Страдания молодого Вертера характеристика образа Вертера

Гёте. «Страдания юного Вертера». Образ главного героя.

Краткий пересказ:

«Страдания юного Вертера» — эпистолярный роман, действие которого происходит в одном из небольших немецких городков в конце XVIII в. Роман состоит из двух частей — это письма самого Вертера и дополнения к ним под заголовком «От издателя к читателю». Письма Вертера адресованы его другу Вильгельму, в них автор стремится не столько описать события жизни, сколько передать свои чувства, которые вызывает у него окружающий мир.

Вертер, молодой человек из небогатой семьи, образованный, склонный к живописи и поэзии, поселяется в небольшом городке, чтобы побыть в одиночестве. Он наслаждается природой, общается с простыми людьми, читает своего любимого Гомера, рисует. На загородном балу молодежи он знакомится с Шарлоттой С. и влюбляется в нее без памяти. Лотта, так зовут девушку близкие знакомые, — старшая дочь княжеского амтмана, всего в их семье девять детей. Мать у них умерла, и Шарлотта, несмотря на свою молодость, сумела заменить её своим братьям и сестрам. Она не только внешне привлекательна, но и обладает самостоятельностью суждений. Уже в первый день знакомства у Вертера с Лоттой обнаруживается совпадение вкусов, они легко понимают друг друга.

С этого времени молодой человек ежедневно проводит большую часть времени в доме амтмана, который находится в часе ходьбы от города. Вместе с Лоттой он посещает больного пастора, ездит ухаживать за больной дамой в городе. Каждая минута, проведенная вблизи нее, доставляет Вертеру наслаждение. Но любовь юноши с самого начала обречена на страдания, потому что у Лотты есть жених, Альберт, который поехал устраиваться на солидную должность.

Приезжает Альберт, и, хотя он относится к Вертеру приветливо и деликатно скрывает проявления своего чувства к Лотте, влюбленный юноша ревнует её к нему. Альберт сдержан, разумен, он считает Вертера человеком незаурядным и прощает ему его беспокойный нрав. Вертеру же тяжело присутствие третьего лица при свиданиях с Шарлоттой, он впадает то в безудержное веселье, то в мрачные настроения.

Однажды, чтобы немного отвлечься, Вертер собирается верхом в горы и просит у Альберта одолжить ему в дорогу пистолеты. Альберт соглашается, но предупреждает, что они не заряжены. Вертер берет один пистолет и прикладывает ко лбу. Эта безобидная шутка переходит в серьезный спор между молодыми людьми о человеке, его страстях и разуме. Вертер рассказывает историю о девушке, покинутой возлюбленным и бросившейся в реку, так как без него жизнь для нее потеряла всякий смысл. Альберт считает этот поступок «глупым», он осуждает человека, который, увлекаемый страстями, теряет способность рассуждать. Вертеру, напротив, претит излишняя разумность.

На день рождения Вертер получает в подарок от Альберта сверток: в нем бант с платья Лотты, в котором он увидел её впервые. Молодой человек страдает, он понимает, что ему необходимо заняться делом, уехать, но все время откладывает момент расставания. Накануне отъезда он приходит к Лотте. Они идут в их любимую беседку в саду. Вертер ничего не говорит о предстоящей разлуке, но девушка, словно предчувствуя её, заводит разговор о смерти и о том, что последует за этим. Она вспоминает свою мать, последние минуты перед расставанием с ней. Взволнованный её рассказом Вертер тем не менее находит в себе силы покинуть Лотту.

Молодой человек уезжает в другой город, он становится чиновником при посланнике. Посланник придирчив, педантичен и глуп, но Вертер подружился с графом фон К. и старается в беседах с ним скрасить свое одиночество. В этом городке, как оказывается, очень сильны сословные предрассудки, и молодому человеку то и дело указывают на его происхождение.

Вертер знакомится с девицей Б. , которая ему отдаленно напоминает несравненную Шарлотту. С ней он часто беседует о своей прежней жизни, в том числе рассказывает ей и о Лотте. Окружающее общество досаждает Вертеру, и его отношения с посланником делаются все хуже. Дело кончается тем, что посланник жалуется на него министру, тот же, как человек деликатный, пишет юноше письмо, в котором выговаривает ему за чрезмерную обидчивость и пытается направить его сумасбродные идеи в то русло, где они найдут себе верное применение.

Вертер на время примиряется со своим положением, но тут происходит «неприятность», которая заставляет его покинуть службу и город. Он был с визитом у графа фон К., засиделся, в это время начали съезжаться гости. В городке же этом не принято было, чтобы в дворянском обществе появлялся человек низкого сословия. Вертер не сразу сообразил, что происходит, к тому же, увидев знакомую девицу Б. , он разговорился с ней, и только когда все стали коситься на него, а его собеседница с трудом могла поддержать беседу, молодой человек поспешно удалился. На следующий же день по всему городу пошли сплетни, что граф фон К. выгнал Вертера из своего дома. Не желая ждать, когда его попросят покинуть службу, юноша подает прошение об отставке и уезжает.

Сначала Вертер едет в родные места и предается сладостным воспоминаниям детства, потом принимает приглашение князя и едет в его владения, но здесь он чувствует себя не на месте. Наконец, не в силах более переносить разлуку, он возвращается в город, где живет Шарлотта. За это время она стала женой Альберта. Молодые люди счастливы. Появление Вертера вносит разлад в их семейную жизнь. Лотта сочувствует влюбленному юноше, но и она не в силах видеть его муки. Вертер же мечется, он часто мечтает заснуть и уже больше не просыпаться, или ему хочется совершить грех, а потом искупить его.

Однажды, гуляя по окрестностям городка, Вертер встречает сумасшедшего Генриха, собирающего букет цветов для любимой. Позднее он узнает, что Генрих был писцом у отца Лотты, влюбился в девушку, и любовь свела его с ума. Вертер чувствует, что образ Лотты преследует его и у него не хватает сил положить конец страданиям. На этом письма молодого человека обрываются, и о его дальнейшей судьбе мы узнаем уже от издателя.

Любовь к Лотте делает Вертера невыносимым для окружающих. С другой стороны, постепенно в душе молодого человека все более укрепляется решение покинуть мир, ибо просто уйти от возлюбленной он не в силах. Однажды он застает Лотту, перебирающую подарки родным накануне Рождества. Она обращается к нему с просьбой прийти к ним в следующий раз не раньше сочельника. Для Вертера это означает, что его лишают последней радости в жизни. Тем не менее на следующий день он все же отправляется к Шарлотте, вместе они читают отрывок из перевода Вертера песен Оссиана. В порыве неясных чувств юноша теряет контроль над собой и приближается к Лотте, за что та просит его покинуть её.

Вернувшись домой, Вертер приводит в порядок свои дела, пишет прощальное письмо своей возлюбленной, отсылает слугу с запиской к Альберту за пистолетами. Ровно в полночь в комнате Вертера раздается выстрел. Утром слуга находит молодого человека, ещё дышащего, на полу, приходит лекарь, но уже поздно. Альберт и Лотта тяжело переживают смерть Вертера. Хоронят его недалеко от города, на том месте, которое он выбрал для себя сам.

Произведение написано в популярном для 18-го века эпистолярном жанре, в котором уже сумели отличиться Руссо, Ричардсон. Ещё Руссо выбрал этот жанр для того, чтобы проследить внутренние изменения, борьбу страстей, мыслей, чувств в человеке, ведь постоянные письма как бы являются своеобразным дневником, притом обращённым не к самому себе, а к другом человеку, а потом более подробному и ясному. Гёте попытался отразить переживания, «страдания» молодого человека, под потоком чувств, сильнейшей ревности, любви принимающего решение уйти из жизни, но это не воспринимается главным героем как бегство, а как протест, освобождение от цепей страстей и мучений (в беседе с рассудительным и трезво мыслящим Альбертом, называющим самоубийство слабостью – ведь проще умереть, чем стойко сносить мучения, Вертер говорит: «Если народ, стонущий под нестерпимым игом тирана, наконец взбунтуется и разорвет свои цепи — неужто ты назовешь его слабым?»). В своих письмах Вертер отражается в его собственных определениях себя, однако более спокойный и «сжатый» тон издателя, описывающие последний дни Вертера, не менее ярко позволяют отразить характер и яркие переживания героя, т.к. с мотивировкой его поступков и внутренним миром героя читатель уже успевает ознакомиться из писем Вертера. А благодаря этому становится проще восприятие поведения Вертера даже после того, как он прекращает вести «письма-дневник». В конце романа письма героя обращены уже к самому себе – в этом отражается нарастающее чувство одиночества, ощущение замкнутого круга, которое завершается трагической развязкой – самоубийством.

Роман был написан в 1774 году под впечатлением от произошедшего ранее самоубийства знакомого Гёте человека – молодой чиновник, не вытерпевший своего униженного положения, несчастной любви, покончил с собой, а на столе его обнаружена была раскрытая книга «Эмилия Галотти» (эта же деталь упоминается и при описании обстоятельств смерти Вертера).

На протяжении романа меняется видение мира героея – от идиллического восприятия, полного оптимизмом и радостью, от чтения героического и светлого Гомера, герой, постепенно то теряя возлюбленную, дружеских чувств которой ему недостаточно, то осознавая своё низкое положение, когда его присутствие на светской встрече оказывается неприятным гостям графа фон К.,- погружается в мрачную пучину страстей и страданий, он начинает читать и переводить «туманного Оссиана» (собственный перевод отрывка Оссиана (сделанный Гёте) он читает вместе с любимой им, но не могущей отвечать ему взаимностью Лоттой). В момент же духовного напряжения и возбуждения Лотта и Вертер одновременно вспоминают оду Клопштока. Средствами своего искусства Гете сделал так, что история любви и мук Вертера сливается с жизнью всей природы. Хотя по датам писем видно, что от встречи с Лоттой) до смерти героя проходят два года, Гете сжал время действия: встреча с Лоттой происходит весной, самое счастливое время любви Вертера — лето, самое мучительное для него начинается осенью, последнее предсмертное письмо Лотте он написал 21 декабря. Так в судьбе Вертера отражается расцвет и умирание, происходящие в природе, подобно тому, как это было у мифических героев.

Характеру Вертера противопоставляется характер жениха, а позже мужа Лотты – прагматика Альберта, холодный, спокойный, трезвый взгляд которого не совпадает со мнениями Вертера и вызывает споры между ними. Однако оба персонажа уважают друг друга, и самоубийство Вертера поражает Альберта, так как ещё в ночь, когда Вертер просит у Шарлоты пистолеты, Альберт уверяет жену, что этого произойти не может.

Одно из толкований поступка Вертера — это «протест незаурядной, мятущейся натуры против убожества немецкой действительности».

Читайте также  Краткое содержание комедии Ревизор Гоголя Н.В.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Гёте. «Страдания юного Вертера». Образ главного героя.

Анализ романа «Страдания юного Вертера» (И. В. Гёте)

Автор: Guru · Опубликовано 30.08.2017 · Обновлено 08.10.2017

«Страдания юного Вертера» — роман, определивший целое направление в литературе – сентиментализм. Многие творцы, вдохновленные его успехом, тоже начали отворачиваться от строгих догматов классицизма и сухого рационализма эпохи Просвещения. Их внимание заострилось на переживаниях слабых и отвергнутых людей, а не героев вроде Робинзона Крузо. Сам Гете чувствами читателей не злоупотреблял и пошел дальше своего открытия, исчерпав тему одним лишь произведением, которое прославилось на весь мир.

История создания

Писатель позволил себе отразить в литературе личные переживания. История создания романа «Страдания юного Вертера» уводит нас в автобиографические мотивы. Во время прохождения адвокатской практики в канцелярии имперского суда Вецлара Гете познакомился с Шарлоттой Буфф, ставшей прототипом Лотты С. в произведении. Автор создает противоречивого Вертера, чтобы избавиться от мучений, навеянных платонической любовью к Шарлотте. Самоубийство главного героя книги так же объяснимо смертью друга Гете Карла Вильгельма Иерузалема, который страдал от страсти к замужней женщине. Интересно, что сам Гете избавился от суицидальных мыслей, дав противоположную судьбу своему персонажу, тем самым, излечив себя творчеством.

Я написал Вертера, чтобы не стать Вертером

Первое издание романа вышло в 1774 году, и Гете становится кумиром читающей молодежи. Произведение приносит автору литературный успех, и он становится известным по всей Европе. Однако скандальная слава вскоре послужила причиной для запрета на распространение книги, которая провоцировала массу людей на самоубийства. Писатель и сам не подозревал, что его творение вдохновит читателей на столь отчаянный поступок, но факт остается фактом –суициды участились после выхода романа в свет. Несчастные влюбленные подражали даже способу, которым персонаж расправился с собой, что позволило американскому социологу Дэвиду Филлипсому назвать это явление «эффектом Вертера». До романа Гете литературные герои также сводили счеты с жизнью, но читатели не стремились им подражать. Причиной обратной реакции стала психология самоубийства в книге. В романе присутствует оправдание этого акта, которое объясняется тем, что таким образом молодой человек избавится от невыносимых мук. Для того чтобы приостановить волну насилия, автору пришлось написать предисловие, в котором он пытается убедить публику, что герой не прав и его поступок вовсе не выход из трудного положения.

О чем книга?

Сюжет романа Гете до неприличия прост, но этой книгой зачитывалась вся Европа. Главный герой Вертер страдает от любви к замужней Шарлотте С., и, понимая всю безнадежность своих чувств, он считает необходимым избавиться от мучений, выстрелив в самого себя. Читатели плакали над судьбой несчастного юноши, сочувствуя персонажу как самому себе. Несчастная любовь – не единственное, что приносило ему тяжелые душевные переживания. Он также страдает и от разлада с обществом, которое еще и напоминает ему о бюргерском происхождении. Но именно крах любви подталкивает его к самоубийству.

Главные герои и их характеристика

  1. Вертер – хороший рисовальщик, поэт, он наделен большими знаниями. Любовь для него – торжество жизни. Поначалу встречи с Шарлоттой приносят ему счастье на некоторое время, но, поняв безнадежность своих чувств, он по-другому воспринимает окружающий мир и впадает в меланхолию. Герой любит природу, красоту и гармонию в ней, чего так не хватает утратившему естественность современному обществу. Иногда у него просыпаются надежды, но со временем мысли о самоубийстве все больше овладевают им. В последней встрече с Лоттой Вертер убеждает самого себя, что на небесах они будут вместе.
  2. Не менее интересен образ Шарлотты С. в произведении. Знающая о чувствах Вертера, она искренне сочувствует ему, советует найти любовь и путешествовать. Она сдержана и спокойна, это наводит читателя на мысль, о том, что рассудительный Альберт, ее муж, подходит ей больше. Лотта небезразлична к Вертеру, однако она выбирает долг. Женский образ на то и женский, что слишком противоречив – можно почувствовать некое притворство со стороны героини и ее затаенное желание сохранить поклонника для себя.

Жанр и направление

Эпистолярный жанр (роман в письмах) – отличный способ продемонстрировать читателю внутренний мир главного героя. Таким образом, мы можем прочувствовать всю боль Вертера, буквально взглянуть на мир его глазами. Неслучайно роман относится к направлению сентиментализма. Зародившийся в XVIII веке сентиментализм, как эпоха, просуществовал недолго, однако успел сыграть значительную роль в истории и искусстве. Возможность свободно выразить свои чувства и есть главное достоинство направления. Немаловажную роль играет и природа, отражающая состояние персонажей.

Проблематика

  • Тема неразделенной любви довольно актуальна и в наше время, хотя сейчас, конечно, трудно представить, что, читая «Страдания юного Вертера», мы будем плакать над этой книгой, как это делали современники Гете. Герой будто состоит из слез, сейчас даже хочется выжать его, как тряпку, дать ему пощечину и сказать: «Ты же мужчина! Соберись!», — но в эпоху сентиментализма читатели разделяли его горе и мучились вместе с ним. Проблема несчастной любви, безусловно, встает в произведении на первый план, и Вертер доказывает это, не скрывая своих эмоций.
  • Проблема выбора между долгом и чувством так же имеет место быть в романе, ведь ошибочно будет утверждать, что Лотта не рассматривает Вертера как мужчину. Она испытывает к нему нежные чувства, хотела бы считать его братом, но предпочитает верность Альберту. Совсем неудивительно, что смерть друга Лотта и сам Альберт переживают тяжело.
  • Автор поднимает также проблему одиночества. В романе природа идеализируется в сравнении с цивилизацией, поэтому Вертеру одиноко в фальшивом, нелепом и ничтожном обществе, которому не сравниться с естеством окружающего мира. Конечно, может герой выдвигает слишком завышенные требования к реальности, но сословные предрассудки в ней уж слишком сильны, поэтому человеку низкого происхождения приходится нелегко.

Смысл романа

Изложив свои переживания на бумаге, Гете спас себя от самоубийства, хотя признавался, что боялся перечитывать собственное произведение, чтобы вновь не впасть в ту жуткую хандру. Поэтому идея романа «Страдания юного Вертера», прежде всего, важна для самого писателя. Для читателя, безусловно, важным будет уяснить, что выход Вертера – не выход, и следовать примеру главного героя не нужно. Однако все равно нам найдется, чему поучиться у сентиментального персонажа – искренности. Он верен своим чувствам и чист в любви.

3. 020 Иоганн Вольфганг Гёте, Страдания юного Верт

3.020 Иоганн Вольфганг Гёте, Страдания юного Вертера

Иоганн Вольфганг Гёте
(1749—1832)

Иоганн Вольфганг Гете (1749—1832), гений немецкой и мировой литературы, все свое творчество называл «фрагментами огромной исповеди». Одним из таких «фрагментов» стал сентиментальный роман в письмах «Die Leiden des jungen Werthers» «Страдания юного Вертера» (1774).

В нем писатель рассказал о своей платонической любви к Шарлотте Буфф, дочери городского судьи Вецлара, где он после окончания университета проходил стажировку в имперском камеральном суде. Девушка была обручена с советником Иоганном Кристианом Кестнером, и не могла ответить на пылкие чувства поэта. Гете сбежал из городка, унеся в душе образ своей музы.

Тогда же он узнал о самоубийстве своего знакомого по вецларской практике Карла Вильгельма Иерузалема, страдавшего от безответной любви к замужней женщине и от унижений, которым он подвергался в светском обществе.

Эти два события подсказали поэту сюжет, его тональность и героя. К тому времени у Гете дамой сердца (тоже замужней) успела побывать Максимилиана Брентано, урожденная фон Ларош, внесшая свою лепту в литературный образ героини романа — Лотты.

«Страдания юного Вертера»
(1774)

Роман, написанный в течение месяца и опубликованный осенью 1774 г. к Лейпцигской книжной ярмарке, сделал Гете знаменитым. Он стал первым значительным произведением новой немецкой литературы и, по существу, предвосхитил романтическую эпоху в литературе европейской.

Продолжив традиции сентиментального романа в письмах, столь популярного в XVIII в., «Страдания» выгодно отличались даже от лучших романов компактностью и сосредоточенностью на душевных переживаниях одного героя.

Более того, «Вертер» стал сплавом бытового и психологического романа, в котором автор показал духовную жизнь человека и трагедию его любви и смерти на фоне повседневной жизни провинциального городка.

А еще это замечательный роман о любви, в котором чувства растворились в «горечи жизни». «Доведенная до предела, нервная чувствительность этой небольшой книги… вызвала бурю восхищения и, преодолев все границы, чудесным образом опьянила весь мир». (Т. Манн).

Вертер, молодой человек из небогатой семьи, образованный и не чуждый музам, поселился в небольшом городке. На балу он познакомился с Шарлоттой С., дочерью княжеского амтмана (управляющего экономией Тевтонского ордена), влюбился в нее и стал частым гостем в доме сановника.

У Лотты был жених Альберт, который в это время находился в отъезде, устраивая свои дела.

Вертер, не придав этому значения, потерял голову, трепетал и восторгался девой, стараясь не думать о сопернике. Но когда тот вернулся, страдания молодого человека достигли апогея — он понял, что Лотта и Альберт созданы друг для друга и что он в трио лишний.

Напряженные отношения не могли долго продолжаться, и Вертер уехал в другой город, где стал чиновником при посланнике. Служба у него не заладилась. Не отвлекло Вертера от тягостных раздумий и знакомство с девицей Б., напомнившей ему Шарлотту.

Однажды, во время визита к графу К. он встретил эту девицу, разговорился с ней и не заметил, как съехались гости, чем нарушил правила приличия: уроженцу третьего сословия негоже было находиться в аристократическом обществе. Вертер заметил свой промах и поспешно удалился, однако на другой день весь городок судачил о том, что граф де выгнал его из своего дома.

Вертер подал прошение об отставке и удалился в пенаты. Поскучав дома, перебрался в городок Шарлотты. Та уже вышла замуж за Альберта и была вполне счастлива. Приезд Вертера нарушил гармонию четы, отчего молодой человек мучился еще больше.

В отчаянии он увлекся переводами Оссиана, певца смерти. («Поэмы Оссиана» — мистификация современника Гете, шотландского поэта Дж. Макферсона.)

Однажды молодой человек встретил безумного Генриха, собиравшего букет цветов для возлюбленной. Генрих когда-то был писцом у отца Лотты, безнадежно влюбился в девушку и сошел с ума. Вертер усмотрел в его судьбе свою.

После этой встречи письма оборвались. О дальнейшей судьбе автора писем сообщил издатель. Любовь к Лотте сделала Вертера невыносимым для окружающих. Не в силах выкинуть Лотту из своего сердца, он решил покинуть бренный мир.

Лотта тщетно советовала ему путешествовать, найти любовь. Во время последней встречи Вертер попытался обнять любимую, но та указала ему на дверь.

Читайте также  Краткое содержание Тарас Бульба Гоголя Н.В.

Написав ей письмо — «Это вовсе не отчаяние, это уверенность, что я выстрадал свое и жертвую собой ради тебя», несчастный дождался полуночи и застрелился, весьма опечалив Альберта с Шарлоттой, а следом и многих читателей, от зеленых юнцов до Наполеона Бонапарта, который 7 раз перечитывал роман и возил его в своем походном сундуке.

Удивительно, что история слабовольного самоубийцы так тронула сердце сего гомероподобного мужа. Впрочем, не он один стал поклонником Гете и его романа. Вся умеющая читать Европа сошла с ума, словно только и дожидалась, когда со страниц романа явится Вертер.

После издания переводов романа во Франции, Англии, Голландии, Италии, Швеции и России многие молодые люди из-за моды на неразделенную любовь и суицид свели счеты с жизнью. Идолопоклонство, названное вертеризмом, свело в могилу немало фанатов из вполне обеспеченных семей, не знавших чем занять себя. Покидали сей мир несчастные, заломив руки, в глубокой меланхолии, со слезами на глазах по своей несчастной судьбе, в синих фраках и желтых жилетах — совсем как Вертер!

Эпидемия самоубийств явилась для Гете полной неожиданностью. Он «отписавшись» думал освободиться от терзавшего его любовного недуга, «пережечь» себя, а незрелые юнцы восприняли письма как руководство к суициду. Поэт, увы, запоздало понял, что своим романом только подлил масла в огонь, раздуваемый интеллигенцией, ищущей в любом произведении искусства малейший намек на размывание критериев нравственного и безнравственного, желающей во что бы то ни стало переместить центр мира извне человека вовнутрь его, из человек разума сотворить человека чувства, отвратив его от Бога и приблизив к дьяволу.

Критика справедливо обрушилась на автора с обвинениями в разлагающем влиянии и поощрении болезненной чувствительности. Церковь обвинила его в апологии самоубийства и кощунственном сопоставлении страданий Вертера со страданиями Христа. Многие собратья по перу также попрекали Гете в «самоубийственной концовке» романа, причем довольно резко.

В 1787 г. вышло переработанное издание романа, где Гете смягчил ряд критических пассажей в отношении тогдашнего немецкого общества и добавил материал, подчеркивающий душевное расстройство Вертера, чтобы отвратить читателей от следования его примеру — самоубийству.

«Вертеровская лихорадка» продолжалась несколько десятилетий. Появились продолжения, пародии, подражания, оперы, пьесы, песни и поэмы, основанные на этой истории. За двенадцать лет в Германии вышло двадцать пиратских изданий романа. К концу века в Англии насчитывалось двадцать шесть различных изданий переводов романа с французского.

В России первый перевод «Вертера» на русский язык был сделан в 1781 г. Он сразу же нашел массу восторженных читателей. В 1801 г. был опубликован «Российский Вертер» Михаила Сушкова, он лишь некоторыми штрихами напоминал гетевский роман, был пронизан озлобленностью к миру и Богу. Сам автор, в отличие от Гете, покончил с собой, не дожив неделю до своего 17-летия.

Лучшим переводом романа на русский язык признан перевод Н. Касаткиной.

Образ Вертера предшествовал Чайльд-Гарольду Дж. Байрона, а у нас второй волной — всем «лишним людям» — от Чацкого до Базарова. Французский композитор Ж.Э.Ф. Массне написал в 1892 г. оперу «Вертер», по духу далекую от первоисточника, пользовавшуюся огромной популярностью на русской сцене в начале XX в.

По роману было снято несколько художественных фильмов: в Германии (1976, реж. Э. Гюнтер), во Франции (1993, реж. Ж. Дуайон) и др., но ни одна из экранизаций не стала явлением в мире кинематографа.

Страдания молодого Вертера характеристика образа Вертера

Ему посчастливилось родиться не подданным мелкого деспота, а гражданином вольного имперского города Франкфурта-на-Майне, в котором семья его занимала высокое и почетное место. ервые стихотворные опыты Гёте относятся к восьмилетнему возрасту. Не слишком строгое домашнее обучение под наблюдением отца, а потом три года студенческой вольницы в Лейпцигском университете оставляли ему достаточно времени, чтобы удовлетворить тягу к чтению и испробовать все жанры и стили эпохи Просвещения, так что к 19 годам, когда тяжелая болезнь вынудила его прервать учебу, он уже овладел приемами версификации и драматургии и был автором довольно значительного числа произведений, большинство которых впоследствии уничтожил. Специально сохранен был стихотворный сборник Аннетте, и пасторальная комедия Капризы влюбленного. В Страсбурге, где в 1770-1771 Гёте завершил юридическое образование, и в последующие четыре года во Франкфурте он был лидером литературного бунта против принципов, установленных И. Х.Готшедом (1700-1766) и теоретиками Просвещения.

В Страсбурге Гёте встретился с И. Г.Гердером, ведущим критиком и идеологом движения Бури и натиска , переполненным планами создания в Германии великой и оригинальной литературы. Восторженное отношение Гердера к Шекспиру, старинной англ поэзии и народной поэзии всех наций открыло новые горизонты перед молодым поэтом, чей талант только начал раскрываться. Гёте написал Гёца фон Берлихингена) и, используя шекспировские уроки , начал работу над Эгмонтом (Egmont) и Фаустом (Faust); помогал Гердеру собирать немецкие народные песни и сочинил множество стихов в манере народной песни. Гёте разделял убежденность Гердера в том, что истинная поэзия должна идти от сердца и быть плодом собственного жизненного опыта поэта, а не переписывать давние образцы. Эта убежденность стала на всю жизнь его главным творческим принципом. В этот период пылкое счастье, каким его наполняла любовь к Фридерике Брион, дочери пастора, воплотилась в яркой образности и задушевной нежности таких стихов, как Свидание и разлука, Майская песнь и С разрисованной лентой; укоры же совести после расставания с нею нашли отражение в сценах покинутости и одиночества в Фаусте, Гёце, Клавиго и в ряде стихотворений. Сентиментальная страсть Вертера к Лотте и трагическая его дилемма: любовь к девушке, уже обрученной с другим, — часть собственного жизненного опыта Гёте.

Одиннадцать лет при веймарском дворе (1775-1786), где он был другом и советником молодого герцога Карла Августа, коренным образом изменили жизнь поэта. Гёте находился в самом центре придворного общества. . Но более всего пользы принесло ему продолжительное ежедневное общение с Шарлоттой фон Штайн. Эмоциональность и революционное иконоборчество периода Бури и натиска отошли в прошлое; теперь идеалами Гёте в жизни и искусстве становятся сдержанность и самоконтроль, уравновешенность, гармония и классическое совершенство формы. Вместо великих гениев его героями становятся вполне обычные люди. Свободные строфы его стихов спокойны и безмятежны по содержанию и ритмике, но мало-помалу форма становится жестче, в частности Гёте предпочитает октавы и элегические двустишия великой тройки — Катулла, Тибулла и Проперция.

Когда в 1805 скончался Шиллер, троны и империи содрогались — Наполеон перекраивал Европу. В этот период он писал сонеты к Минне Херцлиб, роман «Избирательное сродство» и автобиографию. В 65 лет, надев восточную маску Хатема, он создал «Западно-восточный диван», сборник любовной лирики. притчи, глубокие наблюдения и мудрые раздумья о человеческой жизни, нравственности, природе, искусстве, поэзии, науке и религии озаряют стихи Западно-восточного дивана. в последнее десятилетие жизни поэта он заканчивал Вильгельма Мейстера и Фауста.

Творчество Гете отразило важнейшие тенденции и противоречия эпохи. В итоговом философском сочинении — трагедии «Фауст» (1808-1832), насыщенной научной мыслью своего времени, Иоганн Гете воплотил поиски смысла жизни, находя его в деянии. Автор трудов «Опыт о метаморфозе растений» (1790), «Учение о цвете» (1810). Подобно Гете-художнику, Гете-натуралист охватывал природу и все живое (включая человека) как единое целое.

К современному герою обращается Гете и в самом знаменитом произведении этого периода — эпистолярном романе «Страдания юного Вертера» (1774). В основе этого романа, проникнутого глубоко личным, лирическим началом, лежит реальное биографическое переживание. Летом 1772 г. Гете проходил адвокатскую практику в канцелярии имперского суда в маленьком городке Вецларе, где он познакомился с секретарем Ганноверского посольства Кестнером и его невестой Шарлоттой Буфф. Уже после возвращения Гете во Франкфурт Кестнер сообщил ему о самоубийстве их общего знакомого, молодого чиновника Иерузалема, которое глубоко потрясло его. Причиной была несчастная любовь, неудовлетворенность своим общественным положением, чувство униженности и безысходности. Гете воспринял это событие как трагедию своего поколения.

Роман возник годом позже. Гете избрал эпистолярную форму, освященную авторитетами Ричардсона и Руссо. Она давала ему возможность сосредоточить внимание на внутреннем мире героя — единственного автора писем, показать его глазами окружающую жизнь, людей, их отношения. Постепенно эпистолярная форма перерастает в дневниковую. В конце романа письма героя обращены уже к самому себе — в этом отражается нарастающее чувство одиночества, ощущение замкнутого круга, которое завершается трагической развязкой.

В начале романа доминирует просветленное радостное чувство: покинув город с его условностями и фальшью человеческих отношений, Вертер наслаждается уединением в живописной сельской местности. Руссоистское преклонение перед природой сочетается здесь с пантеистическим гимном Вездесущему. Руссоизм Вертера проявляется и в сочувственном внимании к простым людям, к детям, которые доверчиво тянутся к нему. Движение сюжета отмечено внешне незначительными эпизодами: первая встреча с Лоттой, деревенский бал, прерванный грозой, одновременно вспыхнувшее у обоих воспоминание об оде Клопштока как первый симптом их духовной близости, совместные прогулки — все это обретает глубокий смысл благодаря внутреннему восприятию Вертера, эмоциональной натуры, целиком погруженной в мир чувств. Вертер не приемлет холодных доводов рассудка, и в этом он — прямая противоположность жениху Лотты Альберту, к которому он заставляет себя питать уважение как к достойному и порядочному человеку.

Вторая часть романа вводит социальную тему. Попытка Вертера реализовать свои способности, ум, образование на службе у посланника наталкивается на рутину и педантичную придирчивость его начальника. В довершение этого ему в унизительной форме дают почувствовать его бюргерское происхождение. Заключительные страницы романа, повествующие о последних часах Вертера, его смерти и похоронах, написаны от имени «издателя» писем и выдержаны в совершенно другой, объективной и сдержанной манере.

Гете показал духовную трагедию молодого бюргера, скованного в своих порывах и устремлениях косными, застывшими условиями окружающей жизни. Но, глубоко проникнув в душевный мир своего героя, Гете не отождествил себя с ним, он сумел взглянуть на него объективным взглядом большого художника. Много лет спустя он скажет: «Я написал «Вертера», чтобы не стать им». Он нашел для себя выход в творчестве, что оказалось недоступным для его героя.

«Вертер» как исповедь поколения

«Вертер» как исповедь поколения

Гёте «Страдания юного Вертера» (Die Leiden des jungen Werters, 1774) мгновенно вызвал невиданный общественный резонанс. Выразив идеи целого поколения молодых разночинцев, он стал не просто настольной книгой многих современников Гёте, но и прямым указанием к действию. Главному герою, Вертеру, подражали и вполне безобидно: одевались, как он, копировали его манеру поведения, стараясь вести «естественный» образ жизни и не ограничивать чувства разумом. Но главное — после публикации романа прокатилась серьёзная волна самоубийств. В том, с чем связан этот феномен, почему книга о частных душевных переживаниях стала исповедью поколения, мы и попробуем разобраться.

Читайте также  Митина любовь характеристика образа Кати

Прежде всего, Вертер покоряет своей правдивостью. В этом смысле книга может быть названа актуальной не только для поколения современников Гёте, но и для людей всех последующих эпох — вплоть до сегодняшнего дня. Но если сегодня это новое подобное произведение уже не будет откровением, то в 70-е гг. XVIII в. в Германии это произвело огромное впечатление. Такая искренность, живость, отсутствие авторской заданности были новым явлением для немецкой литературы, для немцев это был необычайный пафос чувств. Истоки здесь нужно искать во французском сентиментализме, прежде всего — в творчестве Руссо. Чувствительность Вертера живо тронула сердца юношей и девушек, эмоциональная непосредственность заразила чувством жгучей потребности в самовыражении. Как сказал о романе Томас Манн, «мир завладел им, он завладел миром». Поведение Вертера нашло такой отклик в сердцах молодых людей, что после появления романа в последней четверти XVIII века в Германии множество молодых людей даже одевалось наподобие Вертера — в синие фраки и желтые панталоны.

Более того, в романе неприметно обозначены в разговоре и очень знаковые литературные явления для читателей этой эпохи. Так, во время грозы, когда Вертер и Лотта остаются в заел одни, Лотта вспоминает оду Клобштока о весеннем празднике — одно из знаковых произведений века.

Лишь поняв то значение, которое имел роман для современников Гёте, можно справедливо оценить финал романа. Здесь мы переходим к той теме, которая возымела наибольшее влияние на поколение 70-х гг. XVIII в.

Много споров велось и ведётся вокруг вопроса, было ли самоубийство Вертера актом слабости. Прежде всего, обратимся к самому тексту. Очень важен разговор Вертера с Альбером о страстях и разуме, о смерти и самоубийстве, описанный в письме от 12 августа. Разумный и благонравный Альберт укоряет Вертера за пока невинную шутку: он приставил незаряженный пистолет к виску. Альберт относит самоубийство к числу поступков, которые «всегда безнравственны, из каких бы побуждений они ни были совершены». Вертер истово не соглашается: «Я не раз бывал пьян, в страстях своих всегда доходил до грани безумия и не раскаиваюсь ни в том, ни в другом, ибо в меру своего разумения я постиг, почему всех выдающихся людей, совершивших нечто великое, нечто с виду недостижимое, издавна объявляют пьяными и помешанными». Вертер говорит от сердца, Альберт же возражает от разума: «Речь ведь идёт о самоубийстве, и ты сравниваешь его с великими деяниями, когда на самом деле это несомненная слабость: куда легче умереть, чем стойко сносить мученическую жизнь».

Интересно, что Г.-Э. Лессинг, фактически, примкнул именно к точке зрения Альберта и осудил концовку произведения, обвинив Вертера в безволии, в бесхарактерности. Другие просветители придерживались такого же мнения.

Однако важно учитывать, что на языке поколения это отнюдь не выглядело слабостью. Напротив, Вертер возражает: «Ты это именуешь слабостью? Сделай одолжение, не суди по внешним обстоятельствам. Если народ, стонущий под нестерпимым игом тирана, наконец взбунтуется и разорвёт цепи — неужто ты назовёшь его слабым? Раз напряжение — сила, почему же, добрейший друг, перенапряжение должно быть её противоположностью?» Так, герой на примерах доказывает свою точку зрения, ставшую точкой зрения многих молодых людей в эту эпоху.

Более того, Вертер поднимает проблему предела человеческих сил. «Человеческой природе положен определённый предел, — говорит он. — По-моему, так же дико говорить: тот трус, кто лишает себя жизни, — как называть трусом человека, умирающего от злокачественной лихорадки». Герой не желает различать общечеловеческих требований к физической сфере жизни и к сфере духовной.

Далее тема самоубийства красной нитью проходит через многие письма несчастного Вертера. Даже издатель отмечает в части «От издателя к читателю», что Альберт и Лотта могли уберечь: «Как мы знаем из писем Вертера, он никогда не скрывал, что стремится уйти из жизни». Однако характер Альберта помешал ему, а значит, и Лотте поверить в реальность этой угрозы: он «сомневался в серьёзности подобного намерения; он даже отпускал по этому поводу шутки и внушил своё неверие Лотте». Так, человек, по сознанию принадлежавший к другому поколению, успешный карьерист и трезвый «разумник», не смог понять человека вертеровского поколения — и не смог отвратить трагедию.

Наконец, самыми важными для понимания того, чем стало самоубийство для Вертера и что вычитывали из этого современники Гёте, являются строки прощального письма Вертера к Лотте. Именно отсюда мы узнаём доподлинно, что самоубийство Вертера — это его жертва ради покоя Лотты, последний и единственный способ для личности заявить о себе, утвердить свою позицию и засвидетельствовать свою любовь. «Это вовсе не отчаяние, — пишет Вертер, — это уверенность, что я выстрадал своё и жертвую собой ради тебя. Да, Лотта, к чему скрывать? Один из нас должен был уйти, и уйду я!» Позже он допишет прощальные строки к Альберту: «Я нарушил мир твоей семьи, я посеял недоверие между вами. Теперь я положу этому конец. Прощай! О, пусть смерть моя принесёт вам счастье!» Таким образом, это было сознательное решение, причём осознано оно, прежде всего, сердцем — важнейший момент для героя, всецело ратующего за безрассудство человеческой натуры.

Все эти идеи стали настоящей исповедью для поколения 70-х гг. XVIII в. Книги имела огромный успех у немецкой молодёжи, однако на официальном уровне текст был почти сразу же запрещен в ряде стран (в Дании, в Саксонии) как провоцирующий массовые самоубийства. «В медицине — пишет , — вскоре возник термин «эффект Вертера», которым обозначали имитационное суицидальное влияние».

Остановимся подробнее на характеристике самого поколения, столь пылко отреагировавшего на роман. Во второй половине XVIII в. сформировалось целое поколение разночинцев, которые не находили себе места в современной иерархии. Вертер — талантливый разночинец, в силу своего социального положения не способный рассчитывать на большее, чем обладает. Он чувствует себя чужим в обществе. Его соперник, Альберт, — напротив, успешный карьерист, занимающий хорошую должность и отлучающийся по делам от любимой — что совершенно непостижимо для Вертера. Ещё в письме от 20 июля он писал другу Вильгельму: «Со мной она была бы счастливей, чем с ним! Такой человек, как он, не способен удовлетворить все запросы её сердца. В нём нет чуткости…» Вот взгляд на мир нового поколения.

В письме от 24 декабря Вертер рассказывает другу о своей жизни в другом городе, куда он уехал, впервые решившись покинуть Лотту и став чиновником при посланнике. «Больше всего, — признаётся юноша, — меня бесят пресловутые общественные отношения». Понимая разумность общественного устройства, Вертер ставит жизнь души неизмеримо выше: «Я сам не хуже других знаю, как важно различие сословий, как много выгод приносит оно мне самому; пусть только оно не служит мне препятствием, когда на моём пути встречается хоть немножко радости, хоть искра счастья». Вертер, любитель античности и знаток греческого языка (……), видел условный идеал общественного устройства в античной Греции, не знавшей такого классового антагонизма, как теперь.

Неудачи на служебном поприще усугубляли положение бедного влюблённого юноши, конфликт с великосветским обществом иногда со всей очевидностью выходил на поверхность. Так, в письме от 15 марта Вертер пишет о том, как на обеде у графа фон К. все беседовали с ним принуждённо из-за его невысокого социального положения — даже девица Б., которую он первоначально выделил из прочих и даже сравнивал с Лоттой: в дворянском обществе не может появляться человек низшего сословия. Этот эпизод заставляет его обратиться к любимому Гомеру: он стал читать «великолепную песнь о том, как Улисс был гостем радушного свинопаса».

Это были актуальнейшие проблемы для многих молодых людей этой эпохи. Неудивительно, что она стала своеобразным указанием к действию: молодые люди, не знавшие, как найти выход из своего положения, узнавали в Вертере себя и следовали его примеру. Эта «маленькая книжка», по словам Томаса Манна, была «той искрой, что, попав в пороховую бочку, мгновенно развязывает опасные силы».

Живость образа связана ещё с одним важным фактом. С Вертером ассоциировал себя, прежде всего, сам автор. В своей статье «Поэзия и правда» Гёте писал: «И я был в том же самом положении и хорошо помню муки, которые претерпел». Речь идёт об увлечении Гёте Шарлоттой Буфф, ставшей женой его друга Иоганна Кристиана Кёстнера. Гёте решил жить, но для этого ему необходимо было «высказать все свои чувства, мысли и мечтания касательно упомянутого, отнюдь немаловажного предмета» — а именно, самоубийства. Более того, вскоре он узнал о самоубийстве из-за несчастной любви человека по имени Иерузалем, с которым он был едва знаком в Вецларе. Отсюда — живость образа, родившегося из настоящих переживаний автора.

После написания «Страданий юного Вертера» Гёте сказал: «Я написал «Вертера», чтобы не стать Вертером»; однако получилось так, что преодолев свой личный кризис, писатель затянул в омут безнадёжности многих других людей. Интересны слова об этом Марины Цветаевой: «Один прочел Вертера и стреляется, другой прочел Вертера и, потому что Вертер стреляется, решает жить. Один поступил, как Вертер, другой, как Гёте. Гёте по какому-то закону данного часа его жизни, нужно было застрелить Вертера, самоубийственному демону поколения нужно было воплотиться рукой именно Гёте. »

Таким образом, образ юноши с метущейся душой, несчастного, но гордого, отчаявшегося, но твёрдого в своём последнем решении стал образцом для многих людей поколения последней четверти XVIII века. «Вертер» опередил время; интересно при этом, что в оценке произведения проницательнее Лессинга оказался Наполеон: он утверждал, что в этом романе выражена исключительность юношеской страсти, и перечитывал его семь раз. «Казалось, — пишет Томас Манн, — будто читатели всех стран втайне, неосознанно только и ждали, чтобы появилась книжка какого-то ещё безвестного молодого немецкого бюргера и произвела переворот, открыв выход скрытым чаяниям целого мира, — не книжка, а выстрел прямо в цель, магическое слово».

Использованная литература

Гёте юного Вертера / Сост., ст. и примеч. . — СПб: Наука, 1999.

Гёте и правда / Вступ. ст. Н. Вильмонта. — М., 1969.

Фантазия о Гёте

Марина Цветаева. Собрание сочинений в 7-и томах. Т.5. — М., 1995.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: