Гражданская война на дону: течение и специфика

Гражданская война в России. Расказачивание и Гражданская война на Дону.

Одной из наиболее важных и спорных тем в истории гражданской войны является судьба казачества. До сих пор исследователи не дают единого ответа на многие вопросы, связанные с гражданской войной на Дону. Какова довоенная ситуация в Донской области? В чем причины ожесточенности борьбы в тех местах? Чем были вызваны репрессии против казачества?

Сразу следует опровергнуть расхожее мнение о том, что казаки составляли большинство населения Донской области. По переписи 1914 г. из четырех миллионов проживающих на ее территории, казаков было примерно 1,5 миллиона — остальные были коренными и иногородними крестьянами. При этом из 15 миллионов десятин, которыми располагала Донская область, 12 миллионов были в собственности Донского казачьего войска. Привилегированному меньшинству противостояло малоземельное большинство — это было основной причиной ожесточенной борьбы, разыгравшейся в здешних землях.

Большой проблемой было то, что к началу XX в. казачество, как военное сословие переживало стадию своего разложения. Увеличился разрыв между богатыми и бедными станичниками. Богатые казаки составляли примерно 25%, середняки 45%, бедняки 30%.

В то же время казачество продолжало оставаться значительной спаянной и организованной общностью — многие казаки-середняки, и даже бедняки, продолжали верить в войсковое братство, и общность интересов всего казачества.

Острой проблемой (вставшей перед многими казаками), разрушавшей патриархальный уклад жизни Тихого Дона, была невозможность несения традиционной воинской повинности. Дело в том, что казак, как представитель военного сословия, должен был снаряжаться на воинскую службу за свой счет. Технический прогресс стал причиной того, что расходы казаков на вооружение вначале XX в. выросли в 2-3 раза.

Масштабные войны индустриальной эпохи вызвали сверхмобилизацию архаичного воинского сословия. Впервые это проявилось в период Русско-Японской воины и революции 1905-1907гг. И именно тогда многие беднейшие станицы просили изъять их из казачьего звания, появились призывы отменить все сословия.

В целом социально-экономическую ситуацию на Дону в начале XX в. можно охарактеризовать как крайне сложную и взрывоопасную. Архаичная сословная структура была нежизнеспособна.

Положение стало быстро ухудшаться с началом Первой мировой войны. На плечи казачества легла тяжелейшая мобилизационная нагрузка, к 1917 г. ситуация стала невыносимой. Вопрос отмены военной повинности тесно переплелся с вопросом о мире. Это учли в октябре 1917 г. большевики — взяв власть, они издали не только долгожданный декрет о мире, но и объявили об отмене казачий воинской повинности.

Теперь казаки не обязаны были за свой счет покупать снаряжение и оружие. Такой маневр определил нейтральное отношение большей части казачества к советам. Напрасно контрреволюционные генералы стремились опереться на казаков в борьбе с большевиками — подавляющая часть донцов устремилась по домам к мирной жизни. Показателен в этом плане провал наступления на революционный Петроград свергнутого министра-председателя Временного правительства А. Ф. Керенского и командира казачьего корпуса генерала Петра Николаевича Краснова (26 октября—31 октября 1917 г). В ходе него казаки, заключив мир с красной гвардией, выдали ей своего командующего генерала Краснова, которого те выпустили под честное слово не воевать против большевиков. Керенскому пришлось бежать, переодевшись матросом.

Зимой 1917-1918 гг. красноармейские отряды вошли в Донскую область. А.М. Каледин, войсковой атаман Дона, а также руководители будущей Добровольческой белой армии, генералы Л.В. Корнилов и М.В. Алексеев пытались организовать сопротивление, но казаки расходились по домам, а их беднейшая часть, на Съезде фронтовых казаков объявила белым войну.

Казалось, советская власть легко закрепилась на землях донских казаков. Однако с весны 1918 г. ситуация стала меняться не в пользу большевиков. С одобрением встретив известие об отмене воинской повинности, казаки считали, что лишились обязанностей, но не прав. Прежде всего, прав на землю, которая более чем на 80% принадлежала им. Однако так не считали донские крестьяне, которые вернулись с фронтов первой мировой с оружием и были организованы в красногвардейские отряды. Весной начинается настоящая война за землю между казаками и мужиками. В апреле 1918 г. весь Дон вспыхивает восстаниями против власти Советов. Ситуацию усугубило продвижение немецких войск к границам Донской области.

К середине мая 1918 г. Дон был потерян для красных. Немцы закрепились в Ростове. В Новочеркасске открылся Круг спасения Дона, который выбрал верховным атаманом генерала Краснова, того самого, которого казаки выдали красным под Петроградом. Как видим, слово не воевать против советской власти Петр Николаевич нарушил.

Во внутренней политике режим Краснова отметился лишением политических прав неказачьего населения, лишением казачьего звания тех представителей донского войска, которые поддержали красных. Во внешней политике атаман придерживался прогерманской ориентации — слал подобострастные письма кайзеру Вильгельму и выменивал сельхозпродукцию на германские пушки и патроны. Военные действия первоначально складывались для казаков успешно, они сильно расширили свою территорию. Однако дальнейшему продвижению белых мешал «красный Верден» — Царицын, обороной которого руководили И. Сталин, К. Ворошилов и С. Буденный.

Все лето и осень 1918 г. казаки безуспешно штурмовали и осаждали город. К зиме 1918-1919 гг. явно проявилась деморализация казачества, станичников явно тяготила затянувшаяся война и осада, страшила перспектива войны со всей Россией. В среде казаков возникла идея замирения с красными на основе статус-кво: казаки прекращают войну против большевиков, а на территории войска остаются традиционные социально-экономические порядки. В ноябре развивается мощное наступление красных на Хоперский округ, в то же время Донская армия начинает стремительно разлагаться, процветает массовое дезертирство. Германия проигрывает войну, что усиливает кризис режима Краснова. Англия и Франция не простили атаману сотрудничество с кайзером — 14 февраля 1919 г. Войсковой круг сместил незадачливого «спасителя» казачества. Донская и Добровольческая белые армии объединялись под руководством генерала Деникина. Красная Армия снова входила в казачьи станицы — начинался новый период гражданской войны на Дону.

Перед высшим руководством большевиков стал вопрос об отношении к казачеству. Здесь наметились два проекта. Донбюро РКП(б) во главе с С.И. Сырцовым выступило за ликвидацию казачьей автономии, раздел Донской области, раздел всех казачьих земель.

Предполагалось также провести жестокую карательную политику по отношению к недовольным, ликвидировать весь уклад казачьей жизни.

Противоположной точки зрения придерживался Казачий отдел ВЦИК. В его составе преобладали выходцы трудовых слоев казачества. Они ратовали за сохранение автономии, предоставлении широкой амнистии, ведение «осторожной экономической политики», что подразумевало сохранение войсковых земель в собственности станичников. Предполагалось передать крестьянам только собственность контрреволюционных верхов и помещиков, однако надо понимать, что крупные наделы являлись малой частью донских земель.

Оба проекта имели свои плюсы и минусы. Позиция Казачьего отдела ВЦИК обеспечивала относительную лояльность среднего казачества, однако не достаточно учитывала интересы донских крестьян и иногородних, которые требовали раздела войсковых земель между всеми жителями области.

Вначале, высшее большевистское руководство склоняется к предложению Казачьего отдела ВЦИК: принят декрет советского Войска Донского и Круга Донского советского Войска. Однако вскоре позиция советского руководства меняется. Быстрый развал красновской армии создавал иллюзию слабости казачества, возможности решить все противоречия насилием.

29 января вышло печально известное циркуляционное письмо-директива Оргбюро ЦК РКП(б) о «расказачивании», за подписью председателя ВЦИК Я.М. Свердлова. В документе говорилось: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; произвести массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо, прямое или косвенное, участие в борьбе с советской властью. К среднему казачеству применить все те же меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток к новым выступлениям против советской власти». Предписывалось уравнять иногородних и казаков в земельных и политических правах, полностью разоружить казаков, создать отряды из иногородних и донских крестьян. Авторы директивы рассчитывали запугать террором многочисленную, хорошо организованную и вооруженную социальную группу.

В то же время нельзя согласиться с теми, кто демагогически утверждает, что большевики стремились уничтожить все казачество. Из документа видно, что планировали уничтожить белоказачью верхушку, рядовые казаки, воевавшие с красными, такой мере не подвергались. Если бы советское руководство задумало истребить всех казаков, то непонятно, зачем оно беспощадно карало местных работников, виновных в незаконных казнях. Надо понимать, что даже технически было невозможно выполнить циркуляр в условиях беспорядка и хаоса гражданской войны. Так в марте 1919 г., красные, в нарушении собственных постановлений, отправляли пленных казаков-повстанцев в войска Восточного фронта, а отнюдь не на казнь.

Однако директива ЦК оставлял большой простор для применения произвольного террора, и злоупотреблений на местах. Особенно страшило станичников то, что значительная часть дееспособного мужского населения, за год успела поучаствовать в антисоветской борьбе, следовательно, в любой момент могла подвергнуться наказанию. А степень его суровости решали местные власти.

Не снимая ответственности с советских вождей, надо понимать, что неказачье население, озлобленное годом унижений и террора не собиралось идти на компромиссы, позиция центра его мало волновала. Масштаб репрессий направленных на «мужиков» в период правления Краснова не известен, но на Кубани казаки уменьшили «мужицкое» население, как минимум вдвое. Маховик взаимного насилия увеличивал обороты.

РККА вошла в станицы как завоеватели. «Завоёванные» территории захлестнула волна грабежей, насилий и убийств. Казачество ответило ожесточенным сопротивлением. 12 марта в станице Вешенской вспыхнуло восстание. Выступило 15 тысяч бойцов, к концу месяца в красном тылу было уже 30 тысяч повстанцев. Коммунистическое руководство попыталось изменить обстановку — уже 16 марта ЦК приостановил действие январской директивы. В советской историографии считалось, что это решение положило конец массовому террору на Дону, но это не так. Донбюро фактически продолжило отстаивать политику расказачивания в течение всего лета 1919 г.

Между тем восстание разрасталось, оно разрушало тылы РККА. Этим воспользовался генерал Деникин, его вооруженные силы Юга России перешли в общее наступление в мае 1919 г. 7 июня его войска соединились с восставшими. Красный Южный фронт рухнул. 30 июня пал Царицын. К августу 1919 г. они вторглись в центральные районы Советской России. Были заняты Белгород, Курск, Воронеж. Красные потеряли Украину и Крым. Советская власть стояла на пороге краха.

Большевистское руководство приняло ряд экстренных мер для перелома обстановки на фронте. Среди них были мероприятия по примирению с трудовой частью казачества. 13 августа было проведено объединённое заседание Политбюро и Оргбюро ЦК на котором была осуждена политика расказачивания, а 30 сентября были опубликованы «Тезисы работы на Дону», которые окончательно закрепляли изменения в партийной работе с трудовым казачеством.

Эти решения сыграли значительную роль в борьбе с армией Деникина. В ноябре красные одерживают решающие победы над армией Юга России. В конце 1919г. – в начале 1920 г. фронт стремительно приближается к казачьим землям. Особенно жестокие сражения разыгрались под Ростовом и Новочеркасском.

Большевистское руководство учло прежние ошибки и воздержалось от проведения массового террора против казачества. Командование советских войск много сделало для предупреждения самовольных реквизиций и насилий. Эти меры дали свои результаты. Масштабных восстаний подобных Вещенскому на территории области больше не было, хотя политический бандитизм и имел довольно широкое распространение.

Урок по истории России «Гражданская война на Дону»

Цели:

  • познакомить учащихся с событиями Гражданской войны на Дону;
  • способствовать формированию чувств патриотизма и гражданственности;
  • рассказать о формировании органов власти на Дону;
  • выявить специфику Гражданской войны на Дону.
  • План урока:

  • Падение старого режима.
  • Первые успехи Советов.
  • Восстание казаков против советов.
  • К власти приходят казаки.
  • Окончательная победа красных.
  • 1. Учитель просит учащихся сформулировать определение “гражданской войны”.

    С Февральской революцией 1917 и падением монархии заканчивается единоначалие на Дону, начинается раскол и поляризация общества и власти в Донской области. С весны 1917 года на Дону формируется несколько структур претендующих на власть в регионе: во-первых, комиссары Временного правительства – областной комиссар и комиссары 9-ти округов Дона; во-вторых, Советы рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов; в третьих, Донской войсковой Круг (Съезд) и его исполнительные органы – Войсковое правительство и Донской областной атаман; и, в-четвёртых, органы городского самоуправления – городские думы и их исполнительные органы.

    В мае 1917 Областной съезд крестьян принимает решение об отмене частной собственности на землю, однако, Донской войсковой Круг объявляет земли Дона “исторической собственностью казаков” и принимает решение об отзыве казаков из аппарата Временного правительства и из Советов. Борьба двух властных структур – Войскового правительства и Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов – обостряется. 26 октября (8 ноября) 1917 года радист яхты “Колхида” в Ростове принимает радиограмму с крейсера “Аврора” о смене власти в Петрограде. В Ростове власть переходит к Советам.

    Читайте также  Опричнина ивана iv грозного

    Одновременно в Новочеркасске атаман Войска Донского А. М. Каледин получает телеграмму министра юстиции Н. Н. Малянтовича о вооруженным восстании в Петрограде, и указание начальника штаба Ставки генерала Н. Н. Духонина о необходимости борьбы с Советами. 26 октября 1917 года генерал Каледин объявляет военное положение на Дону, Войсковое правительство принимает на себя всю полноту государственной власти в области. 31 октября 1917 арестовываются делегаты Донской области, возвращавшиеся со II Съезда Советов. В течение месяца город за городом Дон очищается от Советов. 2 декабря 1917 казачьи части Каледина занимают Ростов. 27 декабря 1917 года объявляется о создании Добровольческой армии.

    2. Для борьбы с правительством Каледина на Дону и национальным правительством на Украине правительство большевиков создаёт Южный революционный фронт под командованием А. И. Антонова-Овсеенко. По мере продвижения этих войск на юг, активизируются сторонники новой власти и внутри Донской Области. 10 (23) января 1918 открывается Съезд фронтового казачества, который объявляет себя властью в Донской области, объявляет А. М. Каледина низложенным с должности атамана, избирает казачий Военно-Революционный комитет во главе с Ф. Подтёлковым и М. Кривошлыковым, и признаёт власть Совета Народных Комиссаров. Потеряв поддержку казачества, и не в силах остановить красные части, 29 января (11 февраля) атаман А. М. Каледин застрелился. Небольшие отряды Добровольческой армии переходят из Новочеркасска в Ростов и пытаются остановить продвижение красных с запада, но безуспешно. Отряды казаков во главе с атаманом П. Х. Поповым уходят в Сальские степи, а Добровольческая армия покидает Ростов и начинает свой Первый Кубанский поход. В конце февраля 1918 года части красных занимают Ростов и Новочеркасск. 23 марта 1918 года провозглашается Донская советская республика в составе РСФСР.

    Первый съезд Советов рабочих и казачьих депутатов Донской республики, проходивший 9-14 апреля 1918 года в Ростове, объявляет себя верховной властью Донской советской республики, выбирает ЦИК и Совнарком, признаёт Брестский мир, объявляет о национализации промышленных предприятий.

    Вопросы для учащихся: Кто представлял “белое движение” этого времени?

    3. Среди казаков назревает недовольство начавшимся переделом земли на Дону, тем, что крестьяне (т. н. “иногородние”) начинают обрабатывать войсковую запасную землю и излишки земли в юртах казачьих станиц. Противоречия в сельской местности нарастают и приводят к многочисленным восстаниям казаков против новой власти. Обстановка усугубляется вступлением на территорию области германских войск: немецкая кавалерия занимает всю западную часть Донецкого округа, немецкие гарнизоны размещаются в станицах Каменской и Усть-Бело-Калитвенской, в Миллерово, Батайске, немцы прочно занимают Таганрог и Таганрогский округ и оказываются в 12 километрах от Новочеркасска. 28 апреля в Новочеркасске собираются делегаты от станиц и войсковых частей и учреждают Круг Спасения Дона. Войсковым атаманом избирается генерал П. Н. Краснов, который обращается с письмом к императору Вильгельму с предложением сотрудничества и просьбой о протекторате. 8 мая 1918 казаки Краснова и немецкие части занимают Ростов, Донская Советская Республика прекращает своё существование.

    4. Прогерманская ориентация атамана Краснова служит основой постоянных трений между лидерами Донской области и Добровольческой армии, которая ориентируется на Антанту и не признает мира с немцами. После неудачного наступления казаков на Царицын, успехов Добровольческой армии на Кубани, а также ухода с Дона немецких частей после Ноябрьской революции в Германии, роль Краснова значительно снижается, и власть на Дону фактически переходит к Вооружённым силам юга России под командованием генерала А. И. Деникина. В январе 1919 года Краснов вынужден окончательно признать главенство Деникина, а в феврале из-за неразрешимых противоречий с командованием Добровольческой армии подаёт в отставку и уезжает с Дона. В Таганроге размещается ставка Деникина. Войска белых начинают наступление на Москву.

    5. Осенью 1919 года наступление Деникина на Москву остановлено и белые, оказывая упорное сопротивление, медленно, но неуклонно отступают на юг. 10 января 1920 части 1-й Конной армии под командованием С. М. Буденного с боем занимают Ростов. 25–27 февраля 1920 года южнее стратегически важного Среднего Егорлыка происходит самое крупное за всю историю Гражданской войны встречное конное сражение численностью до 25 тысяч сабель с обеих сторон, в котором белая конница генерала Павлова терпит поражение и отступает к Егорлыцкой. К весне 1920 года в тылу белых активно действует 12-тысячная партизанская армия (т.н. “зелёные”), оказывающая существенную помощь пяти наступающим армиям красных, под ударами которых фронт разваливается, и начинается массовый переход казаков на сторону “зелёных”. Добровольческая армия с остатками казачьих частей отступает к Новороссийску. 26-27 марта 1920 года 40-тысячный Добровольческий корпус из Новороссийска уходит морем в Крым. На Дону и прилегающих территориях окончательно устанавливается Советская власть

    Домашнее задание: подготовить презентацию, в которой отразить заинтересовавшие моменты гражданской войны на Дону.

    Ледяной поход: как 100 лет назад на Кубани началась Гражданская война

    100 лет назад в России началась Гражданская война. Именно на Юге страны впервые полыхнуло пламя — начались масштабные боевые действия между красными и белыми. На Дону собиралась Добровольческая армия под командованием генерала Корнилова, позже объединившаяся с кубанским казачеством.

    В конце марта 1918 года «добровольцы» впервые попытались взять штурмом Екатеринодар. Самый первый маневр белых назвали Первым Кубанским походом, или Ледяным походом. Постоянный автор проекта «1917 на Кубани» Георгий Бадян рассказывает, как сформировалась Добровольческая армия, почему Кубань стала первым регионом, где белые развернули военную деятельность, и какое значение имел Ледяной поход для развития Гражданской войны.

    Почему казаки эвакуировались из Екатеринодара

    В начале февраля по всей Кубани прошли выборы, которые только укрепили сформировавшуюся в конце 1917 года позицию большевиков. Представители казаков и горцев получили большинство голосов только в Екатеринодарском гарнизоне. В прочих населенных пунктах области, где состоялись выборы, Краевое правительство оказалось непопулярным среди электората.

    Формально у Краевой казачьей рады оставались союзники в борьбе против большевизации области. На протяжении всего года в правительство приходили телеграммы от атаманов станиц и отделов, в которых они выражали готовность бороться за свою родную землю. На деле эта борьба проявилась в буквальном смысле: местные атаманы защищали только свои станицы, установив там режим личной власти.

    Еще про большевиков:

    Поэтому под давлением активизировавшихся красных отрядов члены правительства в начале марта 1918-го начинают поспешную эвакуацию из Екатеринодара. Правительственный отряд из 3 тыс. казаков-добровольцев под командованием молодого полковника Виктора Покровского оставил город. Уже 14 марта 1918 года передовые отряды Красной гвардии заняли Екатеринодар без боя.

    Планируя в будущем взять реванш и отбить город от большевиков, Кубанский отряд начал движение на соединение с другой антибольшевистской силой — Добровольческой армией, которая 22 (по другим данным, 23) февраля двинулась к Екатеринодару, рассчитывая получить там поддержку от казаков.

    Ледяным поход был прозван из-за сильных заморозков в марте 1918 года. Согласно воспоминаниям современников, холода были такими сильными, что раненых, лежавших на телегах, вечером приходилось освобождать от ледяной коры штыками.

    Больше половины похода (44 дня) составляли бои, а если считать пройденное расстояние, отряд прошел 1050 верст, что равняется более чем 1120 км.

    Как на Дону сформировалась Добровольческая армия

    Позиции большевиков после октябрьских событий значительно упрочились по всей стране. В этих условиях наиболее консервативные элементы общества, как правило офицеры бывшей императорской армии, отправились на юг России — в регионы, которые считались зажиточными. В их планах было объединить усилия с местными казаками и вместе противостоять большевикам.

    К началу 1918 года на Дону и Кубани сложилась уникальная для России ситуация. Казачество (особенно богатая его часть) крепко стояло на защите своих интересов, которые удалось отстоять после Февральской революции. Здесь сформировался контрреволюционный стержень, к которому тянулись другие антибольшевистские силы. Местом формирования Добровольческой армии на Дону стал Новочеркасск.

    Создателем армии справедливо считается Михаил Алексеев — бывший начальник штаба Верховного главнокомандующего.

    Ставка Верховного главнокомандующего — орган высшего полевого управления армией и флотом России на театре военных действий во время Первой мировой войны. Помимо этого ставка Верховного главнокомандующего обозначала местопребывание штаба Верховного главнокомандующего. С начала войны находилась в Барановичах, с 8 августа 1915 года — в Могилеве.

    Антон Иванович Деникин (1872‑1947) — русский военачальник, общественный деятель и публицист. Родился в Варшавской губернии в семье бывшего крепостного. Участник Русско-японской и Первой мировой войны.

    Алексеев пользовался большим авторитетом среди офицеров: он считал, что нужно спасти Родину от анархии и внешнего врага, а уже потом заниматься политикой. Данная позиция, называемая «непредрешением», была очень популярной в офицерской среде, именно поэтому на призыв Алексеева о спасении России откликнулись многие офицеры.

    С первых дней ноября 1917 года в Новочеркасске ему удалось создать военное формирование, основанное на принципах добровольчества, получившее название «Алексеевская организация». Организация создавалась с целью защиты Родины от большевиков и немцев, а в дальнейшем планировала создание антисоветского государственного формирования на территории бывшей Российской империи. В дальнейшем эту цель удастся воплотить Антону Деникину в виде территории, подконтрольной Вооруженным силам Юга России.

    Как и зачем начался Ледяной поход

    Сразу после своего создания Добровольческая армия начала бои против красных отрядов. 22 февраля 1918 года под натиском красных войск белые оставили Ростов и двинулись на Кубань. Численность армии составляла 4 тыс. человек, из них 148 человек медперсонала. Поход продолжался 80 дней (с 22 февраля по 13 мая).

    Пока есть жизнь, пока есть силы, не все потеряно. Увидят «светоч», слабо мерцающий, услышат голос, зовущий к борьбе — те, кто пока еще не проснулись… В этом был весь глубокий смысл Первого Кубанского похода

    Антон Деникин, отрывок из «Очерков русской смуты»

    Лавр Георгиевич Корнилов (1870‑1918) — русский военачальник, генерал от инфантерии. Родился в семье простого казака. Герой Русско-японской и Первой мировой войны.

    25 февраля «добровольцы» двинулись на Екатеринодар в обход кубанской степи. Войска прошли через станицы Хомутовскую, Кагальницкую и Егорлыкскую, спустились к станице Усть-Лабинской.

    Войска постоянно сталкивались с красными, численность которых постоянно росла. Однако победы неизменно оставались за ними — этому способствовали профессиональные военные навыки и дисциплина.

    Первоначальной целью похода было вступление армии в Екатеринодар и объединение с казачьими частями, которые не признавали власть большевиков. Однако уже в пути стало известно, что Екатеринодар 14 марта уже заняли большевики. В новых условиях Корнилов решил повести войска южнее — в горские аулы, чтобы отряд смог передохнуть. До встречи с казаками они продвигались по территории Кубанской области около месяца. Только после объединения «добровольцев» с отрядом Краевого правительства было решено прорываться к областной столице с боем.

    Объединение белой армии с кубанскими казаками

    Объединение сил произошло 30 марта 1918 года в станице Новодмитриевской (сейчас находится в Северском районе, в 27 км от Краснодара). На переговорах присутствовали главы обеих антибольшевистских сил: генералы Корнилов, Алексеев и Деникин со стороны добровольцев, со стороны Кубанского правительства — Николай Рябовол и Лука Быч.

    «Начались томительно долгие нудные разговоры, — пишет Деникин, — в которых одна сторона вынуждена была доказывать элементарные основы военной организации, другая в противовес выдвигала такие аргументы, как «конституция суверенной Кубани», необходимость «автономной армии» как опоры правительства…».

    Краевое правительство настаивало на создании Кубанской армии по возвращении в Екатеринодар, на что положительно отреагировал Корнилов, заранее убеждая Раду в неприкосновенности их власти.

    Договориться быстрее помогла сама обстановка в тот вечер: большевики ворвались в станицу и начали обстрел дома, где проходило совещание. Пока казаки обдумывали сделанное им предложение, генерал Корнилов лично занялся ликвидацией прорыва. Большевиков выгнали из станицы, и протокол был подписан.

    Участники совещания постановили:

    1. Кубанский правительственный отряд переходит в полное подчинение генералу Корнилову.

    2. Законодательная рада, Войсковое правительство и Войсковой атаман продолжают свою деятельность, всемерно содействуя военным мероприятиям Командующего армией.

    Читайте также  Настроения в обществе и рабочее движение во время русско-японской войны

    Штурм Екатеринодара и смерть Корнилова

    После объединения с Кубанским отрядом численность Добровольческой армии возросла до 6 тыс. В новых условиях генерал Корнилов решился на штурм Екатеринодара. План штурма Екатеринодара, принятый генералом Корниловым, был дерзок: он задумал застать врага врасплох, внезапно выведя отряд на штурм со стороны станицы Елизаветинской.

    Добровольческая армия с 9 по 13 апреля с небольшими потерями вела бои против 20-тысячной Юго-Восточной армии большевиков. Секрет малых потерь заключался в тактике постоянного наступления. Белым некуда было отступать, поэтому бойцы отряда сражались отчаяннее своих врагов и намного чаще одерживали победу, отделываясь малым числом погибших. Однако все изменилось после нелепой случайности: в землянку Корнилова попал случайный снаряд, и главнокомандующий погиб.

    Что было в 1917-м на Кубани:

    Смерть Корнилова заметно деморализовала отряд, а численное превосходство оставалось на стороне красных. В тяжелых моральных и тактических условиях командование взял на себя Антон Деникин. Ему удалось в течение месяца вывести уцелевшие силы на Дон, где к тому времени началось антибольшевистское восстание казаков.

    По итогам похода Екатеринодар так и не был взят: из похода вернулось около 5 тыс. бойцов, среди которых было порядка 1,5 тыс. раненых, погиб главнокомандующий. Казалось, Добровольческой армия обескровлена, но с ростом антибольшевистских выступлений на юге России к белому движению присоединялись все новые и новые участники.

    Через месяц Добровольческая армия, пополненная новыми силами, начала свой Второй Кубанский поход, в ходе которого 17 августа от большевиков был освобожден не только Екатеринодар, но и вся Кубанская область с Черноморской губернией. Вплоть до весны 1920 года Екатеринодар продолжал оставаться одним из главных форпостов белых в борьбе против большевиков по всей России.

    Гражданская война на Дону материал по истории (11 класс) на тему

    Специфика участия казачества в Гражданской войне на Юге России (1918 – 1920 гг.)

    Засухин Роман Валерьевич – к.и.н., научный сотрудник Армавирского краеведческого музея

    В каждом регионе нашей огромной страны Гражданская война имела свою специфику, которая определялась социально-политическими, экономическими, ментальными и психологическими особенностями жизни населения России. В моменты таких общественных катаклизмов, как революции и гражданские войны, весь негативный потенциал, который накапливается у отдельных общественных, социальных, этнических групп, выходит наружу, и чем более тяжёлое давление они испытывали, а также, чем более длительным был срок действия этого давления, тем более сильного взрыва следует ожидать в обществе. В казачьих областях Кубани и Дона главным аккумулятором социального конфликта, получившего выход в вооружённом противоборстве, были обострённые отношения между иногородними и казачеством, а также социально-экономическое расслоение в среде самого казачества, начавшееся задолго до Гражданской войны. С потерей авторитета власти и заменой его авторитетом насилия, раскол в российском обществе распространялся всё глубже и глубже. В преддверии Гражданской войны на Дону и Кубани и в среде казачества, явившегося самой боеспособной силой в Гражданской войне на Юге России, конфронтация обусловливалась не только социальным, но и демографическим факторами. А.И. Деникин писал о ситуации на Дону, сложившейся в конце 1917 года: «Казачья молодёжь, развращённая на фронте, больше всего боялась опостылевшей всем войны и враждебно смотрела на тех, кто может вовлечь её в «новую бойню» (Деникин А.И. Как началась борьба с большевиками на Юге России // От первого лица / Сост. И.А.Анфертьев. М., 1990. С. 201). Отмечается и реакция молодого поколения на внушения со стороны старших: «Казаки хмуро слушали своего атамана, призывавшего их к защите казачьей земли. Какой-то наглый казак перебил: Да что нам слушать, знаем, надоели! И казаки просто разошлись» (Деникин А.И. Как началась… С. 202 – 203). Мировоззрение возвращавшейся с фронта молодёжи было в корне отлично от взглядов на жизнь их отцов и дедов. «Молодые казаки вступили в открытую борьбу со стариками. Во многих станицах эта борьба приобрела ожесточённый характер; расправы с обеих сторон были жестокие. Но пришедших с фронта казаков было больше, чем стариков, они все были хорошо вооружены, и в большинстве станиц победа осталась на стороне молодёжи, проповедовавшей большевистские идеи» (Лукомский А.С. Зарождение добровольческой армии //От первого лица / Сост. И.А.Анфертьев. М., 1990. С. 183). Донской атаман А.М. Каледин перед самоубийством говорил об обстановке сложившейся в среде Донского казачества: «Отдаю распоряжения и знаю, что почти ничего исполнено не будет. Весь вопрос в казачьей психологии. Опомнятся – хорошо, нет – казачья песня спета» (Деникин А.И. Как началась… С. 203). Активный участник формирования Добровольческой армии А.С. Лукомский, давая оценку ситуации сложившейся на Дону после смерти А.М. Каледина, отмечает реакцию старшего поколения казаков: «Старики-казаки громко заявили, что они повинны в смерти любимого атамана и что долг всех казаков – хоть после смерти атамана – выполнить его призыв и стать на защиту Дона от большевиков» (Лукомский А.С. Зарождение… С. 189). Нарком труда А.Г. Шляпников, выехавший в начале июня 1918 г. на Юг России для сбора продовольствия для голодающего центра, писал в своих воспоминаниях: «Казаки, преимущественно старики, организованные ген. Красновым, действовали небольшими отрядами…» (Шляпников А.Г. За хлебом и нефтью // Вопросы истории. 2002. №7. С. 139). И далее: «Молодое казачество, и особенно бывшие фронтовики, вошли в отряд Миронова, противника власти казачьих генералов на Дону, ориентировавшегося на Советы» (Шляпников А.Г. За хлебом… С. 139). А.Г. Шляпников описывает события, которым он сам был свидетелем, проезжая Донскую область: «Утром 11 июля на ст. Иловля мы наблюдали знаменательную по тому времени картину, когда группа молодых казаков и фронтовиков, в полном вооружении и со своими конями уходила из своих станиц в степи, на поиски своего красного отряда. Молодые казаки не мирились с возвратом к старине, к генеральской, поповской власти, сдобренной спекуляцией буржуазии, сбежавшей из центральной России» (Шляпников А.Г. За хлебом… С. 139 – 140). Конфронтация межу старым и молодым поколением в начале Гражданской войны была характерна для всего казачества Юга России. На Кубани «против Рады и правительства встало не только иногороднее население, но и фронтовое казачество; эти элементы обладали явным численным перевесом, а главное – большим дерзанием и буйной натурой», – отмечал А.И. Деникин (Деникин А.И. Как началась… С. 210). Оценивая социально-психологический настрой молодых казаков он подчёркивал: «…Фронтовая молодёжь не имела решительно никаких данных в политических, бытовых, социальных условиях жизни Кубани для восприятия большевизма. Её толкнули к нему только психологические причины: пьяный угар обезумевшей солдатчины на фронте, безотчётное сознание силы в новом нашествии…» (Деникин А.И. Как началась… С. 210). Мысль А.И. Деникина о «безотчётном сознании молодых казаков» подтверждают документы из фондов Армавирского краеведческого музея, где сохранились материалы одного из героев Гражданской войны. Двадцатичетырёхлетний Иван Кочубей (в дальнейшем предводитель красных казаков), возвратившись с фронта домой, заявил своему одностаничнику: «Формируй сосед отряд, и пойдём вместе бить Филимонова, а то они бисовы души не дадут нам покоя, ох и дадим мы им чёсу, воевать они нас научили. Только вот старики мешают, ворчат, не пускают в мой отряд своих сынков, не дают лошадей, говорят мне, что если пойдёшь против атамана Филимонова, лишим тебя казачьего звания и отберём землю» (АКМ. Ф. 6. Оп. 2. Д. 29. Л. 3 – 4). Этот документ свидетельствует, что в ходе гражданского противостояния нарушались вековые традиции казачества, происходило изменение ментальных установок, переоценка жизненных ценностей. Генерал М.В. Алексеев в своём письме к руководителю французской миссии в Киеве сетовал по этому поводу: «Идеи большевизма нашли приверженцев среди широкой массы казаков… Они глубоко убеждены, что большевизм направлен только против богатых классов… Кубанское войско выдерживает натиск большевизма только при помощи добровольческих частей» (Казаки и революция: https://www. https://svoim.info/201004/?04_6_1). И действительно, главной опорой Кубанской Рады служили добровольческие отряды Покровского, Улагая, Лисевицкого, Галаева, состоявшие в основном из офицеров волею судеб оказавшихся в тот момент на Кубани. Однако чуть позже обстоятельства изменились. В то время, когда шли бои за Екатеринодар, Второй областной съезд Советов принимал первые декреты и постановления. Земля отныне, в первую очередь, предоставлялась неимущему и беднейшему населению, т.е. иногороднему крестьянству, упразднялись сословия. Казачество при первых шагах проведения земельной реформы, не имевшей возможности продвигаться иначе как с переделом земли в пользу фактически безземельных иногородних, резко изменило отношение к советской власти. Земельная практика на Кубани приняла особо тяжёлые формы. В частности, в станицах Лабинского отдела: «Урожай 1918 г. большевики вооружённой силой заставили снять казаков-хозяев, а собранное зерно и солому поделили между всем населением. Работали постоянно под угрозой расстрела; в ст. Вознесенской без всякой причины, работавшие на поле казаки, были подвергнуты расстрелу из пулемётов» (Из акта расследования по делу о злодеяниях большевиков в станицах Лабинского Отдела и в гор. Армавире // Родина. 1990. № 10. С. 46). Сопротивление казаков вызывало «…отъём, арест, застенок. Большинство иногородних принимало то или иное, хотя и бы и косвенное участие в обездолении казачества» (Деникин А.И. Белое движение и борьба Добровольческой армии // Белое дело: Избранные произведения в 16 книгах. Дон и Добровольческая армия. М., 1992. С. 255). К этому следует добавить бесчинства и грабежи многочисленных отрядов всех цветов и оттенков, отступавших с Украины через Тамань под натиском немецких оккупантов. Самым печальным образом сказалась на характере новой власти преступная деятельность, зачастую просто уголовных элементов – Никитенко, Золотарёва, Никифоровой, Юдина, Голуба и других «экспроприаторов», творивших свои преступления под революционным знаменем (Очерки истории Кубани с древнейших времён по 1920 г. / Под ред. Ратушняка В.Н. Краснодар, 1996. С. 523). Таким образом, действия представителей местной советской власти толкнули казаков в объятия Добровольческой армии. А.И. Деникин, подводя итоги и подчёркивая особенности боёв за Кубань, писал: «Вопрос стоял на мёртвой точке: победа казаков – порабощение иногородних, победа красных – порабощение казаков. Ни та, ни другая сторона не могли возвыситься над первобытными принципами борьбы за существование» (Деникин А.И. Белое движение… С. 288). Гражданская война воспринималась казаками, прежде всего, как возможность осуществления мести иногородним и возврате своих прав на землю и имущество. Подобная специфика прохождения междоусобного конфликта в казачьих областях наблюдалась и на Дону: «…Не в пример остальной России, борьба в Донской области развернулась не как борьба между кулаками и богачами, с одной стороны, и беднотой – с другой, а как борьба между гражданами «братьями» казаками и «хамами» – иногородними» (Янчевский Н.Л. Краткий очерк истории революции на Юго-Востоке (1917 – 1920 гг.). Ростов н/Д., 1924. С. 7). Таким образом, на примере отношений казаков и иногородних на Дону и Кубани можно проследить, как при отсутствии авторитета власти, структуры, претендующие на этот авторитет, принимая сторону какой-либо одной социальной группы, фактически восстанавливали против себя, её оппонентов. Немалую роль в эскалации конфликта сыграли также методы, с помощью которых решались спорные вопросы в условиях милитаризации сознания: вооружённая борьба – насилие, как единственный способ принуждения. На степень интенсивности участия той или иной социальной группы в междоусобном конфликте большое влияние оказывало то, насколько война затрагивала их собственные интересы. Казачество, само существование которого в ходе Гражданской войны оказалось под угрозой, выступило в ходе конфликта главной действующей силой на Дону и Кубани. К ноябрю 1918 г. в Добровольческой армии числилось 35,5 тысяч кубанских казаков и только 7,5 тысячи «добровольцев». При анализе боевого расписания Кавказской Добровольческой армии следует подчеркнуть, что из казаков состоял не только 1-й конный корпус генерал-майора Покровского, но также практически весь армейский корпус генерал-майора Ляхова (за исключением горских соединений и частей, не вошедших в состав дивизий) (РГВИА. Ф. 39720. Оп. 1. Д. 24. Л. 147 – 148). Главнокомандующий Добровольческой армией генерал А.И. Деникин о (Деникин А.И. Вооружённые силы на Юге России // Вооружённые силы на Юге России / Сост. С.В.Волков. М., 2003. С. 11). В немалой степени, благодаря массовому использованию казачьей конницы, белым удалось на первом этапе войны подчинить себе весь Юг России. Источник: Вопросы истории Поурупья. Вып. I. Материалы научной конференции, посвящённой 50-летию открытия и изучения Ильичёвского городища как памятника средневековой археологии и церковной архитектуры / отв. ред. С.Н. Малахов; сост. С.Г. Немченко. Армавир, ст.Отрадная, 2012. – 234 с., илл.

    Читайте также  Политический строй россии от ивана iii до ивана iv

    Наступление Красной Армии

    В феврале 1019 г. в Гражданской войне случился перелом. Ранее отступавшие части Красной армии большевиков, пользуясь поддержкой сбежавших из армии Деникина казаков, перешли в наступление. Для борьбы с дезертирами Деникин отправил в станицы специальные отряды, состоящие из донских казаков. Они должны были следить за положением дел в тылу Добровольческой армии, выслеживать и наказывать дезертиров. Этими действиями Деникин настроил население против себя.

    3 марта началась Кубано-Новороссийская операция Красной армии, противостоящей одновременно Добровольческому корпусу, донской и кубанской армиям. В мае 1919 г. Кубанская армия сдалась, войско и Рада были упразднены. Гражданская война закончилась. Кубань стала частью России, но отдельные восстания случались в регионе вплоть до 1922-1925 гг.

    Специфика участия казачества в Гражданской войне на Юге России (1918 – 1920 гг.)

    Засухин Роман Валерьевич – к.и.н.,
    научный сотрудник Армавирского краеведческого музея

    В каждом регионе нашей огромной страны Гражданская война имела свою специфику, которая определялась социально-политическими, экономическими, ментальными и психологическими особенностями жизни населения России.

    В моменты таких общественных катаклизмов, как революции и гражданские войны, весь негативный потенциал, который накапливается у отдельных общественных, социальных, этнических групп, выходит наружу, и чем более тяжёлое давление они испытывали, а также, чем более длительным был срок действия этого давления, тем более сильного взрыва следует ожидать в обществе.

    В казачьих областях Кубани и Дона главным аккумулятором социального конфликта, получившего выход в вооружённом противоборстве, были обострённые отношения между иногородними и казачеством, а также социально-экономическое расслоение в среде самого казачества, начавшееся задолго до Гражданской войны.

    С потерей авторитета власти и заменой его авторитетом насилия, раскол в российском обществе распространялся всё глубже и глубже.

    В преддверии Гражданской войны на Дону и Кубани и в среде казачества, явившегося самой боеспособной силой в Гражданской войне на Юге России, конфронтация обусловливалась не только социальным, но и демографическим факторами. А.И. Деникин писал о ситуации на Дону, сложившейся в конце 1917 года: «Казачья молодёжь, развращённая на фронте, больше всего боялась опостылевшей всем войны и враждебно смотрела на тех, кто может вовлечь её в «новую бойню» (Деникин А.И. Как началась борьба с большевиками на Юге России // От первого лица / Сост. И.А.Анфертьев. М., 1990. С. 201).

    Отмечается и реакция молодого поколения на внушения со стороны старших: «Казаки хмуро слушали своего атамана, призывавшего их к защите казачьей земли. Какой-то наглый казак перебил: Да что нам слушать, знаем, надоели! И казаки просто разошлись» (Деникин А.И. Как началась… С. 202 – 203).

    Мировоззрение возвращавшейся с фронта молодёжи было в корне отлично от взглядов на жизнь их отцов и дедов. «Молодые казаки вступили в открытую борьбу со стариками. Во многих станицах эта борьба приобрела ожесточённый характер; расправы с обеих сторон были жестокие. Но пришедших с фронта казаков было больше, чем стариков, они все были хорошо вооружены, и в большинстве станиц победа осталась на стороне молодёжи, проповедовавшей большевистские идеи» (Лукомский А.С. Зарождение добровольческой армии //От первого лица / Сост. И.А.Анфертьев. М., 1990. С. 183).

    Донской атаман А.М. Каледин перед самоубийством говорил об обстановке сложившейся в среде Донского казачества: «Отдаю распоряжения и знаю, что почти ничего исполнено не будет. Весь вопрос в казачьей психологии. Опомнятся – хорошо, нет – казачья песня спета» (Деникин А.И. Как началась… С. 203). Активный участник формирования Добровольческой армии А.С. Лукомский, давая оценку ситуации сложившейся на Дону после смерти А.М. Каледина, отмечает реакцию старшего поколения казаков: «Старики-казаки громко заявили, что они повинны в смерти любимого атамана и что долг всех казаков – хоть после смерти атамана – выполнить его призыв и стать на защиту Дона от большевиков» (Лукомский А.С. Зарождение… С. 189).

    Нарком труда А.Г. Шляпников, выехавший в начале июня 1918 г. на Юг России для сбора продовольствия для голодающего центра, писал в своих воспоминаниях: «Казаки, преимущественно старики, организованные ген. Красновым, действовали небольшими отрядами…» (Шляпников А.Г. За хлебом и нефтью // Вопросы истории. 2002. №7. С. 139). И далее: «Молодое казачество, и особенно бывшие фронтовики, вошли в отряд Миронова, противника власти казачьих генералов на Дону, ориентировавшегося на Советы» (Шляпников А.Г. За хлебом… С. 139). А.Г. Шляпников описывает события, которым он сам был свидетелем, проезжая Донскую область: «Утром 11 июля на ст. Иловля мы наблюдали знаменательную по тому времени картину, когда группа молодых казаков и фронтовиков, в полном вооружении и со своими конями уходила из своих станиц в степи, на поиски своего красного отряда. Молодые казаки не мирились с возвратом к старине, к генеральской, поповской власти, сдобренной спекуляцией буржуазии, сбежавшей из центральной России» (Шляпников А.Г. За хлебом… С. 139 – 140).

    Конфронтация межу старым и молодым поколением в начале Гражданской войны была характерна для всего казачества Юга России. На Кубани «против Рады и правительства встало не только иногороднее население, но и фронтовое казачество; эти элементы обладали явным численным перевесом, а главное – большим дерзанием и буйной натурой», – отмечал А.И. Деникин (Деникин А.И. Как началась… С. 210).

    Оценивая социально-психологический настрой молодых казаков он подчёркивал: «…Фронтовая молодёжь не имела решительно никаких данных в политических, бытовых, социальных условиях жизни Кубани для восприятия большевизма. Её толкнули к нему только психологические причины: пьяный угар обезумевшей солдатчины на фронте, безотчётное сознание силы в новом нашествии…» (Деникин А.И. Как началась… С. 210).

    Мысль А.И. Деникина о «безотчётном сознании молодых казаков» подтверждают документы из фондов Армавирского краеведческого музея, где сохранились материалы одного из героев Гражданской войны. Двадцатичетырёхлетний Иван Кочубей (в дальнейшем предводитель красных казаков), возвратившись с фронта домой, заявил своему одностаничнику: «Формируй сосед отряд, и пойдём вместе бить Филимонова, а то они бисовы души не дадут нам покоя, ох и дадим мы им чёсу, воевать они нас научили. Только вот старики мешают, ворчат, не пускают в мой отряд своих сынков, не дают лошадей, говорят мне, что если пойдёшь против атамана Филимонова, лишим тебя казачьего звания и отберём землю» (АКМ. Ф. 6. Оп. 2. Д. 29. Л. 3 – 4).

    Этот документ свидетельствует, что в ходе гражданского противостояния нарушались вековые традиции казачества, происходило изменение ментальных установок, переоценка жизненных ценностей. Генерал М.В. Алексеев в своём письме к руководителю французской миссии в Киеве сетовал по этому поводу: «Идеи большевизма нашли приверженцев среди широкой массы казаков… Они глубоко убеждены, что большевизм направлен только против богатых классов… Кубанское войско выдерживает натиск большевизма только при помощи добровольческих частей» (Казаки и революция: http://www. http://svoim.info/201004/?04_6_1). И действительно, главной опорой Кубанской Рады служили добровольческие отряды Покровского, Улагая, Лисевицкого, Галаева, состоявшие в основном из офицеров волею судеб оказавшихся в тот момент на Кубани.

    Однако чуть позже обстоятельства изменились. В то время, когда шли бои за Екатеринодар, Второй областной съезд Советов принимал первые декреты и постановления. Земля отныне, в первую очередь, предоставлялась неимущему и беднейшему населению, т.е. иногороднему крестьянству, упразднялись сословия. Казачество при первых шагах проведения земельной реформы, не имевшей возможности продвигаться иначе как с переделом земли в пользу фактически безземельных иногородних, резко изменило отношение к советской власти. Земельная практика на Кубани приняла особо тяжёлые формы. В частности, в станицах Лабинского отдела: «Урожай 1918 г. большевики вооружённой силой заставили снять казаков-хозяев, а собранное зерно и солому поделили между всем населением. Работали постоянно под угрозой расстрела; в ст. Вознесенской без всякой причины, работавшие на поле казаки, были подвергнуты расстрелу из пулемётов» (Из акта расследования по делу о злодеяниях большевиков в станицах Лабинского Отдела и в гор. Армавире // Родина. 1990. № 10. С. 46). Сопротивление казаков вызывало «…отъём, арест, застенок. Большинство иногородних принимало то или иное, хотя и бы и косвенное участие в обездолении казачества» (Деникин А.И. Белое движение и борьба Добровольческой армии // Белое дело: Избранные произведения в 16 книгах. Дон и Добровольческая армия. М., 1992. С. 255).

    К этому следует добавить бесчинства и грабежи многочисленных отрядов всех цветов и оттенков, отступавших с Украины через Тамань под натиском немецких оккупантов. Самым печальным образом сказалась на характере новой власти преступная деятельность, зачастую просто уголовных элементов – Никитенко, Золотарёва, Никифоровой, Юдина, Голуба и других «экспроприаторов», творивших свои преступления под революционным знаменем (Очерки истории Кубани с древнейших времён по 1920 г. / Под ред. Ратушняка В.Н. Краснодар, 1996. С. 523). Таким образом, действия представителей местной советской власти толкнули казаков в объятия Добровольческой армии.

    А.И. Деникин, подводя итоги и подчёркивая особенности боёв за Кубань, писал: «Вопрос стоял на мёртвой точке: победа казаков – порабощение иногородних, победа красных – порабощение казаков. Ни та, ни другая сторона не могли возвыситься над первобытными принципами борьбы за существование» (Деникин А.И. Белое движение… С. 288). Гражданская война воспринималась казаками, прежде всего, как возможность осуществления мести иногородним и возврате своих прав на землю и имущество. Подобная специфика прохождения междоусобного конфликта в казачьих областях наблюдалась и на Дону: «…Не в пример остальной России, борьба в Донской области развернулась не как борьба между кулаками и богачами, с одной стороны, и беднотой – с другой, а как борьба между гражданами «братьями» казаками и «хамами» – иногородними» (Янчевский Н.Л. Краткий очерк истории революции на Юго-Востоке (1917 – 1920 гг.). Ростов н/Д., 1924. С. 7).

    Таким образом, на примере отношений казаков и иногородних на Дону и Кубани можно проследить, как при отсутствии авторитета власти, структуры, претендующие на этот авторитет, принимая сторону какой-либо одной социальной группы, фактически восстанавливали против себя, её оппонентов. Немалую роль в эскалации конфликта сыграли также методы, с помощью которых решались спорные вопросы в условиях милитаризации сознания: вооружённая борьба – насилие, как единственный способ принуждения.

    На степень интенсивности участия той или иной социальной группы в междоусобном конфликте большое влияние оказывало то, насколько война затрагивала их собственные интересы. Казачество, само существование которого в ходе Гражданской войны оказалось под угрозой, выступило в ходе конфликта главной действующей силой на Дону и Кубани. К ноябрю 1918 г. в Добровольческой армии числилось 35,5 тысяч кубанских казаков и только 7,5 тысячи «добровольцев». При анализе боевого расписания Кавказской Добровольческой армии следует подчеркнуть, что из казаков состоял не только 1-й конный корпус генерал-майора Покровского, но также практически весь армейский корпус генерал-майора Ляхова (за исключением горских соединений и частей, не вошедших в состав дивизий) (РГВИА. Ф. 39720. Оп. 1. Д. 24. Л. 147 – 148). Главнокомандующий Добровольческой армией генерал А.И. Деникин отмечал: «Что касается кубанского казачества, оно несло тяготы значительно большие: выставляло десять возрастных классов в состав действующей армии и во время борьбы на территории Кубани почти поголовно становилось в ряды в качестве гарнизонов станиц и отдельных партизанского типа отрядов. Природные конники, кубанцы неохотно шли в пластунские батальоны; пехота их поэтому была слаба и малочисленна, но конные дивизии по-прежнему составляли всю массу Добровольческой конницы, оказывая неоценимые услуги армии» (Деникин А.И. Вооружённые силы на Юге России // Вооружённые силы на Юге России / Сост. С.В.Волков. М., 2003. С. 11). В немалой степени, благодаря массовому использованию казачьей конницы, белым удалось на первом этапе войны подчинить себе весь Юг России.

    Источник: Вопросы истории Поурупья. Вып. I. Материалы научной конференции, посвящённой 50-летию открытия и изучения Ильичёвского городища как памятника средневековой археологии и церковной архитектуры / отв. ред. С.Н. Малахов; сост. С.Г. Немченко. Армавир, ст.Отрадная, 2012. – 234 с., илл.

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: