Краткая биография куняев

Куняев, Станислав Юрьевич

Станислав Юрьевич Куня́ев (27 ноября 1932, Калуга) — русский поэт, публицист, литературный критик, главный редактор журнала «Наш современник» (с 1989 года). Член КПСС с 1960 года.

Содержание

Биография

Во время Великой Отечественной войны семья была эвакуирована в село Пыщуг Костромской области, где Куняев закончил четыре первых класса начальной школы. После войны семья Куняевых вернулась в Калугу [1] .

В 1952—1957 годах учился на филологическом факультете МГУ, где начал писать стихи. Первый поэтический сборник «Землепроходцы» вышел в 1960 году в Калуге. В 1957—1960 годах работал в газете «Заветы Ленина» (г. Тайшет Иркутской области). Член СП СССР с 1961 года. В 1960—1963 годах — заведующий отделом поэзии журнала «Знамя».

В 1976—1980 годах — секретарь Московской писательской организации. Был членом секретариата правления Союза писателей России.

В 1989 году в газете «Московский литератор» вышла статья Куняева «Обслуживающий персонал», где автор обвинил секретаря ЦК КПСС Александра Яковлева в проведении антирусской политики. 19 августа 1991 года поддержал ГКЧП. 23 февраля 1992 года был участником митинга на Тверской, который был разогнан ОМОНом. С декабря 1991 года по август 1993 года входил в редколлегию газеты «День», был членом политсовета Фронта национального спасения (1992—1993).

Вместе с сыном Сергеем опубликовал в серии «Жизнь замечательных людей» книгу о жизни и творчестве Сергея Есенина. Автор около 20 книг стихов, прозы, публицистики, наиболее известные — «Вечная спутница», «Свиток», «Рукопись». «Глубокий день», «Избранное» [1] . Автор множества переводов из украинской, грузинской, абхазской (в том числе Мушни Ласурия, Дмитрия Гулиа), киргизской (в том числе Токтогула), бурятской, литовской (в том числе Эдуардаса Межелайтиса) поэзии. Некоторые его произведения переведены на болгарский, чешский и словацкий языки.

Публицистика

Станислав Куняев является автором публицистической работы «Жрецы и жертвы холокоста» [3] . Станислав Куняев поддерживает точку зрения отрицателей Холокоста [4] на общее число погибших евреев как на многократно завышенное историографией Холокоста. Основной тезис работы — недопустимость создания «культа холокоста в России». В связи с этим С. Куняев сосредотачивается на критике современных российских авторов работ о Холокосте — в частности, А. Р. Коха и П. М. Поляна.

В совместном заявлении Московского антифашистского центра, Фонда «Холокост», Московского бюро по правам человека, Конгресса национальных объединений России, Федерации Мигрантов России 26 января 2012 года сказано, что в этой книге Куняев «преуменьшает признанную трагедию ХХ века, а также обрушивается на „происки и преступления“ евреев в самых разных сферах и в самые разные периоды истории, озвучивая застарелые абсурдные клише о разрушении ими Советского Союза и ограблении русского народа» [5] .

Оценки

Поэзия Куняева определяется тесной связью с прошлым, близким и далёким, ухо­дящим корнями в русскую традицию. Она пока­зывает приятие жизни как она есть, высоко­го и низкого, земного и духовного, мира машин и красоты природы. Его лирика отли­чается страстными чувствами и контрастно­стью. [6]

Награды и премии

  • премия «России верные сыны» (2001) — за 3-томную книгу воспоминаний «Поэзия. Судьба. Россия»
  • «Большая литературная премия России»Союза писателей России (2001) за книгу «Поэзия. Судьба. Россия»
  • Государственная премия РСФСР имени М. Горького (1987) — за книгу критических и публицистических статей «Огонь, мерцающий в сосуде»

Библиография

  • Жрецы и жертвы Холокоста. Кровавые язвы мировой истории. Книга. Москва: Алгоритм. Год издания: 2011. Страниц: 384 Формат: 84×108/32 (130х205 мм) ISBN 978-5-9265-0736-9

Источники

  1. 12Станислав Юрьевич Куняев. «Серебряный век простонародья». / В. Г. Бондаренко. — М.: ИТРК, 2004
  2. Черномырдин, А. В.«Тихий Дон» XXI века // Наш Современник. — 2011. — № 2. — С. 191—193.
  3. Куняев С. Ю.Жрецы и жертвы холокоста. Кровавые язвы мировой истории. — Алгоритм, 2011. — 384 с. — ISBN 978-5-9265-0736-9
  4. Максим Д. Шраер. ИНТЕРВЬЮ СО СТАНИСЛАВОМ КУНЯЕВЫМ
  5. Черносотенные книги снова на книжной ярмарке в Москве!
  6. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М .: РИК «Культура», 1996. — 492 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8 . — С. 216.

Ссылки

Куняев, Станислав Юрьевич на Викискладе ?
  • Сайт Станислава Куняева
  • Биография на сайте krugosvet.ru
  • Дитя безвременья (Беседа о Высоцком)
  • Публикации Станислава Юрьевича Куняева в газете «Завтра»

Публикации Станислава Юрьевича Куняева в журнале «Наш Современник»

Валерий Ганичев • Юрий Лощиц • Владимир Федоров • Наталья Харлампьева • Николай Рачков • Владимир Карпов

Станислав Куняев – поэт, гражданин, государственник

Ко дню рождения поэта

27 ноября исполняется 87 лет замечательному русскому писателю, поэту, публицисту — Станиславу Юрьевичу Куняеву. Куняев родился в 1932 году, в Калуге, мать Александра Никитична Железнякова была врачом-хирургом, отец Юрий Аркадьевич Куняев – преподаватель истории.

В то время советское государство направляло специалистов в любой регион, где возникала необходимость, поэтому в 30-е годы семья Куняевых неоднократно меняет место жительства. Из Калуги семья переезжает в Пермь, а спустя 3 года мать направляют работать в город Горький, в военный госпиталь, для лечения раненых на советско-финской войне. Затем – переезд в Волосово ( Ленинградская область).

Потом началась война, отец остался в блокадном Ленинграде, где и погиб, а мать с сыном эвакуировалась в Горьковскую область, село Пыщуг, где работала главным врачом в местной больнице. По словам Куняева, любовь к литературе ему привил отец, когда, приезжая к семье в Волосово, читал вслух произведения Пушкина, Гоголя, Мережковского и других писателей и поэтов.

Окончив среднюю школу с золотой медалью, Станислав поступает в МГУ на филологический факультет, по окончании которого уезжает работать в Иркутскую область, где работает сначала в районной газете «Заветы Ленина», а затем собственным корреспондентом в областной иркутской газете «Восточно-Сибирская правда». По возвращении из Сибири в родную Калугу, в 1960-м Куняев издаёт свой первый стихотворный сборник «Землепроходцы», а в следующем году становится членом Союза писателей СССР. С тех пор было издано около 20 книг – сборники стихов, проза, публицистика, биографии. В 2014-м году был награждён Президентом РФ Орденом Дружбы за заслуги в развитии отечественной культуры и искусства.

Тем не менее официальным писателем Куняева никак не назовёшь. Будучи членом КПСС с 1960 года, Станислав Юрьевич неоднократно заявлял о себе как о писателе со своей гражданской позицией, которая довольно резко расходится с линией партии и правительства. Так, например, в стихотворении «Дом эпохи конструктивизма» поэт весьма критично оценивает практику социалистического строительства:

Вдаль простирались коридоры,
а в коридорах детвора,
а в коридорах разговоры
о мире правды и добра.
Не коридоры, а проспекты,
рассчитанные на века…
Но не хватило на проекты
бетона, стали и стекла.

И матерьялы заменялись,
терялось чувство высоты.
И постепенно изменялись
первоначальные черты…

…Я по утрам спешил к трамваю,
оглядывался, повторял:
— Великолепная идея,
несовершенный матерьял!

В 1978 году Куняев пишет письмо в ЦК КПСС, где обвиняет политическое руководство страны в скрытой поддержке антирусских и антигосударственных групп в писательском сообществе. За это письмо поэт поплатился должностью рабочего секретаря московской писательской организации и в последующие годы не занимал никаких официальных должностей. И только в 1989-м году, благодаря настойчивым требованиям писателей В. Белова, Ю. Бондарева, С. Викулова, В. Распутина, ЦК КПСС даёт добро на назначение С. Куняева главным редактором литературного журнала «Наш современник».

С тех пор, вот уже 30 лет, Станислав Юрьевич – бессменный руководитель журнала. Тогда же в 1989-м в газете «Московский литератор» выходит статья Куняева «Обслуживающий персонал», в которой автор обвиняет секретаря ЦК КПСС А. Яковлева в проведении антирусской политики.

В знаменитом стихотворении «Размышления на Старом Арбате» автор ярко и образно показывает трагедию 30-х годов, когда машина репрессий стала перемалывать не только старую гвардию большевиков, но уже и следующие поколения:

Наша возникшая разом элита,

Грозного времени нервная свита,

Как вам в двадцатые годы спалось?

Вы танцевали танго и чарльстоны,

Читайте также  Краткая биография джойс

Чтоб не слыхать беломорские стоны

Там, где трещала крестьянская кость.

Знать не желают арбатские души,

Как умирают в Нарыме от стужи

Русский священник и русский кулак…

Старый Арбат переходит в наследство

На Волге идёт людоедство,

На Соловках расцветает Гулаг.

Всё начиналось с детей Николая…

Что бормотали они, умирая

В смрадном подвале? Всё те же слова,

Что и несчастные дети Арбата…

Что нам считаться! Судьба виновата.

Не за что, а воздаётся сполна.

Чадо Арбата! Ты злобою дышишь,

Но на грузинское имя не спишешь

Каждую чистку и каждую пядь –

Ведь от Подвала в Ипатьевском доме

И до барака в республике Коми,

Как говорится, рукою подать.

Куняев безусловно относится к русскому, патриотическому, почвенническому крылу писательского сообщества. В 1977 году принимает участие в дискуссии «Классика и мы», прошедшей в Центральном доме литераторов по инициативе философа Вадима Кожинова. В ходе дискуссии произошла серьёзная идейная схватка между представителями почвеннического и либерально-авангардистского крыла советской интеллигенции. Выяснилось, что в интеллектуальном и содержательном плане либералы-авангардисты не могут противостоять патриотам-почвенникам.

В 1966 году Станислав Куняев пишет свое знаменитое стихотворение «Карл XII», в котором даёт блестящий ответ всей русофобской пропаганде:

А всё-таки нация чтит короля –
безумца, распутника, авантюриста,
за то, что во имя бесцельного риска
он вышел к Полтаве, тщеславьем горя.

За то, что он жизнь понимал, как игру,
за то, что он уровень жизни понизил,
за то, что он уровень славы повысил,
как равный, бросая перчатку Петру.

А всё-таки нация чтит короля
за то, что оставил страну разорённой,
за то, что рискуя фамильной короной,
привёл гренадёров в чужие поля.

За то, что цвет нации он положил,
за то, что был в Швеции первою шпагой,
за то, что, весь мир изумляя отвагой,
погиб легкомысленно, так же, как жил.

За то, что для родины он ничего
не сделал, а может быть, и не старался.
За то, что на родине после него
два века никто на войну не собрался.

И уровень славы упал до нуля,
и уровень жизни взлетел до предела.
Разумные люди. У каждого – дело.
И всё-таки нация чтит короля!

То есть речь идёт о том, что издержки правления шведского короля были огромны, а результаты – сомнительны. И всё равно – чтят! Уважают, помнят и памятники ставят. Несмотря ни на что! А у нас? Конечно в 1966-м до печально известной перестройки было ещё далеко, но ХХ съезд уже прошёл, и памятники Сталину уже посносили.

Позже, в перестроечную эпоху, с нашей историей разделались по полной. А использовались для этого хорошо отработанные информационные технологии. Суть этих технологий была обратна тому, о чём написал Куняев в «Карле XII». Брали того или иного государственного деятеля, например Ивана Грозного, Пётра I, Ленина, Сталина или кого-то ещё… Затем издержки правления этого лидера показывали в полном объёме, а по возможности и преувеличивали, а заслуги затушёвывали. В итоге получался столь нужный для вражеской пропаганды злодейский образ. И тогда выходит, что это был и не лидер вовсе, и никакой не государственный деятель, а диктатор и душегуб.

Весьма преуспел в такой трактовке истории известный пятоколонный деятель перестроечных времён историк Юрий Афанасьев: «. Надо признать пройденный нами за 70 лет путь тупиковым. И надо сделать из этого соответствующие выводы о перезаложении оснований нашего жизненного устройства. . Если наш вождь и основатель действительно заложил основу чего-то, так это возведение в принцип государственной политики массового насилия и террора. И кроме этого, он возвел в принцип государственной политики беззаконие» — заявил Ю. Афанасьев 14 апреля 1990-го года с трибуны съезда народных депутатов СССР.

И надо признать, что в перестройку общество повелось на уловки вражеской пропаганды. Под влиянием этих искусственно созданных образов переименовывали улицы, города, сносили памятники. А может быть надо было вовремя перечитать Куняева?

Куняев был одним из немногих русских поэтов, кто уже в самом начале горбачевской перестройки понял всю губительность наметившихся тенденций:

Ах, Фёдор Михалыч, ты слышишь как бесы

Уже оседлали свои «мерседесы»,

Чтоб в бешеной гонке и ярости лютой

Рвануться за славою и за валютой…

Это было сказано уже в 1987 году.

Позже, в 90-е годы, поэт даёт предельно жёсткие оценки новому постсоветскому руководству России и его продажной проамериканской политике:

Через Атлантику опять

Летят за долларовой фигою

С коммунистическим расстригою.

Кончается убогий фарс,

Запахло в воздухе отмщением.

В гробу перевернулся Маркс,

Иуда сплюнул с отвращением.

Свинья не съест.

Размазать бы по стенке гадину.

А что мешает? Только крест,

Что холодит грудную впадину.

Тогда же, в 90-е, несмотря на мрачное время, автор предрекает неизбежное грядущее восстановление российской имперской государственности:

Империя! Я твой певец,

Не первый, но и не последний,

Я видел как тяжел венец

Твоей судьбы тысячелетней.

Твоя мистическая власть,

Твои шоссе, твои проселки —

Когда ты взорвалась,

То — в душу все твои осколки!

Сожмись, чтоб не иссякла кровь,

Чтобы свернулась от зажима…

Клиническая смерть – и вновь

Заводится твоя пружина.

Позже, в 2016-м в, интервью с Захаром Прилепиным в программе «Чай с Захаром» на телеканале «Царь-град», Куняев сказал, что несмотря на катастрофу распада СССР и явный проигрыш в политической борьбе в 90-е годы, тем не менее борьба метафизическая продолжается, и такие события как – мюнхенская речь Путина, возвращение Крыма, сохранение российских позиций на Украине, — всё это говорит о том, что метафизическая борьба в конечном итоге приведёт к победе.

Фёдор Макухин, специалист по новейшей истории, блогер

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия «Насилию.нет»»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр).

Краткая биография куняев

Что это за бред? Не советую к прочтению.

Механические сердца [ЛП]

Красиво началось, но конец уплыл далеко за горизонт. Начиная с середины — бред. Автор, наверное, хотела сделать развязку интересной (так чтобы зацепила), но не вышло. Но сама идея с подводным миром

Нелюбимый [ЛП]

Вау. С самого начала книга тронула сердце. Такое печальное начало истории. Боль, потеря и переживания. Так всё было эмоционально и душевно. Замечательный роман, читается быстро, герои адекватные и

Наемница

Натан, я буду держать за тебя кулачки! В следующей части ты обязательно должен добиться её. Всё же интересная история получается. С нетерпением жду третью часть. Интересно чем всё закончится.

Читайте также  Краткая биография стругацкие а и б

Исчезновения [litres]

Прочитал, спасибо, довольно интересно и заковыристо так сказать. Не все понял, не все правильно написано как мне показалось но по сути неплохое произведение. Жена тоже начала читать но потом остановилась.

Исчезновения [litres]

Любовная фантастика — не самый популярный жанр но довольно интересный. лирика или мелодрамы — там все ясно и понятно. А вот фантастика это что то другое

Заговор пятой расы

Я тоже советую всем прочесть, интересный рассказ

Куняев Станислав

Об авторе

Станислав Юрьевич Куняев
Русский поэт, публицист, литературный критик, главный редактор журнала «Наш современник» (с 1989 года).

Биография
Родился 27 ноября 1932, Калуга. Во время Великой Отечественной войны семья была эвакуирована в село Пыщуг Костромской области, где Куняев закончил четыре первых класса начальной школы. После войны семья Куняевых вернулась в Калугу.

В 1952—1957 годах учился на филологическом факультете МГУ, где начал писать стихи. Первый поэтический сборник «Землепроходцы» вышел в 1960 году в Калуге. В 1957—1960 годах работал в газете «Заветы Ленина» (г. Тайшет Иркутской области). В 1960—1963 годах — заведующий отделом поэзии журнала «Знамя».

В 1976—1980 годах — секретарь Московской писательской организации. Член Союза писателей СССР с 1961 года, был членом секретариата правления Союза писателей России.

В 1989 году в газете «Московский литератор» вышла статья Куняева «Обслуживающий персонал», где автор обвинил секретаря ЦК КПСС Александра Яковлева в проведении антирусской политики. 19 августа 1991 года поддержал ГКЧП. 23 февраля 1992 года был участником митинга на Тверской, который был разогнан ОМОНом. С декабря 1991 года по август 1993 года входил в редколлегию газеты «День», был членом политсовета Фронта национального спасения (1992—1993).

Автор десяти биографий в серии «Жизнь замечательных людей», вместе с сыном Сергеем опубликовал в серии книгу о жизни и творчестве Сергея Есенина. Автор около 20 книг стихов, прозы, публицистики, наиболее известные — «Вечная спутница», «Свиток», «Рукопись». «Глубокий день», «Избранное».
Автор множества переводов из украинской, грузинской, абхазской (в том числе Мушни Ласурия, Дмитрия Гулиа), киргизской (в том числе Токтогула), бурятской, литовской (в том числе Эдуардаса Межелайтиса) поэзии.
Лауреат Государственной премии РСФСР им. М. Горького, лауреат литературной премии «России верные сыны» (2000) как публицист за трёхтомную книгу воспоминаний «Поэзия. Судьба. Россия».
Некоторые его произведения переведены на болгарский, чешский и словацкий языки.
Википедия.

Станислав Куняев – поэт, гражданин, государственник

27 ноября исполняется 87 лет замечательному русскому писателю, поэту, публицисту — Станиславу Юрьевичу Куняеву. Куняев родился в 1932 году, в Калуге, мать Александра Никитична Железнякова была врачом-хирургом, отец Юрий Аркадьевич Куняев – преподаватель истории.

В то время советское государство направляло специалистов в любой регион, где возникала необходимость, поэтому в 30-е годы семья Куняевых неоднократно меняет место жительства. Из Калуги семья переезжает в Пермь, а спустя 3 года мать направляют работать в город Горький, в военный госпиталь, для лечения раненых на советско-финской войне. Затем – переезд в Волосово ( Ленинградская область).

Потом началась война, отец остался в блокадном Ленинграде, где и погиб, а мать с сыном эвакуировалась в Горьковскую область, село Пыщуг, где работала главным врачом в местной больнице. По словам Куняева, любовь к литературе ему привил отец, когда, приезжая к семье в Волосово, читал вслух произведения Пушкина, Гоголя, Мережковского и других писателей и поэтов.

Окончив среднюю школу с золотой медалью, Станислав поступает в МГУ на филологический факультет, по окончании которого уезжает работать в Иркутскую область, где работает сначала в районной газете «Заветы Ленина», а затем собственным корреспондентом в областной иркутской газете «Восточно-Сибирская правда». По возвращении из Сибири в родную Калугу, в 1960-м Куняев издаёт свой первый стихотворный сборник «Землепроходцы», а в следующем году становится членом Союза писателей СССР. С тех пор было издано около 20 книг – сборники стихов, проза, публицистика, биографии. В 2014-м году был награждён Президентом РФ Орденом Дружбы за заслуги в развитии отечественной культуры и искусства.

Тем не менее официальным писателем Куняева никак не назовёшь. Будучи членом КПСС с 1960 года, Станислав Юрьевич неоднократно заявлял о себе как о писателе со своей гражданской позицией, которая довольно резко расходится с линией партии и правительства. Так, например, в стихотворении «Дом эпохи конструктивизма» поэт весьма критично оценивает практику социалистического строительства:

Вдаль простирались коридоры,
а в коридорах детвора,
а в коридорах разговоры
о мире правды и добра.
Не коридоры, а проспекты,
рассчитанные на века…
Но не хватило на проекты
бетона, стали и стекла.

И матерьялы заменялись,
терялось чувство высоты.
И постепенно изменялись
первоначальные черты…

…Я по утрам спешил к трамваю,
оглядывался, повторял:
— Великолепная идея,
несовершенный матерьял!

В 1978 году Куняев пишет письмо в ЦК КПСС, где обвиняет политическое руководство страны в скрытой поддержке антирусских и антигосударственных групп в писательском сообществе. За это письмо поэт поплатился должностью рабочего секретаря московской писательской организации и в последующие годы не занимал никаких официальных должностей. И только в 1989-м году, благодаря настойчивым требованиям писателей В. Белова, Ю. Бондарева, С. Викулова, В. Распутина, ЦК КПСС даёт добро на назначение С. Куняева главным редактором литературного журнала «Наш современник».

С тех пор, вот уже 30 лет, Станислав Юрьевич – бессменный руководитель журнала. Тогда же в 1989-м в газете «Московский литератор» выходит статья Куняева «Обслуживающий персонал», в которой автор обвиняет секретаря ЦК КПСС А. Яковлева в проведении антирусской политики.

В знаменитом стихотворении «Размышления на Старом Арбате» автор ярко и образно показывает трагедию 30-х годов, когда машина репрессий стала перемалывать не только старую гвардию большевиков, но уже и следующие поколения:

Наша возникшая разом элита,

Грозного времени нервная свита,

Как вам в двадцатые годы спалось?

Вы танцевали танго и чарльстоны,

Чтоб не слыхать беломорские стоны

Там, где трещала крестьянская кость.

Знать не желают арбатские души,

Как умирают в Нарыме от стужи

Русский священник и русский кулак…

Старый Арбат переходит в наследство

На Волге идёт людоедство,

На Соловках расцветает Гулаг.

Всё начиналось с детей Николая…

Что бормотали они, умирая

В смрадном подвале? Всё те же слова,

Что и несчастные дети Арбата…

Что нам считаться! Судьба виновата.

Не за что, а воздаётся сполна.

Чадо Арбата! Ты злобою дышишь,

Но на грузинское имя не спишешь

Каждую чистку и каждую пядь –

Ведь от Подвала в Ипатьевском доме

И до барака в республике Коми,

Как говорится, рукою подать.

Куняев безусловно относится к русскому, патриотическому, почвенническому крылу писательского сообщества. В 1977 году принимает участие в дискуссии «Классика и мы», прошедшей в Центральном доме литераторов по инициативе философа Вадима Кожинова. В ходе дискуссии произошла серьёзная идейная схватка между представителями почвеннического и либерально-авангардистского крыла советской интеллигенции. Выяснилось, что в интеллектуальном и содержательном плане либералы-авангардисты не могут противостоять патриотам-почвенникам.

В 1966 году Станислав Куняев пишет свое знаменитое стихотворение «Карл XII», в котором даёт блестящий ответ всей русофобской пропаганде:

А всё-таки нация чтит короля –
безумца, распутника, авантюриста,
за то, что во имя бесцельного риска
он вышел к Полтаве, тщеславьем горя.

За то, что он жизнь понимал, как игру,
за то, что он уровень жизни понизил,
за то, что он уровень славы повысил,
как равный, бросая перчатку Петру.

А всё-таки нация чтит короля
за то, что оставил страну разорённой,
за то, что рискуя фамильной короной,
привёл гренадёров в чужие поля.

За то, что цвет нации он положил,
за то, что был в Швеции первою шпагой,
за то, что, весь мир изумляя отвагой,
погиб легкомысленно, так же, как жил.

За то, что для родины он ничего
не сделал, а может быть, и не старался.
За то, что на родине после него
два века никто на войну не собрался.

Читайте также  Краткая биография гранин

И уровень славы упал до нуля,
и уровень жизни взлетел до предела.
Разумные люди. У каждого – дело.
И всё-таки нация чтит короля!

То есть речь идёт о том, что издержки правления шведского короля были огромны, а результаты – сомнительны. И всё равно – чтят! Уважают, помнят и памятники ставят. Несмотря ни на что! А у нас? Конечно в 1966-м до печально известной перестройки было ещё далеко, но ХХ съезд уже прошёл, и памятники Сталину уже посносили.

Позже, в перестроечную эпоху, с нашей историей разделались по полной. А использовались для этого хорошо отработанные информационные технологии. Суть этих технологий была обратна тому, о чём написал Куняев в «Карле XII». Брали того или иного государственного деятеля, например Ивана Грозного, Пётра I, Ленина, Сталина или кого-то ещё… Затем издержки правления этого лидера показывали в полном объёме, а по возможности и преувеличивали, а заслуги затушёвывали. В итоге получался столь нужный для вражеской пропаганды злодейский образ. И тогда выходит, что это был и не лидер вовсе, и никакой не государственный деятель, а диктатор и душегуб.

Весьма преуспел в такой трактовке истории известный пятоколонный деятель перестроечных времён историк Юрий Афанасьев: «. Надо признать пройденный нами за 70 лет путь тупиковым. И надо сделать из этого соответствующие выводы о перезаложении оснований нашего жизненного устройства. . Если наш вождь и основатель действительно заложил основу чего-то, так это возведение в принцип государственной политики массового насилия и террора. И кроме этого, он возвел в принцип государственной политики беззаконие» — заявил Ю. Афанасьев 14 апреля 1990-го года с трибуны съезда народных депутатов СССР.

И надо признать, что в перестройку общество повелось на уловки вражеской пропаганды. Под влиянием этих искусственно созданных образов переименовывали улицы, города, сносили памятники. А может быть надо было вовремя перечитать Куняева?

Куняев был одним из немногих русских поэтов, кто уже в самом начале горбачевской перестройки понял всю губительность наметившихся тенденций:

Ах, Фёдор Михалыч, ты слышишь как бесы

Уже оседлали свои «мерседесы»,

Чтоб в бешеной гонке и ярости лютой

Рвануться за славою и за валютой…

Это было сказано уже в 1987 году.

Позже, в 90-е годы, поэт даёт предельно жёсткие оценки новому постсоветскому руководству России и его продажной проамериканской политике:

Через Атлантику опять

Летят за долларовой фигою

С коммунистическим расстригою.

Кончается убогий фарс,

Запахло в воздухе отмщением.

В гробу перевернулся Маркс,

Иуда сплюнул с отвращением.

Свинья не съест.

Размазать бы по стенке гадину.

А что мешает? Только крест,

Что холодит грудную впадину.

Тогда же, в 90-е, несмотря на мрачное время, автор предрекает неизбежное грядущее восстановление российской имперской государственности:

Империя! Я твой певец,

Не первый, но и не последний,

Я видел как тяжел венец

Твоей судьбы тысячелетней.

Твоя мистическая власть,

Твои шоссе, твои проселки —

Когда ты взорвалась,

То — в душу все твои осколки!

Сожмись, чтоб не иссякла кровь,

Чтобы свернулась от зажима…

Клиническая смерть – и вновь

Заводится твоя пружина.

Позже, в 2016-м в, интервью с Захаром Прилепиным в программе «Чай с Захаром» на телеканале «Царь-град», Куняев сказал, что несмотря на катастрофу распада СССР и явный проигрыш в политической борьбе в 90-е годы, тем не менее борьба метафизическая продолжается, и такие события как – мюнхенская речь Путина, возвращение Крыма, сохранение российских позиций на Украине, — всё это говорит о том, что метафизическая борьба в конечном итоге приведёт к победе.

Фёдор Макухин, специалист по новейшей истории, блогер

КУНЯЕВ, СТАНИСЛАВ ЮРЬЕВИЧ

КУНЯЕВ, СТАНИСЛАВ ЮРЬЕВИЧ (р. 1932), русский советский поэт, литературный критик. Родился 27 ноября 1932 в Калуге, вышел из семьи потомственных служащих на военном и гражданском (чиновники, земские врачи) поприщах. Окончил филологический факультет МГУ (1952–1957). Печатал стихи с 1956, первый поэтический сборник Землепроходцы (1960), вышедший в Калуге, принес Куняеву определенную известность (в т.ч. стихотворение Добро должно быть с кулаками). В 1961 публикует цикл Казахстанская тетрадь, в духе и стиле тогдашней комсомольско-молодежной пропагандистской лирики повествующий о юношах и девушках, с энтузиазмом осваивающих целинные земли. Многочисленные последующие книги стихов Куняева (Звено, 1962; Вечная спутница, 1973; Свиток, 1976; Рукопись, 1977; Глубокий день, 1978; Свободная стихия, 1979; Отблеск, Солнечные ночи, обе 1981; Путь, 1982; Озеро Безымянное, 1983; Пространство и время, 1985; Огонь, мерцающий в сосуде, 1986; Мать сыра земля, 1988, и др.) характеризуют их автора как поэта-публициста, в советское время с явным привкусом «официоза», в перестроечной России – непримиримо-оппозиционного. Декларировав себя, наряду с Н.М.Рубцовым, Ю.П.Кузнецовым, А.К.Передреевым и др., в качестве продолжателя «почвеннической» традиции в русской поэзии второй пол. 20 в., Куняев, с одной стороны, насытил свое творчество космическими образами, планетарными размышлениями и глобальными обобщениями, а с другой – обнаружил определенную скудость, «заштампованность» поэтического языка, нередко сочетающуюся с банальностью мысли (поэт – «очевидец неба и земли, / свидетель дождя и полнолунья. », который «никогда не может / или не хочет жить оседло», а в его душе борются «жажда странствий» и «жажда покоя»; в природе – «и родина, и смерть, / и жизнь, и вечность – воедино»).

Российская действительность 1990-х годов дала новый стимул политизированной поэзии Куняева, пронизав ее обличительным пафосом противника антинародных реформ (сборники Русские сны, 1990; Высшая воля: Стихи смутного времени. 1988–1992, 1992; Сквозь слезы на глазах, 1996, где главной темой становится бичевание врагов русской нации: «Несчастный век! Несчастная Россия! / Все те же бесы выползли на свет!» – стихотворение Окаменели лица депутатов. ; „«Споили нас!». «Сгноили нас!». «Растлили нас!»» – Три голоса). Предчувствуя, не без тайной угрозы, что «русские дороги. / К Полю Куликову приведут (Вся душа аж пропиталась болью. ) и «грешный Минин чугунной ладонью / Указует единственный путь, / По которому прах самозванца / Был исторгнут из жерла в пространство» (Лезли бесы в Кремлевскую стену. ), поэт в то же время страшится гражданских междоусобиц и надеется на «высшую волю» Творца, на православие, должное возродить Россию – не без помощи, однако, русских солдат, в виде «гранитных монументов» двинувшихся в Россию из не так давно освобожденной от фашизма, а ныне глумящейся над родиной Европы (Последний парад).

С осени 1989 Куняев – главный редактор «новопочвеннического» журнала «Наш современник». Опубликовал ряд сборников литературно-критических статей, посвященных т.н. крестьянским поэтам, прозаикам-«деревенщикам», общему состоянию современной литературы. Автор десяти беллетризованных биографий в серии «ЖЗЛ» («Жизнь замечательных людей»), многочисленных переводов из украинской, грузинской, абхазской (в т.ч. Л.Мушни, Д.Гулиа), киргизской (в т.ч. Токтогул), бурятской, литовской (в т.ч. Э.Межелайтис) поэзии (также перевода с латинского оригинала Песни зубра Н.Гуссовского – первой эпической поэмы о белорусах).

Лауреат Государственной премии РСФСР им. М.Горького. Некоторые произведения Куняева переведены на болгарский, чешский и словацкий языки.

Куняев С. Избранное. М., 1979
Куняев С. Избранные произведения, тт. 1–2. М., 1988
Куняев С. Времена и легенды: (Диалог со временем). М., 1990
Куняев С. «Не сотвори себе кумира. »: Статьи и дневники эпохи перестройки. Саратов, 1990
Кожинов В. Путь поэта. – В кн.: Кожинов В. Статьи о современной литературе. М., 1990
Куняев С. (совм. с С.С.Куняевым). Растерзанные тени: Избранные страницы из «дел» 20–30-х гг. ВЧК – ОГПУ – НКВД. М., 1995
Куняев С. Средь шумного бала. Повести, рассказы, публицистика. М., 1996
Куняев С. (совм. с С.С.Куняевым). Сергей Есенин, 2-е испр. и доп. изд. М., 1997
Аннинский Л. «Средь шумного бара. ». – Дружба народов, 1997, № 7

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: