Сельское хозяйство в домонгольской руси - Sogetsu-Mf.ru

Сельское хозяйство в домонгольской руси

Кирьянова Н.А . О составе земледельческих культур Древней Руси X—XVвв. (по археологическим материалам) Советская археология. № 4, 1979 г. Стр.72-85. [72] – конец страницы. OCR Bewerr.

Сельское хозяйство в домонгольской руси

Кирьянова Н.А.
О составе земледельческих культур Древней Руси X—XVвв. (по археологическим материалам)

Советская археология. № 4, 1979 г. Стр.72-85.
[72] – конец страницы.
OCR Bewerr.

Большое значение среди археологических материалов по истории земледелия Древней Руси имеют находки зерен растений, позволяющие восстановить состав культур и его изменения. Наибольшее число находок с зерном обнаружено на памятниках северо-запада и запада Древней Руси. Основная часть этих находок исследовалась в лаборатории естественнонаучных методов Института археологии АН СССР. Эти материалы и являются предметом рассмотрения.

Почти все зерна найдены обугленными. Большинство их хорошо сохранило форму. Однако встречаются зерна деформированные, поверхность которых покрыта раковинами различной величины, микрорельеф нарушен. Определение таких зерен затруднительно, но они составляют очень незначительную часть найденного материала. У части зерен (например, у овса, пленчатого ячменя) иногда сохраняются пленки. Хорошо сохраняют свой цвет и форму сгнившей зерновки необугленные пленки проса. Зерна проса, побывавшие в огне, спекаются в пористую массу, в которой заметны обуглившиеся пленки. Семена сорняков также обугливаются.

Количество находимых при раскопках зерен очень различно. Они встречаются единицами при зачистке слоя или небольшими скоплениями. Но иногда обгорелое зерно залегает пластом на месте сгоревшей постройки.

Около половины всех находок содержат зерна нескольких культур. Вряд ли верно объяснять такие находки существованием смешанных посевов, как это делают некоторые исследователи. 1) Если смесь зерен яровых культур и можно было бы отнести к смешанным посевам, то найденные вместе зерна яровых злаков, озимой ржи и бобовых культур объяснить наличием таких посевов невозможно. Скорее всего, зерна смешивались случайно при пожарах или последующем выравнивании площадей при новом строительстве.

При исследовании зерна производится его видовое определение. В каждой находке подсчитывается количество зерен различных культур. Зерна проса или пшена, спекшиеся в комки, а также остатки раздробленных пленок проса подсчету не поддаются. В ряде находок содержатся зерна других культур в спекшемся состоянии, но их количество крайне невелико. Размер таких находок исчисляется в см 3 . При дальнейшей обработке результатов определений спекшиеся зерна, а также зерна пшена, проса и его пленки принимаются в расчет только при вычислении процента [72] встречаемости каждой из культур в зерновых материалах. В количественном сравнении зерен по культурам они не учитываются. Все эти подсчеты позволяют выяснить количество находок, содержащих зерна каждой из культур, а также количественное соотношение зерен различных культур в определенный хронологический период. Эти данные могут указывать на значение культур в хозяйстве.

Определение видового состава семян сорняков, найденных среди зерен культурных растений, помогает решить ряд важных вопросов. Прежде всего удается с большой долей вероятности выяснить, выращено найденное зерно в районе, климатически и почвенно близком месту находки, или привезено из другой зоны. Принадлежность зерна с небольших городищ, 2) таких, как, например, Изборск, местному земледелию не вызывает сомнений. Выяснение места произрастания найденного зерна особенно важно для находок из раскопок городов. На ранних этапах развития городов связь их жителей с сельским хозяйством прослеживается вполне определенно. 3) С известной уверенностью решать вопрос о месте произрастания зерна, найденного в городе, мы можем для находок, содержащих кроме зерен культурных растений семена сорняков. Таких находок в районах северо-запада и запада Древней Руси насчитывается несколько более половины от общего числа. Для решения поставленного вопроса важное значение имеет изучение сложившегося в определенном районе состава сорняков. Проведя сравнение наиболее распространенных сорняков Новгородской обл. в настоящее время и видового состава сорняков, встреченных среди зерновых находок древнего Новгорода, А.В.Кирьянов пришел к выводу, что найденное зерно выращено на полях Новгородской земли. 4)

Исследованные в последние годы зерна пшеницы и ржи из археологических находок Новгорода, Изборска, Пскова, Торопца и памятников Белоруссии содержат как примесь семена куколя, подмаренника, пикульников, горца вьюнкового, смолевки, костров, бородавника обыкновенного, метлицы обыкновенной, мари белой, щавеля кислого, василька синего. Все эти сорняки в определителях отмечены как наиболее распространенные в центральном и западном районах Европейской России. 5)

Вместе с рожью из Смоленска (XIV в.) найдены семена костров ржаного и полевого, бородавника обыкновенного, подмаренника, мари белой, горца вьюнкового, щавеля кислого и пикульника. Все эти сорняки встречены среди амбарной массы зерна Смоленской губернии. 6)

Для определения места произрастания зерна важно не только наличие тех или иных сорняков, но и отсутствие некоторых из них. Так, среди зерновых материалов северо-запада и запада Руси только один раз встречены семена сорняка круглеца метельчатого. В Старой Руссе в слое XIII в. среди пленок проса найдены два семечка этого сорняка. Изданные недавно определители ареалом его называют всю Европейскую территорию. 7) Но более ранние работы отмечают его распространение на север [73] только до Московской обл. 8) В некоторых определителях зоной распространения круглеца метельчатого названы районы степи и лесостепи. 9) Интересно распространение этого сорняка в археологических материалах других памятников. Его семена найдены в зерне Старой Рязани, Любеча, Изяславля, городищ Болгары, Липинского, Золотаревского, Жокинского, 10) т.е. в южных памятниках центральной таежно-лесной области, в ее лиственно-лесной зоне серых лесных почв, и в области лесостепи. В то же время на Устюженском городище, расположенном в одной почвенной зоне с изучаемыми памятниками, но в восточной ее части, среди большого количества видов сорняков, характерных для этой территории, семян круглеца метельчатого не обнаружено. Приведенные сравнения позволяют предположить, что в Старой Руссе найдены остатки пленок проса, выращенного в более южных районах.

На всех памятниках, где встречены семена круглеца метельчатого, они содержатся не во всех, но в большом количестве находок. Там найдено также зерно, содержащее сорняки, распространенные на всей территории Восточной Европы. Возможно, среди зерна северо-запада и запада, содержащего сорняки, характерные для всей Восточной Европы, есть какое-то количество зерна, привезенного с юга, но оно должно быть очень невелико, так как при той распространенности специфически южных сорняков, какая наблюдается среди зерновых материалов лиственно-лесной зоны и лесостепи, столь ничтожное их количество на северо-западе и западе (одна находка) свидетельствует о том, что основную массу найденного там материала составляет зерно, выращенное в районах, по климату и почвам близких месту находок. 11)

Кроме района происхождения зерна, удается выяснить форму возделываемой культуры по составу сорняков ряда находок. Все определители указывают несколько специфических сорняков озимой ржи — костер ржаной и метлица обыкновенная Зерна ржи, среди которых найдены эти сорняки, можно считать принадлежащими посевам озимой формы культуры. На основании присутствия в зерне именно этих сорняков определена форма ржи из находок Новгорода 12) и Прибалтики. 13)

Уже было сказано, что наибольшее количество зерновых материалов Древней Руси найдено при раскопках памятников северо-запада и запада ее территории, входивших в состав Новгородской, Смоленской, Полоцкой и частично Киевской (Турово-Пинская волость) земель. 14) Вся изучаемая территория расположена в бореальном (умеренно холодном) поясе, в его центральной таежно-лесной области, в таежно-лесной с преобладанием подзолистых почв зоне этой области. 15) В изучаемый период изменений в процессах почвообразования не происходило. Растительные зоны имели в прошлом почти те же границы, что и в настоящее время, хотя внутри этих границ произошли за историческое время некоторые изменения, вызванные деятельностью человека. Работами климатологов выяснено, что [74] «в основных своих чертах климат в наше время остается таким же, каким он был в начале нашей эры». 16) Сравнение величины вегетационного периода, суммы активных температур и количества осадков изучаемой территории 17) с требованиями зерновых хлебов, предъявляемыми к почве и климату, 18) показывает, что зона благоприятна для возделывания сельскохозяйственных культур и обеспечивает выращивание одного урожая в год. 19)

При раскопках на 35 памятниках рассматриваемого района (рис.1) собраны зерновые материалы V—XV вв. В настоящее время они являются основой изучения состава земледельческих культур указанной территории Руси. 20)

Основное количество найденного зерна относится к X—XV вв. и рассматривается по двум историческим периодам: X — первая половина XIII в. и вторая половина XIII — XV в. Заслуживает внимания и рассмотрение зерновых находок второй половины I тысячелетия н.э., периода, предшествовавшего образованию Древнерусского государства.

Материалы этого времени найдены на семи памятниках (рис.1, табл.1). Найденные зерновые находки невелики, но на их основании довольно четко вырисовывается состав земледельческих культур и их соотношение в находках, что в известной мере может указывать на их соотношение в посевах. На первом месте по распространенности стоит пшеница, зерна мягкой пшеницы найдены на шести памятниках, на двух, кроме того, встречены зерна полбы. Ведущее положение среди зерновых культур на территории лесной полосы Восточной Европы пшеница начинает занимать только в эпоху раннего железа. До этого господствующей культурой был ячмень. 21) В изучаемый период ячмень, видимо, также занимал важное место в посевах. Он встречен на четырех памятниках, на двух из них он преобладает в находках.

Важной культурой для западных районов являются кормовые бобы. В основном это мелкоплодные бобы. Их зерна найдены в материалах четырех памятников. Несколько меньшее значение в находках имеет горох. Особенно много бобовых культур обнаружено на Банцеровском городище, где они являются преобладающими среди всех зерен.

Большой интерес представляют находки зерен проса. Они встречены на Банцеровском городище, на городище у дер.Близнаки, а также в Старой Ладоге в слоях середины VIII — начала IX в. и IX—X вв. В последнем памятнике на комках земли были найдены необгорелые зерновки и колосковые чешуи проса. Кроме пленок там найдена просяная солома растения, принадлежавшего разновидности метельчатого проса. Находка целого растения свидетельствует о местной его культуре. Вероятно, найденное просо относилось к форме развесистого проса, которое наименее требовательно к почве и имеет меньший вегетационный период. 22) На четырех памятниках найдено очень небольшое количество зерен овса. Эти находки не дают возможности считать овес самостоятельной [75] культурой. Вероятнее всего, в тот период он являлся в основном засорителем посевов ячменя и пшеницы. Во всяком случае единичные зерна овса в материалах с городища у дер.Близнаки обнаружены только с зернами этих культур. Остатки семян льна и льняной ткани, а также семян конопли свидетельствуют о знакомстве земледельцев с этими прядильно-масличными культурами.

Читайте также  Жизнь тыла в годы великой отечественной войны

Рис.1. Карта находок зерен культурных растений:
а — находки V—IX вв.; б — находки X — первой половины XIII в.; в — находки X—XV вв.; г — границы таежно-лесной с преобладанием подзолистых почв зоны центральной таежно-лесной области.
1-35 — пункты находок зерен; номера на карте соответствуют номерам в табл. 1, 2, 5

Большой интерес представляют находки зерен ржи. На территории северо-запада и запада лесной зоны в материалах трех памятников они встречены в очень небольшом количестве. Столь небольшие находки не дают оснований говорить о самостоятельных посевах ржи. Все эти зерна обнаружены среди зерен яровых культур. Видимо, они также принадлежат яровой форме ржи, произраставшей среди посевов других культур. Можно предположить, что первые самостоятельные посевы этой культуры также были яровыми.[76]

Сельское хозяйство в домонгольской руси

К концу правления Вещего Олега в состав Древнерусского государства вошли почти все племена восточных славян и ряд других этносов. При этом каждое из них продолжало хранить традиции предков, верования и обычаи.

Князю Олегу подчинялись поляне, новгородские словене, кривичи, древляне, радимичи, северяне и, отчасти, тиверцы. Помимо славян в пределах государства Русь проживали финно-угорские этносы — чудь, меря, весь и мурома, выходцы из Скандинавии, предки осетин — аланы, предки поляков — лендзяне и другие. Русь как государственное объединение заявила о себе на международной арене в договорах с Византией начала X века, но в культурном отношении она не была единой, о чем говорят археологические изыскания и описания обрядов ее обитателей.

Древнее поселение славян. Русь IX-XII век.

Селища и городища. Основная масса населения древней Руси проживала в незащищенных селищах, расположенных в низких, скрытых от людского глаза местах. В IX веке основными поселениями стали городища. Они занимали удобные в оборонительном и одновременно хозяйственном отношениях места по берегам рек и озер или у слияния двух рек. Городища застраивались землянками, а иногда наземными протяженными домами, где обитало несколько семей одного рода. Строения располагались по периметру городища, а в центре его размещались общинные постройки разного назначения и небольшой водоем. Значительная площадь служила загоном для общинного стада.

Земледелие славян. Главным занятием населения Руси являлось земледелие. Славяне культивировали рожь, пшеницу, ячмень, просо, лен, коноплю. Выращивали такие огородные культуры как репа, капуста, свекла, морковь, редька и другие. Природно-климатические условия диктовали особенности ведения пашенного хозяйства. На южных плодородных землях господствовал «перелог»: поля засевали в течение нескольких лет до полного истощения, а затем бросали и «перекладываясь» на новые участки. Южные славяне использовали соху, деревянный плуг с железным лемехом и рало с металлическим наконечником. В северных, лесных землях бытовало подсечно-огневое земледелие. Первоначально рубили лес, чтобы освободить место под пашню. Когда деревья засыхали, их сжигали, а полученную золу использовали как удобрение. От такого поля кормились два-три года, а затем приходилось осваивать новую территорию. В работе земледельцы применяли топор, мотыгу, двузубую соху, борону-суковатку. Урожай собирали серпами. Зерно молотили цепами и размалывали ручными жерновами. Славяне разводили свиней, коров и овец. В качестве рабочего скота они использовали волов на юге и лошадей на севере.

Рыболовство на Руси. В Древней Руси повсеместно промышляли рыболовством. В реках в изобилии водилась щука, сазан, судак, лещ, сом, осетр и другая рыба, которую ловили сетями, неводами, вершами и удочками. При раскопках поселений IX-X веков обычными находками археологов являются кости и чешуя разных рыб, специальные ямы, служившие для хранения заготовленной впрок рыбы, глиняные грузила, костяные иглы для плетения сетей и железные рыболовные крючки.

Охота северных славян. Охота у северных племен имела большое значение. Судя по археологическим находкам, добычей охотников являлись такие животные как лось, северный олень, косуля, медведь, кабан, заяц. Киевский князь и местные правители получали с населения дань мехами, поэтому развивалась охота на пушного зверя: бобра, рысь, лисицу, куницу, выдру. Орудиями охоты служили лук и стрелы, силки и самострелы, которые ставили на звериных тропах. Дикую птицу ловили с помощью «перевесов» — больших сетей, которые натягивались высоко над землей в местах перелета птиц.

Лесной промысел. Бортничество было чрезвычайно распространенным лесным промыслом восточных славян. Бортью называлось дерево с дуплом, заселенным лесными пчелами. Каждый, кто находил в лесу борть, мог объявить себя ее собственником, поставив на ней свой отличительный знак — «знамя». Мед и воск являлись важными предметами великокняжеской торговли, и поэтому князья получали ими дань с волостей.

Лекция: Домонгольская Русь

К началу XII века Киевское княжество владело землями на правом берегу Днепра. К XIII веку киевские владения западнее Горыни и Случи отошли к Волынской земле. Освободились из-под власти Киева Туров и Пинск.

Скачать:

Вложение Размер
domongolskaya_rus.docx 20.09 КБ

Предварительный просмотр:

Домонгольская Русь ( княжества) 1 лекция.

К началу XII века Киевское княжество владело землями на правом берегу Днепра. К XIII веку киевские владения западнее Горыни и Случи отошли к Волынской земле. Освободились из-под власти Киева Туров и Пинск.

Культурное значение Киева не падало. Он оставался одним из культурных и духовных центров : здесь находилась митрополичья кафедра, составлялись общерусские летописные своды, сочинялись книги, писались иконы. Киев являлся символом единства народа, колыбелью русской государственности, торгово – ремесленным центром общерусского значения.

Сельское население жило в крупных селах ( 50-60 домов), вокруг были боярские вотчины. Вотчинники окружали себя сотнями дружинников.

Частые междоусобицы и набеги печенегов и половцев разоряли киевскую землю, и население бежало из киевского княжества.

Судьба Киева в XII веке решалась в споре трех сил: младших сыновей Владимира Мономаха и их детей, Черниговских князей Ольговичей, т.к. Владимир Мономах оставил Киев детям от своей первой жены англосаксонской принцессы Гиты Уэссекской и их сыновьям, это породило раздоры. Также претендовали на престол потомки Ярослава Мудрого ( черниговские князья).

Киевские бояре желали ослабить междоусобную борьбу и возродить традицию сбора вече . Вече приглашало сразу двух князей противоборствующих сторон. «Старший» садился в Киеве, « младший», его наследник и соправитель в Вышгороде. Вместе они возглавляли военные походы.

Но соперничество не прекращалось.

1199 год объединение.

Юго-западная окраина Руси. Первоначально это отдельные области находились далеко от главного торгового пути « из варяг в греки» Киевской Руси, но были связаны с Черным и Балтийским морем, также сухопутные торговые пути в Польшу и Венгрию.

Здесь плодородные земли, поэтому сложились обширные боярские вотчины, которые были причиной борьбы между князьями и боярством.

Пограничное положение Галицко-Волынского княжества сделало его объектом постоянных территориальных притязаний соседних государств. Галицкое княжество достигло наибольшего расцвета при внуке Володаря Ярослава Осмомысла (1153-1187). Границы княжества раздвинулись за Карпаты, однажды даже овладели Киевом.

Но начинается череда конфликтов между княжеской властью и боярством. Престол получил, при поддержке бояр, сын Осмомысла, Владимир и удержался на нем благодаря покровительству Владимирского князя Всеволода Большое Гнездо, которому сам изъявил полную покорность.

После смерти Владимира объединились 2 княжества Владимирское и Галицкое во главе с князем Романом, который был очень воинственным ( захватив Киев, посадил туда править родственника). По преданию, Римский папа предлагал ему королевскую корону, но он отверг ее

1205 год- Роман погиб в походе на Польшу. После его смерти Галицко –Волынскую землю охватили усобицы и только в 1238 году сын его Даниил Романович утвердил свою власть.

Новгород занимает особое место в российской истории. Здесь дольше всех сохранялись вечевые порядки. Новгород считался «оплотом вольности». Его история в гораздо большей степени связана с международной торговлей, чем с феодальным землевладением, но вместе с тем богатство не опиралось на землевладение и промысловую охоту. Поэтому реальная власть в Новгороде принадлежала боярству.

Новгородские бояре, в отличие от бояр Владимиро-Суздальской Руси, были по происхождению не княжескими дружинниками, а потомками местной родоплеменной знати. Они представляли собой замкнутую аристократическую касту, определенный круг семейств. Новгородским боярином нельзя стать, им можно только родиться.

Боярам принадлежали обширные территории. Первоначально они собирали с населения дань в пользу городской казны, а затем завладели ими превратив в свои вотчины, т.е. землевладение не было основано на царском пожаловании.

Из вотчин бояре получали не только сельскохозяйственную продукцию, но также соль и то, что добывалось на лесных и морских промыслах: пушнину, мед, воск, кожу, моржовую кость. Это была часть новгородского экспорта в Западную Европу.

Новгород ведет посредническую торговлю. Купцы-иноземцы не могли торговать в Новгороде друг с другом, а были обязаны продавать свои товары только новгородцам. В Новгороде существовали иноземные торговые дворы.

Новгород импортировал ткани, металлические изделия, предметы роскоши, дерево, строительный камень.

Политическое устройство Новгорода:

Власть в Новгороде принадлежала вече. Оно собиралось из 300-500 человек. Это соответствовало числу боярских семей. Вероятно на вече присутствовали и бояре и , возможно, некоторые богатейшие купцы.

Вече избирало посадника, управляющего городским хозяйством и тысяцкого, ведавшего сбором налогов. Город был разделен на 10 податных «сотен», которыми управляли сотские, подчинявшиеся тысяцкому. Тысяцким изначально был представитель купечества, но в XIII-XIV в.в. эта должность перешла в руки бояр. На вече выбирался и новгородский архиепископ, которого затем утверждали в Киеве, а затем в Москве. Архиепископ имел собственный полк и был представителем на переговорах.

Рядовое население Новгорода принимало участие лишь в кончанских и уличанских вече, избиравших старост концов и улиц.

Князь играл в системе новгородского управления во многом формальную роль.

1015 год Ярослав Мудрый, княживший тогда в Новгороде, в обмен на поддержку его жителей в борьбе за Киев, согласился на неподсудность новгородских бояр княжескому суду.

В 1136 году новгородцы восстали и изгнали князя Всеволода ( внука Мономаха). После этого Новгород сам стал приглашать князя, с которым вече заключало « ряд » — договор. Князь, нарушивший договор, мог быть изгнан. Князь не имел права вмешиваться в дела городского управления, покупать земли. Как правило, новгородцы приглашали князей из наиболее сильного княжества. Он был символом единства Новгорода со всей остальной Русью. На его имя поступала дань, он выполнял функции третейского судьи, он мог руководить и войском, но эта функция была второстепенна. Нередко в Новгороде княжили малолетние.

Итак, Новгородом управляли выборные, представлявшие верхушку населения. Отсюда – Новгород считался аристократической республикой.

Владимиро-Суздальская земля сыграла особую роль в истории нашей страны, составив основу будущей российской государственности. Еще в домонгольский период произошли значительные социально-политические изменения, унаследованные потом Московским государством.

Население северо-востока составляли кривичи и вятичи. Территория княжества находилась вдали от важнейшего пути « из варяг в греки». На большей северо-востока преобладали подзолистые почвы, на владимирском ополье-черноземовидные. Большая часть территории была покрыта лесом, что позволило долго сохранять подсечное земледелие. Частное землевладение зародилось на рубеже XI-XII в.в. Это было княжеское пожалование.

В XI веке на северо-восток в массовом порядке перебрались жители южной Руси в поисках свободной земли, защиты от княжеских усобиц и набегов кочевников. Переселялись и новгородцы в поисках новых плодородных земель.

Первым самостоятельным князем Ростово-Суздальской земли стал сын Мономаха- Юрий Долгорукий. При нем столицей стал Суздаль. Юрий упорно боролся за княжеский престол в Киеве со своим племянником Изяславом и черниговскими князьями. Именно за стремление распространить свою власть на далекий Киев он получил прозвище Долгорукий. С Юрием связано первое летописное упоминание о Москве (1147). Однако ученые не признают Юрия основателем Москвы, полагая, что поселение на ее месте существовало еще в X веке. В 1155 году Юрий стал киевским князем и оставался им до своей смерти в 1157 году.

Наследником Юрия на северо-востоке стал его сын Андрей Боголюбский. Он вернулся в Суздаль еще при жизни отца, взяв с собой икону Богоматери ( икону написал евангелист Лука). Позднее эта икона стала важнейшей святыней Московской Руси. Андрей перенес столицу из Суздаля во Владимир, резиденцией сделал укрепленный замок в Боголюбове и получил прозвище Боголюбский. Он опирается на младшую дружину, она получает от князя земельные владения и постепенно дружинники фактически становятся княжескими слугами. Так было положено начало княжеского единовластия и деспотизма.

При Андрее Владимиро-Суздальское княжество стало сильнейшим на Руси. Он распоряжался не только на северо-востоке, но и в киевской земле.

1169 год – он взял Киев штурмом, посадил на престол своего младшего брата Глеба. После смерти Глеба на престол в Киеве сели смоленские князья. Правда позднее он пытается их изгнать, но неудачно. Андрей собирался учредить во Владимире отдельную митрополию, но константинопольский патриарх не согласился.

1174 год – Андрей был убит приближенными, недовольными деспотичным князем. После этого начались усобицы, борьба за власть.

1176 год к власти приходят Михаил и Всеволод, сыновья Юрия Долгорукого. Михаил умирает, а Всеволод правит до 1212 года ( Всеволод Большое Гнездо). После его смерти также начинаются междоусобные войны. Но к моменту монгольского вторжения Владимирская Русь в основном преодолела усобицы и была единым княжеством, самым мощным на Руси.

Общество домонгольской Руси

Главной ценностью в домонгольской Руси являлась свобода. «Русская правда» (не только гражданский, но и уголовный кодекс того времени) не знает тюрем, телесных наказаний, однако знает смертную казнь – явление тогда довольно редкое. Кроме того, «Русская правда» в качестве наказания знает изгнание и виру (штраф).

Изгнание – наказание, если влечет за собой утрату прав. В складывающейся городской Руси это не менее тяжкое наказание, чем в Античном мире. Что касается виры, то вира за убийство свободного человека составляла 40 гривен – сумму очень большую, большую, чем стоимость хозяйства земледельца-смерда (в этом случае за него расплачивалась община). Вира за убийство женщины была вдвое меньше – 20 гривен, но и это очень много. Однако интересно, что 40 гривен составляла вира как за убийство княжего дружинника, так и простого смерда, а 20 гривен – за убийство как боярыни, так и жены, скажем, кузнеца, т. е. социально вира была одинакова. Вира же за убийство холопа любого пола составляла 5 гривен его владельцу (это была просто компенсация за утрату раба). Иными словами, в домонгольской Руси самая принципиальная грань проводилась между свободными и несвободными.

Другая принятая тогда норма: вира за нанесение «синей раны» (т. е. синяка) выше, чем за нанесение «раны кровавой». Для нас это непостижимо, а для общества подчеркнуто свободолюбивого понятно – синяк позорен, в отличие от кровавой раны.

Еще одна норма: если на вас напали с палкой, вы имеете право ответить мечом. Такая унизительная норма современного уголовного законодательства, как превышение меры необходимой самообороны, была бы для того мира просто непонятна. В отличие от нас, это были свободные люди, поэтому им и в голову не приходило, что возможны какие-то ограничения в случае самозащиты.

Мир домонгольской Руси был городским, став таковым очень рано. С вопросом о возникновении первых городов связан вопрос о начале русской государственности. Поэтому отдельные гипотезы, например, указание польского хрониста XV в. Мацея Стрыйковского об основании Киева в V в., многие представления изменили бы, но иных доказательств столь раннего основания Киева нет. Тем не менее, в VIII в. города уже существуют, и, следовательно, с VIII в. исчисляема русская государственность. А в XII в. их было почти 400, и от 1/5 до 1/4 населения Руси жило в городах. Не случайно скандинавы называли Русь страной городов – Гардарики. После иноземных вторжений XIII в. мы нескоро вернемся к столь высокому проценту городского населения.

В XI – XII вв. не только русская культура, но и цивилизация были выше, чем в любом уголке Западной Европы. Мы достигли тогда, видимо, поголовной грамотности городского населения, а на Западе грамотность была почти привилегией духовенства (в XI в. там еще встречались неграмотные короли). Русский город был не похож на западный. Он куда в большей степени связан с сельским хозяйством и не противопоставлен сеньору. Дело в том, что по мере роста богатства на транзитной торговле IX – XI вв. город становится сильнее князя, и князь – не сеньор городу, а прежде всего глава городского управления.

Городской характер Руси, доминирование города над князем, славянские стереотипы весьма ослабленной государствообразующей традиции привели к тому, что домонгольская Русь состояла из многих государств (государством в ней было каждое княжество).

Другой миф, к сожалению, въевшийся в школьные учебники и программы, – представление о том, что некогда существовало единое государство Киевская Русь, а потом оно феодально раздробилось. Но такого государства не существовало никогда! Базируется этот миф на одном тексте Начальной летописи, где сообщается следующее: Олег (родич или воевода, приближенный Рюрика) переселяется с наследником Рюрика Игорем из Новгорода на юг, хитростью захватывает Киев, убив Аскольда (кстати, первого князя-христианина, известного в истории Руси; его звали Николай), и вокняжается в Киеве. Все, вероятно, так и было – у нас нет оснований не доверять Летописи. Но в Летописи ни слова не сказано о том, что, получив власть в Киеве, Олег сохранил хотя бы тень власти в Новгороде. Мы вообще не знаем о Новгороде ничего с этого момента и до конца жизни Святослава, т. е. примерно в течение 100 лет. И Святослав, который рассовывал сыновей на различные княжеские столы, и Владимир, который вел себя, как его отец, и Ярослав, который следовал политике своего отца и деда, поступали так не из чадолюбия. Будучи разумными и весьма не бездарными политиками, они расширяли сферу своего влияния и не дробили, а объединяли русскую землю, и другого пути, кроме как пропихнуть на свободный княжеский престол брата или сына, у них для этого не было. Они не могли посадить на престол своего боярина (наместника), чтобы управлять его руками – его бы никто не принял, ибо в том мире все решал город. Уговорить город принять князя или даже оказать на город давление, чтобы тот принял нужного князя, было можно, а управлять городом дистанционно – нельзя (любого наместника город попросту бы выгнал).

В действительности, домонгольская Русь – это конфедерация земель. Вместе с тем это и вполне единая Русь. Она едина:

Во-первых: этнически. Видимо, в домонгольской Руси был не один этнос, а два (славяне и русы), но этот альянс или симбиоз двух народов проходил через все княжества.

Во-вторых: культурно. Разговорный язык и язык книжности были одинаковы для всего населения домонгольской Руси.

В-третьих: религиозно и церковно-канонически. Вся домонгольская Русь была одним митрополичьим округом, т. е. митрополит был один – в Киеве, и даже патриарх был общий для всего населения – правда, в Константинополе. Следует отметить, что одномоментного крещения Руси при Св. Владимире в 988–989 гг. не было. Начало процесса христианизации Руси относится к I–XI вв. н. э. (Северное Причерноморье), а с конца Х в. уже вся Русь становится страной христианской культуры.

В-четвертых: экономически. Единая монетная система действовала на всей территории Древней Руси. Кроме того, ее пронизывали транзитные торговые пути (Днепровский транзит – путь из варяг в греки – общеизвестен, но в 1970‑х гг. было окончательно доказано, что Волжский транзит древнее и мощнее; были и менее значительные транзиты, например, Западно-Двинский).

В-пятых: юридически. Русь представляла собой единое правовое пространство, в котором действовали «Правда русская» и «Мерило праведное».

В-шестых: династически. Русь была объединена единой для всех династией Рюриковичей. Как бы ни враждовали князья, какие бы усобицы ни устраивали, официальная форма дипломатического обращения князя к князю «брат» сохранялась.

Однако домонгольская Русь никогда не была объединена политически и не имела общей столицы, ибо политическая мысль того времени не допускала статуса князя над князем. Великий князь Киевский был лишь первым и наиболее уважаемым среди князей. Но после него были второй, третий, четвертый князь и далее в порядке патриархальной лестницы. Двух равноправных и равноуважаемых князей среди них не было, но «все князья обладали принципиально равным правом княжить» (определение В. О. Ключевского).

XIII век принес нам разорение. Упадок ремесла и упадок торговли, подгоняя друг друга, образуют порочный круг. Русь городская уходит в небытие, на ее место приходит Русь достаточно аграрная. Какое разорение было более тяжким – от ордынских нашествий или от нашествий со стороны Запада? Иными словами, прав ли был Александр Невский, выбрав ордынскую ориентацию, хотя вообще-то мог выбрать и западную? Обратимся к статистике.

Сейчас науке известны более 350 каменных зданий домонгольской Руси (в основном, храмов, хотя есть и дворцы, а также постройки непонятного назначения). Примерно 2/3 этих зданий расположены в коренных русских землях по Днепру, Десне, Западной Двине, т. е. на территории нынешних Украины и Белоруссии, и 1/3 – в великорусских землях, включая новгородский северо-запад, что не удивительно. Большая часть зданий лежит в земле (сохранились лишь фундаменты и нижние части стен), в архитектурном объеме сохранились только 30 каменных храмов (менее 1/10 от 350). Однако сохранившиеся храмы расположены с точностью до наоборот: 2/3 – в великорусских землях и только 1/3 – в западнорусских. А еще известны науке 30 икон домонгольского письма, все до единой великорусского происхождения. Ни одной древней иконы не дошло до нас из западнорусских земель, как не дошло и ни одной древней книги с миниатюрами.

Разумеется, в войнах и стихийных бедствиях гибнут книги, памятники архитектуры и живописи. В великорусских землях, где признавали власть Орды, русская культура, конечно, тоже страдала (были и пожары, и войны, и в т. ч. ордынские разорения городов), но что-то, тем не менее, сохранялось. Однако в западнорусских землях, где памятников культуры было больше, русская культура страдала не только от войн и стихийных бедствий. Ее уничтожали целенаправленно, поэтому там памятников сохранилось куда меньше. Вот цена пребывания восточных христиан в составе западного мира!

На XIII в. приходится начало этногенеза русских. Их основными этническими предками, как уже говорилось, были славяне, а также балты и угро-финны. До прихода славян область расселения балтов простиралась преимущественно к западу от Москвы, а угро-финнов – к востоку (уже г. Можайск имеет имя балтского корня). В отличие от славян, русские начинают свой этногенез в предельно жестких условиях – в условиях иноземных нашествий со всех сторон и потому, видимо, с самого начала приобретают мощный инстинкт государственного созидания. В результате, уже к концу XV в. (всего лишь за два века!) заканчивается созидание России как державы.

Записки историка

Только самое интересное

Сельское хозяйство на Руси в XIV—XV веках

Основой экономики русских земель в ХIV—XV вв. оставалось сельское хозяйство. Его развитие было затруднено тяжелыми природно-климатическими условиями. Преобладающая форма землепользования, трехполье, избавляла крестьян от постоянных переселений с места на место в поисках новых запашек, однако не позволяла поднять урожайность основных культур (ржи, ячменя, овса) выше черты бедности. На один посеянный мешок зерна крестьянин обычно собирал от 1,5 до 3 мешков. Такая низкая урожайность сводила до минимума так называемый «прибавочный продукт», то есть «излишек», который можно было забрать у крестьян в качестве оброка в пользу государства и частного землевладельца. В итоге и государство, и правящий класс вынуждены были соблюдать строгий «режим экономии», а крестьяне — проводить жизнь в постоянной борьбе за выживание. Эта ситуация во многом предопределила и характер российского государства, и менталитет русского крестьянина.

Поземельные отношения в русской деревне в XIV — первой половине XV столетия. существенно изменились. Общей тенденцией стало быстрое развитие частной собственности на землю при сохранении общинного землевладения крестьян. Правящий класс домонгольской Руси существовал главным образом за счет «кормлений», то есть поборов с населения за исполнение административных, судебных и военных функций на определенной территории. Теперь же важным (а в некоторых регионах — главным) источником доходов аристократии становятся вотчины — наследственная земельная собственность, которая оставалась за боярином, даже если он переезжал на службу к другому правителю,а сейчас многие переезжают на новые хостинги, которые предоставляют хорошие условия и качественный сервис, почитайте наши отзывы о friendhosting.

В Новгородской земле, где власть находилась в руках бояр, процесс перехода государственных земель в частную собственность шел очень быстро. Ко второй половине XV столетия только девять процентов всего земельного фонда осталось в руках государства. В Северо-Восточной Руси великокняжеская власть не спешила с «приватизацией» и сохранила за собой основной массив земли. Отношения вотчины и государства были здесь существенно иными. Жившие в вотчинах крестьяне не освобождались от уплаты дани в казну, а вотчинники имели весьма ограниченный судебный иммунитет. Управление государственными («черными») землями осуществляли поставленные великим князем бояре кормленщики.

Владелец вотчины (боярин, монастырь, епископская кафедра) мог пользоваться своими правами по-разному. Одни ограничивались сбором с крестьян натуральной и денежной ренты и не вмешивались в хозяйственную деятельность общин; другие устраивали «барскую запашку» или какое-то другое хозяйственное начинание и заставляли крестьян отрабатывать там определенное время. Второй путь сулил землевладельцам дополнительные доходы от продажи продуктов своего хозяйства на рынке. Однако здесь гораздо чаще, чем в первом случае, возникали конфликты между вотчинником и крестьянской общиной.

В условиях низкой товарности сельского хозяйства был затруднен и рост городского населения. Решая проблему питания, горожане устраивали обширные сады и огороды при городских усадьбах. Иностранцы удивлялись большим размерам русских городов. Однако причиной тому был «деревенский» образ жизни горожан.

В структурном отношении город делился на крепость (кремль, детинец, град) и торгово-ремесленную часть — посад. Русские города в эту эпоху носили феодальный характер. Они не имели типичного для западноевропейских городов развитого самоуправления, корпоративной организации ремесленников и купцов. Социальный состав их жителей был весьма пестрым. Горожане находились в подчинении у князя или его наместника. Городские усадьбы феодалов пользовались широкими налоговыми льготами. Жившие там холопы и разного рода зависимые люди обслуживали своих хозяев.

Большинство средневековых русских городов представляли собой деревянные крепости с небольшим гарнизоном, предназначенные для укрытия окрестного сельского населения в случае нападения неприятеля. На этом фоне выделялись тогдашние «города-гиганты». Численность населения Новгорода в ХIV—XV вв. составляла 30—40 тыс. человек. В Москве времен Дмитрия Донского было, вероятно, примерно столько же жителей. Для сравнения: население Парижа в 1300 году достигло 200 тыс. человек, во Флоренции и Венеции насчитывалось по 100 тыс., в Милане — 75 тыс.

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: