Воинствующий мюридизм на кавказе

Цель и смысл мюридизма

Памяти князя Александра Барятинского.

К приезду князя Барятинского на северный Кавказ земля горела под ногами русских солдат. Александр Сергеевич Пушкин, который не раз бывал на Кавказе, писал: «Светская русская власть заботится прежде всего о водворении своего престижа и могущества среди разноплеменного, преимущественно мусульманского населения, избирая своих агентов в сношениях с туземцами – влиятельных мусульман. Последние, естественно, покровительствовали тайно или явно своим единоверцам, в прямой ущерб святому делу Православия. Последствия такого невыгодного положения для горских христианских племён Кавказа были очевидны. С каждым годом русское население уходило целыми деревнями, а мусульманское под влиянием мулл проникалось ненавистью к русскому правительству и в особенности к его духовенству».

На этом фоне возникла страшная беда – мюридизм — одно из направлений в суфизме. Религиозный заговор – тайная организация. В кавказском варианте мюридизм провозглашал, что главный путь сближения с Богом лежит для каждого «искателя истины — мюрида» через выполнение заветов газавата — религиозная война за веру.

Мюрид в переводе означает – послушник, полностью отвергающий свою волю и подчиняющийся имаму. И при этом уже неважно, соответствуют ли действия имама Корану или нет. Полный отказ от личной ответственности.

Как писал ближайший сподвижник Барятинского – генерал Ростислав Фадеев, это учение пришло из средней Азии. Отточили и распространили его люди, находящиеся под защитой русского оружия. Творцом его был мулла Магомед Кадий Кюринский. Это он создал саму систему мюридизма, совершенно законченную организацию послушных воинов-мюридов. В его тихой сельской школе, в деревне Яроглар, родилась и оформилась идея будущей религиозной войны. Отсюда идея газават разнеслась по Дагестану, здесь они держали последний совет имамов, на котором было решено преобразовать ислам и выбить русских с Кавказа.

Мулла Магомед был душой мюридизма, но сам всегда оставался в тени. Не правил и даже не проповедовал публично, он только создал учение мюридизма и приготовил людей-мюридов. Будущий имам Шамиль был одним из четырёх учеников муллы Магомеда.

Утвердившись в горах Кавказа, мюридизм стал государством, и всё запылало, и кровь полилась рекой. Примерно как сегодня в Сирии. Дело дошло до того, что в 1843 году Чечня была вырвана полностью из состава России.

Мюриды были духовным орденом – людьми, оторванными от общества, давшими клятву биться до последнего издыхания и резать всякого, на кого им укажут… Кто бы он ни был – друг ли, брат ли, отец ли. Посвященные братья духовного ордена мюридов стали пастухами человеческого стада. После подчинения шейху мюрид проходит духовный путь и становится саликом (путником).

Только одним мюридам принадлежала настоящая власть и почёт в государстве, поэтому мюриды жестоко уничтожали горскую аристократию, знатных и просто выдающихся людей Кавказа. А русские власти не понимали, что происходит. Идёт резня – режут друг друга горцы, и не понятно, чем это грозит стране и миру. Основной целью мюридов был обширный кавказский халифат, а в идеале и всемирный халифат.

Поразительно, но западная Европа и в первую очередь Британская империя, всячески поддерживали этот страшный огонь мюридизма, действуя против христианства. Имея огромный колониальный опыт, они не могли не понимать, что делают, но этот яд оголтелого мюридизма их устраивал, потому что он был против России.

Имам Шамиль собрал уже 20 тысяч мюридов, причём это войско всё время движется, оно неуловимо и неуязвимо в неприступных горах Кавказа. Командующий русской армией генерал Ермолов, а потом и граф Воронцов, в ответ применили тактику выжженной земли, разоряя аулы и выжигая посевы.

Да, это было, и об этом многое сказано в русской литературе за последние 170 лет. Но почти никто не знает, что Шамиль и его мюриды вырезали целые аулы поголовно, если они не хотели воевать против России. Самим смыслом учения мюридов была война – бесконечная и беспощадная. А людей, которые просто хотели жить и растить детей, мюриды жестоко убивали. Трагичная, практически безвыходная ситуация.

Мало кто помнит, что в 1853 году, в самом начале Крымской войны, султан, властитель великой Османской империи, назначил Шамиля «генералиссимусом всех кавказских войск». Это ещё раз отчетливо говорит о том, что и Шамиль, и вся Кавказская война – лишь продолжение противостояния России и Турции, борьбы христианской Византии и Османской империи, которая тогда занимала полмир.

Крымская война 1853 — 1856 годов, или, как её называли в Европе, Восточная война всерьёз началась с решающего сражения у селения Кюрюк-Дара, недалеко от Карса. В смертельном бою сошлись 60-тысячная турецкая и 18 тысячная русская армия под командованием князя Василия Бебутова, опытного генерала из древнего армянского рода. Как никто другой, Бебутов понимал, что поражение в Крымской и Кавказской войне означает в будущем поголовное уничтожение армян, а возможно, и сербов, отсутствие на карте независимой христианской Греции…

Правой рукой главнокомандующего русской армией Василия Бебутова в сражении 24 июля (5 августа) 1854 года у селения Кюрюк-Дара был Александр Барятинский. Бой между главными силами русских и турецких войск в Закавказье был отчаянный. Князь Барятинский и Василий Бебутов бросили в бой все резервы, свой личный конвой, оба с клинками шли впереди колон в последнюю решающую атаку. Сражение у селения Кюрюк-Дара, начавшееся в 4 утра, закончилось в полдень, турки были отброшены со своих позиций и бежали. Если бы турецкая армия не была разгромлена, то и Кавказская война наверняка сложилась бы по-другому, и, возможно, расклад сил на редутах Севастополя был бы иным. Судьба мюридов Шамиля решалась здесь не в меньшей степени, чем на Гунибе.

В ноябре 1856 года банда Каплана Эсизова прорвалась на Ставрополье, вырезала всё взрослое население сёл Константиновское и Кугульты, а детей увела в рабство. И это только одна из бесчисленных трагедий той войны.

В конце 1856 года, князь Барятинский приехал в Ставрополь, стал наместником и главнокомандующим русскими войсками на Кавказе.

Узнав о назначении Барятинского, в русской Кавказской армии и в Ставропольской губернии все без исключения, вздохнули с надеждой. Князь Александр Барятинский на всем пути в Ставрополь ехал через Астрахань, и его встречали, без преувеличения, ликующе жители казачьих станиц северного Кавказа. В обращении к солдатам он написал: «Войска Кавказа. Смотря на вас и дивяся вам, я взрос и возмужал. От вас и ради вас осчастливлен назначением быть вашим вождем. Трудиться буду, чтобы оправдать милость, счастье и великую для меня честь».

Высоким назначением на пост наместника и главнокомандующего русскими войсками на Кавказе, князь Барятинский был во многом обязан личной дружбе с императором Александром II. Но если бы императору вдруг пришлось отстаивать его кандидатуру, то это было бы нетрудно. У князя Барятинского за плечами колоссальный опыт войны 1812 года, боевой службы на Кавказе, путь от отчаянно храброго корнета до генерала, пройденный с честью, наградами, ранениями. Князь Барятинский, хлебнувший по горло походной жизни в солдатском биваке, был боевым командиром и солдаты очень любили его. Лучшей оценкой авторитета князя Барятинского служит то, что его назначение наместником и главнокомандующим русским войском на Кавказе крайне удручило Шамиля, и он запретил горцам под страхом смерти распространять о лестные слухи о русском князе.

Мюридизм и Имамат Шамиля – первое общее кавказское государство (часть I)

История Кавказской войны насчитывает несколько десятилетий. Российской колонизации Северного Кавказа оказывали в той или иной степени сопротивление представители всех его народов, при этом разные общества и ополчения горцев зачастую сражались отдельно и независимо друг от друга, а порой и враждовали между собой. Тем не менее, необходимость противостоять общему врагу и исповедание одной религии уже с конца XVIII в. заставляли кавказцев, принадлежавших к разным народам, задумываться о том, что следует консолидировать свою борьбу. В 1785 г. молодой имам Мансур из чеченского села Алды призвал все народы Кавказа объединиться против российского наступления, мотивируя это тем, что все мусульмане равны независимо от национальной принадлежности. Под знаменами Мансура поднялись на борьбу чеченцы, кумыки и народы Дагестана, кабардинцы и ногайцы, карачаевцы и адыги. Действуя при поддержке дислоцировавшихся тогда на Черноморском побережье Кавказа османских войск, поддерживая связь со сражавшимися с российской армией в Казахстане ополченцами Сырыма Датова, воины Мансура смогли приостановить колониальную экспансию на юг. После того как Мансур в 1791 г. попал в плен, горский союз, при своих широких масштабах оказавшийся непрочным, распался. Но продолжавшаяся война по-прежнему заставляла наиболее дальновидных лидеров сопротивления искать пути к единению. Особенно стойко идеи кавказского мусульманского единства сохранялись в Дагестане, где не только находились главнейшие центры исламского просвещения на Кавказе, но и проживает несколько десятков разных народностей. Дагестан же был в силу природных особенностей, географического положения (через него издревле проходил торговый путь, связывающий Европу и Азию) самой богатой и культурно развитой областью Северного Кавказа.

Читайте также  Оборонительная операция в белоруссии 1941 года (22 июня - 9 июля)

С начала XIX в. в Дагестане получило широкое распространение религиозно-политическое движение, получившее в историографии название мюридизм. Духовной базой для него стало учение суфийского направления (суфизм – мистическое течение в Исламе) накшбандия (от имени основателя Бахауддина Накшбанди из Средней Азии). Согласно накшбандийскому учению, верующий может духовно совершенствоваться, выполняя религиозные обряды за своим наставником, который находится на более высокой духовной степени. Получая от того религиозные знания и беспрекословно повинуясь ему во всем, такой послушник, называемый муридом (в турецкой транскрипции «мюридом»), постепенно переходит на более высокую духовную ступень, затем еще выше, и еще выше. А шейхи – лидеры накшбандийского общества, по представлению своих последователей, могут самолично вступать в контакт с высшими силами. Накшбандия учила мусульман полному отречению от всего мирского ради достижения милости Аллаха, от всех пристрастий и убеждений бренного мира, в том числе национальных интересов. Ради духовного очищения мюрид должен был быть готов по первому указанию своего наставника оставить имущество, семью, близких, пожертвовать собой ради общего дела мусульман. В условиях, когда российская армия систематически вторгалась в горы, разрушая целые селения, убивая и захватывая в плен мирных людей, угоняя скот, а местные правители, не желавшие жертвовать своим богатством, постоянно вступали в сговор с российской колониальной администрацией, позволяли свои селения превращать в русские крепости, накшбандийские идеи находили широкий отклик в сердцах дагестанских мусульман. Людей, желавших до последнего сражаться за свободу своей земли, привлекала присущая суфийскому обществу организованность, твердая дисциплина, единство и братство всех его членов.

Накшбандийские вожди – имамы, призывали к войне с Россией до победного конца, к отказу от всех внутренних распрей и всех преходящих благ этого мира (богатства, власти, не связанных с религией убеждений и принципов) ради построения единого и справедливого мусульманского общества. Один из первых идеологов мюридизма шейх Мухаммед Ярагинский говорил: «Лишь религиозный закон правит людьми – все правоверные равны перед Богом. Не может быть чьих-то рабов или подданных». Согласно исламскому вероучению, только Бог, создавший людей и всю Вселенную, может знать, что справедливо, а что нет, поэтому все люди должны следовать только тем законам, которые Бог низвел в Писании (Коране) – шариату. Строгое и неукоснительное соблюдение шариата во всем является непременной обязанностью и простого мусульманина, и правителя целой страны, которому в противном случае никто не должен подчиняться. Накшбандийская община быстро стала в Дагестане государством в государстве, идеологически более сильным, чем все традиционные правители горной страны.

Дагестан к началу активной деятельности накшбандийских мюридов был поделен на несколько самостоятельных феодальных государств, из которых самым богатым и сильным было Аварское ханство со столицей в Хунзахе, и демократических горных обществ. За время наместничества на Кавказе царского генерала А. Ермолова российские власти привели всех дагестанских правителей к присяге на верность русскому императору, однако это вызвало крайнее недовольство народного большинства, так как помимо обычных налогов, которые народ искони платил ханам и шамхалам, теперь пришлось еще уплачивать тяжелые подати в российскую казну. Выйдя из подчинения дагестанских властей, мюриды повели самостоятельную борьбу с российской колонизацией, воодушевленные стремлением заслужить очищение души перед Аллахом и установить на своей земле исламское правление. Всецелая преданность идеалам и привычка беспрекословно повиноваться единому вождю – имаму, сделала их гораздо более грозным противником для российских войск, чем воевавшие до того плохо организованные, недовольные своей властью традиционные горские ополчения. В 1830 г., при имаме Гази-Мухаммеде, мюриды попытались захватить столицу Аварского ханства Хунзах, чтобы окончательно установить на аварской земле шариатское правление. С большим трудом ханскому войску, возглавляемому матерью ханов Паху-бике, удалось отразить их натиск. Но это отнюдь не означало, что дагестанское сословие феодалов сумело остановить падение своего влияния.

В 1831 – 1832 гг. войскам Гази-Мухаммеда удалось нанести ряд тяжелых ударов по дислоцировавшимся в предгорной зоне российским войскам как в самом Дагестане, так и за его пределами. Мюриды угрожали даже крепости Владикавказ в Осетии, откуда начиналась Военно-Грузинская дорога – главный путь, связывавший русские владения на Северном Кавказе и, по сути, саму Россию с Грузией и центром российского наместничества Тифлисом (Тбилиси). В 1832 г. российским войскам под командованием барона Розена удалось окружить Гази-Мухаммеда с шестьюстами мюридами в родном селении Гимры. В ходе жестокого боя, продолжавшегося целый день, отряд имама был наголову разбит, сам Гази-Мухаммед до последнего отстреливался, блокированный в каменной башне, а затем был заколот штыками при отчаянной попытке прорваться. После смерти Гази-Мухаммеда накшбандийская община избрала имамом Гамзат-бека. Во главе с ним мюриды предприняли в 1834 г. вторую попытку захвата власти в Аварском ханстве и штурма Хунзаха. На этот раз штурм оказался удачным, ханы-соправители Нуцал и Умма, а через некоторое время и их мать – фактическая правительница аварской земли, Паху-бике были убиты. Гамзат-бек провозгласил себя правителем Дагестана. Через некоторое время он, однако, был убит восставшими жителями Хунзаха. Тем не менее, после гибели ханского семейства большинство дагестанских обществ присягнуло на верность новому имаму – бывшему заместителю Гамзат-бека и другу детства Гази-Мухаммеда Шамилю. Хунзах избежал повторного захвата мюридами только потому что туда вошел русский гарнизон. Из столицы аварского государства он был превращен в обыкновенную российскую крепость.

Первые годы после разгрома феодального правительства страны аварцев мюриды во главе с Шамилем в основном занимались тем, что укрепляли свою власть в Дагестане. Непокорные селения осаждались и брались штурмом, после чего в них принудительно вводились законы шариата. Но основная часть горского населения признавала над собой шариатскую власть добровольно. Скоро большинство территории Дагестана, населенного самыми разными народами, превратилось в единое исламское государство – имамат. Опасаясь, что призывы к единой борьбе с российской экспансией ради Аллаха охватят и соседние с Дагестаном кавказские области, царская администрация заложила в предгорьях на реке Сулак – рядом с землей аварцев, крепость Темир-хан-Шура (современный город Буйнакск). Тем не менее, идеи мюридизма уже широко распространялись в соседней с Дагестаном Чечне. Все приграничные с Дагестаном русские крепости подвергались регулярным атакам на всех направлениях. Своей ставкой и по сути столицей дагестанского исламского государства Шамиль сделал крепость Ахульго на высокой скале над большой и бурной рекой Аварское Койсу. В конце мая 1839 г. русская армия во главе с самим главнокомандующим дислоцирующимися на Кавказе российскими войсками П. Граббе выступила из крепости Внезапной в Северный Дагестан и после нескольких ожесточенных сражений подошла к Ахульго. В течение почти трех месяцев непрерывных боев, штурмов и артиллерийских обстрелов российские войска смогли захватить и разрушить крепость, Шамиль с пятилетним сыном Гази-Мухаммедом на плечах по веревке спустился со скалы в ущелье Аварского Койсу. Российская администрация вынудила его принести присягу верности императору и взяла в аманаты (заложники) его семилетнего сына Джамалу-д-Дина.

После разгрома при Ахульго Шамиль переселился к своим сторонникам в недавно приведенную к российской присяге Чечню – в отдаленное горное селение Шубут. Из-за летней засухи и не прекращающихся военных действий зимой 1840 г. во всей горной части Северного Кавказа начался голод. Царская администрация, решив надежнее «нейтрализовать» живших в труднодоступных горах чеченцев, которых защищали еще покрывавшие горы лесные дебри , под видом облегчения положения голодающих предложила им уплачивать подати не деньгами, а оружием. Чеченцы отказались разоружаться, и российские войска перекрыли дороги, по которым в Чечню ездили торговцы хлебом. Чеченцы начали собираться в ополчения для прорыва российской блокады. Вождем был вновь избран Шамиль.

Летом 1840 г. для повторного приведения чеченцев к покорности из крепости Грозной (современный город Грозный) выдвинулась мощная экспедиция российских войск под командованием генерала Галафеева. После нескольких первых успехов экспедиция понесла тяжелые потери при штурме чеченских лесных укреплений на реке Валерик и, хотя стратегически сражение было выиграно русской армией, она вынуждена была, подвергаясь постоянным налетам и обстрелам горских воинов, отступить обратно. Неудачей закончилась и новая попытка оружием принудить Чечню к российской присяге в 1842 г., снова возглавляемая главнокомандующим П. Граббе.

В 1843 г. Шамиль вернулся в Дагестан и вновь поднял мюридов на борьбу. В течение лета и осени мюриды во главе с ним захватили все российские укрепления в горах, кроме Хунзаха. Вновь почти весь Дагестан под единым началом имама поднялся на борьбу против российской колонизации. Только при попытке выйти на равнину в земле кумыков войска Шамиля, уязвимые для русской артиллерии в открытом бою, потерпели поражение и отступили в горы. В июле 1845 г. лично царский наместник на Кавказе князь М. Воронцов повел войска в Чечню с целью захватить новую ставку Шамиля селение Дарго. После долгого, изнурительного и кровопролитного продвижения через горно-лесные укрепления чеченцев, в непрерывных сражениях и с огромными потерями российская армия подошла к Дарго и затем в ходе ожесточенных уличных боев заняла селение. Сам наместник едва не погиб под горскими пулями. После того как было израсходовано продовольствие, командование экспедиции приняло решение отступать обратно на свою укрепленную линию. В течение десяти дней, теряя солдат под постоянными атаками горцев, российские войска с боями отходили из лесистых гор Чечни. Шамиль, неудовлетворенный тем, что неприятель все-таки смог войти в Дарго, перенес свою ставку в находящееся в глубине чеченских гор, недалеко от ведущей в Дагестан дороги селение Ведено (Ведана), ставшее столицей созданного им единого исламского государства.

Читайте также  Антон иванович деникин – военачальник и писатель

Мюридизм — это. Возникновение мюридистского движения на Кавказе

Ислам считается одной из самых обширных мировых религий, живущих и процветающих в современном мире. Ислам в России появился очень давно, еще в 7-м веке, когда русские впервые захватили город, в котором проповедовали данную религию. Сейчас ислам имеет множество ответвлений, некоторые из которых настолько превозносят свою веру, что готовы покончить с жизнью, лишь бы угодить Аллаху.

Суфизм

Одно из направлений – суфизм. Однако оно является полностью противоположным тем, что проповедуют полное единство ислама и Аллаха.

Причем исповедовать суфизм может любой человек, вы можете быть обычным рабочим с минимальной зарплатой и квартирой в хрущевке, но верить в то, что свет всегда побеждает и обязательно делает человека лучше. Как только появился ислам в России, так пришел и суфизм. Однако со временем он потерял свое историческое обличие и стал просто учением, пропагандирующим мудрость. Суфиям совершенно все равно, кем были сказаны те или иные заповеди, для них не существует ни Моисея, ни Христа, ни Магомеда. Главное – это то, что было передано Богом людям, остальное уже теряет свое значение.

Суфийский тарикат

Многие из подобных вероучений, как и суфизм, пропагандируют некоторые способы очищения или достижения особой связи с Богом. Так вот суфийский тарикат – это особый метод воссоединения человека и божества, в которого он верит.

Мюридизм

Мюридизм – это направление в суфизме, являющееся обыкновенным суфийским тарикатом, то есть способом общения с богами. В мюридизме есть такое верование, что человек может совершенствоваться и достигать некоторых ступеней совершенства. Первая из ступеней символизирует Коран, то есть полное соблюдение заповедей, данных Аллахом людям. Это так называемое «земное совершенство»: человек живет, радуется, но не преступает божественный закон. Однако выше всяких догматов и правил у людей, проповедующих мюридизм, стоит мистицизм. Именно он позволяет познать истину в том виде, в каком она представляется Богу, а точнее, увидеть истину самого Бога.

История появления мюридизма

Мюридизм, в отличие от суфизма, появился в исламе не сразу, религия претерпела множество изменений, или, как принято это называть, загрязнений. Быть может, загрязнением можно назвать и данное вероучение, ведь оно не является обязательным, а лишь дополняет те или иные каноны основной религии.

Одно можно сказать точно: зародился российский мюридизм на Кавказе, когда в 17-м веке один из мусульман принес туда заповеди суфизма. Магомед Ярагский посоветовался с другими служителями мусульманских мечетей и пришел к выводу, что в суфийских заповедях лежит истина и лишь она спасет человека и его душу. Но не только спасением людей значим был мюридизм для мусульман, Магомед видел в нем спасение для умирающего в то время ислама.

А мюридизм – это часть суфистского учения, без которого оно не имеет никакого значения. Старцы были уверены, что из-за прессинга всего русского, из-за православной религии и роста сил Руси Кавказ начал постепенно увядать вместе с исламом.

Заповеди мюридизма

Как в любом другом вероучении, существуют основные догматы мюридизма, которые должны неукоснительно выполняться теми, кто верит. Мюридизм даже можно назвать самостоятельной религией, так как человек должен поклоняться последователям и наставникам, участвовать в очищении ислама от неверных, стараться распространять мусульманскую религию по территории всей страны и делать все для организации послушного общества. В общем, мюридисты – достаточно патриотичный народ в том плане, что они верят в единство своей веры и правильность своих методов естественного отбора.

Мюридизм в наши дни

Центром данного вероучения является малоизвестный город Туба, который является местом захоронения религиозного наставника всех суфиев и мюридов Амаду Бамба. Это единственный известный современности религиозный деятель, являющийся некоторым авторитетом для всех приверженцев ислама, но умер он в 1965 году.

Мюридизм – это поистине обширное учение, которое ставит своей целью поклонение предыдущим наставникам и очищение мусульманских земель от «грязи», говоря иными словами, от неверных. Сложно судить о правильности данного подхода, однако такая численность верующих говорит сама за себя.

Воинствующий мюридизм на кавказе

Завоевание Кавказа русскими. 1720-1860

Кавказ можно сравнить с мощной крепостью – защищенной самой природой и военными укреплениями и охраняемой многочисленным гарнизоном. Только безумцы могли бы решиться штурмовать ее. Мудрый полководец сначала подумал бы, столь ли уж необходимо прибегать к военной силе, а затем выстроил бы свою тактику действий, чтобы, действуя где умом, а где – хитростью, попытаться завоевать эту крепость.

Когда писатель, мало разбирающийся в военной науке, приступает к повествованию о военных действиях, его решение требует некоторых объяснений и обоснований.

Путешествуя верхом по Кавказу в сопровождении лишь местных жителей, живя бок о бок с ними в течение продолжительного времени, ощущая их гостеприимство, изучая образ жизни и характер, приспосабливаясь по возможности к обычаям, видя предрассудки и суеверия, записывая песни и легенды, я волей-неволей заинтересовался всем, что было связано с их противоборством с Россией, в котором они или их отцы (практически все без исключения) принимали участие. Да это и неудивительно: все это место дышало воспоминаниями о днях боев. Куда бы мы ни поехали, где бы мы ни отдыхали – в городах, деревнях, в горах или на равнинах, в глуши лесов или среди великолепия горных хребтов, – везде мы слышали сказания о героических подвигах, о смелых вылазках, о сражениях между двумя армиями, о гибели тысяч людей, о смерти героев. Сколь же уныл и скучен должен быть тот человек, который остается равнодушным к этой прекрасной земле, у которой такие горькие воспоминания.

После каждой из моих многочисленных экспедиций интерес к этой стране и к этой теме все возрастал, и я пытался удовлетворить его, черпая информацию из книг и рассказов местных жителей. И мои усилия были вознаграждены. В книгах, посвященных Кавказу, я нашел огромное количество материала, касающегося самых разных войн, однако, как это ни покажется странным, даже в книгах на русском я не обнаружил полной истории завоевания Кавказа. Так, повествование генерал-лейтенанта Дубровина обрывается на событиях 1827 года[1], а весьма глубокая и подробная работа генерала Потто заканчивается на истории турецкой кампании 1829 года[2]. Ни в одной из этих работ даже не упоминается война мюридов[3].

В лекциях полковника Д.И. Романовского, которые были опубликованы в 1860 г., описывается период вплоть до сдачи Шамиля, однако эти события описываются слишком кратко, чтобы полностью отразить эту тему. Что касается работ, созданных на других языках – и главным образом на английском, – то там я сумел обнаружить лишь отрывочные сведения по теме или, в лучшем случае, описания отдельных эпизодов этих войн. К тому же эти работы, как правило, грешат многочисленными неточностями и предвзятостью.

В таких обстоятельствах мне думается, что подробное повествование о завоевании Кавказа русскими должно представлять интерес для английской аудитории, пусть даже оно будет написано человеком, который не претендует на знание военной науки. Поэтому я оставляю возможность говорить о чисто военной стороне дела тем, кто разбирается в этом вопросе лучше меня. С этой надеждой я предаю данную книгу на суд общественности. Могу только сказать, что эта книга представляет собой точное и беспристрастное изложение фактов в той степени, в какой я сам мог ознакомиться с ними.

Выражаю глубочайшую признательность упомянутым выше авторам за ту информацию, которую я не смог получить из других источников. Хочу также отметить, что в своей работе я во многом опирался на документы, опубликованные Кавказской археологической комиссией[4], и на двадцатитомный «Кавказский сборник», опубликованный под патронажем великого князя Михаила. Последнее издание представляет собой собрание статей об этой войне, написанных разными людьми и имеющих разную историческую и художественную ценность, которое в целом представляет собой бесценный источник информации. Хочу выразить особую благодарность профессору Миансарову за его «Библиографию Кавказа и Закавказья». Кстати, ознакомившись с этой работой, мы можем заметить, сколь незначителен был вклад английских авторов в литературу, посвященную этой интереснейшей теме. Правда, имеются и приятные исключения. Англичане всегда будут гордиться тем фактом, что их соотечественники первыми ступили на вершины Эльбруса и Казбека. А книги Фрешфилда, Гроувза и Маммери[5] будут читать и следующие поколения, когда они обнаружат на безграничных просторах между Каспийским и Черным морями еще одну и гораздо большую «часть Европы».

Читайте также  Проблемы разоружения в конце xx начале xxi веков

Что касается конкретно военных действий между русскими и местными племенами, которые разительно отличаются от Русско-турецких войн, то единственные достойные упоминания работы английских авторов на эту тему – это книги Лонгсуорта и Белла, где те рассказывают о своих контактах с местными жителями на черноморском побережье. В этой связи я должен объяснить, почему на последующих страницах так мало сказано о военных действиях на Западном Кавказе, которые начались одновременно с военными действиями на востоке Кавказа и длились гораздо дольше, а именно – до 1864 года.

Дело в том, что (по мнению полковника Романовского) военные действия на западе Кавказа никогда не представляли для России такого же значения, как борьба за Дагестан и Чечню, а когда русское правительство в 1830-х годах сконцентрировало усилия именно на этом направлении, то эта ошибка обошлась стране слишком дорого[6].

Более того, между западными тейпами никогда не было единства, которого Шамиль добился на востоке, да и по-настоящему сильного лидера у них тоже не было. Бои носили весьма неорганизованный характер, и описание этапов этой практически совершенно отдельной войны нарушило бы стройность повествования. Поэтому я решил, по крайней мере, в этой книге лишь кратко и по необходимости упомянуть об этих событиях. Тем не менее мы не должны забывать, что эта борьба тоже имела место и продолжалась даже дольше, чем сопротивление Шамиля. В заключение я хотел бы выразить глубокую благодарность своим друзьям полковнику Эрнесту Робертсону и Сесилу Флоэршайну за их неоценимые советы и миссис Тиррел Льюис за ее портрет Шамиля.

И дики тех ущелий племена,

Им Бог – свобода и закон – война!

Там поразить врага не преступленье;

Верна там дружба, но вернее мщенье;

Там за добро – добро, и кровь – за кровь,

И ненависть безмерна, как любовь.

Название «Кавказ» существует со времен Эсхила и Геродота, по крайней мере для обозначения горной гряды, протянувшейся между Черным и Каспийским морями, и прилегающей к ней с обеих сторон территории.

Сегодня это слово используется в отношении всей территории к югу от Астраханской области и Дона вплоть до границ с Персией и Турцией.

В одной главе даже вкратце невозможно описать столь огромную и разнообразную по своим природным условиям страну. А для сколь бы то ни было подробного описания не хватило бы и целого тома, и цель последующих страниц – дать читателю хотя бы общее представление о Кавказе и его жителях, а также о проблемах, связанных с его завоеванием.

Кавказ, по сути, горная страна; его жители, за исключением христиан, живущих в долинах Риони и Куры, в основном горцы. Дело в том, что благодаря своей массивности и высоте центральная гряда определяла особенности прилегающей территории, а значит – и образ жизни населения. Горам народы Кавказа обязаны самим своим существованием, ну и особенностями своего характера, конечно. Можно без преувеличения сказать, что горы создали людей; а люди со всей страстью и беспримерным мужеством сражались за свои любимые горы, где они были практически непобедимы. Однако, по странному стечению обстоятельств, как это часто бывает, сила и слабость шли рука об руку. Высота и неприступность горных отрогов, глубина и крутизна ущелий, безграничные просторы лесов делали невозможным объединение различных племен. А без единства они были обречены пасть перед могуществом и мощью России.

Дубровин Н.Ф. История войн и владычества русских на Кавказе. Т. 1–6. СПб., 1871–1888.

Мюридизм – направление суфизма

Историки называют мюридизмом направление суфизма. В первой половине 19-го столетия на Кавказе возникло мюридское движение, что привело к обострению в Русско-Кавказской войне. Последователи мюридизма существуют и в современном мире.

Чуть позже под таким же названием возникло литературное направление, посвященное национально-освободительному движению северокавказских горцев первой половины 19-го столетия.

Учение

Мюридизм является обыкновенным суфийским тарикатом. Суфии считали, что есть определенные стадии (степени) человеческого совершенства:

  1. Первую они называли «шариатом» («законом»), т.е. благочестивой жизнью со строгим соблюдением заповедей и правил, изложенных в Коране. «Шариат» считался мирским совершенством, а с помощью мистицизма суфии занимались познанием истины, которая приближала их к Всевышнему, они воссоединялись с всемирной душой и становились единым целым с Богом.
  2. По убеждению суфиев, человек, стремящийся воссоединиться с Всевышним, движется по «тарикату» (истинному, мистическому пути) – второй ступени совершенства. Такие люди отрешаются от стяжательства и становятся факирами или дервишами. Они занимаются изнурением своей плоти и избавляются от страстей. У них отсутствуют собственное «я» и своя «личность». Такие люди становятся послушниками («мюридами» или «моридами») у святых суфийских «старцев» (имамов, пиров, шейхов) – «руководителей» («мюршидов»). Они выполняют все их повеления без раздумья, какими бы добрыми или злыми не казались приказы «старцев». Предписания Корана в этом случае уже второстепенны.
  3. Если мюрид напряженно размышлял, полностью углубился в себя, отрешился от собственного «я», прославился строгими аскетическими подвигами и получил мистический экстаз («хал»), то он вышел на третью степень совершенства, называемую «маарифатом» («знаниями»). Но ему еще есть куда совершенствоваться дальше.
  4. Он может полностью отринуть все земное и воссоединиться с Всевышним, достигнув «хакиката» («истины»). Такой человек уже напрямую общается с Богом и находится между бытием и небытием.

Стать совершенным удается единицам – имамам и муршидам. Многие не могут даже выйти на уровень маарифатов – «наместников» («наибов»). Среди простых мюридов встречается много тарикатов, а весь остальной народ остается в шариате.

Суфийским шейхам, которым беспрекословно повиновались мюриды, удавалось становиться могущественными правителями и основателями царств.

Кавказские мюриды

В 1823 году Магомет Ярагский стал первым кавказским суфием, приняв это учение от Хасс-Мухаммада из Бухары в Вини-Яраге (Кюринское ханство). Ярагский понял, что суфийский такикат поможет возродить и оживить ислам. Это приведет к свержению на Кавказе иноверного, русского ига. Жители гор массово занимались усваиванием нового учения, а Ярагского признали мюридом.

В это время в дагестанских горных аулах можно было встретить имама Гази-Мухаммада, который проповедовал тарикат. Позже он стал «маарифатом», а вокруг него собрались многочисленные мюриды.

В конце 1829 года Гази-Мухаммад ходил по Дагестану и Чечне с целью распространения нового учения. Он успел сделать мюридами около пятнадцати тысяч местных жителей. Имам мечтал создать всемусульманский Халифат. Им же был объявлен «газават» (священная война) русским и их союзникам. Через два года горцы начали одерживать первые победы в сражениях с иноверцами.

В середине осени 1832 года войска барона Розена штурмом захватили Гимры. В ауле находилась башня с прятавшимися в ней Гази-Мухаммадом и пятнадцатью его сторонниками, включая Шамиля. Затем имам предпринял попытку прорыва, но его убили.

Новым имамом провозгласили слабого и нерассудительного Гамзат-бека. При нем были истреблены многие влиятельные горцы, отрицавшие мюридизм. В их число попали и аварские ханы, представляющие древний владетельный дом.

У аварцев родился план заговора, во время реализации которого в 1834 году был убит Гамзат-бек. Новым имамом провозгласили Шамиля, который продолжил заниматься успешным распространением мюридизма.

Современные мюриды

Современные мюриды в основном живут в Тубе (Синегал). Здесь находится могила авторитетнейшего суфия Амаду Бамбы и мечеть в его честь. При французских колониалистах он пребывал в ссылке в конце 19-го – начале 20-го веков.

Сегодня в мире живет несколько миллионов мюридов. Местами их основного сосредоточения являются Гамбия и Сенегал (до 40% от общего количества жителей страны). Из известных современных мюридов можно назвать экс-президента Сенегала Абдулая Вада.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: