Краткая биография ионеско

ЭЖЕН ИОНЕСКО (EUGÈNE IONESCO. 1912-1994)

— драматург и писатель, один из основоположников «театра абсурда». Детство провел во Франции, образование получил в Румынии (на родине отца). Литературную деятельность начал с 1928 г. с публикации стихов (на румынском языке). В 1938 г. окончательно перебрался во Францию и в 1971 г. стал членом Французской академии. Автор сборников рассказов «Фотография полковника» (1962), эссе и воспоминаний «Крохи из дневника» (1967), «Прошедшее настоящее, настоящее прошлое» (1968), «Открытия» (1969), «Между жизнью и сном» (1977), «Противоядия» (1977), «За культуру против политики» (1979), «Человек под вопросом» (1979), «Белое и черное» (1981). Центральное место в творчестве Ионеско занимает драматургия, в которой он — наряду с С. Беккетом — является признанным новатором. Создатели «антитеатра» отказались от традиционной драматургической техники и психологического правдоподобия: причинно-следственная связь между эпизодами, как правило, отсутствует, персонажи лишены индивидуальности, поведение их целиком определяется ситуацией, события отражают не реальную действительность, а мир подсознания и глубинные структуры бытия, предстающего иррациональным и алогичным. Ужас и бессмысленность существования преодолеваются средствами трагического гротеска, доминирующего в творчестве Ионеско. Во многих (особенно ранних) его пьесах преобладает языковой абсурд: связи между словом и поступком разрушаются, фразеологизмы и метафоры реализуются буквальным образом, нонсенс соединяется с волшебной сказкой и приемами театра гиньоля («Автомобильный салон», 1952; «Девушка на выданье», 1953; «Племянница-жена», 1953; «Картина», 1954). Постепенно Ионеско переходит к ситуационному абсурду, характерному для больших трехактных пьес (в отличие от коротких комедий и скетчей). Прежде всего это реализуется в цикле пьес со сквозным персонажем (Беранже) — скромным и наивным человеком, современным Дон-Кихотом. Драматургическая статика сменилась динамизмом, появился четкий единый сюжет, возникло противостояние центрального действующего лица второстепенным. В «Бескорыстном убийце» (1957) герой тщетно пытается противостоять воплощению зла — преступнику, терроризирующему мирных горожан. В «Небесном пешеходе» (1962) драматург Беранже, стремясь вырваться в иной мир из общества марионеточных буржуа-англичан, возносится на небеса, но видит сверху лишь картины войн и убийств. В пьесе «Король умирает» (1962) вместе с монархом Беранже I гибнет и его государство. Апокалипсическое видение мира присуще многим произведениям Ионеско: в сценарии «Гнев» (1961) банальная ссора приводит к ядерной катастрофе; в комедии «Бред вдвоем» (1962) супруги выясняют отношения под грохот усиливающейся канонады; в «Смертоносных игрищах» (1970) тихий обывательский мирок сотрясают эпидемия, серия убийств, гигантский пожар. Активное неприятие вызывает у Ионеско политическая деятельность и любые попытки изменить существующее положение вещей: в «Макбете» (1972) шекспировский сюжет используется для иллюстрации неизбежного превращения бунтаря в тирана; в пьесе «Этот потрясающий бордель» (1973) безжалостно высмеиваются поднявшие восстание «революционеры». Главная тема последних пьес — поиск утраченного рая — наиболее ясно выражена в «Жажде и голоде» (1966), одном из самых «литературных» творений Ионеско (здесь последовательно обыгрываются реминисценции из Ибсена, Кафки, Метерлинка и др.). Одновременно драматург продолжает тему сатирического разоблачения идеологии как средства морального подавления и порабощения людей. Итоги своего творческого пути Ионеско подвел в драматизированных мемуарах «Путешествия к умершим» (1981).

Лысая певица (La cantatrice chauve. 1949)

— первая «антипьеса» Ионеско, названная им «трагедией языка». Из средства коммуникации язык превращается в набор штампов, парализующих мышление людей и препятствующих нормальному общению. Драматург пародирует стереотипы человеческого сознания, создавая «автоматизированную» речь (источником послужили банальные фразы персонажей из учебника английского языка). Впоследствии у этой пьесы появилось своеобразное продолжение: в 1969 г. Ионеско, к тому времени уже ставший знаменитым, написал вместе с М. Бенаму учебник французского языка, а диалоги и сценки из него объединил в пьесу «Упражнения в устной речи и французском произношении для американских студентов» (1974).

— пьеса, жанр которой драматург определил как «фарс-трагедия». Пружиной спектакля становится не событие, а отсутствие его. Персонажи (престарелая супружеская пара) пытаются заполнить пустоту бытия: желая передать человечеству некую вымышленную «Весть», они созывают гостей, которых заменяют стулья, ведут с ними воображаемый диалог и плачут от радости, когда на сцену «является» сам государь-император. Такой же фикцией предстает спасительная «Весть»: Старик не умеет внятно излагать свои мысли, а приглашенный им Оратор оказывается глухонемым. Ничтожное существование супругов завершается единственным в их жизни «поступком»: с возгласом «Да здравствует император!» старики выбрасываются из окна.

Носороги (Rhinocéros. 1960; в русском переводе — «Носорог»)

— пьеса, принесшая драматургу громкий международный успех после целого ряда чувствительных провалов. Безвольный и неопрятный недотепа Беранже ведет «неправильный» образ жизни, но лишь ему одному удается сохранить человеческий облик в атмосфере глобального озверения. Все прочие — и самодовольный поборник «культуры» Жан, и упрямый Логик с его силлогизмами, и желчный борец за социальную справедливость Ботар, и безобидные старички-обыватели, и даже хорошенькая Дэзи (последняя надежда Беранже) — не способны противостоять массовому психозу и с восторгом превращаются в носорогов.

Произведения

Лысая певица: Пьесы / Предисл. Г.Зингера; Сост. И.Дюшена. — М.: Известия, 1990. — 220 с.; Носорог: Пьесы и рассказы / Сост. А. Гаврилов. — М.: Текст, 1991. — 270 с.; Противоядия / Сост., предисл. В.А.Никитина. — М.: Прогресс; Литера, 1992. — 476 с.; Театр / Послесл. и коммент. И.Дюшена.- М.: Искусство, 1994.- 428 с. Théâtre: En 4 t. — Paris: Gallimard, 1962—1966; La cantatrice chauve: Antipièce, suivie d’une scène inéd. — Paris: Gallimard, 1972.- 244 p.; Ce formidable bordel! — Paris: Gallimard, 1973.- 136 p.; Jeux de massacre.- Paris: Gallimard, 1970.- 105 p.; Macbett.- Paris: Gallimard, 1973.- 104 p.

Михеева А. Когда по сцене ходят носороги. Театр абсурда Эжена Ионеско. — М.: Искусство, 1967. — 174 с.; Проскурникова Т. Французская антидрама (50—60-е годы). — М.: Высш. шк., 1968. — 101 с. Donnard J.-H. Ionesco dramaturge ou L’artisan et le démon. — Paris: Minard, Lettres modernes, 1966. — 195 p.; Ionesco: Situation et perspective: Colloque de Cerisy. — Paris: Belfond, 1980. — 284 p.; Tarrab G. Ionesco à coeur ouvert. Séries d’entretiens accordés à Gilbert Tarrab. — Montréal: Le Cercle du livre de France, 1970. — 120 p.; Tobi S. Eugène Ionesco ou A la recherche du paradis perdu. — Paris: Gallimard, 1973. — 218 p.

Эжен Ионеско: биография

Ионеско Эжен (1909-1994) — французский драматург, один из основателей «театра абсурда».

Основные произведения:

  1. «Лысая певица» (1950).
  2. «Урок» (1951).
  3. «Стулья» (1952).
  4. «Бескорыстный убийца» (1958).
  5. «Носороги» (1959).
  6. «Король умирает» (1963).

Биография Эжена Ионеско

Родился в Румынии. Отец его был румыном, а мать — француженкой . Вскоре семья переезжает во Францию. Родным языком будущего писателя становится французский, своей родиной он считает Францию, хотя с 14 лет вновь возвращается в Румынию, где заканчивает школу и учится в Бухарестском университете.

С 1938 г. снова живет во Франции . Творческая биография Ионеско Эжена началась в студенческие годы. Ионеско начинает писать стихи, критические статьи. Драматургические произведения ему не нравились. Мысль написать пародийно-комическое произведение появилась у него, когда он самостоятельно изучал английский язык и переводил диалоги.

Привычность, обыденность разговоров вызвала смех и побудила его к написанию собственной версии пьесы.

Эжен Ионеско: пьесы

В 1950 г. он дебютирует в театре «Ноктамбюль» с пьесой «Лысая певица» . Теперь критики регулярно освещают все, что он пишет. С юных лет Ионеско выработал в себе привычку быть независимым человеком, никогда не исповедовал идеологию толпы. Этим принципам он никогда не изменял. Все его пьесы (свыше 30) воспроизводят и его личные проблемы, и общечеловеческие, вечные:

  • драматизм бытия;
  • страх перед смертью;
  • страх перед насилием и тоталитаризмом.

Американский критик Н. Эсслин сказал: «Ионеско воспроизвел в своих пьесах реальность сна, мечты. Они развиваются не логично, а ассоциативно. Сны передают не идею, а образы».

Реалистичное в произведениях драматурга переплетено с фантастическим.

Он изображает людей-марионеток, которые в основном погружены в жизнь, доведены до автоматизма . Индивид обезличен, и только отдельные личности по-настоящему осознают проблемы жизни, пытаются бороться с потерей духовности в обществе.

Автор показывает противостояние человека и идеологии власти, изображает отчуждение между людьми, сосредоточивает внимание на подсознательном. Драмы Ионеско имеют сюрреалистический характер , они — явление экзистенциального и авангардистского искусства.

Пьесы, близкие к жанру притчи — содержат элементы назидательности . Ионеско считается одним из основателей «театра абсурда», где в гротескном виде демонстрируется нелепость повседневной жизни.

Драматургу присущи смелый поиск нового, экспериментирование с формой постановки , использование языковых инноваций, игра со словом, сочетание балаганности с философским осмыслением проблем жизни.

Фон его литературных произведений составляют два противоречивых чувства. Одна из цитат Эжена Ионеско: «Мир одновременно является удивительным и жестоким, он — чудо и ад».

Пьеса «Носороги» (1959) была поставлена в театре «Одеон» (1960) и сделала автора известным . С ней появилось новое понятие «оносороживание». Интересные отрывки из пьесы «Носорог» Эжена Ионеско смотрите в прилагающемся видео.

Читайте также  Краткая биография гримм

Слово стало символом ограниченных, «зачумленных людей», которые воспринимают на веру любые идеологические лозунги, превращаются в легко управляемую толпу . Это основная проблема произведения. В гротескной форме автор раскрывает проблему фанатизма, заразности тоталитарного способа мышления.

Краткая биография ионеско

Да, искусство бесполезно, но его бесполезность необходима.

Никогда не знаешь точно, куда идешь – это выясняется лишь впоследствии.

После постановки первых нескольких пьес в одном из самых маленьких театров Парижа «Ла Юшет» («La Huchette») Эжен Ионеско (25.11.1909 – 28.03.1994) предсказал свой путь к славе, он писал: «Прошло семь лет с того момента, когда в Париже сыграли мою первую пьесу. Это был скромный успех, посредственный скандал. У моей второй пьесы провал был немного более громким, скандал несколько покрупнее. И только в 1952 году, в связи со «Стульями» события начали принимать более широкий разворот. Каждый вечер в театре присутствовало восемь человек, весьма недовольных пьесой, но вызванный ею шум был услышан значительно большим количеством людей в Париже, во всей Франции, он долетел до самой немецкой границы. А после появления моих третьей, четвёртой, пятой… восьмой пьес слух об их провалах стал распространяться гигантскими шагами. Возмущение перешагнуло Ла-Манш… Перешло в Испанию, Италию, распространилось в Германии, переехало на кораблях в Англию… Я думаю, что если неуспех будет распространяться таким образом, он превратится в триумф» (Eugene Ionesco. Notes et contre-notes. Gallimard. Paris. 1962. P. 201).

Все так и случилось, как шутливо предсказал Ионеско. Провал его первых пьес был неизбежен. Он, как и другие основоположники театра абсурда, главные представители драматургии поставангарда 1950-1970-х гг. – Сэмюэль Беккет и Эдвард Олби – ниспровергали основы не только французского, но и европейского театра в целом. Зритель не был к этому подготовлен. Впрочем, национальность для Ионеско не имела значения. Для румынского еврея, большую часть жизни прожившего во Франции и пишущего по-французски, подвергать все сомнению было заложено генетически. Ионеско утверждал: «Мы не должны начинать с того, что мы румыны. Нужно, прежде всего, быть немного англичанами, французами и т.п. Для нас культура предполагает обыностранивание, лишение корней». И хотя элементы эстетики театра абсурда можно найти в разное время у представителей разных стран (например, в принципах авангардного театра ОБЭРИУ – «Елка у Ивановых» Александра Введенского и «Елизавета Бам» Даниила Хармса), Эжен Ионеско и Сэмюэль Беккет создали собственную поэтику абсурда.

Драматический дебют Эжена Ионеско начался с пьесы «Лысая певица» («La cantatrice chauve»), написанной в 1948 году. Премьера состоялась 11 мая 1950 в «Театре полуночников» («Noctambule») в Париже. Интересно, что персонаж лысой певицы совершенно не фигурирует на сцене. Первоначальный вариант названия – «Англичанин без дела» – также не подразумевал наличия лысой певицы в ряду действующих лиц. О том, как появилась идея именно такого названия, существует легенда. Один из актеров на репетиции пьесы случайно оговорился. Вместо слов «слишком светлая певица» человек, исполняющий роль брандмайора, выдал фразу «слишком лысая певица». Оговорка оказалась настолько смешной и яркой, что драматург решил закрепить ее в сценарии и использовать в качестве названия постановки.

Герои «Лысой певицы» – образцовые конформисты. Их сознание, обусловленное штампами, имитирует спонтанность суждений, порой оно наукообразно, однако внутренне – дезориентировано; они некоммуникабельны. Догматичность, стандартный фразеологический набор их диалогов бессодержателен. Их доводы лишь формально подчинены логике, набор слов делает их речь подобной нудной монотонной зубрёжке штудирующих иностранный язык. Ионеско побудили к написанию пьесы, по его словам, занятия английским языком: «Я добросовестно переписывал фразы, взятые из учебника английского языка. Внимательно перечитывая их, я познавал не английский язык, а изумительные истины: например, что в неделе семь дней. Это то, что я знал и раньше. Или: «пол внизу, потолок вверху», что я тоже знал, но, вероятно, никогда не думал об этом серьёзно или, возможно, забыл, но это казалось мне столь же бесспорным, как и остальное, и столь же верным…».

Герои Эжена Ионеско – жертвы обобщенных, иллюзорных представлений, пленники смиренного, законопослушного служения долгу, бюрократической машине, исполнители конформных функций. Их сознание изуродовано стандартными педагогическими представлениями, меркантильностью и ханжеской моралью. Они изолируют себя от реальности призрачным благополучием потребительского стандарта. Эти люди, Смиты и Мартины, – материал для манипуляций, они готовы к резонансу агрессивной толпы, стада, что прекрасно отражено в дальнейших пьесах Ионеско: «Урок» (La lecon, 1951), «Стулья» (Les chaises, 1952), «Новый жилец» (Le nouveau locataire, 1953), «Будущее в яйцах» (L’Avenir est dans les oeufs, 1957), «Носорог» (Rhinoceros, 1959), «Бескорыстный убийца» (Tueur sans gages, 1959), «Воздушный пешеход» (Le pieton de l’air, 1962), «Король умирает» (Le roi se meurt, 1962), «Жажда и голод» (La soif et la faim, 1964), «Макбетт» (Macbett, 1973), «Человек с чемоданами» (L’ Homme aux valises, 1975) и «Путешествие среди мертвых» (Le voyage chez les morts, 1980).

Ситуации, характеры и диалоги его пьес следуют скорее образам и ассоциациям сна, чем повседневной реальности. В этом он отталкивается от драматургического реализма. В своей книге «Записки и контрзаписки» (Notes et contre-notes) Э. Ионеско провозглашает: «Реализм, социалистический или нет, остаётся вне реальности. Он сужает, обесцвечивает, искажает её… Изображает человека в перспективе уменьшенной и отчуждённой. Истина в наших мечтах, в воображении… Подлинное существо только в мифе…».

Язык пьес Ионеско с помощью забавных парадоксов, клише, поговорок и других словесных игр освобождается от привычных значений и ассоциаций. Типичный прием – нагромождение предметов, грозящих поглотить актеров; вещи обретают жизнь, а люди превращаются в неодушевленные предметы. Не случайно Ионеско даёт подзаголовок к своей первой пьесе – «трагедия языка», намекая, очевидно, на попытку разрушить здесь все его нормы: заумные фразы насчёт собак, блох, яиц, ваксы, и очков в финальной сцене прерываются бормотанием отдельных слов, букв и бессмысленных звукосочетаний. «А, е, и, о, у, а, е, и, о, а, е, и, у»,– кричит один герой; «Б, с, д, ф, ж, л, м, н, п, р, с, т…» – вторит ему героиня. Эту разрушительную функцию спектакля по отношению к языку усматривал и Жан Поль Сартр, комментируя пьесы Эжена Ионеско. Сартр пишет: «Рождённый вне Франции, Ионеско рассматривает наш язык словно на расстоянии. Он обнажает в нём общие места, рутину. Если исходить из «Лысой певицы», то возникает очень острое представление об абсурдности языка, настолько, что не хочется больше разговаривать. Его персонажи не разговаривают, а имитируют в гротескном ключе механизм жаргона, Ионеско «изнутри» опустошает французский язык, оставляя только восклицания, междометия, проклятия. Его театр – это мечта о языке».

Но сам Ионеско далёк от решения такого рода узких, частных задач – это скорее один из приёмов, исключение из правила, словно демонстрирующее «край», границу эксперимента, подтверждающее принцип, призванный способствовать «демонтажу» консервативного театра. Драматург стремится создать, по его словам, «абстрактный театр, чистую драму. Антитематическую, антиидеолгическую, антисоцреалистическую, антибуржуазную… Найти новый свободный театр. То есть театр, освобождённый от предвзятых мыслей, единственно способный быть искренним, стать орудием исследования, обнаружить скрытый смысл явлений».

Французский критик Мишель Корвен пишет: «Ионеско бьёт и уничтожает, чтобы измерить то, что звучит пустотой, сделать язык предметом театра, почти персонажем, сделать так, чтобы он вызвал смех, действовал как механизм, это значит вдохнуть безумие в самые банальные отношения, разрушить основы общества». Эжен Ионеско использует в качестве драматургического приема нарушение всех постулатов нормального человеческого общения.

Но на самом деле драматургия Ионеско идет еще дальше. Эжен Ионеско своим творчеством выражает мировоззрение предельно трагическое. Центральным комплексом модернисткой эпохи было отчуждение, выстраданное и заклейменное всеми писателями той эпохи. Отчуждение превращается в отчаяние. Пьесы Ионеско предостерегают от опасности общества, в котором индивидуумы рискуют превратиться в представителей семейства непарнокопытных («Носорог» 1959), – общества, в котором бродят анонимные убийцы («Бескорыстный убийца», 1960), когда все постоянно окружены опасностями реального и трансцендентного мира («Воздушный пешеход», 1962). «Эсхатология» драматурга предрекает конечную судьба мира и человека – это характерная черта в мировосприятии интеллектуалов пятидесятых годов, потрясенных войной и ее последствиями. Ощущение растерянности, разобщённости, окружающего сытого равнодушия и следования догматам рациональной гуманистической целесообразности настораживало, порождало потребность вывести обывателя из состояния этого покорного безразличия, заставляло предрекать новые беды. В «Заметках и антизаметках» Ионеско писал: «Могут ли литература и театр действительно отразить невероятную сложность реальной жизни… Мы переживаем дикий кошмар: литература никогда не была столь же мощной, острой, напряжённой, как жизнь; а сегодня и подавно. Чтобы передать жестокость жизни, литература должна быть в тысячу раз более жестокой, более ужасной. Не единожды в жизни меня поражала резкая перемена… Начинают сплошь и рядом исповедовать новую веру… Философы и журналисты принимаются толковать об «истинно историческом моменте». При этом присутствуешь при постепенной мутации мышления. Когда люди перестают разделять ваше мнение, когда с ними больше невозможно договориться, создаётся впечатление, что обращаешься к чудовищам…».

Читайте также  Краткая биография черный саша

Подобное мировоззрение, говорит философ и литературовед Ганс Швоб-Феликс, рождается в переходные периоды, «когда бывает потрясено чувство жизни». Но идеология пьес Ионеско понята не была. Выражение тревоги, представшее в пьесах Э. Ионеско, воспринято было не более чем причуда, игра бредовой фантазии и экстравагантная, эпатажная головоломка впавшего в рефлексивную панику чудака. Произведения Ионеско снимались с репертуара. Однако две первые комедии – «Лысая певица» (1948, антипьеса) и «Урок» (1950) – позже были возобновлены на сцене, и с 1957 года они много лет ежевечерне шли в одном из самых маленьких залов Парижа – Ла Юшет. По прошествии времени этот жанр нашёл понимание, и не только вопреки своей непривычности, но и благодаря убедительности сценической метафоры.

Ионеско предлагал обратиться к истокам театрального искусства. Наиболее приемлемыми представляются ему спектакли старинного кукольного театра, который создаёт неправдоподобные, грубо окарикатуренные образы для того, чтобы подчеркнуть грубость, гротескность самой действительности. Драматург видит единственный возможный путь развития новейшего театра как специфического, отличного от литературы жанра именно в гипертрафированном применении средств примитивного гротеска, в доведении приёмов условно-театрального преувеличения до крайних, «жестоких», «непереносимых» форм, в «пароксизме» комического и трагического. Он стремился создать «свирепый, безудержный» театр – «театр крика», как характеризуют его некоторые театроведы. Следует отметить при этом, что Эжен Ионеско сразу же проявил себя как литератор и знаток сцены выдающегося дарования. Он был наделен несомненным талантом делать своей незаурядной силой воображения «видимыми», «осязаемыми» любые театральные ситуации, наделен то мрачным, то способным вызывать гомерический смех юмором.

В 1970 году Эжен Ионеско избирается членом французской Академии Наук, а в 1974 – публикует свой знаменитый роман «Отшельник». К нему приходит мировая слава, он пишет по нескольку пьес в год, ни на минуту не забывая, что все театральные воплощения его идей – «лишь путь, который нужно пройти, чтобы подняться к объективно существующей реальности», той, которая уже не знает ни классики, ни авангарда.

110 лет Эжену Ионеско!

110 лет Эжену Ионеско! 26.11.2019 17:53

ЭЖЕН ИОНЕСКО — БИОГРАФИЯ — АКТУАЛЬНЫЙ И ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ

Эжен Ионеско, французский драматург, родился 26 ноября 1909 года в Румынии, в городке Слатино. Его отец, юрист по профессии, был румыном, мама — француженкой. Чуть ребенку исполнился год, семья переехала во Францию. Родным языком для Эжена Ионеско стала французская. И собственной родиной он всегда считал и продолжает считать не Румынию, а Францию. Поначалу за недостойное отношение отца, который бросил семью, оставив ее на произвол судьбы, и в течение многих лет не подавал о себе никаких вестей; с возрастом этот выбор получил и нечто вроде политического обоснования. Во Франции, поначалу в Париже, потом в провинции, будущий писатель прожил до четырнадцатилетнего возраста, после этого ему пришлось опять возвратиться к Румынии, так как из-за развода родителей права на деток получил отец. Там закончил школу, потом филологический факультет Бухарестского института и заполучил специальности педагога французского языка и литературы. В 1936 году Ионеско женился, а в 1938 году ему удалось достигнуть стипендии для написания во Франции диссертации «Тема греха и погибели во французской поэзии», и он опять, сейчас уже навечно, покинул страну, в какой родился. Научная работа была для него только поводом для эмиграции: Румыния тому времени уверенно шла по пути фашистской диктатуры, и дышать там становилось все трудней.

Во Франции поначалу жизнь складывалась нелегко: Ионеско сменил несколько профессий, подольше работая корректором в марсельском юридическом издательстве.

К литературному творчеству Эжен Ионеско примкнул еще в Румынии, начав писать поначалу стихи, потом критичные статьи. О драматургии он не задумывался и не один раз заявлял, даже став уже известным драматургом, что никогда не обожал театр. Потому до реального собственного призвания пришло не сходу. Решив в 1948 году выучить британский язык, он взял самоучитель и стал вчитываться в диалоги некоторой воображаемой британской пары. Вдруг у него мелькнула идея, какой большой смешной и сатирический заряд может нести внутри себя ежедневная разговор обыденных людей. Из этих диалогов он, к примеру, вызнал, что в неделе семь дней, что потолок находится вверху, а пол, соответственно, понизу, также огромное количество других таких же незыблемых истин, банальностей, которые отразились в диалогах ежедневной речи. Это наткнуло Ионеско на идея написать собственные варианты на данную тему. В итоге схожих упражнений появилась одноактная пьеса — поточнее, «антип’еса», как создатель отметил этот жанр, под заглавием «Лысая певица», что в 1950 году была поставлена в одном небольшом парижском театре. И 1-ая постановка фурора не имела, но на создателя пьесы направили внимание критики, которые стали часто освещать все, что выходило из-под его пера, окрестив его родоначальником «театра бреда». С того времени его биография вполне соединилась с хронологией творчества. Любая новенькая постановка его пьес становилась принципиальным событием парижской театральной жизни. А Ионеско сейчас оставалось только писать их, одну за другой, равномерно приобретая мировой славы. В 1970 году его выбрали членом Французской Академии. Его произведения переводились на многие языки и ставились на сценах в почти всех странах.

Буржуазное общество Ионеско, естественно, всегда критиковал и продолжает критиковать. Но делает он это сначала поэтому, что не может не критиковать хоть какое общество. Ведь сущность творчества и личности Эжена Ионеско — это антиконформизм. Кстати, его Неприязнь к собственному папе значимой степени оправдывалась к тому же тем, что узнаваемый румынский юрист был воплощением конформизма, в 30-е годы преданно служил фашистской диктатуре, а 10 лет спустя — с той же готовностью — коммунистической диктатуре. В отличие от него, Ионеско уже в ранние годы выработал внутри себя привычку мыслить не так, как другие, привычку жить посреди людей свободным человеком, не уступая собственной сутью. Приобретя один раз духовные и нравственные ориентиры, он уже больше не менял их.

Что все-таки касается бреда Ионеско, то поначалу он не был связан с тем философским бредом, что его Сартр и Камю унаследовали от Кьеркегора. Он рождался из внимательного рассмотрения ежедневного людского, в большей степени обывательства, существования. У Ионеско есть замечательное умение воплощать в искусстве ежедневная; вознося его до уровня общечеловеческого, нескончаемого. Преподнося, но сразу и окарикатурювая, извлекая эпизоды из длинноватой цепи собственных и чужих внутренних переживаний и превращая их в трагикомедию.

Драматургии Ионеско принято разделять на два периода. Поначалу в пьесах преобладал критичный, провокационный начало. Будучи абстракционистскими, с обыкновенными театральными условностями, они выглядели, как революционные и нравились критикам левой ориентации, которые поторопились зачислить Ионеско к когорте антибуржуазных писателей.

Эти критики очень ошибались, ведь Ионеско стремился поскорее возродить «незапятнанное» искусство, свободное от хоть какой политики и хоть какой идеологии, свободное от дидактики и ангажированности. Важнейшим и увлекательным в искусстве Ионеско всегда числились и призрачность. И его собственные пьесы рождались не из мыслях, а из реплик, что подействовали на воображение создателя, случайных образов, сновидений. Ионеско не обожал театр, но с юношества любил кукольные спектакли. Может, вот поэтому персонажи его первых пьес, таких, как «Лысая певица» (1948), «Стулья» (1951), «Жертвы долга» (1952), «Амедей, либо Как от него избавиться» (1953), такие безликие и роботоподобные, так похожи на марионеток, выражаются таким языком, не способны выразить мысли, живут в атмосфере гротеска и участвуют в действии, что не развивается, а идет по кругу либо направляется к какой-либо абсурдной, пародийной развязки. Но, на самом деле, бред даже тех первых пьес Ионеско был только воображаемым. Бред только обнажал нерв жизни, позволял посмотреть на все вокруг по-другому, увидеть в людях их смешные черты. И сразу выделить трагизм их существования.

В итоге Ионеско был обязан на публике отмежеваться от приписываемых ему идейных целей, а поэтому и его творчество, и он сам, ранее подвергавшиеся нападкам только правых ревнителей традиций, стали объектами нападок и левой критики. Эта атмосфера полемики значительно содействовала эволюции творчества Ионеско. Гуманизм драматурга стал проявляться в его пьесах все посильнее, а сами они стали более зрелищными. Умопомрачительное начало в их даже усилился, но, невзирая на это, они стали если менее близкими к реальности — быстрее уж символистскими,- и поболее понятными. Частично благодаря тому, что Ионеско выпустил на сцену что-то вроде себя самого, доверчивого и мужественного Беранже, который отстаивает права личности в борьбе с обществом, которое стремится его раздавить.

В первый раз этот персонаж возникает в 1957 году, в пьесе «Убийца по призванию», где он, фактически говоря, олицетворяет человека в общем, человека, которому в течение всей ее жизни грозит насилие, ненависть, погибель. Создатель не отказался от собственных критичных наблюдений за обыденным языком, от смешных эффектов, выходящих из языковых клише, от многосмысленных выражений, от скольжения содержания, от аллитераций, которыми отличались его ранние пьесы, но в конце 60-х годов они вроде бы отошли на 2-ой план. Предшествующая речь перевоплотился в фон, что определяло тональность и создавало атмосферу, а через нее стал пробиваться более эластичная речь, насыщенная видами, идеями, вопросами, язык намного классичнее, чем то, что была ранее. Благодаря Беранже читатель и зритель узнали из пьес Ионеско о дилеммах, волнующих создателя: о трудности бытия («Убийца по призванию»), о том, как он опасается погибели («Повелитель погибает», 1962), о том, как ему хотелось бы преодолеть земное притяжение людской судьбы («Небесный пешеход», 1962), о его ужас перед тоталитаризмом («Носорог», 1960).

Читайте также  Краткая биография малларме

Эжен Ионеско : биография

26 ноября 1909 — 28 марта 1994

румынский драматург, один из основоположников эстетического течения абсурдизма

Биография

Родился Ионеско 26 ноября 1909 года в Слатине (Румыния). Родители ребенком увезли его в Париж, и первым его языком стал французский. В Румынию семья вернулась, когда сын был уже подростком. Он поступил в Бухарестский университет, готовясь стать преподавателем французского языка. В начале литературной деятельности Ионеско писал стихи на французском и румынском языках, а также сочинил дерзкий памфлет под названием «Нет!» Памфлет был выдержан в нигилистическом духе дадаистов и, демонстрируя единство противоположностей, вначале осуждал, а затем превозносил трех румынских писателей.

В «трагедии языка» «Лысая певица» (La cantatrice chauve, 1950), первой пьесе Ионеско, изображается мир, сошедший с ума, «крах реальности». За этой пьесой последовали «Урок» (La le?on, 1951), «Стулья» (Les chaises, 1952), «Новый жилец» (Le nouveau locataire, 1953), «Будущее в яйцах» (L’Avenir est dans les oeufs, 1957), «Бескорыстный убийца» (Tueur sans gages, 1959), «Носорог» (Rhinoc?ros, 1959), «Воздушный пешеход» (Le pieton de l’air, 1962), «Король умирает» (Le roi se meurt, 1962), «Жажда и голод» (La soif et la faim, 1964), «Макбетт» (Macbett, 1973), «Человек с чемоданами» (1975) и «Путешествие среди мертвых» (Le voyage chez les morts, 1980). Ионеско написал также роман «Одинокий» (Le solitaire, 1974) и несколько серий детских книг.

Эжен Ионеско. Лысая певица.

  • Понравилось 6
  • Не понравилось 0
  • Не по теме
  • Не работает

Творчество

Кредо

Ситуации, характеры и диалоги его пьес следуют скорее образам и ассоциациям сна, чем повседневной реальности. Язык же с помощью забавных парадоксов, клише, поговорок и других словесных игр освобождается от привычных значений и ассоциаций. Своё происхождение пьесы Ионеско ведут от уличного театра, commedia dell’arte, цирковой клоунады, фильмов Ч. Чаплина, Б. Китона, братьев Маркс, античной комедии и средневекового фарса — можно найти истоки его драматургии во многих жанрах, и не только сценических — они кроются, например, в лимериках и «шендировании» , в брейгелевских «Пословицах» и хогартовских парадоксальных картинках. Типичный прием — нагромождение предметов, грозящих поглотить актеров; вещи обретают жизнь, а люди превращаются в неодушевленные предметы. «Цирк Ионеско» — термин довольно часто применяемый к его ранней драматургии. Между тем, он признавал лишь косвенную связь своего искусства с сюрреализмом , охотней — с дада.

Эжен Ионеско настаивает, что своим творчеством он выражает мировоззрение предельно трагическое. Его пьесы предостерегают от опасности общества, в котором индивидуумы рискуют превратиться в представителей семейства непарнокопытных («Носорог», 1965 ), — общества, в котором бродят анонимные убийцы («Бескорыстный убийца», 1960), когда все постоянно окружены опасностями реального и трансцендентного мира («Воздушный пешеход», 1963 ). «Эсхатология» драматурга — характерная черта в мировосприятии «испуганных пятидесятников» , представителей интеллектуальной, творческой части общества, окончательно оправившегося от тягот и потрясений мировой войны. Ощущение растерянности, разобщённости, окружающего сытого равнодушия и следования догматам рациональной гуманистической целесообразности настораживало, порождало потребность вывести обывателя из состояния этого покорного безразличия, заставляло предрекать новые беды. Подобное мировоззрение, говорит Швоб-Фелих, рождается в переходные периоды, «когда бывает потрясено чувство жизни» . Выражение тревоги, представшее в пьесах Э. Ионеско, воспринято было не более как причуда, игра бредовой фантазии и экстравагантная, эпатажная головоломка, впавшего в рефлексивную панику оригинала. Произведения Ионеско снимались с репертуара. Однако две первые комедии — «Лысая певица» (1948, антипьеса) и «Урок» (1950) — позже были возобновлены на сцене, и с 1957 года они много лет ежевечерне шли в одном из самых маленьких залов Парижа — Ла Юшет. По прошествии времени этот жанр нашёл понимание, и не только вопреки своей непривычности, но и через убедительную целостностость сценической метафоры.

Ионеско, Эжен

26 ноября 1909 — 28 марта 1994

французский драматург румынского происхождения, один из основоположников эстетического течения абсурдизма , признанный классик театрального авангарда XX века

Эжен Ионеско (фр. Eugne Ionesco, первоначально Эуджен Ионеску, рум. Eugen Ionescu; 26 ноября 1909, Слатина, Румыния — 28 марта 1994, Париж, Франция) — французский драматург румынского происхождения, один из основоположников эстетического течения абсурдизма (театра абсурда), признанный классик театрального авангарда XX века. Член Французской академии (1970).

Биография

Родился Ионеско 26 ноября 1909 года в Слатине (Румыния). Ещё ребёнком родители увезли его в Париж, и французский стал его первым языком. В Румынию семья вернулась, когда сын был уже подростком. Он поступил в Бухарестский университет, готовясь стать преподавателем французского языка. В начале литературной деятельности Ионеско писал стихи на французском и румынском языках, а также сочинил дерзкий памфлет под названием «Нет!» Памфлет был выдержан в нигилистическом духе дадаистов и, демонстрируя единство противоположностей, вначале осуждал, а затем превозносил трёх румынских писателей.

В «трагедии языка» «Лысая певица» (La cantatrice chauve, 1950), первой пьесе Ионеско, изображается мир, сошедший с ума, «крах реальности». За этой пьесой последовали «Урок» (La leon, 1951), «Стулья» (Les chaises, 1952), «Новый жилец» (Le nouveau locataire, 1953), «Будущее в яйцах» (L’Avenir est dans les oeufs, 1957), «Бескорыстный убийца» (Tueur sans gages, 1959), «Носорог» (Rhinocros, 1959), «Воздушный пешеход» (Le pieton de l’air, 1962), «Король умирает» (Le roi se meurt, 1962), «Жажда и голод» (La soif et la faim, 1964), «Макбетт» (Macbett, 1972), «Человек с чемоданами» (1975) и «Путешествие среди мертвых» (Le voyage chez les morts, 1980). Ионеско написал также роман «Одинокий» (Le solitaire, 1974) и несколько серий детских книг.

Творчество

Кредо

Ситуации, характеры и диалоги его пьес следуют скорее образам и ассоциациям сна, чем повседневной реальности. Язык же с помощью забавных парадоксов, клише, поговорок и других словесных игр освобождается от привычных значений и ассоциаций. Своё происхождение пьесы Ионеско ведут от уличного театра, commedia dell’arte, цирковой клоунады, фильмов Ч. Чаплина, Б. Китона, братьев Маркс, античной комедии и средневекового фарса — можно найти истоки его драматургии во многих жанрах, и не только сценических — они кроются, например, в лимериках и «шендировании», в брейгелевских «Пословицах» и хогартовских парадоксальных картинках. Типичный прием — нагромождение предметов, грозящих поглотить актеров; вещи обретают жизнь, а люди превращаются в неодушевленные предметы. «Цирк Ионеско» — термин довольно часто применяемый к его ранней драматургии. Между тем, он признавал лишь косвенную связь своего искусства с сюрреализмом, охотней — с дада.

Эжен Ионеско настаивает, что своим творчеством он выражает мировоззрение предельно трагическое. Его пьесы предостерегают от опасности общества, в котором индивидуумы рискуют превратиться в представителей семейства непарнокопытных («Носорог», 1965), — общества, в котором бродят анонимные убийцы («Бескорыстный убийца», 1960), когда все постоянно окружены опасностями реального и трансцендентного мира («Воздушный пешеход», 1963). «Эсхатология» драматурга — характерная черта в мировосприятии «испуганных пятидесятников», представителей интеллектуальной, творческой части общества, окончательно оправившегося от тягот и потрясений мировой войны. Ощущение растерянности, разобщённости, окружающего сытого равнодушия и следования догматам рациональной гуманистической целесообразности настораживало, порождало потребность вывести обывателя из состояния этого покорного безразличия, заставляло предрекать новые беды. Подобное мировоззрение, говорит Швоб-Фелих, рождается в переходные периоды, «когда бывает потрясено чувство жизни». Выражение тревоги, представшее в пьесах Э. Ионеско, воспринято было не более как причуда, игра бредовой фантазии и экстравагантная, эпатажная головоломка, впавшего в рефлексивную панику оригинала. Произведения Ионеско снимались с репертуара. Однако две первые комедии — «Лысая певица» (1948, антипьеса) и «Урок» (1950) — позже были возобновлены на сцене, и с 1957 года они много лет ежевечерне шли в одном из самых маленьких залов Парижа — Ла Юшет. По прошествии времени этот жанр нашёл понимание, и не только вопреки своей непривычности, но и через убедительную целостностость сценической метафоры.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: