 37-й армии продолжала усиливаться. Ни о каком развитии успеха 1-й немецкой танковой армии не было и речи: в бой были введены все силы, они несли тяжелые потери, наступать далее было нечем. Уже в день взятия Ростова Клейст был вынужден направить свои части из Ростова обратно на север, для организации обороны на правом берегу реки Тузлов.

Маршал Тимошенко после падения Ростова не только не ослабил натиск, но и ещё более настойчиво продвигал свои войска вперёд: за 22 и 23 ноября 37-я армия прошла с боями ещё до 25 км и вышла на рубеж Ново-Павловка, Лысогорка, река Тузлов. Теперь угроза отрезать армию Клейста в Ростове от главных сил группы армий «Юг» и окружить её стала реальной.

Развивая в дальнейшем наступление, маршал Тимошенко решил нанести главный удар по основным силам 1-й танковой армии в Ростове (чтобы ускорить освобождение города), тогда как Ставка требовала наступать на Таганрог и именно там выйти к Азовскому морю, разрезав надвое немецкие войска. Для осуществления этого решения Южный фронт 3 дня потратил на перегруппировку войск. В результате вместо угрозы окружения всей 1-й немецкой танковой армии Южный фронт создавал такую угрозу только тем её войскам, которые действовали непосредственно в районе Ростова (две моторизованные дивизии). Начавшийся отвод из-под Ростова танковых дивизий противника советская разведка не обнаружила.

27 ноября советские войска возобновили наступление. Сразу же осознав масштаб угрозы, Клейст не дожидаясь разрешения Гитлера, перебросил обе свои танковые дивизии навстречу 37-й армии на рубеж реки Тузлов, бросил туда же 1-ю словацкую моторизованную дивизию, выделил силы прикрытия для обороны Ростова и под защитой этих самых опасных участков начал отвод всех остальных войск.

27 ноября первые части 56-й армии по льду форсировали Дон и ворвались в Ростов, где начались ожесточенные уличные бои. 29 ноября часть сил 37-й армии прорвала немецкую оборону и вышла в район севернее Султан-Салы, а 56-я армия овладела Чалтырем. В тот же день части 56-й армии и 9-й армии после трехдневных уличных боев полностью освободили Ростов-на-Дону.

Бой за Ростов.

С 30 ноября по 2 декабря 1-я танковая армия, используя преимущество в мобильности и прикрываясь арьергардами на промежуточных рубежах, отошла от Ростова на рубеж реки Миус, сорвав попытку оставшихся слабых сил 37-й армии продолжить наступление на Таганрог. Для её спасения командование группы армий «Юг» спешно бросило сюда из-под Харькова четыре дивизии. На этом направлении фронт стабилизировался, прорвать этот рубеж с ходу советские войска из-за понесенных потерь и недостатка снабжения не смогли.

Ростовская наступательная операция стала первым широкомасштабным успехом советских войск в зимнюю кампанию 1941-1942 годов. За понесённое поражение Гитлер снял с должности командующего группой армий «Юг» Рундштедта. С оперативной точки зрения удалось отбросить немецкие войска на 60-80 километров, снять угрозу прорыва немецких войск к Волге и на Кавказ. Южный фланг советско-германского фронта стабилизировался на полгода. Ударная сила группы армий «Юг» — 1-я танковая армия — понесла тяжёлые потери и надолго утратила наступательные возможности. Были введены в бой и измотаны все немецкие резервы — в декабре 1941 года ни одна немецкая дивизия из группы армий «Юг» не была переброшена под Москву. По итогам операции, безвозвратные потери советских войск составили 15 тысяч человек, санитарные – 17 тысяч. Общие немецкие потери — около 30 тысяч человек.

Читайте также  Судебник 1497 г.

Битва за Ростов

  • Летчики Вершинина
  • Танковая бригада против группы войск
  • Артиллерийский курган
    • Нечаянный героизм
  • Военная операция

    Защищая «Ворота Кавказа»

    5 ноября 1941 года группа армий «Юг» в составе 1-й танковой армии, 17-й армии и итальянского корпуса начала операцию по захвату Ростова. Чтобы избежать штурма укреплений на подступах к Ростову, командование группы армий «Юг» решило обойти город с севера и северо-востока, через Дьяково, Шахты и Новочеркасск. После чего окружить и уничтожить войска 9-й и 56-й отдельной армий, захватить плацдарм на южном берегу Дона.

    Ростовская оборонительная операция началась.

    На данную кампанию высшее немецкое командование возлагало большие надежды, считая, что с взятием Ростова, который еще называли воротами на Кавказ, одна из задач плана Барбаросса будет решена. Череда успешных операций привела к тому, что штаб Вермахта серьезно недооценивал возможности наших войск и полагал, что уже к весне 1942 года немецкие войска выйдут к границе с Ираном.

    Главный удар немецкие войска нанесли в полосе обороны 9-й армии под командованием генерала Ф.М.Харитонова. Силами четырех дивизий, в том числе двух танковых и одной моторизированной. Немецкие части попытались прорвать нашу оборону в направлении города Шахты. Одновременно группа Шведлера и итальянский экспедиционный корпус начали наступление в направлении Ворошиловграда с целью сковать основные силы Южного фронта.

    С первых же часов кампании бои приняли ожесточенный характер. Две дивизии армии Харитонова, на которые и пришелся главный удар, смогли сдержать значительно превосходящие силы противника. В этот же день 9-я армия нанесла встречный удар по наступающей армии Клейста. Немцы, не обладая значительными силами для широких обходных маневров, вынуждены были штурмовать оборонительные сооружения, теряя при этом людей и технику. Фон Клейст при прорыве советской обороны потерял около 4 батальонов мотопехоты, более 100 танков и бронемашин, около 300 автомобилей и десятки орудий.

    Только к 8 ноября 1-й танковой армии Вермахта удалось потеснить 9-ю армию на восток на 30-35 километров. Но дальнейшего развития этот локальный успех не имел. Стойкая и упорная оборона войск 9-й армии вынудила немецкое командование отказаться от первоначального плана.

    8 ноября командование группы армии «Юг» поставило перед 1-й танковой армией новую задачу — овладеть Ростовом прямым ударом с севера. После провала первоначального замысла немецкого командование на фронте наступила некоторая оперативная пауза.

    9 ноября Ставка утвердила план контрудара по немецким войскам, который был разработан штабом Юго-Западного направления.

    Как видно из документа, войскам предстояло решить поставленную задачу без военного усиления, так как все резервы направлялись на формирование новых армий на Московском направлении.

    Спустя 8 суток, которые потребовались Клейсту для перегруппировки и пополнения, 1-я танковая армия возобновила наступление. Но выигранное Харитоновым время значительно изменило расстановку сил. Уже 15 ноября сосредоточение 37-й армии было завершено, и войска были готовы к переходу в контрнаступление.

    К моменту начала второго немецкого наступления расстановка сил была следующая. Южный фронт и 56-я отдельная армия имели в своем распоряжении 22 стрелковые, 9 кавалерийских дивизий и 5 танковых бригад, а также около 200 самолетов. Группа армий «Юг» имела на данном участке 1-ю танковую армию (49-й горнострелковый, 14-й и 3-й моторизованные корпуса) и 2 корпуса 17-й армии, в которых насчитывалось семь пехотных, две горнострелковые, три танковые и четыре моторизованные дивизии, а также около 200 самолетов.

    В целом, по личному составу и авиации советская и немецкая группировка были примерно равны. В артиллерии наши войска имели некоторый перевес в орудиях, но значительное отставание в минометах. В танках немецкие войска превосходили наши силы более чем 2 раза — 250 против 120.

    Во время оперативной паузы, связанной с изменением направления главного удара немецких войск, были внесены некоторые коррективы в план нашего контрудара. В соответствии с ним 56-я отдельная армия должна была прочно удерживать Ростовско-Новочеркасский район и отвлечь на себя основные силы немецкой ударной группы. Задачей 12-й армии было удержать Ворошиловоградское направление. По плану Тимошенко 37-я армия (командующий генерал-майор А.И. Лопатин) должна была прорвать фронт противника в направлении Большекрепинской слободы и углубиться в его тыл практически на сто километров, форсируя реки. Слева ее должны были поддерживать части 18-й армии, а справа — 9-й армии.

    Значительные потери противника способствовали успеху готовящейся наступательной операции Красной Армии на юге. Даты начала наступательной Ростовской операции советских войск и нового натиска танков Клейста на Ростов совпали. Обе стороны приступили к активным действиям 17 ноября 1941 года.

    В 8 часов утра 17 ноября армия Клейста в составе трех танковых и одной моторизованной дивизии возобновили наступление на Ростов. В 9 часов утра навстречу им перешла в контрнаступление ударная группировка Южного фронта.

    Главный удар наносился силами 37-й армии из района Дарьевка-Должанская в общем направлении на Большекрепинскую с целью выйти в тыл всем ударным частям армии Клейста, задействованным возле Ростова.

    Одновременно южнее перешли в наступление части 9-й армии. Ударом в направлении Новошахтинска войска Харитонова должны были выйти на тыловые коммуникации войск, действующих против 37-й армии.

    В первый день наступления армия генерал-майора А.И.Лопатина прорвала первую линию обороны, и продвинулась на 15-20 километров. Но развить успех нашим войскам не удалось. В течение следующих трех дней бои приняли крайне ожесточенный характер по всей полосе наступления.

    Основной немецкий удар наносился с северо-запада в направлении села Большие Салы, которое защищала батарея Сергея Оганова. Она занимала высоту Бербер-Оба — старый курган. В тяжелейшем бою батарея уничтожила 30 танков противника. Все шестнадцать бойцов батареи погибли, но не отступили. Одним из последних погиб политрук батареи — Сергей Васильевич Вавилов. Будучи уже раненым, он с гранатой бросился под вражеский танк. После гибели батареи атаки продолжала отражать подоспевшая рота противотанковых ружей.

    Все бойцы батареи были представлены к орденам и медалям посмертно. Командир и политрук получили звания «Героев Советского Союза». После Войны их именами были названы улицы в Ростове-на-Дону. Две улицы идут в направлении степи и сливаются в одну, ведущую к старому кургану, который теперь назван «Артиллерийским».

    Уже к вечеру того же дня нашим войскам пришлось оставить этот рубеж. 18 ноября 1941 года Ремизов попытался выбить немецкие войска из Больших Сал, но советский контрудар успеха не имел.

    Немецкие дивизии, используя превосходство в танках, непрерывно наносили контрудары, стараясь остановить наше наступление. Авиация из-за плохой видимости практически бездействовала. Немецкие дивизии, несмотря на ожесточенное сопротивление 56-й армии, неуклонно приближались к окраинам Ростова. 19 ноября дивизия «Адольф Гитлер» взяла Султан-Салы, а передовые части 14-й танковой дивизии ворвались в Нахичевань.

    20 ноября немецкие части дивизии СС захватили железнодорожный вокзал, а фронт 56-й армии оказался рассечен надвое. В такой обстановке Ремизов принял решение оставить город. Правофланговые дивизии начали отход на Новочеркасск, а центральный и левый фланг отходили на юг за Дон.

    На направлении главного удара вплоть до 20 ноября значительного продвижения наши войска не имели. Но и немецкие части, скованные боями по широкому фронту, уже не могли усилить основные силы Клейста, наступающие на Ростов. Погода, наконец, улучшилась, и советское командование смогло использовать авиацию в полной мере. Удары с воздуха по опорным пунктам и танковым соединениям заставили дрогнуть немецкую оборону, и темпы наступления Южного фронта увеличились.

    К вечеру 20 ноября передовые части 9-й армии вышли к линии Кутейниково-Агрофеновка. К этому же времени войска генерал-майора Лопатина продвинулись на рубеж Цимлянка — Миллерово — Агрофеновка.

    Читайте также  Поражение российской армии в битве под мукденом

    21 ноября Ростов был захвачен немецкими войсками. В ставке Гитлера эту новость встретили с нескрываемым ликованием. Немецкие газеты трубили о новой великой победе и об огромных перспективах, которые открывались с взятием «Ворот Кавказа».

    «21 ноября 1941 года, 153-й день войны

    Обстановка на фронте:

    Наши войска овладели Ростовом. Севернее Ростова идут тяжелые бои с численно превосходящим противником, который, действуя, по-видимому, под умелым руководством, ведет наступление в плотных боевых порядках несколькими группами, по 2-3 дивизии в каждой. Особой опасности для наших войск пока не существует, однако и командование, и войска будут достойны высокой оценки, если им удастся устоять под этим натиском и достичь излучины Дона…»

    Но далеко не все немецкие офицеры разделяли всеобщее ликование.

    «… На следующий день поступило сообщение о взятии Ростова III танковым корпусом. Корпусом был выполнен приказ высшего военного командования. Завоевание Ростова, однако, являло собой Пиррову победу…»

    В нашем штабе это известие встретили довольно спокойно.

    21 ноября 37-я армия продолжала медленно, но уверено теснить немецкие войска. Таким образом, к вечеру 21 ноября войска 9-й и 37-й армий заняли нависающее положение над дивизиями Клейста, находящимися в районе Ростова, одновременно угрожая и тылам и правому флангу всей немецкой 1-й танковой армии.

    Около 16 часов дня в штаб юго-западного направления пришло донесение генерала Ремизова о том, что войска под его командованием оставили Ростов. Как уже было сказано, советское военное руководство восприняло эту новость спокойно. Продвинуться дальше к излучине Дона немецкие дивизии уже не имели сил, а более выгодное положение советских армий позволяло надеяться на общий успех.

    «. В 16 часов 21 ноября генерал Ремизов донес, что его войска оставили город и переправились по льду на южный берег Дона. Эта весть опечалила всех. Мы были уверены, что Клейсту недолго придется торжествовать победу, что он сам скоро окажется в ловушке, но то, что «жемчужина Дона» — Ростов-на-Дону оказался в руках врага, заставляло горестно сжиматься сердце. На фоне этой беды несколько померк успех, достигнутый войсками 37-й армии, которые продвинулись еще на 15 километров вперед. Когда главкому доложили об этом, он лишь махнул рукой:

    — Опоздали! Клейст уже в Ростове. — Но тот час же стукнул кулаком: — Но мы ему еще покажем, где раки зимуют!

    И действительно, Клейсту радоваться было нечему. Ворвавшись в Ростов, он уподобился тому охотнику, который схватил медведя и теперь не знает, как от него отделаться: с северо-запада с нарастающей силой наваливалась ударная группа Южного фронта, а с востока по-прежнему противостояла наша 56-я армия, которая тоже в любой момент могла нанести контрудар. »

    12-я и 18-я армии прочно удерживали фронт в районе Дебальцево и правофланговые части 17-й армии были скованы боями и значительного продвижения не имели. Таким образом, 49-й немецкий горно-стрелковый корпус и Итальянский экспедиционный корпус помочь 1-й танковой армии не могли. В то же время вклинившиеся дивизии Клейста оказались охваченными нашими войсками с юга, востока и северо-запада.

    Ростовская наступательная операция 1941 года (17 ноября — 4 декабря)

    Ростовская наступательная операция 1941 года заслуживает, чтобы её помнили. Это первая стратегическая наступательная операция Великой Отечественной войны, которая закончилась успехом. На фоне прочих поражений про неё много писали в советское время и даже приводили немало цифр. Большинство из которых остаются в научно-популярной литературе и до сих пор.

    По поводу советских частей и соединений в наступлении под Ростовом написано много и подробно, а вот по поводу войск вермахта упоминается вскользь и невнятно. Особенно непонятно по поводу итогов операции, то есть потерь немецких войск.

    По советским данным максимальное число потерь в людях у немцев составляло до 30 000 человек. Потери бронетехники 150 танков, есть более уточненная цифра: 154 танка и 8 бронемашин.

    Интереснее всего звучит фраза из сообщения ТАСС о победе под Ростовом: «…полностью разгромлена группа генерала Клейста в составе 14 и 16 танковых дивизий, 60 мотодивизии и дивизии СС «Викинг»». В этом же сообщении упоминается, что Вермахт потерял «свыше 5-ти тысяч убитыми». Еще большее количество разгромленных немецких войск указано в книге И.Х.Баграмяна «Так начиналась война»: «…нашли себе могилу в широких просторах донецких степей и на подступах к устью Дона фашистские 14-я и 16-я танковые, 60-я моторизованная дивизии и дивизия СС «Викинг». Кроме того, нанесено поражение 13-й танковой дивизии, дивизии СС «Адольф Гитлер», а также 76, 94 и 97-й пехотным дивизиям». В этой книге битва за Ростов описана крайне пафосно, что хорошо видно из приведенной цитаты.

    Непонятно, что означают формулировки «разгромлены» и «нанесено поражение», а уж тем более «нашли себе могилу». Четких общепринятых формулировок нет, но обычно подразумевается, что если какая-то часть или соединение разгромлено, то это означает полную потерю боеспособности. После разгрома части отводят с фронта на отдых и пополнение. Можно понимать, что «нашли себе могилу» — это означает уничтожены, тем более, в той же книге именно так получается по смыслу. Но уничтожена, значит, что части или соединения более не существует. Например, в Красной Армии было в 41-м уничтожено немало дивизий. Потом вместо них формировались новые, которым давали номера уничтоженных, и в справочниках про них указывали «2-го формирования» или «3-го». Аналогично поступили и в вермахте, сформировав новые дивизии с номерами потерянных под Сталинградом соединений. Что же случилось с немецкими дивизиями под Ростовом?

    Для начала стоит внести одно уточнение. Никакой моторизованной дивизии СС «Адольф Гитлер» в 1941 году не существовало. Данная боевая единица именовалась «Лейбштандарт СС «Адольф Гитлер» („Leibstandarte SS Adolf Hitler“). «Штандарт» всегда означает часть, соответствующую полку, и в вермахте именно так и было, но в 41-м году Лейбштандарт правильнее считать бригадой.

    Если посмотреть справочник Б. Мюллер-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии» или наиболее полный справочник на русском языке «Вооруженные силы Германии 1939-1945 гг.» (автор К. Шишкин), то состав Лейбштандарта в 1941 году был следующим: четыре мотопехотных, разведывательный, саперный и тяжелого оружия батальоны, артиллерийский полк, самоходно-артиллерийский и зенитный дивизионы. Из бронетехники в нем было 7 штурмовых орудий, 9 самоходных противотанковых установок и 8 бронеавтомобилей. Численность личного состава на 22 июня 1941 года — 10796 человек. Людей вроде бы очень много, однако посчитан и охранный батальон, который входил в Лейбштандарт, но находился в Берлине, а это более тысячи человек. Кроме того, в Лейбштандарте тыловые части были как у дивизии СС, чего не скажешь про боевой состав. Так что по составу это именно бригада, в которой было очень много артиллерии и автотранспорта, но было очень мало бронетехники, а танков не было совсем.

    Именно Лейбштандарт и взял Ростов, поэтому рассказы об уничтожении на подходах к городу двух десятков немецких танков (из пятидесяти) сильно преувеличены, поскольку танков в бригаде не было совсем. Фраза же из статьи уже нашего времени: «Наступательная мощь лучших танковых дивизий СС, штурмовавших донскую столицу, была подорвана», выглядит странной, поскольку в 41-м году вообще не существовало танковых дивизий СС, а в 1-й танковой армии была лишь одна дивизия СС «Викинг», которая к Ростову не приближалась.

    Перед Южным фронтом, проводившем операцию под Ростовом, ставилась задача окружить соединения 1-й немецкой танковой армии далеко прорвавшиеся в направлении устья Дона. Ситуация для немцев сложилась опасная. В Ростове находился Лейбштандарт, вдоль берега Азовского моря от Таганрога к Ростову двигалась 13-я танковая дивизия. Севернее Ростова действовали 14-я и 16-я танковые дивизии. И наконец 60-км участок фронта (как раз на участке наступления 37-й армии) прикрывала дивизия СС «Викинг». Во втором эшелоне находилась 60-я моторизованная дивизия. После начала советского наступления, командование 1-й танковой армии и группы армий «Юг» стало подтягивать пехотные соединения, включая даже словацкую дивизию, чтобы не дать окружить подвижные дивизии. В кровопролитном сражении немцы понесли большие потери. В ходе всего сражения на Ростовском направлении Вермахт потерял примерно полторы сотни танков, штурмовых орудий, бронеавтомобилей и бронетранспортеров.

    1-я танковая армия отошла на рубеж реки Миус. В окружение никто не попал, боеспособность дивизии не потеряли, так как все продолжали сражаться и смогли остановить наступление войск Южного фронта на Таганрог, не получая пополнения, как живой силой, так и вооружением. Так что говорить о разгроме, а тем более, уничтожении хоть каких-то соединений Вермахта в Ростовской наступательной операции нельзя.

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: