Гуннское объединение в забайкалье

Объединение Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края в Байкальский регион

СМИ вновь заговорили о создании Байкальского региона и назвали фамилию его возможного руководителя

Напомним, два года назад в Сети активно обсуждалось «присоединение» Бурятии к Иркутской области. А спустя несколько месяцев заместитель гендиректора фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона Михаил Полковов сообщил о возможном «отделении» Бурятии и Забайкалья от Сибири.

О необходимости укрупнения российских регионов минувшей весной также заявляла и глава Совета Федерации Валентина Матвиенко. Однако, по мнению ряда экспертов, смысла в этом нет.

-Даже вхождение в состав Иркутской области маленького Усть-Ордынского Бурятского автономного округа принесло целый ряд проблем, многие из которых до сих пор не разрешены. Если же механически объединять крупные регионы, это приведёт к колоссальному количеству разных моментов, которые нужно будет свести, – подчеркнул в разговоре с ИА «Телеинформ» политолог Юрий Пронин. – В условиях сложной экономической ситуации этого только и не хватало, – считает политолог. – И так по всей стране. Объединение Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края – очень серьёзное и небесспорное дело. Ничего положительного сейчас в этой идее нет.

Улучшить жизнь

В конце августа в Сети появилась петиция о «слиянии» трёх субъектов, адресованная президенту страны Владимиру Путину. Её автор – скандально известный в республике общественник Евгений Буянин – уверен, что, объединившись, они смогут более эффективно развиваться и совместно отстаивать свои интересы на федеральном уровне.

— Такая идея у меня появилась давно. Я вижу, что экономика в Бурятии не развита, нет газа, высокие цены на электроэнергию. У нас проживает менее миллиона человек, а штат чиновников непомерно раздут. Объединение поможет нам улучшить жизнь в республике, – заявил Буянин infpol.ru.

Петицию на данный момент поддержали всего 137 человек. Среди них – улан-удэнцы, читинцы и иркутяне. Люди, выступившие «за» создание Байкальской республики, отмечали, что это «логично» и «исторически верно» и что подобное объединение принесёт «больше пользы, чем вреда».

«Дурная идея»

Высказывались по поводу скандальной инициативы и эксперты. Предложение общественника о «слиянии» байкальских регионов, по их мнению, не выдерживает никакой критики.

— Идея объединения Бурятии, Забайкалья и Иркутской области сама по себе дурная. Бурятия и Забайкальский край – два депрессивных субъекта. И с экономической точки зрения для этого нет основных предпосылок – бедное объединяется с нищим, – заявил в интервью ИА «Regnum» известный политолог из Бурятии Алексей Михалёв. – Во-вторых, здесь затрагивается очень важный вопрос. Как говорил Владимир Ленин – о праве наций на самоопределение. Если объединение произойдёт, Бурятия потеряет своё лицо, национальную государственность. Это в принципе плохо и для федеративного устройства, и для дальнейшего будущего сибирского региона в целом.

По мнению политолога Анатолия Савостина, идея создания Байкальской республики связана с предстоящими выборами.

— Кто-то хочет просто попиариться на этой теме. Всерьёз рассуждать об этой инициативе не стоит: регионы слишком разные, управленческого смысла в таком объединении нет, – рассказал он изданию.

Кто-то «прощупывает»

Коллег поддержал завкафедрой политологии и социологии Бурятского государственного университета Эрдэм Дагбаев. Он отметил: подобные идеи выгодны, прежде всего, самим авторам.

— Никаких оснований, фактов для объединения регионов я не вижу. Процедура это небыстрая – необходимо провести подготовительную работу, найти обоснования, организовать референдум. Пока ничего такого нет и не предвидится, – рассказал он infpol.ru. – Подобные предложения – чьи-то высказывания, причём необоснованные. Никакие аргументы они ведь не приводят, официальные лица тоже не делают заявлений.

По словам политолога, сейчас во всей стране сложилась непростая экономическая ситуация, и присоединение Бурятии к другому региону проблемы не решит.

— В той же Иркутской области политическая обстановка нестабильная, – отметил Эрдэм Дагбаев. – Кто-то просто «прощупывает» таким образом ситуацию, «зарабатывает очки».

Эту тему даже подняли в эфире программы «Правда» на федеральном телеканале ОТР. В ходе обсуждения затронули вопрос о создании Байкальской республики. В эфире Евгений Буянин заявил: эту идею необходимо «продвигать». Объединение регионов в новый субъект Федерации, по мнению общественника, позволит сэкономить огромные средства, которые уходят на содержание трёх губернаторов и их чиновничьих аппаратов.

Один вместо трёх

Через полгода СМИ вновь заговорили о создании единого Байкальского региона. Как сообщает иркутский портал «Бабр.ру» со ссылкой на некое издание «Комментатор», в ближайшее время губернатор Забайкалья Наталья Жданова (которая, к слову, возглавила регион всего четыре месяца назад, одержав победу на выборах в Единый день голосования), может покинуть свой пост. На её место якобы должен прийти глава краевой администрации Дмитрий Кочергин, который в новом качестве обеспечит процветание местным золотодобытчикам.

— Наталья Жданова, согласно этой версии событий, отправится в Совет Федерации, где заменит Баира Жамсуева – бывшего многолетнего лидера Агинского Бурятского автономного округа (АБАО). Ему в этой теории отводится особая, историческая роль – возглавить Байкальский край. Новый субъект федерации объединит Бурятию и Забайкалье – отсталые дотационные регионы, – пишет «Бабр.ру». – Баир Жамсуев – бурят, и он очень этим гордится. С другой стороны он тесно связан с Забайкальем, интересы которого он представляет в Совфеде. Для объединения этих регионов лучшего кандидата не найти. При нём относительно безболезненно прошло объединение АБАО с Читинской областью.

Как отмечает издание, ещё одно полезное качество Жамсуева – сговорчивость. В своё время он был решительно против ликвидации Агинского автономного округа, но потом свою точку зрения изменил.

— Нынешнему сенатору под силу успокоить и национальные волнения – исчезновение Бурятии как региона нивелируется объединением бурятского народа и первым губернатором-бурятом, – сообщает портал.

Автор публикации задаётся вопросом – какие перспективы есть у субъекта, который может появиться после «слияния» Бурятии, Забайкалья и Приангарья.

— Два упадочных дотационных региона вместе рискуют породить упадочный дотационный регион с двойными проблемами. Упомянутый ресурс «Комментатор» предлагает свой вариант недостающего паззла этого проекта – отдать власть над ним Иркутску, – подчёркивает издание. – С экономикой там – в отличие от соседей – всё хорошо. Производство выглядит куда увереннее, а элиты не имеют такого влияния. Благодаря Иркутской области новый субъект федерации получит хорошие статистические показатели, а сам Иркутск задобрят большими и заманчивыми республиканскими дотациями. Мотивы сторон вроде как ясны: Кремль, имеющий трёх проблемных губернаторов, получает одного.

Соблюсти интересы

«Бабр.ру» подчёркивает: если Баир Жамсуев станет главой Бурятии (судя по всему, в случае победы на предстоящих выборах – прим. ред.), в республике решится так называемый «национальный вопрос». Издание предполагает, что он может добиться снижения тарифов для своих земляков и «договориться с элитами»

— Если Дмитрий Кочергин должен стать представителем забайкальских золотодобытчиков, то в Бурятии можно соблюсти интересы добытчиков нефрита и того же золота, – отмечается в публикации. – Затем Баир Жамсуев возглавляет всевозможные рейтинги эффективности губернаторов и получает благодарность Владимира Путина. Последний как бы невзначай проронит мысль о едином Байкальском крае с сильным управленцем, получает поддержку действующих губернаторов, назначаются референдумы – и в итоге…

Напомним, с 1993 по 1997 годы Баир Жамсуев работал депутатом Государственной Думы первого и второго созывов, с 1997 по 2008-ый возглавлял администрацию Агинского Бурятского автономного округа, а затем в течение двух лет являлся помощником руководителя администрации президента России. В феврале 2010 года его назначили главным федеральным инспектором по Забайкальскому краю.

В 2013 году Баира Жамсуева выдвинули на пост сенатора от Забайкалья, минувшей осенью он новь был наделён полномочиями члена Совета Федерации – соответствующее постановление подписала губернатора соседнего региона Наталья Жданова. Жамсуев является заместителем председателя комитета Совфеда по обороне и безопасности.

Инородческие полки Забайкальских казаков. Буряты и тунгусы.

Не злы так волки и собаки,
Как злы тунгусские казаки…

К середине 18 века Забайкалье настигла беда: охранять границу было некому. Военных действий с Китаем не было и не предвиделось, а границу с целью грабежа постоянно пересекали шайки монголов. Грабили всех: бурят, тунгусов и русских крестьян. Казаки же были распределены в городах и поселениях. А граница была, ни много ни мало, а целых две тысячи верст! Поэтому пограничный вопрос стоял очень остро и актуально. С недавних пор городовых казаков стали посылать командировочными партиями на охрану границ. Но посудите сами: что значит 500 казаков на две тысячи верст?
Кроме того, в 1756 году стал строиться второй Нерчинский завод — Уровский, гораздо ближе к границе, а значит, подверженный набегам шаек монголов. А тут дело касалось уже не личного имущества крестьян, а казенного серебра. На заводе были только два взвода солдат, несших караульную службу по охране каторжников и добытого серебра. Поэтому активной силой они быть никак не могли.
Учитывая все это, в 1760 году принимается решение сформировать из местных тунгусов пятисотенную команду.
Вернемся немного в прошлое и посмотрим, почему же было принято такое решение: пограничную стражу и военную силу увеличивать не только за счет присылаемых казаков и солдат, но и из числа местного населения.
В середине 17 века, когда Россия только-только стала появляться в Забайкалье и ставить остроги, влиятельный тунгусский князь Гантимур с подчиненными родами перешел в подданство Московского Государя, чем сильно укрепил позиции русских в этом регионе. Кроме того, Гантимур и его сын пожелали принять православную веру, что и произошло в 1684 году. Ганитмуру при крещении было дано имя Петр, а его сыну — Павел. Фамилия им была оставлена Гантимуровы, что породило великий и знатный род Гантимуровых — князей, казаков и других преданных России ее забайкальских сынов. Сам же он со своим сыном после принятия Православия был приглашен в Москву, но по дороге умер от болезни. А его сыну было пожаловано московское дворянство.
Получив мощную поддержку от тунгусов и пользуясь их лояльностью, московское правительство решило использовать это обстоятельство во свое благо. И определило тунгусов вместе с казаками к охране установленной границы. К охране границы в такой же степени определены и другие местные народы — буряты. Ниже приводится копия таблицы, которая показывает распределение нерчинских тунгусов по границе от 1727 года.

Читайте также  Этапы закрепощения крестьян (таблица)

В обязанность рода входило полностью отвечать за предоставленный участок границы: пресекать попытки угона скота, контрабандной торговли и проникновения вооруженных разбойничьих отрядов. Кроме того, в 1756 году формируется подвижной резерв из двух конных команд, численностю каждая от 100 до 150 человек. В эти команды входят как казаки, так и инородцы. Таким образом мы видим, что с самого начала появления русских в Забайкалье, их быт и служба неразрывно связаны с местным населением.

К 1758 году охрана границы была распределена среди тунгусов следующим образом

В 1858 году Нерчинская военная канцелярия получила приказ собрать все тунгусские роды для выбора уполномоченным лицом вместе с князем Гантимуровым (тунгусский дворянин по Московскому списку) «пятьсот доброконных тунгусов». На сборных пунктах тунгусам зачитывали Указ Сената от 17 октября 1760 года и вызывали охотников. Выбранные тунгусы освобождались от уплаты ясака и навечно записывались в казачье сословие. Отныне предполагалось, что выбранные семьи будут укомплектовывать на постоянной основе это воинское соединение. Выбранные тунгусы были приведены к присяге на верность службе (некрещеные целовали ружье, а крещеные – по христианскому обряду). Для несения службы, обязали все рода обеспечить новообращенных казаков конем и добрым оружием: луком и стрелами (надо сказать, что хороший боевой лук стоил подчас дороже огнестрельного ружья, обладал дальнобойностью и высокой пробивной силою). Отныне официальным вооружением тунгусского полка был лук и комплект стрел в 60 штук. Огнестрельное и холодное оружие предполагалось приобретать по желанию и за свой счет. Из набранных казаков 450 тут же были распределены по пограничным караулам, а 50 были оставлены в подвижном резерве. Жалование положили из государевой казны в размере 6 рублей в год, которое выплачивалось три раза по два рубля. Командиром полка был поставлен тунгусский дворянин Павел Гантимуров.
По отзывам бывшего Сибирского губернатора Мятлева и других лиц, Нерчинские тунгусы были храбрейшими из всех Сибирских инородцев, почему их по примеру Тобольских татар и привлекали к несению воинской повинности. В честь признания тунгусских казаков равными по статусу и званию с русскими казаками, Сенат 26 марта 1762 года распорядился выковать на Тульском заводе сабли для казаков-тунгусов за государственный счет.
Этим и завершилось формирование тунгусского казачьего полка, который вместе с Нерчинскими конными казаками и продолжил службу в качестве Забайкальской пограничной стражи. Полк просуществовал ровно 90 лет, до 1851 года, до образования Забайкальского Казачьего Войска, когда он влился во вновь образованные полки, наряду с русскими казаками.
Но несмотря на увеличение пограничной стражи, этого количества все же не хватало. «Тамошнему месту против китайцев довольно обороны иметь не можно» — так значилось в донесении Военному министру. Исходя из этого, начинается формирование с 1764 года начинается формирование 4-х бурятских полков из Селенгинских бурят, общей численностью в 2400 казаков. 4 июля 1764 года соответствующий Указ был составлен Сенатом и получен Военной Коллегией к исполнению.
Селенгинские буряты назначались в полки так же исключительно на добровольной основе. Благодаря почти поголовному желанию бурят вступить в казачье сословие, принимались только те, у кого не числилось недоимок по уплате ясака и только те, семьи которых имели лошадей. После организационной части, 4 ноября 1764 года в Сенат было доложено, что бурятские казачьи полки сформированы и приступили к охране границы.
В последствии формирование полков по национальному принципу было отменено и соблюдалось территориальное, в результате чего буряты, тунгусы и русские казаки составляли единый личный состав полков.

История подтвердила храбрость и отвагу наших братьев-инородцев, в Первую Мировую войну они с честью и достоинством носили желтые лампасы, наряду с русскими казаками.

Как пример можно привести заметку из журнала «ЗАРЯ», 24 января 1916 г.

Молодое сравнительно забайкальское казачество с честью оспаривает у лихих донцов первенство в делах воинской доблести. В забайкальских полках за время нынешней войны появилась не одна сотня георгиевских кавалеров, честно заслуживших в боях свой почетный крест.
Вот как свидетельствует об исключительном подвиге одного из этих героев его сотенный командир, подъесаул Т.:
«Разъезд казачьего полка, под командой прапорщика А., был окружен курдами. В то время как окруженный разъезд бился с курдами, казаки Созон Тынжиев и Петр Логинов отстали позади, так как их лошади от усталости отказались дальше идти. Отставшие были замечены курдами. От курдской банды отделилась группа человек в пятнадцать, помчавшихся наперерез пробиравшимся к своим казакам.
В происшедшей неравной схватке Логинов сразу же был убит, и Созон Тынжиев остался один против пятнадцати свежих, не истомленных ни долгим походом, ни боем врагов. Видя безвыходность своего положения, Тынжиев залег за придорожный камень, решив как можно дороже продать свою жизнь. И начался беспримерный расстрел курдов: каждый башибузук, осмеливавшийся приблизиться к герою-казаку, с изумительной точностью получал в лоб очередную пулю. Убив одиннадцать курдов, Тынжиев подпустил двенадцатого вплотную к себе, и, внезапно набросившись на него, заколол шашкой, отобрал у убитого коня, захватил по пути другого коня и ускакал к разъезду, где также заканчивали дело. Остальные три курда благоразумно пустились наутек, не решившись продолжать этот «неравный» бой.
Командир полка, войсковой старшина В., представил Созона Тынжиева к награждению георгиевским крестом 4-й степени, произвел его в приказание и наградил 15 рублями, – по числу убитых им курдов».

В статье использованы материалы из 3-х томника «Забайкальские казаки» А. Васильева, типография Войскового Хозяйственного Правления ЗКВ, г. Чита 1918г.


Созон Тынжиев

Гуннское объединение в забайкалье

Коневодство в Забайкальском крае является традиционной отраслью. Развитие коневодства, как наименее трудоемкой отрасли в условиях пастбищного содержания, с 2006 года характеризуется высоким уровнем прироста 2,4 % – 7,3 % поголовья. По хозяйственному назначению коневодство края на перспективу должно развиваться в следующих направлениях: рабоче-пользовательное, табунное продуктивное (мясное), спортивное.

В настоящее время приоритет остается за развитием табунного мясного коневодства. Табунное продуктивное (мясное) коневодство – дополнительный резерв увеличения производства мяса. Оно базируется на разведении местных забайкальских лошадей в чистоте и на промышленном скрещивании местных кобыл с жеребцами тяжеловозных пород и их помесей.

Племенная работа в Забайкальском крае преимущественно направлена на отбор и распространение животных более продуктивных и хорошо приспособленных к пастбищному содержанию. По состоянию на 01 января 2014 года в Забайкальском крае действовало 37 организаций по племенному животноводству, имеющих 52 свидетельств на осуществление деятельности в области племенного животноводства, из них 11 – по коневодству.

Племенное коневодство в регионе получило развитие в XIX в. путем завоза лошадей заводских верховых и упряжных пород из конных заводов России для улучшения местных. Выведена хилковская порода, отличавшаяся более крупным ростом, верховым складом, хорошей работоспособностью и пригодностью к строевой службе в ЗКВ. В 1912 создана Читинская государственная заводская конюшня. В 1933 организованы военно-ремонтные конные з-ды «Забайкальский», «Ононский», «Бурят-Монгольский». Их главной задачей было выращивание ремонтной лошади для Красной Армии, а также выращивание улучшателей местной породы для народного хозяйства. Маточный состав конезаводов был укомплектован местными забайкальскими и улучшенными кобылами, приспособленными к табунным условиям содержания и отличающимися высокой плодовитостью и молочностью. В качестве производителей на начальном этапе использовались жеребцы английской, англо-арабской, стрелецкой, донской, англо-донской пород; позднее – только донские и англо-донские производители, как наиболее полно отвечающие требованиям армии. В 1972 в совхозе «Дарасунский» Карымского р-на создана племенная конеферма по разведению лошадей донской и буденновской пород на маточной основе бывших военных конных заводов; в 1984 – конефермы по разведению забайкальской породы и ее помесей табунным методом в совхозе «Аргунский» (п. Аргунск, Нерчинско-Заводский р-н), «Россия» (Хилокский р-н), «Хадабулакский» (Оловяннинский р-н), колх. им. В. И. Ленина (Агинский р-н). Проведение конно-спортивных соревнований, повышение к ним интереса привели к возобновлению племенной работы с верховыми и рысистыми породами лошадей во многих других хозяйствах области. С 1985 создавались племенные фермы в колх. «Объединение» (Оловяннинский р-н), им. Карла Маркса (с. Будалан, Агинск. р-н), «Дружба» и «Россия» (с. Цаган-Челутай и с. Догой, Могойтуйский р-н), «Россия» (с. Знаменка, Нерчинский р-н), им. Калинина (с. Ю. Аргалей, Агинский р-н), «Умыкейский» (Нерчинский р-н), «Победа» (с. Ага-Хангил, Могойтуйский р-н). Лошади, выращенные в Забайкалье, с успехом выступали на ипподромах Читинской области, Благовещенска, Улан-Удэ, Иркутска. С 1996 на ипподроме Чит. конюшни ежегодно проводятся испытания племенных лошадей, выращенных в хоз-вах области и за ее пределами.

Читайте также  Плюсы и минусы распада ссср

Разводятся лошади нескольких пород. Донская: методом поглотительного скрещивания на основе забайкальской породы получена местная лошадь донского типа, отличающаяся хорошими приспособительными качествами, высокой работоспособностью, выносливостью. Буденновская: разводится путем использования английских чистокровных производителей на кобылах донской породы; отличается достаточной резвостью, крупным ростом, хорошим развитием экстерьера. Русская и орловская рысистые в чистоте разводятся только в Нерчинском р-не, используются преимущественно в рабоче-пользовательном коневодстве, а также для улучшения упряжных рабочих качеств местных лошадей. Русская, советская, владимирская тяжеловозные получили широкое распространение в Забайкальском крае благодаря развитию мясного направления коневодства. Представители пород отличаются более высокой живой массой (в ср. на 25—30 %), мясной скороспелостью.

Забайкальский реквием по мечте

Минус на минус не всегда плюс. Объединение Читинской области и Агинского Бурятского АО не привело к процветанию Забайкалья.

Тринадцать лет назад на карте Российской Федерации появился новый регион – Забайкальский край, объединивший Читинскую область и Агинский Бурятский Автономный округ. Срок более чем серьезный и сегодня можно без всяких эмоций и скидок на политкорректность подвести некоторые итоги.

Само деление на регионы для жителей Читинской области и АБАО казалось искусственным. Простые люди продолжали существовать в одном географическом и экономическом пространстве.
«Многие забайкальцы откровенно не понимали, зачем референдумы, ведь и так во многом Читинская область и Агинский Бурятский автономный округ были единым целым, — говорит читинский политолог Роман Амплеев, – к примеру, жители округа голосовали на выборах губернатора Читинской области и депутатов областной Думы, в которой у жителей округа были свои представители. В Уставе Читинской области было записано, что Агинский Бурятский автономный округ входит в Читинскую область».

Но беда была в том, что условия в регионах были разные. Агинский округ был эдаким «сибирским Кипром», оффшорной зоной, в которой были зарегистрированы многие крупные российские предприятия и налогоплательщики. Долгое время, как во время подготовки объединительного референдума, так и после него, говорили о том, что главной причиной укрупнения региона была ликвидация агинского оффшора. С этим утверждением категорически не согласен Алексей Кошелев, который в составе первого краевого правительства в период с 2008 по 2013 годы выполнял обязанности заместителя председателя правительства Забайкальского края:

«Офшор в Агинском Москва прибила за два года до объединения. Остатков денег на счетах хватило только до 2008 года. А социалки в округе понастроили столько, что своих денег агинчанам категорически не хватало. Вот и пришлось нищей Читинской области делиться», — говорит Алексей Кошелев.

В период подготовки объединительного референдума много говорилось о перспективах будущего региона. Одной из главных «заманух» было обещание направить в будущий Забайкальский край денежный поток в размере 700 млрд. руб. От лица федеральных властей в 2006 году его озвучивал главный федеральный инспектор по Читинской области Валерий Попов. По его словам, через 10 лет после объединения (то есть к 2018 г. – прим. авт.). Забайкальский край станет самым богатым субъектом РФ в Сибири, регионом донором, а его экономическое развитие – крупнейшим проектом в стране.

«Не знаю, кто и что обещал, но объединение с АБАО обошлось Читинской области порядка 600 млн. рублей в год в то время, — вспоминает Алексей Кошелев. – А 700 миллиардов инвестиций, думаю, типичные предвыборные обещания! Не более того. Был отдельный Указ президента: «поощрение за объединение», но там на социальные объекты выделили примерно два миллиарда. На них «Мегаполис-спорт» построили, психбольницу, онкоцентр и что-то еще, сейчас уже не помню. На этом все».

После объединения регионов еще несколько лет на слуху был проект по развитию юго-востока Забайкальского края, по которому должны были быть построены пять горно-обогатительных комбинатов, железнодорожная ветка Нарын – Лугокан и многое другое. Но…

«С обещаниями, думаю, собрали в кучу все планы, причем планы явно невыполнимые, по развитию четырех рудников на юго-востоке, Удокана (промышленная разработка началась лишь в 2020 году – прим. авт.), ЦБК, космического проекта «Могойтуйская промзона». Собрали все это, нарисовали красивую большую цифру, чтоб народ поразить! С реальностью там было мало общего. На выходе открылся только один Быстринский ГОК, — считает Алексей Кошелев и завершает свой ответ вопросом: — Если собрать воедино два бедных региона, то как же тут получится богатый?»

Согласен с Кошелевым и политолог Амплеев:

«В агитационных материалах, которых было великое множество, рассказывалось о перспективах нового субъекта, главный акцент делался на финансовой поддержке и инвестициях из федерального центра. Был ясный намек избирателям, что максимум через десять лет край перестанет быть дотационным. Об этих обещаниях часть забайкальцев помнит и по сей день. И от невыполнения этих обещаний есть разочарование и усталость. Люди так и говорят, мол, говорили о возведении целых пяти горно-обогатительных комбинатов, а построили только один – Быстринский.

Богатого региона не получилось. И Читинская область, и Агинский Бурятский Автономный округ перед объединением были дотационными регионами, таковым остается поныне и Забайкальский край. Регионом донором он к 2018-му не стал, но перебазировался из Сибирского в Дальневосточный Федеральный округ. Естественно, что произошло это не от хорошей жизни.

О том, на сколько было необходимо объединение регионов и можно ли сегодня говорить о целях, которые ставились перед началом процесса, как о достигнутых, говорит профессор кафедры международного права и международных связей ЗабГУ, доцент, доктор философских наук Дмитрий Анатольевич Крылова:

«Проблема может быть рассмотрена в аспекте укрупнения и разукрупнения административных единиц. Она известна еще с советских времен и связана с административно-командным подходом к управлению территорий. Периодически в Москве озвучивается идея: перестать играть в пресловутый федерализм и вернуться к унитарной системе административного деления страны. Прологом к этому был и отказ в свое время от выборов губернаторов, но потом к этому вернулись. Естественно, что в форме «вертикали власти» и гипертрофированной роли президента страны. На сегодняшний день Россия — это ассиметричная федерация. Есть такой термин. Жесткий контроль сверху плохо влияет на возможности регионов по их развитию».

«Теперь об опыте, который есть и у нас. В 2008 году был создан Забайкальский край. Читинская область поглотила АБАО, к тому времени более успешный субъект федерации. В итоге мы получили только нерешенные проблемы и отсутствие перспектив по развитию, которые, как это и звучит странно, но были у национального образования. Сегодня есть как бы две идеи: «внешнее управление отсталыми регионами, которое должны осуществлять госкорпорации» и «присоединение слабых территорий к более успешным». Забкрай и Бурятию предлагают рассматривать в составе Иркутской области. О федеративных отношениях, разумеется, речи никто не ведет», — считает Дмитрий Анатольевич.

«А если немного пофантазировать: если бы все осталось как было – Читинская область и АБАО с его оффшорным статусом?»

Читайте также  Дворянская империя во второй четверти - середине xviii в. дворцовые перевороты

«Вы помните, что объединение было продавлено? Те же Кобзон и Жамсуев были категорически против. Именно через Кобзона шли все подвязки и у участников был прямой экономический интерес. В перспективе округ мог вообще отказаться от дотаций в свой бюджет из Москвы. У АБАО был потенциал, но им пообещали мифический «особый статус», а привычка слушаться начальство и старейшин родов сыграли с агинчанами злую шутку. До сих пор меня смешит статус города у Агинска, жители которого потеряли льготы, положенные проживающим в сельской местности. Именно тогда была решена и судьба Промышленной зоны в Могойтуе, которая сегодня представляет печальное зрелище, — говорит профессор Крылов, — тринадцать лет прошло со дня объединения регионов, но до сих пор остается не закрытым вопрос об особом статусе Агинского бурятского округа. В период подготовки объединительного референдума об этом много говорили и, по сути, лишь после обещания в получении особого статуса агинчане согласились голосовать «за». Первоначально округ хотел голосовать «против».

Об отсутствии закона об особом статусе округа говорит Амплеев:

«Остается еще один важный вопрос — будет ли принят краевой закон, конкретизирующий особый статус Агинского Бурятского округа в составе Забайкалья. Этот вопрос об особом статусе в 2007 году выносился на референдум, потом обсуждался на заседаниях Комиссии по разработке проекта Устава края, но отдельного закона пока нет».

И судя по всему, к нему еще не скоро вернутся. Во всяком случае сегодня никаких подвижек и намеков нет. Но и сами агинчане пока об обещанном особом статусе не вспоминают.

Большинство простых забайкальцев сегодня уже не вспоминают о объединении регионов 2008 года, а многие школьники и студенты так и вовсе о нем не знают. Наверное, сегодня не стоит вспоминать о прошлых обещаниях, целях, проектах, и необходимо двигаться вперед?

Амурские эксперты высказались об объединении ДФО и Забайкальского края

Спектр мнений охватил возможные варианты развития событий

Возможное объединение Забайкальского края с Дальневосточном федеральным округом прокомментировали амурские эксперты. Это политолог, экономист, политик, глава приграничного района и историк.

Как сообщало ИА «Амур.инфо», министр по развитию Дальнего Востока, экс-губернатор Амурской области Александр Козлов сообщил в своем инстаграм-аккаунте о том, что решается вопрос о включении Забайкальского края в компетенцию Министерства по развитию ДФО. Регионы Забайкалья могут включить в границы Дальневосточного федерального округа или просто распространить действия институтов развития Дальнего Востока на забайкальские регионы. Александр Козлов спросил мнение подписчиков по этому вопросу, а редакция ИА «Амур.инфо» узнала мнение экспертов насчет возможных изменений.

Виктор Черемисин, политолог:

– Я думаю, что это не здóрово на самом деле. У дальневосточных регионов и так огромная территория – 22 % территории Российской Федерации. И вряд ли у нас очень похожие проблемы с Забайкальским регионом. Думаю, оптимизм должен быть умеренным. Можно попытаться объять все, но вряд ли это правильно. Дальневосточный федеральный округ очень специфичен. Проблемы Якутии и Приморья очень отличаются друг от друга, что уж говорить о Забайкальском крае. Думаю, что вероятности объединения нет.

Андрей Конюшок, экономист:

Нужно исходить из того, что конкуренции между регионами Российской Федерации не существует. Абсолютное большинство регионов РФ является дотационными, зарабатывают доходы в основном северные регионы плюс Казань, Москва, Санкт-Петербург, где сосредоточены природные или денежные ресурсы. Здесь объединять-разъединять регионы в группы и подгруппы – для регионов это, в общем-то, ничего не значит. Это первое.

Второе – это выгодно, прежде всего, Александру Александровичу Козлову. Потому что в его епархии появится довольно крупная единица.

Если вспомнить историю, то начиная с 2000-х годов разрабатываются стратегии развития Забайкальского края и Дальнего Востока. Люди, занимающиеся стратегическим планированием, давно уже ментально объединяют Забайкалье с Дальним Востоком. Уже были соображения по поводу того, что эти регионы близки. Особенно по взгляду из Москвы.

Финансово, административно это ничего не добавит регионам, только добавит Министерству по развитию Дальнего Востока; жители как жили, так и будут жить. Подключение Забайкальского края к Дальнему Востоку позволит распространить на Забайкальский край все программы развития, какие есть для Дальнего Востока – ТОРы, дополнительные гектары. Это благо, прежде всего, для Забайкалья, хотя они всегда себя идентифицировали с Иркутской областью и Бурятией, поскольку живут у Байкала. Но получалось всегда, что Бурятия, Иркутская область, даже Красноярский край были достаточно бедны по сравнению с Дальним Востоком. Это настоящая Сибирь, очень суровая, холодная, там по-настоящему плохой климат, а в ДФО, особенно на юге, что в землю бросишь, то и вырастет.

Для Забайкалья предполагаемое объединение будет хорошо, а для Дальнего Востока ничего не изменит. Федерация делит деньги по определенным законам, прописанным в Бюджетном кодексе, ни от кого ничего не заберут от Дальнего Востока. И Забайкалью ничего не добавят. Льготы по ТОРам и гектарам появятся в Забайкалье.

Если объединение произойдет, то, возможно, до следующего Госсовета, то есть, не менее через чем три-шесть месяцев. Возможно, после нового года уже могут объединить. Центром гипотетически объединенного региона, вероятно, останется Хабаровск.

Алексей Прохоров, глава Сковородинского района:

– Забайкальский край испытывает экономические трудности, а регионы Дальнего Востока сейчас интенсивно развиваются. Решение о возможном объединении Забайкалья и ДФО позволит распространить действие программ дальневосточного гектара, территорий опережающего развития. Это положительным образом повлияет на ситуацию в Забайкальском крае, на регионах же Дальнего Востока, думаю, возможное присоединение не отразится.

Андрей Плутенко, заместитель председателя правительства Амурской области:

– Я не размышлял над этой проблемой, услышал в первый раз. Чтобы высказаться по этому вопросу, надо очень серьезно подумать. Пока не вижу оснований для объединения.

Дмитрий Болотин, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России и специальных исторических дисциплин БГПУ, председатель Амурского отделения Российского исторического общества:

– При советской власти, до 90-го года, когда население Дальнего Востока насчитывало 7 миллионов человек, Якутия не входила в число дальневосточных регионов, не считалась частью Дальнего Востока. Когда создали федеральные округа, посмотрели, что населения мало, в ДФО включили Якутию. Сейчас с Якутией на Дальнем Востоке, насколько помню, около 6 миллионов человек – это мало, и количество населения уменьшается. Решение включить Забайкальский край в ДФО призвано в какой-то мере увеличить количество населения на Дальнем Востоке. Территории у нас и так хватает, а вот населения очень мало. Территория Амурской области лишь ненамного меньше, чем территория целой страны – Японии. Плотность населения у нас намного ниже, чем у них. И, может быть, разговоры об объединении вызваны желанием хотя бы формально увеличить население.

Я думаю, что возможное объединение Забайкалья и ДФО ничему не повредит, но ничего и не улучшит. Это никак не отразится на людях. Народ это просто не ощутит. Это решение не улучшит экономику. Административные границы Амурской области в течение ХХ века менялись без сколько-нибудь заметного влияния на жизнь обычных людей. На жизнь людей влияет эффективная экономика. А у нас отток населения продолжает увеличиваться – это не секрет. Гектары не помогают.

Просмотров всего: 4269

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: