Армейский быт во времена петра i

Армейский быт во времена петра i

АРМЕЙСКИЙ БЫТ ВО ВРЕМЕНА ПЕТРА I

Характерным для устройства российской армии было то, что служба всегда начиналась с нижних чинов.

Кандидаты в офицеры поступали рядовыми в один из гвардейских полков — Преображенский или Семеновский. Спустя 5 — 6 лет, смотря по способностям, они получали звание гвардии капрала либо сержанта и переводились в армейские полки прапорщиками либо подпоручиками.

Преображенский и Семеновский полки являлись своеобразным питомником офицеров для всей армии, своего рода военными училищами. В кавалерии роль военного училища играл так называемый лейб-регимент.

Гвардейские офицеры, по утверждению Антона Керс-новского, исполняли не только военную службу, часто они получали ответственные поручения по другим ведомствам, например, дипломатического характера.

В обязанности оберофицеров входило присутствие в качестве «фискалов» на заседаниях правительствующего Сената и наблюдение за тем, чтобы сенаторы не занимались посторонними делами.

«История русской армии» отмечает, что петровский офицер, гвардейский в особенности, был мастером на все руки. Петру удалось поднять значение офицера в стране, царь всячески старался дать ему привилегированное положение.

Иноземцы, поступая на русскую службу, прикомандировывались к генералам и штаб-офицерам, при которых несли ординарческие обязанности, присматриваясь к службе и овладевая языком.

По окончании этого стажа они зачислялись на действительную службу. Оклады иноземцам в среднем были двойные, как и подобает наемникам.

За особые заслуги военные награждались орденами. В 1698 году был учрежден орден святого Андрея Первозванного, который долгое время оставался единственным русским орденом. В конце царствования Петра был учрежден орден святого Александра Невского.

Управление войсками в мирное время сосредотачивалось в руках военной коллегии, учрежденной в 1719 году и имевшей три отделения — армейское, гарнизонное и артиллерийское.

К концу царствования Петра I в армии насчитывалось 70 тыс. пехотинцев при 200 орудиях полковой артиллерии, 33 драгунских полка, насчитывавших 37850 человек и 100 орудий конной артиллерии, 4190 солдат артиллерийских войск с 20 полковыми и 160 осадными орудиями, а также 2 саперные роты.

Всего в действующих войсках были 112 тыс. человек и 480 орудий. Кроме этого, имелось 68 тыс. гарнизонных войск, 10 тыс. войск ландмилиции и 35 тыс. казаков. По подсчетам Антона Керсновского, это составляло всего 225 тыс. человек, а считая личный состав флота, 250 тыс. пожизненных профессионалов.

Каждый пехотный полк имел две трехфунтовые пушки. Канониры носили форму полка и подчинялись полковому пехотному начальству.

Орудия сопровождения петровской эпохи весили 20 пудов и перевозились парой лошадей. Каждая пехотная и драгунская рота имела свое знамя.

Знамя первой роты считалось полковым и было белым. 11вет остальных был по выбору полковника (чаще всего чер-иым). Срок службы знамен был пять лет, и они считались амуничными вещами, хотя потеря их уже тогда считалась позорной, и части могли быть лишаемы знамен по суду.

Вся конница была драгунской. Каждый драгунский полк также имел 2 трехфунтовые пушки, а также 20-фунтовую гаубицу весом менее 30 пудов.

Вооружение пехотинца составляли фузия (ружье) и шпага. Штык вставлялся в дуло, так что стрелять с примкнутым штыком было невозможно.

Гренадеры имели помимо всего две гренадные сумки (по одной шестифунтовой «Гренаде» в каждой).

Унтер-офицеры вместо ружей имели алебарды. Недостаток в ружьях вынудил Петра вновь взять на вооружение пехоты пики в 1707 году. Пикинеры одно время составляли более четвертой части всей пехоты. Служили они преимущественно для прикрытия артиллерии.

Драгуны имели ружье, пистолеты и палаш. Пехотинцы носили ружье на плече, а драгуны приторачивали ружье к седлу, ремней на ружьях в те времена не было.

Обмундирование состояло из длинного однобортного кафтана зеленого цвета, камзола, коротких штанов до колен, зеленых чулков и низких башмаков.

На время похода и во время несения караульной службы выдавались сапоги, а драгунам — ботфорты. Зимой надевалась епанча — род плаща. Со времен Петра и до начала XX века на протяжении двухсот лет зеленый цвет являлся традиционным цветом обмундирования русских войск.

Антон Керсновский утверждает, что довольствие солдат не оставляло желать лучшего. Ежедневная порция состояла из фунта мяса, двух фунтов хлеба, двух чарок вина и кварты пива (в то же время француз А.Журдье отмечал, что русский солдат «носит небольшую жестяную коробку; у него есть маленький флакон уксуса, несколько капель коего наливает он в воду, которую пьет. А когда попадается ему немного чеснока, он его съедает с мукою, замешанной на воде. Голод он переносит лучше любого другого, а когда выдают ему мясо, он такую щедрость рассматривает как награду». Фернан Бродель также отмечал, что армейские склады частенько бывали пусты, и тогда царь объявлял постный день — и все было в порядке).

Как свидетельствует «История русской армии», царь сам испытывал на себе в продолжение месяца солдатский паек, раньше чем утвердить его.

Годовое жалование солдата составляло 24 рубля, из которого, впрочем, половина вычиталась за обмундирование.

Казарм тогда не было, и войска располагались постоем у обывателей. «Устав воинский» требовал одной кровати на трех человек из расчета, что двое будут на ней спать, а третий занят караулами.

Отсюда следует, что третья часть наличного состава войск в петровские времена была занята караульной службой.

Дисциплина была суровой: под арест сажали в оковах, телесные наказания были часты, но особенной жестокостью не отличались. Разжалование практиковалось широко, офицеры, иногда и старшие генералы, такие как Репнин, «писались в солдаты». Нижние же чины «писались в извозчики» (то есть в обозные).

Вот что писал Петр в одном из своих воинских артикулов: «Полки или роты, которые с поля сражения побегут, судить в генеральном военном суде. Если найдется, что начальники тому причиной, то их шельмовать и, преломив над ними чрез палача шпагу, повесить.

Если виновные офицеры и рядовые, то первых казнить, как сказано, а из последних по жребию десятого или как повелено будет, также повесить — прочих же наказать шпицрутенами и сверх того без знамен стоять им вне обоза, пока храбрыми

Воинский устав Петра I: все об армии и уголовном праве

10 апреля 1716 года русский царь утвердил документ, определивший военное дело и уголовное делопроизводство в России

Роль Петра Первого как крупнейшего реформатора России давным-давно очевидна. И столь же очевидны его заслуги в создании новой русской армии, быстро ставшей одной из самых грозных военных сил в Европе XVIII века. В том, что царю-реформатору удалось так быстро добиться перестройки отечественной военной сферы, существенную роль сыграл разработанный им новый воинский устав. Он закрепил и оформил те изменения, которые претерпела русская армия к тому времени, и в значительной степени определил ее будущее на следующие полвека. А подписан этот документ Петром I был 10 апреля (30 марта по ст. ст.) 1716 года в Данциге, куда он в начале года отправился, чтобы присутствовать на свадьбе своей племянницы Екатерины Ивановны с герцогом Мекленбургским.

Шмуцтитул издания «Устава Воинского» 1737 года, вышедшего, как и первое издание, на двух языках — русском и немецком. Источник: http://www.litfund.ru

«Дабы всякой чин знал свою должность»

С 1716 года «Устав воинский» Петра Первого неоднократно переиздавался, но всякий раз он сохранял вступительную часть, которая очень многое определяет в истории этого документа. В «Полном собрании законов Российской империи» этот документ тоже присутствует и начинается он следующими словами:

«Божией милостью мы, Петр Первый, царь и самодержец всероссийский, и проч., и проч., и проч. Понеже всем известно, коим образом отец наш, блаженный и вечнодостойный памяти, в 1647 году начал регулярное войско употреблять, и устав воинский издан был. И тако войско в таком добром порядке учреждено было, что славныя дела в Польше показаны, и едва не все Польское королевство завоевано было. Также купно и с шведами война ведена была. Но потом оное не токмо умножено при растущем в науках свете, но и едва не весьма оставлено; и тако что последовало потом? не токмо с регулярными народами, но и с варварами, что ни против кого стоять не могли И тако всяк может разсудить, что ни от чего инаго то последовало, токмо от доброго порядку: ибо всебезпорядочный варварской обычай смеху есть достойный, и никакого добра из онаго ожидать возможно. Того ради, будучи при сем деле самовидцы обоим, за благо изобрели сию книгу Воинский Устав учинить, дабы всякой чин знал свою должность, и обязан был своим званием, и неведением не отговаривался; еже чрез собственный наш труд собрано и умножено. Совершено же в Данциге 1716 году, марта в 30 день».

Портрет Петра I кисти Поля Делароша, 1838 г. Источник: https://upload.wikimedia.org

Петровское предисловие откровенно и точно определяет многие беды, с которым столкнулась русская армия на рубеже XVII-XVIII веков, в том числе и в начале его собственного правления. Собранная из полков «старого» и «нового» строя, которые плохо взаимодействовали между собой, она оказалась малоэффективной и неустойчивой в бою в значительной степени из-за отсутствия внутреннего стержня, которым для любых вооруженных сил является устав. И когда у Петра I выдалась такая возможность, он собственноручно взялся за создание такого стержня русской армии.

Читайте также  Мистика и реальность личности князя олега

«Свод из лучших законов»

Одним из самых внимательных исследователей петровских военных реформ был знаменитый русский военный юрист и историк, генерал от инфантерии Павел Бобровский. В своей монографии «Петр Великий как военный законодатель» исследователь отмечает, что «многие думали, что военные законы Петра, на которых воспитывалась долгое время образованная им регулярная армия, трудами которой создано политическое могущество и положение России в ряду великих держав, есть простое заимствование немецких законов и что за оригинал «Устава Воинского» следует принимать тот немецкий текст, который напечатан в «Полном собрании законов Российской империи». Между тем… «Устав Воинский» в своих составных частях не составляет простого перевода какого-нибудь иностранного кодекса, а есть глубоко и зрело обдуманный свод из лучших законов конца XVII и начала XVIII столетия, соображенный с условиями быта регулярной армии и с особенностями характера русского народа в данную эпоху». Кстати, это существенно отличает его от упоминающегося в предисловии устава царя Алексея Михайловича 1647 года, известного под названием «Учение и хитрость ратного строя пехотных людей Московского государства». Этот устав представлял собой фактически дословный перевод с немецкого и годился в основном для полков «нового строя», тогда как остальная часть русской армии того времени не могла действовать по его нормам.

Неудачные Азовские походы Петра стали одной из причин создания им нового устава для новой русской армии. Репродукция картины «Сражение под Азовом 21 мая 1696 года», находившейся в музее Морского корпуса. Источник: https://upload.wikimedia.org

Как отмечает Павел Бобровский, работу над «Уставом Воинским», который позднее получил полное наименование «Книга Устав воинский о должности генералов, фельтмаршалов, и всего генералитета, и прочих чинов, которые при войске надлежит быть, и о иных воинских делах, и поведениях, что каждому чинить должно», царь Петр Алексеевич начал в апреле 1712 года. В основу книги легли материалы, собранные и большей частью обработанные самим Петром Первым: это очень ясно свидетельствует о том, какое колоссальное значение царь придавал новому воинскому уставу. Петр каждый день посвящал по несколько часов приведению в единую систему собранных и аккумулированных в его рабочем кабинете материалов. Но очень скоро эта работа была прервана начавшейся Русско-турецкой войной, и к новому уставу царь вернулся только осенью 1715 года. «Зимою рукопись рассмотрена в Сенате и переписана набело, — пишет Бобровский, — в марте 1716 года отослана из Петербурга в Данциг Здесь рукопись была закончена одной главою (68-ю), подписана Петром 30-го марта… и отослана в Петербург, при указе Сенату 10 апреля, для напечатания».

Кто трудился над «Уставом Воинским»?

Конечно, на взгляд современников, привыкших к лаконичности и точности военных уставов, петровский «Устав Воинский» грешит многословием и запутанными формулировками. Но нужно понимать, что для своего времени это был передовой устав, вобравший в себя лучшие положения из европейских уставов. Среди источников, на которые опирался Петр, называют и воинские уставы Священной Римской империи, шведские военно-уголовные законы, голландские и бранденбургские артикулы. Роды и виды наказаний, которые тоже описаны в петровском воинском уставе, по мнению Павла Бобровского, во многом опираются на датские военные инструкции судам Христиана V, но при этом носят явные следы того, что над ними Петр I работал лично.

Фельдмаршал граф Борис Шереметев во время осады Риги, 1710 год. Портрет кисти художника Карла Шурманна. Источник: https://upload.wikimedia.org

Впрочем, осилить весь объем работы по подготовке нового русского воинского устава даже энергичному царю-самодержцу вряд ли было под силу. Известно, что свои предложения для устава Петру Алексеевичу передавали многие его сподвижники, в том числе знаменитый Яков Брюс. Другой петровский соратник еще по «потешным полкам» и Азовским походам, генерал Адам Вейде, еще в 1698 году по результатам своей поездки в Венгрию написал книгу «Воинский устав», которую посвятил Петру и в которой было сказано, «как содерживаться, такожды и статьи или артикулы, какое кому наказание за вины». Эстафету в 1701 году подхватил надзиратель артиллерии Андрей Виниус, которому Петр поручил исследование и составление краткой выжимки из существующих западноевропейских военных и военно-уголовных уставов.

Полученные сведения легли в основу двух ранних документов, над которыми работали другие соратники Петра и которые можно рассматривать как предтечи петровского «Устава Воинского». В начале XVIII века, между 1701-м и 1705 годами, граф Шереметьев по распоряжению Петра Первого составил «Уложение или право воинского поведения генералов средних и меньших чинов и рядовых солдат» для своих войск, которые в то время действовали в Прибалтике. А в 1706 году князь Александр Меньшиков создал свой военно-уголовный кодекс, называвшийся «Артикул краткий, выбранный из древних христианских воинских прав, иже о богобоязни и о наказании разных злодеев».

Князь Александр Меньшиков. Портрет работы неизвестного художника, 1716-1720 гг. Источник: https://upload.wikimedia.org

Так что у будущего первого российского императора было достаточно исходных материалов для того, чтобы собственноручно заняться обработкой этого сырья и довести дело до создания «Устава Воинского». Который, кстати, неоднократно переиздавался при жизни и после смерти Петра Великого и служил основным документом, регламентирующим содержание, организацию и руководство армией вплоть до XIX столетия.

Предтеча общевоинских уставов России

Структура петровского «Устава Воинского» была довольно простой. 68 статей первой части устава регламентировали все стороны армейского быта: от того, каков состав полка (восемь рот), какие бывают дивизии и для чего нужны великая и малая армии, до списка воинских званий и обязанностей высших и старших офицеров, от организации медицинской помощи в войсках до караулов и устройства лагеря, и даже о том, в какое время отправлять войску молитву и какие порционы и рационы бывают «в чужой земле, а в своей только рационы давать надлежит». Вторая часть, называвшаяся «Артикул воинский» (кстати, этот документ появился на свет в 1715 году), касался всего, что сегодня относится к сфере государственного и военного уголовного и уголовно-процессуального права. Здесь оговаривались преступления и предусматривались виды наказания за каждое из них, содержались положения, касающиеся внутренней службы и воинской дисциплины. А третья часть, которая носила название «Об экзерциции», касалась строевой службы, обучения новобранцев и обязанностей полковых чинов.

Фузилер лейб-гвардии Преображенского полка, 1700-1720 гг. Источник: https://runivers.ru

Фактически воинский устав Петра Первого содержал в себе все нормы, которые сегодня распределены по четырем общевоинским уставам Вооруженных сил России: строевому, уставу внутренней службы, уставу гарнизонной и караульной службы и дисциплинарному уставу. Но есть и существенная разница между этими документами, которые разделяют три столетия. Петровский «Устав Воинский» стал основой не только для построения и организации новой русской армии, но и для реформы всей отечественной системы уголовного права. Более того, он впервые за несколько столетий стал определять понятие вины как отступления от норм взаимоотношений поданного с государством, а не этических или религиозных норм.

С этой точки зрения «Устав Воинский» Петра I можно рассматривать и как один из первых русских уголовных и уголовно-процессуальных кодексов, благодаря которым Россия вошла в число стран с передовыми юридическими нормами. Неслучайно сам Петр повелел воинский устав разослать по всем губерниям и канцеляриям, а не только в войска и войсковые органы управления. Фактически многие нормы петровского устава определяли российскую уголовную и уголовно-правовую систему вплоть до конца XIX века, пока течение времени не состарило их.

Офицер Семеновского полка в 1700-720 годах. Источник: https://runivers.ru

Потешные войска Петра I — как “сброд” превратился в элитные полки?

Пётр I отличался крутым нравом однако с ранних лет он вынужден был сталкиваться со множеством сложностей и проблем. Его детство нельзя было назвать беззаботным. После смерти отца, а затем и старшего брата Фёдора у власти оказалось сразу два семейства — Милославских и Нарышкиных (к последним принадлежал и сам Пётр).

Уже тогда мать и другие родственники юного царя осознавали, что мальчик должен проявлять себя как в дворцовых церемониях, так и в военном деле. Но если первое вызывало у Петра скуку, то второе было его истинной страстью.

Именно благодаря интересу к военному делу, который превратился в главное увлечение царя, появились Потешные войска Петра I, что сыграли значительную роль в преобразовании армии России. Какими же были первые Потешные? Как развивались полки?

Андрей Рябушкин «Потешные Петра I в кружале»

Первые Потешные войска

Уже в четырёхлетнем возрасте будущий царь Пётр любил смотреть на военные марши, учения солдат русского войска. Это был не просто интерес, а истинная страсть, которая не оставляла его на протяжении всей жизни.

Читайте также  Массовый террор против партии - последнее сопротивление

В 1683 году мечта Петра получить собственную армию осуществилась. Был объявлен набор в Потешные войска, созданные для обучения молодого царя военному делу. В числе первых принятых был и придворный конюх Сергей Бухвостов, который известен как «первый русский солдат».

Портрет Сергея Бухвостова из Преображенской серии

Эксперт Евгений Башин-Разумовский в своих работах отмечал:

“Его (Бухвостова) никогда не обвиняли в предосудительных привычках, он отличался стойким характером, был сильным и выносливым. Пётр I навсегда запомнил «новобранца», приказав сделать бюст и написать его портрет с надписью «I салдатъ Бухвостовъ”

Но почему же эти войска называли Потешными? Как понятно из их предназначения, главной задачей полков было развлечение царя, его обучение. Однако особенности названия связывают и с “Потешными сёлами”, где базировались отряды. Такие населенные пункты часто служили для отдыха представителей царской семьи, то есть — для “потехи”.

Алексей Кившенко «Военные игры потешных войск Петра I под селом Кожухово»

“Сброд” Петра I

Наверное, поначалу никто и представить не мог, что Потешные войска в дальнейшем станут элитой русской армии. В первые годы к этим полкам относились с презрением. Не секрет, что набирали в них людей, которые не смогли найти себе место в жизни, или представителей “низов”.

Кстати, среди таких был и Александр Меншиков, сподвижник и верный друг Петра. Представители знати и вовсе полагали, что Потешные войска — это своего рода “шуты”, набранные в полки для увеселения юного государя.

Армия Петра I

Мне кажется, подобное презрительное отношение имело свои основания. На ранней стадии своего существования Потешные полки действительно были неким сборищем разношерстной публики, которую отождествлять с полноценным войском было нельзя. Но постепенно полки действительно стали преобразовываться, превращаясь в настоящее войско.

В 1684 году в селе Преображенском, где стояли Потешные, была возведена настоящая крепость Пресбург. Она становится главным объектом в обучении искусству штурма и проведения боевых операций. А вскоре на вооружении у солдат из Потешных полков появилась и артиллерия.

Поль Деларош «Петр I в форме офицера Преображенского полка»

Появление полков

Если прежде монархи интересовались охотой, за счёт чего содержался немалый штат придворных сокольничих, егерей и псарей, то Пётр I не разделял увлечения предков. По его приказу в 1688 году из “охотничьих” людей, прошедших переобучение, был сформирован Семёновский полк, ставший вторым после Преображенского. Именно эти два полка стали первыми частями российской лейб-гвардии.

Когда между Петром и его единокровной сестрой Софьей разворачивается борьба за власть, на стороне царевны выступают стрельцы. Однако они не стали биться до последнего, осознавая, что теперь за юным царём стоит не “сброд”, а реальная военная сила.

Став единоличным правителем, Пётр приступает к армейским преобразованиям, что отразились не только на организации, но и на внешнем облике. Если прежде солдаты в потешных войсках одевались во что придётся, то с 1691 года Преображенский полк получил официально разработанную тёмно-зелёную, а Семёновский — синюю форму. Изначально мундир был скроен по венгерскому образцу, однако через несколько лет Пётр “переодел” свою армию в кафтаны немецкого типа.

Офицер Семёновского полка

Военные походы Потешных

1695 год стал знаковым для Потешных полков. Именно тогда они участвовали в первом военном походе — кампании Петра, связанной с взятием крепости Азов. Несмотря на то, что первые попытки оказались неудачными, уже на следующий год выступление Потешных оказалось триумфальным. Азов был взят русскими, а военный флот России получил первую морскую базу.

В 1700 году солдат ожидали новые испытания. Именно тогда Россия объявила войну Швеции. Русская армия выдвинулась под Нарву, где и произошло масштабное столкновение со шведами.

Пётр I полагал, что его многочисленное войско и мастерство нанятого военачальника герцога де Круа обеспечат успех в бою. Но всё было совсем не так. Прекрасно обученные шведские отряды практически с первых ударов рассекли русское войско на несколько частей.

Николай Зауервейд «Пётр I усмиряет своих солдат после взятия Нарвы»

Как и следовало ожидать, в армии началась паника. Многие солдаты обвиняли в измене иностранных наёмников. Высшее командование (в том числе герцог де Круа) сложило оружие. Единственными, кто не поддался паническому безумию, были преображенцы и семёновцы, продемонстрировавшие не только стойкость, но и истинную преданность государю.

Даже признав поражение русской армии в данном сражении, Преображенский и Семёновский полки остались непобеждёнными. Им позволили сохранить оружие, знамёна и музыкальные инструменты. В дальнейшем на офицерских знаках полков была выбита дата битвы под Нарвой — 19 ноября 1700 года.

Позднее в Северной войне со шведами русские возьмут реванш, причём именно Потешные войска Петра I стали той базовой силой, основой армии нового типа, которая позволяла уверенно строить крепкую и поистине великую державу. Потешные стали основой, на которой появилась русская императорская гвардия, и истинной армейской элитой.

300 лет уставу. Как изменилась армия России со времен Петра I (2 фото)

Было: рекрутские наборы — система комплектования армии, при которой государство указывает только общее количество рекрутов в возрасте 20 — 35 лет, которых должна выставить каждая конкретная крестьянская община. Кто они персонально — община решала сама. Наборы проводились нерегулярно, по необходимости.

Стало: набор сегодня смешанный: 40% военнослужащих приходят в армию по призыву, которые проводятся дважды в год. Теоретически служить обязаны все мужчины в возрасте от 18 до 27 лет. На практике выполняется далеко не всегда. 60% служат по контракту, оформить который можно попасть только после окончания службы по призыву.

Было: в петровской армии 200 тыс. человек служили в регулярной пехоте, кавалерии, артиллерии и на флоте. 100 тыс. привлекались на службу только в случае войны — казачья и калмыцкая конница. При 13 миллионах населения тогдашней России 1 солдат приходился на 130 гражданских.

Стало: 850 — 900 тыс. человек при требуемой численности ВС в 1 млн. Сейчас 1 военнослужащий у нас приходится примерно на 150 гражданских, то есть степень милитаризации общества увеличилась не сильно.

Было: При госбюджете петровской России в 4 млн. рублей армия съедала более 3 млн. — 78% всех государственных расходов.

Стало: в сравнении с теми временами расходы на армию в относительном показателе сильно упали. При расходной части бюджета этого года (16 трлн. рублей) военные расходы (порядка 3 трлн.) составляют примерно 19%.

Было: до 1793 г. — пожизненно, позднее — 25 лет. В реальности столько служили крайне редко.

Стало: петровский срок службы поверг в бы в шок сегодняшнего новобранца. Сейчас для службы по призыву — 1 год. Первичный срок контракта для рядового или сержанта — 3 года.

Было: среди первых офицеров России было очень много иностранных профессионалов. Своих при Петре получали так: будущий офицер начинал службу рядовым в Преображенском и Семеновском гвардейских полках. С получением первого офицерского чина гвардейцы направлялись в армейские полки. Первоначально офицеры служили до гибели или отставки по ранению. С 1732 года — по 25 лет

Стало: в современных Вооруженных Силах России служат примерно 300 тыс. офицеров. Образование они получают в 25 академиях и высших военных командных училищах Министерства обороны. Однако если при Петре I офицер приходился на 100 — 150 солдат, то теперь — на двух. Правда, связано это с простым фактом — при Петре армия была фактически постоянно боеготовной, тогда как сейчас далека от численности, необходимой при «полной готовности». А средний срок службы офицера не изменился — те же 25 лет.

Виды Вооруженных сил

Было: пехота, кавалерия, артиллерия, флот.

Стало: сухопутные войска, РВСН, ВКС, ВМФ.

Екатеринослав (Днепропетровск), декабрь 1920 года. Конармия. Как царский вахмистр создал главную легенду Гражданской войны
Как службу воспринимали в обществе

Было: Солдатская служба была социальным лифтом. Выходец из крепостных крестьян мог, если не убьют, дослужиться до офицерских чинов. В любом случае, после окончания службы бывший солдат становился лично свободным человеком.

Стало: сегодня только служба по призыву (по крайней мере, в теории) открывает в РФ путь мужчинам на любую государственную службу. Для военизированных ведомств — МВД, ФСБ, МЧС, Прокуратуры, Таможни и т. д. — это правило работает на самом деле.

Было: значительная часть петровского Устава посвящена наказаниям за преступления и проступки военнослужащих. Они варьируются от битья батогами и шпицрутенами до расстрела, колесования, четвертования и залития горла металлом.

Стало: сегодня раскаленное железо в горло не льют. Дисциплинарный устав ВС РФ предусматривает наказания от выговора и лишения очередного увольнения из воинской части (для «срочников») до дисциплинарного ареста. Между ними — досрочное увольнение за невыполнение условий контракта.

Шепни командиру на ушко

Но солдат все равно не хватало, попытка построить армию на условно-добровольных началах не удалась, а Северная война требовала все больше полков. Позже начали проводить «рекрутские наборы». С 20 дворов каждая сельская община должна была выделить в армию холостого парня или даже подростка (от 15 до 20 лет). Уходили служить на всю жизнь.

Читайте также  Москва - третий рим

Всего с первых наборов и до смерти императора Петра провели больше полусотни наборов рекрутов, давших армии 284 тыс. бойцов (1/30 мужского населения страны). С высоты сегодняшнего дня петровские военные реформы кажутся разумными и логичными. Кроме профессиональной армии был создан флот, военная промышленность и военные школы. Военная мощь обеспечила стране достойное место в Европе. Правда, триумф военной реформы достался дорогой ценой.

Рекруту выдавали 45 копеек в месяц на пропитание, плюс деньги на прогон. Но если дороги развезло, а офицеры украли деньги, то рекруты голодали, болели и умирали. В целом от болезней и побегов терялось до 10% личного состава команд. Бывали и случаи пострашнее: весной 1719 года во время переезда из Москвы в Петербург из 2 тыс. рекрутов по пути умер каждый четвертый.

Беглых ловили и вешали. Позже царь смягчил: вешать стали троих из 10, по жребию. Остальных били кнутом и отправляли в Сибирь на вечную каторгу. Ссылали и родственников дезертира.

Тем не менее каждый десятый дезертировал. И было от чего. Рекрутов гнали на службу как каторжан: в кандалах. Горожане возмущались, писали в Сенат и царю: это же защитники Родины! Тогда в кандалы стали заковывать лишь на ночь. Но при этом солдат стали клеймить.

С другой стороны: в конце царствования Петра I треть его офицеров были бывшими рекрутами, заслужившими дворянство на войне. Как бы сегодня сказали: это был социальный лифт.

За год до смерти император издает необычный указ: 24 января 1724 года Петр повелевает — подчиненный обязан быть в послушании у своих командиров, но если командир приказывает нечто противозаконное, то этот приказ не исполнять. В этом случае должен тайно сообщить командиру о том, что приказ преступен. Если начальник не одумался, то надо было протестовать и доносить наверх. Вплоть до императора.

Как такое стало возможным в начале XVIII века? Вопрос я задал Геннадию Марштупе, старшему научному сотруднику Государственного исторического музея.

Геннадий Стефанович, указ о возможности оспорить приказ командира — апогей реформ Петра I?

Геннадий Марштупа: Нет, результат петровских реформ — создание мощной армии, закаленной 20-летней Северной войной. Указы Петра I прагматичны и спонтанны, они часто вызваны конкретными обстоятельствами и ситуациями.

Представим баталию Петровской эпохи: батальон штурмует редут, по нему ведет огонь неприятельская артиллерия. Солдат не имеет права укрыться от залпа. Держи строй! И тут какому-то поручику приходит в голову мысль: командир не прав, надо же идти в обход!

Геннадий Марштупа: Такого не могло быть вообще. Был воинский устав, там все расписано. У командира было право убивать на месте тех, кто нарушает строй. И уж тем более отступает. Указ о неисполнении незаконного приказа никакого отношения не имел к тому, что происходило на поле боя.

Ясно. А в войсках нижние чины вообще могли знать о существовании такого указа?

Геннадий Марштупа: Неисполнение любого приказа вызвало бы карательные меры. А что касается требования доносить, то тогда обо всем, что воспринималось в качестве слов и дел против власти, нужно было доносить. Недонесение жестоко наказывалось. Механизм был отработан с допетровской эпохи. Об этом записано еще в Соборном уложении 1649 года. При Петре многое детализировали, а законы стали жестче.

Сегодня заведомо преступный приказ не подлежит исполнению. Но мы живем в XXI веке. А три века назад о подобном в Европе могли подумать?

Геннадий Марштупа: Таких понятий не было вообще! Наш воинский устав создался с учетом европейских. Из шведского, в частности, много переняли. Конечно, ничего подобного не было.

Указ Петра I адресован не только Военной коллегии. Всем, в том числе и Священному синоду. Как будто царь рассматривал Церковь как одно из госведомств.

Геннадий Марштупа: Указ обращен ко всем органам государственного управления. И да, Петр I на Синод так и смотрел: есть командиры, есть подчиненные и есть приказ.

А как оглашались царские указы? Лично у меня обывательское представление: в Москве дьяк «кричал на всю Ивановскую» — в Кремле, с колокольни Ивана Великого, зачитывал народу, собравшемуся на Ивановской площади указы. А в столичном Петербурге? В других городах империи?

Геннадий Марштупа: Тоже зачитывались, особенно те, в которых нужно было сообщить народу что-то актуальное. Указы печатались. Некоторые могли вывешиваться. Но все-таки прежде всего указы царя доводились до тех, кого касались в первую очередь. Например, до тех, кто отправляет правосудие.

О правосудии. В команде одного прапорщика из 400 рекрутов по пути из Москвы в Петербург умер 121 рекрут, а 26 — бежал. Случай возмутил царя: командира конвоя Зверева и его наиболее свирепого унтер-офицера Киндякова колесовали прямо перед Московской губернской канцелярией. Во время следствия выяснилось, что Зверев, как и все его рекруты, были абсолютно неграмотными. Указов читать они не могли.

Геннадий Марштупа: Вообще-то тогда уже велась борьба с неграмотностью, но офицер действительно мог не уметь читать и писать, если он из солдат. Главным источником знаний для него был артикул воинский, т.е. устав. По нему жили и служили. Все было расписано детально. Отягощать умы лишними знаниями никто не стремился. Хоть устав и назывался «воинский», но распространялся и на гражданских служащих, как источник права по уголовным преступлениям.

Президентом Военной коллегии в ту пору был граф Александр Меншиков. В сражениях показал себя талантливым военачальником. Будучи Петербургским генерал-губернатором, показал себя незаурядным администратором. Но, хотя владел огромным состоянием, неоднократно уличался в присвоении казенных средств. Такой «министр обороны» стал бы терпеть возражение от подчиненного? Пусть даже на ушко.

Геннадий Марштупа: Нет, думаю, он бы такое не потерпел. Не отличался терпимостью. Мог прислушаться, только когда император начинал ему что-то внушать.

Порой и кулаком, и палкой.

Геннадий Марштупа: Словесно тоже. Но для лучшего усвоения Петр I бил Меншикова, и неоднократно. Это случалось, когда особо возмущался его злоупотреблениями. Простые были отношения.

То есть провозглашенный в указе гуманизм реально еще не наступил?

Геннадий Марштупа: Что вы, какой гуманизм. Не та эпоха.

А правда, что царь Петр в одном из указов потребовал, чтобы «подчиненный перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и придурковатый»?

Геннадий Марштупа: Конечно, слышал, но мне в источниках не попадался текст с такими словами. Но есть другой указ, обращенный к сенаторам. При выступлении им предписывалось говорить не по писаному, а своими словами, «чтобы дурь каждого была видна». Это вообще было в духе Петра.

История одного приказа

За время срочной службы мне довелось участвовать в чудовищном (по армейским меркам) ЧП: голодовке.

«Бунт» спровоцировал сумасбродный приказ сержанта. Дело было в «учебке». А именно: в камышинской ШМАС — школе для солдат срочной службы, где готовят младших авиационных специалистов для ВВС. Жизнь там расписана по минутам, офицеров мы почти не видели, всем заправляли сержанты. Которые вдруг придумали себе развлечение: по пути в столовую выводили роту на обледеневший участок дороги и приказывали чеканить шаг. Строевой шаг на льду, естественно, приводил к ожидаемым последствиям: все скользили и падали. Сержанты разворачивали роту, и все начиналось по новой. Нам приказали: идти по льду, как по сухому асфальту, не получается, значит, это за счет времени, которое отводилось на прием пищи. Т.е. вместо формальных 40 минут у нас было меньше минуты. Что можно съесть за 40-60 секунд? 90% не успевало даже получить тарелку с кашей.

Решение родилось спонтанно: раз не дают время поесть, то не будем и пытаться.

На следующий день рота после «фигурного катания» зашла в столовую, на минуту села за столы. Но никто ни к чему не притронулся.

Честно говоря, мы и сами не понимали, что сделали. Организованный отказ от пищи — это фактически бунт.

Нагрянуло начальство, офицеры из политотдела и особисты искали зачинщиков. Сержанты ходили бледные.

Никого в итоге не посадили, обошлось выговорами. Роту «лечили» спортом: марш-бросками в противогазах по снежной целине, сотнями отжиманий от пола.

Но приказ о питании за 60 секунд — отменили. Навсегда.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: